МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Договор дарения реальный или консенсуальный: Договор дарения реальный или консенсуальный

Договор дарения реальный или консенсуальный

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Договор дарения реальный или консенсуальный (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Договор дарения реальный или консенсуальный Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: О возможности признания договора дарения незаключенным: вопросы теории и практики
(Тарасенко О.А.)
(«Предпринимательское право», 2021, N 3)В фокусе настоящей статьи — критический анализ возможностей признания незаключенным договора дарения. Устанавливается, что Гражданский кодекс РФ, выделяя дарение как самостоятельный вид договора, требует от сторон согласования предмета и модели договора дарения (реальная или консенсуальная), а также его заключения в надлежащей форме. Для договора дарения, носящего реальный характер, дополнительно требуется оформление перехода права собственности от дарителя к одаряемому.
Рассматривается договорная практика, выделяются ее отдельные проблемы: «комбинаторность» обеих модификаций договора дарения в одном документе, отсутствие срока исполнения реального договора дарения; частичное исполнение договора дарения — и предлагаются способы их устранения. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
«Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая»
(Гришаев С.П., Свит Ю.П., Богачева Т.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2021)1. Форма договора дарения зависит от его субъектов, предмета, цены и от того, является ли договор реальным или консенсуальным. Так, реальный договор дарения, в котором движимая вещь передается одаряемому в момент заключения договора, может заключаться в устной форме (исключение составляют случаи, предусмотренные п. 2 и п. 3 комментируемой статьи).

Нормативные акты: Договор дарения реальный или консенсуальный

Договор дарения реальный \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Договор дарения реальный (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Договор дарения реальный Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 161 «Сделки, совершаемые в простой письменной форме» ГК РФ
(В.Н. Трофимов)Как отметил суд, из материалов дела не следовало, что существенные условия договора дарения сторонами были согласованы, каких-либо документов, свидетельствующих о заключении договора дарения и выражении воли супруги должника на заключение такого договора, суду представлено не было. По мнению суда, сославшегося на ст. 161 ГК РФ, договор дарения как реальный договор, заключаемый в устной форме, считается заключенным с момента непосредственной передачи дарителем вещи во владение, пользование и распоряжение одаряемого. В связи с этим для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме необходимо установить наличие реального факта передачи указанных денежных средств, а также наличие воли у дарителя на передачу денежных средств именно в дар, а не в долг, например.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Договор дарения реальный Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: О возможности признания договора дарения незаключенным: вопросы теории и практики
(Тарасенко О.А.)
(«Предпринимательское право», 2021, N 3)В фокусе настоящей статьи — критический анализ возможностей признания незаключенным договора дарения. Устанавливается, что Гражданский кодекс РФ, выделяя дарение как самостоятельный вид договора, требует от сторон согласования предмета и модели договора дарения (реальная или консенсуальная), а также его заключения в надлежащей форме. Для договора дарения, носящего реальный характер, дополнительно требуется оформление перехода права собственности от дарителя к одаряемому. Рассматривается договорная практика, выделяются ее отдельные проблемы: «комбинаторность» обеих модификаций договора дарения в одном документе, отсутствие срока исполнения реального договора дарения; частичное исполнение договора дарения — и предлагаются способы их устранения.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
«Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая»
(Гришаев С.П., Свит Ю.П., Богачева Т.В.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2021)1. Форма договора дарения зависит от его субъектов, предмета, цены и от того, является ли договор реальным или консенсуальным. Так, реальный договор дарения, в котором движимая вещь передается одаряемому в момент заключения договора, может заключаться в устной форме (исключение составляют случаи, предусмотренные п. 2 и п. 3 комментируемой статьи).

Нормативные акты: Договор дарения реальный «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2020)»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.06.2020)Таким образом, договор дарения, как реальный договор, заключаемый в устной форме, считается заключенным с момента непосредственной передачи дарителем вещи во владение, пользование и распоряжение одаряемого. В связи с этим для признания договора дарения денежных средств заключенным в устной форме необходимо установить наличие реального факта передачи указанных денежных средств, а также наличие воли у дарителя на передачу денежных средств именно в дар.

О реальности договоров

Принято считать, что в российском гражданском праве есть два вида договоров: реальные и консенсуальные. Последние вступают в силу в момент (как правило) волеизъявления всех (или необходимой части) их участников на заключение соответствующего договора, первые же — с момента совершения некоего действия, обычно передачи имущества.

 

Ну, консенсуальным договором нас не удивить — они, в подавляющем большинстве случаев, именно таковы. Реальность договора обычно выступает некоей дополнительной гарантией защиты интересов одной из сторон договора, поэтому является исключением из общего правила.

В качестве примеров реальных договоров приводят обычно займ, хранение, дарение с немедленной передачей вещи, иногда прокат.

При этом большинство теоретиков реальность усматривает в формулировках соответствующего договора в законе. По их мнению, если закон формулирует договор как «сторона ОБЯЗУЕТСЯ сделать», то это консенсуальный договор, если же закон формулирует договора как «сторона ДЕЛАЕТ», то договор является реальным.

Но так ли это? Верно ли данное устоявшееся воззрение?

Давайте определимся, что является главнейшим признаком реального договора.

Очевидно, это то, что без выполнения того или иного действия (передачи вещи на хранение, перечисления или передачи денежной суммы взаймы, вручения дара) договор должен признаваться вовсе не заключённым.

Как же тогда должен выглядеть реальный договор, например, дарения?

Допустим, договор: «А передаёт в дар Б холодильник, а Б принимает в дар холодильник». Сомнительно, что договор с таким текстом в суде не будет исполнен, если выяснится, что А не передал холодильник сразу, а Б хочет его забрать позже, когда А уже передумал (или, например, он внезапно умер, а наследники ничего отдавать не хотят).

Поскольку нигде в главе о дарении не написано, что договор вступает в силу с момента передачи вещи, а в договоре чётко написано, что А передаёт, а Б принимает, то по моему мнению, отказаться передать вещь нельзя.

Собственно передача может произойти как в момент заключения договора («передаёт»), так и с отсрочкой («обязуется передать»), и представляется, что судья встанет на сторону одаряемого. Чтобы дарение приобрело какие-то признаки реальности, нужно указать однозначно, что договор не вступит в силу, пока А не передаст холодильник. Но вот в чём подвох — это не делает договор дарения в целом реальным, поскольку это же условие может быть включено и в безоговорочно консенсуальный договор.

Для контраста — реальный договор займа. «А передаёт Б взаймы денежные средства» или «А обязуется передать Б взаймы денежные средства» — каковы последствия заключения таких договоров в том случае, если А не передал никаких средств? ИХ ПРОСТО НЕТ. Эти договоры считаются незаключёнными, независимо от того, написано ли ошибочно, в нарушение закона, что А обязан передать средства, или же в соответствии с законом — что он их передаёт. Почему? Потому что на то есть прямые указания закона — от момента вступления в силу договора займа и до оспаривания займа по безденежности. Не из-за одних лишь формулировок договора в ГК (хотя понятно, что и формулировки договора в этом случае должны соответствовать), а благодаря специальным нормам закона.

Можно ли считать, что формулировка закона «передаёт» в отличие от «обязуется передать» САМА ПО СЕБЕ создаёт реальность договора? Возможно, когда-то в прошлых законодательствах так и было, когда это сопровождалось нужным регулированием момента и условий вступления в силу договоров. Возможно, это где-то так есть в других правопорядках. Но, читая наш современный российский закон, никак невозможно сделать этот вывод. Я лично считаю, что это лишь указание на момент передачи вещи или имущества или выполнения действий.

Возьмём более проблемную ситуацию — договор хранения. Исторически — реальный. Но что сегодня? По ГК РФ мы видим чётко следующее:

— договор формулируется, исходя из того, что вещь уже передана. Реальность?

— вещь нельзя истребовать у поклажедателя, если он её не передал сразу. Тоже вроде бы реальность.

— «Однако поклажедатель, не передавший вещь на хранение в предусмотренный договором срок, несет ответственность перед хранителем за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором хранения.» Увы, не вполне.

Как видим, ещё один договор, сформулированный реально (вроде бы) на деле оказывается лишь частично «реальным» (пишу в кавычках, т.к. это слово не вполне применимо), в части передачи вещи. О чём СПЕЦИАЛЬНО ОТДЕЛЬНО прописывается в нормах закона. Действительно, бессмысленно было бы требовать от поклажедателя сдать вещь на хранение, поскольку хранение не предполагает извлечения пользы из вещи, следовательно, речь может идти только о возмещении убытков, связанных с несостоявшимся хранением.

Посмотрите ещё на такие «реальные» договоры (по формулировке ГК) как рента, перевозка (в скрытой форме: формулировка договора перевозки груза подразумевает, что груз должен поступить к перевозчику), банковский вклад и т. п. Какие-то из них даже из здравого смысла не предполагают возможности истребования имущества (или требования выполнения иного обязательства — например, смешно даже представить требование перевозчика о посадке пассажира в поезд). Другие, как рента, кажутся вообще случайно сформулированными таким образом в ГК РФ (в самом деле, если идёт речь о ренте под недвижимое имущество, есть ли хоть какая-то очевидная разница между ней и меной или куплей-продажей недвижимости по моменту заключения договора?).

На мой взгляд, 100%-ной коррелляции данных формулировок с реальностью договора не прослеживается. Наверное, когда писался ГК РФ, была некая идея выразить реальность договоров данными фразами, но она не была доведена до логического конца.

Скорее, прослеживается возможность принуждения стороны к исполнению определённого (составляющего начало действия договора) действия — либо это точно возможно (как в купле-продаже), либо точно нет (как в займе или хранении). Но при этом если в займе договор вообще будет не заключённым, то в хранении или перевозке ситуация будет иной. Как известно, даже если пассажир не сел, деньги далеко не всегда возвращаются ему. Да и не приходилось пока слышать о том, чтобы суд признал договор ренты незаключённым и не вызывающим правовых последствий на том основании, что получатель ренты после подписания договора отказался передавать имущество плательщику ренты. И вряд ли, даже случись такой казус, суд встанет на сторону получателя ренты.

Выводы из этого я для себя делаю следующие.

1. Далеко не все договоры, которые формулируются как «сторона ДЕЛАЕТ» (а не «обязуется сделать») являются реальными.

2. Следует различать незаключение договора до совершения стороной определённых действий и невозможность принуждения к исполнению определённых действий по договору. Во втором случае договор может действовать в части выполнения вспомогательных обязательств и возмещения убытков.

3. Неплохо было бы всё-таки, чтобы в будущем законодатель и разработчики поправок в ГК более чётко выражали свои идеи относительно реальности тех или иных договоров (и «принудимости» к совершению тех или иных действий), поскольку понять, зачем нужно в том же дарении или в безвозмездном пользовании делать «реально-консенсуальные» формулировки, не всегда можно вполне чётко. Предположительно, например, законодатель хотел, чтобы нельзя было принудить передать вещь в БВП, если договор «реальный» (ст. 692 ГК РФ), но в то же время можно, если договор сформулирован консенсуально (то есть, если в начале договора ссудодатель не «передаёт», а «обязуется передать» вещь в пользование ссудополучателю). Но статья 692 ГК РФ убивает эту идею на корню.

4. Возможно, само понятие реальности договора надо пересмотреть, учитывая тенденции развития законодательства.

Отличия реального договора от консенсуального

Чем отличается реальный договор от консенсуального

Реальность и консенсуальность сделки подразумевает различный момент заключения договора (с момента подписания, либо передачи имущества). Правила определения этого момента установлены в ст. 433 ГК РФ.

Момент заключения договора определяется так:

  • чтобы реальный договор был признан заключенным, требуется вручение предмета договора второй стороне сделки. Если вещь не передана, договор не заключен;
  • консенсуальный договор считается заключенным сразу после его подписания (п. 1 ст. 433 ГК).

Гражданское законодательство не содержит определения реальных и консенсуальных сделок, однако в теории права такие понятия повсеместно применяются. 

Таким образом, отличия реального договора и консенсуального заключаются в разных моментах признания заключенными и соответственно, возникновения прав и обязанностей по сделке.

Примеры реальных и консенсуальных договоров

Наиболее распространенным примером сделки консенсуального характера выступает договор купли-продажи, по которому обязанности у сторон наступают в момент согласования существенных условий, т. е. подписания соглашения (ст. 454 ГК РФ). Помимо купли-продажи примером консенсуальных соглашений могут послужить договоры поручения, подряда, кредита.

Договор займа, в свою очередь, представляет собой реальную сделку, согласование условий которой является недостаточным для того, чтобы договор был признан заключенным. Заключается он лишь в момент фактической передачи денежной суммы, определенной сторонами. Если договор займа подписан, но денежные средства не переданы, прав и обязанностей у сторон сделки не возникает, поскольку она считается незаключенной. Чтобы сделка вступила в силу вам нужно передать сумму займа. 

Как определить вид соглашения

Чтобы определить момент заключения конкретного договора, достаточно обратиться к нормам гражданского законодательства, характеризующим сделку определенного вида.

Как правило, если обе стороны сделки принимают на себя обязательства выполнить определенные действия с момента подписания соглашения, данный факт свидетельствует о консенсуальности договора. Если же имеется условие о том, что права и обязанности возникают «с момента передачи», это свидетельствует о реальности договора.

Впрочем, бывают и договоры неопределенного вида. Например, договор дарения может быть как реальным, так и консенсуальным, т. к. стороны в соглашении сами определяют порядок и момент его заключения.

***

В заключение стоит отметить, что разделение договоров по моменту, когда они признаются заключенными, имеет существенное значение. Ведь если не разобраться в том, когда договор начинает действовать, то можно ошибочно полагать, что он заключен, хотя на деле это не так.

Возможна и обратная ситуация — например, когда человек берет деньги в долг, не заключая соглашение в письменном виде, и считает, что никакой сделки не заключено, поэтому взятую сумму возвращать необязательно. Однако сделка является реальной и обязанность по возврату средств появляется у заемщика в момент получения денег от кредитора.

Еще больше материалов по теме в рубрике: «Договор». 

Договор дарения — 16 Июня 2017 — Публикации, статьи учащихся

ГБПОУ «Волгоградский технологический колледж»
Огнева Виктория Олеговна студентка группы ПСО 3-2;
Вологина Вера Васильевна преподаватель
[email protected]
Договор дарения.
Данная статья рассматривает один из видов сделок гражданско-правового регулирования, это договор дарения. Это, кажется обычное дело, к примеру, как вручение подарка, хотя оно имеет правовую основу. Однако отношения, появляющиеся в связи с дарением, намного шире и разнообразнее, нежели это может казаться.
Дарение известно человечеству издавна. Возникновение данного института обусловлено тем, что не всякое действие субъектов непременно должно быть направлено к получению выгоды.
В римском праве pactumdonationis(договором дарения (лат.)) признавалось неформальное соглашение о дарении, по которому одна сторона, даритель, предоставляет другой стороне, одаряемому, какие- либо ценности за счет своего имущества с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому (animusdonandi(намерение отдать, лат.)). Предмет договора дарения в римском праве не ограничивался безвозмездной передачей вещи, а включал в себя возможность и дарственного обещания, и прощения долга, и передачи права .
В советском гражданском законодательстве договору дарения не было уделено достаточного внимания – ни в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. , ни в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г., по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность. Таким образом, предмет договора дарения в советский период ограничивался лишь безвозмездной передачей имущества в собственность .
По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или третьим лицом (п.1 ст.572 ГК РФ) .
В науке российского гражданского права до революции 1917 г. дарение не рассматривалось как договорное обязательство.
В современном российском гражданском праве нормы о договоре дарения размещены среди положений обязательного права. Договор дарения рассматривают как, двустороннюю сделку, для совершения которой необходимо обоюдное согласие сторон договора, как дарителя, так и одаряемого, так как без согласия, одаряемого на принятие дара договор считается не состоявшимся.
При этом консенсуальный договор дарения порождает договорное обязательственное правоотношение. А вот реальный договор дарения совершается в момент исполнения и не порождает обязательного правоотношения. Следовательно, данный договор занимает особое место среди всех гражданско-правовых договоров.
Договор дарения регламентируется нормали главы 32 Гражданского Кодекса Российской Федерации, и Федеральным законом от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и Благотворительных организациях».
Рассматриваемый договор дарения всегда безвозмездный и двусторонний, может быть консенсуальным и реальным.
Правовое регулирование договора дарения в Гражданском Кодексе и в Гражданском кодексе 1964 существенно отличаются. В ГК 1964 дарению были посвящены две статьи (256 и 257), договор тогда рассматривался только как реальный и считался заключенным в момент передачи имущества. А в новом ГК ст. 572в п.1 предусматривает, кроме реального так же консенсуальный договор, по которому даритель обязуется передать одаряемому дар в будущем. Кроме вещей, объектом договора могут быть имущественные права. Договором дарения еще называют освобождение от имущественной обязанности и обещание освободить от такой обязанности другую сторону – как в отношении самого дарителя, так и в отношении третьего лица.
Следовательно, момент заключения договора может не совпадать с переходом права собственности, но тогда он становится обязательным правоотношением, содержание которого обязывает дарителя в будущем обогатить одаряемого за счет уменьшения своего имущества.
Отличием договора дарения является безвозмездное обогащение одаряемого за счет дарителя. При наличии встречной передачи договор нельзя считать дарением.
Государственная регистрация самого договора дарения необязательны. Необходимо регистрировать переход прав на имущества, в случаях предусмотренных Законом.
Признаки договора дарения:
Договор дарения всегда безвозмезден; Увеличение имущества одаряемого; Увеличение имущества одаряемого происходит за счет уменьшения имущества дарителя; Наличие у дарителя намерения одарить; Согласие одаряемого на принятие дара.
По общему правилу договор дарения является безвозмездным и безусловным. Поэтому следует помнить следующий момент: даритель не вправе требовать от одаряемого каких-либо выплат или уступок взамен передаваемого дара.
Договор дарения является двусторонней сделкой, основанной на взаимном соглашении. Из этого следует, что обязательно должно быть согласие одаряемого принять предложенный ему дар. Этот признак дарения отличает от прощения долга, которое относится к односторонним сделкам в ГК РФ ст.415.
Виды договора дарения:
Договор дарения имущества и имущественных прав; Обещание дарения; Пожертвование.
Обещание бескорыстно передать кому-либо вещь либо имущественное право или освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, в случае если обещание сделано в соответствующей форме и имеет ясно выраженное намерение осуществить в дальнейшем безвозмездную передачу вещи либо права определенному лицу или освободить его от имущественной обязанности.
Обязательство подарить все имеющиеся имущество либо часть своего имущества в отсутствии указания на определенный предмет дарения в виде вещи, права либо освобождения от обязанности является не действительным.
Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, является не действительным. К такому роду дарения используются правила гражданского законодательства о наследовании.
Так же, одной из разновидности договора дарения является пожертвование. С точки зрения предмета договора особенность пожертвования как разновидности дарения состоит в том, что в качестве дара здесь может выступать только вещь или имущественное право, но не освобождение одаряемого от имущественной обязанности, как в обычном договоре дарения.
Другой особенностью договора пожертвования является более узкий субъектный состав одаряемых. Помимо граждан, в него входят только прямо упомянутые в ст. 582 ГК РФ виды некоммерческих организаций лечебные, воспитательные, учебные, научные учреждения, учреждения культуры, социальной защиты и другие аналогичные учреждения, фонды, общественные и религиозные организации, а также Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования.
Таким образом, побуждения о заключении договора дарения могут быть разными: помочь одаряемому, отблагодарить за что-либо и т.д., то договор будет признан действительным. Но если в договоре включен мотив дарения или обещания подарить формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороны, тогда договор дарения будет признан не действительным.

ПОЖЕРТВОВАНИЕ

ПРИРОДА ПОЖЕРТВОВАНИЯ

Ст. 725. Дарение есть акт щедрости, посредством которого лицо безвозмездно распоряжается вещью или правом в пользу другого, принявшего их. (618a)

ДАРЕНИЕ КАК АКТ И КАК ДОГОВОР

> Хотя в статье говорится, что это акт, нельзя отрицать, что дарение на самом деле является договором
> Оно само по себе является способом приобретения права собственности и не t обычно требуют доставки перед передачей права собственности

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАСТОЯЩЕГО ДОНАТСТВА INTER VIVOS

1.Необходимая форма
2. Согласие или акцепт одаряемого при жизни дарителя
3. Безотзывность
4. Намерение принести пользу одаряемому
5. Вытекающее из этого уменьшение имущества или имущества дарителя

Ст. 726. Когда лицо дарит другому вещь или право в счет заслуг последнего или услуг, оказанных им дарителю, если только они не составляют истребованного долга, или когда дар возлагает на одаряемого бремя, которое меньше стоимости подаренной вещи, есть и пожертвование.(619)

КЛАССИФИКАЦИЯ ПОЖЕРТВОВАНИЙ

1. С точки зрения мотива, цели или причины
     a. Просто — причина в чистой щедрости
     b. Вознаграждение — за оказанные в прошлом или будущие услуги или сборы и расходы
     c. Обременительные — бремя и сборы, равные стоимости пожертвованной вещи
     d. Модальное – вознаграждение меньше стоимости подаренной вещи
2. Время вступления в силу
     a. Inter vivos
     б. Mortis causa

Арт.727. Незаконные или невозможные условия в простых и возмездных пожертвованиях считаются не наложенными. (н)

Ст. 728. Пожертвования, которые должны вступить в силу после смерти дарителя, имеют характер завещательных положений и регулируются правилами, установленными в Титуле о наследовании. (620)

пожертвования с точки зрения эффективности различия между пожертвованием Inter Vivos и MOTTIPS CASSA

Inter vivos

MOTHIS CAUSA
  • вступают в силу во время жизни донора Должны соблюдаться формальности пожертвований
  • Не может быть отозвано, кроме как по основаниям, предусмотренным законом
  • В случае нарушения законности пожертвования in vivo предпочтительнее пожертвований mortis causa
  • Право распоряжения полностью переходит к
  • Акцепт одаряемого должен быть совершен при жизни дарителя
  • Вступает в силу после смерти дарителя
  • Должен соблюдать формальности завещаний и приписок
  • еще жив
  • В случае нарушения законности пожертвования м ortis causa уменьшаются перед пожертвованиями in vivo, последние предпочтительнее
  • Право распоряжения не переходит к одаряемому, пока даритель еще жив
  • Акцепт одаряемого mortis causa может быть осуществлен только после смерти дарителя

ДОНИРОВАНИЕ IN PRAESENTI ДЛЯ БУДУЩЕГО

> Считается донорством inter vivos, и все характеристики, указанные выше, применимы к донорству inter vivos

Ст. 729. Когда даритель намеревается, чтобы дарение имело силу при жизни дарителя, хотя имущество не должно быть передано до смерти дарителя, это считается дарением in vivos. Плоды имущества с момента принятия дарения принадлежат одаряемому, если дарителем не предусмотрено иное. (н)

Ст. 730. Фиксация события или наложение отлагательного условия, которые могут иметь место сверх естественной продолжительности жизни дарителя, не разрушают характера акта как дарения in vivos, если не обнаруживается противоположного намерения.(n )

ОТЛОЖИТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ, КОТОРОЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИСПОЛНЕНО ПОСЛЕ ЖИЗНИ ДОНОРА

> Основание закона – обратная сила выполнения отлагательного условия

Ст. 731. Когда человек жертвует что-либо, при решающем условии выживания дарителя, имеет место дарение in vivos. (n)

ДОНОРСТВО ПРИ УСЛОВИИ ВЫЖИВАНИЯ ДОНОРА

Ст. 732. Пожертвования, вступающие в силу при жизни, регулируются общими положениями о договорах и обязательствах во всем, что не определено в настоящем Разделе. (621)

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ПРАВИЛ К ДОГОВОРУ

Ст. 733. Пожертвования по обременительной причине регулируются правилами о договорах, а возмездные пожертвования — положениями настоящего Титула в отношении той части, которая превышает стоимость возложенного бремени. (622)

Ст. 734. Дарение совершается с того момента, как даритель узнает о принятии одаряемым. (623)

СОВЕРШЕНИЕ ДАРЕНИЯ

> Дарение совершается не с момента принятия, а с момента, когда дарителю стало известно, что одаряемый принял Изобразительное искусство.735. Дарить могут все лица, которые могут приобретать и распоряжаться своим имуществом. (624)

КТО МОЖЕТ ПОЖЕРТВОВАТЬ; ОДНОВРЕМЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ

> Недостаточно, чтобы человек был дееспособен для заключения договоров, он должен также иметь способность распоряжаться

Ст. 736. Опекуны и попечители не могут дарить вверенное им имущество. (n)

ПРИЧИНА ДЛЯ ПРАВИЛА: они могут совершать только административные действия, но не право собственности.

Арт.737. Дееспособность дарителя определяется на момент совершения дарения. (n)

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ

> Дееспособность дарителя и одаряемого определяется в момент совершения дарения

Ст. 738. Принимать пожертвования могут все те, кто специально не лишен права на это по закону. (625)

КОГДА ЛИЦО СЧИТАЕТСЯ СПЕЦИАЛЬНО ДИСКВАЛИФИЦИРОВАННЫМ ПО ЗАКОНУ

> Специально дисквалифицированными считаются не недееспособные лица, такие как несовершеннолетние и душевнобольные, а лица, упомянутые в статье 739 и т. д.

Арт. 739. Следующие пожертвования недействительны:
(1) Те, которые сделаны между лицами, которые были виновны в прелюбодеянии или наложничестве во время дарения;
(2) Совершенные между лицами, признанными виновными в совершении одного и того же уголовного преступления, в связи с этим;
(3) Те, которые сделаны государственному служащему или его жене, потомкам и предкам по причине его должности.
В случае, указанном в п. 1, иск о признании недействительным может быть предъявлен супругом дарителя или одаряемого; и вина дарителя и одаряемого может быть доказана по совокупности доказательств в одном и том же действии.(n)

ПОДАРКИ, НЕПОДТВЕРЖДАЕМЫЕ ПО ПРИЧИНАМ НРАВИЧНЫХ СООБРАЖЕНИЙ

1. Первый вид – сделанные между лицами, виновными в прелюбодеянии или наложничестве на момент дарения
     a. Прелюбодеяние или сожительство не нужно доказывать в уголовном процессе. Вина может быть доказана по совокупности доказательств.
     б. Если пожертвование было сделано после прелюбодеяния или сожительства, то оно действительно, за исключением случаев, когда его рассмотрение является совершением деяния
     c.Если преступники просто любовники, но не имеют половых сношений друг с другом, то этот запрет не применяется. Помните элементы прелюбодеяния и сожительства.
2. Второй вид — между лицами, признанными виновными в совершении одного и того же уголовного преступления, в связи с этим

     a. Должен быть вынесен обвинительный приговор — простого наличия убедительных доказательств вины недостаточно
     b. Не имеет значения, было ли пожертвование совершено до или после совершения правонарушения
3.Третий вид — тех, кто сделан для государственного директора или его жены, потомков и восходящих средств по причине его кабинета
а. Цель — предотвращение взяточничества

ПРИЧИНА, ПОЧЕМУ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНО

> Недействительно по соображениям публичного порядка

Ст. 740. Неспособность наследовать по завещанию распространяется на пожертвования in vivo. (n)

Art. 1027. Не могут преуспеть:
(1) Священник, выслушавший исповедь завещателя во время его последней болезни, или служитель Евангелия, оказавший ему духовную помощь в тот же период;
(2) Родственники такого священника или служителя Евангелия четвертой степени, церкви, ордена, капитула, общины, организации или учреждения, к которым может принадлежать такой священник или служитель;
(3) Опекун в отношении завещательных распоряжений, данных подопечным в его пользу до утверждения окончательных счетов опеки, даже если наследодатель умрет после их утверждения; тем не менее, любое положение, сделанное подопечным в пользу опекуна, когда последний является его восходящей, нисходящей, братом, сестрой или супругой, будет действительным;
(4) Любой понятой при исполнении завещания, супруг, родители или дети, или любой, кто требует от такого свидетеля, супруга, родителей или детей;
(5) любой врач, хирург, медсестра, сотрудник здравоохранения или наркотика, который позаботился о тестатере во время его последней болезни;
(6) Физические лица, ассоциации и корпорации, которым по закону не разрешено наследование. (745, 752, 753, 754а)

Ст. 1032. Следующие не могут быть наследниками по причине недостойности:
(1) Родители, которые бросили своих детей или склонили своих дочерей к развратной или безнравственной жизни, или покушались на их добродетель;
(2) Любое лицо, осужденное за покушение на жизнь наследодателя, его или ее супруга, потомков или потомков;
(3) Любое лицо, обвинившее наследодателя в преступлении, за которое законом предусмотрено лишение свободы на срок от шести лет и более, если обвинение признано необоснованным;
(4) Любой совершеннолетний наследник, который, зная о насильственной смерти наследодателя, не должен сообщить об этом судебному приставу в течение месяца, если только власти еще не приняли меры; этот запрет не распространяется на случаи, когда по закону нет обязанности предъявлять обвинение;
(5) Любое лицо, осужденное за прелюбодеяние или сожительство с супругой наследодателя;
(6) Любое лицо, которое обманом, насилием, запугиванием или неправомерным влиянием должно заставить наследодателя составить завещание или изменить уже составленное;
(7) Любое лицо, которое теми же средствами мешает другому составить завещание или отменить уже составленное, или которое заменяет, скрывает или изменяет завещание последнего;
(8) Любое лицо, которое фальсифицирует или подделывает предполагаемое завещание наследодателя. (756, 673, 674а)

Ст. 741. Несовершеннолетние и другие лица, которые не могут заключить договор, могут стать одаряемыми, но принятие осуществляется через их родителей или законных представителей. (626a)

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЕ МОГУТ ПРИНИМАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО?

Это зависит.
1. Если пожертвование простое — да, потому что все-таки на благо ребенка. Исключение составляют случаи, когда требуется письменное согласие. В этом случае должны вмешаться родители или законный представитель.
2. Если пожертвование возмездное или условное – потому что на ребенка возложено какое-то бремя. Родитель и законный представитель должны вмешаться.

Арт. 742. Пожертвования зачатым и нерожденным детям могут приниматься теми лицами, которые законно представляли бы их, если бы они уже родились. (627)

ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ

1. Ребенок должен родиться живым позднее
2. Или чтобы ребенок после рождения живым прожил не менее 24 часов

Ст. 743. Пожертвования, сделанные недееспособным, недействительны, хотя бы и симулированы под видом другого договора или через посредничество лица. (628)

ЗАКРЫТЫЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ НЕДЕЕСПОСОБНЫМ ЛИЦАМ – ЗНАЧЕНИЕ «НЕДЕЕСПОСОБНЫХ»

> Относится к тем, кому не разрешено становиться одаряемыми

Ст. 744. Дарение одной и той же вещи двум или более разным одаряемым регулируется положениями о продаже одной и той же вещи двум или более разным лицам.(n)

ПЕРЕДАЧА ОДНОГО ОБЪЕКТА ДВУМ ИЛИ БОЛЕЕ РАЗНЫМ ДАРАЕМЫМ; ПЕРЕКРЕСТНАЯ ССЫЛКА НА СТАТЬЮ 1544

Ст. 745. Одаряемый должен принять дарение лично, или через доверенное лицо, имеющее для этого особое полномочие, или общее и достаточное полномочие; в противном случае дарение считается недействительным. (630)

ФОРМАЛЬНОСТИ ДЛЯ ПРИЕМКИ

> Формальности для принятия, если таковые имеются, также должны быть соблюдены, иначе дарение считается недействительным один со специальной мощностью и другой, один с общей и достаточной мощностью

Ст. 746. Акцепт должен быть совершен при жизни дарителя и одаряемого. (n)

ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ НА КОГДА АКЦЕПТ ДОЛЖЕН БЫТЬ СДЕЛАН не будет совпадения мнений и, следовательно, совершения договора


Ст. 747. Лица, принимающие пожертвования в представительство других лиц, которые не могут сделать этого сами, обязаны сделать уведомление и отметку, о которых говорит статья 749.(631)

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ТЕХ, КТО ПРИНИМАЕТ ЗА ДРУГИХ

1. Подразумевается, что лица, упомянутые здесь, должным образом уполномочены на принятие
2. Уведомление и запись в надлежащих случаях необходимы для совершенства пожертвования

ст. 748. Дарение движимой вещи может быть совершено в устной или письменной форме. Дарение в устной форме требует одновременной передачи вещи или документа, удостоверяющего право дарения. Если стоимость пожертвованного личного имущества превышает пять тысяч песо, дарение и принятие должны быть совершены в письменной форме, в противном случае дарение считается недействительным. (632а)

Ст. 749. Чтобы дарение недвижимой вещи могло быть действительным, оно должно быть совершено в официальном документе с указанием в нем даруемого имущества и величины повинностей, которые одаряемый должен уплатить. Принятие может быть совершено в том же акте дарения или в отдельном официальном документе, но оно не вступает в силу, если оно не совершено при жизни дарителя. Если акцепт производится в отдельном акте, даритель уведомляется об этом в аутентичной форме, и этот шаг отмечается в обоих актах.(633)
*CONSTANCIA AUTHENTICA

Как составить договор дарения

Гражданское законодательство России в настоящее время различает 2 вида договора дарения: реальный и консенсуальный. Порядок заключения договора дарения различается в зависимости от того, к какому виду он относится, а также в зависимости от даримого имущества.

Руководство по эксплуатации

1

Реальным договором является договор, который считается заключенным в момент передачи вещи; консенсуальный договор считается заключенным в момент достижения соглашения относительно всех его существенных условий (даже если вещь еще не передана, работа не завершена и т. п.).) Договор реального дарения, по которому движимая вещь передается в момент заключения договора, может быть заключен в устной форме. Свидетельством о заключении договора дарения, сопровождаемым передачей дарения одаряемому, может служить: вручение последнего дара, символическая передача дарения (вручение ключей от машины и т.п.), вручение правоустанавливающих документов одаряемому. одаряемый.

2

Договор дарения движимого имущества должен быть заключен в письменной форме в случаях, когда:
— дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда;
— договор содержит обещание дарения в будущем (т.е. является согласованным).
При заключении договора в письменной форме он должен содержать имена (или имена) дарителя и одаряемого, а также описание даримого имущества.

3

Договор дарения недвижимого имущества может быть заключен только в письменной форме и подлежит обязательной государственной регистрации. Статьей 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ установлено, что государственная регистрация является единственным доказательством наличия права на недвижимое имущество.Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. В отношении договора дарения недвижимого имущества государственная регистрация должна осуществляться дважды: при заключении договора и при переходе права собственности на недвижимое имущество. При отсутствии государственной регистрации договор может быть признан недействительным в судебном порядке.
После вступления в силу Закона о регистрации прав на недвижимое имущество утратило силу правило об обязательном нотариальном удостоверении договора дарения. Нотариальное оформление договора дарения возможно по желанию сторон, но не является обязательным.

Имеют ли устные контракты юридическую силу?

Что происходит, когда помещик заключает договор с другим лицом, по которому помещик безвозмездно распоряжается участком? Имеет ли право получатель дарения лота принудительное исполнение устной договоренности при отсутствии надлежащих документов. Статья 725 нового Гражданского кодекса признает дарение недвижимого имущества действительным, если оно совершено в официальном документе. В отношении договоров статья 1403 того же кодекса признает неисполнимым следующий договор:

НЕИСПОЛНЯЕМЫЕ КОНТРАКТЫ (n)

Арт.1403. Следующие контракты не имеют законной силы, если они не ратифицированы:

(1) Заключенные от имени другого лица лицом, которому не были предоставлены полномочия или юридическое представительство, или которое действовало сверх своих полномочий;

(2) Те, которые не соответствуют Статуту о мошенничестве, изложенному в этом номере. В следующих случаях соглашение, заключенное в последующем, не будет иметь исковой силы в силу действия, если только оно, или какое-либо примечание или меморандум, не будут составлены в письменной форме и подписаны стороной, на которую возложена ответственность, или его агентом; поэтому доказательства соглашения не могут быть получены без письменного или вторичного доказательства его содержания:

(a) Соглашение, которое по его условиям не должно быть исполнено в течение года с момента его заключения;

(b) Особое обещание ответить за долг, дефолт или невынашивание беременности другого лица;

(c) Соглашение, заключенное в связи с вступлением в брак, кроме взаимного обещания вступить в брак;

(d) Соглашение о продаже товаров, движимого имущества или вещей в действии по цене не менее пятисот песо, если только покупатель не примет и не получит часть таких товаров и движимого имущества, или доказательства, или некоторые из них , таких вещей в действии или платить в момент покупки часть денег; но когда продажа производится с аукциона и аукционист делает запись в своей книге продаж, во время продажи количество и вид проданного имущества, условия продажи, цена, имена покупателей и лица, на которых счет продажи сделан, это достаточный меморандум;

(e) Соглашение об аренде на срок более одного года или о продаже недвижимого имущества или доли в нем;

(f) Представительство в отношении кредита третьего лица.

(3) Те, где обе стороны не в состоянии дать согласие на договор.

Также важно учитывать характер пожертвований: 

ПРИРОДА ПОЖЕРТВОВАНИЯ

Арт. 725. Дарение есть акт щедрости, посредством которого лицо безвозмездно распоряжается вещью или правом в пользу другого, принявшего их. (618а)

Арт. 726. Когда лицо дарит другому вещь или право в счет заслуг последнего или услуг, оказанных им дарителю, если только они не составляют истребованного долга, или когда дар возлагает на одаряемого бремя, которое меньше стоимости подаренной вещи, есть и пожертвование.(619)

Арт. 727. Незаконные или невозможные условия в простых и возмездных пожертвованиях считаются не наложенными. (н)

Арт. 728. Пожертвования, которые должны вступить в силу после смерти дарителя, имеют характер завещательных положений и регулируются правилами, установленными в Титуле о наследовании. (620)

Арт. 729. Когда даритель намеревается, чтобы дарение имело силу при жизни дарителя, хотя имущество не должно быть передано до смерти дарителя, это будет дарением in vivos.Плоды имущества с момента принятия дарения принадлежат одаряемому, если дарителем не предусмотрено иное. (н)

Арт. 730. Фиксация события или наложение отлагательного условия, которые могут иметь место сверх естественной продолжительности жизни дарителя, не разрушают характера акта как дарения in vivos, если не обнаруживается противоположного намерения. (н)

Арт. 731. Когда человек жертвует что-либо, при решающем условии выживания дарителя, имеет место дарение in vivos.(н)

Арт. 732. Пожертвования, вступающие в силу при жизни, регулируются общими положениями о договорах и обязательствах во всем, что не определено в настоящем Разделе. (621)

Арт. 733. Пожертвования по обременительной причине регулируются правилами о договорах, а возмездные пожертвования — положениями настоящего Титула в отношении той части, которая превышает стоимость возложенного бремени. (622)

Арт.734. Дарение совершается с того момента, как даритель узнает о принятии одаряемым. (623) 

Вы вернете мою почку? Реституция органа при трансплантации почки, связанной с живым человеком: этический анализ

Медицинские аспекты

С медицинской точки зрения акт возврата ранее донорского органа (далее — реституция органа) недопустим, если в связи с возвращением возникают серьезные проблемы безопасности орган. Сообщалось о накапливающихся случаях повторного использования трансплантированных почек. 4–11 Неофициальный успех этой процедуры не означает, что ее можно безопасно выполнять в обычном порядке.

С медицинской точки зрения наибольший риск реституции органов представляет собой потенциальное повреждение удаленной почки при ретрансплантации в А из Б. Ожидается, что операция будет сложной из-за спаек тканей, развившихся после трансплантации.

Другим риском является ухудшение состояния трансплантированной почки, которое может быть вызвано побочными эффектами иммунодепрессантов (ингибиторы кальциневрина, используемые почти во всех случаях, нефротоксичны), хроническим отторжением, посттрансплантационной артериальной васкулопатией или вирусной инфекцией. Более того, хотя риск отторжения для А низок, так как его собственная почка ретрансплантирована, остается небольшой риск отторжения из-за микрохимеризма некоторых иммуногенных клеток от первого реципиента трансплантата.

Кроме того, из уважения к принципу непричинения вреда врачи будут воздерживаться или сопротивляться изъятию почки у реципиента даже с его согласия, поскольку возвращение пациента на диализ может снизить ожидаемые оставшиеся годы жизни и качество жизни ( QOL) по сравнению с продолжением с функционирующей трансплантацией почки.Это пример сознательного отказа врача от лечения. Даже если Б соглашается, вполне возможно, что врач может отказаться от совершения медицинских действий, которые окажут серьезное негативное влияние на здоровье Б, по соображениям совести. В этом случае негативные последствия для здоровья В. включают риски, связанные с удалением почки и возвращением к диализу. В целом прогноз при диализе хуже, чем при трансплантации почки. Возрастает и опасность осложнений. Кроме того, качество жизни, вероятно, также снизится, учитывая симптомы, время и медицинские расходы, связанные с диализом. Следовательно, врач может сознательно отказаться от лечения B, которое будет иметь такие негативные последствия. Однако это требует дополнительного рассмотрения. Как правило, трансплантация живой почки также является операцией, которая имеет риск негативных последствий для донора, например, обострения артериальной гипертензии. Наличие только одной почки может негативно сказаться на здоровье донора А.Хотя в обоих случаях могут быть положительные психологические и социальные последствия для донора, разница между удалением одной почки у донора, у которого есть другая, и удалением единственной почки существенна. Таким образом, хотя врач может сознательно отказаться от участия в реституции органов, отказ по соображениям совести не относится к реституции органов.

Этический и юридический анализ

Повестка дня этической дискуссии: оси этической оценки и два типа контрактов

Во-первых, чтобы составить программу этической дискуссии, мы разберем возможные позиции, которые могут занять ключевые лица А и Б . Отношение А к реституции органа можно разделить на состояние «Да» (желание и/или разрешение вернуть орган, который был пересажен В) и противоположное состояние «Нет». Точно так же установки Б можно разделить на положительные условия «да» и отрицательные условия «нет» ().

Таблица 1

Матрица отношения к реституции органов

Этический вопрос, который мы будем повторять в этой статье, заключается в том, допустима ли реституция органов с этической точки зрения при каждом условии (I–IV).В следующих разделах мы извлекаем этические вопросы в контексте каждого из этих четырех условий.

Во-вторых, мы вводим концепцию контракта в наше обсуждение трансплантации живых органов. В целом, трансплантацию органов живого донора можно рассматривать как своего рода контракт, который обязывает донора пожертвовать свой орган реципиенту. Таким образом, формируется пара донор-реципиент, что характерно для трансплантации органов нормального живого донора; это не относится к трансплантации органов от умерших доноров. В указанном выше смысле трансплантация органов от живого донора всегда основана на направленном донорстве. Итак, теперь мы очерчиваем две концепции контракта, действующие в отношениях между донором и реципиентом, когда речь идет о трансплантации живой почки, чтобы прояснить наше обсуждение. Один из них – договор дарения (дарения), а другой – договор реституции органа. В договоре донорства почка передается от донора А реципиенту Б в качестве подарка. Поскольку одаренная почка передается от донора А реципиенту Б, донор А не может предъявлять юридические претензии к реципиенту Б о возврате предоставленного органа.Следовательно, получатель B не имеет юридических обязательств по отношению к A за владение органом, предоставленным в качестве подарка (при этом, как мы аргументируем ниже, возможность того, что между ними двумя существует какая-то другая норма или мораль, кроме юридического обязательства, нельзя отрицать). Договор дарения (подарка) частично опирается на «теорию собственности», представленную концепцией собственности Джона Локка. 12 Например, согласно Роберту Нозику, который, частично критикуя теорию собственности Локка, защищал понятие прав собственности как собственности на себя: «Центральное ядро ​​понятия прав собственности в X… должно быть сделано с X, право выбирать, какой из ограниченного набора вариантов, касающихся X, должен быть реализован или предпринят.’ 13 Исходя из предпосылки таких прав в сочетании с принципом автономии и уважением права личности на самоопределение, в том числе в отношении вопросов физической неприкосновенности, ретрансплантация (в A) допустима с этической точки зрения. «Допустимость» в этом смысле основывается на праве Б на собственное владение органом, а также на его праве отказаться от него или на его праве пожертвовать орган. 14

Были различные критические анализы либертарианского принципа собственности Роберта Нозика.Один из самых известных полагает, что разрешение либертарианства в отношении органов сделает возможным рынок человеческих органов. Мнения о маркетинге органов разделились, но мы против этого (дополнительную информацию об этих дебатах см. в ссылках 15–18 ). Кроме того, некоторые возражают против самого тезиса Нозика о либертарианском самопринадлежности, а другие указывают на различия между этим тезисом и собственной доктриной Локка о самопринадлежности. 19 20 Однако в целях аргументации, чтобы подчеркнуть контраст между договорами дарения и договорами ссуды для использования, в этой статье предполагается принцип сильной собственности в стиле Нозика.

Договор реституции органов, с другой стороны, является договором займа для использования. По такому договору о реституции Б (реципиент) обязан предоставить пересаженный орган А (донору), если возникнет такая необходимость. Эта форма договора напоминает прекарий в римском праве; считается, что реципиент B имеет право использовать почку до тех пор, пока донор A разрешает это. Таким образом, договор о реституции органов отличается от дарения, поскольку донор А может на законных основаниях потребовать, чтобы реципиент Б вернул предоставленный ему орган, а реципиент Б несет юридическое обязательство (точнее, полную ответственность) вернуть его, когда этого потребует донор А.

Понятие контракта, которое мы используем, является юридическим понятием. В этом случае под договором понимается правовой акт, устанавливающий соглашение о намерениях между двумя или более вовлеченными сторонами. В частности, договор о реституции органов, который мы предполагаем, аналогичен договору «ссуды для использования». Основой философии права для этого договора о реституции органов является основная идея свободы договора. Можно сказать, что свобода договора восходит к теории договоров Локка. Принцип заключается в том, что заключение договора является личным правом, и, таким образом, если договор является результатом свободного выбора двух или более сторон, государственные органы не должны вмешиваться.Также в Гражданском кодексе Японии предполагается существование свободы заключения договора (или отказа от заключения договора), свободы выбора партнера по договору, свободы принятия решений относительно содержания договора и свободы выбора. форма договора. 21

Однако в некоторых законах Японии на свободные договоры иногда накладываются ограничения. В случае договоров о реституции органов применимым законом будет закон, регулирующий трансплантацию органов. Запрет на покупку и продажу органов был добавлен в Закон Японии о трансплантации органов, когда он был пересмотрен в 2009 году.

Статья 11

1 Никто не может получать экономическую выгоду в обмен на предоставление или предоставление органов для трансплантации, а также требовать или обещать сделать это.

2 Никто не может предоставлять экономическую выгоду в обмен на получение или получение органов для трансплантации, а также подавать или обещать сделать это.

3 Никто не может получать экономическую выгоду в обмен на действия или действия в качестве посредника, организующего предоставление или получение органов для трансплантации, а также просьбу или обещание сделать это.

4 Никто не может предоставлять экономическую выгоду в обмен на получение или получение посреднических услуг по организации предоставления или получения органов для трансплантации, а также обращаться или обещать сделать это.

5 Для органов, участвующих в действиях, нарушающих любой из вышеперечисленных пунктов, никто не может сознательно извлекать или использовать такие органы в процедурах трансплантации.

6 Взаимный платеж, запрещенный в пунктах 1-4, не включает расходы, необходимые для транспортировки, связи или извлечения, сохранения или передачи органов для использования при трансплантации, или расходы, которые обычно признаются необходимыми при предоставлении или получении органы для использования при трансплантации или в качестве посредника. 22

Хотя этот закон запрещает предоставление или обещание органов с целью получения экономической выгоды, он, по нашему мнению, не может ограничивать договоры о реституции органов. С другой стороны, на уровне общих, а не конкретных законов можно предположить возможность предъявления гражданского иска. Статья 90 Гражданского кодекса Японии содержит положение о том, что «любой юридический акт, нарушающий общественный порядок или нормы приличия, считается недействительным». Если контракты о реституции органов нарушают общественный порядок и нормы приличия, такие контракты будут незаконными.Тем не менее, действия, которые, как считается, нарушают правила общественного порядка и стандарты приличия, лишены справедливости, такие как брачные контракты без согласия и мошенничество с кликами. Неясно, будет ли контракт о реституции органов рассматриваться как действие, нарушающее общественный порядок и нормы приличия.

Условие I: оправдывает ли согласие обеих сторон акт возврата донорского органа?

Предположим, что А желает вернуть орган, пересаженный В, и В соглашается.Их намерения совместимы, так как Б также уверен в возвращении органа. Однако этическим соображениям подлежит процесс, посредством которого формируются их намерения.

Сначала рассмотрим дело с точки зрения договора дарения (дарения). Подлинность самоопределения Б требует проверки. Если самоопределение Б является подлинным, то ретрансплантация его (донорского) органа может быть этически оправдана. Однако нам нужно тщательно рассмотреть, является ли самоопределение Б подлинным.Как указывалось ранее, у 90 423 23 90 424 реципиентов почечных трансплантатов от живых доноров может развиться чувство искупления, и они могут выбрать вариант возврата донорского органа из-за угрызений совести. При таких обстоятельствах на них оказывается психологическое влияние при принятии решений, и их самоопределение в отношении согласия по этой причине не проходит без давления.

Во-вторых, мы исследуем случай, который включает договоренность между A и B относительно реституции органов.Если наличие договора о донорстве органов, включающего такой пункт, определяющий возврат органа (т. е. не противоречащий публичному порядку), является законным, то B обязан вернуть орган A в соответствии с договором. . В отсутствие серьезного обоснования государственной политики, в случаях, когда А и В заключили добровольное соглашение, основанное на свободе договора, ни под каким влиянием, кроме их собственных намерений, разрыв контракта третьей стороной и предотвращение возврата органа В было бы неэтичным. легитимность.

Однако то же самое можно сказать и о легитимности контракта, обязывающего В вернуть пересаженный орган. Рассмотрим следующий случай: В, отдавая предпочтение краткосрочной выгоде (от получения органа), выдвигает контракт, в котором указывается его обязательство вернуть орган А, говоря: «Пожалуйста, пожертвуйте мне свою почку сейчас, и я обещаю, что я вернет ее вам, если она вам еще когда-нибудь понадобится.» Или, в другом случае, А может привести договор, говоря: «Я пожертвую свою почку вам (Б), если вы согласитесь вернуть ее мне, если Мне (А) нужно.Если В ответит на это предложение, возможно, он недостаточно обдумал контракт, переоценив свою краткосрочную выгоду и недооценив вероятность реальности, которая требует от него вернуть орган А. Более того, этот контракт ставит В в уязвимом положении как реципиент оригинальной трансплантации почки (от А до Б). Есть вероятность, что B неохотно соглашается, даже если он находит контракт оскорбительным. Договор, заключенный под этим неявным давлением, не может считаться подлинным. «Подлинный договор» указывает на договор, свободный от недостатков или основанный на согласии в отношении взаимного уважения личности между А и В. Другими словами, здесь договор и согласие автономны, и условие состоит в том, что они являются добровольными, что означает наличие никакого принудительного вмешательства какой-либо из сторон или третьей стороны, а также никакой эксплуатации.

В-третьих, мы рассматриваем этические вопросы, связанные с просьбой А к В вернуть орган, с точки зрения «просьбы об услуге». Это обсуждение с точки зрения добродетели.Фраза «просьба об одолжении» используется здесь для обозначения чего-то более слабого, чем приказ или требование. Вместо этого он используется для выражения желания. Желание А реституции органов у Б можно рассматривать как «просьбу об одолжении», но в определенных контекстах это нельзя назвать честным поступком. Например, может быть так, что А снисходительно ожидает благодарности от Б. Как правило, трансплантация живых органов основана на альтруистическом акте донора. В этом случае B прекратил диализ и имеет более высокое качество жизни из-за альтруизма A.Итак, допустим, что с течением времени А требует почку и просит Б проявить добродетель альтруизма. Если B случается, чтобы отказаться от этого, осуждают эгоизм B и отсутствие взаимности. В этом случае A эгоистично рефлексивно. Даже если видит заслуги в альтруистическом поведении, и проводит веру в то, что это просто спрашивает аналогично альтруистическому поведению B, в этом контексте запрос на реституцию органов от A, который стоит пользоваться, не может быть назван понаствительным с этической точки зрения.Ситуация была бы иной в другом контексте. Например, это может быть случай, когда А полностью осознает, что реституция органов снизит качество жизни Б, но все же просит о реституции органов, цепляясь за добрую волю Б. Вообще, если пациент с неудачной почкой просит родственников рассмотреть возможность пожертвования почек, этот запрос не является чем-то, чтобы быть осужденным. Точно так же, если A полностью осознает бремя на B, включая риски хирургии реституции органов и снижением QoL, а также апелляции к доброй воли B, что должно сказать обращение к B без обязательств B для возвращения органа, то это нормально не было бы заслуживающим порицания, с точки зрения этики. То, что А может попросить об этой услуге Б, может свидетельствовать о том, что отношения между ними хорошие.

Условие II: предложение вернуть орган

В условии II B предлагает вернуть орган, поднимая следующие этические вопросы.

Во-первых, Б не обязан возвращать донорский орган. Как показала Томсон в своем знаменитом деле скрипачки, касающемся вопроса об аборте, принуждение кого-либо к альтруизму, имеющему элемент самопожертвования, как вопрос законных прав, или требование этого как поступок доброго самаритянина, оба связаны с потенциальными этическими нарушениями. проблемы. 24 Чтобы уточнить, используя другие термины (которые Томсон не использовал), нельзя требовать такого альтруизма, как «совершенное обязательство» или «несовершенное обязательство». Согласно общепринятому определению, совершенное обязательство подразумевает юридическую обязанность, а нарушение этой обязанности влечет за собой юридическую ответственность. С другой стороны, несовершенное обязательство не влечет за собой юридической обязанности; однако, как заявил Шумейкер, несовершенное обязательство есть обязательство, поэтому его невыполнение является нарушением определенного морального запроса. 25 Другими словами, как совершенное обязательство, так и несовершенное обязательство являются моральными требованиями, которые могут быть исполнены, хотя и в разной степени. Действия, соответствующие этим моральным требованиям, этически оцениваются как «справедливые», а те, которые не соответствуют, как «несправедливые». При таком подходе это не может считаться несправедливым (или расцениваться как таковое с этической точки зрения), даже если В не предлагает вернуть орган. Другими словами, возникает трудность при классификации предложения В (вернуть орган) как несовершенного обязательства.

Во-вторых, скорее это действие, отражающее добродетельный характер Б или демонстрация добродетели Б. В этом смысле добродетель Б может быть истолкована как «доброжелательность» или «совестливость». 26 B осознает тот факт, что A поддерживал жизнь B, и всегда благодарен и чувствует себя в долгу. Таким образом, В сделает все для А, если А окажется в затруднительном положении. В следует восхищаться как добродетельным человеком за то, что он ведет себя так альтруистично. Мы рассматриваем предложение Б вернуть орган на основе аретаической, а не деонтической этики, и оцениваем предложение в основном на уровне «хорошая или плохая личность». 27 Согласно этой идее, действие Б по возвращению почки А (как проявление альтруизма) может быть классифицировано как чрезмерная обязанность, то есть действие, выходящее за рамки «обязанности», сопровождающее этическую оценку « справедливо/несправедливо». 28 29 Обычно используется следующее определение «сверхобязательных действий»: «Действие может быть отнесено к сверхобязательным «если и только если оно удовлетворяет следующим трем условиям: (1) морально необязательно, (2) морально похвально» , и (3) это выходит за рамки служебного долга». 30 Имея в виду это понятие сверхобязанности, действие А по донорству своего органа В в первую очередь может быть понято как сверхобязательство, поскольку это бескорыстный, альтруистический акт дарения. Точно так же предложение В вернуть орган А также является излишним актом, достойным похвалы и похвалы. Такое предложение является делом добродетели, а не обязательства.

В состоянии II А также альтруистичен. Хотя В предлагает вернуть орган, отказ А от этого приносит пользу Б.Конечно, могут быть разные причины отказа А. Например, поскольку операция по реституции органа возложит бремя на В, А может раскаяться в том, что В несет риск, и отказаться от возвращения органа. Это проявление альтруизма А, и за это А будет признан добродетельным человеком. Однако есть и другие мыслимые причины для отказа, не основанные на альтруистической добродетели. Может случиться так, что А противится создавать какие-либо долги перед Б, или что А отвернулся от жизни и впал в отчаяние, или что у него (в кантианском смысле) добрая воля и обязательства такого рода, которые не могут быть сводиться к какой-либо выгоде.

Однако добродетель альтруизма потенциально зависит от культуры. В некоторых культурных и религиозных контекстах «любовь к ближнему» и «доброжелательность» определяют моральные принципы донорства органов. Дар, основанный на любви к ближнему, следует дарить без ожидания возврата. Между тем, предложение Б вернуть орган, которое может быть основано или не основано на любви к ближнему или доброжелательности, может отражать другие культурные ценности. Например, в некоторых культурах дарение подарков всегда будет взаимностью.Получение подарка похоже на долг перед дарителем, поэтому последствием неуплаты «долга» может быть наказание общества как «бессовестного человека» или «человека, лишенного здравого смысла». На фоне такой культуры «стыда» предложение Б вернуть орган можно рассматривать как выражение добродетели, описываемой как умеренность, вежливость или лояльность. 26 Кроме того, демонстрация добродетели в этом смысле не обязательно является сверхобязательной. Потому что, если это так, B не должен подвергаться санкциям или быть этически осужденным как «несправедливый» из-за своего действия (т. е. не предлагать вернуть орган). 28 Важно отметить, что в зависимости от контекста демонстрация добродетели может классифицироваться либо как чрезмерная обязанность, либо как несовершенная обязанность. Соответственно, в зависимости от культуры или контекста, отказ Б вернуть орган может скорее рассматриваться как невыполнение несовершенного обязательства и в некоторых случаях с этической точки зрения оцениваться как «несправедливый».

Основываясь на приведенных выше рассуждениях, предложение Б вернуть орган можно было бы оценить и с точки зрения добродетели, либо как несовершенное обязательство, либо как сверхдолжное действие (добродетельное действие), в зависимости от контекста.

Состояние III: отказ вернуть орган

В состоянии III А желает, чтобы Б вернул орган, но Б не желает/позволяет этому случиться. Рассматривая трансплантацию органов в свете прав собственности, можно поднять следующие два этических вопроса.

Во-первых, если первоначальная трансплантация органа от А к В рассматривается как передача или дарение права собственности на орган от А к В, то, естественно, владение органом, пожертвованным от А, может быть заявлено В.В условии III (т. е. В не согласен вернуть орган), скорее всего, трудно оправдать возврат органа А нарушением права собственности В.

Во-вторых, если первоначальная трансплантация органов (из А в Б) была проведена на основе какого-то договорного соглашения, включающего договоренность об уточнении реституции органов, разрешение является более сложным? В этом сценарии мы предполагаем, что договор является подлинным. На основании этого договора отказ В от исполнения договора (условие III) ничем не отличается от желания В отозвать свое согласие в договоре о реституции органов.Для B отозвать свое согласие означает нарушить обещание (что он вернет донорский орган A), которое он дал перед трансплантацией органа. Но допустимо ли отзывать согласие? Если это так, то для А нет смысла обращаться к Б с контрактом, поскольку из него не будет вытекать никаких практических действий. И наоборот, если Б должен предложить контракт А, в договоре нет смысла, если он допускает отзыв согласия Б, что равносильно отказу от обещания вернуть орган в будущем.Как насчет того, когда отзыв согласия не разрешен или если договор одновременно включает соглашение, отзыв согласия будет невозможен? Может ли в этот момент А вернуть орган в соответствии с контрактом, несмотря на тот факт, что В в настоящее время имеет негативное намерение изъять орган? Этот вопрос будет обсуждаться в разделе Суд.

В дополнение к двум вышеупомянутым вопросам здесь мы поднимаем третий вопрос, касающийся отказа Б вернуть донорский орган.В разделе «Условие II: Предложение вернуть орган» мы обсуждали, что предложение Б вернуть донорский орган является либо несовершенным обязательством, либо чрезмерным действием; в любом случае Б заслуживает уважения как достойная похвалы личность. Соответственно, при условии III отказ Б вернуть донорский орган не может считаться похвальным. То есть отношение В к отклонению просьбы А можно рассматривать как его забвение великой доброты, когда-то полученной от А. Хотя это нельзя рассматривать как нарушение долга, некоторые культуры не позволяют проявлять неблагодарность таким образом.В этом случае B будет в той или иной форме санкционирован сообществом, даже если не юридически.

Пожертвование недвижимости — благотворительные стратегии для заложенного имущества

Дарение недвижимости — эффективный способ поддержать благотворительность и предоставить жертвователям налоговые льготы. Но дарение недвижимости редко бывает простой операцией, часто сопряженной со сложными ограничениями и проблемами, которые необходимо решить. Почти в каждой благотворительной организации есть главный специалист по подаркам, рассказывающий страшную историю о неудачном подарке, который они не могут выбросить из памяти.

Большинство благотворительных организаций даже не рассматривают вопрос о подарке недвижимости. Это даже прописано в их правилах приема подарков. В то время как недвижимость может быть оптимальным с точки зрения налогообложения активом для донора, благотворительным организациям может быть сложно принять ее, будь то из-за терпимости к риску, политики правления или практических опасений, связанных с потенциальными бременем управления недвижимостью и неопределенной датой продажи.

Добавьте обременение, такое как ипотека, и режим налогообложения и рисков быстро усложнится.Долг уменьшает как налоговую выгоду жертвователя, так и благотворительные доллары, в конечном счете направленные на благотворительность.

При дарении заложенной недвижимости даритель освобождается от долга, а обремененная стоимость рассматривается как продажа получателю на благотворительность. Кроме того, в отличие от дарения недвижимости без ипотеки, прирост капитала, полученный от активов, финансируемых за счет долга, обычно облагается налогом для благотворительной организации как несвязанный доход от бизнеса (UBTI), если он не соответствует определенным исключениям.

Некоторые из этих обремененных долгами объектов недвижимости могут быть очень хорошими кандидатами на благотворительность.Однако, если у него есть какие-либо долги, большинство некоммерческих организаций с сожалением отказываются от предложенного пожертвования, если жертвователь не готов погасить долг до взноса. Есть ли способ, которым это могло бы работать лучше для всех сторон?

Есть несколько вариантов для многих жертвователей, у которых есть ценное имущество с задолженностью менее 30-40% от справедливой рыночной стоимости.

Решение №1: Благотворительная организация принимает пожертвование как выгодную продажу, где цена покупки эквивалентна долгу. Затем, при продаже имущества, благотворительная организация рассчитывает несвязанный налог на прибыль предприятий, если это необходимо, и использует чистую выручку для первоначально намеченных благотворительных целей.

Решение №2: Благотворительная организация покупает часть имущества, эквивалентную долгу, а жертвователь затем делает благотворительное пожертвование оставшихся процентов. Благотворительная организация вместе с другим владельцем, если таковой существует, будет сотрудничать в процессе продажи. В качестве примера представьте себе загородный дом стоимостью 2 миллиона долларов с ипотекой на 500 000 долларов, который донор больше не использует и хочет пожертвовать. Благотворительная организация могла бы выкупить заложенные 25% доли в собственности за наличные, которыми жертвователь погашает долг.Донор может пожертвовать оставшиеся 75% на благотворительность или просто оставить некоторую пропорциональную сумму. Затем благотворительная организация (или благотворительная организация/донор) продает всю собственность без долгов и получает вырученные средства надлежащим образом. Это может хорошо работать для прямых крупных подарков или подарков в виде пожизненного дохода, таких как благотворительные остаточные трасты или благотворительные аннуитеты.

Решение № 3: Последняя, ​​более рискованная стратегия для заложенного имущества заключается в том, чтобы даритель просто сохранил долговое обязательство.Донор вносит любой процент, который он выберет, на благотворительность и подписывает дополнительное соглашение, соглашаясь на продолжение выплаты ипотеки. Это предложение с более высоким риском для благотворительной организации и донора, поскольку кредитор может отозвать ссуду в соответствии с пунктом «срок продажи». Донор может предпочесть этот подход, так как с налоговой точки зрения, возможно, нет облегчения долга. Очевидно, что для изучения этого решения донору следует обратиться за сильным финансовым, налоговым и юридическим советом.

Пожертвование недвижимостью может быть трудным для начала, не говоря уже об имуществе, обремененном долгами. Многие благотворительные организации не примут такое имущество. Однако это может иметь значительную ценность для благотворительной организации и значительные налоговые преимущества для жертвователя. Это верно даже в том случае, если недвижимость находится в ипотеке. В этих случаях донор и благотворительная организация должны работать вместе, чтобы определить, следует ли использовать стратегию пожертвования имущества, при этом долг продолжает выплачиваться или выплачивается благотворительной организацией.

Эта статья была написана Брайаном К. Клонцем из Forbes и легально лицензирована издательской сетью Industry Dive.Все вопросы по лицензированию направляйте по адресу [email protected]

Содержание этой статьи предоставляется только в образовательных и информационных целях. Информация и комментарии не являются взглядами или мнениями Union Bank, его дочерних компаний или аффилированных лиц.

Предполагаемое согласие на донорство органов: сравнение английского и шотландского подходов | Журнал права и биологических наук

Аннотация

Предполагаемое согласие на донорство органов уже давно обсуждается как потенциальное решение проблемы нехватки органов для трансплантации, и несколько стран внедрили его. В Великобритании Уэльс был первой страной, которая ввела такую ​​​​систему в 2015 году. Теперь две другие страны следуют этому примеру. В этой статье я сравниваю подходы Англии и Шотландии к переходу на системы условного согласия на донорство органов. После описания обоих наборов законодательства я сосредоточусь на трех моментах, по которым две страны различаются. Во-первых, роль тех, кто был близок к умершему, в процессе получения согласия и степень, в которой клиницисты должны консультироваться с ними до того, как согласие будет считаться признанным.Во-вторых, роль министров правительства в обеспечении широкой осведомленности общественности. В-третьих, способы, которыми две страны отреагировали на вызов пандемии COVID-19 в отношении реализации предполагаемого согласия. Я заключаю, что по всем трем пунктам шотландский подход предпочтительнее.

I. ВВЕДЕНИЕ

Органов для трансплантации уже давно не хватает. Это касается не только Великобритании (GB), 1 , но и всего мира.Даже в Испании, которая обычно считается лучом надежды в деле получения органов, 2 сотни пациентов умирают каждый год в ожидании необходимой трансплантации. Было предложено несколько «решений», хотя, возможно, наиболее часто поддерживается так называемое условное согласие. 3 В отличие от более традиционной модели донорства органов с явным согласием, когда , а не донорство было по умолчанию, условное согласие рассматривает всех умерших как доноров 4 при отсутствии формально выраженного противоположного желания.Это система, которая была внедрена во всем мире, 5 и больше стран рассматривают возможность перехода каждый год.

Предполагаемое согласие обычно оправдывается несоответствием между общественной поддержкой донорства органов и фактической статистикой донорства. Кроме того, этическая оправданность таких систем основана на широкой осведомленности о том, как они работают, и на достаточно простом методе, позволяющем гражданам зафиксировать свои возражения. 6 Вместо того, чтобы подробно обсуждать сейчас, я буду исследовать эти моменты в этой статье.

По состоянию на 20 мая 2020 года в Англии действует система условного согласия на донорство органов. Аналогичная система должна была быть введена в Шотландии позже в том же году, но с тех пор была отложена из-за пандемии COVID-19. За несколько лет до того, как английские и шотландские акты начали свое путешествие через соответствующие парламенты, в Уэльсе уже действовала система условного согласия на донорство органов. Закон о трансплантации человека (Уэльс) 2013 г. (HTWA 2013) вступил в силу в декабре 2015 г. и получил высокую оценку.Это было объявлено «прогрессивной политикой» для «прогрессивной нации» Марком Дрейкфордом, тогдашним секретарем кабинета министров по вопросам здравоохранения и социальных служб. 7 В соответствии с HTWA 2013, любой умерший взрослый человек, не являющийся исключением из списка 8 , считается давшим согласие на донорство органов, если только он не имел решения о донорстве, действовавшего непосредственно перед его смертью, или не назначил лицо или лиц для решения этого вопроса. согласия от их имени. 9 Закон также позволяет родственнику или давнему другу умершего возражать против процедуры пожертвования на основании взглядов умершего, 10 , при условии, что разумный человек придет к выводу, что родственник или друг знает, что наиболее последнее мнение было бы против согласия на пожертвование. 11

Целью HTWA 2013 было улучшение статистики трансплантаций в Уэльсе. Однако вопрос о том, в какой степени предполагаемое согласие может улучшить статистику донорства и трансплантации, является спорным. Некоторые данные свидетельствуют об увеличении количества согласий, донорства и трансплантаций после введения условного согласия, 12 , и успех донорства органов в Испании часто объясняется тем, что оно основано на условном согласии. 13 Однако другие задаются вопросом, несет ли ответственность законодательство, предполагая, что роль координаторов по трансплантации в испанских больницах улучшила показатели трансплантации, а сам закон бездействует. 14 Успех HTWA 2013 уже был предметом разногласий, 15 и до принятия Закона о донорстве органов (предполагаемое согласие) 2019 г. (DCA 2019) в Англии и о человеческих тканях (разрешение) ( Шотландия) Закон 2019 г. (ASA 2019) в Шотландии снова было высказано предположение, что предполагаемое согласие не является ответом на нехватку органов для трансплантации. 16 Для целей настоящей статьи потенциал предполагаемого согласия в этом отношении не имеет значения.Меня беспокоят различия между английской и шотландской системами предполагаемого согласия, и что предпочтительнее с точки зрения как этической/юридической защиты, так и успеха — успех здесь означает самоприверженность и долголетие, независимо от того, улучшается количество доноров или нет.

В этой статье я начну с описания законодательства о предполагаемом согласии в Англии и Шотландии. Затем я выделяю три ключевых вопроса, по которым две системы различаются, и что они означают для действия условного согласия в соответствующих странах. Во-первых, роль тех, кто был близок к умершему, в процессе получения согласия и степень, в которой клиницисты должны консультироваться с ними до того, как согласие будет считаться признанным. Во-вторых, роль министров правительства в обеспечении широкой осведомленности общественности. В-третьих, способы, которыми две страны отреагировали на вызов пандемии COVID-19 в отношении реализации предполагаемого согласия. Я заключаю, что по всем трем пунктам шотландский подход предпочтительнее.

II.НОВЫЕ ЗАКОНЫ О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ СОГЛАСИИ

Здесь я опишу предысторию и основные особенности новых законов о условном согласии как в Англии, так и в Шотландии. На данный момент я намеренно опускаю некоторые элементы новых актов, поскольку они являются точками различия, которые будут исследованы в ближайшее время.

II.А. Закон о донорстве органов (предполагаемое согласие) 2019 г.

Внося поправки в Закон о тканях человека 2004 г. (HTA 2004), DCA 2019, также известный как Макс, и Закон Кейры в знак признания двух детей, которые, как считается, вдохновили на изменение после того, как Макс был спасен пожертвованным сердцем Кейры 17 — ввела в действие систему условного согласия для взрослых 18 в Англии 19 с 20 мая 2020 года.До внесения этого изменения в соответствии с принятым HTA 2004 пожертвование могло осуществляться только с явного согласия физического лица (в письменной форме, если физическое лицо умерло), лица или лиц, назначенных для решения вопроса в случае смерть человека или лицо, состоявшее в квалификационных отношениях 20 с этим лицом до его смерти, в указанном порядке наследования. 21

Что касается исключенных групп, лицо считается членом одной из них — «исключенным взрослым», — если оно (а) обычно не проживало в Англии в течение как минимум 12 месяцев непосредственно перед смертью, или (b) в течение значительного периода времени перед смертью не могли понять последствия перехода к условному согласию. 22 Поскольку согласие не может считаться освобожденным совершеннолетним, для таких лиц продолжает действовать система явного согласия. 23

Существуют ограничения на то, какие ткани человека подпадают под действие новой модели условного согласия. Обширный список запрещенных материалов содержится в Положениях о тканях человека (разрешенные материалы: исключения) (Англия) 2020, 24 , которые вступили в силу в тот же день, что и DCA 2019. Эти правила, несмотря на то, что в них указана только Англия их название распространяется как на Англию, так и на Уэльс после внесения поправок в HTA 2004. 25

Обоснованием перехода к условному согласию в Англии было, по крайней мере частично, свидетельство общественной поддержки. Согласно пояснительной записке к DCA 2019, около 80 процентов пожертвований органов государственной поддержки «в принципе», 26 , поэтому цель Закона состоит в том, чтобы привести реальность в соответствие с общественным мнением. Конечно, в Великобритании была история общественной поддержки донорства органов, даже несмотря на разрыв между поддержкой и фактическим донорством. 27

II.B. Закон о тканях человека (разрешение) (Шотландия) 2019 г.

В Шотландии аналогичная модель предполагаемого согласия должна вступить в силу в марте 2021 года. В некоторой степени отражая Англию, ASA 2019 вносит поправки в Закон о тканях человека (Шотландия) 2006 года (HTSA 2006), разрешая донорство тела умершего взрослого человека. органа для трансплантации, если не было возражений.

В ASA 2019 есть несколько исключений, которые аналогичны исключениям в DCA 2019.В Шотландии условное согласие не применяется к лицу, которое (а) имело действующее заявление об отказе от участия в соответствующее время, 29 (б) не проживало в Шотландии в течение как минимум 12 месяцев до соответствующего времени, 30 или (c) не в состоянии понять характер и последствия предполагаемого согласия. 31 Здесь стоит отметить, что в то время как DCA 2019 использует формулировку «непосредственно перед смертью» для временных особенностей, ASA 2019 предпочитает фразу «в соответствующее время».Однако, как подробно описано в примечаниях к толкованию ASA 2019, «соответствующее время» для целей умершего донорства следует понимать как «непосредственно перед смертью человека». 32 Таким образом, разница только в терминологии, а не в значении.

Опять же, как и в Англии, другое лицо сможет заявить возражение от имени умершего. 33 Однако не указывается необходимость того, чтобы это лицо состояло в квалификационных отношениях.Действительно, в ASA 2019 просто говорится, что «человек» может взять на себя эту роль. 34 В примечаниях к Закону не содержится никаких дополнительных подробностей о толковании того, кем может быть «лицо» по отношению к умершему. В соответствии с HTSA 2006 его можно понимать как «ближайший родственник». привыкли и привыкли к этой системе. Однако важно признать, что фактически используется фраза «лицо» в законодательстве, где в других местах используется более привычный язык «ближайший родственник». 36 Во избежание путаницы я буду использовать терминологию «квалифицированные отношения» в контексте DCA 2019 и ASA 2019.

Наконец, как и в Англии, определенные части тела будут освобождены от предстоящего законодательство о согласии в Шотландии. ASA 2019 требует, чтобы шотландские министры предоставили правила, согласно которым части тела должны быть исключены, 37 , которые принимают форму Правил о тканях человека (исключенных частях тела) (Шотландия) 2020 года.Эти правила были приняты 18 ноября 2020 года и вступают в силу в день вступления в силу новой системы условного согласия. 38

III. КОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ ИЛИ НЕ КОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ

Основная идея моделей предполагаемого согласия заключается в том, что явное согласие не требуется. При отсутствии явно зарегистрированного желания умершего дарение является законным. Однако существует необходимое различие между так называемым «жестким отказом» и «мягким отказом», при этом системы предполагаемого согласия существуют в некотором спектре между ними. 39

Жесткое предполагаемое согласие в некотором смысле является чистым предполагаемым согласием. Там, где действует такой закон, все, что может помешать человеку стать донором органов после его смерти, — это официально зарегистрированное возражение, сделанное им до своей смерти. При условии, конечно, что органы человека пригодны для трансплантации и они не входят в исключенную группу. Такие системы встречаются редко. Ярким примером является Бразилия. В 1997 году в Бразилии была введена система жесткого предполагаемого согласия, согласно которой действительным было только возражение потенциального донора. 40 Однако всего через 20 месяцев система была отменена из-за недоверия правительства и обвинений в похищении тел. 41 Возможно, опыт Бразилии показывает, что условное условное согласие не является осуществимой политикой, независимо от того, улучшает ли она статистику пожертвований, и ни одна из действующих или вскоре вступающих в действие систем условного согласия в Великобритании не может считаться жестким .

Гораздо более распространены системы мягкого предполагаемого согласия, которые дают тем, кто находится в квалификационных отношениях 42 с умершим, возможность каким-то образом предотвратить процедуру донорства.Именно такая система действует в Уэльсе. 43 Испания, которая часто упоминается как яркий пример удачного донорства органов, также имеет условное добровольное согласие. Как правило, роль тех, кто квалифицирует отношения с умершим, ограничивается демонстрацией того, что сами умершие возражали бы против донорства. Не существует права вето, основанного на собственных взглядах и предпочтениях тех, кто квалифицирует отношения. Однако такое вето можно считать действующим на практике; понятно, независимо от того, продиктовано ли это законом или нет, клиницисты, скорее всего, не захотят продолжать донорство, если семья умершего решительно против этого. 44

Здесь можно рассмотреть, как возражения со стороны тех, кто находится в квалифицирующих отношениях, могут различаться по своему характеру. Как подчеркнул Шоу, мы можем различать три типа вето (или «отмены», если использовать терминологию Шоу). 45 Во-первых, новые доказательства, предоставленные кем-то, состоящим в квалификационных отношениях, которые демонстрируют собственный отказ умершего. Во-вторых, предположение кого-либо, находящегося в соответствующих отношениях, о том, что умерший возражал бы против донорства при определенном стечении обстоятельств.В-третьих, возражение, основанное на пожеланиях тех, кто находится в квалифицирующих отношениях, которое Шоу называет «подлинным отклонением». 46 Первые два, по мнению Шоу, наиболее важны с этической точки зрения. В самом деле, именно первым двум законам обычно придается большое значение. Однако на практике может быть трудно провести различие между ними, в результате чего желания тех, кто находится в квалифицирующих отношениях, приобретают значение собственных желаний умершего. 47

Таким образом, различие между жестким и мягким предполагаемым согласием заключается в роли тех, кто определяет отношения с умершим.Это закреплено в законе в виде требований консультироваться с ними. И английская, и шотландская системы включают такое требование, хотя существует интересное различие, которое приближает Шотландию к системе жесткого предполагаемого согласия.

В соответствии с новой системой в Англии при отсутствии официально зарегистрированного возражения любое лицо в возрасте 18 лет и старше, не принадлежащее ни к одной из исключенных групп, считается давшим согласие на донорство, если только лицо, которое непосредственно перед смертью потенциального донора , находившееся в квалификационных отношениях с заинтересованным лицом, «предоставляет информацию, которая привела бы разумное лицо к выводу, что заинтересованное лицо не дало бы согласия». 48 Что касается того, что является достаточным доказательством для вывода о том, что умерший не давал согласия, DCA 2019 возлагает ответственность на Управление тканей человека (HTA) за предоставление указаний на этот счет. 49 В Своде правил HTA, обновленном 20 мая 2020 г., отмечается, что роль тех, кто участвует в квалификационных отношениях, важна, а деликатное общение и взаимодействие с ними крайне важны. 50 В тех случаях, когда применяется предполагаемое согласие, в руководстве говорится, что медсестра-специалист должна объяснить ситуацию тем, кто находится в соответствующих отношениях, тем самым дав им возможность продемонстрировать, что умерший не хотел быть донором. 51 Следует отметить, что если нет возможности поговорить с теми, кто находится в соответствующих отношениях с умершим, в Своде правил HTA говорится, что пожертвование должно продолжаться. 52 Это делается на том основании, что это может подорвать общественное доверие, которое может перевесить преимущества пожертвования. 53

В этом заключается новая классификация английской системы условного согласия. Решение по-прежнему остается за теми, кто находится в квалификационных отношениях. 54 Интересно, что в ходе публичных консультаций по предполагаемому согласию в Англии задавался вопрос о том, должна ли семья иметь последнее слово в отсутствие зарегистрированного возражения со стороны умершего, однако окончательный закон отклонился от результата этого вопроса.Лишь 25% респондентов считали, что окончательное решение должна принимать семья, и наибольшая поддержка этой позиции исходила от респондентов-евреев и мусульман. 55 Гораздо более решительные 48% ответили «нет», при этом 27% считают, что стандартный ответ должен быть «нет», но должны быть исключения. 56 Однако представляется, что по этому конкретному вопросу возобладало мнение меньшинства. Возможно, в новой системе была предпринята попытка достичь лучшего из обоих миров, позволяя тем, кто находится в квалификационных отношениях, демонстрировать возражение умершего, а не прямо предоставляя им выбор, но ценность этого различия на практике сомнительна, потому что они предоставляется право вето. 57

В отличие от Англии, Шотландия, похоже, приняла нечто среднее между жестким и мягким предполагаемым согласием. Когда ASA 2019 вступит в силу, клиницисты в Шотландии будут «обязанны наводить справки», когда предполагаемое согласие становится актуальным в контексте конкретного пациента; то есть говорить с теми, кто находится в квалификационных отношениях, «насколько это практически возможно». 58 ASA 2019 не предусматривает, что пожертвование не должно осуществляться в случае, если разговор с такими лицами практически нецелесообразен.В этом смысле шотландская модель придает меньшее значение роли тех, кто участвует в квалифицирующих отношениях, и большее значение придается самому принципу предполагаемого согласия. Тем не менее, он сохраняет достаточно важную роль для тех, кто участвует в квалификационных отношениях, чтобы избежать жесткого предполагаемого согласия и потенциально столкнуться с проблемами, возникшими в Бразилии.

Конечно, DCA 2019 сам по себе не устанавливает абсолютного требования консультироваться с теми, кто находится в соответствующих отношениях, прежде чем приступить к пожертвованию. Это требование предусмотрено в Кодексе практики HTA.Таким образом, возможно, что, когда предполагаемое согласие в конечном итоге вступит в силу в Шотландии, будет опубликовано аналогичное руководство, что поставит обе страны в одинаковое положение в отношении этого пункта. Однако в отсутствие такого руководства в Шотландии система мягкого предполагаемого согласия в Шотландии менее мягкая, чем в Англии.

Несколько снизив важность роли тех, кто определяет отношения, шотландская система предполагаемого согласия остается в рамках требований Европейской конвенции о правах человека.В деле 2015 года в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) — Elberte v. «обоснованные запросы», чтобы выяснить у родственников, будет ли умерший возражать, будь то в рамках системы выраженного согласия или предполагаемого согласия. 60 Это согласуется с требованием, отмеченным в более раннем деле L.H. против Латвии , о том, что внутреннее законодательство «должно с достаточной ясностью указывать пределы дискреционных полномочий, предоставляемых компетентным органам, и способ их осуществления». 61 Неспособность государства сделать это в деле Эльберте привела к удовлетворению иска жены умершего о нарушении ее права на уважение частной и семейной жизни согласно статье 8 62 . 63 Однако ЕСПЧ не высказал мнение, что, если эти разумные расследования не принесут результатов, пожертвование не может осуществляться на основе предполагаемого согласия. Таким образом, шотландское требование консультироваться «насколько это практически возможно» 64 хорошо согласуется с решением ЕСПЧ, а английское требование о том, что донорство не должно происходить в отсутствие консультации, не требуется Европейской конвенцией о Права человека.

При придании большего значения принципу предполагаемого согласия предпочтительнее шотландская модель. Одним из самых больших препятствий для донорства органов исторически было семейное вето, которое часто представляет собой разрыв с собственными желаниями пациента. 65 Предполагаемое согласие должно преодолеть это. Английская система фактически не изменилась; окончательное решение остается за теми, кто находится в квалификационных отношениях, даже если клиницисты подходят к ним по-разному. Шотландская система на самом деле предполагает согласие и, следовательно, имеет больший потенциал для увеличения уровня донорства. 66   Если существует высокий уровень общественной осведомленности — и здесь важно «если», — шотландский подход этически оправдан. 67 Кроме того, это согласуется с результатами консультации, состоявшейся в Англии. 68

IV. ОБЯЗАННОСТЬ МИНИСТРОВ?

Еще одно интересное различие между двумя системами касается роли министров в обеспечении осведомленности общественности. Более ранняя HTWA 2013 возлагала на министров Уэльса обязанность продвигать трансплантацию, поддерживая кампанию не реже одного раза в 12 месяцев, чтобы информировать общественность о том, как действует предполагаемое согласие в отсутствие явно выраженного согласия. 69 Кроме того, в течение первых пяти лет после вступления Закона в силу министры Уэльса должны были ежегодно отчитываться перед Национальной ассамблеей Уэльса о том, что было сделано для выполнения этой обязанности. 70 Можно было бы ожидать, что аналогичная обязанность найдет отражение в английских и шотландских законах, но это верно только для последних.

После введения условного согласия шотландские министры несут юридическую ответственность за внедрение средств информирования общественности; не только характера предполагаемого согласия с точки зрения разрешения на трансплантацию, но и предсмертных процедур. 71 Как и в Уэльсе, шотландские министры должны обеспечивать постоянное продвижение по службе не реже одного раза в календарный год. 72 Хотя продвижение по службе требуется ежегодно, существует меньший уровень проверки, поскольку нет требования сообщать о своей деятельности в шотландский парламент. Тем не менее, это больше, чем требуется DCA 2019 в Англии.

Информационные кампании всегда считались важным фактором введения условного согласия в Англии.После общественных консультаций по вопросу об условном согласии в 2018 году правительство объявило, что «хочет повысить осведомленность об этих важных вопросах и поддержать общественность в принятии обоснованных решений». 73 В этом ответе они также заявили о запланированном запуске информационной кампании в 2019 году, 74 , но пока эта кампания началась, в первые недели действия DCA 2019 заметного увеличения заметности не произошло. Кроме того, в DCA 2019 не указаны обязанности министров, как в законах Уэльса и Шотландии.Таким образом, не существует формального признания общественной осведомленности в качестве центрального элемента этической защиты предполагаемого согласия как модели донорства органов. Важность общественной осведомленности можно считать молчаливо признанной в DCA 2019, поскольку те, кто не способен понять влияние предполагаемого согласия, освобождаются от его досягаемости, но это степень признания, предоставляемая осведомленности. Решив отойти от законодательной модели, представленной Уэльсом несколькими годами ранее, можно сделать вывод, что правительство не желает брать на себя юридическую ответственность за информированность в Англии, а вместо этого использует ее как предпочтительное дополнение к законодательным изменениям, где это возможно.

В этом вопросе Шотландия, опять же, может считаться страной, придерживающейся предпочтительного подхода. Это связано с тем, что широкая осведомленность общественности признана важной для этической защиты предполагаемого согласия как подхода к донорству органов; он поддерживает принцип автономии.

Широко распространено мнение, что автономный выбор требует, чтобы агент был достаточно информирован относительно рассматриваемого выбора. В широко цитируемом отчете Бошана и Чайлдресса «значительная степень понимания» рассматривается как один из трех критериев автономного действия. 75 Применяя эту идею к условному согласию, Сондерс утверждает, что такая система может рассматриваться как представляющая собой согласие только в том случае, если (1) имело место четкое информирование граждан об изменении системы, так что бездействие может быть истолковано как согласие, и (2) процесс официальной регистрации своего возражения не является необоснованно дорогостоящим. 76 Эти критерии подверглись критике, причем Маккей утверждал, что они не обязательно влекут за собой понимание; действительно, он предполагает, что такое понимание «крайне маловероятно, что оно будет удовлетворено во многих юрисдикциях». 77 Тем не менее, Маккей, кажется, считает понятие предполагаемого согласия особенно сложным в его отношении. Идея «X произойдет, если вы не сделаете Y», которая является базовой концепцией системы предполагаемого согласия, проста и может быть донесена простым способом. Предполагая усилия соответствующих сторон 78 по обеспечению осведомленности, разумно предположить, что уровень понимания, который можно считать «достаточным», будет достигнут, и те, кто возражает против того, чтобы быть донорами, предпримут необходимые шаги, чтобы официально зафиксировать это.С дополнительными гарантиями исключенных групп и ролью тех, кто участвует в квалификационных отношениях, которые содержатся как в DCA 2019, так и в ASA 2019, критерии Saunders являются подходящими, поскольку они должным образом обеспечивают действительность согласия.

Однако ни один из критериев Сондерса не может считаться достоверным, если министры не обязаны прилагать усилия для информирования населения об изменениях. Там, где коммуникация терпит неудачу, проблематизируется второй критерий — разумный процесс регистрации возражения; даже если действующая система проста и не является чрезмерно дорогостоящей, незнание ее отдельными лицами делает ее несколько бессмысленной.Незнание необходимости регистрации возражения означает, что те, кто возражает, по большей части не будут этого делать официально. В результате ключевой элемент, обеспечивающий этическую защиту предполагаемого согласия, отсутствует.

Конечно, способность лиц, состоящих в квалификационных отношениях, демонстрировать возражения от имени умершего в некоторой степени является гарантией против такого подрыва автономии. Однако при недостаточной осведомленности общественности маловероятно, что те, кто находится в квалификационных отношениях, будут знать об изменении и, следовательно, о той роли, которую они могут сыграть; Помимо простого понимания того, что считается согласие умершего, те, кто находится в квалификационных отношениях, также должны понимать, что они имеют право возражать от имени умершего. Конечно, клиническая группа поднимет вопрос о предполагаемом согласии с теми, кто находится в квалификационных отношениях, как того требует Кодекс практики HTA. 79 Однако, не зная о новой системе до смерти своего близкого человека, те, кто находится в соответствующих отношениях, не будут вынуждены обсудить этот вопрос со своим любимым человеком и могут не знать о желаниях своего любимого человека. В конце концов, роль тех, кто находится в квалификационных отношениях, предназначена для защиты от случаев, когда умерший не сообщил о своих желаниях.

В. РЕАГИРОВАНИЕ НА ПАНДЕМИИ

Последнее различие, которое я рассмотрю и которое особенно актуально в последнее время, — это то, как правительства Англии и Шотландии отреагировали на пандемию COVID-19 с точки зрения перехода к условному согласию.

В.А. Воздействие пандемии

Пандемия COVID-19 затронула почти все аспекты здравоохранения, донорство и трансплантацию органов. Мы с коллегой изложили и обсудили эти вопросы в другом месте, 80 , поэтому здесь я приведу лишь краткий обзор, необходимый для последующего обсуждения.

Во-первых, это прямое влияние на активность трансплантата. На начальных этапах пандемии больницы ожидали наплыва пациентов, инфицированных COVID-19, и подготовились к этому, реструктуризировав различные системы и перераспределив персонал для обеспечения работы жизненно важных служб (в частности, отделений интенсивной терапии). На момент написания почти все центры трансплантации в Великобритании открыты. Однако в разгар первого всплеска пандемии многие приостановили работу; когда DCA 2019 вступил в силу, трансплантации поджелудочной железы или островков не проводились, и работало только девять центров трансплантации почек. 81 Даже в тех случаях, когда операции по трансплантации выполнялись на протяжении всего начального пика заболеваемости COVID-19, клиницисты из NHS Blood and Transplant (NHSBT) рекомендовали рассматривать случаи на индивидуальной основе, принимая во внимание как срочность, так и местные ресурсы. решения. 82 Несмотря на то, что первый всплеск прошел, в центрах трансплантации сохраняются проблемы с ресурсами, поскольку ожидается второй всплеск. В августе 2020 года NHSBT опубликовала документ с подробным описанием своего планирования в преддверии ожидаемого второго всплеска, включая рекомендации для центров трансплантации по закрытию, когда они требуются в исключительных обстоятельствах. 83 Таким образом, существует общепризнанная обеспокоенность тем, что закрытие центров трансплантации может снова стать необходимым, что снизит возможности трансплантационной деятельности.

Вторым воздействием, которое непосредственно связано с предполагаемым согласием, является вызов общественному сознанию. Средства массовой информации по понятным причинам сосредоточены на самой пандемии, что затрудняет проникновение и распространение любых других новостей. Конечно, в то время в Англии мало освещался переход к условному согласию.Таким образом, правомерно задаться вопросом, может ли какая-либо попытка повысить осведомленность общественности о новой системе быть успешной до окончания пандемии. 84 Неосведомленность является проблемой не только для лиц, которые могут пожелать заявить о своем собственном возражении против донорства органов, но и для тех, кто находится в квалификационных отношениях, которые могут считать своим долгом служить интересам умершего, где это применимо.

Ясно то, что ситуация с донорством и трансплантацией органов не так стабильна, как обычно, и что осведомленность общественности о любых изменениях в политике, которые не имеют прямого отношения к COVID-19, будет получать мало эфирного времени, если вообще будет.Таким образом, можно задаться вопросом, не пора ли ввести систему предполагаемого согласия. 85

В.Б. Английский ответ

Английский ответ довольно прямолинеен, поскольку его не было. Несмотря на влияние пандемии COVID-19 на переход к условному согласию, правительство продвигалось вперед с первоначально запланированной датой введения, видя, что изменение происходит в разгар первого всплеска. Кроме того, на момент написания статьи Министерство здравоохранения и социального обеспечения не делало никаких заявлений о том, как можно обеспечить осведомленность общественности в условиях бури в СМИ, связанной с пандемией.Хотя внимание средств массовой информации к новому закону было приковано к моменту его принятия (март 2019 г.), это произошло более чем за год до его вступления в силу (май 2020 г.). Таким образом, правомерно ставить под сомнение адекватность общественной осведомленности, вытекающей из этого.

Это решение о внесении изменений в Англии может быть, по крайней мере частично, связано с отсутствием юридической обязанности, возложенной DCA 2019 на министров по обеспечению осведомленности общественности. В отсутствие такой обязанности правительству не нужно беспокоиться о своей способности (или ее отсутствии) успешно проводить кампанию по информированию общественности во время медиа-шторма COVID-19.Однако это проблематично с точки зрения этической защиты новой системы. Как отмечалось выше, обоснование предполагаемого согласия заключается в достаточной осведомленности, чтобы было разумно принять отсутствие официального возражения со стороны умершего как подразумеваемое согласие. Если цифра в 80 процентов государственной поддержки, упомянутая в DCA 2019, верна, остаются значительные 20 процентов населения, которые могут возражать против донорства, некоторые из которых вполне могут считаться согласными.

Даже если исключить тот факт, что министры правительства не несут ответственности за осведомленность в соответствии с DCA 2019, решение о внесении изменений в такое время ограничивает возможности других организаций — будь то медицинские учреждения, новостные агентства, общественные организации. или другое — от повышения осведомленности общественности о новой системе.Таким образом, это решение демонстрирует явное пренебрежение важностью широкого понимания новой системы. Это создает возможность недоверия общественности к системе, которая на самом деле является одноразовой. Если общественное недоверие приведет к возвращению к выраженному согласию, крайне маловероятно, что будущее правительство сможет снова попытаться реализовать условное согласие. Поэтому важно обеспечить эффективное изменение, если вы стремитесь к долголетию.

Сокращение активности в области донорства и трансплантации, которое сохранялось во время перехода к условному согласию в Англии, ограничило потенциал новой системы для увеличения числа доноров. 86 Это, конечно, в равной степени относится к любой новой системе донорства органов, введенной в таких обстоятельствах. Пока еще слишком рано судить об успехе изменения — и его всегда будет трудно полностью оценить, учитывая беспрецедентные искажающие факторы, — но даже в первые три месяца новой системы не наблюдалось увеличения сверх ожидаемых годовых колебаний. 87 Таким образом, разумно задаться вопросом, что выиграла Англия, продвигаясь вперед с изменениями в условиях пандемии, за исключением небольшой административной отсрочки от необходимости устанавливать новую дату. Если бы был значительный выигрыш, это оставалось бы этически сомнительным, но, по крайней мере, был бы некоторый уровень рассуждений, если бы продолжение изменения привело к значительному увеличению ставок пожертвований.

В.К. Шотландский ответ

В отличие от Англии, правительство Шотландии в начале пандемии COVID-19 приняло решение отложить вступление в силу новой системы условного согласия. 88 Позже, в сентябре 2020 года, было объявлено, что теперь переход должен состояться 26 марта 2021 года. 89 Неудивительно, что первоначальное объявление об отсрочке выдвинуло на первый план ответ на пандемию, который привел к решению. Приведенная аргументация заключалась в том, чтобы «обеспечить успешное применение законодательства и достижение заявленных целей». 90

Другим фактором, который мог повлиять на это решение, является обязанность шотландских министров по повышению осведомленности общественности. Признавая, что это было бы невозможно во время пандемии, они, возможно, отложили введение условного согласия, чтобы гарантировать, что после его введения станет возможной эффективная кампания по информированию общественности.Правда это или нет, и если правда, то в какой степени это повлияло на решение, остается предметом предположений. Тем не менее, решение об отсрочке делает шотландский ответ более предпочтительным, поскольку он учитывает этическое обоснование предполагаемого согласия.

Четкое общение не является реалистичным ожиданием во время пандемии по причинам, изложенным ранее. Там, где условное согласие вводится в настоящее время, эта ключевая гарантия от изъятия органов умершего для трансплантации без соответствующего согласия отсутствует.Проблемы информирования общественности, связанные с пандемией COVID-19, затрагивают даже другие меры безопасности. Например, в Англии реестр доноров органов остается возможностью для отдельных лиц «отказаться», зарегистрировав свое возражение против того, чтобы быть донором, что теперь возможно различными способами, включая мобильное приложение NHS. Такой реестр также действует в Шотландии, как того требует ASA 2019. 91 Однако отсутствие надлежащего уровня информированности общественности снижает способность реестра выступать в качестве эффективной защиты.Осведомленность общественности побуждает людей, которые не желают становиться донорами, использовать эти пути для регистрации своего возражения, а это означает, что эта гарантия также страдает в нынешних обстоятельствах. Не обеспечивать надлежащие гарантии, которые позволяют этим людям обладать осознанностью, чтобы отметить их возражение, значит нарушать их автономию. 92 Хотя утверждается, что определенные действия по умолчанию, такие как предполагаемое согласие, могут повысить автономию отдельных лиц, не требуя от нас растрачивать нашу «ограниченную пропускную способность», 93 по-прежнему важно, чтобы, в соответствии с предложением Сондерса, 94 общественность знает об изменении и может обоснованно возразить.Решение отложить введение предполагаемого согласия в Шотландии гарантирует выполнение этих условий и, следовательно, является предпочтительным по сравнению с английским курсом действий.

VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Чего я здесь не сделал, так это не рассмотрел вопрос о том, является ли предполагаемое согласие стоящим делом. Как уже отмечалось, остается спорным вопрос, может ли этот подход надежно увеличить количество трансплантаций, выполняемых в стране. Скорее, я сосредоточился на сравнении систем условного согласия, введенных и вскоре введенных в Англии и Шотландии соответственно.

По всем трем пунктам, по которым две системы различаются, я утверждал, что подход, принятый в Шотландии, предпочтительнее. Во-первых, при незначительном снижении влияния тех, кто находится в квалифицирующих отношениях, предполагаемое согласие в Шотландии имеет больший потенциал для преодоления ключевого препятствия, так называемого семейного вето. Это в большей степени соблюдает принцип предполагаемого согласия, не рискуя подорвать автономию потенциальных доноров. Во-вторых, обязанность шотландских министров по повышению осведомленности общественности демонстрирует готовность взять на себя ответственность за изменения и их успех в продвижении вперед; то, что в Англии этого не сделали, можно, если быть циничным, предположить, что введение DCA 2019 рассматривалось просто как способ удовлетворить давние призывы тех, кто проводит кампанию за такую ​​систему. Наконец, решив отложить введение условного согласия в ответ на пандемию COVID-19, правительство Шотландии признало важность информирования общественности для уважения автономии потенциальных доноров, тем самым продемонстрировав приверженность этическому обоснованию условного согласия.

БЛАГОДАРНОСТИ

Я хотел бы поблагодарить Элизабет Хлою Романис и Александру Маллок, обе из которых любезно предоставили полезные комментарии к предыдущему черновику этой статьи.

© Автор(ы) 2021. Опубликовано издательством Oxford University Press от имени юридического факультета Университета Дьюка, юридического факультета Гарвардского университета, издательства Оксфордского университета и юридического факультета Стэнфордского университета.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution NonCommercial-NoDerivs (http://creativecommons. org/licenses/by-nc-nd/4.0/), которая разрешает некоммерческое воспроизведение и распространение произведение на любом носителе, при условии, что исходное произведение не изменено и не трансформировано каким-либо образом, и что произведение правильно процитировано.Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

%PDF-1.5 % 1 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 2>> эндообъект 4 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 3>> эндообъект 7 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 4>> эндообъект 10 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 5>> эндообъект 13 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 6>> эндообъект 16 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 7>> эндообъект 19 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 8>> эндообъект 22 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 9>> эндообъект 25 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 10>> эндообъект 28 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 11>> эндообъект 31 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 12>> эндообъект 34 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 13>> эндообъект 37 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 14>> эндообъект 40 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 15>> эндообъект 43 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 16>> эндообъект 46 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 17>> эндообъект 49 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 18>> эндообъект 52 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 19>> эндообъект 55 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 20>> эндообъект 58 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 21>> эндообъект 61 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 22>> эндообъект 64 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 23>> эндообъект 67 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 24>> эндообъект 70 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 25>> эндообъект 73 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 26>> эндообъект 76 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 27>> эндообъект 79 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 28>> эндообъект 86 0 объект> эндообъект 88 0 объект> эндообъект 89 0 объект> эндообъект 90 0 объект> эндообъект 91 0 объект> эндообъект 92 0 объект> эндообъект 93 0 объект> эндообъект 94 0 объект> эндообъект 96 0 объект> эндообъект 97 0 объект> эндообъект 99 0 объект>>> эндообъект 100 0 obj>/Шрифт>>>/DA(/Helv 0 Tf 0 g )>> эндообъект 101 0 obj>/Font>/ProcSet[/PDF/Text]/ExtGState>>>/StructParents 0>> эндообъект 102 0 объект[103 0 R] эндообъект 103 0 obj>/StructParent 29/Ff 4194304/MK>>> эндообъект 109 0 объект> эндообъект 110 0 объект> эндообъект 113 0 объект> эндообъект 114 0 объект> эндообъект 116 0 объект[/CalRGB>] эндообъект 117 0 obj>/ProcSet[/PDF/Text]>>/Subtype/Form>>stream /Tx BMC q 1 1 133. 5372 14,5289 re W n 0 г БТ /Helv 12,5487 Тф 2 3,6088 Тд 14.5062 TL (2002\040EO\040CPE\040Text) Tj ET Q ЭМС конечный поток эндообъект 118 0 объект> эндообъект 120 0 объект> эндообъект 122 0 объект> эндообъект 129 0 объект> эндообъект 195 0 объект> эндообъект 196 0 obj[2150 0 R 2150 0 R 2152 0 R 2153 0 R 2154 0 R 2155 0 R 2156 0 R 2157 0 R 2158 0 R 2161 0 R 2162 0 R 2164 0 R 2165 0 R 2166 0 R 2166 0 0 Р 2167 0 Р 2168 0 Р 2168 0 Р 2169 0 Р 2169 0 Р 2173 0 Р 2174 0 Р 2175 0 Р 2175 0 Р 2176 0 Р 2176 0 Р 2179 0 Р 2180 0 Р 2182 0 Р 2183 5 0 Р 2188 2186 0 Р] эндообъект 246 0 obj>/CM1>/CM21>/CM2>/CM3>/CM4>/CM5>/CM7>/CM10>/CM11>/CM12>/CM13>/CM14>/CM15>/CM16>/CM17>/ СМ18>/СМ19>>> эндообъект 247 0 объект> эндообъект 248 0 объект> эндообъект 249 0 объект> эндообъект 282 0 объект> эндообъект 287 0 объект> эндообъект 290 0 объект> эндообъект 298 0 obj[null 2188 0 R 2189 0 R 2190 0 R 2190 0 R 2193 0 R 2194 0 R 2196 0 R 2197 0 R 2199 0 R 2200 0 R 2202 0 R 2203 0 R 2205 0 R 2206 8 0 R 2200 2209 0 Р 2211 0 Р 2212 0 Р 2213 0 Р 2213 0 Р 2216 0 Р 2217 0 Р 2219 0 Р 2220 0 Р 2222 0 Р 2223 0 Р 2225 0 Р 2226 0 Р 2228 0 Р 2229 0 Р 2223 0 Р 2232 0 Р 2233 0 Р 2234 0 Р 2235 0 Р 2236 0 Р 2235 0 Р 2238 0 Р] эндообъект 356 0 объект> эндообъект 357 0 объект> эндообъект 358 0 obj[1/дефис 2/пробел 3/пробел] эндообъект 359 0 объект 565 эндообъект 360 0 объект>поток HTˎ0E 2([Bl&^${1-Ћ0\|P/[Us5fCTxjoS׷eehGUUYu~S~u}\>’6 MV^7qXfR7?}}To»m cɇ8UuUk*Nۙ[m~mC{

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>