МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Квартиры сиротам в 2020 году: В 2020 году более 880 детей-сирот должны получить квартиры

Все 45 очередников 2020 года из числа детей-сирот обеспечены в Балашихе отдельным жильем

26 дек. 2020 г., 16:56

О том, что все дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, включенные в список на получение отдельных квартир в 2020 году, обеспечены отдельными квартирами, стало известно в городской администрации, где прошла пятая с начала года торжественная церемония вручения ключей: в этот раз их обладателями стали 14 балашихинцев.

Глава Балашихи Сергей Юров тепло пообщался с молодыми людьми, их приемными родителями и опекунами, ответил на вопросы о правах на полученное жилье, о взаимоотношениях с управляющими компаниями, вручил ключи и ценный подарок.

«Получение отдельного жилья – важное событие в вашей жизни, да и в жизни любого человека. Мы со своей стороны сделали все возможное, чтобы квартиры были комфортные. Вы уже их видели. Надеюсь, что квартира для вас станет любимым домом, где вы сможете строить взрослую жизнь, свою семью, приглашать друзей.

2020 год был сложный, но предлагаю все же вспоминать хорошие моменты, которые тоже были. Поздравляю вас с получением ключей, желаю, чтобы новогодние праздники прошли для вас уже в новом доме», – сказал, обращаясь к счастливым обладателям ключей, Сергей Юров. Он добавил, что по всем возникающим вопросам, в том числе по эксплуатации жилого помещения, они всегда могут обращаться в городскую администрацию, управление опеки.

«Сегодня произошло потрясающее событие для всех ребят, которые получили ключи, в том числе – для моей приемной дочери Кати Зениной. Я ее забрала из детского дома № 15 в Москве, где работала, совсем маленькой, а теперь Катюше – 19 лет. Она – отличница: учится в Балашихинском техникуме на оператора ЭВМ, планирует получить и высшее образование. Когда Катя получала ключ, то я чуть не расплакалась от радости! Мы так ждали этого момента, волновались, вдруг что-то не сложится, но все наши проблемы нам помогли решить! За то, что в Балашихе так серьезно относятся к проблемам детей-сирот, – всем низкий поклон», – поделилась Татьяна Зимина.

Жилье для детей-сирот выделено в многоквартирных домах-новостройках. Квартиры предоставлены в районах с развитой инфраструктурой и транспортной доступностью. В частности, последние 14 квартир предоставлены, в основном, в микрорайонах Саввино и Новое Павлино.

Обеспечение детей-сирот жильем ведется в рамках областной государственной программы «Жилище».

Последние семь лет на приобретение жилья для детей-сирот выделяются средства из федерального бюджета. За этот период в Балашихе жильем обеспечены более 250 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

МНЕНИЕ

–Евгения Дружинина, 32 года, проживает в Балашихе с семьей на съемной квартире:
 

– Сегодня получила долгожданные ключи! Огромное спасибо администрации Балашихи, лично – начальнику управления опеки Ирине Викторовне Киоса и всей ее команде: очень помогли в восстановлении моих прав на квартиру. Жилье дали в доме-новостройке в микрорайоне Новое Павлино. Квартира очень хорошая, площадь – более 35 квадратов.  Мы с мужем и двое наших детей просто счастливы!

 

Виктория ЯНШИНА
Фото Евгения ДУДИНА

Источник: http://inbalashikha.ru/novosti/obshchestvo/vse-45-ocherednikov-2020-goda-iz-chisla-detey-sirot-obespecheny-v-balashihe-otdelnym-zhilem

В 2020 году Орёл установит рекорд по количеству выданных детям-сиротам квартир

Сегодня ключи от квартир в новостройках ЖК «Московский парк» в Северном районе получили 25 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Новосёлов поздравили губернатор Орловской области

Андрей Клычков, председатель Орловского областного Совета народных депутатов Леонид Музалевский, мэр Орла Юрий Парахин, председатель Орловского городского Совета народных депутатов Василий Новиков, главный исполнительный директор ПАО «Орёлстрой» Дмитрий Сучков.

Юрий Парахин подчеркнул, что в предыдущих годах новосёлами становились 70-80 детей-сирот. В этом году будет установлен абсолютный рекорд: до конца этого месяца в светлые и просторные квартиры Северного района заселятся 110 молодых людей.

При этом, отметил мэр Орла, в очереди на бесплатное благоустроенное жильё остаются около 350 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В следующем году для них планируется приобрести ещё 100 квартир.

Строительство ЖК «Московский парк» началось в феврале 2018 года. С тех пор ПАО «Орёлстрой» возвело шесть объектов. В нынешний момент в эксплуатацию введено три дома, в том числе ул. Космонавтов, 48к1 и ул. Кузнецова, 30к2, которые сегодня «обогатились» жильцами.

Для новосёлов ПАО «Орёлстрой» создал все необходимые условия. Квартиры уже с отделкой: есть ПВХ-окна и застекленный балкон, электрическая плита, оснащенная всем необходимым ванная комната, напольные покрытия и двери.

Также отмечается, что ЖК «Московский парк» — первый в Орле жилой комплекс, где при формировании комфортной среды проживания используется единый дизайн-код.

Фотографии с вручения ключей от новых квартир детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей (22.12.2020 г.)

Информация для застройщиков — закупка квартир

Уважаемые руководители строительных организаций!

Комитетом строительства Волгоградской области в 2021 г. планируется осуществление закупки жилых помещений путем проведения открытых аукционов в электронной форме в рамках Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Для переселения граждан из аварийного жилищного фонда

В 2020 г. планируется расселение 101 жилого помещения в домах, расположенных на территориях Краснооктябрьского, Кировского и Красноармейского районов Волгограда.
Переселение граждан будет осуществляться на основании заключения муниципальных контрактов путем приобретения квартир на первичном рынке недвижимости Волгограда.
Приобретение готовых к продаже 101 квартиры запланирован на март  (38 квартир) и май-июнь (63 квартиры).

При формировании предложений просим учитывать расселяемую площадь жилых помещений в аварийном фонде, по Волгограду – территориальное расположение аварийных домов (новостройки могут находиться в черте района по месту нахождения аварийных домов либо в близлежащих к ним районах)
Контактное лицо от комитета по вопросу приобретения квартир – начальник отдела переселения граждан из аварийного жилищного фонда Матвеева Ирина Владимировна, телефоны 30-83-17, 30-83-18, 30-84-43, 30-83-60

Номенклатура расселяемого жилья в 2020 году

Требования к жилью, строящему или приобретаемому в рамках расселения аварийного фонда

Форма для предложений от застройщиков

Для обеспечения жильем детей-сирот

В 2021 году планируется обеспечить жильем порядка 450 детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа, с этой целью будут приобретаться изолированные благоустроенные однокомнатные квартиры с отделкой (полной готовностью к заселению), отвечающие установленным действующим законодательством санитарным нормам, техническим требованиям, обеспеченные системами теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, централизованного или индивидуального отопления, электроснабжения, в многоквартирных жилых домах, введенных в эксплуатацию.

Контактные лица:

консультант отдела бюджетного планирования, отчетности и государственных закупок

Хайрулина Ольга Юрьевна, телефон (8442) 30-83-41;

заместитель начальника отдела обеспечения жилищных прав граждан Цыганкова Галина Ивановна, телефон (8442) 30-84-39;

старший консультант отдела обеспечения жилищных прав граждан Куликова Елена Николаевна телефон (8442) 30-83-21.

Перечень основных технических, конструктивных и отделочных характеристик жилого помещения (квартиры) и устанавливаемого в нем оборудования.

Приобретение жилья молодыми семьями в рамках государственной программы Российской Федерации «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации»

В рамках программы молодые семьи, получившие социальную выплату, могут использовать ее для оплаты приобретаемого жилья или договора участия в долевом строительстве.

Для приобретения молодыми семьями жилых помещений просим сообщить о наличии стандартного жилья, а также возможности заключения договора участия в долевом строительстве путем внесения соответствующих средств на счет эскроу.
Контактное лицо от комитета по вопросу приобретения жилья молодыми семьями – старший консультант отдела реализации жилищных программ Отарова Марина Юрьевна телефон 30-84-45.

В 2020 году в Опочецком районе жильё получили 7 детей-сирот

Около двухсот квартир приобретут для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в Псковской области. Сейчас для покупки жилья проведено более 100 аукционов в областном центре и муниципалитетах. Всего в регионе своей очереди ждут более двух тысяч детей. В Опочецком районе власти столкнулись с такой проблемой, как нехватка подходящих квартир. Как она решается?

— Мы здесь сделали небольшой ремонт, поклеили обои, положили линолеум. Купили саму кухню

Долгожданное собственное жильё Юлия Васильева получила совсем недавно. Сейчас вместе с мужем и дочкой обживаются и привыкают к слову «своё». Долгое время семья скиталась по съёмным квартирам. Теперь живут в трёшке. Не в самом центре и на пятом этаже без лифта, но в своей, собственной.

«Конечно, увереннее, потому что теперь у тебя есть своя крыша над головой, и не надо думать на будущее, где будет жить твой ребёнок. А так по чуть-чуть, начали с кухни, потом будем делать ребёнку комнату, чтобы у неё было своё пространство», — Юлия Васильева

Ремонт Юлия с мужем планируют делать уже, что называется, под себя. По мере возможностей. В каких-то срочных работах квартира не нуждается. Косметический ремонт — обязательное условие для приобретения жилья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Как и ещё ряд условий.

«Эти требования прописаны в законе и чётко регламентированы. Такие, самые общие — это центральное теплоснабжение, водоснабжение, наличие приборов учёта газа и воды, наличие газовой плиты», — Юрий Ильин, глава Опочецкого района

Эта квартира в пятиэтажке практически готова в передаче новому хозяину. Всего в этом году в Опочецком районе жильё получили семь детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Новоселье они отметили не без помощи надзорных органов. По заявлению прокуратура направляла иски в суд. Тот, в свою очередь, удовлетворил все обращения и обязал администрацию выделить жильё.

«Нас постоянно ориентирует генеральный прокурор РФ и прокурор Псковской области, поэтому максимально возможное внимание уделяется заявлениям от лиц такой категории. И во всех возможных случаях естественно принимаются адекватные меры реагирования, направленные на восстановление прав детей-сирот», — Михаил Прокофьев, прокурор Опочецкого района

Глава района Юрий Ильин соглашается, приобретение жилья — проблема актуальная. И если финансирование на эти цели в этом году увеличилось в разы, жилья на Опочецком рынке не прибавилось. Новостроек тут не возводят, а найти в райцентре вторичку, удовлетворяющую всем условиям, непросто.

«Да, работа проводится практически вся в ручном режиме. Потому мы и в газете объявления давали, и на сайтах, что приобретаются квартиры, готовы приобрести. Справки по телефону, где можно получить консультацию, и какие требования предъявляются к приобретаемым квартирам. Делаем всё, чтобы максимальное количество детей-сирот получили квартиры в короткое время», — Юрий Ильин, глава Опочецкого района

До конца этого года, обещают местные власти, своё жильё в Опочке точно получат еще четыре ребёнка-сироты. Договоры на три квартиры уже направлены на регистрацию в Росреестр, ещё по одной документы готовят к оформлению.

Ирина Коваленко, Василий Нордэн. Вести-Псков

В Пензе детей-сирот обеспечат жильем в 2020 году

Региональное информационное агентство Пензенской области, пожалуй, — единственный источник новостей, где публикуются заметки, охватывающие не только Пензу, но и районы. Таким образом, мы представляем полную картину региона.

На сайте РИА ПО публикуются не только новости Пензенской области, но и аналитические статьи, интервью на актуальные темы, обзоры и фоторепортажи.

Ежедневно по будням мы предлагаем читателям дайджест событий, произошедших в Сурском крае за минувший день.

Новостная лента Пензенской области раскрывает жизнь региона в сфере экономики, общества, спорта, культуры, образования, сельского хозяйства, ЖКХ, здравоохранения и медицины. Помимо этого, на наших страницах публикуется информация о предстоящих событиях, концертах и спортивных мероприятиях.

Вместе с тем, РИА Пензенской области размещает новости инвестиционной политики региона, происшествий, криминала, аварий и ДТП.

Ежедневно в режиме онлайн РИА ПО публикует оперативные и последние новости Пензы и районов Пензенской области. Читатели могут узнать об актуальных событиях Пензенского, Башмаковского, Бековского, Бессоновского, Вадинского, Земетчинского, Спасского, Иссинского, Городищенского, Никольскиого, Каменского, Кузнецкого, Нижнеломовского, Наровчатского, Лопатинского, Шемышейского, Камешкирского, Тамалинского, Пачелмского, Белинского, Мокшанского, Неверкинского, Сердобского, Лунинского, Малосердобинского, Колышлейского и Сосновоборского районов.

Новости Пензы и Пензенской области — здесь собраны последние и самые важные публикации о том, что сегодня происходит в городе: культурные, спортивные события, актуальные нововведения в сфере ЖКХ и строительства, происшествия, чрезвычайные ситуации, ДТП, аварии, криминальная хроника.

Мы также не оставляем без внимания достижения земляков: спортсменов, представителей культуры, науки и образования.

На страницах РИА Пензенской области оперативно публикуются не только фотографии с прошедших мероприятий, но и видео, а также инфографика.

Помимо этого, читателям периодически предлагаются тесты на знание Сурского края.

Новости Пензы и Пензенской области сегодня — это около ста ежедневных публикаций о том, что в данный момент актуально для жителей областного центра и региона.

На страницах РИА ПО ежемесячно публикуются материалы о вступающих в силу законах, которые коснутся жителей нашего региона.

Наше информационное агентство предоставляет читателям актуальный прогноз погоды в Пензе и Пензенской области на неделю и каждый день с указанием температуры воздуха, направления ветра и осадков. Прогноз сопровождается комментарием специалиста из регионального ЦГМС.

Riapo.ru – это новости Пензы, главные события, факты и мнения об актуальных и насущных вопросах и проблемах в регионе.

На Ставрополье дети-сироты готовятся получить квартиры в собственность

На Ставрополье дети-сироты готовятся получить квартиры в собственность

В Ставропольском крае 112 человек из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, смогут оформить квартиры в собственность. 

С ними в 2020 году заключили договоры социального найма, которые дают право на приватизацию жилых помещений. Это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, которые получили жилье от государства по договорам специализированного найма в 2015 году. К концу года количество детей-сирот, оформивших соцнайм, еще увеличится.

Напомним, что право на приватизацию жилья появляется у детей-сирот по окончании пятилетнего срока спецнайма жилых помещений и при выполнении ряда условий, установленных российским законодательством. Если условия не выполняются, то возможность получения жилья в собственность отодвигается еще на пять лет.

Процесс передачи квартир в собственность лицам из числа детей-сирот идет уже третий год, начиная с 2018 года, когда истекли сроки действия договоров спецнайма жилых помещений, которые были выданы ещё в 2013 году. За этот период на договоры социального найма перешло 352 человека, 185 из них воспользовались правом приватизации жилья.

«Многие из наших нанимателей взрослые, семейные люди. Переход на договоры социального найма и дальнейшая приватизация квартир – это возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Например, улучшить свои жилищные условия. Тем же, с кем не заключили договор социального найма, напоминаем, что необходимо выполнять условия, установленные законодательством, и прислушиваться к рекомендациям специалистов краевого Имущественного фонда. У них можно получить консультации по большинству вопросов, связанных с эксплуатацией жилья. Сотрудники фонда ведут разъяснительную работу о необходимости своевременного внесения платы за наем квартиры и услуги ЖКХ, а также по вопросам порядка, срокам приватизации и оформления документов», – отметил министр имущественных отношений Ставропольского края Виталий Зритнев.

 

новых квартир для молодых людей Де-Мойна, вышедших из приемных семей

Дети, вышедшие из приемных семей, чтобы получить помощь по ваучерам в рамках новой программы HUD

Секретарь HUD Бен Карсон рассказал в Journey House о новой программе, которая предоставляет ваучеры для тех, кто стареет из приемных семей.

Milwaukee Journal Sentinel

Новый жилой дом из 42 квартир будет предоставлять доступное жилье молодым людям, которые вышли из приемных семей, но по-прежнему нуждаются в консультационных услугах и поддержке во время учебы в колледже.

The Sixth Avenue Flats, который будет построен на пустыре по адресу 1230 Sixth Ave. в Де-Мойне, является партнерством между Hatch Development Group, Kiernan Development и Youth & Shelter Services, некоммерческой организацией, которая обслуживает молодежь через программы наставничества, наркозависимости восстановление и кризис жилья.

YSS также является ведущим агентством Сети послепродажного обслуживания Айовы, общегосударственной программы, которая предоставляет поддержку молодым людям в возрасте от 18 до 23 лет, которые слишком стары для того, чтобы оставаться в приемных семьях.

В рамках проекта будет предоставлено доступное жилье, включая чердаки для жилого и коммерческого использования, для бывших приемных детей. Он также предоставит офисные помещения для консультационных услуг YSS и, в рамках партнерства с муниципальным колледжем Де-Мойна, академического и финансового консультирования.

DMACC, в котором в настоящее время обучаются 100 студентов, вышедших из приемных семей, находится всего в полумиле к юго-западу от поселка.

«Найти доступное жилье для бездомной молодежи переходного возраста — непросто, а затем обеспечение транспорта для доступа к услугам и образованию усугубляет сложность», — сказал Эндрю Аллен, президент и генеральный директор YSS в пресс-релизе.«Этот новый проект упростит подключение этих детей к безопасному и доступному по цене жилью, качественному образованию и трудоустройству через лофты с живой работой — трем ключевым факторам успеха».

Джек Хэтч, президент и генеральный директор Hatch Development Group и бывший сенатор штата, выразил надежду, что близость к DMACC поможет обеспечить жильцам доступ к высшему образованию.

В качестве сенатора Хэтч участвовал в разработке программы стипендий All Iowa Opportunity Scholarship, по которой студентам бакалавриата штата Айова предоставляется до восьми стипендий на полный рабочий день.В нем уделяется первоочередное внимание финансовой помощи учащимся, которые вышли из системы патронатного воспитания или Государственного учебного заведения или были усыновлены из системы патронатного воспитания после 16 лет.

Максимальная сумма вознаграждения меняется каждый год; в 2020-2021 годах это будет 4644 доллара на студента.

«Бесчисленные исследования показывают, что предоставление этим уязвимым молодым людям дополнительных услуг наряду с образованием и жильем увеличивает их шансы на долгосрочный экономический успех, счастье и независимость», — говорится в сообщении Хэтча.

Квартиры, которые включают 36 квартир на четырех верхних этажах и шесть чердаков с работами на улице, будут открыты для всех, кто соответствует критериям жителя с низким доходом, зарабатывая 60% от среднего дохода в районе.

Но вполне вероятно, что отделения будут заполнены молодыми людьми, переходящими из приемных семей. По словам Аллена, в 2019 году YSS нашла жилье для более чем 200 молодых людей, которые пострадали от системы и столкнулись с проблемой бездомности.

Арендная плата будет варьироваться от 550 долларов за квартиру с одной спальней до 650 долларов за две спальни.

К чердакам на первом этаже будет доступ со стороны улицы, они будут служить коммерческими витринами для арендаторов, которые будут жить в чердаке верхнего этажа. Это та же модель, что и проект Hatch в Ист-Виллидж-Сквер, 333 E. Grand Ave.

. Проект стоимостью 8,5 миллионов долларов получил финансирование в рамках программы налоговых кредитов на жилье для малообеспеченных финансовых учреждений штата Айова с частными инвестициями калифорнийской инвестиционной группы WNC, Inc. .

Строительство начнется весной 2021 года, открытие здания ожидается в следующем году.

Ким Норвелл рассказывает о росте и развитии Регистра. Свяжитесь с ней по адресу [email protected] или 515-284-8259. Следуйте за ней в Twitter @KimNorvellDMR.

Доступное жилье

Совершите экскурсию по нашим «Здоровым домам».

Мы знаем, что когда семья живет в безопасном и доступном доме, это приносит чувство стабильности, так что семья может сосредоточиться на других вещах, таких как образование ребенка, работа родителей и здоровье семьи.С помощью нашего подразделения доступного жилья мы работаем над предоставлением высококачественной арендуемой собственности и возможностей владения недвижимостью путем строительства новых домов или ремонта собственности.

Избранные программы

Здоровые дома

Доступное жилье координируется через Healthy Homes, некоммерческую жилищную организацию и сотрудничество между Community Development for All People и Nationwide Children’s.

С 2008 года программа Healthy Homes затронула более 450 домов, в том числе:

  • Полный ремонт кишечника
  • Новые постройки с энергоэффективными и экологичными элементами
  • Гранты нынешним жильцам по программе ремонта дома

Дома обычно имеют безбаквальные водонагреватели, дождевые бочки, солнечные трубки, краску с низким содержанием летучих органических соединений, переработанный ковер, дверные ручки с рычагами и энергоэффективные окна.

Просмотрите доступные дома на веб-сайте Healthy Homes.

Посмотрите инфографику о наших здоровых домах.

Программа ремонта дома

Программа домашнего ремонта, предлагаемая Healthy Homes, предоставляет субсидии домовладельцам в районе HNHF на улучшение внешнего вида своего дома. Предметы ремонта включают крыши, окна, двери, подъезды, сайдинг, покраску, водостоки, заборы, дорожки и ландшафтный дизайн. Программа поощряет жителей оставаться в своих домах не менее трех лет после ремонта.

Узнайте больше о программе ремонта дома на веб-сайте Healthy Homes.

Резиденции у ворот карьеры

Residences at Career Gateway, расположенный на Уиттиер-стрит и Хейл-авеню на южной стороне Колумбуса, предлагает 58 квартир и таунхаусов, а также обучение по развитию карьеры на месте.

Арендаторы должны иметь доход на уровне или ниже определенного уровня дохода, который составляет 44 640 долларов в год на семью из четырех человек. Предлагаемые классы на месте обучают арендаторов и других жителей района особым местным вакансиям и обучают навыкам, необходимым для успеха на любой должности.

Общенациональная детская больница Расширение штата сотрудников в Residences at Career Gateway возможно благодаря участию в конкурсе на Фазу 1 конкурса Fannie Mae’s Sustainable Communities Innovation Challenge (The Challenge).

Узнайте больше о Healthy Homes

Свяжитесь с Гретхен Уэст по телефону (614) 355-0344 или [email protected]

The South Side Renaissance Fund

В 2018 году некоммерческая организация Ohio Capital Finance Corporation, дочерняя компания Ohio Capital Corporation for Housing, объявила о создании South Side Renaissance Fund.Кредитный фонд в размере 20 миллионов долларов США обеспечит долгосрочное финансирование для приобретения, строительства и постоянного финансирования до 170 единиц многоквартирного арендного жилья, обслуживающего семьи с доходом от 60 до 80 процентов среднего дохода по местности, или от 45 840 до 61 100 долларов США для семьи из четыре.

Фонд состоит из кредита в размере 15 миллионов долларов и гранта в размере 5 миллионов долларов. Это позволит расширить программу Healthy Homes. В число спонсоров входят Fifth Third Community Development Corporation, First Financial Bank, First Merchants Bank, Huntington Community Development Corporation, JPMorgan Chase, PNC Bank, The Union Bank, The Affordable House Trust for Columbus and Franklin County и Ohio Capital Finance Corporation.

Фонд возрождения южной стороны: расширение HNHF

Переходные жилищные программы

Программа временного размещения жилья (THPP)

THPP — это лицензированная возможность помещения под опеку молодых людей в возрасте от 16 до 18 лет, находящихся в приемных семьях. Цель THPP — помочь участникам успешно освободиться, обеспечивая безопасную среду для молодежи и одновременно обучаясь навыкам, которые могут сделать их самодостаточными.Участники могут жить одни, с разрешения департамента, или с соседями по комнате в квартирах или одноквартирных домах с сотрудником или сотрудником, проживающим на территории. Поддержка и контроль обеспечивается сотрудниками агентства THPP, окружными социальными работниками и координаторами ПДОДИ. Вспомогательные услуги включают в себя: образовательные консультации, консультации по трудоустройству и помощь в достижении целей эмансипации, изложенных в Переходном плане независимой жизни участника, части подготовки к эмансипации в индивидуальном плане для молодежи.Молодежь также должна участвовать в Программе самостоятельной жизни. Пожалуйста, обратитесь к Информационному бюллетеню выше для получения дополнительных сведений о программе.

Временное размещение + приемная семья (THP + FC)

Временное размещение в жилье-плюс-приемная семья (THP + FC) было создано Законопроектом Ассамблеи 12 (AB 12) и позволяет имеющим на это право приемным молодым людям продлевать приемные воспитания после 18 лет и до 21 года. Приемлемые приемные молодые люди считаются несовершеннолетними. Иждивенцы и имеют право на различные варианты размещения в приемных семьях, в том числе на контролируемое независимое проживание.Этот новый вариант размещения предусматривает временное жилье и вспомогательные услуги на основе переходного плана независимого проживания. AB 12 был утвержден Федеральным публичным законом (P.L.) 110-351, Законом о содействии связям с успехом и увеличению числа усыновлений от 2008 года. Для получения дополнительной информации о праве на участие в программе THP + FC и требованиях к поставщикам, пожалуйста, обратитесь к письму всех округов 12-44.

Переходная жилищная программа-Плюс (THP-Plus)

THP-Plus — это программа временного проживания для молодых людей, которые вышли из приемных семей (включая тех, кто находился под надзором пробации) в день своего 18-летия или после него, но еще не достигли 24-летнего возраста (25 в округах, которые решили продлить услуги в соответствии с SB 1252) .Предлагаемые модели жилья и услуги аналогичны тем, которые предлагаются в THPP, но правила программы будут соответствовать возрасту молодых людей. Пожалуйста, обратитесь к Информационному бюллетеню выше для получения дополнительных сведений о программе.

Модели корпуса THP-Plus

Программы THP-Plus не лицензированы, но сертифицированы окружным агентством социальных услуг, и при необходимости дом получает разрешение на пожарную безопасность. Модель жилья может включать квартиры, односемейные дома, кондоминиумы, общежития колледжей и модели принимающей семьи (проживание с людьми, которых вы знаете).Жилищные приюты или временное жилье с друзьями не будут считаться жилищной моделью.

Чтобы найти местного координатора по временному жилищному строительству, обратитесь к Контактному списку временного жилищного округа.

Уведомления CDSS, относящиеся к временному жилью

All County Letters

Жилищная помощь, доступная для приемных детей Индианаполиса, которые достигли возраста

После 4057 дней пребывания в приемных семьях, подросток усыновил

Скарлет, одна из детей, которые были в приемных семьях в Индиане дольше всех, официально усыновлена ​​ее вечной семьей.

Келли Уилкинсон, Индианаполис Стар

Программа, предлагаемая Жилищным агентством Индианаполиса, предоставляет финансовую помощь молодым людям в возрасте от 18 до 24 лет, которые вышли из системы патронатного воспитания и нуждаются в жилье.

Министерство жилищного строительства и городского развития США выделило IHA почти 14000 долларов в рамках инициативы «Приемная молодежь к независимости», которая предоставляет этим молодым людям финансовую помощь на срок до 36 месяцев для покрытия жилищных расходов.

Помощь распределяется с помощью ваучеров, по которым оплачивается до 70% арендной платы в выбранном ими месте при условии, что домовладелец принимает ваучер, сказал Джон Холл, исполнительный директор жилищного агентства Индианаполиса.

Грант в размере 14 000 долларов США предусматривает финансирование двух ваучеров, сказал Холл, но штат был условно одобрен для шести. По словам Холла, максимальный размер ассигнований на каждый год составляет 25 человек, и он надеется, что штат в конечном итоге достигнет этого уровня.

Холл сказал, что его агентство принимает рекомендации от Детского бюро, Департамента по делам детей Индианы и аналогичных агентств, которые выявляют нуждающуюся молодежь.

Лицо бездомности: Что годовой подсчет на определенный момент времени говорит нам о расовом неравенстве в Индианаполисе

«Всем нужно жилье, место, куда можно пойти, чтобы у них была стабильность», — сказал Холл.

Уход за более старшей приемной молодежью

Хотя многие считают, что 18 лет — это типичный возраст, в котором молодые люди «стареют» и покидают систему приемных семей, существуют услуги, доступные для тех, кто решит продолжать работать с этой системой до тех пор, пока не достигнет возраста. re 23

Департамент по делам детей начинает планировать переход приемных молодых людей — при условии, что они не воссоединяются со своими семьями или не усыновлены — из системы в подростковом возрасте, — сказал Дэвид Рид, заместитель директора по вопросам защиты детей.

«Мы хотим, чтобы голос молодежи влиял на то, как выглядит этот план», — сказал Рид. «Это их цели, это их жизни, а не наши».

Совместная опека — по сути расширенная опека в приемных семьях — продолжается до тех пор, пока молодым людям не исполнится 21 год, после чего они могут продолжать участвовать в добровольных услугах для пожилых людей, пока им не исполнится 23 года. По данным DCS, 344 молодых человека из Индианы в настоящее время пользуются этими добровольными услугами. Режиссер Терри Стигдон.

При совместном уходе варианты размещения включают общежития колледжа, индивидуальные или общие квартиры, общежития или «обычную» приемную семью.По словам Рида, миф о приемных семьях, в котором утверждается, что молодые люди остаются одни, когда им исполняется 21 год, не соответствует действительности.

«Мы этого не допустим», — сказал он. «Они взрослые, если они хотят, чтобы мы ушли, мы уйдем. Но они могут передумать и позвонить нам, и мы вернем их обратно в нашу систему».

Давите Шорт 21 год, и теперь она является членом консультативного совета агентства, поскольку она руководит жизнью через совместную заботу.

«Это помогает мне не только в навыках самостоятельной жизни, но и дает мне квартиру вместе с ними.они учат меня, как составлять бюджет, как продвигаться к взрослой жизни ».

« Не стесняйся просить о помощи »

Не каждый молодой человек решает остаться в приемной семье, признал Стигдон, на любое количество по причинам, включая усталость системы.

«Мне больно, что есть молодые люди, которые просто покончили с системой по какой-либо причине, — сказала она, — что они чувствуют, что не получили необходимой поддержки или просто не согласны, или это было в области, над улучшением которой нам действительно нужно работать в рамках агентства.

Она подчеркнула, что эти молодые люди все еще могут обратиться в DCS за помощью в поиске связи с дополнительными программами, которые могут обеспечить их успех, такими как программа «Приемная молодежь к независимости».

Зал

, с Жилищным агентством Индианаполиса, сказал, что надеется захватить тех, кто не остается в системе и оказывается без стабильного жилья, с целью разорвать цикл бездомности. Помимо отсутствия постоянного места жительства, Холл сказал, что эти молодые люди подвергаются значительному риску того, что им придется бросить школу и могут испытываете трудности с поиском работы.

«Весь этот эффект домино для того, чтобы случиться что-то негативное, — сказал он, — и просто для дестабилизации их будущего».

Холл выразил надежду на то, что больше молодых людей воспользуются преимуществами этой программы и других подобных программ.

«Не стыдись, — сказал он, — не стесняйся просить помощи в подключении к нужным ресурсам».

Стигдон призвал бывших приемных молодых людей старше 23 лет, которые иначе не имели бы права на получение услуг, протянуть руку помощи, если им понадобится небольшая помощь.

«Мне все равно, сколько тебе лет, это не имеет значения. Это правильный поступок», — сказала она. «Речь идет о том, чтобы поступать правильно с этими молодыми людьми и помогать им, когда мы можем».

Позвоните репортеру IndyStar Холли Хейс по телефону 317-444-6156. Следуйте за ней в Twitter: @hollyvhays.

В северо-западной части Саут-Бенд запланировано строительство жилья для помощи молодым людям, старшим из приемных семей.

ЮЖНЫЙ БЕНД, штат Индиана (WNDU) — Для многих людей стать взрослыми — это волнующая веха. Для детей, которые прожили свою жизнь в приемных семьях, 18 лет может означать повышенное беспокойство: они «вышли из системы».

«Работая в приемной семье последние пять лет в этой области, просто наблюдая, что происходит, когда детям исполняется 18 лет. И им некуда идти, они стареют, ну, каждый пятый ребенок в семье. бездомные, более 60% попадают в тюрьму », — пояснил Мэтт Борст, соучредитель Village to Village International.

Чтобы переломить эту тенденцию, некоммерческая организация Borst намеревается в 2021 году начать строительство жилого комплекса для нескольких поколений под названием Oasis Community в 800 кварталах Харрисон и Шерман-авеню в Саут-Бенде.Сообщество северо-западной стороны будет включать общественный центр; два дома на одну семью; и семь дуплексов, где престарелая приемная молодежь будет жить в однокомнатной квартире, а их старший наставник будет жить этажом ниже.

«Таким образом, этот проект должен помочь этим молодым людям успешно перейти к следующему этапу жизни и иметь возможность, вы знаете, действительно помочь им просто преодолеть эту непреодолимую проблему, вы знаете, что будет с ними дальше. ? » — сказал Борст.

В идеале взрослый наставник должен быть старше 55 лет.

«Они просто могут поделиться своим жизненным опытом, просто наставляя, через то, что они сделали на своей работе. Просто это бесценный опыт, — заметил Борст.

Впечатленные планом сообщества Oasis, город Саут-Бенд пожертвовал пять участков в этом районе, в то время как близлежащая церковь также внесла свой вклад в собственность.

«Их миссия в том, что они пытались выполнить, действительно соответствовала тому, что план района также пытался выполнить. Поэтому имело смысл попытаться объединить эти две вещи », — сказал Тим Коркоран, директор по планированию города.

Village to Village International будет взимать с молодежи часть их дохода от работы в качестве «ренты» и откладывать ее для использования денег в качестве сберегательного счета, когда они когда-нибудь покинут общину. Потребуются классы финансовой грамотности.

Борст указывает на другие успешные стареющие жилые кварталы в Орегоне, Иллинойсе и Мэриленде.

«Для меня все дело в отношениях. Нам всем нужны отношения, всем нам нужны люди в нашей жизни, которые поверят в нас, помогут нам и воодушевят нас », — сказал он.

От Village to Village International было собрано более 36 000 долларов из 1 миллиона долларов, запланированного на Фазу сбора средств. Чтобы внести свой вклад в проект, нажмите здесь!

«

Copyright 2020 WNDU. Все права защищены.

Дети в тени: бездомные студенты Нью-Йорка

Когда в марте школы в Нью-Йорке внезапно закрылись из-за пандемии коронавируса, Принц, умный, болтливый девятилетний ребенок, полный кинетической энергии, оказался дома, пробираясь через приложение Google Classroom на телефоне своей матери.Безвыходное состояние, связанное с отключением, не было для него новым опытом. Он и его мать, Фифи, которой 29 лет, были бездомными на протяжении почти всей своей академической карьеры. (Чтобы защитить их конфиденциальность, их личные псевдонимы используются для обозначения Фифи и Принца.)

Он учился в пяти различных начальных школах и пропустил много недель занятий к тому времени, когда городские школы стали доступны только в Интернете. Как и многие из более чем 100 000 бездомных школьников Нью-Йорка, Принс был знаком с неопределенностью и изоляцией, с незнанием того, какой сегодня день.Почти всю свою жизнь он жил в условиях комендантского часа, введенного в приютах для бездомных, в его доме не допускались посетители или свидания, и он приспособился к долгим, бесконечным ожиданиям в городских учреждениях. Карантин по совпадению обнаружил, что он находится в лучшем положении, чем когда-либо: впервые на памяти Принца его семья ненадежно владела съемной квартирой в Бронксе.

С тех пор, как Принс был маленьким, учителя говорили Фифи, что при правильных вызовах и поддержке у него огромный академический потенциал.Перед пандемией Фифи искала более широкие академические возможности для Принца, исследуя чартерные школы и программы для одаренных. Все это теперь было отложено. Для них обоих было разочарование, что Принс на самом деле ничему не учился, когда они пытались клевать сквозь экраны, но они уже были там раньше.

Когда я впервые встретился с Принсом в четверг в марте 2019 года, он также пытался не отставать от школы с крошечного экрана телефона своей матери. Его второклассник работал над новым блоком; На следующей неделе предстояло большое испытание.Математика была любимым предметом Принса, и он хотел хорошо сдать экзамен. Когда он приносил домой пятерки, мать покупала ему новую игрушку. Принц почти всегда ставил оценки. Это было несложно; он искренне любил школу. Учителя в его начальной школе в Восточном Гарлеме были добрыми; По понедельникам проводилась бесплатная внешкольная футбольная программа, и класс ездил в районы города, которые он никогда не видел. Принс поступил в эту школу всего пятью месяцами ранее, но легко погрузился в группу друзей и ритм класса.Принца любили, и он это знал; если он приходил слишком поздно к школьному завтраку, он сверкал своей зубастой ухмылкой, и работники кафетерия махали ему рукой, чтобы он взял бублик по дороге в класс.

Но в то мартовское утро 2019 года, когда его одноклассники устроились на своих местах в Восточном Гарлеме, Принц, одетый в пышное черное пальто и джинсы, сползающие по его стройной фигуре, вместо этого прыгнул по пандусу в центр приема PATH в Бронксе на бездомные семьи. Миниатюрная Фифи с блестящими каштановыми волосами носила узкие джинсы и сумочку через плечо.Ее парень, Мануэль (его второе имя), которому 37 лет, которого Принс называл папой, последовал за ним, неся рюкзак-холодильник, полный важных семейных документов, и толкал тележку с аккуратно сложенными постельными принадлежностями и одеждой, упакованной в мешки для стирки и мусора.

PATH, «Профилактическая помощь и временное жилье» — это место, куда бездомные семьи из Нью-Йорка обращаются за убежищем и куда они обращаются, чтобы подать повторное заявление, если они изначально не имеют права на него или если они «вышли из системы» после того, как пропустили регистрацию в своем приюте. две ночи подряд.Число бездомных жителей Нью-Йорка выросло до самого высокого уровня со времен Великой депрессии, и самая большая демографическая группа среди бездомных — это дети. В результате, по данным Министерства образования, число бездомных студентов за последнее десятилетие увеличилось почти на 70 процентов. За последние два года я поговорил с более чем дюжиной бездомных семей с детьми школьного возраста, которые боролись с часто противоречивыми императивами — найти убежище и оставить своих детей в школе.

Несмотря на то, что бездомные составляют большинство бездомного населения города, бездомные семьи часто не видны, как это могут быть одинокие бездомные взрослые — если обнаружится, что семья живет на улице, детей могут забрать Службы защиты детей. Люди, идущие в центр PATH в любой день, в основном неотличимы от тех, кто идет в торговый центр в нескольких кварталах от отеля. Вы должны внимательно присмотреться, чтобы найти характерные подарки — слишком много сумок или маленький мальчик, которого я встретил с его сестрой и матерью в солнечный день, тащащий большой пластиковый зонт из Щенячьего патруля с крючковой ручкой, ценная вещь, которую он хотел чтобы быть с ним, где бы он ни оказался в следующий раз.

Нью-Йорк — единственное место в Америке, которое гарантирует всеобщее «право на убежище», за которое активисты упорно боролись на протяжении десятилетий в судах и которое к 1987 году было предоставлено мужчинам, женщинам и детям. В Нью-Йорке это право создало несравненную систему. по сравнению с любым другим в стране — разросшийся, бессвязный мегаплекс, который включает по крайней мере шесть городских департаментов, которые иногда работают в противоречии друг с другом, и присутствует в сотнях зданий в городе, предлагая самые разные уровни надзора и поддержки.

Чтобы иметь право на размещение в приюте для бездомных, семья должна задокументировать все места проживания за предыдущие два года и доказать следователям PATH по расследованию мошенничества, что они не могут вернуться ни в один из них. И если семьи становятся бездомными из-за домашнего насилия, как это было изначально в случае с Принсом, они должны предоставлять каждый полицейский отчет и запретительный судебный приказ при первом обращении в центр PATH. В 2018 году только 40 процентов семей, обратившихся за убежищем в PATH, соответствовали всем требованиям и получили место.

В приемном центре PATH Мануэль припарковал семейную тележку в багажном отделении. Принц устроился в сером виниловом кресле. Он провел большую часть следующей недели в центре вместе со многими другими школьниками города, наблюдая за досками, на которых высвечивался номер следующей семьи, которую нужно вызвать. С практической точки зрения PATH похож на многоуровневый департамент транспортных средств: семьи прибывают в течение дня и переходят с этажа на этаж, ожидая каждого из них, и в конце концов оказываются на цокольном этаже.Оттуда они могут получить задание на жилье к полуночи или позже. Если они этого не делают, их отправляют во временное ночевку, чтобы они немного поспали, а затем возвращают обратно уже в 6 часов следующего утра, чтобы продолжить ожидание.

Фифи страстно желала, чтобы Принс оказался по ту сторону границы города и в конечном итоге стал больше похож на людей, которым она служила няней или работала в Whole Foods или в службе общественного питания в аэропорту. Поэтому на хорошие отметки она предлагала игрушки.Они с Мануэлем вместе приходили на каждую встречу родителей с учителем, проверяли его у учителя Принса во время сбора в школу и часто приносили домой бесплатные книги, которые оставляли в ящике у входа в школу, чтобы почитать с Принцем на ночь.

Если бы Принс в тот четверг мог быть в школе вместо центра PATH, Фифи нашла бы способ, но город обычно требует, чтобы родители приводили своих детей школьного возраста в центр для процесса приема, независимо от того, пропали ли они. школа.Поэтому в центре каждый день около 15:00, когда школа кончалась, Фифи заходила в приложение Prince’s class со своего телефона, чтобы загрузить дневной урок математики. Это была самая сложная работа в году, и они вдвоем тщательно изучили урок — вычитание в числовой строке, сложение с перегруппировкой десятков — и снова и снова просматривали три страницы, написанные цветной ручкой, в ожидании.

Иллюстрация Хокёна Кима

Фифи и Принц вошли в систему приютов для бездомных, когда Принс был младенцем, а Фифи сбежала из опасной ситуации дома с биологическим отцом Принца во временный приют для женщин, спасающихся от домашнего насилия.Когда время, проведенное Фифи в приюте для жертв домашнего насилия, истекло, она начала подыскивать съемную квартиру для себя и Принца. Но работая на работе с минимальной заработной платой, она никогда не могла накопить достаточно денег, чтобы позволить себе арендную плату в Нью-Йорке, и с годами они с Принсом перескакивали с жилья на жилье. В 2015 году она встретила Мануэля, и они переехали во Флориду, где надеялись найти лучшее жилье и возможности для работы. Но после полутора лет трудностей с поиском работы они вернулись в Нью-Йорк, и в конце концов все трое оказались в приюте в Восточном Гарлеме.

В феврале 2019 года Фифи неожиданно начала видеть родственника биологического отца Принца на улице возле приюта. Она и отец Принса из сплоченного сообщества бангладешских иммигрантов в первом поколении в Квинсе, и новости часто распространяются быстро. Она боялась, что, если родственник увидит ее, отец Принца узнает, где она, и приедет за ними. На протяжении многих лет полицейские отчеты показывают, что, когда отец Принса нашел Фифи, он несколько раз бил ее (прижимал к стене) и запирал в своей квартире.По ее словам, он также похитил Принца, когда тот был еще совсем маленьким, на семейном барбекю. Но эти события произошли некоторое время назад; запретительные судебные приказы, которые Фифи вынесла против него по истечении каждого срока.

Фифи перестала ходить на работу в Whole Foods, чтобы не встречаться с родственницей. Она попросила перевести ее в приют, но ей сказали, что это займет до шести месяцев. По неофициальному совету работника приюта Восточного Гарлема Фифи решила оставить семью подальше от приюта на две ночи, что означало бы, что они вышли из системы и снова официально остались без крова.

По ее словам, они с Мануэлем упаковали все, что поместится в их тележку для покупок, и два ящика, которые ранее предоставил им приют для бездомных, чтобы защитить их еду от мышей. Они оставили математические плакаты Принца, мягкие игрушки и другое имущество, пообещав заменить их, когда они поселятся в новом приюте. К этому моменту Принс привык терять вещи на ходу; единственной игрушкой, которую он действительно скучал, был гигантский пистолет «Нерф», который он однажды подарил на Рождество.

Семья направилась с тележкой для покупок в двухкомнатную квартиру отца Мануэля в государственном жилом районе Восточного Гарлема. Он был уже переполнен, оставалось шесть человек. В ванной была сломанная дверь, которая не закрывалась полностью, а на стенах была плесень. Фифи помогала Принцу принимать душ в ванной в школе, но она не могла заставить себя принять душ.

Принц, Фифи и Мануэль спали на полу в квартире две ночи, но когда они вернулись в центр PATH, им сказали, что они официально не вышли из системы, поэтому им пришлось провести еще две ночи на полу.В четверг утром, выйдя, наконец, из системы, они подняли свою металлическую тележку для покупок вверх по лестнице метро, ​​чтобы перейти в PATH.

Принс менял школу каждый раз, когда менялось место в приюте его семьи, поэтому он никогда не проучился больше одного года ни в одной школе Нью-Йорка. В том же году он начал спрашивать родителей, сможет ли он остаться со своими друзьями в своей школе в Восточном Гарлеме. Фифи была довольна обучением и школьной культурой. «Думаю, это моя любимая школа из всех, в которые он ходил», — сказала она мне.Она надеялась, что их разместят достаточно близко к школе, чтобы принц оставался там.

Департамент по делам бездомных заявляет, что при его размещении учитывается район, в котором младший ребенок семьи ходит в школу, и администрация мэра Билла де Блазио сделала это своим политическим приоритетом. Тем не менее, согласно отчету руководства мэра за 2020 год, только около 50 процентов городских приютов в 2019 году находились в том же районе, что и домашняя школа для самого младшего ребенка, и этот процент вырос за первые четыре месяца этого года до 60 процентов.Из семей, с которыми я разговаривал, только одна была размещена недалеко от школы их ребенка.

По данным ведомства, отчасти это связано с тем, что количество вакантных мест в приютах настолько низкое, что трудно произвести точное размещение. Отчасти это также объясняется тем, что семьи, спасающиеся от домашнего насилия, не должны размещаться в приютах в том же районе, что и обидчик; 40 процентов всех бездомных семей в прошлом подвергались домашнему насилию.

Примерно через 13 часов в центре PATH в четверг Фифи и Мануэль получили новое жилье: Crystal’s Place, семейный приют на 555 Hutchinson River Parkway в Бронксе.Пока они ждали, когда их заберет фургон Департамента по делам бездомных, другая мать, которую Фифи встретила днем, сказала ей, что «Кристалл» — плохое место, что там клопы в комнатах и ​​торговцы наркотиками на улице.

Когда фургон высадил их около 11 часов вечера, когда Принц спал на руках у Мануэля, Фифи внимательно огляделась. Убежище находилось недалеко от шоссе. До 2014 года это здание было Capri Whitestone, «горячим мотелем», где покровители платили почасово.Когда Департамент по делам бездомных превратил его в семейный приют, он оставил вывески с рекламой Capri Whitestone и его зала 555, и люди продолжали искать его, пока сенатор местного штата не обратился в департамент с просьбой убрать вывески. В следующем году, по сообщениям новостей, департамент поместил двух осужденных за сексуальные преступления, одного из которых приставал к детям, в Crystal’s Place. (Департамент не ответил на большинство запросов о проверке фактов.)

В то время Фифи ничего об этом не знала, но, стоя на тротуаре, когда машины проносились по другую сторону шлагбаума, она увидела перед входом нечто, похожее на торговцев наркотиками, как и женщина из PATH. описано.Там было немного магазинов, за исключением торгового центра немного дальше по шоссе, а приют находился в 2,2 милях от станции метро, ​​в которой они должны были бы использовать, чтобы каждый день возить Принца в школу и обратно. Она подумала о том, чтобы совершить эту прогулку и дважды в день пересечь изолированное шоссе, мимо кладбища и Home Depot. Автобусное сообщение с метро было более чем в полумиле. «У меня просто было очень-очень плохое предчувствие», — сказала мне Фифи.

Мануэль позвонил отцу, и он послал Uber, чтобы отвезти их к метро, ​​откуда они поехали обратно в его квартиру в Восточном Гарлеме.Семья ждала там еще два дня, прежде чем покинуть Crystal’s Place.

В течение 2019 года 132 660 человек спали в муниципальной системе приютов Нью-Йорка; более двух третей составляли семьи и почти 45 000 детей. Эти статистические данные не отражают истинное количество детей, не имеющих постоянного жилья в городе, — детей, чьи семьи живут вдвое в доме друга или живут в дешевом мотеле. В некоторых случаях семьи, которым было отказано в праве на убежище, могут оставить своих детей в доме родственников или с няней на ночь, пока они спят в метро или в коридоре.Федеральный закон, Закон Маккинни-Венто о помощи бездомным, требует, чтобы государственные школы спрашивали поступающих учеников об их жилищном статусе; В конце прошлого года семьи в Нью-Йорке сообщили, что 114 000 детей школьного возраста соответствовали определению бездомности МакКинни-Венто: отсутствие «постоянного, регулярного и адекватного ночлега».

В Нью-Йорке самая большая система государственных школ в стране, в которой обучается более 1,1 миллиона учеников. Число бездомных учеников больше, чем все школьное население Бостона, Индианаполиса и Рочестера вместе взятых.Приток бездомных детей в городскую школьную систему перекликается с общенациональными тенденциями; число бездомных студентов в Соединенных Штатах увеличилось на 70 процентов за последнее десятилетие и не показывает никаких признаков того, что оно сокращается.

В прошлом году 43 процента городских бездомных школьников хронически отсутствовали — по определению, пропускали 10 или более процентов учебного года — по сравнению с 30 процентами учащихся, живущих в бедности, и 16 процентами учащихся, не живущих в бедности. Проверка, проведенная городской инспекционной службой в 2018 году, показала, что не было никаких доказательств того, что 34 процента опрошенных студентов, которые хронически отсутствовали, не имели никаких доказательств проведения разъяснительной работы.

Многим бездомным детям сложно просто добраться до школы, потому что они устали спать в квартире, где людей больше, чем кроватей, или не могут чистить свою одежду, или спали где-то далеко от школы, или им приходится скучать. в школу, чтобы посещать обязательные встречи с родителями. В Нью-Йорке семьи, которые еще не были признаны имеющими право на убежище, получают временное размещение в приютах, часто за несколько миль от их школ, и не могут пользоваться услугами школьного автобуса, пока не будут признаны соответствующими критериям, процесс, который может занять от 10 до 10 человек. дней до многих месяцев.

По всей стране рост числа бездомных студентов продолжается в течение многих лет, в основном это недооценивается и плохо изучается. «Большинство исследований бездомности сосредоточено на одиноких бездомных взрослых, — говорит Барбара Даффилд, директор SchoolHouse Connection, национальной некоммерческой организации, занимающейся проблемами бездомности и образования. «Отсутствуют тщательные исследования бездомных детей, их образовательных результатов и долгосрочных последствий детской бездомности.”

Федеральный департамент жилищного строительства и городского развития наблюдает за отслеживанием бездомных с помощью так называемого подсчета на определенный момент времени, при котором регистрируется количество людей на улицах и в приютах за одну ночь. По данным департамента, с помощью этого метода количество семейных бездомных сократилось на 29 процентов за последние 10 лет. Но семьи избегают улиц, а во многих городах и сельской местности просто нет приютов.

Данные из отчетов школ показывают, что в национальном масштабе количество бездомных детей увеличилось с более чем 650 000 в 2004/2005 учебном году до более чем 1.5 млн в 2017-18 гг. Данные об образовании штата, опубликованные Национальным центром образования для бездомных в январе этого года, показали, что в том же году по всей стране только 29 процентов бездомных сдали государственные экзамены по чтению и 24 процента по математике. По данным Департамента образования Нью-Йорка, в Нью-Йорке в 2018-19 годах 29 процентов студентов, проживающих во временном жилье, сдали государственный экзамен по чтению, а 27 процентов — по математике. Хуже дела обстоят с детьми, живущими в приютах: в 2015–2016 годах только 15 процентов учащихся с третьего по восьмой класс, живущих в одном приюте, хорошо читали, и только 12 процентов соответствовали государственным требованиям по математике.

У бездомных студентов также более высокий уровень особых потребностей, отчасти из-за факторов здоровья и развития — плохого питания, низкого веса при рождении, астмы, воздействия свинца, стресса. Их быстротечность также затрудняет доступ к лечению и раннему вмешательству, а малообеспеченным родителям детей с особыми потребностями может быть труднее сохранить работу. Данные Федерального департамента образования, собранные Национальным центром образования для бездомных, показывают, что, хотя дети с ограниченными возможностями составляли примерно 14 процентов от общей численности учащихся, среди бездомных учащихся в 2017-18 годах средний показатель во многих штатах составлял от 18 до 20 процентов. или выше.В прошлом году почти 85 процентов бездомных студентов в Нью-Йорке были чернокожими или латиноамериканцами; отрицательное академическое воздействие бездомности усугубляет существующее неравенство в системе образования.

В целом, бездомные дети по всей стране, как правило, настолько отстают в начальных классах школы, что не видят возможности наверстать упущенное и бросить учебу, когда станут старше. Только 62 процента бездомных студентов Нью-Йорка окончили среднюю школу в прошлом году; В целом по городу процент выпускников составил 77 процентов.Исследование Voices of Youth Count в Chapin Hall в Чикагском университете показало, что неспособность окончить среднюю школу или получить эквивалентный диплом увеличивает шансы оказаться бездомным в молодом возрасте в 4,5 раза. «Если вы не будете читать вовремя, — говорит Даффилд, — у вас больше шансов бросить школу, и на самом деле среди бездомных детей процент отсева выше, чем у других бедных детей. Отсутствие высшего образования — самый серьезный фактор риска бездомности в будущем.Отсутствие доступа к образованию обрекает этих детей на жизнь в нищете, бездомности и лишениях ».

Выключения, вызванные пандемией, ухудшили многие из условий, которые приводят к бездомности семей и подрывают образование. Защитники бездомных семей предупреждают, что без действий город готов к огромной волне новых бездомных семей и еще большему количеству детей, которые не могут постоянно посещать школу. По данным НЮУ им. Центр Фурмана, исследования которого сосредоточены на жилищном строительстве, показывает, что 239 000 арендаторов с очень низким доходом находятся в группе «высокого риска» стать бездомными.Если они потеряли работу из-за пандемии, они в настоящее время защищены мораторием на выселение, который был продлен до конца года, но, скорее всего, они получают невыплаченную арендную плату. Коалиция организаций призвала городских законодателей спланировать вероятность того, что после снятия моратория эти домохозяйства останутся безработными и начнут попадать в систему приютов. Кристина К. Куинн, бывший спикер городского совета, которая сейчас является президентом и главным исполнительным директором Win, ранее работавшего в компании «Женщины в беде», которая управляет 11 семейными приютами в городе, сказала мне: «Даже если придет небольшая часть, система, которая был уже на емкости на семейной стороне, будет завален.Если мы не вмешаемся до истечения срока моратория на выселение, нас ждет катастрофа в Нью-Йорке ».

Иллюстрация Хокёна Кима

Принц вернулся с своими родителями в центр PATH в понедельник утром, после еще двух дней ожидания выхода из системы. Принц снова пропустил школу, и снова они весь день слонялись по этажам в ожидании размещения в приюте. Той ночью около 11 часов, под дождем, семья села в фургон Департамента по делам бездомных в Pan American, еще один бывший отель на бульваре Куинс, недалеко от городских штрафстоянок.В материалах дела Фифи указано, что ее нельзя поместить в Квинс, потому что там проживает ее обидчик и его большая семья. Но к тому времени, когда пришло размещение, Фифи была слишком измотана, чтобы протестовать.

В Pan American охранник подогрел для них замороженную пиццу из кафетерия и отвел в комнату, в которой, по словам Фифи, были грязные ковры и упаковочная лента, удерживающая дверь в следующую комнату закрытой. По ее словам, она встала в 6 утра после бессонной ночи, «сходя с ума», и семья отправилась в долгую поездку на метро обратно в центр PATH.На этот раз они направились прямо в этаж с отделением по борьбе с домашним насилием. «Вы не можете отправить меня в Квинс», — сказала в слезах Фифи, когда ей позвонили. «В моем досье так написано».

К концу третьего дня в PATH Принс не мог переварить пищу, которую он ел в PATH в прошлом — еще замороженный сэндвич с болонским соусом и небольшую чашку теплого сока с крышкой из фольги, которая «имела вкус лекарства». Он сосредоточил всю свою скуку и разочарование на этом вопросе. «Мамочка, можешь принести мне что-нибудь поесть?» он умолял и скулил снова и снова в течение дня.«Мамочка, пожалуйста, можешь принести мне что-нибудь поесть?»

Хотя PATH обслуживает только семьи с детьми, она организована таким образом, что на удивление мало приспособлений к этому факту. В фургонах, которые перевозят семьи, похоже, нет автомобилей или детских сидений, и они, похоже, работают в основном в часы, которые намного раньше времени, когда ребенок ложится спать. Бесконечное ожидание с непредсказуемым исходом в помещении, где нельзя приносить еду или напитки и где нет игрушек или книг, особенно мучительно для маленьких детей и людей с особыми потребностями.Когда семьи спускаются на нижний уровень центра, некоторые рискуют и позволяют своим детям бегать сразу за дверью выхода, чтобы сжечь пар. Однажды возле этой двери я встретил Каледру, которая также стала бездомной, спасаясь от жестокого партнера, и чьи семеро детей визжали и метались вокруг мусорного бака. Она сказала: «Мы все были в PATH менее восьми месяцев назад. Не понимаю, зачем им все еще нужно, чтобы я вернул всех семерых детей на целый день ». Она пожала плечами, печально смеясь.«Кто вообще лжет о семерых детях?»

К полудню Фифи поняла, что последнее, что Принц ел, — это замороженная пицца, которую им дали, когда они прибыли в «Пан Америкэн» в полночь. Она знала, что, если они покинут центр PATH, чтобы получить еду, они рискуют потерять место в очереди, но решила, что игра стоит того. Под легким дождем семья побежала по улице в McDonald’s и купила коробку McNuggets, состоящую из 20 штук. Затем, думая о том, что многие дети тоже ждут и скулят, Фифи использовала купон из своего телефонного приложения McDonald’s, чтобы получить вторую коробку 20 McNuggets всего за доллар дороже.Фифи положила коробки в сумочку, и семья помчалась обратно через квартал к центру. Но охранник у входа вынул из ее сумочки теплые коробки и сказал, что она должна их выбросить. Она вынула из коробки несколько «Макнаггетс» и поспешно попыталась скормить их Принцу на улице. Она сердито смахнула слезы. «Он младенец, — сказала она. «Он не может есть тюремную еду». Принц не плакал и перестал ныть о голоде. Он просто сошел, по его словам, «по-настоящему безумным и очень тихим» до конца дня.«Я никогда не знаю, что ему нравится в нашей ситуации, что его беспокоит», — рассказывала мне позже Фифи. «Иногда он вспоминает о чем-то, что произошло несколькими месяцами ранее, и я понимаю, что он думал об этом все это время».

Той ночью, около полуночи, фургон Департамента по делам бездомных отвез семью в новое место в Бронксе. Это была многоквартирная квартира — часто ветхое здание, которое город арендует у помещиков. Они были в восторге. Правда, кто-то нацарапал в лифте «люди из приюта — свиньи», и иногда можно было найти наркомана, раскачивающегося в трансе на лестничной клетке, а кусок потолка ванной опускался.Но семья с радостью согласилась, что это было самое красивое место, где они жили до сих пор. Во-первых, это была спальня, где они расставили книги и игрушки Принца, стараясь не пользоваться комодом, который шел вместе с комнатой, из-за боязни клопов. Они накинули одеяло с Микки Маусом на дырявое окно в его комнате, чтобы защититься от холода и попытаться заглушить звук метро, ​​грохочущего по надземным путям поблизости. Кухня была простой, но «не совсем отвратительной», — радостно сообщила Фифи.«Ты можешь готовить в этой духовке». Принц проскочил через гостиную, где Фифи и Мануэль спали на сдвинутых вместе двух односпальных кроватях, чтобы показать мне, насколько она велика. «Видеть? Я могу бегать с одной стороны на другую », — сказал он мне, взбивая, и добавил:« Под обогревателем нет крыс! » Метро возле комнаты Принса вело прямо к его школе, а по соседству были магазины и прачечная, в которых нуждалась семья.

Когда Принс вернулся в школу во вторник утром, через две недели после его отъезда, его учитель спросил, где он был так долго.«Мы переезжали», — сообщил Принс. Учительница, которая в то время не знала, что семья бездомная, сочла это странным. «На мой взгляд, я никогда не слышал, чтобы переезд занимал так много времени, и я подумал:« Почему родители не привели его в школу, пока они переезжали? » она сказала мне.

Вскоре после того, как Принс вернулся в школу, состоялся большой тест по математике, которого он ожидал. Его учитель сказал ему, что ему не нужно брать его, если он не хочет, потому что он пропустил последний раздел.Но Принс и Фифи практиковали математические листы в приложении для занятий в центре PATH, и она хотела, чтобы Принс прошел тест. «В каком-то смысле я хотел увидеть — он все еще в порядке с этой недели?» Фифи мне сказала. «Насколько он затронут?» Когда результаты вернулись, Принс получил 84 балла, что ниже его обычных высших оценок. Он знал, что его мать хотела видеть более высокие баллы. Когда он передал тест Фифи, он сказал тихим голосом: «Извини, мама. В следующий раз у меня получится лучше.

Семейная бездомность в Нью-Йорке в нынешних масштабах — явление последних нескольких десятилетий.В течение многих лет количество бездомных семей составляло от 250 до 1000 человек в год. В 1980-х годах, во время президентства Рональда Рейгана, рецессия совпала с глубоким сокращением программ социальных услуг, таких как профессиональное обучение, дневной уход и помощь детям-иждивенцам. Возможно, наиболее важным является то, что Рейган значительно сократил бюджет государственного жилья и жилищного фонда по 8-й программе, ваучерной программы, которая субсидирует арендную плату; между 1981 и 1989 годами бюджетные полномочия Департамента жилищного строительства и городского развития, отвечающего за жилищное строительство для малоимущих, упали до 6 долларов.9 миллиардов из 32,2 миллиарда долларов. В 1970 г. насчитывалось 6,5 млн единиц субсидируемых арендных плат и 6,2 млн семей арендаторов с низким доходом; к 1985 г. насчитывалось 5,6 млн квартир и 8,9 млн домохозяйств с низким доходом.

В течение этого периода семьи в Нью-Йорке начали неожиданно массово появляться в отделениях экстренной помощи в каждом районе, которые были предшественниками PATH. Ральф да Коста Нуньес занимал пост заместителя комиссара по социальным услугам 40 лет назад, когда Эд Кох был мэром.Он вспоминает, что, когда количество бездомных семей увеличилось с 950 в 1982 году до более 5000 в 1988 году, он и Кох сначала подумали, что это временный скачок. Но по прошествии нескольких лет стало ясно, что стагнация заработной платы, сокращение государственных программ и отсутствие доступного жилья навсегда вытеснили с рынка жилья часть малообеспеченных слоев населения.

Бездомные семьи спали на металлических кроватках в спортзалах и аудиториях, в палатах психиатрической больницы Бельвью и в «социальных гостиницах» в ужасных условиях.Во время своего пребывания в должности Кох объявил о 10-летнем плане создания 150 000 единиц доступного жилья, позже увеличив его до 252 000 единиц и выделив 15 000 из них бездомным домохозяйствам. Он также начал создавать приюты для семей, что в то время считалось временной мерой. Когда мэр Дэвид Динкинс вступил в должность в 1990 году, он добавил социальные услуги в семейные приюты и продолжал уделять приоритетное внимание государственному жилью бездомным семьям. Число бездомных семей росло, и некоторые эксперты по политике разработали теорию о том, что практика предоставления бездомным семьям приоритетного размещения в доступном жилье создает стимулы для людей, желающих попасть в систему приютов; Позже эта теория была опровергнута.Но когда Рудольф В. Джулиани стал мэром, он стремился отговорить людей входить в систему убежищ. Хотя Джулиани продолжал практику размещения жителей приюта в государственном жилье и в жилищном секторе 8-й секции, он не вкладывал средства в инфраструктуру приюта и усложнил подачу заявки на размещение. Он начал программу создания кластеров в 2000 году, выплачивая рыночные ставки арендодателям квартир, которые зачастую были низкого качества, за размещение бездомных без присмотра.

Майкл Р.Bloomberg пришел к власти с обещанием сократить количество бездомных на две трети. Первоначально он перестал предлагать бездомным семьям приоритетное размещение для получения государственного жилья и программ 8-го раздела и ввел субсидию на аренду под названием «Программа Advantage», и сначала количество бездомных сократилось. Защитники бездомных критически относились к требованиям работы программы и ее временному характеру и выступали против нее; Губернатор Эндрю М. Куомо отозвал финансирование, и программа завершилась в 2011 году. В результате были выселены десятки тысяч семей.Во время правления Bloomberg население приютов выросло с 37 000 в 2010 году до почти 61 000 к концу 2014 года, 70 процентов из которых составляли семьи.

Когда де Блазио был избран, он попал в бурю. Он провел кампанию по сокращению неравенства в доходах и пообещал уменьшить количество бездомных. Первоначально он ввел меры против выселения и субсидии на аренду, которые заставили многих людей покинуть приюты, но не смогли остановить приток других в систему бездомных.В 2017 году де Блазио представил второй план под названием «Переломить проблему бездомности», направленный на инвестирование в инфраструктуру приютов, сокращение зависимости от отелей и кластерного жилья и смягчение некоторых из наихудших последствий семейной бездомности. План предусматривает строительство 90 приютов, включая приюты для семей, 39 из которых уже открылись, по данным Департамента по делам бездомных. В этих приютах есть поставщики социальных услуг и такие вещи, как внеклассные программы. Они необычны тем, что находятся в районах, где никогда не было приютов; есть надежда, что за счет увеличения вместимости больше семей можно будет разместить рядом с «якорями жизни», особенно школами.

Сегодня никто не думает, что бездомность в семье в Нью-Йорке — это временная чрезвычайная ситуация; это негласно принятая часть картины того, что значит быть бедным здесь. Согласно анализу Национальной жилищной коалиции с низким доходом, в Нью-Йорке и его окрестностях в настоящее время проживает 950 673 домохозяйства-арендатора с очень низким доходом; количество квартир для таких домохозяйств составляет 321 000 единиц. По данным некоммерческой исследовательской и правозащитной организации «Институт детей, бедности и бездомности», даже если цели «Переломить ситуацию» будут достигнуты, в городе по-прежнему будет проживать около 57 500 бездомных.Согласно отчету контролера, в прошлом году город потратил примерно 3,2 миллиарда долларов на услуги бездомных, что более чем вдвое больше, чем в 2014 году. Средняя продолжительность пребывания в приюте составляет 474 дня.

Стивен Бэнкс, один из первых юристов Общества правовой помощи, который обратился в суд, чтобы бороться за право на убежище, является городским комиссаром социальных служб и курирует Департамент по делам бездомных. Бэнкс сказал мне, что право на убежище «изменило жизнь» в Нью-Йорке, а также указал на Лос-Анджелес, где гораздо больше бездомных живут в незащищенных условиях.Но, по его словам, если бы он мог подать иск о праве на жилище в дополнение к приюту, он бы так и поступил. «Временное жилье по сравнению с постоянным жильем и другими ресурсами равносильно дискуссии в секторе здравоохранения по поводу финансирования отделений неотложной помощи или просто профилактической медицины», — сказал он. «Конечно, вам нужно и то, и другое».

Нуньес, который сейчас является президентом и исполнительным директором Института по проблемам детей, бедности и бездомности, говорит, что «после многих лет развития системы приютов пора назвать ее тем, чем она является на самом деле: суррогатом доступного жилья.Но в отличие от программ доступного жилья прошлого — квартир с регулируемой арендной платой, ваучеров по разделу 8, финансируемых из федерального бюджета, — жилищная система, по словам Нуньеса, «создает целый класс бедных кочевников, поколение, которое привыкает к кочевому образу жизни». ”

Последствия кочевничества выходят за рамки образования. Нормы, действующие во многих приютах для бездомных, могут быть тюремными и ложатся тяжелым бременем на детей. Семьям не разрешается принимать посетителей в свои комнаты, и они должны присутствовать во время ночного комендантского часа.Они должны входить и выходить каждый раз, когда приходят и уходят. Некоторые семьи сказали мне, что им не разрешают приносить мебель, включая кондиционеры, микроволновые печи, телевизоры или мини-батут, если аутичный ребенок требует, чтобы он успокоился. Жители различных приютов также говорили мне, что кусачки для ногтей, скутеры и шлепанцы запрещены. Некоторые семьи заявили, что персонал приюта использовал угрозу вызова службы защиты детей, чтобы обеспечить соблюдение своих правил.

Однажды днем ​​в сентябре 2018 года, после окончания школы, я встретил Анхеля, которая была из пуэрториканской семьи, и ей тогда было 17 лет.На нем были фургоны и серьги. Он, его мать и его младший брат, RJ, были выселены из своей квартиры в Бронксе в декабре 2017 года и жили в семейном приюте в Бруклине. (Чтобы защитить их конфиденциальность, используются только их имена.) RJ перешел в школу рядом с их убежищем, но Энджел был достаточно взрослым, чтобы совершать ежедневные поездки на метро из трех человек обратно в Бронкс, чтобы продолжить учебу в своей средней школе. По словам Энджела, после школы его друзья пойдут домой, перекусят и поиграют в видеоигры, разговаривая по наушникам, пока не встретятся позже.

Ангел хотел остаться в Бронксе, чтобы поиграть в баскетбол со своими друзьями, когда они уедут позже. Так что он ходил по окрестностям возле школы, убивая время, может быть, останавливался в доме своей бабушки до того, как она начала смену кондуктора в метро. «Я просто жду, пока кто-нибудь напишет мне, где они решили встретиться», — объяснил он, когда мы сидели на скамейке возле станции метро в Бронксе. Ангел съел субстанцию ​​маринары длиной в фут и выпил синюю гаторэйд. Этот шаг стал причиной академических потерь — Ангел сказал, что в приюте нет стола или удобного места для выполнения домашних заданий, и что он выпал из списка почетных — но это также и социальный ущерб.«Люди всегда спрашивают, почему я должен идти домой так рано, почему я никогда не ночевал», — сказал он мне.

Ангел был стоически уверен, когда рассказал мне о вечеринке у бассейна, на которую он не мог пойти из-за комендантского часа в приюте. Но он был взволнован, описывая утро выходного дня, когда его мать разрешила ему поспать, пока она брала Р.Джея на футбольную тренировку в Бронксе. «Вышла смотритель приюта и закричала на мою мать на глазах у всех, что они собираются позвонить в C.P.S. если она когда-нибудь снова оставит меня спать в комнате, — сказал он, его лицо было горело от стыда.«Я не возражал против того, что теперь мне придется вставать в 7 утра по выходным, но меня очень беспокоило то, что они кричали на мою мать на глазах у всех. Они заставили ее плакать. Они ей угрожали ».

В апреле 2019 года семья смогла переехать в приют в Бронксе, где RJ, которому на тот момент было 8 лет, начал свою третью школу за 18 месяцев. RJ, у которого пухлые щеки и мягкие черные волосы, показал мне бассейн в соседнем жилом комплексе и взволнованно сказал, что его мать обещала научить его плавать там.Затем он сделал паузу и добавил уточнение: «Если мы еще будем жить здесь летом». (Летом там не жили.)

Перекусывая в «Макдоналдсе», я спросил Р.Джея, который учился в первом классе, знают ли ученики его нового класса, что он бездомный. Он посмотрел на меня, как на сумасшедшего. «Я никому не говорю, что я бездомный», — сказал Р.Дж. «У всех остальных есть дом или квартира». Его мать указала ему, что еще один ребенок из его класса также живет в приюте — факт, который они обнаружили однажды днем, когда мальчики вернулись из школы в то же время.Я спросил RJ, играл ли он со своим одноклассником в приюте, и он снова посмотрел на меня с полным недоумением. «Никто не может войти в вашу комнату, даже ваши кузены», — сказал он. «А если бы мы играли в коридоре, охрана кричала бы».

Иллюстрация Хокёна Кима

Однажды в четверг мая 2019 года, Я ждал с отцом по имени Аллен на углу улицы в Южном Бруклине, недалеко от приюта для бездомных, где он жил. Он ждал школьный автобус с его первоклассной дочерью из Лондона.(Для защиты их частной жизни Аллен и Лондон идентифицируются по вторым именам.) Она возвращалась домой из своей школы в Квинсе, куда она поступила, когда они жили там в приюте. Водитель сказал, что автобус прибудет в 3:30. Хотя автобус часто опаздывал, Аллену приходилось уходить с работы рано и приходить на всякий случай; если он опоздает на автобус, он опасается, что о нем могут сообщить в Службу защиты детей.

Аллен, которого зовут Блэк, высокий, носит бейсболку, слегка приподнятую набок, и смотрит пристальным нежным взглядом.Ему 32 года, он работает в городском агентстве наставником молодых отцов в системе патронатного воспитания. Он сказал мне, что в детстве находился в приемной семье и отбывал наказание в качестве несовершеннолетнего за продажу наркотиков. Он получил аттестат зрелости, находясь в заключении на острове Рикерс, а через несколько лет после освобождения родился Лондон. Она жила со своей матерью, но когда ей исполнилось 2 года, по словам Аллена, мать сказала ему, что больше не может заботиться о ней. У Аллена, который жил на Лонг-Айленде, не было подходящей квартиры для проживания в Лондоне.По его словам, он поступил в систему приютов Нью-Йорка, а позже городские власти разместили его в квартире в Бронксе и оплатили транспортные расходы. Аллен склонился к воспитанию детей в Лондоне; он суетится из-за нее, беспокоясь, что она выглядит неаккуратно, если он не может отвести ее к своей тете, чтобы заплести ей волосы, и специально заказал именинный торт «Русалочка», который она хотела.

В тот четверг прошли часы, а автобуса все еще не было. Аллен ненадолго вернулся в свое убежище, откуда мог наблюдать за автобусом через окно.В 18:00 наконец подъехал лондонский автобус. Аллен сказал водителю: «А это похоже на 3:30?» Водитель пожал плечами. «Я забыл о двух детях», — сказал он. «Мне пришлось вернуться».

Аллен поднялся по ступенькам. Лондон, который уже ехал в желтом школьном автобусе достаточно долго, чтобы проехать полпути через Делавэр, не собирался выходить. Она сидела на коричневой обтянутой винилом скамейке, ошеломленная, содержимое ее сумки рассыпалось по автобусу. «Ой, твои вещи повсюду», — сказал Аллен, подбирая ее розовое пальто в цветочек и книгу «Я умею читать» и кладя их в ее рюкзак «Наизнанку».

Аллен взял Лондона за руку, пока они шли по улице. Она выглядела совершенно отстраненной. На полпути через квартал она укусила отца за рукав кожаного пальто, и что-то в этом контакте и его реакции, казалось, помогло ей снова занять свое тело. Она начала расспрашивать его о своем дне. «Мой учитель сказал, что я читаю!» — сказала она, добавив, что ей подарили новую книгу Диснея.

Аллен сказал мне, что с тех пор, как их перевели в это убежище в Южном Бруклине, поездка на автобусе часто занимала столько времени.По его словам, в первые несколько недель Лондон иногда мочила штаны в автобусе или бегала по улице, чтобы попытаться добраться до ванной.

Аллен и Лондон стали бездомными после того, как летом 2017 года их выселили из квартиры в Бронксе, где они жили два года с двумя кошками, одну из которых звали Перси в сериале «Паровозик Томас». Лондон ходила в детский сад в соседнюю школу, где учитель посоветовал ей подать заявку на программу для одаренных.По словам Аллена, Лондон какое-то время заметно опережал своих сверстников. В возрасте 2 лет она знала все свои цвета, чувства и числа и говорила полными предложениями для детей младшего возраста. «Другие дети в ее дошкольном учреждении почти не разговаривали», — с гордостью вспоминал Аллен.

Но Аллен не мог справиться с арендной платой за свою зарплату. «Я не мог купить ей одежду, обувь, еду, а также покрыть это», — мрачно сказал он об арендной плате. Когда они были выселены, их поместили в приют в Квинсе, а Аллен записал Лондон в детский сад в зонированной школе в квартале от приюта.

Однажды в приюте в Квинсе, сказал мне Аллен, он оставил Лондон одного в их комнате и пошел в соседнюю комнату, чтобы поговорить с кем-нибудь. Лондон вошел в холл, и Аллен сказал, что сотрудник приюта сообщил о нем в Службу защиты детей за халатность. Лондон был помещен в приемную семью на 90 дней, пока он посещал обязательные родительские классы. В то время Аллен отправилась в приют для одиноких мужчин в Бруклине, и приемная семья Лондона записала ее в другую школу в Квинсе, которая находилась недалеко от их дома.

Через три месяца, когда они воссоединились, их поместили в семейный приют в Бруклине. Лондону приходилось каждый день добираться на школьном автобусе до школы в Квинсе и обратно, но это было приемлемо.

Затем, в первом классе в декабре 2018 года, город объявил, что семейный приют в Бруклине, где жили Аллен и Лондон, будет преобразован в приют для мужчин, поэтому их перевели в приют еще дальше от лондонской школы.Поездка на работу займет час, но в хороший день это 2,5 часа на общественном транспорте, и город не сразу предоставил школьный автобус. Лондон пропустила две недели первого класса в ожидании школьного автобуса, который подъедет к ее новому приюту. Когда это наконец произошло, это была катастрофа.

Хотя Аллен просыпался в Лондоне в 5 часов утра, чтобы школьный автобус мог отвезти ее в Квинс, он часто вывозил ее в школу на час позже, и она пропускала свои первые месячные. Ее учитель отправил домой пропущенные Лондоном уроки, чтобы Аллен пересмотрел их вместе с ней.Но поездка на автобусе домой была еще хуже, часто занимая три часа. К тому времени, как она вернулась домой, сделала домашнее задание, пообедала и приняла душ, работа с первого урока еще не была сделана. «Это так много, — сказал мне Аллен в тот четверг весной 2019 года. — Я не знаю, когда мы это сделаем».

Затем Аллен столкнулся с выбором, над которым мучилась почти каждая бездомная семья, с которой я встречался: продолжать ли непредсказуемо выгонять своих детей из школы каждый раз, когда они переезжают, или переносить жестокие поездки на работу.«Мне нравится учитель, мне нравится директор, мне нравится школа», — сказал он мне. «Я не хотел все время переключать ее. Мне нравится, что у нее есть все эти друзья ».

Аллен понимал опасность смены школы. «Каждый раз, когда она меняет школу, она теряет время — учителя не знают ее, она не знает их, и она все больше и больше отстает», — сказал он. Он добавил, что она пошла в детский сад раньше класса, «и я только что получил письмо, что в этом году она может быть задержана.”

Опыт Аллена подтверждается большинством исследований, посвященных переводам в середине года, которые показывают, что эти изменения обычно вызывают у детей проблемы в учебе. На улице от его приюта в Бруклине была школа. «Но что, если я завожу ее там, а нас снова переведут?» — с болью спросил Аллен. «Она заводит друзей, оставляет их, заводит друзей, оставляет их. Это не хорошо. Я не хочу, чтобы она была одиночкой.

Перед началом второго класса в сентябре 2019 года Аллен знал, что он больше не сможет выдерживать потерянные часы работы и пропущенные первые уроки Лондона, поэтому он записал ее в школу в квартале от их приюта в Бруклине.Затем, в декабре, он вышел из очереди на получение государственного жилья и вместе с Лондоном переехал в здание в Гарлеме. Он использовал выданное ему пособие на мебель, чтобы на несколько недель отвезти Лондон в ее бруклинскую школу на такси, пока автобус не прибыл в Гарлем. Ему удалось купить Лондону красивую кровать, но он спит на матрасе на полу, а в квартире почти нет мебели.

В течение двух недель после закрытия школ в марте из-за коронавируса Аллену приходилось работать в центре Манхэттена.Он нанял няню, чтобы она оставалась дома в Лондоне, но не платила арендную плату. С апреля Аллен могла работать из дома на компьютере, а Лондон пыталась выполнять задания на iPad, полученном от Министерства образования. В пятницу в Лондоне проводился только один онлайн-урок в неделю. В остальное время в ленте Google Classroom появлялись новые задания. Аллен пытался заставить Лондон записать их в блокнот. Сначала она работала до полудня, но со временем она все меньше и меньше увлекалась новыми заданиями.«Похоже, она даже не может больше читать», — сказал мне Аллен в мае. «Это действительно плохо. Она движется назад. Я видел, как она смотрит YouTube 24 часа в сутки. Я должен найти способ вернуть ее в нужное русло «.

Почти 40 лет после того, как город был впервые застигнут врасплох наплывом бездомных семей, система их размещения все еще непредсказуема и бессистемна. Семья может быть размещена в одном из новых объектов Turning the Tide с лучшими ресурсами. Однако более вероятно, что их отправят куда-нибудь, например, в Crystal’s Place или Baychester, бывший мотель, который находится через дорогу от рынка живой птицы в Бронксе и выглядит так, как будто его украли из съемочной площадки «Мюнстеров».«Семьи могут быть размещены в кластерном жилье. Их также отправляют в коммерческие отели, где они живут, за большие деньги для города, часто без кухни, вдали от удобств, необходимых большинству семей, стараясь не афишировать свое присутствие среди платящих гостей. Конечно, многие в этом догадываются; В обзоре Skyline Hotel, отеля среднего класса на 10-й авеню в Манхэттене, один путешественник пожаловался на TripAdvisor на «мужчин в лифте с подогретой микроволновой печью» и отметил, что «дети возвращаются в отель в униформе».”

Департамент по делам бездомных заплатил 549 долларов за ночь за аренду гостиничных номеров, а также разместил семьи в отелях, которые использовались для секс-бизнеса и были обеспокоены насилием. В 2018 году Департамент расследований города опубликовал отчет, показывающий, что с января по август прошлого года было произведено 59 арестов в связи с проституцией и 34 ареста в связи с нападениями в 34 из 57 коммерческих отелей города, в которых размещены бездомные семьи с детьми.

Однажды ночью возле приемного центра PATH в Бронксе в апреле 2019 года я встретил мать Элизабет, которая толкала двухместную коляску с двумя младенцами и пыталась убедить своего шестиклассника, который учился в чартерной школе в Бронксе, что их размещение в отель во Флашинге, Квинс, было бы хорошо. «Это будет не так плохо, как Рокэвей», — успокаивающе сказала она ему, когда он расстроился, топнув ногой. Когда она отвернулась от сына, в ее голосе пропала мягкость, и она загорелась от разочарования и паники, описывая невозможную логистику этого помещения.Она заплакала и сказала мне, что не может расстраиваться перед сыном; нам придется поговорить позже.

Элизабет написала мне номер своей комнаты в отеле Prince Flushing, маленьком квадратном новом здании в квартале с китайскими ресторанами. Когда фургон Департамента по делам бездомных вез ее и ее детей в отель, я сел на машину, чтобы встретить ее. Когда я приехал, я сказал портье, что хочу посетить комнату 505. Он выглядел сбитым с толку. «Эээ, пятый этаж не является частью отеля», — сказал он, хотя, конечно, пятый этаж был частью отеля, сложенным прямо над третьим и четвертым этажами.Он был непреклонен, чтобы посетители не могли пройти на пятый этаж. Он сказал, что отель был распродан в ту ночь, поэтому я забронировал номер на следующую ночь на Booking.com. На следующий день я зарегистрировался в своей комнате на втором этаже и поднялся на лифте на пятый этаж в надежде поговорить с Элизабет. Но к тому времени она решила снова переехать к родственникам в квартиру поближе к школе и детскому саду ее детей.

Я все равно останавливался в отеле. В лифте я болтала с туристкой, держащей на руках ее розовую, украшенную цветами N.Y.C. сувенирный рюкзак. В зоне для завтрака для гостей я выпил чашку кофе рядом с гостем отеля на его ноутбуке, а затем прошел около 30 футов по коридору, где Департамент по делам бездомных спокойно принимал бездомных семей и раздавал блюда, которые можно было приготовить в микроволновой печи. комнаты, вдали от гостей.

Я представился репортером и спросил, могу ли я с кем-нибудь поговорить. Социальный работник выглядел смущенным. Журналистов обычно не допускают в приюты департаментов или в центр PATH.Она позвонила кому-то, кто, похоже, следил за гостиницами в этом районе. Через несколько минут этот человек ворвался в дом, сделал мне выговор за вторжение и потребовал, чтобы я покинул территорию. Я объяснил, что оплатил номер в отеле, и тогда никто не знал, что делать.

П.С. 401, в районе Браунсвилл в Бруклине, является зонированной школой для двух крупных приютов для бездомных, в которых проживает более 400 семей. Спинки убежищ обращены к железнодорожной линии. Рядом находится предприятие по переработке металлолома и центр переработки, заваленный горами пакетов, наполненных пластиковыми бутылками.Из 338 студентов, посещавших P.S. 401 в течение 2018/19 учебного года, 104 жили во временном жилье. Восемьдесят девять находились в приютах для бездомных, а 15 были увеличены вдвое. В одном классе детского сада три четверти учеников были бездомными. Более половины P.S. Студенты 401 постоянно отсутствовали.

Бездомные учащиеся посещают все 1600 государственных школ Нью-Йорка, кроме дюжины, но их гораздо больше сосредоточено в школах в районах с высоким уровнем бедности, таких как Браунсвилл; По данным организации «Адвокаты детей Нью-Йорка», в течение 2018-19 учебного года было три других городских округа, где по крайней мере каждый пятый учащийся был бездомным.Школы традиционно организовывались вокруг местности, прихода, зоны. Теперь, когда примерно одна десятая городских студентов не привязана к месту жительства, в последние несколько лет администрация де Блазио и Департамент образования под руководством канцлера Ричарда Каррансы предприняли усилия, чтобы сосредоточить внимание на бездомных студентах. Департамент официально возложил ответственность за учащихся во временном жилье на двух высокопоставленных чиновников: Криса Карузо, старшего исполнительного директора Управления общественных школ, которое помогает учащимся с недостаточным уровнем обеспеченности услугами и пытается улучшить посещаемость, и ЛаШона Робинсона, заместителя канцлера по вопросам школьного климата. и хорошее самочувствие.Они увеличили количество региональных менеджеров и общественных координаторов, чтобы помочь бездомным студентам, и за последний год они потратили 15 миллионов долларов, среди прочего, на то, чтобы нанять более 100 социальных работников «Преодоление разрыва», чтобы помочь студенту, находящемуся в нестабильном жилье. численность населения.

В P.S. 401, Шонделл Уилсон, социальный работник, был назначен для ухода за детьми, находящимися в нестабильном приюте, а Реджинальд ЛеРуж был привлечен для координации усилий для студентов, проживающих во временном приюте.Я дважды посещал школу в июне 2019 года. Когда я впервые встретил Уилсон, она сказала мне: «Эти дети имеют такой большой вес. Дети понимают. Мы не даем им должного за то, насколько хорошо они знают свои обстоятельства «.

Каждое утро Уилсон, ЛеРуж и директор школы Деон Митчелл начинали свой день в кафетерии из шлакоблоков с окрашенными в желтый цвет радиаторами, где многие дети ели бесплатный завтрак, предоставленный городом. Они оценили состояние детей — которые были слишком уставшими или слишком напряженными, чтобы идти прямо в класс — и задали тон на весь день.Во время завтрака они ориентировали детей на то, какой сегодня день и месяц, потому что, по их словам, дети, которые часто меняют школу и пропускают дни, иногда теряют повествовательную нить.

Однажды утром я присоединился к команде до начала завтрака. Дети возвращались после однодневного отпуска. Уилсон была в платье с поясом и сандалиях на плоской подошве, а ее волосы были уложены в царственный вихрь на макушке. Она глубоко вздохнула, прежде чем войти в зал, где ждут дети, пришедшие рано, еще до того, как подан завтрак.К ней подошла второклассница, чьи волосы были украшены бусами. «Это моя красота», — сказал мне Уилсон. Девушка радостно улыбнулась. «Ты хочешь обнять?» — спросил Уилсон. Девушка кивнула. Уилсон прижал ее к себе и сказал, что она приедет, когда позавтракает.

Затем Уилсон вошел в кафетерий, где рабочие раздавали идеальными полукругами блины, хлопья и ранее замороженные омлеты. За завтраком она пыталась установить контакт с каждым из детей, находящихся в неустойчивом положении, за исключением воспитанников детского сада, с которыми она общается за обедом.Они покачивались и корчились за своим столом, все щеки бурундука, блестящие повязки на голове и косы. Она помахала им. «Это мой детский сад», — сказала она мне. «Некоторые из этих детей такие умные», — добавила она гордо и немного задумчиво.

Уилсон подошел к двум мальчикам, положив головы на скрещенные руки и не завтракавшим. «Доброе утро, братья. У тебя был выходной. Вы что-нибудь сделали? » Один брат отрицательно покачал головой. «Ты устал сегодня?» Они кивнули.«Пойдем, погуляем с мисс Уилсон. Мы собираемся налить тебе немного воды, чтобы брызнуть тебе на лицо, и сегодня у нас будет отличный день ».

Уилсон вернулась ко второкласснику с бусами в волосах и села рядом с ней. «Доброе утро. Как прошел твой выходной? »

«Я много чего сделал. Моя мама приготовила мне обед, у меня была клубника на мороженом Oreo, и я играл со слизью ».

Она сделала паузу и добавила: «Я была рада вернуться сегодня, чтобы начать новую жизнь с того, о чем мы говорили.”

«Ооооо», — просиял Уилсон. Затем она спросила: «О чем мы говорили?»

«Расслабляющая реакция, когда я нервничаю и расстраиваюсь», — торжественно сказала девушка.

Второклассник перешел в П.С. 401 в октябре 2018 года, до того, как Уилсон начала там работать, и какое-то время она была известна только как очень умная, очень конкурентоспособная ученица с высокими оценками. Однажды в ноябре она поссорилась со студентом своего класса.Учитель попросил ее выйти наружу, чтобы разрядить обстановку, и сказал, что она выйдет и поговорит с ней через мгновение.

В коридоре девушка испустила пронзительный крик и с грохотом стащила доску объявлений. Она бегала по коридорам, кричала, бросала вещи и срывала доски объявлений. Вмешались охранники. Митчеллу, директору школы, потребовалось полчаса, чтобы ее успокоить. Митчелл сказала, что ей пришлось снять высокие каблуки, и она вспотела от физических усилий.

Уилсон и Митчелл не знали, при каких обстоятельствах девушка переехала в одно из ближайших приютов, и мало что знали о том, где она была раньше. Уилсон сказал мне: «Я точно знаю, что ей не нравится чувствовать потерю и она не переносит разочарования. И я знаю, что как только она уходит от гнева, она извиняется и спрашивает: «Ты все еще гордишься мной? Ты все еще любишь меня? »И хочет, чтобы тебя держали».

Ранее на той неделе девочка играла в музыкальные стулья в спортзале.Когда музыка прекратилась и она потеряла стул, она разозлилась, начала кричать и задыхаться. Но она смогла использовать некоторые дыхательные техники, которым ее научил Уилсон, и успокоилась в считанные минуты. «Вся серия была очень короткой, — сказал Митчелл. «Это было огромным улучшением после падения, когда в здании были задействованы все руки, чтобы управлять ею».

Девушка сказала Уилсону, что молится ночью, чтобы Уилсон остался в P.S. 401. В то утро в кафетерии она посмотрела на меня, следуя за Уилсоном и держа мой блокнот, а затем снова на Уилсона.Она в панике спросила Уилсона: «Ты уезжаешь ?!» Она подумала, что я, возможно, тренируюсь, чтобы взять на себя работу Уилсона. К тому же девочка была единственным ребенком в школе, который вспомнил день рождения Митчелла — она ​​подарила ей маленькую булочку Дебби Хани и купюру в 1 доллар.

Когда большинство студентов закончили завтракать, Митчелл с серьезным видом направился к передней части кафетерия. Она напомнила детям: «Мы на финише в году. Давай закончим крепко. Мы на финише.Прошло много времени с тех пор, как мы послали всем в Браунсвилле сильное и громкое послание: каждый должен осознавать, что мы есть! »

Группа девочек постарше начала стучать в барабаны, и кафетерий ожил, скандировав: «Нам 401 год! Наша школа находится на подъеме, упорно трудясь, чтобы выиграть гонку! Нет времени на ерунду! Нельзя терять время!»

Митчелл умоляла студентов повторять за ней: «Скажите:« Я великолепна! Ничто не может остановить меня от моего величия! » Девушка с волосами, украшенными бусами, закричала во все горло, глаза счастливо сияли.

После завтрака координатор Реджинальд Леруж поднялся наверх в комнату, где просматривает дневные записи посещаемости. Офис был заполнен коробками с книгами по акустике, а на стене висел старый поворотный телефон лилового цвета. ЛеРуж был одет в красную футболку-поло, брюки цвета хаки и лодочки. Он впервые позвонил семье в один из приютов на улице и предложил пройти через квартал и отвести ребенка в школу, если родитель сможет пойти ему навстречу. «Вы еще можете это сделать — мы можем изменить посещаемость до 11», — сказал он с надеждой.

Около 10 часов утра школьный помощник привел мальчика лет 9 или 10, с растрепанными волосами, который пришел в школу поздно, а затем разыграл класс. «Что мы можем сделать лучше?» — спросил ЛеРуж. «Вы не только опоздали сегодня; тебя также дважды выгнали из класса «.

Пока мальчик был там, ЛеРуж пытался проследить за его почти двумя дюжинами отсутствий. ЛеРуж ранее ходил в бруклинский приют, который был указан как домашний адрес мальчика, чтобы поговорить с его родителями, но обнаружил, что его семью перевели в приют в Бронксе.

«Почему тебя не было здесь в понедельник?» — спросил он мальчика, который тупо посмотрел на него. «Что случилось позавчера?» — снова спросил ЛеРуж. «Мне пришлось пойти с дядей, чтобы сделать операцию на глазу», — сказал он. «Твоей сестры здесь тоже не было», — сказал Леруж. «Да, она помогала ему ходить, потому что он не видел глазами».

«Посещаемость действительно важна, — сказал ЛеРуж. «Вы должны быть здесь каждый день. Операция длилась весь день? »

«Нет, это заняло 15 минут», — ответил он.«Но я не мог пойти в школу после того, как доктор был в Бронксе».

«Даже если ты хочешь помочь особенному человеку в своей жизни, ты можешь пойти в школу после, хорошо?» ЛеРуж сказал ему.

После того, как ЛеРуж ввел данные о посещаемости за день, он проехал по коридорам, проверяя учеников, которые недавно пропустили школу.

Дети в коридоре тоже подошли к нему в поисках объятий, как они это делали с Уилсоном; он попытался перенаправить их на удары кулаками.«Признательность в этой школе огромна, огромна», — сказал он мне.

ЛеРуж заглянул в класс детского сада, где три четверти учеников были бездомными, и обнаружил, что девочка, сидящая отдельно от одноклассников, выглядела угрюмой. Он попросил ее выйти в коридор, присел и мягко обратился к ней. «Я пришел посмотреть, как у вас дела», — сказал он. «Тебя не было в понедельник. Ты знаешь, почему тебя здесь не было? Девушка потерла глаза и отрицательно покачала головой. «Ты в порядке?» — спросил ЛеРуж.Она отрицательно покачала головой. «Вы ели сегодня?» Девушка тупо посмотрела на него. — Хорошо, — неуверенно сказал ЛеРуж. «Я вернусь немного, чтобы проверить с тобой». Он отправил ее обратно в класс.

Следующей его остановкой было поговорить с пятиклассником, близнецом, который пять лет прожил в одном из местных семейных приютов, чтобы выяснить, почему он в последний раз пропускал школу. ЛеРуж попытался сделать это легким. Мальчик был фанатом Стивена Карри, и Леруж купил майку Карри, которую хранил в своем офисе.Он сказал мальчику, что если он придет в школу на одну полную неделю в любой момент в этом году — пять дней подряд, — он отдаст ему майку. Но пока майку заработать мальчику не удавалось. ЛеРуж сказал мальчику: «Я хочу, чтобы эту майку убрали из моего офиса до конца года. Я не фанат Голден Стэйт! »

P.S. 401 делит здание с чартерной школой K-8, Leadership Prep Ocean Hill, которая имеет более высокие результаты тестов, чем P.S. 401. В нем также обучается гораздо меньше бездомных студентов, несмотря на идентичную близость к приютам.Примерно каждый десятый студент Ocean Hill бездомный, по сравнению с более чем каждым четвертым студентом P.S. 401. Митчелл сказал мне, что иногда P.S. Более стабильные семьи 401 переводят своих детей наверх, где они лучше защищены от проблем, с которыми сталкиваются самые бедные и преходящие ученики.

Митчелл, которого я чаще всего видел, умоляя детей повторять, что ничто не может их остановить, внезапно показался усталым. Говоря о классе детского сада, в котором три четверти учеников были размещены нестабильно, она сказала: «Мы так много работали, чтобы подготовить их к первому классу, и я хотела бы их оставить.Будут ли они у меня в сентябре? Нет. У меня будет совершенно новый урожай детей. У нас нет возможности передать то, над чем мы так усердно работаем, потому что каждый год мы начинаем заново с совершенно новой группой студентов ».

Иллюстрация Хокёна Кима

Когда пандемия закрыла школы, Митчелл отправился в два приюта, зонированные для P.S. 401 и управляется Win для раздачи подарочных карт на продукты. Сначала эта второклассница не появлялась в Интернете, и Митчелл работал с сотрудниками приюта, чтобы помочь ей найти связь.Проблемы «домашнего» обучения для многих городских детей, не имеющих дома, беспокоят защитников бездомных детей с марта, когда они безуспешно проводили кампанию по обеспечению доступа всех бездомных учащихся к региональным центрам обучения, созданным городом для детей основных рабочих. .

Национальный опрос 600 учителей государственных школ, проведенный в мае организацией «Educators for Excellence», о последствиях закрытия школ для их учеников, показал, что только 21% учителей заявили, что потребности бездомных учеников часто удовлетворяются.Департамент образования г. Нью-Йорка не опубликовал информацию об участии в онлайн-обучении студентов, проживающих во временном жилье. В мае я разговаривал с Крисом Карузо, старшим исполнительным директором Управления общественных школ, и он сказал мне только, что средний уровень взаимодействия для всех учащихся в городе составлял 88 процентов (число, которое Министерство образования позже обновило до 86). процентов), что может означать только одно взаимодействие в день. «У нас есть заботливый взрослый, который общается со студентами, живущими в приютах для бездомных, — сказал он, — и общается с этими учениками по вопросам доступа к технологиям.”

Кристин Куинн, президент Win, сказала, что ее приюты создают неформальные центры, где дети основных работников могут заниматься дистанционным обучением, пока их родители работают. В целом, по ее словам, подход города к бездомным студентам во время пандемии был «не более чем невыполненными обещаниями». Она отметила, что этим летом, когда многие учащиеся, испытывающие трудности, должны были быть зачислены в летнюю школу и когда в школах, обслуживающих детей с тяжелыми формами инвалидности, были шестинедельные занятия, iPad Министерства образования не мог получить доступ к Интернету; требуется новый логин.«Никакой координации с D.H.S. не было, — сказала она, — поэтому никто из нас не знал, что это происходит. Сотрудники пытались выяснить, как вернуть студентов в онлайн. D.O.E. сказал: «Мы забыли уведомить людей об этом изменении». Они были не чем иным, как Keystone Kops в том, что касается бездомных детей, занимающихся виртуальным обучением ».

Проблемы, с которыми сталкиваются бездомные студенты при дистанционном обучении, являются одной из причин, по которой де Блазио выступает за частичное открытие школ. В заявлении, представленном представителем Министерства образования, он сказал: «Эти дети были в моей голове все время, пока в нашем городе обсуждали открытие школы.Мы должны были сделать это за них ». Он продолжил: «Мы не можем действовать из-за страха, когда он может означать все для ребенка, у которого почти ничего нет. Такова реальность. Мы в долгу перед ними ».

В августе около 30 организаций, работающих с бездомными детьми и их семьями, написали письмо, в котором призвали де Блазио предложить бездомным детям очные инструкции или предоставить им доступ к месту, где они могут получить поддержку в дистанционном обучении, а также предоставить транспорт.В письме отмечалось, что правила приюта запрещают оставлять даже детей старшего возраста в приютах в течение дня, пока родители работают, и что более половины семей размещаются в приютах в другом районе, чем школа их младшего ребенка.

В конце августа Рэнди Левин, директор по политике организации «Адвокаты детей Нью-Йорка», выразила недоверие по поводу отсутствия планирования для бездомных студентов. «Это шокирует, как мало места для студентов в приютах», — написала она в электронном письме.«Многие начинают учебный год без Интернета для дистанционного обучения, без автобуса до школы и без присмотра за детьми в те дни, когда их родители работают. В то время как город должен делать все возможное, чтобы поддержать студентов в приютах, он вместо этого позволяет им еще больше отставать ».

Когда мой собственный сын пошел в детский сад четыре года назад в нашей местной общественной школе в Бруклине, солидном городском здании, где виноградные лозы ползут вокруг забора во дворе, это было большим началом, шагом в большой мир.Он стал гражданином города, которого пасла пограничная охрана, он кормил его обедами, обучался его многочисленным празднованиям — китайскому Новому году, Пасхе и Курбан-байрам. Он научился присягать нашей стране, и четыре раза в год его учили выживать после национальной болезни — школьных стрелков.

И он сообщил, что у него появился лучший друг, Джей, мальчик с яркими глазами и спокойным, добродушным поведением, который, как сказали нам его учителя, был «невероятно милым». Джей повторял детский сад, потому что он выполнил свою первую попытку, все еще изо всех сил пытаясь читать, и поэтому у него было несколько взрослых зубов, высовывавших из его улыбки кроличью улыбку.Мой сын, напротив, был одним из самых молодых учеников в классе, рано читал, с тем, что эвфемизаторы для родителей называют «энергичным» темпераментом. Иногда, когда он играл с детьми, у которых был такой же характер, это становилось нестабильным — руки хлопали по блокам, горькие слезы из-за проигрыша — но с J он нашел баланс.

Эти двое заботились друг о друге. Если бы мой сын получил лучший приз в красном автомате в супермаркете, он с радостью подарил бы его J. Когда я пошел с мальчиками и некоторыми друзьями в Леголенд, мой сын спрыгнул с игровой площадки, покрасневший и плачущий, глядя на него. для меня.Джей перехватил его, положил руки ему на плечи, как бы чтобы поддержать его, и произнес несколько слов. Потом они вместе убежали.

Джей жил со своей 8-летней сестрой и матерью Мэй (Мэй попросила, чтобы я использовал ее второе имя и первый инициал ее сына, чтобы защитить их личную жизнь), на верхнем этаже скромного дома напротив кладбища, где некоторые из Дж. прабабушки и дедушки похоронены; его семья испаноязычная и итальянская. Мать J переехала в небольшую квартиру после того, как отец J бросил ее, когда J было 2 года.Пожилая женщина, владевшая домом, отдала ей квартиру бесплатно в обмен на помощь по хозяйству.

У Мэй была дислексия и изнуряющее беспокойство, из-за чего ей было трудно пользоваться общественным транспортом. Но она собиралась на консультацию, а также была зачислена на программу профессионального обучения. Она обходилась талонами на питание и государственной помощью и заставляла свою жизнь работать, готовя кукурузный хлеб на горячей плите, потому что старая печь в ее квартире не работала. Она вырастила пятерых старших детей, которые учились в общественном колледже или работали в Бруклине, и они помогали Джей и его сестре, когда могли.Один из бойфрендов ее старшей дочери взял Джей на стрижку в Сансет-парке; этой дочери достались детские зимние куртки. В прошлом году Мэй пережила трудный процесс перевода своей дочери, которая также страдает дислексией, в частную школу для детей с ограниченными возможностями обучения, где она теперь процветала. И во время второго захода в детский сад J получал дополнительную помощь и хорошо читал. Он был популярным парнем, щедрым, добрым и выдержанным.

Из квартиры семьи J открывается вид на улицу, по которой круглосуточно громко грохочут грузовики.Еще 10 лет назад это было нежелательное место для жизни, но по мере того, как джентрификация пронеслась по Бруклину, она поглотила и этот уголок. Новые владельцы переехали в дом в квартале от J’s несколько лет назад, покрасив фасад углем. Мэй сказала, что затем застройщики предложили купить дом ее хозяйки.

Мэй получила уведомление о выселении еще до первого года обучения Джей. Она имела право на получение жилищного ваучера на 1515 долларов. Она просматривала списки домовладельцев, которые якобы принимали ваучеры, и на каждом шагу находила номера, которые не обслуживаются, и тупики.

Мэй работала с офисом члена городского совета и адвокатом, работающим с общественными интересами, чтобы получить отсрочку от своего выселения, чтобы продолжить поиски квартиры. Она подала заявку на доступное жилье, которое разыгрывается посредством лотереи, но ее не выбрали. Она организовала папки с документацией и бумагами, чтобы не упустить любую возможность. Она не спала по ночам и плакала, и ей пришлось бросить программу профессионального обучения, потому что решение ее жилищной ситуации было работой на полную ставку.

В конце концов, Мэй начала переносить вещи в клетчатых пластиковых пакетах на молнии в подвал одного из мест работы своих старших детей. Она звонила в местный приют каждый день в течение двух недель, чтобы узнать, можно ли ее разместить рядом со школами, где учатся ее дети, но, по ее словам, никто никогда не брал трубку и не перезванивал.

J плакал, когда ему пришлось отказаться от своей маленькой серой собачки, потому что домашние животные не допускаются в приюты для бездомных. Он плакал, когда его PlayStation и стол в поезде были упакованы.В школьном пикапе он показал мне игрушки, которые он сделал из бумаги, и школьные принадлежности, чтобы забрать домой и поиграть в своей теперь пустой комнате.

В тот день, когда Мэй сказали, что приставы придут и передадут ей последнее извещение о выселении, она не позволила детям попасть в школу, чтобы они могли пойти прямо в центр приема PATH с последним уведомлением.

Мэй попросила Джей остаться с родственником, чтобы он не стал свидетелем формального выселения, но ее дочь была слишком озабочена, чтобы быть вдали от матери, поэтому она осталась в квартире и ждала, насвистывая птицам из окна спальни, любимая мягкая игрушка, втиснувшаяся в комнату. перед ее толстовкой, чтобы взять с собой в PATH.

Хотя Мэй представила медицинские документы о том, что она страдает от приступов паники в общественном транспорте, ее семью поместили в условное жилье в приюте в Бронксе, более чем в часе езды на метро от обеих детских школ. Она не сможет посещать терапию, которая также вернулась в Бруклин. И Мэй говорит, что ей сказали, что условный статус может занять 10 дней или больше, чего она не ожидала, и что в течение этого времени Департамент образования не предоставит школьный автобус.

Десять дней прошло. Мэй сказала, что ее дочь провела первые несколько дней, фотографируя крысят на клеевых ловушках в их жилом помещении в приюте, восхищаясь их длинными мордами и хвостами. Затем ее школа придумала, как доехать на автобусе до Бронкса; поездка заняла 2,5 часа в одну сторону. Но Департамент образования не мог сесть на автобус, чтобы отвезти J обратно в школу для наших сыновей, пока семья не получила официальный приют, поэтому после двух недель отсутствия в школе Мэй неохотно записала его в местную государственную школу.Она пошла в магазин за занавесками, чтобы жилое пространство в приюте было больше похоже на дом.

Когда сестра Джей заболела фарингитом, Мэй обнаружила, что ее термометр был упакован в один из тех клетчатых пакетов в Бруклине. Ее педиатр тоже был в Бруклине, поэтому они обратились в отделение неотложной помощи. Городские власти позвонили, чтобы сообщить, что они нашли потенциальную квартиру для семьи, но Мэй не могла отвезти свою дочь, чтобы осмотреть квартиру — ее сильно рвало в этот момент — и правила приюта не позволяли Мэй приводить кого-либо в приют, чтобы наблюдать за ней. ; семья потеряла эту возможность.В какой-то момент, после того как в убежище сработала пожарная сигнализация и неожиданно отправила их в зимнюю ночь, J начал спать в своей одежде.

В конце концов, благодаря своим связям, Мэй нашла крошечную квартирку на Статен-Айленде, где домовладелец был готов принять ее ваучер. J плакал, когда узнал, что он снова перейдет в другую школу и больше не вернется в нашу школу. Он сильно отставал в учебе. По словам Мэй, в квартире на Статен-Айленде обнаружилась черная плесень, поэтому семья снова переехала в другое место в районе, где родственник согласился принять ее ваучер.J снова пошел в новую школу.

В августе Мэй позвонила мне из своего нынешнего дома на Стейтен-Айленде. Она сказала, что это хороший район, но ей трудно ориентироваться. Многие из детей ходили в частную католическую школу, и не было прачечной или магазина, куда она могла бы дойти пешком. Она не общалась в новом районе и больше паниковала.

Она все еще с тоской говорила о том, чтобы вернуться в район, где у нее было много родственников в течение 10 минут, где она выросла, и она говорила о том, чтобы Джей вернулся в нашу школу.

Уроки должны были начаться через две недели, но она мало что слышала. Автобусное сообщение не было налажено, и если бы не было автобуса, у нее не было бы возможности отвезти J в школу. Дистанционное обучение шло не очень хорошо. У J не было живого преподавания, и его логопед отправил Мэй карточки для распечатки. У нее не было принтера, и из-за дислексии было трудно читать многие инструкции, которые прилагались к заданиям.

Мы говорили о попытках собрать мальчиков вместе, как мы это часто делали, и я почувствовал знакомую яму горя и вины в животе.С точки зрения моего сына, в случайный школьный день его лучший друг исчез из школы без уведомления и объяснения причин. Накануне J, очевидно, сказал нескольким детям, что переезжает в Калифорнию. В то время я хотел защитить историю Джей, спасающую лицо, и на самом деле не знал, что сказать моему сыну о том, куда ушел его друг. Я не готовил его к потере лучшего друга, потому что ни Мэй, ни я не понимали, что это повлечет за собой и сколько времени это займет. Я не знала, что J не разрешат принимать посетителей в приюте или ночевать в нашем доме из-за комендантского часа.Мой сын очень долго скучал по J. Он завел других друзей, но так и не нашел нового лучшего друга.

Школа была неожиданным знакомством с миром нашего города; к истине, что не было места семье, которая жила по соседству в течение нескольких поколений среди новых, заниженных угольно-серых домов, и что в более широком смысле огромное богатство города не защитит его уязвимых граждан, а скорее ускорит их дестабилизация, и что вовлеченные взрослые, включая меня, были, по-видимому, бессильны помочь детям, ничем не отличающимся от наших собственных.


Саманта М. Шапиро — автор статей для журнала, в котором она писала о египетских группах в Facebook, коммуне домашних родов в Теннесси и детских проповедниках в Бразилии. Ее работы также публиковались в журналах Foreign Policy, ESPN the Magazine и Wired.

ЗДОРОВЬЕ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ ОТКРЫТИЯ ПОДДЕРЖИВАЕМЫХ КВАРТИР

ИНДИАНАПОЛИС (7 января 2020 г.) — Служба здравоохранения взрослых и детей (A&C) недавно отметила открытие двух поддерживаемых жилищных комплексов, направленных на повышение доступности доступного жилья в Индианаполисе.

Отремонтированные Ellis Apartments on Illinois, расположенные по адресу 3472 N. Illinois St., и The Helen Louise Apartments, расположенные по адресу 5822 E. Washington St., открылись в 2019 году и с тех пор полностью заполнены.

СВЯЗАННЫЙ СОДЕРЖАНИЕ: Здоровье взрослых и детей встраивает услуги на месте для жителей апартаментов Penn Place

За счет использования налоговых льгот на жилье с низким доходом и финансирования частного капитала некоммерческая организация «Здоровье взрослых и детей» вступила в партнерские отношения с компаниями Pearl Real Estate для приобретения и развития недвижимости, создав 54 единицы современного доступного жилья.В третьем реконструируемом объекте, Priscilla Apartments по адресу 1309 N. Pennsylvania St., будет 40 квартир, доступных для аренды в марте 2020 года.

Постоянно поддерживаемое жилищное строительство

Adult and Child Health является частью усилий организации по улучшению жизни бездомных. В течение 2018–2019 финансового года служба здравоохранения взрослых и детей обслужила 369 клиентов, которые сообщили о своей бездомности.

Кухня в квартире в Ellis Apartments

Помимо доступного, достойного, модернизированного жилья, жители квартир пользуются услугами A&C для всего человека, включая социальные услуги, которые способствуют выздоровлению и успешной независимой жизни.

«Почти невозможно преодолеть бедность, депрессию или зависимость, когда ты бездомный и не зарабатываешь», — сказал Аллен Браун, генеральный директор компании «Здоровье взрослых и детей». «Доступное жилье необходимо для работы других служб».

СВЯЗАННЫЙ СОДЕРЖАНИЕ: Здоровье взрослых и детей продвигает доступное жилье в рамках двух крупных проектов развития

Несколько заинтересованных сторон и партнеров проекта присоединились к A&C на церемонии перерезания ленточки, включая представителей города Индианаполис, Жилищного агентства Индианаполиса и компаний Pearl Real Estate.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>