МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Детей забирают органы опеки: Юристы рассказали, за что органы опеки могут отобрать ребенка

Юристы рассказали, за что органы опеки могут отобрать ребенка

У жительницы Сергиева Посада 14-летнюю дочь увезли из школы в детский дом — поводом для изъятия ребенка из семьи послужило селфи несовершеннолетней, сообщает RT.

По словам матери девочки, ее дочь сделала фотографию в ванной и отправила снимок однокласснику. На нем она полностью укутана в полотенце. Юноша выложил снимок в соцсеть. Классный руководитель увидела его и сочла слишком откровенным — и рассказала о кадре органам опеки.

«Я заехала за дочерью в школу, ничего не подозревая, и тут мне говорят, что дочь увезли. У меня сразу земля из-под ног ушла, невозможно описать, что я испытала. Мне говорят, что дочь в приюте, встретиться не дали», — пояснила телеканалу женщина.

Девочку удалось вернуть в семью неделю спустя. Сейчас жительница Подмосковья настаивает на наказании лиц, ответственных за изъятие ее дочери.

Органы опеки не могли забрать ребенка в этой ситуации, усомнилась в беседе с «Газетой.

Ru» зампред комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, материнства и детства Юлия Зимова.

«Странная история, поскольку детей забирают только тогда, когда на это есть основания, то есть при непосредственной угрозе жизни и здоровью. То есть органы опеки обычно включаются в последний момент. Только в критический момент, когда есть угроза жизни или здоровью ребенка — чтобы его спасти, его могут изъять», — подчеркнула она.

С ней соглашается управляющий партнер юридической фирмы «ГК ЛИГАЛ» Кирилл Гавриличев. Забрав ребенка, сотрудники органов опеки обязаны сообщить об этом в полицию, а также в течение недели выйти с иском в суд о лишении или ограничении родительских прав — в этом случае речи о возвращении ребенка в кратчайшие сроки без решения суда не идет.

«На практике органы опеки не часто прибегают к отобранию детей, ведь в суде им приходится доказывать наличие угрозы жизни и здоровью ребенка. Однако, как и в истории в Сергиевом Посаде, иногда органы опеки по инициативе учителя изымают ребенка из семьи, ибо учителю показалось что-то неприемлемое», — отметил юрист.

Оснований для изъятия ребенка из семьи всего несколько, пояснила адвокат, председатель Ростовской областной коллегии адвокатов «Паритет» Надежда Швырева.

«Это стойкая алкогольная или наркотическая зависимость родителей малыша; совершение родителями насильственных действий в отношении ребенка: побои, жестокое обращение, насильственные действия сексуального характера», — рассказала она «Газете.Ru».

Сотрудники органов опеки приходят с проверкой в дом, где проживают несовершеннолетние, если они получили сообщение об угрозе для жизни и здоровья детей, после чего они должны составить акт изъятия и только потом забрать ребенка.

Несмотря на это опека иногда превышает свои полномочия при изъятии детей, подчеркнула Швырева. «В моей практике была ситуация, когда в садике малыш пошутил, что его за ухо укусила мама, и троих детей изъяли из семьи. А еще воспитатель перепутала ушные капли красного цвета с кровью. В итоге дети провели 3 месяца вне дома», — поделилась Швырева.

«В нашей практике был случай, когда к нам на консультацию обратилась школьная учительница, которая хотела лишить родительских прав родителей ребенка, который, по ее мнению, обижал других детей — опека регулярно проверяла эту семью и чуть не забрала. Изъятие ребенка за его недостойное поведение, из-за конфликтов в семье — это явление редкое», — уточнил Гавриличев.

Если сотрудники соцслужб забирают ребенка, а затем выясняется, что сделано это было неправомерно, то им грозит серьезная ответственность, вплоть до уголовной, добавила член ОП.

«Опека будет крайняя всегда. Забрала ребенка — виновата, не забрала ребенка — аналогично. Это такой бич органов опеки. Надо понимать, что специалисты в основном боятся принимать какие-то резкие действия, потому что они потом могут понести ответственность по статье о халатности, — отметила она.

Если родители все же столкнулись с незаконным отобранием, им следует незамедлительно обратиться в прокуратуру. «Рекомендации родителям: не молчать, писать жалобу в прокуратуру, в вышестоящий орган опеки и в суд. И не сидеть и не ждать у моря погоды», — заключила Швырева.

Органы опеки забрали ребенка — что делать? Изъятие детей из семья

В настоящее время в российском обществе, в том числе в его православной части, ведется широкая дискуссия о перспективе введения в Российской Федерации ювенальной юстиции. При этом далеко не все участники дискуссии имеют хотя бы примерное представление о том, что же такое ювенальная юстиция, и ориентируются исключительно на гуляющие на просторах Интернета невесть откуда взявшиеся списки «причин для отобрания детей». Давайте попробуем разобраться!

Если внимательно ознакомиться с пакетом законопроектов по данному вопросу, можно убедиться, что нигде ни «отказ от прививок», ни «непосещение молочной кухни» не фигурируют.

На самом деле ювенальная юстиция подразумевает создание системы специальных судов, в которых будут заседать специально подготовленные по курсу детской психологии судьи.

Предполагается, что эти судьи разбирать дела с участием несовершеннолетних, как преступивших закон, так и наоборот, ставших жертвами преступлений, в том числе жестокого обращения со стороны родственников.

В то же время к проблемам изъятия детей из семьи пресловутая ювенальная юстиция имеет весьма опосредованное отношение: весь необходимый юридический инструментарий для этого уже содержится в российском законодательстве.

Я не случайно употребила слово «необходимый». В ряде случаев, как это ни прискорбно, отобрание детей у родителей является действительно необходимой мерой. Деятельность сотрудников органов опеки и попечительства (далее мы будем называть эти органы «опекой»), с которой, наверное, не понаслышке знакомы многие православные семьи – в силу развитых в православной среде традиций многодетности и усыновления, ‑ спасла жизнь не одному ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию.

К сожалению, не все родители выполняют возложенные на них Богом, обществом и государством родительские обязанности должным образом, не все заботятся о здоровье, физическом, психическом, духовном развитии своих детей. Именно поэтому статья 77 Семейного кодекса Российской Федерации предоставляет органам опеки и попечительства право при непосредственной угрозе жизни или здоровью ребёнка отбирать его у родителей.

Теоретически представители опеки могут прийти с проверкой в любую семью, в отношении которой поступил «сигнал» от врача, из образовательного учреждения или от соседей, ‑ с тем, чтобы убедиться, что с ребенком всё в порядке.

Чтобы избежать большей части сигналов, следует просто-напросто не пренебрегать соблюдением установленных законом процедур: не стоит уходить из роддома без выписки (всегда можно получить выписку «под расписку»), а также игнорировать необходимость сделать прививки (вместо написания отказа от них), затягивать посещение детской поликлиники и получение свидетельства о рождении.

Взгляните на эти ситуации глазами сотрудников опеки – и Вы поймете проявленный в такой ситуации интерес к семье. Например, если беременная не наблюдалась в женской консультации, родила дома, а потом не стала торопиться с регистрацией ребенка – это может равновероятно означать как то, что она придерживается теории естественного родительства, так и то, что женщина пропустила сроки для аборта и желает избавиться от ребенка после его рождения. «Молчаливый» отказ от прививок может свидетельствовать не об осознанной позиции, а о банальном разгильдяйстве.

Поэтому правило номер один: не давайте органам опеки лишних поводов приходить в ваш дом. Если Ваш ребенок занимается в секции карате или бокса – это должны знать школьные учителя; если Вы пользуетесь услугами платного педиатра – поставьте об этом в известность заведующего детской поликлиникой.

Если же все же визит произошел, его, опять же, не следует воспринимать его в штыки, как вмешательство в частную жизнь. Но не стоит и вести себя безропотно, если по отношению к вам опека ведет себя не совсем корректно и предубежденно.

Запомните, что в соответствии со статьей 25 Конституции Российской Федерации жилище является неприкосновенным. Против воли проживающих в помещении лиц доступ туда осуществляется только либо по решению суда либо в случаях, установленных законом. Единственный установленный законом случай, применимый к подобным ситуациям, – это право сотрудников полиции (но не опеки!) входить, в соответствии с пунктом 3 статьи 15 Закона о полиции, в жилые помещения при наличии достаточных данных, что там совершено или совершается преступление (например, ребенок громко и надрывно кричит, просит о помощи).

В любом случае родители имеют право выяснить у полицейских, какие именно основания для таких предположений у них имеются.

Таким образом, вопрос о том, пускать ли сотрудников опеки в квартиру, остаётся на усмотрение родителей.

Перед тем, как пустить сотрудников опеки в квартиру, стоит убедиться, что перед вами действительно они (это, на самом деле, универсальная рекомендация). Не надо стесняться проверить у пришедших документы (удостоверение и паспорт) – ведь, в конце концов, именно Вы отвечаете за безопасность своего малыша, и Вы должны быть уверены, что впускаете в квартиру именно представителей опеки, а не мошенников. Не лишним будет записать фамилию, имя, отчество пришедших к вам лиц, чтобы потом не вспоминать мучительно, с кем же именно Вы общались. Можно также перезвонить в орган опеки по телефону, заранее выписанному из справочника, и уточнить, работают ли там указанные люди, и направлялись ли они с проверкой на Ваш адрес. Возможно, Вы будете испытывать определенное чувство неловкости, но иногда лучше чувствовать себя неловко, чем стать жертвой преступления.

В ходе визита исходите из элементарных правил:

  1. У ребенка есть режим дня, и визит сотрудников опеки – это не повод его нарушать. То есть если ребенок спит – совсем не обязательно его будить.
  2. Если в Вашей квартире принято разуваться, мыть руки – то и сотрудники опеки должны это сделать. Следует вежливо, но твердо попросить их об этом. Помимо чисто практического, это еще и психологический момент: в большинстве случаев человек без обуви тут же теряет «начальственный» тон. В случае отказа разуться – не стесняйтесь выставить визитёров за дверь.
  3. Все находящиеся в Вашей квартире люди должны быть в поле Вашего зрения одновременно. Например, если кто-то отказался разуться под предлогом «я постою в прихожей» ‑ попросите его покинуть квартиру и заприте за ним дверь, продолжив для остальных «экскурсию» по квартире. Попытки «разделиться, чтоб побыстрее осмотреть квартиру» следует немедленно пресекать: «Пожалуйста, следуйте за мной», «Я Вас в ту комнату пройти не приглашала», «Я вам всё покажу, но, пожалуйста, в моём присутствии».
  4. Настройтесь на то, что хозяева в квартире по-прежнему Вы, и Вы не совершили ничего такого, что бы дало посторонним людям право самостоятельно заглядывать в Ваш холодильник или ящик для нижнего белья.
  5. Любые отмеченные сотрудниками опеки «странности», например, отсутствие детской коляски по причине использования слинга, следует пояснить и настаивать на фиксации этих пояснений в акте осмотра (об этом подробнее ниже).
  6. Будет хорошо, если осмотр квартиры будет производится при свидетелях, например, можно пригласить присутствовать соседей. При наличии возможности постарайтесь записать весь визит на видео или диктофон.
  7. По окончании визита комиссии настаивайте, чтобы так называемый «Акт об осмотре жилого помещения» был составлен тут же, при вас, в двух экземплярах, и каждый экземпляр был подписан вами и членами комиссии. В нём не должно быть «пустого пространства», прочёркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание на то, что Вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра, это разные документы.

Если опека желает, чтобы вашего малыша осмотрел врач – помните, что Вы имеете право ехать с ребёнком в одной машине «Скорой помощи», присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.

Любые разногласия с опекой (опека пришла в неудобное для Вас время, например, когда ребенок спит; Вам пришлось отказать в посещении квартиры по причине того, что пришедшие отказались разуваться) лучше решать в письменном виде. Сразу по окончании визита напишите соответствующее заявление («После 22-00 мой ребенок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня. Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время» или «Прошу сотрудников опеки в случае визита в мою квартиру с проверкой иметь при себе сменную обувь»), снимите с него копию и отнесите в опеку, получив на копии отметку о приёме. Если вдруг такое заявление откажутся принимать – его можно направить по почте ценным заказным письмом с уведомлением о вручении с описью вложения.

И самое важное. Отобрать, то есть «изъять ребёнка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. И при отсутствии этого акта никто не имеет права прикасаться к Вашему ребенку.

В случае, если по какой-то причине проверяющие вошли в квартиру без вашего согласия, не реагируют на просьбы или пытаются забрать ребёнка силой без соответствующих документов – не стесняйтесь звонить по телефону 02 с сообщением, что неизвестные против вашей воли ворвались к вам в квартиру и забирают ваше дитя. Приехав, полиция убедится, конечно, что это сотрудники опеки, однако настаивайте на том, что Вы их пройти в квартиру не приглашали и необходимые документы у них отсутствуют. Настаивайте на том, чтобы сотрудники полиции помогли Вам защитить Ваши законные права.

От редакции: В свете последних изъятий детей на улице, советуем всем родителям обязательно иметь при себе паспорт и копию свидетельства о рождении ребенка!

 

Материнская плата: как детей будут спасать от родителей | Статьи

Член комитета Совфеда по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина сообщила, что готовит поправки в Семейный кодекс, которые вводят дополнительные меры защиты детей. Они коснутся, в частности, процедуры изъятия детей из семьи — если раньше сразу за этим следовал иск в суд о лишении родительских прав, то теперь будет возможно предварительное разбирательство. Кроме того, поменяются основания, по которым можно отобрать ребенка. «Известия» разбирались вместе с экспертами, станут ли новые правила благом для детей.

Какие поправки хотят внести в Семейный кодекс

Елена Мизулина сообщила, что изменения в Семейный кодекс планируется вносить в 2021 году или в начале 2022 года. Один из главных пунктов концепции заключается в том, что ребенка можно будет забирать из семьи не только для того, чтобы затем выйти в суд с заявлением о лишении родительских прав, а в качестве временной меры, и отправлять не в реабилитационный центр, а к бабушкам, дедушкам или другим родственникам.

Еще одно предложение поменять основания для отобрания ребенка. Грязь в квартире, пустой холодильник больше не будут причиной, по которой можно выйти в суд с иском о лишении родительских прав.

Мизулина также заявила о необходимости введения принципа «презумпции добросовестности осуществления родительских прав».

— Семейный кодекс объявляет, что все родители изначально добросовестно осуществляют свои обязанности по воспитанию детей, если иное не будет установлено вступившим в законную силу решением, — сказала она. — Сейчас наоборот. Бремя доказывания родительской недобросовестности будет лежать на органах опеки, прокуроре или другом родителе.

Фото: ТАСС/Александр Колбасов

«Известиям» Мизулина пояснила, что «отпадет угроза принудительного изъятия ребенка из семьи и превращение его в сироту».

Ребенку будет максимально обеспечиваться сохранение окружения добросовестных, добропорядочных родственников либо близких ему людей, которые могут обеспечить ему временную защиту, пока не выяснится, что же на самом деле произошло и есть ли тут какая-то вина родителей, — сказала она. — Всё это уже будет за рамками действий, связанных с обеспечением защиты и безопасности ребенка. Чего сейчас, к сожалению, нет.

Одновременно, пояснила она, органы опеки и попечительства будут освобождены от несвойственных им полицейских функций.

— Органы опеки и попечительства получат возможность заниматься тем, для чего они создавались: они должны установить, на самом ли деле отсутствует родительское попечение, признать ребенка оставшимся без попечения и устроить его как можно быстрее, — заявила Мизулина. — Сейчас в рамках отобрания ребенка они без согласия входят в жилище, проводят фактически обыск, осмотр, ищут доказательства виновности родителей. Но это не их полномочия, они должны помогать и защищать детей, а не обеспечивать контроль за родительскими семьями.

Что думают эксперты о реформе Семейного кодекса

В общей сложности в концепции содержится 70 законодательных предложений по изменению Семейного кодекса, которые касаются не только мер защиты ребенка. Директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства, эксперт ОНФ Александра Марова замечает, что проблема назрела давно, однако раньше были не самые удачные законодательные инициативы.

— В целом концепция поправок Мизулиной мне нравится и нравится гораздо больше, чем то, что было предложено раньше, — сказала она «Известиям».

Руководитель программы «Семья и дети» Фонда Тимченко Эльвира Гарифулина замечает, что уже несколько лет обсуждаются разные концепции изменения Семейного кодекса. Это касалось даже порядка реформирования: предлагалось, в частности, не точечно вносить изменения, а сразу создать один законопроект по всей проблематике, чтобы собрать всё, касающееся детей, в одном документе.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Такие прецеденты есть — в той же Шотландии, где в одном документе собрали все основные моменты, регулирующие деятельность в отношении ребенка, — сказала она «Известиям». — Другое дело, что поменять постепенно более реалистично. Однако в будущем желательно прийти к тому, чтобы не было нескольких параллельных документов, которые могут говорить совершенно противоположное друг другу.

Сейчас нестыковки встречаются очень часто: например, в 481-м постановлении правительства РФ «О деятельности организаций для детей-сирот…» говорится о том, что нужно учитывать мнение ребенка, спрашивать его позицию, но по 44-ФЗ — закону о закупках — детские дома вынуждены всё закупать большими партиями: и одежду, и какие-то вещи, не спрашивая о желаниях детей.

— Такие нестыковки можно сразу из законодательства отлавливать, оперативно их менять и постепенно идти к тому, чтобы формировать понятное, доступное всем законодательство, которое не разобщено, а ориентирует все ведомства на одну цель, — сказала Гарифулина.

Как будут изымать детей из семьи

Марова отмечает, что ст. 77 Семейного кодекса, где прописан порядок отобрания ребенка, несовершенна. По ее словам, отобрание ребенка — это крайняя мера, это признает и законодательство, и судебная система. Возможно это только когда есть реальная угроза его жизни и здоровью, однако применяют это условие далеко не всегда правильно.

— Чтобы правильно это сделать, сейчас по этой 77-й статье орган опеки должен сначала, по идее, прийти к главе муниципалитета или главе профильного ведомства и взять на это добро — поставить подпись под актом, — объясняет Марова. — Получается, что, если утрировать, сейчас сотрудник опеки, видя, как ребенка убивают, просит: «Подождите, я сейчас принесу акт, отберу у вас ребенка, будьте добры, не убивайте его в ближайшие несколько часов».

Поправки должны обеспечить быстрое решение по поводу отобрания ребенка в случае реальной угрозы — без задействования бюрократического аппарата. При этом помещают ребенка на время разбирательств не в реабилитационный центр или больницу, где он мог провести очень долгое время, а к родственникам.

— Мы были за то, чтобы статью модернизировать: если ребенку угрожает опасность, то отобрание может происходить незамедлительно, но с заверением в суде, — говорит Марова. — По аналогии с ситуацией с задержанием какого-либо человека: его могут задержать, но арест подтверждается в суде.

Второй недостаток нынешнего порядка, отмечает она, заключается в том, что орган опеки после отобрания ребенка в трехдневный срок должен выйти в суд с иском о лишении родительских прав — и никаких других механизмов не предполагается.

— Если органы опеки применили эту статью неправомерно, а это бывает из-за неграмотности сотрудников, то пути назад нет — надо подавать иск, — объясняет Марова. — Но, возможно, с семьей надо просто поработать, чтобы вернуть туда ребенка, однако этой опции в статье не предусмотрено.

Фото: РИА Новости/Наталья Селиверстова

Мизулина пояснила «Известиям», что в предложенной ей концепции предлагаются временные меры защиты, применяемые, когда родители отсутствуют или неизвестны причины их отсутствия.

— Предлагается применять устройство ребенка под временную защиту родственников или фактических воспитателей, которым может быть, например, крестная — если имеются сведения о них, — сказала сенатор. — В таких ситуациях те, кто обнаружил детей (скорая помощь, МЧС, органы опеки и т.д.), обязаны передать их родственникам под временную защиту или фактическому воспитателю. Если же сведения о близких родственниках ребенка отсутствуют, тогда ребенок временно размещается в организации социального обслуживания. Тогда родственник может в следующие дни обратиться в центр соцобслуживания, чтобы ему передали ребенка.

Она отметила, что таких ситуаций может быть очень много, и их перечень предлагается закрепить в законе.

Также предлагается ввести меры, когда семья может самостоятельно подать заявление в органы опеки о назначении опекуна-попечителя ребенку, если родитель не может временно исполнять свои обязанности. При этом процесс лишения родительских прав не запускается. Уважительные причины также будут перечислены в законе.

— Суть такого комплекса дифференцированных мер — обеспечить ребенку защиту, какое бы обстоятельство экстренное или не экстренное ни возникло, — говорит Мизулина. — Сейчас же ребенка лишают родителей бесповоротно независимо от обстоятельств, в которых всё это происходит.

За что будут отбирать детей

Предложенная Мизулиной концепция предполагает исключение из списка возможных поводов для отобрания ребенка условия жизни — пустые холодильники и отсутствие игрушек.

Сотрудники полиции обязаны, если в жилище есть люди, сначала проинформировать о том, в связи с чем они пришли, — пояснила Мизулина. — И теперь никакого обследования условий жизни, сбора доказательной базы виновности родителей они не вправе будут осуществлять.

Она подчеркивает право родителей на «презумпцию добросовестности осуществления родительских прав».

Фото: ТАСС/Евгений Епанчинцев

Однако, как подчеркнула в разговоре с «Известиям» президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, с подходом, который предлагает Мизулина, нужно будет четко прописать в законодательстве все основания, по которым можно отбирать ребенка. И тут могут возникнуть сложности, так как все основания прописать невозможно. На этом сходятся все эксперты.

— Получается, что предлагаемые поправки, насколько можно судить, направлены на сужение пределов усмотрения органов опеки, на защиту семей от вмешательства до того момента, пока родители не будут привлечены к уголовной ответственности, — пояснил «Известиям» юрист правовой группы региональной благотворительной общественной организации «Центр лечебной педагогики» Павел Кантор. — Подобные предложения ранее вносились и получили отрицательные заключения профильных ведомств и экспертного сообщества. Причина вполне понятна — к сожалению, интересы детей часто требуют вмешательства, когда преступные действия не совершились или пока не совершились. Иначе может быть слишком поздно.

Он подчеркивает, что невозможно формально описать все возможные причины и поводы для вмешательства в семьи, соответственно, у органов опеки или иных государственных органов должны быть широкие пределы усмотрения, что в то же время неизбежно влечет за собой риски злоупотреблений.

Однако какие-то вещи в нормативных актах прописать можно, говорят эксперты.

— Все основания прописать невозможно, — соглашается Александра Марова. — Но должен быть инструмент, позволяющий оценить риски и безопасность ребенка. Мы внедряли такой инструмент в ряде регионов, он хорошо применяется. Там есть ряд критериев и описание того, как их оценивать. Например, в случае, когда ребенок совсем маленький, — это один уровень риска, когда подросток, — другой, и так далее.

Эльвира Гарифулина считает, что методические рекомендации, закрепленные законодательством, помогли бы в этой ситуации. Однако учитывать по ним надо не уровень загрязнения в квартире, а привязанность между ребенком и родителям, насколько ребенку комфортно, уделяют ли ему внимание.

— От внешней атрибутики мы таким образом уйдем в содержательную плоскость, на что мы можем опираться, чтобы усилить сильные стороны семьи, а не смотреть только на слабые, — говорит она. — Вот это в законодательстве пока недостаточно проработано. В том числе в предложенном Мизулиной законодательстве.

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

По словам Гарифулиной, без отсутствия четких методических указаний, по которым можно было бы работать, специалистам трудно ориентироваться — в этом смысле законодательство должно помогать принимать грамотные решения.

— У нас же стали бояться принимать решения относительно ситуации с ребенком, потому что «всё равно влетит — уж лучше ничего не делать», — говорит она.

Сам процесс отобрания — это очень жестокая процедура для ребенка, и важно, чтобы применялись правильные инструменты, считает Гарифулина.

— У нас эта процедура становится очень формальной, — говорит она. — И даже в полиции должны быть люди, которые обязательно профессионально должны повышать квалификацию по этим тонким моментам: как правильно себя вести с ребенком, что ему говорить в такие моменты. Уходят в крайность — сюсюкаются, придумывают сказки, но не объясняют, куда ребенка ведут.

Как преобразовать органы опеки

Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан, председатель Национального родительского комитета Ирина Волынец замечает, что чем больше будет прописано в подобных регламентах, тем лучше, однако никто не отменял непредвиденные обстоятельства — и здесь важно говорить о профессионализме сотрудников органов опеки.

— Не случайно появлялись предложения, что надо вообще ликвидировать все органы опеки, — вспоминает она. — Потому что есть случаи, когда органы опеки действуют ненадлежащим образом, например, превышают свои полномочия и забирают детей у нормальных родителей, а из асоциальных — нет. Но на тщательное разбирательство у сотрудников опеки не хватает сил и времени, а у кого-то и желания, — зарплата маленькая, средняя продолжительность работы одного сотрудника опеки около года.

По словам Волынец, подготовкой сотрудников для органов опеки занимаются мало. По ее мнению, нужно создавать министерство по делам семьи и демографической политики еще и для решения этой задачи: оно бы могло заниматься подготовкой сотрудников, отбором кадров, подходящих для этой работы, вопросами повышения их зарплаты.

Павел Кантор замечает, что именно реформирование органов опеки, а не законодательства, поможет исправить «ненормальности» в этом вопросе.

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

— Необходимо приближение органов опеки и попечительства к местному сообществу, привлечение к их работе общественных, религиозных и тому подобных организаций, придание прозрачности их деятельности, улучшение их кадровой и материально-технической базы, — говорит он. — В настоящий момент решение об изъятии ребенка часто принимается просто потому, что у органов опеки нет ресурсов и возможностей для других вариантов решения проблемы.

Второй путь решения проблем, по словам Кантора, это улучшение профилактической работы с семьями, что тоже сводится к проблеме ресурсов.

— Если бы семьи в трудной ситуации получали необходимую поддержку и помощь на более ранних этапах, их проблемы не доходили бы до такой остроты, — говорит он. — В этой связи хотелось бы обратиться к опыту патронатного воспитания, от которого отказались некоторое время назад. Система патроната предполагает взаимодействие уполномоченной государственной службы, кровной семьи и профессиональных патронатных воспитателей. Это взаимодействие возможно в разных форматах и может предотвратить разрыв детско-родительских отношений и одновременно защитить интересы ребенка и обеспечить его безопасность. Возможно, следует вернуться к этой модели.

Гарифулина также замечает, что лучше, если ребенка на время будут помещать в комфортную ситуацию. По концепции Мизулиной речь здесь идет о близких родственникам, а если их нет — то о каком-либо социальном центре. Однако Гарифулина предлагает также развивать институт гостевой семьи — это подготовленные семьи, которые просто «возьмут его в гости», пока идет работа с родителями.

Она отмечает, что нельзя придерживаться правила «Не лезь в семью», когда есть реальная угроза ребенку. Однако речь должна идти о том, что семье нужно помочь.

Кроме законодательства важно развивать культуру обращения за помощью и культуру сигналов о помощи, которые позволяют обратить внимание на семью, — говорит она. — Не так, чтобы полиция пришла или позвали в комиссию по делам несовершеннолетних и погрозили пальцем, а когда специалисты разного типа — медиаторы, психологи, юристы, соцработники — подключаются и помогают разрешить ситуацию.

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

Ирина Волынец рассказала о том, что в Татарстане есть практика межведомственного взаимодействия по каждой семье, которая попадает в социально опасное положение (СОП). По каждой из них составляется индивидуальный план реабилитации, в котором задействованы абсолютно все службы: органы образования, здравоохранения, культуры. На протяжении года с семьей работают, и только по истечении этого срока, если лучше ситуация не стала, встает вопрос о лишении родительских прав.

— Результаты у нас действительно хорошие, — говорит Волынец. — Спасти семью удается не в 100% случаев, но когда ведомства вместе работают с родителями, многие проблемы удается решить.

«В доме не убрано, тараканы, но ребенка любят».

За что опека может изъять детей из семьи

В Кировской области органы опеки изъяли у матери-одиночки ребенка после заявления школьной администрации: мальчик пожаловался, что его шлепали ладонью и били ремнем. В России это не первый случай — ведомство вправе отобрать ребенка у родителей в случае угрозы его жизни и здоровью.

Почему опека чаще изымает детей, чем помогает семьям, реагируют ли ее сотрудники на анонимные жалобы и как проходят выездные проверки, «Правмиру» рассказал юрист фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Павел Денисов.

— В каких случаях опека может изъять ребенка из семьи?

— Согласно 77-й статье Семейного кодекса, орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей или у других лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью. Специалисты органов опеки сами определяют, есть ли эта угроза, насколько она реалистична.

Но при этом не существует прописанных процедур — как проводить эту оценку. А оценку проводят не специалисты, которые могут разобраться в детско-родительских отношениях, нет процедуры расследования, нет времени на то, чтобы разобраться в ситуации серьезно. А главное, нет специальной подготовки тех, кто приходит в семью. Поэтому по сути это субъективная оценка конкретными людьми. И эта задача в каждом конкретном случае решается по-разному.

Здесь многое зависит от того, насколько давно семья находится в поле зрения органов опеки и попечительства. Также имеет значение степень тревожности сотрудников ведомства. Есть конкретные органы опеки, которые готовы при любом первичном сигнале осуществлять изъятие, полагая, что делают это в интересах ребенка.

Нужно изменить подход к отобранию — это должно стать крайней мерой. Требуются инструменты оценки ситуации как опасной. Если она действительно такова, то необходима возможность перемещать ребенка экстренно к родственникам и знакомым, а не в детский дом.

— Выходит, в разных регионах ситуация может отличаться?

— Я бы даже сказал — не в разных регионах, а зачастую в разных районах одного города она может отличаться. Многое зависит от специалистов, которые там работают. Некоторые очень трепетно относятся к семье и по минимуму изымают детей, другие же при любом случае, кажущемся опасным, принимают такое решение. Здесь единого подхода не существует. Нужно прописать критерии, по каждому из них — варианты, как может развиваться ситуация. Пока этого нет.

— На практике это порождает проблемы?

— Конечно. Возникают различные действия органов опеки при схожих ситуациях. Есть две семьи с близкими проблемами в отношениях с детьми. В одной опеке могут принять решение, что детей нужно изымать. В другой — организуют сопровождение семьи, помощь ей. И тогда дети остаются в семье.

Важно отметить, что существуют случаи, когда изъятие необходимо. Например, есть сексуальное насилие. Это понятное основание.

Но возникают и оценочные критерии. Например, отсутствие заботы или ухода, которые каждый специалист определяет по-своему. В некоторых случаях органы опеки, ссылаясь на это, могут забрать детей. В других — нет. Работа строится не на критериях и не в интересах ребенка, а на мнении частных лиц.

В итоге семьи, которым можно помочь, лишаются детей, хотя с помощью специалистов могли бы изменить ситуацию и сохранить детей.. Однако бывают ситуации, когда действительно помочь невозможно.

— Отсутствие ухода и отсутствие заботы — что это может быть?

— Например, в жилом помещении длительное время не убрано и есть тараканы. Но они завелись не потому, что в семье не любят детей — не заботятся о них, не кормят, не воспитывают. Это произошло, потому что семья не справляется с какими-то социальными задачами. Им нужно помочь. Например, есть член семьи с психическим расстройством: бабушка, которая приносит мусор с улицы, из-за этого в доме появились паразиты. Бабушка — член семьи, за ней ухаживают, поэтому из дома ее не выселишь.

Для такой семьи нужно организовать социальное сопровождение со стороны социальной защиты и других служб. К сожалению, проще объявить семью не заботящейся о детях. И это нередко происходит в связи с антисанитарией. Вместо помощи семье опека изымает детей. Потом их достаточно сложно вернуть назад.

— Государственные службы редко организуют сопровождение для семей?

— К сожалению, эта система пока не налажена. Ввиду дефектов нашего законодательства она не имеет однозначной нормативной базы. Возникает ситуация: «Мы бы сделали, но не знаем, что». У органов опеки нет ни оснований, ни ресурсов на эту работу. Нет специалистов, которые будут этим заниматься, а значит, и активности.

Социальная защита в этих ситуациях не обязана включаться, она может отреагировать, если семья сама обратится, но там нет сопровождения семей, это обычно отдельные виды услуг, не всегда адекватно отвечающих ситуации и потребностям семьи. Есть индивидуально-профилактическая работа, которую может назначить и провести комиссия по делам несовершеннолетних, но что это такое никому в целом не понятно.

Где-то КДН работают, как могут, с семьями, где-то подключается соцзащита, где-то нет ничего. Часто задачу берут на себя НКО, в том числе «Волонтеры в помощь детям-сиротам», которые закрывают бреши в государственной системе. К сожалению, не всем удается помочь. У НКО ресурсы ограничены, государство помогает не очень активно, а иногда даже мешает. Все семьи, нуждающиеся в поддержке, взять под попечительство отдельных НКО не получится. Тем более, они есть не во всех регионах страны.

— Если учитель или врач в детской поликлинике сообщит о проблемах ребенка в органы опеки, сотрудники обязаны приехать с проверкой?

—Да. Опека должна отреагировать на сигнал и проверить ситуацию в течение трех дней после поступления сведений о нарушении прав и интересов детей. Если ребенок серьезно пострадал, а особенно — если сам рассказал, что родители его бьют, органы опеки и попечительства могут изъять его из семьи тут же.

Год назад в Рязанской области в поселке Сапожок дети рассказали педагогу, что их бьют приемные родители.

Специалисты опеки забрали их прямо из школы, приемным родителям не вернули, пока не состоялись все проверки. В том числе — расследование уголовного дела, которое возбудили по данному факту.

И хотя проверка не нашла подтверждений побоям, а сами дети очень быстро поменяли показания и начали проситься домой, они все равно провели несколько месяцев в приюте.

— А если в опеку пожалуется просто человек с улицы, который хочет навредить?

— Если это анонимка, опека может ее и не проверять. Прямых оснований для проверки данных, поступающих анонимным образом, нет. Хотя анонимные заявления иногда тоже проверяют.

Но если это письмо от соседа, которое он подписал своим именем — такой сигнал проверить должны. Это источник, который можно идентифицировать. Такой же, как и учителя или врачи. Но поликлиника, школа и детсад как источники воспринимаются более серьезно, так как наблюдают ребенка ежедневно.

— Сотрудники опеки пришли в дом. Что именно они имеют право оценивать?

— Опека в ходе проверки составляет акт обследования условий жизни несовершеннолетнего гражданина и его семьи. Сотрудники опеки интересуются участием родителя в жизни и содержании ребенка, семейным окружением и составом семьи. Заполняют информацию про внешний вид ребенка, его социальную адаптацию.

Сотрудники осматривают жилище, его санитарно-гигиеническое состояние, условия жизни семьи и ребенка. Они обратят внимание на место, где ребенок живет — детский уголок, игровые зоны, рабочее место, если он учится. Опека смотрит на то, чтобы у ребенка были игрушки, канцелярские принадлежности, а также одежда — целая, чистая, комплектная, есть ли продукты в холодильнике.

Но надо понимать, что все это не говорит о том, насколько ребенку безопасно в семье и есть ли отношения привязанности между ним и родителями. В разных семьях по-разному устроен быт — возможно, вы покупаете еду на один день и тут же готовите ее или заказываете в ресторане.

Поэтому, мне кажется, сегодня эта процедура направлена на оценку внешних условий, которые могут не указывать на реальные проблемы. И хотя в акте указывается задача — оценить отношения между членами семьи или социальную адаптацию ребенка — реальных компетенций для оценки этого и достаточного времени у них нет. Поэтому органы опеки в рамках этого акта в основном смотрят на внешнее, и если у ребенка нет спального места, стола, игрушек, органы опеки обратят на это внимание.

К сожалению, единственным инструментом оценки сейчас является обследования условий жизни несовершеннолетнего гражданина и его семьи, который на самом деле может не показывать те проблемы, которые есть в семье. Потому что для реальной оценки нужно время и работа специалистов: психологов, специалистов по социальной работе.

— Как в этой ситуации правильно себя вести?

— Спокойно отвечать на вопросы, если возникают замечания, проговорить, почему эти проблемы возникли и как члены семьи планируют с ними справиться.

Предположим, в комнате не наклеены обои. Но семья говорит: «У папы через неделю отпуск, и мы планируем завершить ремонт».

Если у семьи есть сопровождение со стороны социальных служб или некоммерческих организаций, это нужно показать. Да, есть проблемы, с которыми семья не может справиться самостоятельно, но она работает над ними вместе со специалистами. И они могут подтвердить, что ситуация улучшается. Желательно, чтобы сотрудник одной из этих организаций присутствовал на проверке или предоставил опеке сведения в виде письма или характеристики.

— Если я постоянно вижу, как соседи поднимают руку на ребенка, или слышу за стеной его плач, куда мне обратиться за помощью?

— Надо понимать, что дети в принципе плачут, особенно маленькие, поэтому сам факт плача за стеной ни о чем не говорит. Если ребенок плачет, так что это вызывает у вас подозрения, что это не вопрос возрастных кризисов или обычного поведения младенца,можно для начала познакомиться с семьей и поговорить. Может людям нужна помощь, может они растят ребенка с особенностями развития или поведенческими особенностями.

Если у вас есть обоснованное подозрение на жестокое обращение с ребенком, например, вы были свидетелем избиений, то стоит обратиться одновременно в опеку и в полицию. В этих условиях ребенок может пострадать физически или погибнуть, поэтому действовать нужно немедленно.

Опеке хотят запретить без суда забирать детей из семьи

ФОТО: ГЕННАДИЙ МИХЕЕВ / ПГ

Забрать ребенка из семьи можно будет только при непосредственной угрозе его жизни или здоровью на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства. Законопроект об ограничении внесудебного порядка изъятия детей из семьи депутаты планируют рассмотреть в первом чтении на одном из ближайших пленарных заседаний Госдумы.

Законопроект, авторами которого выступили Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников и председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, предлагает установить, что вопрос отобрания ребёнка находится в компетенции суда. Гражданский процессуальный кодекс дополняется новой главой — об отобрании ребёнка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.

Проект предусматривает, чтобы такие дела рассматривались по заявлению органа опеки и попечительства или органа внутренних дел судом по месту фактического пребывания ребёнка. В закрытом судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства, органа внутренних дел и прокурора смогут участвовать также родители или иные лица, на попечении которых находится ребёнок. В заседании смогут участвовать и сам дети, если это возможно и необходимо, и прочие заинтересованные лица, например, родственники детей.

Рассмотрение вопроса об изъятии ребёнка предлагается сделать ускоренным. Заявление органа опеки или органа внутренних дел об отобрании суд должен будет, согласно проекту, рассмотреть в течение 24 часов с момента поступления заявления. При этом внесудебный порядок отобрания ребенка предлагается сохранить только в исключительных случаях — если есть риск наступления смерти ребенка в течение нескольких часов. Эту норму предлагается внести в Семейный Кодекс.

Поправками в Закон «О полиции» определяются полномочия органов внутренних дел по обращению в суд с заявлением об отобрании ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью.

Таким образом, законопроект позволит ограничить внесудебный порядок отобрания детей из семьи. Предлагаемые нормы направлены на обеспечение конституционных положений о защите семьи, создание условий для достойного воспитания детей в семье, отмечают авторы документа.

«Цель поправок — максимально ограничить внесудебный порядок изъятия детей из семьи, защитив интересы и ребенка, и его родителей, — ранее отметил спикер Госдумы Вячеслав Володин. В конце сентября законопроект поддержало правительство РФ при условии его доработки с учетом высказанных замечаний. Инициативу также поддержал думский комитет по госстроительству и законодательству и комитет по вопросам семьи, женщин и детей.

Также читайте о том, какие законы вступают в силу в апреле.

Двух девочек отобрали у россиянки после ухода пяти сестер в детдом: Общество: Россия: Lenta.ru

В Хабаровском крае силой забрали двух девочек у тети после ухода их пяти сестер в детдом

В Хабаровском крае сотрудники правоохранительных органов и опека силой изъяли двух девочек из семьи тети после ухода их пяти сестер в детский дом. Об этом в четверг, 14 октября, сообщает «Подъем» в своем Telegram-канале.

Инцидент произошел в среду, 13 октября, в городе Бикин. На кадрах, опубликованных в сети, видно, как девочки вырываются и кричат, чтобы их отпустили.

Материалы по теме:

Проблемы в семье начались после смерти матери от рака. Заботу о восьми детях взяла на себя их тетя. Администрация Бикинского муниципального района уточняет, что официально ей было отказано в опекунстве. Дети тем не менее некоторое время жили с ней.

В мае пять сестер ушли в местный детский дом: им не нравилось, как женщина распоряжается их финансами. Telegram-канал Amur Mash писал, что причина была в пенсии по потере кормильца, которую начали получать две средние девочки. Тетя требовала, чтобы на эти деньги они обеспечивали всю семью. Других детей — Сабрину, Милену и Султана — все устраивало, но суд вынес решение об их изъятии.

Когда опека приехала исполнять решение суда и попыталась посадить детей в машину, те «отреагировали неадекватно, набросились на сотрудника отдела опеки, били руками и ногами, выдирали волосы», говорится в официальном комментарии местной администрации. Там полагают, что женщина и ее супруг долго настраивали племянников против сотрудников системы служб профилактики.

Ранее член комитета Совфеда по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина представила пакет поправок к Семейному кодексу. Планируется, что с их помощью государство сможет лучше защищать детей. Одно из ключевых предложений по реформе — передача части функций органов опеки полиции. Эксперты считают, что это может привести к негативным последствиям и сделать родителей потенциальными преступниками.

Елена Альшанская рассказала, что сделать вместо законопроекта о порядке изъятия детей из семьи

Сегодня стало известно, что после волны общественного протеста законопроект Крашенинникова и Клишаса о порядке изъятия детей из семьи отозвали из Госдумы. Предложения обсудят с экспертным сообществом и доработают, сообщает РИА Новости. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская объясняет, какие изменения необходимо внести в законопроект. 

Уже очень давно у нас в обществе обсуждается, часто с диаметрально противоположных позиций, проблема, связанная с тем, как у нас выстроено законодательство по опеке и попечительству и как регулируется вопрос вмешательства государства в семью для защиты ребенка. С одной стороны, мы часто сталкиваемся с большим количеством статей о том, как ребенка изъяли без серьезных оснований из семьи, где были какие-то трудности, вместо того, чтобы оказать помощь. С другой стороны, мы читаем статьи об ужасных преступлениях в семье, когда детей избивают, когда они умирают от побоев, но никто не приходит на помощь, хотя соседи и школа уже много раз сообщали о жестоком обращении с ребенком в опеку и полицию.

Таких историй мы видим много. И получается, что система работает плохо в обе стороны: она не защищает ребенка, когда ему угрожает насилие, но забирает из семьи там, где люди столкнулись с трудностями и не причиняли сознательного вреда своему ребенку.

Вот например, недавний случай, с которым столкнулся фонд. Женщина из-за пандемии потеряла работу, возможность снимать жилье — и по сути она с двумя детьми осталась на улице. Она обратилась в органы опеки за помощью, и в результате они предложили ей разместить детей в учреждения — еще и в разные учреждения, потому что у детей была разница в возрасте — в качестве единственной помощи, которую они смогли для нее найти.

Другая история. Ребенок приходил в школу избитый отчимом, со следами избиений, постоянно об этом рассказывал одноклассникам. Школа обратилась в органы опеки, но так как отчим влиятельный, то история сошла на нет. И ребенок продолжил жить в семье и приходить со следами побоев.

Такие истории говорят только об одном: наша сегодняшняя система защиты прав детей и помощи семьям несовершенна. Но главное, что эти две задачи никак не связаны между собой.

Все эти проблемы давно существуют. Наш семейный кодекс и законы, регулирующие вопросы защиты прав детей, принимались в постсоветское время, когда было совершенно непонятно, как строить жизнь новой страны, и вызовы и проблемы были совсем другими. За это время семейный кодекс практически не менялся. И не менялось главное: не появилась полноценная индивидуальная помощь семье, которая не справляется с жизненными обстоятельствами. Именно индивидуальная, с возможностью разобраться, что и почему происходит и как можно найти из этого выход. И, с другой стороны, нет и не появилось никакой процедуры оценки сообщений о жестоком обращении и насилии. Также нет специальной вузовской подготовки специалистов и требований к компетенциям людей, работающих в случае оценки ситуации в семье, расследования случаев насилия. И, как я уже говорила, нет связки.

Если опека выходит в семью и видит, что там реально есть серьезные проблемы, она может только забрать или не забрать ребенка. Ни один документ не требует в этот момент подключить помощь семье, и ни одна организация не обязана это в такой ситуации делать.


Предлагаемый законопроект создает совершенно новую процедуру подтверждения отобрания через суд, но, к сожалению, не решает тех проблем, из-за которых назрел вопрос изменения этой процедуры.

Сегодня отобрать ребенка из семьи могут органы опеки, если им поступил сигнал. Они приходят с проверкой, и если им кажется, что есть какая-то угроза ребенку, они могут его забрать. Если они забирают ребенка, они должны в течение семи дней подать в суд документы об ограничении или лишении прав родителей. Причем им предлагается зайти в квартиру и тут же на глазок, определить, что есть угроза здоровью и жизни ребенка. Как они должны это определить — непонятно.

Например, соседи вызвали опеку и полицию из-за того, что в квартире происходит драка и внутри этой драки — маленький ребенок. Люди находятся в сильном алкогольном опьянении, они дерутся, что создает угрозу ребенку. Опека не может его не забрать. Дальше им за семь дней нужно собрать документы в суд о лишении или ограничении прав этих родителей. Но опека по сути ничего о них не знает. Если бы они стали разбираться, они бы выяснили, что в этой квартире с пьющими людьми проживала мама ребенка, не имевшая места жительства и средств к существованию. Она не участвовала ни в драке, ни в употреблении. Никто не разобрался в ситуации, но обязан подать в суд о лишении или ограничении прав. Во-первых, семи дней мало, даже чтобы познакомиться с людьми и понять, что у них за ситуация. А главное, почему нужно безвариантно лишать или ограничивать их права вместо того, чтобы, например, сначала разобраться в ситуации, потом уже принять решение, насколько тут вообще целесообразно говорить о лишении и ограничении. Сначала надо вообще-то попробовать помочь и дать семье шанс. Например, пока ребенок находится с родственниками или в социальном центре, договориться с родителями, что они проходят реабилитацию от зависимости, если речь идет о ней, или, как в описанном выше случае, помочь этой маме без крыши над головой и с низкой социальной адаптированностью временным жильем и социальным сопровождением. Это социальная работа, которую необходимо проводить, но в новом законопроекте снова нет для нее места. И мы снова видим тоже самое сохранившееся требование через 7 дней подать в суд на лишение или ограничение прав. Что изменилось? Суд принимает решение об изъятии ребенка в течение 24 часов, поэтому теперь дней всего не 7, а 8. Не очень-то большая разница…

При этом ребенка, скорее всего, после этого судебного решения об отобрании забирают в больницу или социальный приют, потому что новый законопроект, также как и старый закон, никого не обязывает разыскивать близких родственников или знакомых ребенку взрослых, чтобы прямо сразу, без проверок и ожиданий в несколько дней (такую возможность дает предварительная опека), перевести ребенка из опасной ситуации в самую безопасную — к близким ему и знакомым людям. Или рассмотреть вариант устройства в кризисный центр или безопасное место для ребенка с одним из родителей, если нет возможности сразу же завести дело и определить в СИЗО того, кто, к примеру, может являться источником опасности и угрозы.

Вернемся к истории с мамой. Органы опеки должны были разобраться, что она на самом деле находится в трезвом состоянии и у нее нет места жительства. После этого им стоило забрать эту маму в приют вместе с ребенком и дать им возможность какого-то временного проживания, а потом уже разбираться, как так вышло, что она оказалась в той квартире и как она осталась без жилья.

То есть семья оказывается в той же уязвимой ситуации, никто особо разбираться не будет, потому что не появилось никаких критериев, процедур, требований к внятному расследованию сигнала, то есть по-прежнему все на глазок. И все так же при отобрании опека ОБЯЗАНА подавать в суд за 7 дней на лишение и ограничение прав. Не появилось никаких требований сначала помогать, а потом уже наказывать. 

Что же у нас с защитой ребенка? Так как сразу теперь опека забрать ребенка не может, а только после решения суда, через 24 часа (она еще же должна успеть подготовить документы и подать их в суд), то в итоге получается, то сразу забрать ребенка из опасной ситуации нельзя.

Возникает очень странная коллизия. Суд должен признать угрозу жизни и здоровью реальной и непосредственной, чтобы принять решение, по которому через сутки опека вернется в семью и заберет ребенка. Но если эта угроза действительно была реальная и непосредственная, как опека и полиция (теперь они официально будут ходить парой) могли оставить там ребенка и уйти? Видимо, опасность все же не была такой уж серьезной и непосредственной. А если она не была серьезной и непосредственной, зачем ребенка отбирать через сутки? Может, его еще на одни оставить? Или на месяц? Или навсегда?

Так вот, понимая, что все-таки угрозы бывают реальные законодатель оставил лазейку для спасения ребенка. Но очень странную. Теперь органы опеки и полиции должны суметь на глазок не только определить угрозу, но и суметь спрогнозировать, что это «угроза смерти, которая может наступить в течение нескольких часов». То есть, если опека и полиция пришли в квартиру и определили, что ребенок может умереть в течение нескольких часов, они могут ребенка забрать без решения суда. Но это нереальная ситуация, потому что невозможно спрогнозировать смерть в течение нескольких часов, тем более людям без медицинского образования..

Например, ребенок в школе говорит, что дома к нему пристает отчим. Допустим, опека на это реагирует. Они приходят в семью, говорят с ребенком, который говорит, что он боится тут оставаться и боится отчима. Опека должна оставить там ребенка, подать в суд документы, если суд решит, что этих оснований достаточно, то через 24 часа его могут забрать. За эти 24 часа семья, если это была съемная квартира, может просто переехать. Уголовное дело не заведено, и нет запрета на передвижение. Второй момент: за 24 часа ребенка могут обработать так, что он начнет говорить: «Я все это придумал, чтобы меня не ругали за двойки. Я люблю папу».

Кстати, от изнасилования нельзя умереть. Значит, тут и вовсе невозможно сразу забрать. Так же как и побои: чтобы спрогнозировать смерть через несколько часов, это должен быть УЖЕ умирающий ребенок (да так, что это видно не медикам невооруженным взглядом). А если он просто искалечен, если его регулярно избивают? Он может стать инвалидом, но не умирает, значит, все нормально?

Получается, что для ситуаций опасных эта схема не работает, а для ситуаций неопасных она просто не нужна.

Предлагаемый законопроект не меняет систему, она остается прежней, но в нее добавили элемент суда. Сам по себе элемент суда хороший. Должна быть серьезная инстанция, которая внимательно изучает вопрос, которая позволяет родителям привести в суд адвоката и выступить со своими аргументами, заставля опеку более серьезно относится к решениям об отобрании. Но во всем мире подобная схема работает совершенно по-другому: суд подтверждает действия опеки.

Если социальная служба видит, что ребенок находится в небезопасных условиях, она не может уйти на сутки.


Нужно ребенка забрать и подать в суд заявление с описанием, в какой ситуации его забрали. После этого суд решает, что ребенку действительно грозила опасность, и было приняты верные меры, или же говорит, что социальная служба перестраховалась и ребенка нужно вернуть обратно.

И кстати, сегодня, отобраний опекой по 77 статье у нас крайне мало, единицы. И ровно потому, что после отобрания за 7 дней опека должна собирать документы на лишения или ограничение прав, а это сложно. И даже если они с семьей давно знакомы и в решении своем уверены, то все равно это маленький срок даже на один сбор документов. И на самом деле основной объем реальных отобраний маскируется либо под добровольное размещение родителями своего ребенка в приют, когда их заставляют подписать и забирают ребенка из дома. Или, что еще чаще, не опека, а полиция забирает ребенка по своему акту обнаружения безнадзорного (с родителями в квартире) несовершеннолетнего.

И я уверена перспектива подготовки в суд документов за несколько часов сделает эту процедуру еще более игнорируемой. И так и будет у нас детей отбирать полиция, якобы обнаруживая их безнадзорными дома с собственными родителями. Эту схему законопроект и вовсе не меняет.

Мы отправили свои замечания депутатам, авторам законопроекта. Я очень надеюсь, что они нас услышат — и наши замечания будут учтены.

Постоянство — стр. 4


Опека

Раздел 8 Пересмотренного Устава Аризоны обсуждает постоянную опеку над детьми. Ребенку может быть назначен опекун, если соблюдены все следующие правила и наличие постоянного опекуна отвечает интересам ребенка:

  • Ребенок признан ребенком-иждивенцем.
  • Ребенок находится под опекой потенциального постоянного опекуна не менее девяти месяцев.От этого может отказаться суд.
  • Подразделение или агентство, которое заботится о ребенке, предприняли разумные усилия для воссоединения ребенка и родителей. От этого можно отказаться, если родитель не желает или не может должным образом заботиться о ребенке.
  • Вероятность того, что ребенок будет усыновлен, мала, иначе прекращение родительских прав не будет в интересах ребенка.

Любой может быть рассмотрен для назначения постоянным опекуном, включая родственников и приемных родителей. Дети 14 лет и старше могут даже назначить кого-то, кого они хотят, в качестве своего опекуна. Суд уделит первоочередное внимание тому, кто наилучшим образом удовлетворит физические, умственные и эмоциональные потребности ребенка. Если ребенок имеет коренное американское происхождение, необходимо также соблюдать руководящие принципы, изложенные в Законе о благосостоянии индейских детей, чтобы обеспечить решение проблем племени.

Важно отметить, что постоянная опека не лишает родительских прав; это только отменяет законную опеку родителей над ребенком.Это также не влияет на права наследования ребенка от родителей. Суд может также добавить к опекунству положения, требующие посещения биологических родителей, братьев и сестер или других родственников в зависимости от того, что отвечает наилучшим интересам ребенка.

Постоянная опека может быть отозвана. Ребенок, один из родителей ребенка или любая сторона, участвовавшая в процессе об иждивении, может подать в суд ходатайство об отмене постоянной опеки. Для подачи такого ходатайства должно произойти существенное изменение обстоятельств зависимости.Это может включать в себя возможность и желание родителя должным образом заботиться о ребенке или постоянный опекун, который не может должным образом заботиться о ребенке. Независимо от обстоятельств, суд назначит опекуна для ребенка, пока ходатайство об аннулировании находится в суде. Опекунство будет аннулировано только в том случае, если есть четкие и убедительные доказательства того, что обстоятельства изменились и что аннулирование будет в наилучших интересах ребенка.

Обязанности опекуна

Обязанности постоянного опекуна аналогичны обязанностям родителя-опекуна.Опекун должен заботиться о ребенке, следить за тем, чтобы ребенок получал образование, и поддерживать развитие ребенка по мере его взросления. Это также означает присматривать за вещами ребенка и принимать активное участие в жизни ребенка. Объем обязанностей опекуна во многом зависит от того, что судья напишет в судебном постановлении о назначении опекуна. Обязанности могут несколько различаться, но пункты, представленные в этом параграфе, применимы к любому опекуну.

В зависимости от того, что указано в постановлении суда, опекуны также могут иметь право одобрять лечение своего ребенка.Это может включать другие формы профессионального ухода и специального образования. Опекун имеет право записать ребенка в школу и определить, где он будет проживать. Опекун может даже дать согласие на брак или усыновление ребенка. Объем некоторых из этих обязанностей может быть ограничен судьей, но суд вправе предоставить их.

Если ребенок совершает преступление, которое наносит ущерб имуществу или наносит вред человеку, опекун ребенка несет ответственность за причиненный ущерб.Закон Аризоны устанавливает лимит дополнительной ответственности в размере 10 000 долларов США за противоправное деяние. В случае магазинной кражи максимальная дополнительная ответственность составляет всего 100 долларов. Не имеет значения, если опекун не знал о том, что собирается делать ребенок, опекун все равно несет финансовую ответственность.

Субсидия опекуна

Опекуны также могут быть наделены полномочиями контролировать финансы ребенка и могут иметь право на разумную компенсацию за проживание, питание и одежду ребенка от биологических родителей или государства.Департамент экономической безопасности Аризоны (DES) учредил постоянную программу субсидируемой постоянной опеки. Есть несколько пунктов, которые опекун должен сделать, чтобы иметь право на получение этих субсидий.

Одной из задач является сначала подать заявку на получение всех пособий, которые ребенок может получить по другим программам штата и федеральным программам. Затем DES определит, какая субсидия является подходящей, и уменьшит эту сумму на сумму, полученную от других программ. DES будет проводить ежегодные проверки, чтобы определить, нужно ли изменить сумму субсидии и имеет ли опекун право на получение субсидии.

Постоянный опекун, получающий субсидию DES, должен сотрудничать с DES во время ежегодной проверки. Опекун также должен уведомить DES в письменной форме об изменении других федеральных льгот или пособий штата, переезде опекуна или других изменениях, которые могут привести к прекращению субсидии. Прекращение действия может быть связано с прекращением постоянной опеки, смертью ребенка, выездом из дома опекуна или достижением ребенком 18-летнего возраста. Субсидия может быть продлена до достижения ребенком 22-летнего возраста, если он не получил аттестата об окончании средней школы или сертификата эквивалентности. .

Опека над наследством (Раздел 14)

Раздел 14 в основном используется для назначения опекуна по завещанию человека. Он также может быть использован для назначения опекуна не состоящему в браке ребенку, если все родительские права опеки были прекращены или приостановлены в силу обстоятельств или по предварительному решению суда. Помимо знакомства с ребенком и изучения его потребностей, опекун, назначенный в соответствии с Разделом 14, также отслеживает любые активы ребенка. Опекун управляет этими активами, заботясь о любой поддержке или образовании, которые могут понадобиться ребенку.Затем лишние деньги откладываются или инвестируются на будущие нужды ребенка.

Любой человек может ходатайствовать перед судом о назначении опекуна для ребенка. Когда суд назначает дату слушания, заявитель должен направить уведомление ребенку, участвующему в деле, основному опекуну ребенка и любому живому родителю ребенка. Перед рассмотрением ходатайства необходимо представить суду доказательства направления уведомления. Суд все равно рассмотрит, что отвечает интересам ребенка, прежде чем определить, необходимо ли назначение опекуна.Ребенок в возрасте 14 лет и старше также может сообщить суду, хочет ли он или она иметь опекуна, и если да, то кого бы предпочли в качестве опекуна. Ребенок также может обратиться в суд с ходатайством об отстранении опекуна. Прежде чем отменять опекунство, суд примет во внимание то, что отвечает интересам ребенка.


>>  Перейти на страницу 5 >>

Опека над несовершеннолетним/недееспособным взрослым в случае смерти родителя-опекуна

Чтобы начать процесс опекунства после смерти родителя или совершеннолетнего опекуна, лицо, указанное в завещании в качестве предполагаемого опекуна, должно подать письменный запрос в суррогатную мать округа, обычно называемый «Ходатайством об опекунстве». В Нью-Джерси дела об опеке, возникающие в связи со смертью физического опекуна или биологического родителя подопечного, рассматриваются офисом суррогатной матери от имени Верховного суда. Несмотря на то, что умерший может иметь назначенного опекуна в своем завещании, это лицо не становится автоматически фактическим опекуном до тех пор, пока не будет подано заявление об опеке.

В моем упоминании термина «опекун» на этой странице имеется в виду лицо, указанное в завещании, имеющее физическую и юридическую опеку над несовершеннолетним ребенком (детьми) наследодателя/недееспособным членом семьи или другом в случае смерти этого лица.

При назначении опекуна суд придает существенное значение назначению опекуна, указанному в завещании (при условии, конечно, что существует завещание), но, как всегда, суд обязан определить, что лучше всего отвечает интересам опекуна. Ребенок/недееспособный взрослый. При вынесении «определения наилучших интересов» суд может поручить лицу провести оценку предполагаемого опекуна, которая обычно включает посещение на дому назначенным судом лицом, а также беседы с предполагаемым опекуном, другими членами семьи. членов и Ребенка/Взрослого, если они соответствуют возрасту и компетентности.Суд также может потребовать, чтобы родственники подопечного (подопечных) были уведомлены о ходатайстве об опекунстве или, возможно, распорядились о проведении дополнительного расследования и/или слушания.

Хотя судья имеет право назначить опекуна, отличного от того, которого требует умерший, суд чаще всего назначает опекунство в соответствии с завещанием. Впоследствии, после назначения, степень, в которой суд осуществляет надзор за опекой, сильно различается в зависимости от обстоятельств каждого отдельного дела, а также от законодательства штата.Во многих случаях после этого контакт с судом практически отсутствует.

Опека и попечительство над несовершеннолетними детьми и недееспособными взрослыми

Когда это необходимо?

Необходимость назначения опекуна для недееспособного ребенка (детей) и несовершеннолетнего (несовершеннолетних) необходима в различных контекстах. Уставы Нью-Джерси содержат множество контекстов. Законы штата Нью-Джерси содержат эти положения, некоторым из которых уделяется относительно мало внимания. Например, в соответствии с Законом об опеке штата Нью-Джерси (N.Дж.С.А. § 3B:12-67 и др.) родитель или опекун, страдающий хроническим заболеванием или смертельным исходом, может планировать уход за ребенком без лишения его/ее родительских прав. Аналогично, N.J.S.A. § 3B:12A-1 et seg., допускает «родственного законного опекуна», который является опекуном, желающим взять на себя заботу о ребенке из-за недееспособности родителей, пока родитель окончательно не выздоровеет.

Юрисдикция и местонахождение судов по делам, касающимся несовершеннолетних и недееспособных детей

В делах, связанных с назначением опекуна несовершеннолетнему или недееспособному ребенку, суррогатный суд округа, в котором проживает несовершеннолетний, обладает теми же полномочиями, что и Верховный суд.Если несовершеннолетний не является резидентом округа, в котором проживает предполагаемый опекун, то Суд округа, в котором проживает несовершеннолетний, имеет право назначить опекуна для несовершеннолетнего.

В иске о назначении опекуна умственно неполноценному Ребенку (взрослому ребенку или несовершеннолетнему Ребенку) заявление об опеке также должно быть подано в округе, в котором проживает предполагаемое недееспособное лицо.

Кто имеет законный приоритет при подаче заявления на ребенка или взрослого недееспособного ребенка? Опека над несовершеннолетним(и)

Закон штата Нью-Джерси устанавливает приоритетный список лиц, которые имеют право на получение писем об опеке над несовершеннолетними.В частности, N.J.S.A. § 3B:12-21 признает, что родители несовершеннолетнего или любой из них могут быть назначены опекунами лица и/или имущества несовершеннолетнего. Если ни родитель, ни оставшийся в живых из них не принимают опекунство, то опекуном могут быть назначены близкие члены семьи. Как правило, при определении ближайшего кровного родственника несовершеннолетнего в целях опекунства контроль имеет ближайший член семьи по «родословной», т.е. целей).

Если наследники несовершеннолетнего не проживают в штате Нью-Джерси, суд может принять любые меры в отношении назначения опекуна, отвечающие наилучшим интересам несовершеннолетнего. Если ни один из наследников не примет опекунство, то опекуном будет назначен кто-то другой, желающий служить. N.J.S.A. § 3Б:12-21.

При рассмотрении лиц, которые имеют равные права на получение опекунства, суд отдаст предпочтение резиденту штата Нью-Джерси, за исключением случаев, когда не будут соблюдены наилучшие интересы несовершеннолетнего.

Опекунство над маленькими детьми, если вы родились за границей и члены вашей семьи не проживают в США

Если вы являетесь резидентом штата Нью-Джерси с несовершеннолетними детьми и умираете с последней волей или без нее, суд штата Нью-Джерси может не одобрить назначение негражданина или резидента США опекуном ваших детей в случае вашей смерти.

Если вы являетесь постоянным жителем США, но ваша семья живет за границей в своей «родной» стране, естественным выбором может быть переезд детей в другую страну и уход за ними со стороны членов семьи (т.g., родители, братья, сестры и т. д.), если вы умрете в США. Однако не следует просто предполагать, что суд штата Нью-Джерси будет уважать этот выбор. Суд может не захотеть назначить негражданина США опекуном, если это означает разрешение на вывоз детей из США. В конечном итоге суд будет исходить из того, что отвечает интересам детей. Как я заметил в своих отношениях с семьями, родившимися за границей, дети очень быстро «американизируются» и не хотят переезжать в новый дом за границей.

Офис суррогатной матери вашего округа проверяет предлагаемых иностранных опекунов

Многие окружные суррогаты не назначат негражданина, проживающего за пределами США, опекуном несовершеннолетнего по завещанию.Они предписывают душеприказчику обратиться в Верховный суд с просьбой о назначении негражданина законным опекуном, что может стать дорогостоящим и трудоемким мероприятием. Немногие родители знают, что только потому, что предлагаемый опекун, проживающий за границей, является членом семьи, он будет назначен автоматически. Это намного сложнее.

Также вероятно, что негражданин, проживающий за границей, инициирует расследование пригодности опекуна в соответствии с законами штата Нью-Джерси (см. NJSA 3B:12-17 или 3B:12-22) предлагаемого офис суррогатной матери.Эти уставы предписывают.

Есть и практические вопросы, которые следует учитывать. Например, предложенный опекун может столкнуться с задержками при попытке въезда в Соединенные Штаты. Кто будет нести ответственность за несовершеннолетнего ребенка (детей) во время любой задержки?

В Нью-Джерси проживает значительное количество легальных и нелегальных иммигрантов. Вопросы, поднятые на этой странице, очень важны для понимания. Проведите открытую дискуссию со своим адвокатом по этому важному вопросу. На карту поставлено благополучие ваших детей.

Опека над психически недееспособными совершеннолетними лицами

Ближайшие родственники недееспособного лица имеют право на опекунство, если такое назначение явно не противоречит интересам недееспособного лица или его имущества. Стандарты решения вопроса об опеке над несовершеннолетним отличаются от стандартов решения вопроса об опеке над недееспособными совершеннолетними, но назначение опекуна, названного в соответствии с последней волей родителя или законного опекуна, пользуется большим уважением, когда суд назначает замену пережившему насилие.

Общие полномочия и обязанности Хранителя

Назначение опекуна несовершеннолетнему ребенку или умственно неполноценному лицу дает право опекуна (в качестве доверительного управляющего) на все имущество лица, находящееся в настоящее время или приобретенное впоследствии, включая право собственности на любое имущество, которое принадлежало несовершеннолетнему ребенку / взрослый, недееспособный по доверенности.

Опекун имущества несовершеннолетнего или умственно неполноценного лица может расходовать и/или распределять часть или весь доход или основную сумму, законно принадлежащую несовершеннолетнему, для его/ее содержания, содержания, образования, общего пользования и выгоды и/или его или ее иждивенцев таким образом, который опекун сочтет подходящим и надлежащим при осуществлении разумного усмотрения.

Однако опекун обязан разумно и разумно производить эти расходы на поддержку, образование, уход или пользу несовершеннолетнего с должным учетом: (a) размера имущества ребенка/недееспособного взрослого; (b) вероятная продолжительность опеки и вероятность того, что подопечный в какое-то время в будущем сможет полностью управлять своими делами, которые сохраняются за ним на будущее; и c) обычный уровень жизни несовершеннолетнего/недееспособного взрослого и членов его или ее семьи.

Опекуны несовершеннолетних: особые полномочия и обязанности опекуна

Опекун несовершеннолетнего имеет те же общие полномочия и обязанности, что и родитель, за исключением того, что опекун не обязан по закону финансово поддерживать ребенка за счет собственных личных средств опекуна. Опекун должен разумно заботиться о личных вещах несовершеннолетнего и защищать имущество ребенка. Опекун может получить доступ к средствам, выплачиваемым за поддержку, уход и образование ребенка.При использовании этих средств опекун должен проявлять разумную осмотрительность с должным учетом наличия средств и добиваться компенсации и поддержки от любого лица, необходимого для поддержки или обеспечения несовершеннолетнего. В соответствии с Законом штата опекун может получить доступ без решения суда к любым имеющимся у него или ей средствам, доходам или имуществу в интересах несовершеннолетнего. Опекун также уполномочен законом способствовать образованию ребенка, социальному благополучию или другой полезной деятельности и давать согласие на медицинскую или другую профессиональную помощь, лечение или совет. В силу этого полномочия опекун не несет ответственности за вред, причиненный небрежностью или действиями третьего лица, за исключением случаев, когда согласие родителя, данное опекуном, было бы незаконным.

Когда несовершеннолетнему, не признанному психически недееспособным, исполняется 18 лет, опекун обязан передать и распределить все средства и имущество теперь уже совершеннолетнему ребенку как можно скорее.

В отношении собственности, переходящей к несовершеннолетнему от родителя в возрасте до 18 лет, канцелярский суд по заявлению члена семьи может распорядиться о том, чтобы часть или все средства были помещены в отдельный траст для ребенка до более позднего возраста.Это очень важная возможность для опекуна защитить наследство и сбережения несовершеннолетних, пока они не поумнеют и не станут более зрелыми. По сути, суд использует этот закон и заменяющее его решение, чтобы назначить доверительного управляющего и установить условия траста в рамках параметров закона.

Опекуны психически неполноценных несовершеннолетних лиц

Опекун умственно неполноценного несовершеннолетнего лица имеет те же общие полномочия, права и обязанности, что и родитель в отношении эмансипированного ребенка, за исключением того, что опекун не обязан по закону финансово обеспечивать или поддерживать своего подопечного с помощью собственные средства опекуна.

Кроме того, закон штата наделяет опекуна психически недееспособного лица важными дополнительными полномочиями и обязанностями. В частности, опекун имеет право на физическую опеку над лицом и может установить его или ее место жительства в соответствии с условиями любого судебного постановления или заявленным предпочтением места жительства лица. Если опекун имеет право на попечительство, ему также поручено обеспечить уход за ним, его комфорт и содержание, а также, при необходимости, организовать социальное, профессиональное образование и обучение.Независимо от фактической физической опеки над лицом опекун должен проявлять разумную заботу о личном имуществе и недвижимом имуществе лица и ходатайствовать о назначении опекуна для финансового имущества подопечного, если это необходимо, для защиты его ценностей и сохранности активов.

Как и в случае с несовершеннолетним ребенком, опекун имеет право давать согласие или одобрение, необходимые для того, чтобы подопечный мог получить медицинскую или другую профессиональную помощь, консультацию, лечение или обслуживание. Опекун может возбудить иск о принуждении любого лица к выполнению обязанности по содержанию или выплате сумм на благо подопечного.Опекун также может возбудить судебный иск в интересах подопечного при таких обстоятельствах, которые опекун обоснованно считает уместными

Назначение специального медицинского опекуна

Больница, дом престарелых, лечащий врач, родственник или другое соответствующее лицо может обратиться в суд с заявлением о назначении специального медицинского опекуна в отношении необходимого медицинского лечения, когда не существует назначенного опекуна. Специальный медицинский опекун будет назначен, если суд установит следующее:

  • Пациент психически недееспособен, находится в бессознательном состоянии или иным образом не может дать согласие на лечение;
  • Нет немедленно доступного общего или естественного опекуна, который даст согласие на оказание медицинской помощи;
  • Немедленное оказание медицинской помощи необходимо при наличии существенной угрозы жизни или здоровью пациента; и
  • Пациент не назначил представителя по вопросам здравоохранения и не выполнил указание по медицинскому обслуживанию, определяющее рассматриваемый вопрос о лечении.

Заявление о назначении специального медицинского опекуна подается в Высший суд округа, где физически находится пациент на момент подачи заявления.

Поскольку эти заявления часто носят экстренный характер, судья может принять устную жалобу и устные показания по телефону, в суде или в любом другом подходящем месте, особенно в ситуациях, угрожающих жизни.

Опекуны AD Litem для несовершеннолетних и недееспособных взрослых в юридических вопросах

Как правило, интересы несовершеннолетнего или умственно отсталого лица в любом судебном процессе или судебном процессе представляет опекун лица или имущества.Однако, если такой опекун не был назначен, или если существует конфликт интересов между законным опекуном и подопечным, или по другой уважительной причине, суд должен назначить опекуна ad litem.

Назначение родителя в действиях по халатности

В делах о небрежности, если судом не установлено иное, родитель несовершеннолетнего или психически недееспособного лица считается назначенным опекуном ad litem без постановления суда при подаче ходатайства или удостоверения, подписанного поверенным, удостоверяющего родительские отношения , статус ребенка, а если он несовершеннолетний, то возраст, согласие родителя выступать в качестве опекуна ad litem и отсутствие конфликта интересов между родителем и ребенком.

Назначение по петиции

Суд может назначить опекуна ad litem для несовершеннолетнего или предполагаемого психически недееспособного лица, если доверенное лицо стремится урегулировать счет, который может иметь потенциально неблагоприятные последствия для несовершеннолетнего, или если доверенное лицо имеет личный интерес в деле, подтверждающем беспристрастное лицо, чтобы подписать.

Обязанности и ответственность

Опекун ad litem для несовершеннолетнего или психически недееспособного лица должен подать в суд письменный отчет не менее чем за семь дней до даты, когда будет урегулирован счет, касающийся несовершеннолетнего или психически недееспособного лица.

Различие между Guardian Ad Litem и Guardian

Функция опекуна ad litem заключается в защите интересов подопечного в контексте судебных разбирательств и особенно судебных процессов. Совершение основных действий от имени подопечного является функцией опекуна лица или имущества, а не опекуна ad litem.

В трагических обстоятельствах требуется заместитель опекуна, когда один или оба биологических родителя умирают с несовершеннолетним ребенком (детьми) или в живых остается недееспособный взрослый ребенок.Если вы попали в такую ​​ситуацию и обсуждаются опекунство и другие варианты, свяжитесь с Fredrick P. Niemann, Esq. Хэнлон, Ниманн и Райт. Позвоните в наш офис по бесплатному телефону (855) 376-5291 или напишите Фреду сегодня по адресу [email protected] Он приветствует ваш звонок, и вы найдете его искренне теплым, чувствительным и очень опытным.

СВИДЕТЕЛЬСТВО
Мне посчастливилось, что моими делами занимался мистер Ниманн. Он был таким профессиональным и сострадательным в очень трудное для меня время.Мой общий опыт был отличным!
— Арти Синха, Мальборо, Нью-Джерси

ОТЗЫВ
Было очень приятно работать с этой фирмой. У меня было много вопросов, в результате которых было сделано немало телефонных звонков, и г-н Ниманн и его сотрудники были очень отзывчивы и ни разу не заставили меня чувствовать себя некомфортно и всегда находили время, чтобы прояснить или объяснить что-либо, чего я не понимал. Я очень рекомендую эту фирму и вернусь, когда мне снова понадобятся услуги.
— Коллин Мур, Тинтон Фолс, Нью-Джерси

 

Автор Фредрик П.Ниманн, эсквайр of Hanlon Niemann & Wright,  A Freehold Township, Monmouth County  Поверенный по вопросам опекунства в Нью-Джерси

Freehold, Red Bank, Wall, Long Branch, Marlboro, Manalapan, Howell, Jackson, Brick Township, Holmdel, Middletown, Atlantic Highlands, Aberdeen, Toms River, Manahawkin, East Brunswick, Monroe Township, Cranbury, Lyndhurst, Teaneck, Hamilton, Роббинсвилл, Миллстоун, Манаскуан, Лейквуд, Итонтаун, Уэст-Лонг-Бранч, Тинтон-Фолс, Оушен-Тауншип, Нептун, Спринг-Лейк, Ньюарк, Хиллсборо, Сомерсет, Хобокен, Джерси-Сити, Парсиппани, Эдисон, Плейнфилд, Саут-Плейнфилд, Дюмон, Маунт-Лорел, Вайнленд, Черри-Хилл, Оушен-Тауншип, Атлантик-Сити, Камден, Юнион-Тауншип, Кирни, Ламбертвилль

Опека в Северной Каролине | Caulder & Valentine Law Firm, PLLC

Когда родители несовершеннолетнего ребенка не в состоянии заботиться о нем, необходима юридическая опека. Законный опекун имеет те же обязанности и полномочия принимать решения за ребенка, что и родитель. Опека может быть установлена ​​путем подачи заявления в суд по месту жительства несовершеннолетнего ребенка и получения решения суда о назначении несовершеннолетнему ребенку опекуна.

Когда необходимо опекунство?

Родители по закону считаются естественными опекунами своих детей. Когда родители ребенка не в состоянии больше заботиться о нем в силу жизненных обстоятельств или в случае их смерти, суд может назначить опекуна для ухода за несовершеннолетним ребенком.Примеры жизненных обстоятельств, которые могут привести к необходимости опекунства, включают следующее:

  • Недееспособность одного или обоих родителей из-за болезни или травмы, из-за которой родитель не может заботиться о ребенке
  • Нестабильная жилищная ситуация
  • Финансовые проблемы, из-за которых родители не могут удовлетворить потребности ребенка
  • Лишение свободы одного или обоих родителей
  • Злоупотребление психоактивными веществами биологическими родителями ребенка
  • Рабочие или жизненные обстоятельства, из-за которых родитель временно не может заботиться о ребенке не по своей вине, например, командировка
  • Любая другая ситуация, которая делает одного или обоих родителей неспособными заботиться о несовершеннолетнем ребенке 

Временный vs.

Постоянная опека

Опекунство может быть как временным, так и постоянным. Постоянная опека необходима, если биологические родители не смогут заботиться о ребенке в ближайшем будущем или если они скончались.

Преимущество постоянной опеки в том, что она обеспечивает стабильность для ребенка. Опека не лишает родителей прав, поэтому иногда постоянная опека, позволяющая посещать родителей, отвечает интересам ребенка.

Если обстоятельства, вызвавшие необходимость опекунства, могут измениться, временная опекунство может быть более подходящим.Например, если родитель способен заботиться о ребенке во всех отношениях, за исключением того, что у него нет подходящего жилья, опекунство может больше не быть необходимым, когда родитель обеспечил постоянное жилье, подходящее для ребенка.

Родители могут дать согласие на опекунство

Родители ребенка могут дать согласие на опекунство, подписав документы, в которых говорится, что они согласны с тем, чтобы другое лицо было назначено опекуном для их ребенка. Родитель может заранее согласиться на опекунство, назвав человека, которому они хотят позаботиться о своем ребенке, если с ними что-то случится в документах по планированию имущества.Другой распространенный сценарий — это когда родители понимают, что в интересах их ребенка передать его на попечение опекуна.

Одним из преимуществ согласия на опекунство является то, что длительное слушание для определения пригодности родителей обычно не требуется. Еще одним преимуществом согласия на опекунство является то, что родитель может договориться о некоторых условиях в окончательном порядке, например, о регулярном посещении ребенка.

Даже если родитель подпишет форму согласия, в которой говорится, что он согласен на опекунство, документы все равно необходимо будет подать в суд, где проживает ребенок.Для оформления опекунства необходимо судебное решение.

Выбор опекуна

В идеале опекуном должен быть родственник или близкий друг семьи, которого ребенок уже знает. Во многих случаях лицо, которое уже регулярно ухаживает за ребенком, например бабушка или дедушка, обращается в суд с ходатайством о том, чтобы стать законным опекуном ребенка. Если суд не знает подходящего опекуна, суд может выбрать его, но обычно лучше всего, чтобы опекуном был человек, который уже понимает потребности ребенка.

Уведомление потенциальных опекунов

Многие родители называют человека, которому они хотят быть опекунами для своего ребенка, если что-то случится с ними в плане их имущества. Неуведомление потенциального опекуна заранее может быть огромной ошибкой, если он не хочет или не может принять назначение. Любое лицо, назначенное в качестве потенциального опекуна, должно заранее согласиться с этой обязанностью и подтвердить, что оно понимает потребности ребенка.

Что такое In Loco Parentis?

In loco parentis — латинская фраза, означающая «замещать родителя».” Лицо, которое всегда заботилось о ребенке и выполняло те же обязанности, что и родитель, когда не было официального усыновления , может считаться замещающим родителем ребенка. Этот правовой статус наделяет лицо, заменяющее родителя, многими из тех же прав и обязанностей, что и родитель.

В Северной Каролине временной передачи ребенка на попечение другого лица недостаточно для установления этих отношений. Он устанавливается только тогда, когда лицо берет на себя обязанности родителя, в частности, поддержку и содержание.

Проблемы с неофициальными планами опеки

Если родитель просит родственника взять на себя заботу об их ребенке без назначения этого лица в качестве законного опекуна, это будет считаться неофициальным планом опекунства. Неофициальные планы опекунства могут создать проблемы, когда придет время записать ребенка в школу или обратиться за медицинской помощью.

Законный опекун имеет те же права принимать решения, которые, по его мнению, отвечают наилучшим интересам ребенка, как и родитель, но если лицо, осуществляющее уход за ребенком, официально не назначено законным опекуном, у него отсутствуют эти важные права.

Опека осуществляется под надзором суда и требует, чтобы опекун принимал решения в наилучших интересах ребенка. Назначение опекуна посредством этого формального процесса гарантирует, что опекун является подходящим лицом для ухода за ребенком. Без опеки невозможно привлечь человека к ответственности за решения, которые он принимает в отношении ухода за ребенком.

Опекунство против доверенности

Доверенность — это форма, подписанная «доверителем», например родителем, которая дает другому лицу, «агенту», право принимать решения от его имени.Доверенность создается, когда принципал подписывает формы, назначающие агента для управления его медицинскими и финансовыми делами и принятия решений от его имени. В отличие от опеки, вмешательство суда не требуется.

Для несовершеннолетних детей опекунство почти всегда предпочтительнее, потому что законный опекун обязан принимать все решения, касающиеся ухода за ребенком или «опекающим» в интересах подопечного, и должен отчитываться перед судом за все расходы имущества подопечного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>