МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Какие льготы имеет донор крови в россии: Запрашиваемая страница не найдена

Льготы для отдельных категорий граждан

Федеральный закон от 20.07.2012 N 125-ФЗ (ред. от 07.03.2018) «О донорстве крови и ее компонентов»

 

Статья 23. Меры социальной поддержки лиц, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России»

1. Доноры, сдавшие безвозмездно кровь и (или) ее компоненты (за исключением плазмы крови) сорок и более раз, либо кровь и (или) ее компоненты двадцать пять и более раз и плазму крови в общем количестве крови и (или) ее компонентов и плазмы крови сорок раз, либо кровь и (или) ее компоненты менее двадцати пяти раз и плазму крови в общем количестве крови и (или) ее компонентов и плазмы крови шестьдесят и более раз, либо плазму крови шестьдесят и более раз, награждаются нагрудным знаком «Почетный донор России» в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и имеют право на следующие меры социальной поддержки:

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1) предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в удобное для них время года в соответствии с трудовым законодательством;

2) внеочередное оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения или муниципальной системы здравоохранения в рамках программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи;

3) первоочередное приобретение по месту работы или учебы льготных путевок на санаторно-курортное лечение;

4) предоставление ежегодной денежной выплаты.

2. Граждане Российской Федерации, награжденные нагрудным знаком «Почетный донор СССР» и постоянно проживающие на территории Российской Федерации, имеют право на меры социальной поддержки, определенные для лиц, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России».

3. Правила учета донаций в целях определения возможности награждения нагрудным знаком «Почетный донор России» утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

(в ред. Федерального закона от 25.11.2013 N 317-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Донации, совершенные лицом за плату, не учитываются при определении возможности награждения нагрудным знаком «Почетный донор России».

 

Как стать почетным донором крови в России в 2022 году и какие льготы это дает

Граждане, которые награждаются нагрудным знаком «Почетный донор России», имеют право на ежегодную денежную выплату, дополнительный отпуск и ряд других льгот. Расскажем, что требуется для получения этого статуса.

Кто может стать донором в России

К сдаче крови допускаются граждане старше 18 лет, которые прошли медицинское обследование, весят более 50 кг, не страдают гепатитами В и С, болезнями системы кровообращения, психическими расстройствами и рядом других заболеваний, о которых подробно расскажет врач, проводящий обследование перед сдачей крови.

Граждане, подходящие на роль доноров по состоянию здоровья, могут обратиться в донорский пункт по месту жительства в том регионе, где проживают по месту временной или постоянной регистрации не менее 6 месяцев. Список пунктов есть на сайте yadonor.ru. При себе нужно иметь паспорт. В некоторых пунктах требуется предварительная запись.

Есть ряд правил, которые необходимо соблюдать непосредственно перед процедурой. Не курить за 2 часа, не пить крепкий алкоголь и не принимать анальгетики за 72 часа. С момента инфекционной болезни, оперативного вмешательства, контакта с носителем ВИЧ-инфекции, гепатита С и В, сифилиса должно пройти 120 дней. Есть и ряд других ограничений.

Кто может получить нагрудный знак «Почетный донор России»

Граждане, ставшие почетными донорами, могут пользоваться специальными льготами. Фото: Baltphoto / Николай Овсянников

Правила получения этого почетного звания и значка, который к нему прилагается, утверждены постановлением Правительства РФ от 26 ноября 2012 г. № 1228.

Для этого нужно безвозмездно сдать:

  • кровь и/или ее компоненты (исключая плазму) не менее 40 раз;
  • кровь и/или ее компоненты не менее 25 раз, плазму крови — 40 раз;
  • кровь и/или ее компоненты менее 25 раз, плазму крови — более 60 раз;
  • плазму крови — более 60 раз.

Достаточно выполнить одно из перечисленных условий, чтобы получить от Министерства здравоохранения РФ знак «Почетный донор России» и удостоверение к нему. Донации за плату не учитываются в нормативах.

Какие льготы имеют доноры крови в 2022 году

Граждане, которые официально получили звание почетного донора страны, имеют право на ряд льгот. В частности, на предоставление отпуска в любое время года по желанию, вне основной очереди, если такая существует на предприятии. Каждая донация крови дает гражданину право на два дополнительных выходных дня. Всего их может быть до 20 в год.

Также в списке льгот — предоставление внеочередной медицинской помощи в государственных медицинских организациях и первоочередное получение льготных путевок в санатории, которые предоставляются по месту работы или учебы донора.

Наконец, предусмотрены и денежные выплаты, которые ежегодно индексируются. Они оформляются в соцзащите при личном визите, а также через МФЦ или сайт «Госуслуги».

В день сдачи крови донора бесплатно кормят обедом или представляют ему денежную компенсацию в размере 5% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения, действующей в регионе.

Ранее Мойка78 сообщала, что в новогодние праздники более 700 петербургских доноров сдали кровь.

На какие льготы может рассчитывать почётный донор?

Рассказываем, кто может рассчитывать на поддержку государства при безвозмездной и регулярной сдаче крови.

— Какие льготы полагаются почётному донору?

Поощрение безвозмездности

20 января 2013 года вступил в силу закон «О донорстве крови и её компонентов». На сегодняшний день этот документ регулирует все основные вопросы в данной сфере. Он устанавливает требования к донорам, порядок сдачи крови и основные принципы донорства. Об этом мы уже детально писали здесь. В концепцию донорства входит, как это ни парадоксально выглядит, поощрение его безвозмездности.

По теме

4293 4 Статья 22 закона «О донорстве» устанавливает меры социальной поддержки всем донорам, сдавшим кровь на безвозмездной основе. В частности, в день сдачи донор обеспечивается бесплатным питанием за счёт организации, которая осуществляет забор крови. Специально для этого Минздрав разработал примерный перечень продуктов, которые помогут организму восстановиться быстрее.
В этом списке есть овощи, крупы, мясные продукты, хлеб, а также печенье, сок, чай, шоколад и минеральная вода.

В Минздраве предусмотрели случаи, когда донору могут заменить бесплатное питание на денежную компенсацию. Это устанавливает приказ №265н. В частности, продукты питания заменяют деньгами при заборе крови в мобильном пункте, если донор напишет соответствующее заявление. Размер компенсации составляет 5% от действующего на момент сдачи крови размера прожиточного минимума для трудоспособного населения. На июль 2020 года он равен 11 731 рублю, то есть компенсация составляет 586,55 рубля.

Также донорам, которые в течение года сдали кровь или её компоненты в объёме равном двум допустимым дозам, предоставляется право на первоочередное приобретение по месту работы или учёбы льготных путёвок на санаторно-курортное лечение. Допустимая доза рассчитывается врачом при медицинском обследовании.


Поощрение почётных доноров

Постановление правительства РФ устанавливает, что звание «Почётный донор России» получают граждане, сдавшие безвозмездно:

  • кровь и (или) её компоненты (за исключением плазмы крови) 40 и более раз;

  • кровь и (или) её компоненты 25 и более раз и плазму крови в общем количестве крови и (или) её компонентов и плазмы крови 40 раз;

  • кровь и (или) её компоненты менее 25 раз и плазму крови в общем количестве крови и (или) её компонентов и плазмы крови 60 и более раз;

  • плазму крови 60 и более раз.

Кроме того, почётные доноры имеют право на внеочередное оказание медицинской помощи в организациях Минздрава РФ.

Также для этой категории граждан устанавливается ежегодная денежная выплата. Эта льгота ежегодно индексируется. На 2020 год её размер составляет 14 570,36 рубля. Все средства на поощрение доноров (в том числе тех, кто не имеет почётного звания) выделяются из федерального бюджета.

Коротко о главном:

1. Благодаря принятым законодательным актам РФ все добровольцы обеспечиваются продуктами питания в день сдачи крови, либо им предоставляется денежная компенсация.

2. Доноры получают первоочередное право на приобретение льготных путёвок.

3. Для получения звания почётного донора необходимо сдать кровь не один десяток раз. Оно даёт право на ежегодную выплату.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

Фото: Минздрав Кировской области


«Справедливая Россия» предложила вернуть льготы почётным донорам

ЦЕНТР КРОВИ ФМБА. ФОТО: ПГ /ИГОРЬ САМОХВАЛОВ

В Госдуму внесён законопроект, предлагающий предоставить почётным донорам России возможность замены ежегодной денежной выплаты на социальные льготы — такие, как бесплатный проезд и 50-процентная скидка на лекарства.

Автором документа выступила группа депутатов от «Справедливой России» во главе с лидером фракции Сергеем Мироновым. Они хотят вернуть почётным донорам льготы, которые в 2004 году были заменены ежегодной денежной выплатой в рамках монетизации льгот.

Проектом закона гражданам, награждённым нагрудным знаком «Почётный донор России», даётся возможность заменять выплату на комплекс мер социальной поддержки. Это бесплатный проезд на всех видах транспорта общего пользования (кроме такси) городского и пригородного сообщения, компенсация расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг в размере 50%, льготное приобретение лекарств со скидкой в размере 50% их стоимости.

Почётные доноры в своих обращениях указывают, что получение указанных льгот в натуральной форме более актуально в настоящее время с учётом сложной социально-экономической ситуации, отмечают разработчики.

«Законопроект повышает статус почётного донора, формирует у населения положительное отношение к донорству, что в дальнейшем приведёт к увеличению числа доноров, регулярно сдающих кровь», — говорится в пояснении к документу.

Правительство России инициативу не поддерживает. В отзыве на законопроект говорится, что по закону для почётных доноров предусмотрен комплекс мер соцподдержки, который включает в том числе предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в удобное для донора время года, внеочередное оказание медицинской помощи в больницах, первоочередное приобретение по месту работы или учёбы льготных путёвок на санаторно-курортное лечение.

Кроме того, органы местного самоуправления могут устанавливать за свой счёт дополнительные меры социальной поддержки отдельных категорий граждан, отмечается в отзыве. Помимо этого, материалы к законопроекту не содержат оценки социально-экономических последствий реализации предложенного комплекса мер, а также анализа возможностей и условий для того, чтобы обеспечить его предоставление.

Меры социальной поддержки Почетным донорам

Меры социальной поддержки для лиц, награжденных знаком «Почетный донор России»:

В соответствии со статьей 23 Федерального закона «О донорстве крови и ее компонентов» № 125-ФЗ от 20.07.2012 г.:

Меры социальной поддержки лиц, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России»

1. Доноры, сдавшие безвозмездно кровь и (или) ее компоненты (за исключением плазмы крови) сорок и более раз или плазму крови шестьдесят и более раз, награждаются нагрудным знаком «Почетный донор России» в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, и имеют право на следующие меры социальной поддержки:

1) предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в удобное для них время года в соответствии с трудовым законодательством;

2) внеочередное оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения или муниципальной системы здравоохранения в рамках программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи;

3) первоочередное приобретение по месту работы или учебы льготных путевок на санаторно-курортное лечение;

4) предоставление ежегодной денежной выплаты.

2. Граждане Российской Федерации, награжденные нагрудным знаком «Почетный донор СССР» и постоянно проживающие на территории Российской Федерации, имеют право на меры социальной поддержки, определенные для лиц, награжденных нагрудным знаком «Почетный донор России».

3. Правила учета донаций и суммирования их количества в целях определения возможности награждения нагрудным знаком «Почетный донор России» утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

4. Донации, совершенные лицом за плату, не учитываются при определении возможности награждения нагрудным знаком «Почетный донор России».

Донорство крови как социальная практика в России

В статье рассматриваются смыслы практики донорства крови в России. Более 95 % доноров крови в России считаются добровольными и безвозмездными. Однако в соответствии с российским законодательством безвозмездные доноры имеют право на два выходных дня и бесплатное питание, которое обычно заменяется эквивалентной денежной выплатой. В 2013 году была предпринята попытка убрать эту компенсацию и тем самым привести систему донорства крови в соответствие с требованиями Всемирной организации здравоохранения.Однако эта попытка привела к уменьшению числа доноров крови. Это поднимает вопросы относительно уместности часто встречающегося языка альтруизма и идеала бескорыстного донора. Чтобы изучить этот вопрос, мы рассмотрели текущие исследования мотивации среди доноров крови и провели анализ институциональных аспектов донорства крови. Основываясь на этих данных, кажется, что альтруизм — не единственная логика, управляющая поведением донора и характеристиками системы.Мотивация доноров сложна; в нем сочетаются просоциальные, нормоцентрические и индивидуалистические элементы, а также важная роль материальной компенсации. Льготы, предоставляемые государством, такие как компенсации и выходные дни, являются неотъемлемым элементом практики донорства крови, поскольку их получают все безвозмездные доноры. В отличие от Западной Европы и США, в России платные доноры должны проходить регулярное медицинское обследование. В результате возмездное донорство крови не подвергается критике и не считается рискованным для пациентов.Еще одной особенностью российской системы донорства крови является поощрение семейного «заместительного» донорства. В больницах существует негласное правило, согласно которому все пациенты, которым может потребоваться переливание крови, должны предоставить больнице несколько доноров крови. Если пациент не может обеспечить достаточное количество доноров, это может означать отсрочку лечения, что ставит под угрозу здоровье пациента. Таким образом, донорство крови встроено в сеть семейных или дружеских обязанностей и является уже не добровольным актом, а необходимостью.Практика донорства крови в России происходит в среде, где пересекаются пересекающиеся смыслы: альтруизм, интерес, справедливость и семейный долг. Это необходимо учитывать как при академических размышлениях над этой проблемой, так и при разработке коммуникативных стратегий для доноров крови.

Новый закон в России касается добровольного донорства крови

Автор: Хааген П. Камлет 

от 21 декабря 2011 г.

(Источник: РИА Новости, дек.2011

В России опубликован законопроект, позволяющий любому человеку, независимо от национальности и места жительства, сдавать кровь. Цель нового закона — наполнить банки крови страны, ведь нехватка донорской крови давно стала одной из насущных проблем России.

московских запасов крови хватает только на 70 процентов случаев; в целом по стране этот показатель едва превышает 50%.

Надеясь на улучшение ситуации, российские чиновники решили расширить список тех, кто может сдавать кровь — и после подписания нового закона в центрах сдачи крови будут рады практически всем, включая граждан других стран и даже бездомных.

— В законопроекте сказано, что сдать кровь сможет любой человек, — заявила RT глава комитета Мосдумы по здравоохранению Людмила Стебенкова.

«Так, например, если мигрант приходит в пункт сдачи крови, а врачи отказываются брать у него кровь, он может обратиться в суд и обязательно выиграть дело».

Новый закон, однако, фокусируется только на добровольных пожертвованиях, оставляя позади платные. По словам специалистов в области здравоохранения, это может радикально сократить количество доноров крови.

«95 процентов доноров плазмы платные, а также 55 процентов доноров крови», — сообщила главный врач станции переливания крови Ольга Майорова. «Если мы запретим платные пожертвования, мы потеряем многих из этих доноров».

Платные доноры, между тем, самые ценные клиенты пунктов донорства, отметила Майорова, поскольку большинство из них тщательно следят за своим здоровьем. Согласно правилам, кровь можно было использовать для переливания только в том случае, если ее донор был проверен за шесть месяцев до сдачи на отсутствие инфекции.

Более того, бездомные вряд ли будут продолжать сдавать кровь бесплатно.

«Представьте, что приходит бездомный и сдает свою кровь», — рассказала Стебенкова RT. «Мы должны его кормить — по закону. А потом оказывается, что он ВИЧ-положительный».

Из-за предложенной политики открытости, продолжает Стебенькова, «мы бы даже не смогли его найти».

Пожертвования на аферез |Центр крови и тромбоцитов UCLA

Донорство тромбоцитов (аферез)

Сделайте сегодня что-нибудь экстраординарное и сдайте тромбоциты!

Сдать тромбоциты (аферез) !
 Донор тромбоцитов – необыкновенный человек.Доноры тромбоцитов призваны сделать особый вид донорства, чтобы дать избранные компоненты — тромбоциты, эритроциты, плазму. Пожертвования на аферез являются неотъемлемой частью лечения больных раком и другими опасными для жизни заболеваниями. Став донором тромбоцитов, вы можете внести огромный вклад в жизнь этих критически больных пациентов с особыми потребностями в переливании крови. Сделайте что-то НЕОБЫЧНОЕ и ПОЖЕРТВУЙТЕ сегодня!

Что такое аферез?
Аферез — это процесс разделения крови на различные компоненты: тромбоциты, эритроциты (эритроциты) и плазму.Донорство тромбоцитов позволяет нам собирать то, что нужно нашим пациентам, и возвращать остальную часть крови донору.

ТРОМБОЦИТЫ необходимы для свертывания крови. Переливание тромбоцитов обычно необходимо для поддержки пациентов, проходящих лечение рака, операции на открытом сердце, трансплантацию органов и пациентов с нарушениями свертываемости крови. Тромбоциты имеют очень короткий срок хранения и должны быть перелиты в течение пяти дней после сбора. Это требует постоянного пополнения больничных запасов.Сдавать тромбоциты можно до 24 раз в год.

Сотрудник Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Аарон Джакоза пожертвовал более 10 галлонов в Центр крови и тромбоцитов!

КРАСНЫЕ КЛЕТКИ (эритроциты) переносят кислород ко всем частям тела. Переливание эритроцитарной массы наиболее необходимо после значительной кровопотери из-за травмы, хирургического вмешательства или для лечения анемии. Однократное донорство эритроцитов можно делать каждые 8 ​​недель; двойное донорство эритроцитов, собранное с помощью афереза, можно делать каждые 16 недель. Право на двойное донорство эритроцитов имеет особые требования, в том числе более высокий уровень гемоглобина.Доноры типа О пользуются большим спросом, потому что они являются «универсальными» донорами эритроцитов. Их эритроциты можно использовать для переливания пациентам с любой группой крови.

ПЛАЗМА — это жидкая часть крови, содержащая критические факторы свертывания крови. Плазма используется для лечения пациентов с дефицитом фактора свертывания крови, например, пациентов с печеночной недостаточностью и пациентов с определенными нарушениями свертываемости крови. Сдавать плазму можно каждые 4 недели. Доноры типа AB пользуются большим спросом, поскольку являются «универсальными» донорами плазмы. Их плазма может быть использована для лечения всех пациентов.

Каковы преимущества сдачи тромбоцитов по сравнению с донорством цельной крови?

  • Доноры тромбоцитов могут помочь большему количеству пациентов, сдавая больше единиц при каждой сдаче.
  • Коллекции для афереза ​​оптимизируются с учетом групп крови донора/пациента, способности и желания донора сдавать кровь, а также потребностей пациентов в переливании крови.
  • Для наших пациентов собираются только необходимые компоненты крови; остальные компоненты возвращаются донору.

Наверх

Пожертвование тромбоцитов БЕЗОПАСНО и просто.
Безопасность доноров является нашим главным приоритетом — автоматизированный сбор крови очень безопасен. Во время сдачи кровь берется из одной руки с помощью стерильной иглы и направляется через одноразовую трубку в одноразовый стерильный набор для сбора внутри аппарата для афереза. Машина вращает кровь для ее разделения, собирает наиболее необходимые компоненты и безопасно возвращает оставшуюся кровь через ту же стерильную иглу, которая использовалась для сбора.

Чтобы гарантировать, что берется только безопасное количество крови, процесс сбора настраивается в зависимости от физических размеров донора и частоты донорства, а также множества других факторов.

Чтобы наши доноры чувствовали себя комфортно и получали удовольствие от донорства, мы используем современное донорское кресло. Он дает донорам возможность расслабиться, сдавая жизненно важные компоненты крови для других.

Как моя донорская кровь и тромбоциты помогут пациентам UCLA?
Больному раком может потребоваться до 2 единиц тромбоцитов в неделю.

Жертва автомобильной аварии может использовать до:

  • 50 единиц эритроцитов
  • 2 единицы тромбоцитов
  • 10 единиц плазмы

Реципиент трансплантата печени использует в среднем:

  • 25 единиц эритроцитов
  • 5 единиц тромбоцитов
  • 40 единиц плазмы

Реципиент трансплантации стволовых клеток может использовать до:

  • 10 единиц эритроцитов
  • 10 единиц тромбоцитов для текущих потребностей в амбулаторных переливаниях

Пациент в кардиохирургии использует в среднем:

  • 7 единиц эритроцитов
  • 2 единицы тромбоцитов
  • 4 единицы плазмы

Сделаете ли вы сегодня что-то экстраординарное и поможете пациентам Медицинского центра Рональда Рейгана Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе с помощью донорских тромбоцитов? Пожалуйста, позвоните нам по номеру 310. 825.0888 доб. 2, чтобы записаться на эту жизненно важную встречу.

Кто может сдать тромбоциты?
Чтобы определить соответствие требованиям, нажмите здесь.

Вернуться к началу

Общенациональная нехватка крови достигает опасного для жизни уровня в Южной Калифорнии – NBC Los Angeles

Что нужно знать

  • Общенациональная нехватка всех групп крови угрожает способности больниц лечить пациентов. В ряде местных учреждений проводятся сборы крови.
  • Дефицит возникает как раз в то время, когда пожертвования уменьшаются каждый год, когда семьи уезжают на летние каникулы.
  • Нужны все группы крови, но особенно «универсальный донор» О-отрицательная группа. Пожертвовать могут лица старше 17 лет.

Работники здравоохранения в Южной Калифорнии и по всей стране остро нуждаются в донорской крови всех групп.

Пэт Надо, постоянный донор с тех пор, как он служил в ВВС в 1980-х годах, — всего лишь один человек, откликнувшийся на призыв во Внутренней Империи.

«Как дипломированная медсестра, я вижу острую потребность, которая у нас есть», — сказал он.

По мере того, как Соединенные Штаты выходят из пандемии COVID-19, они также переживают «острую нехватку крови», говорится в заявлении Красного Креста.

Число случаев травм растет, и больницы реагируют на необычно большое количество экстренных ситуаций, требующих переливания крови.

«По сравнению с 2019 годом Красный Крест наблюдает рост спроса со стороны травматологических центров на 10% в 2021 году, что более чем в пять раз превышает рост других учреждений, предоставляющих услуги по переливанию крови», — говорится в заявлении.Передозировки и связанные с ними пересадки органов сейчас также выше, чем обычно.

Это в дополнение к пациентам, которые отложили получение медицинской помощи в разгар пандемии и теперь обращаются за ней в больницы. Поскольку их болезни прогрессировали без лечения, которое они получали бы при нормальных обстоятельствах, в больницах наблюдается повышенная потребность в переливаниях крови.

«За последние три месяца Красный Крест распределил примерно на 75 000 продуктов крови больше, чем ожидалось, для удовлетворения этих потребностей», — говорится в заявлении.Но поскольку кровь нельзя хранить в запасах, ее должны постоянно пополнять доноры, а прямо сейчас предложение не соответствует спросу.

По словам генерального директора Калифорнийского банка крови LifeStream доктора Рика Аксельрода, потребность в донорстве крови никогда не была столь острой во Внутренней Империи.

«Это худшая нехватка крови в нашей истории», — сказал он.

Обычно на полках банка крови имеется запас продуктов крови на срок от трех до пяти дней. По состоянию на вторник запас каждой группы крови составлял всего полдня.

«Мы действительно изо всех сил пытаемся удовлетворить потребности больниц только для их обычных процедур», — сказал Аксельрод. «Если бы у нас была чрезвычайная ситуация вдобавок к этому, это действительно было бы проблемой для пациентов во Внутренней Империи».

Летом количество доноров крови обычно снижается, так как семьи уезжают в отпуск. Это делает время этой нехватки еще хуже.

— Хирурги не берут отпуск, — сказал Аксельрод. «Рак не берет отпуск, несчастные случаи не берут отпуска, поэтому нам действительно нужны наши доноры крови, чтобы они действительно активизировались и помогли нам.»

Нехватка крови по всей стране вынудила некоторые больницы «снизить темпы проведения плановых операций до тех пор, пока не стабилизируется кровоснабжение», сообщили в Красном Кресте.

UCI Health также отметила нехватку крови в стране, отправив мобильные устройства для переливания крови в сообщество округа Ориндж, чтобы сделать донорство еще проще.

Доктор Мин-Ха Тран из Медицинского центра Калифорнийского университета в Ирвине заявил, что пандемия усложняет попытки решить проблему дефицита.

«Мы также работаем в соответствии с мерами предосторожности COVID19», — сказал Тран.«Поэтому мы должны сознательно относиться к тому, скольким людям мы разрешаем собираться и сколько людей мы можем посадить в автобус или донорский центр в любой момент времени».

Сдавать кровь могут лица старше 17 лет или старше 16 лет с разрешения родителей. Сейчас нужны все группы крови, но особенно «универсальная донорская» О-отрицательная группа крови.

Красный Крест продолжит свою практику тестирования всех донаций на антитела к COVID-19 до 25 июня, а затем свернет свою практику скрининга, поскольку «более трети американцев полностью вакцинированы против COVID-19».»

Однако в учреждениях Красного Креста по-прежнему действуют дополнительные меры безопасности, включая социальное дистанцирование и ношение масок для доноров и персонала.

Лица, сдающие кровь через Красный Крест, должны иметь при себе карту донора крови, водительские права или два других документа, удостоверяющих личность. Вы можете записаться на прием для сдачи крови через Красный Крест, используя приложение Red Cross Blood Donor, посетив RedCrossBlood.org, позвонив по телефону 1-800-RED CROSS (1-800-733-2767) или включив навык донора крови на любом Устройство Алекса Эхо.

Адреса пунктов сдачи крови Красного Креста в регионе Лос-Анджелес доступны здесь.

Cedars-Sinai объединяется с Beverly Center для проведения двухдневной общественной акции по переливанию крови в помещении в пятницу, 25 июня, и в субботу, 26 июня, с 11:00 до 17:00. оба дня. Заинтересованные доноры должны иметь при себе удостоверение личности государственного образца и носить маску.

Доноры в Cedars-Sinai Drives могут получить бесплатные льготы, в том числе «обследование здоровья, индивидуально упакованные закуски и воду, тестирование на антитела к COVID-19 и подарочную карту Tocaya Organica в Beverly Center», согласно заявлению от торговый центр.Вы можете записаться на пятничный драйв здесь и на субботний драйв здесь.

Один из сдач крови UCI состоится 29 июня с 9:00 до 16:00 на стоянке Honda Center по адресу 2695 East Katella Avenue в Анахайме. Сдача крови осуществляется в партнерстве с Anaheim Ducks, и дополнительные сдачи крови запланированы на 13 июля, 27 июля, 10 августа и 24 августа. Требуется предварительная запись.

Почему США позволяют компаниям платить людям за плазму крови : Planet Money : NPR

СИЛЬВИ ДУГЛИС, ПОДПИСКА: Это PLANET MONEY от NPR.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

КИТ РОМЕР, ВЕДУЩИЙ:

Когда я впервые встретил Роберта Мэтьюза (ph), он лежал на черной откидной кровати в комнате, полной черных откидных кроватей, и вот-вот врач-флеботомист воткнет ему в руку очень большую металлическую иглу.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФЛЕБОТОМИСТ: Не могли бы вы поднять руку, пожалуйста? Спасибо. Хорошо, вы можете опустить руку, Роберт с хорошими жилами.

РОБЕРТ МЭТЬЮС: (Смех).

РОМЕР: Она просто назвала тебя Робертом из доброй воли?

МЭТЬЮС: Да (смех).Да, это нельзя пропустить.

РОМЕР: Роберт был здесь, в Черри-Хилл, штат Нью-Джерси, чтобы сдать свою плазму крови. Внутри его правого локтя на коже над здоровой веной был небольшой черный круглый шрам со всех предыдущих случаев, когда в него вонзалась игла.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФЛЕБОТОМИСТ: Хорошо, вы почувствуете щипок. Сожмите кулак и просто расслабьтесь.

МЭТЬЮС: Видите, это не так уж и плохо (смех).

РОМЕР: Это потому, что ты не боишься иголок.

МЭТЬЮС: №

РОМЕР: Пластиковая трубка ведет от иглы в руке Роберта к белой машине размером чуть больше ящика пива. Пока Роберт снова и снова сжимает и разжимает кулак, его темно-красная кровь течет по трубке в центрифугу, спрятанную внутри коробки.

Так не кажется ли вам странным, что ваша кровь поступает в белую машину рядом с вами?

МЭТЬЮС: Нет, нет, это не плохо. Это совсем не плохо.

РОМЕР: Пока мы разговариваем, пластиковая литровая бутылка, прикрепленная к передней части белой машины, начинает медленно наполняться жидкостью цвета клубничного лимонада.Это плазма Роберта, в основном кровь Роберта за вычетом красных и белых кровяных телец, которые в конечном итоге возвращаются по трубке в руку Роберта. И хотя индустрия плазмы настаивает на том, чтобы называть происходящее здесь пожертвованием, Роберт на самом деле продает эту плазму. Примерно через 45 минут бутылка будет в основном наполнена, и Роберт получит деньги на дебетовую карту. Роберт работает электриком, но также зарабатывает несколько сотен долларов в месяц, продавая свою плазму. [LB] Вам больно, когда вводят иглу?

МЭТЬЮС: Нет, нет, нет, не больно.Это большая игла, но это не больно.

РОМЕР: Плазма Роберта будет заморожена, а затем продана фармацевтической компании, которая извлечет все эти различные белки, которые компания превратит в лекарство. Это лечение может закончиться в американских больницах, на лодке или самолете, летящем практически в любую точку мира. Привет и добро пожаловать в PLANET MONEY. Я Кит Ромер.

АМАНДА АРОНЧИК, ПОДПИСЬ: А меня зовут Аманда Арончик. Продукты из плазмы крови — это огромная глобальная индустрия.Продажи составляют около 25 миллиардов долларов в год. И две трети мировых поставок плазмы приходится на США.

РОМЕР: Мы живем в глобализированном мире. Все эти отрасли покинули США, чтобы открыть магазины в странах, где просто дешевле производить вещи. Но с плазмой весь остальной мир приходит в США.

ARONCZYK: Сегодня на шоу, почему это? Почему мировая плазменная промышленность не нашла другого, более дешевого решения, чем полагаться на электрика из Нью-Джерси? И каковы последствия созданной нами системы?

Вы можете думать о плазме крови как о странной версии природного ресурса, вроде деревьев, железа или чего-то еще.Таким образом, в этой метафоре центры сбора плазмы — это места, где вы извлекаете этот ресурс. То ли лес, то ли шахта. Но правила о том, где и как можно добывать плазму, имеют довольно сложную историю.

ROMER: В первые дни сбора плазмы добыча ресурсов была в основном местным делом — американская плазма для американцев, французская плазма для французов. В конце концов, некоторым европейским странам потребовалось даже больше плазмы, чем они могли собрать, поэтому они начали покупать дополнительную плазму в США. С.

АРОНЧИК: Но в 1960-х и 1970-х годах, как и во многих других отраслях, плазменные компании начали осознавать возможности глобализации, идею о том, что дешевле покупать плазму не в США, а в развивающихся странах. .

РОМЕР: И одним из мест, где это произошло, была Никарагуа, которую в то время контролировал диктатор Анастасио Сомоса. Один из его приятелей создает этот совершенно огромный центр сбора плазмы с идеей, что он может получить плазму по дешевке и продать ее крупным международным фармацевтическим компаниям.

ARONCZYK: Центр плазмы в Никарагуа работал круглосуточно. И они платили тысячам людей в неделю за сдачу плазмы крови. И с самого начала что-то в этом месте казалось неправильным. Настолько, что редактор одной из крупных газет начал этим заниматься, публикуя все эти статьи об этом. Он сообщил, что доноры были смесью алкоголиков и очень бедных, что у многих из них в конечном итоге были все эти проблемы со здоровьем. Были даже утверждения, что один из доноров умер на месте.

РОМЕР: Люди стали называть это место Casa de Vampiros, домом вампиров. Но центр плазмы продолжал собирать плазму и продавать ее на международном рынке. И редактор продолжал жаловаться на это, пока однажды трое мужчин с дробовиками не подкатили к редактору газеты и не застрелили его прямо на улице. Его похороны обернулись беспорядками, переросшими в сожжение гигантского плазменного центра дотла. А через полтора года диктатор Сомоса был свергнут.

ARONCZYK: Плохо выглядит плазменная промышленность. Но на самом деле, в этот момент большая волна попыток глобализировать сбор плазмы фактически прошла. За несколько лет до убийства, беспорядков и поджога центра плазмы Всемирная организация здравоохранения фактически выступила с общей декларацией против оплаты плазмы по всем причинам, которые так беспокоили редактора газеты в Никарагуа.

РОМЕР: Например, как оплата плазмы может привлечь к донорству людей, чье здоровье слишком уязвимо, или как оплата плазмы может принести пользу бедным, или как это может побудить доноров лгать о том, что они не больны, чтобы убедиться, что им заплатят, даже если это означало загрязнение источника плазмы.

АРОНКЗИК: И почти каждая страна в мире подпала под эту декларацию ВОЗ, включая, в конечном счете, Никарагуа.

РОМЕР: Но знаете, кто этого не сделал? Соединенные Штаты. И по большей части это система, которая у нас есть и сегодня. Соединенные Штаты позволяют компаниям платить за плазму, а большинство других стран этого не делают.

ARONCZYK: Лечение плазмой используется для таких вещей, как гемофилия и аутоиммунные заболевания, а также для людей, проходящих химиотерапию.И всякий раз, когда ученые находят какое-то новое лечение, глобальный спрос растет. И решение всегда состоит в том, чтобы открыть больше центров сбора плазмы в США. В 2005 году таких центров было около 300. Сегодня в США насчитывается более 900

РОМЕР: Чтобы попытаться получить лучшее представление о том, как работает один из этих центров сбора, одна из этих шахт плазмы крови, я организовал экскурсию по тому, который я посетил в Нью-Джерси.

БЕНДЖАМИН РЮДЕР: Меня зовут Бенджамин Рудер, я генеральный директор B Positive Plasma.

РОМЕР: Центр положительной плазмы B в Черри-Хилл — один из двух центров, которыми управляет Бен. Стены здесь вроде стандартного медицинского не совсем белого цвета, но все вывески и прочее другого цвета.

Вы выбрали кроваво-красную цветовую схему? Хорошо, это, типа, очень… ты, типа, о, кровь. Кровь повсюду.

РУДЕР: (Смех) Да. Да, нам нравится — я не знаю. Нам нравится красный (смех).

АРОНКЗИК: Плазма на самом деле обычно не красная, а скорее бледно-желтая, соломенного цвета.Хотя, видимо, цвет может меняться в зависимости от вашей диеты.

РОМЕР: Забавный факт, плазма женщин, принимающих противозачаточные, часто имеет светло-зеленый оттенок.

АРОНЧИК: Это забавный факт, Кит? Думаю, да.

РОМЕР: Это факт.

(СМЕХ)

АРОНЧИК: Да, хорошо.

РОМЕР: Итак, Бен показывает мне морозильник, где хранятся все пластиковые бутылки с разноцветной плазмой, которые они собирают в течение дня.

РУДЕР: Итак, это -40 градусов по Цельсию. Наши бутылки Day 1 помещаются в самую холодную часть морозильной камеры, чтобы как можно быстрее снизить внутреннюю температуру до -25.

РОМЕР: Между этим первым морозильником, где хранится дневная плазма, и вторым морозильником, где хранится плазма, готовая к отправке, есть сотни и сотни бутылок, за каждую из которых Бен заплатил где-то от 20 до 100 долларов.

РУДЕР: Теперь мы отправляем еженедельно. Итак, между двумя центрами, я хочу сказать, что мы отправляем около 80 ящиков каждую неделю.

РОМЕР: В каждом ящике по 15 литровых бутылок, то есть около 1200 бутылок плазмы крови в неделю. В зависимости от точного состава белков в каждом образце Бен может продать каждую из этих бутылок за сотни или даже тысячи долларов.

АРОНКЗИК: Фармацевтическая компания, которая покупает их, затем размораживает все бутылки и просто выливает их вместе — тысячи галлонов клубничного лимонада или светло-зеленой плазмы крови, смешанных вместе в одной огромной металлической ванне.

РУДЕР: Ненавижу говорить это таким образом, но вы когда-нибудь были, например, на пивоварне, где вы видели, например, один из этих гигантских металлических… это, типа… это такой же контейнер, может быть, больше, чем это, в зависимости — но только как визуальное (смех).

РОМЕР: Центр B Positive Plasma, который я посетил, находился в таком же унылом торговом центре у шоссе. Там был магазин косметики, «Долларовое дерево», «Уолмарт».

АРОНЧИК: И глядя на то, где расположены более 900 центров сбора по всей территории США.S., вы можете начать видеть отголоски стратегии, которая привела плазменную промышленность в такие места, как Никарагуа, еще в 1970-х годах.

ROMER: Согласно одному рыночному отчету, около 70% центров плазмы в США расположены в почтовых индексах с уровнем бедности выше среднего.

ARONCZYK: Эти центры в основном находятся вблизи городов. Также есть большое скопление недалеко от границы с Мексикой. По-видимому, это одни из самых производительных центров в стране. Многие доноры на самом деле пересекают границу из Мексики, чтобы продать свою плазму и заработать немного денег.

ROMER: Правила FDA гласят, что доноры могут делать пожертвования два раза в неделю, до 104 раз в год. Центры обязаны проверять доноров каждые четыре месяца, чтобы убедиться, что их здоровье держится. И были некоторые исследования, которые предполагают, что пожертвование такого количества, вероятно, нормально, но есть также достаточное количество неподтвержденных данных о том, что у некоторых часто доноров есть проблемы со здоровьем и что тестирования каждые четыре месяца может быть недостаточно.

АРОНЧИК: Но люди продолжают появляться, отчасти из-за денег.Бен, парень, который управляет B Positive Plasma, прямо говорит о том, как важны деньги, чтобы заставить людей продавать свою плазму.

РУДЕР: Я бы сказал так: если бы вы делали пожертвования в течение года, верно? — вы знаете, около 3000 долларов окажут значительное влияние на вас — на вас. Так что, если вы находитесь в месте, где эта сумма денег может оказать большое влияние на вашу жизнь, то эта программа, как правило, для вас.

ROMER: Приведи нового донора, ты получишь 50 долларов.И человек, на которого вы ссылаетесь, тоже получает бонус.

РУДЕР: Я имею в виду, новые акции доноров охватывают всю гамму. Это может быть от ста долларов за пожертвование до 150 долларов за пожертвование, просто чтобы попытаться привлечь людей к участию в программе и заманить людей.

ARONCZYK: Сумма, которую вы получаете за пожертвования, на самом деле увеличивается, чем больше раз вы приходите каждый месяц. Кроме того, вы достигаете определенного порога, и вы получаете право на еще больше денег.

РУДЕР: В этом месяце, если вы придете шесть раз, вы станете участником розыгрыша 200 баксов.

РОМЕР: Роберт, донор плазмы, с которым я разговаривал, сказал, что в этот момент приход в центр был для него обычным делом.

МЭТЬЮС: Я прихожу два раза в неделю. На самом деле, я прихожу по вторникам и пятницам.

РОМЕР: Как по маслу. Это часть вашего расписания.

МЭТЬЮС: Да, да. Это как часы. Это как работа. Когда я выхожу, если я — если я работаю днем, я прихожу вечером.

РОМЕР: Когда я спросил Роберта, почему он дает плазму, он сказал, что ему нравится идея, что его плазма помогает другим людям, но он был довольно откровенен в том, что деньги являются более сильным мотиватором.

Как вы думаете, если бы они перестали платить людям за то, чтобы они приходили сюда, вы бы стали приходить так же часто?

МЭТЬЮС: Честно говоря, нет, я бы не стал. Нет, я бы не стал.

АРОНЧИК: На сегодняшний день существует всего пять стран, которые полностью разрешают оплату плазмы – США, Германия, Венгрия, Австрия и Чехия. Остальной мир, включая мою родную страну Канаду, по большей части этого не позволяет. Некоторые страны всегда были против оплаты плазмы. Остальное они присоединились к нам после той большой декларации ВОЗ в 1975 году.

РОМЕР: Чтобы выяснить причину, мы позвонили главе некоммерческой организации, отвечающей за сбор и распространение крови и плазмы в Канаде.

ГРЭМ ШЕР: Я доктор Грэм Шер, главный исполнительный директор Канадской службы крови.

ARONCZYK: Технически, в некоторых менее населенных провинциях Канады можно платить за плазму. Но в больших провинциях, где проживает подавляющее большинство канадцев, не все в порядке.

ШЕР: Безусловно, вся плазма, которую мы собираем у доноров, делается на безвозмездной основе.Канадские службы крови не платят своим донорам плазмы.

РОМЕР: В аргументах 1970-х против оплаты плазмы было три основных компонента. Во-первых, было опасение, что люди, которым предлагали деньги за плазму, могли быть каким-то образом использованы в своих интересах.

АРОНКЗИК: Грэм говорит, что такого рода моральный аспект на самом деле не беспокоит его по поводу американской плазмы, которую в конечном итоге покупает Канада.

ШЕР: Пока нет эксплуатации, пока нет порочного стимула привлечь донора и ухудшить его здоровье, это свободный выбор человека.И не мне судить действия этого человека или индустрии, которая их поддерживает.

РОМЕР: FDA регулирует американскую промышленность, и Грэм в значительной степени доверяет FDA, чтобы оно хорошо следило за вещами.

ARONCZYK: Второй частью старого аргумента было опасение, что плазма от платных доноров может с большей вероятностью содержать заболевание. И это была настоящая вещь. В 1970-х годах гепатит был проблемой. Затем, в 80-х и 90-х годах, в Канаде и во всем мире ВИЧ действительно распространялся через кровь и плазму.

РОМЕР: Люди беспокоились, что деньги могут побудить доноров лгать, скрывать свои болезни, чтобы убедиться, что им заплатят за плазму. Но Грэм говорит, что в конце концов ученые нашли решение этой проблемы. Они выяснили, что правильное сочетание замораживания, нагревания и промывания плазмы моющим средством фактически убивает все болезни в плазме, включая ВИЧ. Плазменные продукты были свободны от болезней в течение десятилетий.

SHER: Сектор плазмы проделал замечательную работу по внедрению стандартов, которые делают плазму от платных доноров чрезвычайно безопасной, поэтому у нас также нет возражений по поводу безопасности.

АРОНЧИК: Последняя часть аргумента 1970-х годов в каком-то смысле самая сложная. В этой части говорится, что если вы начнете платить людям за их плазму, они могут перестать хотеть делать другие вещи бесплатно, например, сдавать кровь во время акции — то, что вы обычно считаете донорством крови.

РОМЕР: И Грэм серьезно относится к этой проблеме, поэтому он пытается вонзить нитку в иглу, чтобы выяснить, как собрать как можно больше плазмы, не прибегая к помощи людей.Служба крови Канады начала расширять количество бесплатных центров плазмы, которыми она управляет, с целью в конечном итоге обеспечить до 50% потребностей Канады в плазме.

ШЕР: Так что, пока мы можем это делать и выполнять цели по сбору, я не думаю, что это становится существенным требованием, чтобы мы платили донорам.

АРОНЧИК: Но Канада еще далеко не достигла своих целей.

ROMER: На данный момент в 2021 году, где Канада с точки зрения самообеспеченности продуктами плазмы?

ШЕР: Текущая мера — правильное число будет 14 — один, четыре — процент.

ROMER: Остальные 86% Канада покупает за границей, почти полностью из плазмы, которая была собрана и оплачена в США.

АРОНЧИК: Канада пришла к этому, приняв ряд решений несколько десятков лет назад. Этот выбор является частью того, почему сейчас он так зависит от американской плазмы.

РОМЕР: Если бы вы сегодня заново изобретали систему с нуля в Канаде, как вы думаете, сбор плазмы за вознаграждение был бы частью этой системы? Или это просто историческое наследие, которое запрещено?

ШЕР: Я думаю, что это во многом историческое наследие.Правильный.

ARONCZYK: Канада никогда не была вынуждена изменить свою позицию «не платить за плазму», потому что они всегда могли откупиться от проблемы. Но такой подход не работает и не может работать для каждой страны мира.

РОМЕР: После перерыва мы более внимательно посмотрим на зависимость мира от американских платных доноров плазмы и на тех, кого эта система оставляет позади.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

АРОНКЗИК: Итак, в течение многих лет в индустрии плазмы крови ходили разговоры о возможности надвигающейся нехватки плазмы.Это связано с тем, что новые медицинские методы лечения продолжают разрабатываться с использованием лекарств, полученных из плазмы, и использование этих методов лечения продолжает расширяться во всем мире. Беспокоит то, что в какой-то момент поставки плазмы из США просто не смогут поддерживаться.

РОМЕР: И когда я разговаривал с Беном Рудером, генеральным директором B Positive Plasma, он сказал, что, возможно, наконец-то возник дефицит по причине, которую никто не ожидал, — COVID.

RUDER: Пандемия, безусловно, нанесла огромный урон этой отрасли.По всей стране сборы сократились, а в некоторых центрах наблюдается гораздо больший спад.

РОМЕР: По данным Ассоциации плазменных протеинов, крупной торговой группы, сбор плазмы в США в прошлом году сократился примерно на 20%.

РУДЕР: Вы знаете, есть несколько факторов, верно? Итак, одна забота о детях.

АРОНКЗИК: Если ваш ребенок не ходит в школу, у вас может не быть времени, чтобы прийти и сделать пожертвование.

РУДЕР: А потом просто, знаете, вообще говоря, я имею в виду, я думаю, что люди просто — мы напуганы.

АРОНЧИК: Это была пандемия. Люди не хотели сидеть в комнате в течение часа с кучей незнакомцев.

РОМЕР: Но Бен говорит, что, по его мнению, есть и третья причина, по которой пандемия нанесла ущерб его бизнесу, и это реакция правительства на пандемию, в частности, все государственные деньги, которые начали поступать людям в виде стимулирующих чеков или увеличенных пособий по безработице.

РУДЕР: Вы знаете, большинство доноров получают от 500 до 700 долларов, 800 долларов в месяц. Если это дополняется в другом месте, то донорство плазмы не обязательно должно быть в вашем списке дел. Так что вы как бы видите, когда приходят федеральные деньги, пожертвования сокращаются. И по мере того, как люди расходуют эти деньги, пожертвования растут. А потом — (смех) да.

АРОНЧИК: Также стоит упомянуть, что США в значительной степени закрыли границу с Мексикой во время пандемии, поэтому действительно продуктивные центры сбора там значительно сократились, потому что многие из их доноров на самом деле живут в Мексике.

РОМЕР: И независимо от того, как вы взвешиваете эти различные факторы, внезапно поставки американской плазмы, на которые мир всегда рассчитывал, стали казаться намного менее надежными.

АРОНКЗИК: И если таким странам, как Канада, пришлось резко сократить потребление плазменных препаратов, то в других странах дела обстоят намного хуже.

РОМЕР: Мы позвонили врачу из Бразилии, который специализируется на лечении тех пациентов, которые больше всего нуждаются в лечении плазмой.

АНТОНИО КОНДИНО-НЕТО: Я Антонио Кондино-Нето, профессор иммунологии в Университете Сан-Паулу, Бразилия.

АРОНЧИК: Антонио лечит пациентов с различными иммунодефицитами. Их тела не могут вырабатывать антитела, необходимые для самозащиты, поэтому им требуются инъекции этих белков, иммуноглобулинов, которые содержатся только в плазме крови.

РОМЕР: Итак, пациенты, которые не получают этого лечения, каковы их симптомы?

CONDINO-NETO: у них возникают рецидивирующие инфекции, как правило, легочные инфекции, такие как пневмония, хронический синусит, хронический отит, хронический тонзиллит и диарея.Они останутся больными и будут иметь очень плохое качество жизни, как у детей, так и у взрослых.

АРОНКЗИК: В Бразилии действует правило, согласно которому фармацевтические компании должны информировать врачей, если нехватка становится настолько серьезной, что они думают, что не смогут продолжать снабжать врачей лечением, в котором нуждаются их пациенты. В последние несколько недель Антонио говорит, что начал получать такие письма.

КОНДИНО-НЕТО: Уважаемый доктор Кондино, хочу сообщить вам, что сейчас у нас есть мировая проблема нехватки плазмы.И очень скоро будет нехватка производимых нами иммуноглобулинов (ph), потому что у нас нет плазмы для их производства.

РОМЕР: Как вы думаете, сколько времени осталось до того, как у вас закончатся запасы иммуноглобулина?

КОНДИНО-НЕТО: Через два-три месяца.

РОМЕР: А что будет с вашими пациентами?

КОНДИНО-НЕТО: Эти лекарства не являются обязательными. Пациенты должны получать заместительную терапию иммуноглобулином, потому что в противном случае у них вернутся рецидивирующие инфекции, которые могут быть тяжелыми и могут убить их.Так что высок риск умереть из-за инфекции.

РОМЕР: Антонио не терпит дискуссий о моральном превосходстве между странами, которые платят за плазму, и теми, которые этого не делают.

КОНДИНО-НЕТО: Собираетесь ли вы платить или нет, я могу вам сказать, что меня это действительно не волнует. Это наименее важная тема для обсуждения.

АРОНКЗИК: Какой бы социальный вред или моральную опасность мы ни чувствовали из-за несовершенного способа, которым американцы собирают плазму, следует учитывать в балансе с очень, очень реальным вредом, который причиняется пациентам, когда плазмы не хватает.

РОМЕР: Даже после того, как пандемия пройдет, проблема с поставками не исчезнет сама собой. С каждым годом все больше и больше людей диагностируют одно из этих редких заболеваний и говорят, что их жизнь может быть радикально улучшена с помощью плазмотерапии.

АРОНКЗИК: В последнее десятилетие или около того исследователи начали изучать, могут ли иммуноглобулины или другие белки в плазме крови каким-то образом помочь другим пациентам, людям с гораздо более распространенными заболеваниями, чем те, от которых страдают пациенты Антонио.

РОМЕР: Были проведены исследования по использованию белков плазмы для лечения таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера. Пока больших прорывов не было. Но если белки плазмы оказываются полезными при каком-либо заболевании, цепочка поставок совсем не приспособлена для того, чтобы справиться с каким-то огромным скачком спроса.

КОНДИНО-НЕТО: Недостаточно плазмы для производства лекарств для всего мира. Пришло время изменить законодательство других стран мира, что позволит им начать собирать плазму и производить собственные лекарства.

РОМЕР: В настоящее время единственными странами в мире, которые хотя бы близки к устойчивому самообеспечению производством плазмы, являются те, которые позволяют компаниям платить людям за эту плазму. Все остальные, включая Канаду и Бразилию, вынуждены покупать то, что могут, на международном рынке, в основном в США.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

РОМЕР: Вы учитель? Мы упрощаем использование PLANET MONEY для уроков в вашем классе.Перейдите на сайт npr.org/teachplanetmoney. Вы можете написать нам. Наш адрес: [email protected] Мы также есть в Facebook, TikTok, Twitter, Instagram — @planetmoney. Особая благодарность сегодня Мэтью Хотчко из Бюро маркетинговых исследований и Питеру Яворски из Джорджтаунского университета.

АРОНЧИК: Сегодняшнюю серию продюсировали Дэн Гирма и Алекси Горовиц-Гази. Наш продюсер-супервайзер — Алекс Голдмарк, а наш редактор шоу — Брайант Урштадт. Этот эпизод был отредактирован Эдриен Хилл. Я Аманда Арончик.

РОМЕР: А я Кит Ромер. Это НПР. Спасибо за прослушивание.

Copyright © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

Извращенный бизнес по сдаче плазмы

Мне нужны были деньги.

Так я оказался в комнате для «донорства» плазмы, где стояло около 40 кушеток, каждая из которых была снабжена манжетой для измерения давления и центрифугой. Служащий в белом халате (от рабочих не требуется диплом врача или медсестры) уколол мне руку. Он отделил мою плазму от цельной крови в большую бутыль и вернул мою обедненную белком кровь, которая текла обратно в мою руку, чтобы восстановить запас питательных веществ.

«В моем доме так шумно с четырьмя детьми, что я прихожу сюда, чтобы расслабиться», — сказала изможденная женщина средних лет на соседнем диване, рядом с ней жужжал аппарат для плазмафереза. Клиницист проинструктировал нас обоих сжимать и расслаблять кулаки, как коровы, доящие собственное вымя.

Перед отъездом я получил календарь, в котором указана моя зарплата, если Я вел два раза в неделю график последующих пожертвований. Даже бонус в размере 10 долларов при следующем посещении!

Как я сюда попал? Моя арендная плата должна была быть.У меня было недостаточно средств в банке. Мне было 48 лет, я был журналистом, у которого не хватало денег из-за писательских заданий и случайных заработков. Именно тогда я увидел объявление, предлагающее 50 долларов за донорство плазмы: деньги за кровь, или, точнее, оплату моего времени и любой небольшой боли, связанной с процессом извлечения богатой белком плазмы из крови. Завсегдатаи называют это «плассингом».

В рекламе с улыбающимися санитарами, которую я видел, было похоже на то, что происходит в больнице для успокоенных людей. Помещение, в которое я вошел, гудело, как школьная столовая.Были новички, ожидающие завершения первоначального медицинского осмотра, и завсегдатаи, спешащие зарегистрироваться на автоматических компьютерных терминалах. В каждый момент времени присутствовало от 50 до 60 «придурков», толпа постоянно прибывала и убывала. Все были такими же, как я — полными надежд, нуждающимися и нетерпеливыми, чтобы получить деньги.

Я сдал устный экзамен. Меня не удивило множество вопросов о моем сексуальном поведении, но меня озадачили неоднократные вопросы о татуировках. Трижды меня спрашивали, солгала ли я и «на самом ли деле» у меня есть татуировки.После того, как клиницисты проверили образец крови на уровень белка, я прошел минимальное медицинское обследование. Но я усомнился в его эффективности, учитывая, что мой экзаменатор пробежал десятки вопросов так быстро, что мне пришлось попросить его повторить. Я заметил знак: НЕТ ОПЛАТЫ, ЕСЛИ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НЕ ЗАВЕРШЕНО.

Plassers получают платежи по специальной дебетовой карте, которая взимает дополнительную плату каждый раз, когда они ее используют. Любопытно, что пока мой экзаменатор торопил меня с проверкой, он терпеливо изложил схему оплаты.Знал ли он, в каком я отчаянии? Его «Не волнуйся. Вы пройдете» отношение могло выражать снисходительность, непрофессионализм или доброжелательность.

Моя добыча прошла гладко. Я уехал с лучиком надежды, что смогу «накрутить» деньги за аренду в следующем месяце. В литературе, предоставляемой центрами США, повсеместно говорится, что «донорство плазмы безопасно». Его побочные эффекты ограничиваются «легкой обмороком и кровоподтеками». (В моей брошюре также было добавлено: «Другие возможные побочные эффекты будут объяснены нашим медицинским персоналом», хотя я не могу сказать, что какое-либо такое объяснение осталось со мной.) Но на следующий день мое тело получило импровизированную школу в ценнике того мира, в который я вошел.

Это случилось около пяти часов следующего дня. Неожиданно, без какой-либо очевидной причины или логической связи с физическим напряжением, я почувствовал, что мои ноги стали резиновыми. Я был глупой замазкой. Это было нечто большее, чем просто «легкая слабость», и это особенно беспокоило из-за аспекта случайного приступа. Я вдруг почувствовал такую ​​странную усталость, что не мог стоять на ногах. Я едва добрался до дивана, прежде чем потерял сознание на пять часов подряд.К счастью, я благополучно укрылся дома. Но из-за того, что я заменяю преподавание и внештатное письмо, я проснулся и задался вопросом: что бы я сделал, если бы это случилось на моей основной работе?

Что случилось? Меня приветствовали тонкие физические изменения, возможно, усугубленные работой и бедностью, которые могут быть следствием плессинга. И началось мое исследование.

* * *

Биотест, CSL Plasma, Yale Plasma . Вот некоторые из забавных названий корпораций, которые усеивают мой штат, Нью-Мексико и, возможно, ваш. Или ОктаФарма. Или Биолайф . Плазма, полученная от платных доноров из США, составляет около 70 процентов мировых коллекций. Соединенные Штаты широко известны в отрасли как «ОПЕК по сбору плазмы».

Но почему плазма?

Белки плазмы, собранной в таких местах, как Биотест, необходимы для производства широкого спектра фармацевтических препаратов, производимых коммерческими корпорациями. Индустрия расцвела в 1950-х годах благодаря буму новых лекарств для больных гемофилией.Центры плазмы исторически носили алую букву во вселенной сбора крови.

Больницы, подразделения Красного Креста и некоммерческие организации, полагающиеся на добровольные пожертвования, отвергают модель центра плазмы, поскольку денежные стимулы за цельную кровь могут стимулировать доноров лгать, повышая риск испорченного запаса. Такие риски в целом выше и для цельной крови.

До эпидемии СПИДа практика сбора плазмы часто была закрытой, но медицинское сообщество все еще исходило из общего предположения, что эти стандарты для плазмы достаточно хороши. Предположение оказалось катастрофически ошибочным. Промышленная практика в конечном итоге дорого обошлась сообществу больных гемофилией.

На протяжении 60-х и 70-х годов компании, производящие плазму, минимизировали свои накладные расходы, полагаясь на случайные заключенные, которым платили гроши: от 5 до 10 долларов за пожертвование плазмы. Примерно 50 процентов американских больных гемофилией заразились ВИЧ от некачественных фармацевтических препаратов на основе плазмы (гораздо более высокий уровень инфицирования, чем у геев в то время), что сделало вспышки ВИЧ-инфекции с использованием плазменных препаратов во всем мире самым громким скандалом в отрасли.

Люди с гемофилией подали коллективные иски. Они включали существенные доказательства того, что крупная компания по производству плазмы продолжала распространять «старые запасы» плохих лекарств после того, как узнала об инфекции СПИДом. Общественность была встревожена, обнаружив, что отрасль работает под защитой федеральных законов и законов штата о защите крови, что ограничивает ее ответственность.

К 1990-м годам общественная репутация отрасли достигла низкого уровня: американские коллекции сокращались, федеральные регулирующие органы США ужесточали меры, а всплывали разоблачения, которые плохо говорили о надзоре за отраслью и гуманизме.Еще до того, как кризис СПИДа опустошил коллекции плазмы в США, другие разногласия, такие как случаи заражения гепатитом С в фармацевтических препаратах для плазмы, заставили корпорации снизить накладные расходы и избежать регулирования путем переноса системы сбора платежей и поощрений в бедные страны за границей.

В 1990-х годах Китай пытался развивать рынок плазмы, чтобы конкурировать с западными компаниями, предлагая деньги на плазмаферез в самой бедной китайской провинции Хэнань. Сельские жители, которые были слишком бедны, чтобы позволить себе презервативы, вскоре поняли, что они могут заработать больше денег, продавая плазму, чем возделывая землю, но в учреждениях предлагались некачественные методы стерилизации, иглы и пакеты для крови. К 1995 году провинция Хэнань превратилась в ферму крови, основанную на преступной экономике плазмы. Тысячи китайских доноров заразились СПИДом и гепатитом С.

Сегодня многие препараты плазмы для больных гемофилией устарели благодаря достижениям медицины, но промышленность процветает благодаря производству альбумина для лечения ожогов и внутривенного иммуноглобина, используемого для лечения иммунных нарушений и неврологических состояний. Индустрия вернулась в Соединенные Штаты с размахом благодаря более яркой и удобной рекламе, которая включает в себя призывы к государственным службам и напоминания о падении экономики для поощрения доноров.Количество центров в Соединенных Штатах увеличилось во время Великой рецессии: было открыто 100 новых центров, а общее количество пожертвований подскочило с 12,5 млн в 2006 г. до более чем 23 млн в 2011 г.

Монополизация преобразовала отрасль, которая теперь состоит из пяти международных корпорации, работающие в Соединенных Штатах в соответствии с правилами FDA: Baxter International of Deerfield, Illinois; CSL Австралии; Talecris of Research Triangle Park, Северная Каролина; Грифолы Испании; и Octapharma из Швейцарии. Возможным шестым крупным игроком является Biotest AG, коммерческое подразделение голландской некоммерческой корпорации Sanquin. С 2008 года ежегодный рынок плазменных фармацевтических препаратов вырос с примерно 4 миллиардов долларов до более чем 11 миллиардов долларов.

* * *

В Санта-Фе, штат Нью-Мексико, где я живу, есть переполненный, но относительно чистый центр биотехнологической плазмы. Но в крупнейшем городе штата, Альбукерке, с населением 552 804 человека, есть три плазменных центра, которые бросили бы вызов моей готовности давать плазму, как бы я ни нуждался.Yale Plasma, расположенный на улице, где собираются попрошайки, напоминает ломбард. На внешнем окне изображен девиз домашних лотерей; салон удивительно тесный. Другой центр Альбукерке, CSL Plasma, больше, но в нем нет стульев. Доноры приседают на полу или стоят в длинных очередях, пока не сдадут кровь. Когда я спросил молодого человека, не возражает ли он сидеть на корточках, мне сказали, что CSL убрали дополнительные сиденья, чтобы «не пускать сюда бомжей».

Плазма «объединяется» или собирается в контейнеры для ее подготовки к процессу, называемому «фракционирование», который сделает ее пригодной для использования.Чем больше пулы плазмы, тем дешевле будет их перерабатывать, что доктор Люси Рейнольдс, научный сотрудник Лондонской школы гигиены и тропической медицины, приводит в качестве примера того, как отрасль срезает углы.

Большие пулы максимизируют прибыль. Кроме того, несмотря на то, что большие пулы подлежат расширенному анализу безопасности (тестирование на вирусы 21-го века сделало заражение гепатитом С и СПИДом редкостью), представители здравоохранения выразили обеспокоенность тем, что по мере глобального распространения рыночной плазмы вред, который может быть нанесен, если еще один СПИД-подобный проникновение патогена в систему будет экспоненциально больше.

«Некоторые правительства сосредоточены на людях и правах людей», — говорит Рейнольдс, который недавно опубликовал статью, осуждающую торговлю плазмой. «В тех местах они заставляют плазменные корпорации играть по правилам; иногда они просто предпочитают иметь с ними как можно меньше дел. Но Соединенные Штаты — это корпоративная страна, в которой действуют наименее ограничительные правила западного мира в отношении плазмы.

Центры в США также имеют политику, гарантирующую помощь тем, кто постоянно и срочно нуждается в небольших суммах наличных: 50 долларов за первые пять пожертвований, затем 60 долларов в неделю, если вы добровольно пойдете под иглу два раза в неделю.

«Я называю это грязным бизнесом, потому что они сознательно ставят под угрозу здоровье доноров в США, собирая их дважды в неделю, в то время как во всех других местах в мире вам разрешено сдавать кровь только раз в две недели», — говорит Рейнольдс.

Я брал интервью у плассеров в Альбукерке, но, учитывая, что в мои вопросы входил вопрос, не лгут ли они при прохождении медицинского осмотра, люди, с которыми я разговаривал, часто просили меня не называть их фамилии.

«Когда я хожу в центр, я чувствую себя подопытной крысой», — говорит Рон, 33-летний отец-одиночка и безработный школьный учитель, который шесть лет назад начал регулярно заниматься плассой, чтобы сводить концы с концами для своего нового сына.Он был дисквалифицирован в местном центре, потому что у него было много видимых татуировок, но был принят в другом центре, «который был менее придирчивым». Рон не сообщает о каких-либо особых побочных эффектах, но все же беспокоится. «Они говорят мне, что нет долгосрочных последствий, но ответы, которые они дают в этих местах, настолько роботизированы».

Изможденный мужчина с налитыми кровью глазами, стоящий возле центра CSL, представился как «Бабба» и сказал, что он бездомный и алкоголик. В юности он получил серьезную травму головы и тренировался в течение почти 15 лет без каких-либо побочных эффектов, кроме «иногда у меня очень сильно болит рука.Он также постоянно засыпает на диванах. На самом деле, Бубба однажды упал в обморок в стоячей линии на CSL, но он ценил дополнительные деньги. Он говорит, что был недоволен тем, что выпил слишком много, чтобы пройти тест на уровень белка, но утверждал, что позже обнаружил: «Если я выпью кетчуп перед тем, как войти, я смогу пройти любой тест, который они мне устроят».

Бубба знал, что доноры, которые были бездомными, алкоголиками или получили травмы головы, как у него, теоретически не допускаются. «Все лгут, — сказал он.«Никто не честен во всех этих вопросах».

Я закончил разговор, задаваясь вопросом, был ли Бубба примером того, почему другие страны не хотят подвергать своих граждан коммерческой торговле плазмой, и многие предпринимают (все более безуспешные) попытки ограничить импорт коммерческой плазмы из Соединенных Штатов. Следует ли запретить бездомному алкоголику заниматься плассингом ради его и нашей безопасности?

Габриэлла, 51-летняя мать троих детей, начала заниматься плассингом восемь лет назад после того, как ее уволили из-за сокращения государственных служащих.Она признается, что солгала, чтобы пройти обследование, после того как поняла, что стала слишком худой, чтобы пройти тест на вес, и «надела дополнительную одежду, просто чтобы преодолеть минимальный вес» в 110 фунтов. Габриэлла знает других постоянных пластырей, многие из которых бездомные, которые используют утяжелители для лодыжек.

Кевин Тэйлор, 27-летний студент Университета Нью-Мексико, оплатил расходы, но обнаружил, что за два года занятий спортом он потерял 15 фунтов.

«Я определенно не ел обычную пищу, и я думаю, что от давления двух пожертвований в неделю меня тошнило», — говорит он.

Кевин Кросби, 48 лет, начал работать 10 лет назад, чтобы обеспечить свою 6-летнюю дочь.

Многие люди, с которыми я беседовал, задавали мне вопрос, следует ли пересмотреть целесообразность посещения занятий два раза в неделю, когда основной мотивацией является бедность.

«Каждый раз у меня было это странное ощущение пустоты. И много раз на следующий день у меня будет серьезная усталость», — сказал он мне. «Затем, около пяти лет назад, когда я работал в ночную смену в службе безопасности, у меня была странная усталость.Не знаю, что меня ударило, но я очнулся на полу. Они обвиняли меня в том, что я заснул; Я знаю, что потерял сознание».

У Кросби было несколько отключений электроэнергии, в том числе одно, когда он вел машину.

«Я должен был остановиться, — сказал он. «Мне пришлось сидеть там несколько минут в оцепенении. Это действительно напугало меня».

Тот факт, что другие западные страны занимают позицию «лучше перестраховаться, чем сожалеть» (когда они вообще санкционируют коммерческие центры сбора), настаивая на двухнедельных интервалах между пожертвованиями, должен вызвать недоумение в отношении У.С. практики. Многие люди, с которыми я беседовал, задавали мне вопрос, следует ли, когда бедность является основной мотивацией, пересмотреть целесообразность мытья рук два раза в неделю. Не говоря уже о других возможных осложнениях со здоровьем, от которых могут страдать доноры, включая стресс, плохое питание и неадекватное или невылеченное заболевание.

В общем, я взял интервью почти у трех десятков постоянных посетителей CSL и Yale Plasma. Более половины из них признались в частых странных ощущениях покалывания; боли; резиновые ножки; и сильное обезвоживание, а также то, что они были бездомными, солгали при прохождении медицинских осмотров и использовали «уловки», которые позволили им пройти тесты на уровень белка. Они жили в условиях, из-за которых плевать было трудно, но говорили: «Я не могу есть, если не плююсь».

Я описал опыт, описанный выше, историку медицины Гарриет А. Вашингтон, также автору книг «Смертельные монополии» и «Медицинский апартеид: темная история медицинских экспериментов над чернокожими американцами» . Вашингтон сказал мне: «Наши запасы крови сейчас в полной безопасности, хотя и не в полной». Гепатит С и ВИЧ-инфекция встречаются так же редко, как один на 1 миллион реципиентов крови.

Вашингтон не против того, чтобы платежные центры соблюдали стандарты безопасности и придерживались правил. Нужда и экономические трудности не обязательно делают донора небезопасным, что является историческим предрассудком. Суть, по словам Вашингтона, «в том, как мы проверяем доноров».

«Если эти компании подмигивают обману доноров, то они подвергают всех нас серьезной опасности. В идеальном мире я бы хотел, чтобы правительство больше контролировало эти места сбора».

Почему доноры, в том числе и я, испытывают усталость, похожую на потерю сознания? По словам Вашингтона, во время плазмафереза ​​центры часто используют химическое вещество, цитрат натрия, для предотвращения свертывания крови.

«Цитрат натрия и другие производные лимонной кислоты связываются с кальцием в вашей крови, после чего кальций становится недоступным для вашего организма. Мы знаем, что некоторые люди плохо реагируют на цитрат натрия. Худший случай встречается редко: выраженная гипокальциемия, которая может привести к летальному исходу. Но чаще люди будут страдать обмороками, покалыванием и онемением, мышечными сокращениями или даже судорогами. Ходить с истощенным кальцием может быть чрезвычайно опасно. Это может привести к серьезным проблемам со здоровьем.”

Эти проблемы включают сердечные аритмии, судороги, остеопороз, напряжение глаз, проблемы с дыханием, ломкость костей и хронические заболевания почек.

Резюме отчета Джеффри Л. Винтерса за 2005 г. , опубликованного в Journal of Clinical Apheresis , гласит, что «наиболее распространенной реакцией, специфичной для афереза, является гипокальциемия из-за цитратного антикоагулянта, который, хотя обычно является легким, может привести к тяжелым причинение вреда донору». На самом деле, пишет Уинтерс, по сравнению с донорством цельной крови «риск реакций, требующих госпитализации, значительно выше.Плазменные центры, которые не информируют доноров об этих рисках, лишают пациентов медицинских прав, однако ни один из опрошенных мною людей, у которых были «забавные припадки» или странные ощущения покалывания, не знал о возможности гипокальциемии.

Некоторые сообщили, что спрашивали о таких симптомах в центрах, но получили абсолютные гарантии безопасности. И кажется абсурдным ожидать, что они будут ставить себе диагноз, когда центры на видном месте демонстрируют заявления, подобные следующему из Baxter Inc.пресс-кит: «Сдача плазмы — это процедура с низким риском и минимальными побочными эффектами или без них».

Я сидел в пиццерии с Кевином Кросби недалеко от центра Yale Plasma. Он закатал рукава и показал мне огромную рану в том месте, где ему вкололи иглы за 10 лет.

«Я никогда в жизни не думал, что мне придется сделать это, чтобы выжить», — сказал он. «Многие сотрудники не разбираются в иглах. Люди нервничают, говоря об этом, но многие говорят о том, сколько денег они на нас зарабатывают. Я говорю, если они собираются эксплуатировать нас, они могли бы хотя бы заплатить нам.Я говорю, что они могли бы платить нам по 100 долларов за два раза в неделю».

Кросби тоже всегда терзали сомнения: почему у него затемнения, и насколько безопасна эта плазма? Глядя на подозрительных посетителей, «вы можете сказать, что с ними что-то не так», — говорит он.

Я рассказываю Кевину об истории халатности в отрасли: трагедии в Южной Америке, американские тюремные сборы и вспышка СПИДа среди больных гемофилией, которые получали испорченные лекарства, потому что промышленность поставила долю рынка выше мер безопасности. Я объясняю, что сегодня монополизированная промышленность собирает урожай в США, потому что только FDA позволит ей собрать достаточно плазмы, чтобы поддерживать международный рынок. Нигде больше на Западе не считают целесообразным делать пожертвования два раза в неделю, а международное сообщество не так оптимистично относится к пагубным последствиям для здоровья. Потеря сознания у Кевина, вероятно, вызвана плохой реакцией на антикоагулянт, цитрат натрия.

«Я прочитал каждое слово во всех документах, которые я подписал в CSL и Йельском университете», — сказал Кевин. «Я не видел упоминания об этом.

Сегодня критики все еще сомневаются в целесообразности сокращения расходов за счет поддержания огромных запасов плазмы. Более безопасные системы работают на некоммерческой основе и требуют только достаточного количества плазмы для удовлетворения бытовых нужд. В отчете за 2005 год, опубликованном авторами Гентского университета в Бельгии, говорится, что в Бельгии «примерно 5000 пожертвований смешаны в такие пулы. В Германии учитываются пулы, содержащие до 60 000 пожертвований». В Соединенных Штатах «некоторые размеры пулов доноров превышают несколько сотен тысяч [пожертвований].

Авторы рекомендуют альтернативные стратегии объединения, поскольку «риск загрязнения этих бассейнов быстро возрастает с увеличением размера бассейна». Ревностная предосторожность сегодня может избавить нас от невыразимых страданий завтра.

«Услышав все это, — сказал Кросби, — я никогда больше не хочу ходить в эти места».


Эта статья была поддержана проектом Economic Hardship Reporting Project, некоммерческой журналистской организацией, занимающейся историями о неравенстве.

Глобальная сеть Красного Креста | Американский Красный Крест

Глобальная сеть Красного Креста | Американский Красный Крест