МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Нетрудоспособный иждивенец это: ГК РФ Статья 1148. Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя / КонсультантПлюс

Права нетрудоспособных наследников — Белорусская нотариальная палата

Слышал о таком понятии, как «нетрудоспособные иждивенцы наследодателя». Разъясните, пожалуйста, что это за категория лиц?

Отвечает нотариус Минского областного нотариального округа Анастасия Гришанович:

Довольно часто в жизни случается так: граждане долгое время проживают вместе, ведут совместное хозяйство и зависят друг от друга материально, не имея по отношению друг к друг родственных отношений. Предположим, что лицо, от которого вы зависите материально, умирает. Какие юридические механизмы защиты предусмотрены на такой случай?

Расскажем о такой категории лиц, как нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, не входящие в круг наследников по закону.

Для примера приведем следующий случай. Бывшие супруги после расторжения брака остались совместно проживать в одном доме, вели совместное хозяйство и имели совместный бюджет.

Бывший супруг умирает, а его бывшая супруга остается проживать в доме, принадлежавшем умершему, перешедшем ему в порядке наследования после смерти его матери. Бывшая жена находилась на иждивении умершего, он финансировал покупку продуктов питания, одежды и лекарств, обеспечивал содержание дома. Оба получали пенсию, но доход мужа был значительно больше. Предоставляемые для нее денежные средства являлись ее постоянным и основным источником средств к существованию. Имеет ли она право получить наследство умершего бывшего супруга?

Итак, проанализируем действующее законодательство.

В качестве наследников по закону могут быть признаны лица, не состоящие в родстве с наследодателем, но являющиеся его иждивенцами, при условии, что к моменту открытия наследства они являлись нетрудоспособными, состояли на иждивении наследодателя в течение не менее года до момента смерти и проживали совместно с ним. Статья 1063 Гражданского кодекса Республики Беларусь квалифицирует данную категорию граждан как нетрудоспособные иждивенцы.

Пункт 126 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23 октября 2006 года №63, определяет, что если с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство обратилось лицо, находившееся на иждивении наследодателя, нотариус истребует документы, подтверждающие его нетрудоспособность на день смерти наследодателя и факт нахождения на иждивении наследодателя.

Нетрудоспособность иждивенца может быть связана с возрастом либо с состоянием здоровья. К нетрудоспособным относятся: граждане, достигшие пенсионного возраста; инвалиды I, II и III групп независимо от того, назначена ли им пенсия по возрасту или инвалидности, а также лица, не достигшие 18 лет. Факт нахождения на иждивении подтверждается копией решения суда об установлении факта нахождения на иждивении. Факт нахождения лица на полном содержании умершего не является исключительным условием признания такого лица иждивенцем наследодателя.

Помощь должна быть постоянной и являться основным источником средств к существованию. Нерегулярная, эпизодическая материальная помощь не может служить основанием для признания лица иждивенцем. Таким образом, гражданин признается иждивенцем наследодателя и приобретает право на наследство при одновременном наличии следующих обстоятельств:

1) он должен быть нетрудоспособен на день открытия наследства;

2) получаемое им содержание от наследодателя должно быть либо единственным, либо основным и постоянным источником средств к существованию;

3) состоять на иждивении не менее одного года до открытия наследства;

4) не менее одного года проживали совместно с наследодателем.    

Такие иждивенцы наследуют одновременно с той очередью наследования, которая призывается к наследованию по закону, однако не более 1/4 части наследства. В случае отсутствия наследников по закону или по завещанию иждивенцы призываются к наследованию самостоятельно и наследуют в равных долях.

В завершение отмечу, что кажущаяся незащищенной на первый взгляд категория граждан имеет гарантированную и предусмотренную законом возможность участвовать в наследовании имущества умершего гражданина.

Ознакомиться с материалом можно на сайте издания «Прысталiчча»

Кто считается нетрудоспособным иждивенцем

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО — +7 (499) 110-86-37
  • Санкт-Петербург и Лен. область — +7 (812) 426-14-07 Доб. 366

Особой группой лиц, претендующих на получение наследства, которые обозначены в законе как наследники восьмой очереди, являются нетрудоспособные иждивенцы. Нетрудоспособными иждивенцами наследодателя обязательными наследниками , являются наследники, подлежащие призванию к наследованию на основании п. Нетрудоспособными иждивенцами наследодателя являются:. Понятие нетрудоспособности применительно к наследственным правоотношениям закреплено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ т Нетрудоспособность гражданина, определяются на день открытия наследства. Гражданин считается нетрудоспособным в случаях, если:.

В российском праве иждивенец — это нетрудоспособный человек, чаще всего имеющий группу инвалидности.

Как мы рассказывали ранее, некоторые категории граждан имеют право на обязательную долю наследства в соответствии со ст.

Верховный Суд разъяснил, какие лица здесь считаются нетрудоспособными:.

Профессионально об актуальном: Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя

Особой группой лиц, претендующих на получение наследства, которые обозначены в законе как наследники восьмой очереди, являются нетрудоспособные иждивенцы.

Нетрудоспособными иждивенцами наследодателя обязательными наследниками , являются наследники, подлежащие призванию к наследованию на основании п. Нетрудоспособными иждивенцами наследодателя являются:. Понятие нетрудоспособности применительно к наследственным правоотношениям закреплено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ т Нетрудоспособность гражданина, определяются на день открытия наследства. Гражданин считается нетрудоспособным в случаях, если:.

Основания для признания наследника иждивенцем наследодателя. Для призвания к наследованию в качестве обязательных наследников нетрудоспособных иждивенцев наследодателя необходимо одновременное наличие нескольких оснований:. Несовершеннолетние дети наследодателя при всех обстоятельствах имеют право на обязательную долю в наследстве, независимо от того, учатся ли они или работают, а также в случаях, когда до достижения совершеннолетия они вступили в зарегистрированный брак либо в их отношении имела место эмансипация.

Необходимые обязательные наследники. Порядок и условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. Граждане, которые не входят в круг наследников по закону, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним.

Граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы вне зависимости от назначения им пенсии по инвалидности. Исключение составляют несовершеннолетние дети, которые могут быть признаны иждивенцами до достижения ими возраста 16 лет, а учащиеся — 18 лет. Для признания лиц иждивенцами наследодателя они должны либо находиться на полном содержании наследодателя, либо получать от него помощь, которая являлась бы для них основным и постоянным источником средств к существованию.

Иждивенчество должно продолжаться не менее одного года до момента открытия наследства. Необходимые обязательные наследники Порядок и условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев.

3. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя как наследники по закону

В настоящей статье обозначено правовое регулирование наследования нетрудоспособными иждивенцами наследодателя, роль нотариальной практики в решении вопросов применения норм статьи Гражданского кодекса Республики Беларусь, социальный характер порядка наследования нетрудоспособными иждивенцами наследодателя. Особой категорией лиц, претендующих на получение наследства, являются нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. Следует отметить, что правое положение иждивенцев регулируется различными отраслями права: гражданским статья Гражданского кодекса Республики Беларусь Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца ; жилищным в части решения вопросов о выселении по требованию собственника жилого помещения — статья 1 пункт 62, статья 95 Жилищного кодекса Республики Беларусь ; правом социального обеспечения к примеру, нормы, определяющие назначение пенсии в связи с потерей кормильца. Не является исключением и подотрасль гражданского права, наследственное право, которое также устанавливает для данных лиц определенные преимущества, связанные со вступлением в наследственные права.

Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя

Положениями ст. Наследование указанными лицами не связано с супружескими и родственными отношениями, а также свойством по отношению к умершему, они призываются к наследованию лишь при совокупности обстоятельств , указанных в ст. Определенных в данной статье иждивенцев, законодатель делит на 2 категории. Если указанные выше лица могут быть одновременно призваны к наследованию в порядке очередности и на основании иждивения, то они получают наследство как представители соответствующей очереди или по праву представления. Помимо этого необходимо учитывать и то, что:. Указанная категория наследников входит в число самых уязвимых правопреемников, ввиду чего, объем их наследственных прав достаточно широк. Так, согласно п.

Нетрудоспособные иждивенцы это кто

К наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях — настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. При отсутствии других наследников по закону указанные в пункте 2 настоящей статьи нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ часть 3 в действующей редакции. При определении наследственных прав в соответствии со статьями и ГК РФ необходимо иметь в виду следующее:. Нетрудоспособность определяется по состоянию на день открытия наследства. Обстоятельства, с которыми связывается нетрудоспособность гражданина, определяются на день открытия наследства. Гражданин считается нетрудоспособным в случаях, если:. Иждивенец наследодателя — лицо на его содержании и не обязательно родственник.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Доплата к пенсии за несовершеннолетних детей: положена или нет?

Кто считается нетрудоспособными детьми наследодателя

Нетрудоспособные граждане. Концепция нетрудоспособности. Кто считается нетрудоспособным наследником? Обязательная доля пенсионера. Забота о нетрудоспособных гражданах. Основные положения наследственных прав иждивенцев.

Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя. Гражданский кодекс.

Энциклопедия судебной практики Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя Ст. Признание гражданина нетрудоспособным при определении наследственных прав. К нетрудоспособным гражданам, имеющим право на наследство по закону, относятся несовершеннолетние лица.

.

.

.

.

.

Понятие, сущность и основания иждевения (наследственно-правовой аспект)

Правовые основы иждивения были заложены в глубокой древности. Уже в Древней Греции, во времена Перикла (V век до н.э.), существовал закон, по которому видные государственные деятели в старческом возрасте переходили на иждивение государства. В последующем содержание одного лица другим пробрело различные публично-правовые (социальное обеспечение, алиментирование и пр. ) и частноправовые формы (гражданско-правовые обязательства содержания с иждивением), стало обязательным или возлагалось на себя добровольно. Современное российское отраслевое законодательство содержит различные определения нетрудоспособных иждивенцев, но так или иначе сводится к тому, что лицо признается иждивенцем, если находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию*.

———————————

* Например, согласно ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца, состоявшими на его иждивении, признаются:

1) дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет, или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца старше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности. При этом братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что они не имеют трудоспособных родителей;

2) один из родителей или супруг либо дедушка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умершего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта, и не работают;

3) родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности;

4) дедушка и бабушка умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, имеющими ограничение способности к трудовой деятельности, при отсутствии лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны их содержать.

В соответствии со ст. 53 Закона РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации» иждивенцем признается лицо, которое получает от кормильца такую помощь или содержание, которые являются постоянным и единственным источником средств к существованию. Таким образом, к числу иждивенцев относятся лица, проживающие на средства другого гражданина (как состоящие, так и не состоящие с ним в родстве) и не имеющие самостоятельного источника дохода, однако пенсионеры к числу иждивенцев не относятся.

Традиция же включения иждивенцев в круг наследников по закону относительно нова и связана, как ни странно это звучит, с отменой наследования одним из первых актов советского гражданского законодательства — Декретом ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования». В ст. 2 данного Декрета устанавливалось, что впредь до издания декрета о всеобщем социальном обеспечении нуждающиеся нетрудоспособные родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, братья и сестры, а также супруг умершего получают из оставшегося после умершего имущества содержание. Это не было в прямом смысле ни наследованием, ни социальным обеспечением, а представляло собой некий суррогат частноправового обеспечения нетрудоспособных родственников, однако предопределило особое отношение законодателя в будущем к подобной категории лиц.

Восстановивший наследование Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., определяя круг наследников по закону и завещанию, ограничил его прямыми нисходящими (детьми, внуками и правнуками) и пережившим супругом умершего, а также нетрудоспособными и неимущими лицами, фактически находившимися на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 418). В ст. 420 Кодекса было установлено правило, согласно которому при наследовании по закону наследственное имущество делилось поголовно на равные доли между всеми наследниками, т.е. между супругом, нисходящими прямыми потомками и иждивенцами, т.е. все они наследовали одновременно.

В последующем в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию» Президиум Верховного Совета РСФСР Указом от 12 июня 1945 г. внес изменения в Гражданский кодекс РСФСР, установив две очереди наследования. В первую были отнесены дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ст. 418 ГК РСФСР). Законом было установлено, что если кто-либо из детей наследодателя умрет до открытия наследства, его наследственная доля переходила к его детям (внукам наследодателя), а в случае смерти последних — к их детям (правнукам наследодателя). Только в случае отсутствия указанных наследников или непринятия ими наследства к наследованию по закону призывались трудоспособные родители, а при их отсутствии — братья и сестры умершего. Таким образом, нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти, являясь наследниками первой очереди, отстраняли от наследования таких кровных родственников наследодателя, как трудоспособные родители, братья и сестры.

Законом от 8 декабря 1961 г. Верховный Совет СССР утвердил Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и ввел их в действие с 1 мая 1962 г. <6>. В Основах было установлено, что при наследовании по закону наследниками первой очереди являются в равных долях дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего (ст. 118). К числу наследников первой очереди также был отнесен ребенок умершего, родившийся после его смерти. Внуки и правнуки наследодателя являются наследниками по закону, если ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был бы наследником. В Основах был сохранен принцип распределения наследуемого имущества, заложенный Указом 1945 г.: внуки и правнуки наследуют поровну в той доле, которая причиталась бы при наследовании по закону их умершему родителю. Нововведением Основ стал порядок наследования иждивенцами: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти, при наличии других наследников наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Так иждивенцы получили статус «плавающих» наследников, т.е. переходящих от одной очереди к другой.

Принятый в развитие Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. установил, что при наличии у наследодателя других наследников по закону нетрудоспособные иждивенцы наследуют вместе с той очередью наследников, которая призвана к наследованию: при наличии наследников по закону первой очереди нетрудоспособный иждивенец призывался к наследованию вместе с наследниками первой очереди, если к наследованию призывались наследники второй очереди, нетрудоспособный иждивенец призывался к наследованию вместе с ними (ч. III ст. 532). Такой порядок наследования просуществовал до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991 г., но в ст. 154 которых были сохранены общие принципы наследования по закону и определены только наследники первой очереди: дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего.

Часть 3 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), содержащая раздел пятый «Наследственное право» и вступившая в действие с 1 марта 2002 г., установила новые правила наследования иждивенцами. Нетрудоспособных иждивенцев ГК РФ разделил на две группы. К первой группе относятся те из них, кто входит в круг наследников по закону (со второй по седьмую очередь), но не входит в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, но призывается совместно с ними к наследованию благодаря факту нахождения на иждивении в течение не менее года до смерти наследодателя (п. 1 ст. 1148 ГК РФ). Во вторую группу иждивенцев включены лица, которые не входят в круг наследников по закону, но на момент смерти наследодателя они являлись нетрудоспособными и не менее одного года находились на его иждивении, проживая вместе с ним, благодаря чему наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. При отсутствии у умершего других наследников по закону указанные нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди. Более того, и те и другие нетрудоспособные иждивенцы наследодателя согласно п. 1 ст. 1149 ГК РФ являются необходимыми (обязательными) наследниками, т.е. наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (обязательная доля).

Давая общую оценку новелл ГК РФ по рассматриваемому вопросу, следует сказать, что законодатель, дополнив существовавшие ранее условия призвания иждивенцев к наследованию новыми условиями, тем самым ограничил круг этих лиц как потенциальных наследников по закону. При этом следует подчеркнуть, что ограничения наследования нетрудоспособными иждивенцами теперь распространяются и на наследование ими в порядке ст. 1149 ГК РФ в качестве необходимых наследников, имеющих право на обязательную долю. Нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников любой из семи очередей, призываются к наследованию в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. Другие нетрудоспособные иждивенцы наследуют, если не менее года до смерти наследодателя не только находились на его иждивении, но и проживали совместно с ним. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. (ст. 535) не предусматривал ни одного из этих условий.

Основную цель наделения наследственными правами неимущих и нетрудоспособных иждивенцев доктрина первоначально видела в предоставлении своего рода социальной помощи, что должно было предотвратить утрату малоимущими и нетрудоспособными иждивенцами после смерти наследодателя того обеспечения и помощи, которыми они пользовались при его жизни, а также в освобождении государства от бремени содержания находившихся на иждивении наследодателя неимущих и нетрудоспособных лиц.

Наряду с социально-обеспечительной функцией наследования нетрудоспособных иждивенцев доктрина признавала и другие мотивы, оправдывавшие существование этого института, такие, как охрана интересов семьи наследодателя (в которую включались иждивенцы), что давало основание рассматривать законное наследование иждивенцев в качестве средства восполнения воли наследодателя.

Начнем с нетрудоспособности лица. Единого легального определения круга нетрудоспособных, используемого во всех случаях, когда с фактом нетрудоспособности связываются правовые последствия, нет. В различных законах с оговоркой для целей соответствующего закона приводимые перечни нетрудоспособных лиц не совпадают. Вопрос о трудоспособности в отечественном правопорядке традиционно относится к сфере законодательства о пенсионном обеспечении, определяющего условия назначения пенсии по инвалидности, по случаю потери кормильца или по старости. Цивилистическая доктрина выступает преимущественно за применение этих правил по аналогии в наследственном праве, в частности в отношении условий нетрудоспособности законных наследников.

Нетрудоспособными считаются, во-первых, лица, не достигшие возраста 18 лет (ст. 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»). При этом продолжает действовать Постановление Пленума Верховного Суда СССР, разъясняющее, что применительно к наследственным отношениям к нетрудоспособным следует относить «лиц, не достигших 16, а учащихся — 18 лет».

В этих условиях господствующим в доктрине является мнение о необходимости придерживаться границ трудоспособности, выработанных судебной практикой. При этом Ю.К. Толстой последовательно выступает за отнесение по аналогии со ст. 1088 ГК РФ к нетрудоспособным лиц, не достигших 18 лет, а учащихся по очной форме обучения — до окончания учебы, но не более чем до 23 лет, «учитывая крайне тяжелое положение молодежи, особенно учащейся, а также высокий процент безработицы среди молодежи».

В то же время высказываются и возражения против выработанных судебной практикой критериев нетрудоспособности несовершеннолетних. М.Л. Шелютто, ссылаясь на пенсионное законодательство, делает вывод о неприменимости разъяснений Пленума Верховного Суда СССР (как противоречащих законодательству Российской Федерации) и отстаивает необходимость отнесения к нетрудоспособным всех несовершеннолетних, не достигших 18 лет, независимо от того, учатся они по достижении 16 лет в образовательных учреждениях или нет.

Действительно, в момент принятия указанных разъяснений Пленума Верховного Суда СССР они в части определения нижней границы трудоспособности несовершеннолетних совпадали с одним из условий предоставления пенсии по случаю потери кормильца, которая назначалась членам семьи умершего, не достигшим 16 лет (учащимся — 18 лет). Однако, давая соответствующее разъяснение, Пленум не ссылался на пенсионное законодательство. По мнению О.Ю. Шилохвоста, Пленумом была сформулирована норма, восполнявшая пробел в гражданском законе в части определения понятия нетрудоспособности как основания наследования иждивенцев. С этой точки зрения такое разъяснение представляло источник права, применимость которого могла быть поставлена под сомнение только в связи изменением понятия нетрудоспособности в той отрасли законодательства, применительно к которой Пленумом было дано соответствующее разъяснение. Поскольку ГК РФ понятие нетрудоспособности не было установлено, разъяснение высшей судебной инстанции не противоречит гражданскому законодательству, а значит, его применение не может ставиться под сомнение по мотивам «несоответствия законодательству Российской Федерации».

Поскольку справедливость требует отодвинуть нижнюю границу трудоспособности несовершеннолетних иждивенцев, дающей им право на наследование по закону, следует либо внести в гражданское законодательство понятие нетрудоспособности, либо продолжать традицию заимствования понятия нетрудоспособности из других отраслей законодательства, принять соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ.

Во-вторых, к нетрудоспособным относятся лица, достигшие возраста (мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет), дающего право на получение пенсии по старости независимо от состояния здоровья. Эти установленные пенсионным законодательством возрастные границы совпадали с предусмотренными Пленумом Верховного Суда СССР условиями наследования нетрудоспособных иждивенцев. Судебная практика и доктрина признавали одинаковые условия возрастной нетрудоспособности в качестве основания для наследования по закону для всех без исключения лиц, независимо от их права на получение пенсии по старости на льготных условиях, что свидетельствует о том, что эти условия (достижение 55 или 60 лет) приобрели свойство некой определенной объективной характеристики. А наличие такой характеристики позволяет говорить о наследовании нетрудоспособных иждивенцев уже не только как о квазисоциальном обеспечении, но и как об определенной мере восполнения законом предлагаемой воли наследодателя.

В-третьих, к нетрудоспособным относятся лица, имеющие право по состоянию здоровья на получение пенсии по инвалидности. Применительно к последней категории нетрудоспособных в зависимости от состояния здоровья, измененного болезнью или увечьем, были установлены три группы инвалидности, из которых к первой и второй относились лица, полностью утратившие трудоспособность как по своей, так и по какой бы то ни было другой профессии, а к третьей — лица, не способные к систематическому труду по своей профессии в обычных условиях для этой профессии, но которые могут использовать свою остаточную трудоспособность. В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» при назначении пенсии по инвалидности во внимание принимается не группа инвалидности, а степень ограничения способности к трудовой деятельности. Так что применительно к наследственным отношениям к нетрудоспособным следует относить лиц, признанных инвалидами при наличии ограничений способности к трудовой деятельности третьей, второй и первой степеней.

В период действия классификации по группам инвалидности долгое время дискуссионным оставался вопрос о включении в число наследников по признаку нетрудоспособности инвалидов третьей группы. Одни цивилисты выступали за безусловное отнесение указанных лиц к числу законных наследников, как обладавших лишь частичной трудоспособностью. Другие настаивали на отсутствии оснований для отнесения к числу нетрудоспособных инвалидов третьей группы, за которыми признавалась возможность подыскать себе подходящую работу. При всей очевидности последнего довода (лицо, сохранившее возможность обеспечения собственным трудом, не должно претендовать на получение содержания от других лиц), эта позиция сводила наследование иждивенцев к суррогату социального обеспечения. Только с позиций определения условий наделения инвалида правом на дополнительное обеспечение за счет наследства могло иметь значение частичное сохранение у такого инвалида трудоспособности. Если бы речь шла только о восполнении воли наследодателя, следовало бы признать достаточным одного только иждивения наследодателем соответствующего инвалида.

Окончательное разрешение вопроса о наследственных правах инвалидов третьей группы было дано Пленумом Верховного Суда СССР, разъяснившим, что «к нетрудоспособным следует относить инвалидов первой, второй и третьей групп, независимо от того, назначена ли данным лицам пенсия по старости или инвалидности». Таким образом, нетрудоспособность по состоянию здоровья стала общим объективным критерием, что получило безоговорочную поддержку доктрины. С устранением сомнений относительно наследственных прав инвалидов третьей группы наследование нетрудоспособных иждивенцев утратило еще одно условие, превращавшее его исключительно в суррогат социального обеспечения, для которого действительно может иметь значение сохранение у лица частичной или остаточной трудоспособности.

Еще одним немаловажным аспектом нетрудоспособности является то, что нетрудоспособность может быть как стойкой, так и временной. Судебная практика, поддержанная и теоретиками, идет по пути признания права на необходимое наследование только за лицами, имеющими стойкую нетрудоспособность. Однако такой подход не всегда оправдан. В частности, речь в данном случае может идти о случаях заболеваний и травм, когда по решению клинико-экспертной комиссии при благоприятном клиническом и трудовом прогнозе в отдельных случаях (травмы, состояния после реконструктивных операций, туберкулез) листок нетрудоспособности может быть продлен до полного восстановления трудоспособности, но на срок 12 месяцев. Как считает Ю. Харитонова, в законе целесообразно было бы специально предоставить суду право в отдельных случаях, например, устанавливать факт нетрудоспособности, не приводящей к инвалидности, но имеющей существенное значение для получения обязательной наследственной доли материально не защищенным лицом.

Указание о том, что к числу наследников по закону относятся нетрудоспособные лица, «состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти» (ч. 1 ст. 418 ГК РСФСР 1922 г., в редакции 1945 г., ч. 3 ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.), нередко воспринималось как требование, чтобы на иждивении находилось уже нетрудоспособное лицо, или, говоря иначе, как необходимость быть нетрудоспособным по крайней мере в течение года до дня открытия наследства. Судебная практика, однако, исходила из того, что для установления факта нахождения на иждивении необходимо, чтобы иждивенец «был нетрудоспособным ко дню открытия наследства». Указанные соображения во многом предопределили содержание действующего регулирования по этому вопросу: для обеих групп нетрудоспособных иждивенцев условие о нетрудоспособности не только текстуально отделено от условия о продолжительности иждивения, но и прямо снабжено оговоркой о том, что нетрудоспособность должна иметь место «ко дню открытия наследства» (п. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ).

Требование нетрудоспособности в таком контексте практически исключает влияние этого условия на волю наследодателя, для восполнения которой, как правило, возникает необходимость обращения к правилам о наследовании по закону. Ведь если наследодатель содержал в течение установленного срока какое-либо лицо, это лицо тем не менее получило наследственные права лишь при условии утраты на момент открытия наследства трудоспособности по достижении предельного возраста или по состоянию здоровья. Совершенно очевидно, что наследодатель, доставляя содержание такому лицу, никак не мог руководствоваться критериями нетрудоспособности такого иждивенца. Это, подчеркнем еще раз, явно указывает, что законное наследование иждивенцев, по крайней мере, судя по условиям его наступления, все еще остается суррогатом социального обеспечения.

Нетрудоспособность по возрасту устанавливается по паспорту, свидетельству о рождении и приравненным к нему документам. Нетрудоспособность по состоянию здоровья — на основании справки ВТЭК и ВЭК. Признание гражданина инвалидом, установление времени наступления и периода инвалидности, а также степени ограничения способности к трудовой деятельности и причины инвалидности осуществляются Государственной службой медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания гражданина инвалидом утверждаются Правительством Российской Федерации.

В отношении иждивения, т.е. предоставления содержания одним лицом другому лицу, в 1923 — 1945 гг. закон обусловливал призвание к наследованию неимущих и нетрудоспособных людей требованием, чтобы оно было, во-первых, фактическим, а во-вторых — полным. Исключение из закона требования фактического иждивения, подчеркивавшего наличие волеизъявления наследодателя, сделало весьма затруднительным отстаивание тезиса о предоставлении законных наследственных прав нетрудоспособным иждивенцам как способе восполнения предполагавшейся воли наследодателя. Невозможность законодательного обоснования приоритета воли наследодателя перед всеми иными возможными мотивами доставления им содержания своим иждивенцам превращала наследование нетрудоспособных иждивенцев исключительно в суррогат социального обеспечения, для которого действительно не имело решающего значения то обстоятельство, было ли предоставление содержания иждивенцу свободным волеизъявлением наследодателя или всего лишь исполнением возложенной на него обязанности по предоставлению средств к существованию строго определенному кругу лиц. Доктрина, во всяком случае, не придавала значения волеизъявлению наследодателя, подчеркивая, что для наследования в качестве нетрудоспособного иждивения не имеет значения, «выплачивалось ли содержание добровольно или на основании судебного решения».

Попытка учесть наличие обязанности содержать иждивенца при определении условий его призвания к наследованию по закону была предпринята в проекте части третьей ГК РФ. В проекте было заложено принятое впоследствии законодателем деление нетрудоспособных иждивенцев на две группы в зависимости от того, относились ли они к числу наследников по закону или не относились. Кроме того, проект предусматривал, что те из нетрудоспособных иждивенцев первой группы, кого наследодатель обязан был содержать, должны наследовать наравне с наследниками призываемой к наследованию очереди, а остальные иждивенцы из этой группы должны наследовать не более одной четверти наследства (абз. 2 п. 1 ст. 1192 проекта ГК РФ). Аналогичная квота — 1/4 наследства была предусмотрена (п. 2 ст. 1192 проекта ГК РФ) и для нетрудоспособных иждивенцев второй группы, правда, уже независимо от того, обязан ли был наследодатель их содержать. При этом нетрудоспособных иждивенцев предлагалось исключить из числа лиц, имевших право на обязательную долю в наследстве.

Таким образом, к имевшим законное право на доставление содержания от наследодателя иждивенцам предъявлялись более мягкие требования с предоставлением в то же время наследственных прав наравне с другими законными наследниками, что свидетельствовало о намерении разработчиков разделить наследование иждивенцев как суррогат социальной помощи и как меру восполнения воли наследодателя. К сожалению, предложенные проектом 1997 г. новеллы не получили поддержки в литературе и при обсуждении проекта. Они, прежде всего, рассматривались в контексте сужения наследственных прав иждивенцев, лишения их обязательной доли. Что касается объема наследственных прав иждивенцев, то эволюция этих прав после их признания в 1918 г. в нашем законодательстве проходила как раз под знаком их последовательного ограничения: до 1945 г. иждивенцы устраняли от наследования ближайших восходящих наследников завещателя, до 1964 г. они могли устранить от наследования уже только трудоспособных восходящих наследников. В то же время необходимо иметь в виду, что предлагавшееся ограничение — за счет квоты для иждивенцев, не имевших права требовать содержание, и введения для них дополнительного условия в виде совместного проживания, наконец, за счет лишения иждивенцев права на обязательную долю — сопровождалось беспрецедентным расширением круга законных наследников. В таких условиях большинство иждивенцев из числа кровных родственников получали наследственные права не в силу нетрудоспособности, иждивенства или совместного проживания, а непосредственно в силу кровного родства. Реальное ограничение, по существу, касалось только посторонних для наследодателя иждивенцев.

Отказ законодателя в 1945 г. от требований фактического и полного иждивения поставил перед доктриной и судебной практикой вопрос о выработке адекватных признаков и условий иждивения, необходимых для законного наследования. Предлагалось, в частности, относить к иждивенцам наследодателя только тех лиц, для которых материальная помощь с его стороны являлась «постоянным и основным источником существования». Требование о том, чтобы материальная помощь наследодателя являлась постоянным и основным источником существования иждивенца, было признано судебной практикой и стало одним из выделявшихся доктриной условий призвания соответствующего иждивенца к наследованию по закону.

Другое требование к материальной помощи также было выдвинуто судебной практикой и заключалось в систематическом характере предоставляемого иждивенцу содержания. Сложившаяся судебная практика получила вполне единодушное одобрение в литературе и стала вторым традиционно выделявшимся доктриной условием призвания соответствующего иждивенца к наследованию по закону. В связи с требованием систематичности и регулярности материальной помощи как признаков иждивенства особо выделялись случаи, формально подпадавшие под эти требования, однако не приводившие к признанию наследственных прав соответствующего лица. Речь прежде всего шла о платежах в возмещение вреда, которые не делали получателя законным наследником причинителя.

Упоминалось также об отсутствии иждивения в случае, когда систематические выплаты составляли вознаграждение за какую-либо работу или во исполнение договора пожизненного содержания с иждивением. Доктрина, однако, не давала теоретического объяснения случаев, когда систематические и регулярные платежи, даже являясь основным источником существования получателя, не приводили тем не менее к признанию за ним законных наследственных прав получателя. Дело же заключается в том, что отказ от придания юридического значения систематическим и регулярным платежам в возмещение вреда или по гражданско-правовому договору не мог основываться ни на чем ином, как на признании того обстоятельства, что наследодатель, выплачивая соответствующие средства (не только по принуждению, но и в добровольном порядке), вовсе не считал получателя настолько близким лицом, чтобы он мог претендовать на получение части его имущества в порядке наследования. Наследодатель в данном случае лишь выполнял гражданско-правовую обязанность, а вовсе не изъявлял намерения обеспечить соответствующее лицо и на случай своей смерти. Здесь мы сталкиваемся с такими мотивами отнесения иждивенцев к числу законных наследников, которые никак не могут быть объяснены с позиций социального обеспечения. Значит, правопорядок допускал наследование иждивенцев не только в качестве социально-обеспечительной меры, но и в качестве средства восполнения предполагаемой воли наследодателя при наследовании по закону. Возможно, последующий отказ судебной практики от требования «систематичности» содержания был призван как раз провести границу не только по периодичности самих платежей, но и по соотношению с другими имевшимися у иждивенца источниками средств к существованию.

Установленный законом (ст. 418 ГК РСФСР 1922 г., ст. 532 ГК РСФСР 1964 г., ст. 1148 ГК РФ) срок иждивения (не менее одного года до смерти наследодателя) первоначально оценивался в литературе только как средство «для избежания того, чтобы под видом таких иждивенцев наследство передавалось любым лицам по усмотрению умершего». Позднее он стал рассматриваться в качестве меры против предъявления наследственных претензий со стороны лиц, недостаточно близко стоящих к наследодателю и даже чужих наследодателю людей, случайно или эпизодически получивших помощь или материальную поддержку со стороны наследодателя.

В целом доктрина постепенно отходила от понимания наследования неимущих и нетрудоспособных иждивенцев исключительно как социальной помощи, для предоставления которой совершенно безразличны близость и родство соответствующего иждивенца по отношению к кормильцу, равно как и периодичность доставления прижизненных платежей. Акцент на моментах близости и родства свидетельствовал, как представляется, о том, что содержание иждивенцев постепенно становилось лишь одним из средств выявления намерений наследодателя, когда значение придавалось недействительной (наследодатель не смог или не захотел явным образом выразить волю), а предполагаемой его воле, для формализации которой критерии постоянства иждивения и семейной близости с иждивенцем подходили как нельзя лучше.

В свете рассмотрения выше соотношения между различными условиями наследования иждивенцев, одни из которых (срок) были направлены на восполнение воли наследодателя путем объективизации тех критериев, которые могли бы свидетельствовать о намерении обеспечить иждивенца на случай своей смерти, а другие (нетрудоспособность, а в 1923 — 1945 гг. еще и нуждаемость иждивенца) служили лишь оправданием права иждивенца на социальное обеспечение, интерес представляет условие о совместном проживании иждивенца с наследодателем. Оно было включено в ГК РФ в 2001 г. в качестве дополнительного условия предоставления наследственных прав нетрудоспособным иждивенцам, не являющимся наследниками первой-седьмой очередей (п. 2 ст. 1148 ГК РФ).

Введение этого условия рассматривается доктриной как свидетельство «семейной близости» иждивенца и наследодателя, что, как представляется, позволяет разумно предположить о намерении наследодателя предоставить совместно проживавшему с ним иждивенцу содержание и на случай своей смерти. Совершенно очевидно, что совместное проживание в таком понимании не может служить обоснованием для предоставления нетрудоспособному иждивенцу своего рода социального обеспечения, поскольку нетрудоспособность такого иждивенца — как главное основание для предоставления обеспечения — не может зависеть от места его проживания. В этом контексте как раз раздельное проживание может свидетельствовать о меньшей нуждаемости (с позиций социального обеспечения) иждивенца ввиду наличия у него, по крайней мере, жилой площади.

При обсуждении и целесообразности требования о совместном проживании с умершим как необходимом условии наследования (п. 2, 3 ст. 1148 ГК РФ) следует иметь в виду и то, что непроживание совместно с наследодателем нередко может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой (нельзя забывать, что миллионы людей в России продолжают проживать в стесненных условиях и стоять в очереди как нуждающиеся в улучшении жилищных условий). Поэтому трудно обосновать установление дополнительного требования о совместном проживании иждивенца с наследодателем. Введение критерия совместного проживания критически оценивается многими учеными, которые считают неоправданным разделение иждивенцев на две группы. Заслуживают внимания возражения по поводу того, что считается недопустимой конкуренция наследственных прав отдельных родственников, ничего не знавших о наследодателе, и лиц хотя бы и чужих по крови, но не только близко знавших наследодателя, но и получавших от него содержание, по крайней мере в течение года. К сожалению, конкуренция неизбежна во всех случаях, когда основанием законного наследования будут какие-либо иные признаки, кроме близости родства. Вопрос заключается в том, какой степенью разумно ограничивается представление наследодателя о своей родне. И в какой степени такое родство уже не должно приниматься в соображение для наделения родственников наследственными правами?

Ранее действовавшее законодательство (ст. 532 ГК РСФСР 1964 г.) признавало наследственные права кровных родственников, как правило, до второй (внуки, братья, сестры, дед и бабка), редко — до третьей (правнуки) степени родства при безграничных наследственных правах посторонних лиц (иждивенцев), лишь бы они были нетрудоспособными и находились на содержании наследодателя не менее года до открытия наследства. Действующее законодательство впало в другую крайность, отдав безоговорочный приоритет кровному родству, так что родственники до пятой степени родства включительно наследуют, несмотря ни на какие дополнительные признаки, будь то проживание, нетрудоспособность или иждивение. Относящиеся к этим родственникам нетрудоспособные иждивенцы получают наследственные права преимущественно даже перед более близкими родственниками. Зато не входящие в число наследников первой-седьмой очередей нетрудоспособные иждивенцы получают право наследования только при условии совместного проживания.

Справедливость, безусловно, требует, чтобы наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы, т. е. не относящихся к числу кровных родственников наследодателя в достаточных для наследования степенях, дифференцировались в зависимости от того, с кровными родственниками какой степени они призываются к наследованию и делят поровну наследственное имущество наследодателя. При наличии наследников первой-третьей очередей наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы вполне разумно и справедливо оговорить теми условиями, которые содержатся сегодня в п. 2 ст. 1148 ГК РФ, т.е. в том числе и совместным проживанием. Что касается наследования нетрудоспособных иждивенцев наравне с наследниками четвертой-седьмой очередей, возможно, его не следовало бы оговаривать совместным проживанием или не требовать этого проживания непременно в течение года. Наконец, наследование нетрудоспособных иждивенцев в качестве восьмой очереди (т.е. при отсутствии предшествующих семи очередей), вероятно, вообще не следует связывать с совместным проживанием, считая достаточным признаком предполагаемой воли наследодателя содержание их не менее года до открытия наследства. В последнем случае признак совместного проживания должен быть исключен еще и потому, что иначе оказывается, что имущество будет передано государству в качестве выморочного даже при наличии лиц, которых наследодатель длительное время содержал, выразив тем самым волю на призвание их к наследованию. В отсутствие более близких наследников нет оснований для применения дополнительного критерия в виде совместного проживания, к которому закон прибегает для ограждения прав кровных родственников от притязаний совершенно посторонних лиц.

В законодательстве (п. 2 ст. 1148 ГК РФ) не перечислены обстоятельства, которые при необходимости доказывания факта проживания должны быть представлены в его подтверждение. В литературе высказываются две точки зрения. Сторонники одной считают, что совместное проживание не должно быть связано с выполнением каких-либо формальностей (регистрация по месту постоянного или временного проживания), и для призвания нетрудоспособного иждивенца к наследованию достаточно фактического его проживания в одном жилом помещении с наследодателем. Вторая точка зрения исходит из необходимости подтверждения факта совместного проживания иждивенца с наследодателем «документами об их регистрации на протяжении этого срока по одному месту жительства».

Стоит согласиться со второй точкой зрения, что фактическое проживание совместно с наследодателем в одном жилом помещении, т.е. проживание, не связанное с выполнением предусмотренных законодательством формальных требований, не может рассматриваться как свидетельство тех или иных намерений наследодателя, как и временное и кратковременное пребывание иждивенца у наследодателя. Для того чтобы проживание давало основание разумно предположить о намерении наследодателя обеспечить иждивенца и на случай своей смерти, это проживание должно быть проживанием юридическим, а не фактическим. Совместное проживание наследодателя с иждивенцем тогда лишь дает основание для призвания последнего к наследованию, когда такое проживание было надлежащим образом оформлено.

Обращаясь к опыту постсоветской кодификации наследственного права стран Содружества Независимых Государств и Балтии, следует заметить, что наследственное право, как никакое иное более, обусловлено национально-культурной традицией, поэтому наследственно-правовой статус иждивенцев в современном наследственном праве указанных стран существенно различается.

В Республике Беларусь, где с 1 июля 1999 г. вступил в действие новый Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее — ГК РБ), сохранена такая категория наследников, как нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. Граждане, относящиеся к числу наследников по закону одной из степеней родства, и нетрудоспособные к моменту открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, наследуют вместе с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали ли они совместно с наследодателем. Такие лица (нетрудоспособные иждивенцы), призываемые к наследованию вместе с наследниками одной из предшествующих очередей, наследуют не более одной четвертой части наследства, однако если наследодатель был обязан по закону их содержать, то они наследуют наравне с наследниками этой очереди (п. 1 ст. 1063 ГК РБ). К числу наследников по закону относятся также граждане, которые не входят в круг наследников по закону, но к моменту открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее одного года находились на иждивении наследодателя и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, однако не более одной четвертой части наследства. И только при отсутствии у умершего других наследников указанные нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в равных долях (п. 2 ст. 1063 ГК РБ).

Гражданский кодекс Украины (далее — ГК У), который вступил в действие с 1 января 2004 г., устанавливает, что в пятую очередь наследуют иждивенцы наследодателя, которые не были членами его семьи, но на момент открытия наследства являлись несовершеннолетними или нетрудоспособными и не менее чем пять лет получали от него материальную помощь, которая была для них единственным или основным источником средств к существованию (ч. 2 ст. 1265 ГК У). Если указанные лица проживали с наследодателем одной семьей не менее чем пять лет ко времени открытия наследства, то они наследуют в четвертую очередь (ст. 1264 ГК У). Следует заметить, что украинский законодатель предпринял очень справедливый шаг, установив, что физическое лицо, которое является наследником по закону последующих очередей, может по решению суда получить право на наследование вместе с наследниками той очереди, которая призывается, при условии, что оно на протяжении продолжительного времени опекало, материально обеспечивало, предоставляло другую помощь наследодателю, который вследствие старости, тяжелой болезни или увечья был в беспомощном состоянии (п. 2 ст. 1259 ГК У). Впервые в круг наследников по закону включены не только те, кто находился на иждивении наследодателя, но и те, кто предоставлял ему такое иждивение.

Особенность наследственно-правового статуса иждивенцев в Армении заключается в том, что Гражданский кодекс Республики Армения не произвел деление нетрудоспособных иждивенцев наследодателя в зависимости от включения их в число наследников по закону и их проживания совместно с наследодателем, как это сделано в российском законе. Гражданский кодекс Армении устанавливает, что к числу наследников по закону относятся нетрудоспособные лица, не менее одного года до смерти наследодателя находящиеся на его иждивении, которые при наличии других наследников по закону наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию (ст. 1220 ГК Армении).

Гражданский кодекс Грузии от 26 июня 1997 г. не воспринял опыт Модельного ГК СНГ, является результатом кодификации романо-германского правового типа, максимально отличной как от модельной, так и от советской. Гражданский кодекс Азербайджанской Республики от 28 декабря 1999 г. и Гражданский кодекс Туркменистана от 1 января 1999 г. практически во всем воспроизводят нормы ГК Грузии, за рядом некоторых исключений. Во всех трех указанных государствах нетрудоспособные лица, которые находились на иждивении наследодателя и не могут самостоятельно содержать себя, если они не упомянуты в завещании, вправе требовать содержание (алименты) из наследства. Размер суммы, подлежащей выплате в виде содержания, может быть уменьшен с учетом объема наследственного актива (ст. 1342 ГК Грузии, ст. 1156 Гражданского кодекса Туркменистана, ст. 1161 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики). Таким образом, в данных государствах иждивенцы не являются наследниками по закону, но вправе требовать установления алиментных обязательств (прав) в отношении лиц, принявших наследство.

Гражданский кодекс Республики Казахстан от 1 июля 1999 г. в качестве наследников шестой очереди назвал нетрудоспособных иждивенцев наследодателя (ст. 1066 ГК Республики Казахстан). В ст. 1171 ГК Республики Таджикистан от 11 февраля 2005 г. определено, что нетрудоспособные лица, которые не менее одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним, при наличии других наследников по закону наследуют вместе с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию (п. 1 ст. 1170 Гражданского кодекса Республики Таджикистан). Согласно Гражданскому кодексу Республики Узбекистан от 29 августа 1996 г. (ст. 1139) и Гражданскому кодексу Республики Кыргызстан от 5 января 1997 г. (ст. 1146) нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, если они не наследуют с наследниками первых четырех очередей, входят в пятую (последнюю) очередь наследников по закону.

В Молдове (Гражданский кодекс Республики Молдова от 6 июня 2002 г.) и прибалтийских государствах, где постсоветское развитие наследственного права пошло по пути либо восстановления ранее действовавшего законодательства (Гражданский закон Латвийской Республики 1937 г. ), либо рецепции германского права (Закон Эстонии от 15 мая 1996 г. «О наследовании», Гражданский кодекс Республики Литвы от 18 июля 2000 г.), возможности наследования для нетрудоспособных иждивенцев не предусмотрено, что отвечает общей традиции романо-германского наследственного права.

Итак, введение нетрудоспособных иждивенцев в круг наследников по закону первоначально доктрина расценивала в качестве предоставления им социальной помощи, а также как освобождение государства от бремени содержания данной категории граждан. На современном же этапе развития данного института требуются дополнительные нововведения, которые устранили бы коллизии при наследовании нетрудоспособными иждивенцами. Первоочередной мерой в данном направлении следует считать принятие высшей судебной инстанцией разъяснения, подтверждающего независимость критериев нетрудоспособности в наследственном праве от аналогичных критериев в новом пенсионном законодательстве. Следующим шагом должна стать выработка гражданско-правового понятия нетрудоспособности как критерия для предоставления соответствующим лицам определенных гражданских прав в упрощенном порядке или на льготных условиях по сравнению с лицами, возраст и состояние здоровья которых позволяют им самостоятельно защищать свои права и обеспечивать свое существование. Последовательное развитие института наследования иждивенцев, основанного на восполнении разумно предполагаемой воли наследодателя, должно с неизбежностью привести к отказу от условия нетрудоспособности в том виде, как оно понимается сегодня доктриной и закрепляется в законе.

Авторы — Блинков О.Е., доцент, кандидат юридических наук, Борисова Е.Н., соискатель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Коломенского государственного педагогического института.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Право на участие в программе

взрослых инвалидов | LACERA

Программа медицинских пособий, администрируемая LACERA, признает взрослых детей-инвалидов членов LACERA, их супругов или правомочных сожителей в качестве соответствующих иждивенцев при условии, что взрослый ребенок-инвалид отвечает всем следующим требованиям:

  • Не способен к самообеспечению из-за физического или умственного недостатка
  • Стал инвалидом до 26 лет
  • Полностью зависит от члена LACERA, его супруга или правомочного домашнего партнера в отношении финансовой поддержки
  • Постоянно застрахован планом, спонсируемым округом, и/или предоставлено доказательство того, что ребенок-инвалид соответствует другим вышеперечисленным требованиям и постоянно застрахован любым другим групповым или индивидуальным планом медицинского страхования 
  • Предоставляет медицинское подтверждение полной нетрудоспособности в соответствии с условиями как LACERA, так и вашего плана медицинского обслуживания, администрируемого LACERA

Требования к регистрации и продолжению страхового покрытия зависят от оператора плана медицинского обслуживания, администрируемого LACERA. Для получения полного списка квалификационных требований каждого перевозчика и необходимой документации см. таблицу ниже или свяжитесь с Retiree Healthcare.

Требования к медицинской страховке пенсионеров для взрослых инвалидов-иждивенцев

Различия между планами льгот могут повлиять на то, как вы и ваши иждивенцы имеете право на получение ухода. См. в таблице ниже процесс и требования для регистрации и продолжения страхового покрытия для взрослого иждивенца-инвалида в рамках программы льгот для пенсионеров, администрируемой LACERA.Если вы являетесь активным участником LACERA, в настоящее время покрывающим взрослого иждивенца-инвалида, вам необходимо знать эту информацию, чтобы вы могли продолжать это страховое покрытие (при условии соблюдения всех требований и получения всех документов) до выхода на пенсию без перерыва.

Гимн Синий Крест

Квалификационные требования
Подходящий иждивенец должен иметь квалифицирующий диагноз от врача, указывающий, что иждивенец страдает инвалидизирующим состоянием. Иждивенец должен быть не в состоянии содержать себя в финансовом отношении и должен иметь как минимум шесть (6) месяцев зачетного страхового покрытия, как указано в буклете «Доказательства страхового покрытия».
Необходимые записи и документы
• Заявление абонента о том, что иждивенец не может обеспечить себя финансово и зависит от абонента
• Подтверждение кредитоспособности за шесть месяцев
• Форма сертификации иждивенца-инвалида, заполненная подписчиком и врачом иждивенца-инвалида, должна быть отправлена ​​в течение 31 дня с даты, когда иждивенец впервые получил право на получение помощи.Форма должна быть получена в течение 30 дней для новой регистрации.

Синья

Квалификационные требования
Подходящий иждивенец должен иметь заключение врача о том, что инвалидизирующее состояние является изнурительным и возникло до того, как иждивенец достиг предельного возраста 26 лет.
Необходимые записи и документы
Следующие формы должны быть заполнены и возвращены в CIGNA Member Services:
• Форма врача для инвалидов-иждивенцев
• Анкета для проверки права на участие студента дневного отделения или инвалида/инвалида иждивенца
• Документы должны быть представлены не позднее, чем через 31 день после даты, когда ребенок прекращает страховое покрытие в возрасте 26 лет.

Заполненные формы можно отправить по факсу на номер 860-517-3009 или по почте:
Cigna HealthCare
P.O. Box 692012
Сан-Антонио, Техас 78269

Кайзер Перманенте

Kaiser Permanente управляет планами для пенсионеров LACERA в шести разных штатах: Калифорния, Колорадо, Джорджия, Гавайи и Орегон. Если вы проживаете в одном из этих штатов, вам следует обратиться к местному представителю службы поддержки клиентов Kaiser Permanente для получения подробной информации по конкретному штату. Однако следующие квалификационные требования и необходимые документы применяются ко всем шести штатам.

Квалификационные требования
• Иждивенец не в состоянии содержать себя самостоятельно из-за инвалидности, возникшей до достижения предельного возраста 26 лет.
• Иждивенец получает всю свою существенную поддержку и заботу от абонента или его супруга/супруги/партнера по дому.
Необходимые записи и документы
• Доказательство того, что иждивенец соответствует критериям приемлемости, описанным выше
• Заполненное заявление о регистрации для инвалидов (требуется для всех штатов, кроме Гавайев)

Объединенное здравоохранение

Квалификационные требования
Состояние нетрудоспособности должно наступить до того, как иждивенец, имеющий право на участие, достигнет предельного возраста 26 лет.Иждивенец должен проживать в зоне обслуживания United Healthcare с подписчиком или его супругом/бывшим супругом или сожителем.
Доказательство нетрудоспособности должно быть предоставлено United Healthcare в течение 31 дня после одного из следующих событий:
• Начало инвалидности
• Иждивенец, достигший предельного возраста
• Первоначальная регистрация подписчика в United Healthcare
Необходимые записи и документы
• United Healthcare требует письменной документации от лечащего врача или психиатра подходящего иждивенца с четким указанием приблизительной даты начала инвалидности
• Эта документация должна содержать клиническое заключение о наличии инвалидности и о том, что иждивенец умственно или физически неспособен к самостоятельной занятости. Медицинская документация должна быть датирована в течение последних трех месяцев.
• Подтверждающая документация от государственного или федерального агентства также может быть полезной, но не обязательной.

СКАН

Квалификационные требования
Иждивенец имеет право на страховое покрытие, если ему/ей не менее 18 лет и он имеет право на получение как части A, так и части B программы Medicare.
Необходимые записи и документы
После того, как вы подадите подтверждение соответствия требованиям Medicare, часть A и часть B, не будет никакой разницы между включением в страховое покрытие иждивенца-инвалида или здорового иждивенца.

Запросы дополнительной информации

  • Новая регистрация: Хотя обычно вы подаете письменное заявление о регистрации вашего иждивенца-инвалида, имеющего право на участие в программе, ваша страховая компания может направить запрос на получение дополнительной информации. Обязательно своевременно предоставляйте любую запрошенную информацию, чтобы обеспечить страховое покрытие вашего иждивенца.
  • Повторная сертификация: После регистрации вашего иждивенца ваша страховая компания может периодически запрашивать обновленную информацию, чтобы повторно подтвердить право на продолжение страхового покрытия.Обязательно своевременно предоставляйте любую запрошенную информацию, чтобы избежать прекращения покрытия для вашего иждивенца.

Если у вас есть дополнительные вопросы о включении взрослого иждивенца в ваш план, обратитесь непосредственно в свою страховую компанию.

Вопросы, которые задают родители о 26-летнем возрасте и взрослых иждивенцах-инвалидах

Принятие Закона о доступном медицинском обслуживании (ACA) и установление возраста 26 лет облегчили задачу поиска медицинской страховки для многих родителей взрослых детей.Наш предыдущий блог, 9 вопросов, которые родители задают о мандате в возрасте 26 лет, содержит ответы на вопросы, которые родители задают спонсорам плана о мандате. Реже обсуждается вопрос о том, как это относится к взрослым детям-инвалидам.

Планы и родители хотят знать параметры покрытия иждивенцев-инвалидов старше 26 лет. Зависит ли право на участие в зависимости от типа плана медицинского страхования или существуют другие требования? Приведенные ниже вопросы и ответы призваны дать дополнительные рекомендации по этим вопросам.

  1. Должны ли дети-инвалиды старше 26 лет быть застрахованы планом коллективного медицинского страхования работодателя?

№ERISA не требует, чтобы групповые планы медицинского страхования обеспечивали покрытие любых иждивенцев — некоторые планы распространяются только на сотрудников, но не на супругов или детей. В соответствии с ACA применимый крупный работодатель (ALE) может либо предложить доступное минимальное основное страховое покрытие, которое обеспечивает минимальную ценность для его штатных сотрудников (и их иждивенцев), либо потенциально заплатить штраф налоговой службе. «Для целей положений о совместной ответственности работодателя иждивенцем является ребенок работника (включая ребенка, который был усыновлен на законных основаниях или отдан на усыновление), не достигший 26-летнего возраста.Супруги не считаются иждивенцами, а также пасынки или приемные дети». Некоторые законы штата о страховании, применимые к страхованию иждивенцев, также вступают в силу только в том случае, если план предусматривает страховое покрытие для супругов или иждивенцев. Работодатели, решившие предоставить иждивенцам страховое покрытие группового плана медицинского страхования, должны соблюдать все применимые законы.

В отчете Международного фонда «Обследование льгот работникам — результаты 2020 года» говорится, что 57,2% всех опрошенных работодателей включают в свой план взрослых иждивенцев-инвалидов.

Планы, которые решили не предоставлять страховое покрытие для каких-либо иждивенцев, должны четко указать это в своем документе плана, кратком описании плана и любых сообщениях сотрудникам. Спонсоры планов должны проверять любые документы, отправленные им сторонним администратором или страховщиком, чтобы убедиться в отсутствии каких-либо последствий предоставления иждивенческого покрытия.

2. Если полностью застрахованный групповой план медицинского обслуживания обеспечивает покрытие иждивенцев, должен ли этот план охватывать взрослых детей-инвалидов в рамках плана медицинского страхования старше 26 лет?

Да, в некоторых случаях.Полностью застрахованные групповые планы медицинского страхования должны соответствовать законам штата о страховании в дополнение к ACA. Работодатели должны обращаться к законам штатов, чтобы узнать, какие типы мандатов существуют, если таковые имеются. В некоторых штатах требования к страховому покрытию для полностью застрахованных планов превышают федеральные минимумы, установленные ACA.

Ниже приведены два примера.

  • Закон штата Джорджия требует, чтобы план медицинского обслуживания или страховая компания освобождали детей-иждивенцев, неспособных к самообеспечению из-за инвалидности, от ограничения возраста иждивенцев.
  • Требование штата Калифорния о страховании для полностью застрахованных планов требует, чтобы страховое покрытие продолжалось для детей старше 26 лет, если ребенок не в состоянии самостоятельно обеспечивать себя работой по причине физической или умственной инвалидности, травмы, болезни или состояния, и если ребенок в основном зависит от работника для поддержки и обслуживания.

Если закон штата о страховании не требует страхового покрытия взрослых иждивенцев-инвалидов старше 26 лет, плану не нужно расширять страховое покрытие после 26 лет.

3. Если самофинансируемый групповой план медицинского страхования обеспечивает покрытие иждивенцев, должен ли план предоставлять покрытие взрослым детям-инвалидам старше 26 лет?

Да, при условии, что взрослый ребенок соответствует требованиям плана. В отличие от планов с полным страхованием, планы группового медицинского страхования с самостоятельным страхованием не подпадают под требования государственного страхования. В планах самострахования часто говорится, что дети старше 26 лет имеют право на получение помощи, если они соответствуют налоговому определению «ребенка-инвалида». Определение налога в соответствии с разделом 22(e)(3) Налогового кодекса требует, чтобы ребенок был «постоянно и полностью нетрудоспособным.Определение «постоянная и полная нетрудоспособность» требует, чтобы человек был «неспособен заниматься какой-либо существенной деятельностью, приносящей доход, по причине любого определяемого с медицинской точки зрения физического или психического нарушения, которое, как ожидается, приведет к смерти или которое длилось или может ожидаться». на непрерывный период не менее 12 месяцев». Если взрослый ребенок-инвалид соответствует определению ребенка-инвалида и требованиям к участию в плане, страховое покрытие должно быть предоставлено.

4. Существуют ли какие-либо другие квалификационные требования, которые планы могут предъявлять к взрослым детям-инвалидам старше 26 лет для получения страхового покрытия?

Да. Планы могут налагать несколько других квалификационных требований, прежде чем взрослый ребенок-инвалид получит право на страховое покрытие. Они могут:

  • Требовать, чтобы ребенок-инвалид также был включен в групповой план медицинского страхования до достижения им возраста 26 лет. Если ребенок не был застрахован планом работодателя до того, как ему исполнилось 26 лет, страховое покрытие может быть недоступно.
  • Требовать медицинской и/или финансовой документации об инвалидности для подтверждения того, что ребенок соответствует определению правомочного ребенка-инвалида старше 26 лет
  • Требовать, чтобы указанная выше документация об инвалидности регулярно обновлялась для обеспечения соответствовать условиям приемлемости.Обратите внимание работодателей. В некоторых штатах действуют правила относительно того, как часто эта информация может запрашиваться в соответствии с их страховым кодом. Например, в Калифорнии страховая компания может запрашивать эту информацию не чаще одного раза в год по истечении двухлетнего периода после того, как ребенку-инвалиду исполнится 26 лет.

Ресурсы

ок. Инс. Код § 10277 (2020)

Кодекс штата Джорджия, § 33-24-28 (2020)

Разработано сотрудниками Информационного центра Международного фонда.Это не является юридической консультацией. Пожалуйста, обратитесь к специалистам вашего плана за юридической консультацией.

Аманда Уилке, CEBS
Специалист по информации и исследованиям Международного фонда

Последние новости Word о преимуществах:

Просмотр дочерних и зависимых кредитов

Обновлено: 3 марта 2022 г.

При подаче формы 1 или формы 1-NR/PY вы можете выбрать один из двух следующих кредитов:

  1. Кредит на расходы по уходу за ребенком:
    • Для детей до 13 лет
    • Нетрудоспособный иждивенец или супруг.
  2. Зависимый(е) член(ы) домохозяйства Кредит:
    • Для детей до 12 лет
    • Иждивенцы в возрасте 65 лет и старше (по состоянию на 31 декабря 2021 г. )
    • Иждивенцы-инвалиды.

Если вы имеете право на оба, вы не можете претендовать на 2 кредита. Вам разрешается только больший из 2 кредитов.

«Инвалид-иждивенец» определяется как лицо, которое постоянно и полностью нетрудоспособно. Это означает, что человек не может заниматься какой-либо существенной оплачиваемой деятельностью из-за определяемого с медицинской точки зрения физического или психического расстройства, которое может привести к смерти или длиться в течение непрерывного периода не менее 12 месяцев.

Кредит на расходы по уходу за ребенком

Вы можете получить этот кредит, если вы:

  • Плательщик единого налога
  • Налогоплательщик, подающий заявление в качестве главы семьи
  • Женатый налогоплательщик подает документы.

Обратите внимание:

  • Если вы состоите в браке и подаете отдельную форму США 1040, вы имеете право на получение этого кредита по номеру , а не по номеру .
  • Если вы подаете совместную федеральную декларацию, но состоите в браке и подаете раздельную декларацию для целей штата Массачусетс, вы или ваш супруг (супруга) можете потребовать возмещения расходов, понесенных вами или вашим супругом, но ваш совокупный кредит не может превышать максимальную сумму в 240 или 480 долларов США.
  •  Вам разрешается зачет подоходного налога с населения в отношении расходов, которые вы заплатили по уходу за ребенком, отвечающим требованиям, или нетрудоспособным иждивенцем или супругом, чтобы налогоплательщик мог работать или искать работу.
  • Массачусетс основывает свой кредит на расходы по уходу за ребенком на сумме квалификационных расходов, используемых для расчета федерального кредита на уход за ребенком в соответствии с I.R.C. § 21.

Кредит на расходы по уходу за ребенком:

  • Является ли , а не , ограниченной суммой расходов, связанных с занятостью, разрешенных для определения Федерального кредита на расходы по уходу за детьми и иждивенцами, рассчитанного на U. С. Форма 2441.
  • Не может превышать  240 долларов США за 1 человека, отвечающего требованиям, и 480 долларов США за 2 или более лиц, отвечающих требованиям.
    • Максимальная сумма кредита составляет 480 долларов США, независимо от общего числа членов семьи, находящихся на иждивении.
  • Должен быть уменьшен на сумму полученных вами пособий по уходу на иждивенцев (DCB) (как указано в вашей форме W-2). Исключите любые суммы, которые работодатель заплатил или понес любому работнику за уход или помощь вашим иждивенцам из вашего валового дохода.

Чтобы узнать, соответствуете ли вы требованиям и/или имеете ли право требовать зачет в вашей налоговой декларации:

  • Резиденты:
    1. Заполните рабочую таблицу по строке 45 (Расходы на уход за ребенком до 13 лет или нетрудоспособным иждивенцем/супругой) в Инструкции по форме 1.
    2. . При подаче совместной декларации каждый супруг рассчитывает заработанный доход отдельно. Суммы на листе строки 45, строки 2 и 3 взяты из формы 2441 США, строки 4 и 5.
    3. Если вы соответствуете требованиям, введите сумму из строки 6 рабочего листа формы 1, строка 45.
  • Жители неполного года:
    1. Заполните рабочую таблицу по строке 49 (Расходы на уход за ребенком до 13 лет или инвалидом, иждивенцем/супругой) в Инструкции по форме 1-NR/PY.
    2. . При подаче совместной декларации каждый супруг рассчитывает заработанный доход отдельно. Суммы на листе строки 49, строки 2 и 3 взяты из формы 2441 США, строки 4 и 5.
    3. Если вы соответствуете требованиям, введите сумму из строки 7 рабочего листа формы 1-NR/PY, строка 49.
  • Нерезиденты:  Вы не можете претендовать на этот кредит, если вы являетесь налогоплательщиком-нерезидентом в течение всего налогового года.
Документы для подачи с уменьшенной/исправленной налоговой декларацией
  • Копия формы США 2441 – Расходы на уход за детьми и иждивенцами
  • Копия формы W-2, показывающая пособия по уходу за иждивенцами, предоставляемые по месту работы

Зависимый(е) член(ы) домохозяйства

Вы можете получить этот кредит, если вы:

  • Плательщик единого налога
  • Налогоплательщик, подающий заявление в качестве главы семьи
  • Женатый налогоплательщик подает документы.

Женатые, подающие отдельные налогоплательщики  , а не имеют право на этот кредит.

Этот кредит распространяется на домохозяйства с:

  • Дети до 12 лет и/или
  • Участники в возрасте 65 лет и старше (по состоянию на 31 декабря 2021 г.) или участники с ограниченными возможностями, которые квалифицируются как иждивенцы в соответствии с I.R.C. § 152.

Кредит:

  • 180 долларов США  для 1 иждивенца и 
  • 360 долларов США  для 2 и более иждивенцев.

Максимальная сумма кредита составляет 360 долларов США, независимо от общего числа членов семьи, находящихся на иждивении.

Для иждивенца:

  • Кто является ребенком в возрасте до 12 лет — ребенок должен быть членом вашей семьи и ему не исполнилось 12 лет на конец налогового года
  • Лица в возрасте 65 лет и старше (по состоянию на 31 декабря 2021 г.). Иждивенцем не может быть  вы или ваш супруг (супруга) на конец налогового года.

Для получения кредита в налоговой декларации

  • Резиденты:
    1. Введите количество квалифицированных иждивенцев в возрасте до 12 лет, иждивенцев в возрасте 65 лет и старше (по состоянию на 31 декабря 2021 г.) или иждивенцев-инвалидов в форме 1, строка 46a.Строка 46A не может превышать двух.
    2. Умножьте строку 46a на 180 долларов (всего до 360 долларов).
    3. Введите итоговую сумму в форму 1, строка 46.
  • Жители неполного года:
    1. Введите количество квалифицированных иждивенцев в возрасте до 12 лет, иждивенцев в возрасте 65 лет и старше (по состоянию на 31 декабря 2021 г.) или иждивенцев-инвалидов в форме 1-NR/PY, строка 50a. Строка 50A не может превышать двух.
    2. Умножьте строку 50a на 180 долларов США (до 360 долларов США).
    3. Введите результат в форму 1-NR/PY, строка 50.
  • Нерезиденты:  Вы не можете претендовать на этот кредит, если вы являетесь налогоплательщиком-нерезидентом в течение всего налогового года.

Зависимая форма первоначальной проверки и повторной сертификации для инвалидов | Государственный план медицинского страхования

Ребенок-иждивенец может быть застрахован Государственным планом медицинского страхования (SHBP) до достижения им 26-летнего возраста. Если ваш ребенок-иждивенец в настоящее время застрахован SHBP , а был инвалидом до своего 26-летия, он/она может иметь право на продолжение страхового покрытия после 26-летия, если вы можете предоставить подтверждение инвалидности ребенка.Вы должны отправить либо: 1) форму первоначальной проверки или 2) форму повторной сертификации ниже, в зависимости от обстоятельств.

Форма первоначальной проверки: отправляйте эту форму только в том случае, если SHBP никогда не определял, что ваш ребенок-иждивенец является инвалидом, и в настоящее время они покрываются SHBP.

Форма повторной сертификации: подавайте эту форму только в том случае, если SHBP ранее уведомил вас о том, что статус вашего ребенка-иждивенца «временно инвалид» или «постоянно инвалид» и в настоящее время на них распространяется программа SHBP.

Крайний срок подачи: Форма первоначального пересмотра или форма повторной сертификации должны быть отправлены не позднее, чем через 31 день после даты прекращения страхового покрытия ребенка-иждивенца (например, если ребенку-иждивенцу исполняется 26 лет 1 августа, последний день страхового покрытия — 31 августа). , а последний день подачи формы первоначальной проверки или повторной сертификации — 1 октября).

После отправки формы первоначальной проверки или формы повторной сертификации: вы получите автоматическое электронное письмо с подтверждением.Если ваша форма первоначального пересмотра или форма повторной сертификации будет одобрена, SHBP отправит вам по электронной почте анкету для иждивенцев с постоянным покрытием физической или психической инвалидности при посещении врача или психолога, которую должен заполнить лечащий врач и/или психолог вашего ребенка.

Срок рассмотрения: Процесс рассмотрения обычно занимает до 60 дней после того, как вы отправите анкету о физическом или психическом расстройстве, связанном с иждивенцами, или психологе.

Отказы: Если ваш запрос на продолжение страхового покрытия для вашего ребенка в качестве иждивенца-инвалида отклонен, и вы не согласны с отказом, вы должны подать запрос на официальную апелляцию уровня 2 в течение 30 дней после отказа, посетив:  Уровень 2 Официальная форма запроса на апелляцию .

Вставка Laserfiche: Отключенная форма первоначальной проверки и повторной сертификации

Обзор литературы

Представитель общественного здравоохранения.2007 г., январь-февраль; 122(1): 3–16.

, PhD, a , PhD, b , PhD, c и, MA a

Donna Anderson

a Центр междисциплинарных исследований Института реабилитации и социальной интеграции Физические недостатки Квебека (IRDPQ), Квебек, Квебек

Серж Дюмон

b Школа социальной работы, Университет Лаваля, Квебек, Квебек

Philip Jacobs

Департамент общественного здравоохранения, Университет Альберты c Alberta, Canada

Leila Azzaria

a Центр междисциплинарных исследований в области реабилитации и социальной интеграции (CIRRIS) Institut de la réadaptation en Déficience physique de Québec (IRDPQ), Quebec, Québec

in Междисциплинарный исследовательский центр a Реабилитация и социальная интеграция (CIRRIS) Институт реабилитации физических лиц Квебека (IRDPQ), Квебек, Квебек

b Школа социальной работы Университета Лаваля, Квебек, Квебек

c Департамент наук об общественном здравоохранении, Университет Альберты, Альберта, Канада

d Центр междисциплинарных исследований в области реабилитации и социальной интеграции (CIRRIS) Institut de la réadaptation en déficience physique de Québec (IRDPQ), Québec, Québec

Адресная корреспонденция: Donna Anderson, PhD, Научный сотрудник Центра междисциплинарных исследований в области реабилитации и социальной интеграции (CIRRIS), Квебекский институт реабилитации физических лиц (IRDPQ), 525 Boul Hamel, Quebec, Québec; доб. 6111, тел.: 418-529-9141, факс: 418-529-3548, [email protected]Авторские права © Ассоциация школ общественного здравоохранения, 2007 г. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

SYNOPSIS

В данной статье представлен обзор литературы, опубликованной с 1989 по 2005 гг., посвященной изучению экономического бремени, которое несет семья в результате ухода за ребенком-инвалидом. Обзор был выполнен в соответствии с комплексной экономической концептуальной моделью, разработанной авторами, и в соответствии с рекомендациями, изложенными Канадским координационным бюро по оценке технологий здравоохранения.

Анализ показал, что бремя, которое несут эти семьи, может быть значительным, особенно среди семей, которые заботятся о ребенке с тяжелой инвалидностью. Однако разнообразие и качество методов таковы, что отдача от инвестиций в знание затрат в этой области не так высока, как могла бы быть, если бы методологические процедуры были более стандартизированы. Для будущих исследований предлагается комплексный и систематический подход.

В Канаде более полумиллиона детей и людей моложе 20 лет имеют ту или иную форму инвалидности. 1 Около ста пятидесяти пяти тысяч детей в возрасте от 5 до 14 лет живут с ограничением активности; из них 43% живут с тяжелыми или очень тяжелыми ограничениями. 2 Достижения в области медицинских технологий увеличили шансы недоношенного ребенка или ребенка со сложным заболеванием дожить до подросткового и взрослого возраста. В связи с этим растет число детей с ограниченными возможностями. Эти дети, как и любой другой ребенок, нуждаются в уходе, но дети-инвалиды часто требуют исключительного уровня ухода и связанных с этим расходов.Многие из этих расходов ранее поддерживались за счет государственных средств посредством институционализации. Тем не менее, наблюдается растущая тенденция к деинституционализации, в результате чего подавляющее большинство детей-инвалидов получают уход на дому, в результате чего семья становится наиболее важным источником долгосрочного ухода и помощи. 3 6

Беспокойство вызывают данные, свидетельствующие о том, что эти семьи несут больше, чем их «справедливая доля» расходов по уходу за детьми.Семьи, которые заботятся о ребенке с инвалидностью, чаще имеют невозмещаемые расходы на поддержку, связанную с инвалидностью. В литературе сообщается о тревожных выводах, раскрывающих связь между низким доходом и детьми с особыми потребностями, причем связи между этими факторами могут быть двусторонними. 7 Другими словами, дети с инвалидностью часто рождаются в малообеспеченных семьях; однако также сообщалось, что семьи, которые заботятся о детях-инвалидах, часто скатываются к бедности.Недавнее национальное исследование в США показало, что 40% семей детей с особыми потребностями в медицинской помощи испытывают финансовое бремя из-за состояния своего ребенка. 8 Подобные результаты были зарегистрированы в других странах. 9 , 10 Следовательно, страдает не только ребенок с инвалидностью, но и семья. Например, чтобы удовлетворить потребности своего ребенка, семьи, которые заботятся о ребенке с инвалидностью, скорее всего, будут семьями с одним доходом, с менее качественной работой, приносящей более низкий доход, будут жить в плохом жилье и жить в бедности.Кроме того, такие семьи чаще всего являются семьями с одним родителем. Более того, родители ребенка-инвалида требуют больше свободного времени и чаще работают по сокращенному графику и отказываются от сверхурочной работы. 4 , 11 14 Однако размер и влияние бремени, которое несут эти семьи, малоизвестны.

Политика может сыграть ключевую роль в поддержке семей в их роли по уходу. В то же время, однако, данные о затратах недоступны для директивных органов.По большей части законодатели принимают решения о политике на основе программных данных и взносов программ в государственные расходы, в то время как расходы семей обычно скрываются и не учитываются. Следовательно, развитие доказательной политики тормозится.

В литературе есть свидетельства того, что родители детей с ограниченными возможностями сталкиваются с уникальными финансовыми проблемами, и большинству из них трудно удовлетворить потребности своего ребенка и свести концы с концами. Было предпринято много усилий и предпринято инициатив, чтобы помочь облегчить экономическое бремя, связанное с уходом за этими детьми.Значительное количество было написано о политике, касающейся детей с ограниченными возможностями. Это та область, где потребности велики, а ресурсов часто не хватает. Тем не менее, многое из того, что было написано, было сосредоточено на конкретных областях дефицита, таких как медицинское обслуживание, образование, уход за детьми и помощь по дому. Эти политики редко анализируются комплексно. Чтобы сделать оценку политики, нужно проанализировать их, взяв широкую перспективу. Экономический подход — это тот, который поддается такой широкой точке зрения.Используя этот подход, можно включить денежные доходы, затраты, неденежные ресурсы, такие как время на уход, и результаты для здоровья в единую оценку.

Эта статья начинается с объяснения экономического подхода, поскольку он может быть связан с проблемами семей, ухаживающих за ребенком с инвалидностью. Далее описывается концептуальная экономическая модель, изображающая источники дохода и виды потребления. Наконец, с целью составить четкую картину величины затрат, которые несут семьи, ухаживающие за детьми с ограниченными возможностями, представлен и обсужден обзор литературы за период с 1989 по 2005 год, основанный на экономической модели, сделаны выводы и даны рекомендации по представлены будущие исследования.С точки зрения политики важно понимать затраты и обстоятельства, влияющие на затраты.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОДХОД

В самом широком смысле существует два типа экономических вопросов в вопросах социальной политики. Первый тип связан с экономической эффективностью. При таком подходе можно задать вопрос: «Что мы получаем за наши деньги за разные подходы к развитию детей с ОВЗ?» В этом типе вопросов оцениваются общие затраты на каждый подход и сравниваются с результатами. Интерес, стоящий за таким вопросом, заключается в том, чтобы узнать, какая разница в результатах достигается за счет затрат, понесенных, когда кто-то инвестирует в одно вмешательство, а не в другое.

Второй тип вопросов касается справедливости. Справедливость относится к справедливости в том смысле, что экономическое бремя может быть для некоторых слишком велико. Справедливость обычно относится к доходу, и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала его отсутствие важной детерминантой плохого здоровья. Кроме того, дети хорошо осведомлены о неравенстве в доходах и о том негативном влиянии, которое оно может иметь на их жизнь. 15 Экономическое бремя может взять на себя как семья, так и остальная часть общества; справедливость относится к тому, как бремя распределяется между ними. С социальной точки зрения не существует золотого стандарта относительно того, что является приемлемым уровнем бремени, а что нет. Исследования в области семейного бремени были вызваны соображениями справедливости. Таким образом, оценка стоимости акционерного капитала является основным направлением этой статьи.

Для облегчения оценки величины бремени очень полезно иметь сравнительную статистику.Одним статистическим показателем, который будет полезен при измерении экономического бремени, является общая стоимость ухода за ребенком-инвалидом по сравнению с затратами на ребенка, не являющегося инвалидом. Другой статистический показатель, полезный при анализе бремени, — это отношение суммы, затраченной на уход за ребенком-инвалидом, к доходу семьи. Можно использовать валовую или чистую себестоимость, и, как будет показано ниже, существует множество способов концептуализации чистой прибыли. Все эти статистические данные носят описательный характер, и необходимо установить пороговое значение, позволяющее судить о том, является ли бремя приемлемым или неприемлемым с точки зрения общества.

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ

Концептуальная модель имеет два уровня. Первый уровень относится к личностным факторам, характеризующим инвалидность ребенка, включая способности, тяжесть инвалидности и функциональную независимость. Исследования показали, что тяжесть инвалидности влияет на ресурсы и стоимость ухода. 16 , 17 Второй уровень модели отображает широкие категории расходов, которые несут семьи и общество. Модель также интегрирует доход с более широкой точки зрения, включая доходы от проводимой социальной политики и доход от занятости, которые являются частью динамики затрат.

Семейное время делится на время ухода (только для членов семьи), время работы и другое время (досуг, сон). Модель признает ценность времени на уход. Время физических лиц, не являющихся членами семьи, которое предоставляется бесплатно, относится к потреблению товаров и услуг в рамках услуг добровольных организаций.

Семейный доход в широком смысле включает денежный доход (от занятости и других источников), компенсацию за товары и услуги, за которые платит семья, и условно исчисленную стоимость товаров и услуг, полученных бесплатно от добровольных организаций или правительства.Налоги уменьшают доход семьи, а субсидии увеличивают его. Обоснование такого широкого определения заключается в следующем: показатель дохода должен охватывать все средств, с помощью которых семьи получают товары и услуги для ухода за ребенком-инвалидом. Таким образом, если семья с низким доходом в других отношениях получала значительную государственную поддержку в виде услуг, доход семьи должен отражать эту поддержку (которая также появится в категории потребляемых товаров и услуг, см. ниже).

Следует отметить, что доход от занятости измеряется в денежном выражении в категории дохода, и, поскольку именно время работы создает доход от работы, в качестве альтернативы можно использовать время работы в качестве показателя дохода.Однако, если бы кто-то получил единую общую меру ресурсов, доступных семье, измерялась бы только переменная дохода от занятости. Другое время, то есть время, свободное от работы, должно быть включено в качестве ресурса, доступного для семьи. Несмотря на это, переменное время занятости по-прежнему важно само по себе, как компонент того, как семья использует свои время ресурсы.

Категория потребления — третья категория в нашей модели. Семьи могут использовать свои доходы на сбережения, потребление «обычных» товаров и услуг, а также на товары и услуги по уходу за детьми-инвалидами (т.г., снаряжение, проезд, специальное питание, спецодежда, ремонт, переселение, инвалидные коляски). Кроме того, они получают такие услуги, как материальная поддержка от добровольных организаций. В идеале, все они должны быть идентифицированы и зарегистрированы. Если они субсидируются, то, как указано выше, стоимость субсидии также должна быть включена в состав дохода. Таким образом можно измерить как использование услуг, так и все ресурсы, доступные для их получения.

Институционализированный уход может быть включен в эту схему, если считать, что этот уход предоставляется государством.Также могут быть включены как образование, так и здравоохранение со стороны правительств. В этом случае в доходе будет намного больше государственной составляющей и гораздо меньшая личная или семейная составляющая. Однако для целей текущего обзора не включены стационарное лечение и государственные медицинские и образовательные услуги.

Существует взаимодействие между многими переменными в модели. Во-первых, дескрипторы пациента, такие как возраст и тяжесть состояния, могут влиять как на использование времени, так и на его потребление.Во-вторых, время работы повлияет на доход семьи. И в-третьих, доход семьи будет влиять на структуру потребления товаров и услуг. Пример динамики модели проиллюстрирован здесь: домохозяйства, имеющие больше времени для работы, вероятно, будут иметь больший доход от занятости и, в свою очередь, могут быть склонны тратить больше денег на удовлетворение некоторых потребностей ребенка, таких как присмотр за детьми или потребности в специальном оборудовании. . С другой стороны, домохозяйства, которые тратят больше времени на уход, будут иметь меньше времени для работы и, следовательно, более низкие доходы от занятости.Более низкие доходы, вероятно, приведут к меньшим расходам и, следовательно, некоторые потребности ребенка могут не быть удовлетворены. Представленная здесь экономическая модель выделяет элементы, которые необходимо учитывать при расчете экономического бремени.

Указанная выше модель идеальна. Часто не будет достаточно данных для измерения стоимости некоторых услуг, таких как поддержка со стороны добровольных организаций, а также для разработки меры для определения вмененного дохода семьи, получающей услугу поддержки. Однако модель напоминает нам, что мы должны быть последовательными, и если используется бесплатная услуга, показатель дохода должен быть скорректирован, чтобы отразить это.В противном случае семейные расходы относительно «истинного» (деньги плюс вмененный) дохода будут искажены как мера бремени.

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

Описанная выше экономическая модель послужила концептуальной моделью для обзора и анализа литературы. В этом обзоре основное внимание уделяется экономическому бремени, которое несут семьи в результате ухода за ребенком с инвалидностью. Эта статья исключает элементы из обзора, проведенного Джейкобсом и Макдермоттом в 1989 году, когда только шесть исследований изучали финансовые затраты семей, ухаживающих за хронически больным ребенком или ребенком-инвалидом. 18

Авторы интересуются детьми с физическими недостатками, такими как церебральный паралич или расщелина позвоночника. Следовательно, в этот обзор не были включены статьи, в которых рассматривались затраты только на детей с хроническими заболеваниями, такими как рак или ВИЧ, умственная отсталость или другие психологические расстройства, синдром дефицита внимания и гиперактивности или артрит.

МЕТОД

Стратегия поиска литературы и выбора статей

Электронный поиск статей в базах данных Medline, CINAHL, EconoLit, ERIC, PsycINFO, SWAD, PAIS и FRANCIS был проведен для статей, опубликованных в период с января 1989 г. по март 2005 г.Ключевыми словами, включенными в поиск, были: стоимость, косвенные затраты, финансовое бремя, уход, инвалидность, дети, бедность, экономические аспекты болезни, особые потребности и влияние инвалидности. В дополнение к опубликованной литературе, касающейся стоимости ухода за ребенком-инвалидом, правительственные документы и документы, опубликованные ключевыми университетскими исследовательскими институтами (например, институтом ROEHER) ​​и канадскими некоммерческими организациями (например, Caledon Institute of Social). Policy, Канадский совет социального развития, Канадская сеть политических исследований).

Название статьи и аннотация были пересмотрены, чтобы убедиться, что исследование относится конкретно к затратам лиц, осуществляющих уход, по уходу за ребенком-инвалидом. Ссылки из каждой статьи были отсканированы на наличие пропущенных статей, и были получены соответствующие ссылки. Затем эти статьи сканировались и сохранялись для обзора, если в них изучалось либо время, затрачиваемое семьей, либо потребительские расходы, характерные для ухода за ребенком с инвалидностью, который жил дома. Из исходных 100 статей 17 были оставлены для рецензирования.

Реферирование статей

Статьи были реферированы для ресурсов, как описано в предлагаемой экономической концептуальной модели, включая семейное время, семейный доход и семейное потребление. Статьи также были абстрагированы для следующих описательных категорий: страна исследования, исследуемая популяция и количество участников, наблюдаемый период времени, метод расчета затрат и основные результаты в соответствии с затратами на потребление, указанные как: валовые затраты на ребенка, чистые затраты на ребенка, валовые затраты. затраты/доход семьи, затраты времени и потерянная работа.Кроме того, в результатах статьи был проведен поиск частотного распределения числа семей в отношении понесенных затрат, возрастно-стоимостного профиля и наличия стандартной стоимости.

Метод оценки затрат

Единицей наблюдения является семья. Оценка метода расчета затрат, используемого в каждом из исследований, проводилась в соответствии с рекомендациями, установленными Канадским координационным бюро по оценке технологий здравоохранения (CCOHTA). 19 В идеале калькуляция затрат состоит из трех этапов: определение ресурсов, измерение использования ресурсов (физическое количество ресурсов) и стоимостная оценка (единичная себестоимость или цена).Первый шаг, определение ресурсов, должен состоять из перечисления ресурсов, потребляемых семьей, связанных с уходом за ребенком-инвалидом. Второй шаг, измерение использования ресурсов, состоит из определения количества потребляемых или приобретаемых ресурсов. Здесь определены две категории методов: во-первых, синтетические методы, которые состоят из использования вторичных данных, таких как административные базы данных, экспертная группа или ретроспективные обзоры диаграмм; во-вторых, сбор первичных данных или предполагаемый сбор данных специально для данного исследования. Второй источник наиболее актуален для временных и немедицинских затрат, поскольку не существует баз данных, содержащих эти компоненты анализа. Последний шаг, стоимостная оценка, состоит в назначении цены потребляемым ресурсам. На этом этапе следует определить источник определения цены или подробно описать метод, используемый для оценки стоимости в долларах. Что касается времени лица, осуществляющего уход, в рекомендациях CCOHTA указано, что уместно указывать количество времени лица, осуществляющего уход, в единицах времени. 19

При анализе результатов важно учитывать, что все валюты были конвертированы в доллары США. Используемый обменный курс был среднегодовым курсом, который относится к тому году, когда данные были собраны в различных исследованиях. 20 Наконец, если время наблюдения превышает один год, мы отмечали, дисконтировал ли автор затраты будущих периодов.

Интерпретация результатов

Для того чтобы интерпретировать результаты исследования затрат, необходимо иметь порог или правило принятия решения, в свете которых можно судить о приемлемости или неприемлемости конкретного бремени затрат, независимо от того, как оно было рассчитано. Даже если у кого-то есть сопоставимая статистика (например, стоимость ребенка, не являющегося инвалидом), все равно необходимо будет указать (субъективный) порог, чтобы сделать вывод о том, было ли бремя «большим» или «неприемлемо большим». ” Такие пороги часто отсутствуют в исследованиях затрат в этой области.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Общий обзор

С 1989 г. было опубликовано семнадцать статей о личных расходах на уход за ребенком-инвалидом ( и ). Большинство исследований были из У.S. ( n = 11), затем Великобритания ( n = 3).

Таблица 1

Профиль экономических ресурсов в исследованиях, изучающих экономические затраты семей, ухаживающих за ребенком-инвалидом

Таблица 2

Профиль исследований, изучающих экономические затраты семей, ухаживающих за ребенком-инвалидом профиль больших категорий затрат и ресурсов, как показано в . В частности, в нем содержится обзор того, какие и в какой степени затраты и ресурсы были включены в рассмотренные исследования. Он делает это, подчеркивая, упоминается ли в исследованиях просто элемент (Ο), измеряется, но не сообщается элемент в результатах (▲), измеряется и сообщается о результатах, как частота или процентное отношение к «да» или «нет». », например (%), или измерять и сообщать величину элемента в часах или долларах ( $ ) для каждой стоимости или ресурса, включенного в исследование. Приведенные данные показывают, что, хотя во многих исследованиях измерялись затраты и ресурсы, ни в одном из исследований не было собрано достаточно данных, чтобы дать «истинную» меру бремени.Например, Нолл измерил время семьи на уход, рабочее время и различные источники семейного дохода, а также потребление товаров и услуг. 21 Однако величина измеряемых статей не была указана для большинства этих показателей, за исключением дохода и некоторых товаров и услуг, связанных с инвалидностью, последние из которых были представлены только как валовые общие расходы. В большинстве случаев сообщались только глобальные затраты, как показано на рис. Исключением являются четыре исследования 22 26 , в которых сообщались удельные затраты или цены, как показано на рис.

Динамика экономических затрат семей, ухаживающих за ребенком-инвалидом

Таблица 3

Портрет методики расчета стоимости по исследованиям

В обзоре представлена ​​характеристика каждого исследования. В зависимости от исследования не все поля были заполнены, поскольку не все категории были применимы ко всем исследованиям, или исследование не предоставило достаточной информации. Как видно из этой таблицы, между исследованиями было мало методологической согласованности.В частности, период наблюдения в исследованиях варьировал от 24 часов до пяти лет. Основным источником сбора данных были одноразовые опросы по почте или по телефону. Размеры выборки варьировались от 16 до 37 000, при этом большинство выборок варьировалось от 100 до 300. Потребительские расходы, связанные с инвалидностью, которые несут семьи, варьировались в зависимости от страны исследования, объема включенных затрат, наблюдаемого периода времени, типа инвалидности и / или тяжесть инвалидности, а также расчет чистых (есть компаратор) или валовых затрат (абсолютные значения бремени). Хотя многие исследования включали информацию о типе и тяжести инвалидности, определения и средства измерения менялись от одного исследования к другому. Кроме того, в нескольких исследованиях учитывалась тяжесть инвалидности в своем анализе. Из этих немногих результаты указывают на тяжесть как сильный предиктор того, что семья понесет расходы, 16 , 26 , 30 и будет обеспечивать более частый уход 28 , время. 27 Напротив, в одном исследовании не сообщалось об отсутствии различий в расходах в зависимости от серьезности. 24

Заявленные потребительские расходы на уход за ребенком-инвалидом варьировались от 108 до 8742 долларов в год. Точно так же наблюдался большой разброс затрат времени лиц, осуществляющих уход, с сообщаемыми результатами в диапазоне от четырех до 84 часов в неделю. В то время как было мало информации об упущенной занятости, имеющаяся информация представляет результаты, которые сильно различаются от одного исследования к другому. В частности, одно исследование предоставило значения от 77 до 80 долларов в месяц в зависимости от тяжести инвалидности, 26 , а другое сообщило о чистой стоимости семи часов потерянных рабочих часов в неделю. 32 Напротив, в другом исследовании сообщается о важных временных затратах на пропущенные рабочие дни и изменениях занятости в размере 5 243 долларов в год. 33

Ряд исследований включал в свой анализ профили возраст/стоимость; однако результаты были противоречивыми. Например, два исследования из U.К. не показал существенной разницы в расходах 24 или частоте ухода 28 в зависимости от возраста, в то время как другой показал увеличение материальных затрат среди семей, чьи дети были младше. 25 В другом исследовании сообщалось об увеличении времени ухода за малышами по сравнению с младенцами и дошкольниками. 34

Включение группы сравнения в исследование рассматривается как методологическое преимущество, поскольку оно обеспечивает прямую оценку стоимости сверх требуемой для ребенка без инвалидности. Девять исследований включали группу сравнения; 23 , , , , 29 , , , , 34 36 То есть они собирали данные о чистой стоимости уход за ребенком-инвалидом. Это стало возможным, когда в исследование была включена референтная группа семей, ухаживающих за ребенком-инвалидом. Несмотря на включение групп сравнения, сообщаемые затраты времени и потребления значительно варьировались от одного исследования к другому.Например, Курран и др. 28 (2001) сообщил о дополнительных годовых чистых затратах в размере 8 742 долларов, тогда как Newacheck 36 (2004) сообщил о чистых годовых затратах в размере 108 долларов. В то же время, хотя включение группы сравнения выгодно для выявления чистых затрат, оно не служит своей цели, когда в анализе не предусмотрены сравнения. Так было в случае с исследованием Edebol-Tysk, где дополнительное время, необходимое для ухода за ребенком с инвалидностью по сравнению с ребенком без инвалидности, не было четко представлено в разделе результатов. 29 Вместо группы сравнения Добсон и Миддлтон использовали в качестве эталона ранее установленную стандартную стоимость ухода за ребенком без инвалидности. 24 , 25 Стандартные затраты, использованные в публикациях 1998 и 2001 годов, относятся к 1994 году 37 и 1997 году, 38 соответственно. Затем стандарт сравнивали со стоимостью ухода за ребенком-инвалидом. В одном исследовании они сообщили, что расходы на уход за ребенком с инвалидностью в два-три раза превышают расходы на уход за ребенком, не являющимся инвалидом. 25 Оставшиеся исследования полагались на субъективные стандарты, такие как инструкция респондентов указать стоимость, связанные с инвалидностью их ребенка, 22 , 26 , 30 собранные грубые расходы, 4 , 21 или в некоторых случаях не уточнял и не уточнял. 33 , 39 , 40

В то время как большинство исследований основывались на ретроспективных исследованиях, которые в значительной степени опирались на припоминание, данные, проанализированные Newacheck et al. (2004) были собраны проспективно с повторными измерениями в течение 2,5 лет, что повысило надежность их результатов исследования. 36 Карран и др. (2001) также были оригинальны в своем дизайне исследования, поскольку они собирали данные в течение шести недель, включая каникулярный и школьный периоды. 28 Более длительные периоды сбора данных позволили этим исследованиям контролировать временные погрешности. Курран и др. сообщили о значительно более высоких дополнительных затратах на потребление по сравнению с Newacheck: 8 742 доллара против108 долларов. Интересно, что Newacheck принял очень широкое определение инвалидности и ограничил затраты медицинскими расходами, в то время как Curran et al. изучены расходы семей, ухаживающих за ребенком с тяжелой формой инвалидности. К сожалению, Курран не указал характер потребительских расходов, связанных с инвалидностью, которые несет семья.

Только в одном исследовании, Newacheck et al., был установлен порог, указывающий на несправедливое бремя расходов, понесенных семьями. 36 Они использовали наличные расходы, превышающие 5% дохода семьи, как показатель несправедливого бремени.Их результаты показывают, что финансовое бремя семей с низким доходом превышает финансовое бремя семей с более высоким доходом. В частности, малообеспеченные семьи с ребенком-инвалидом примерно в 19 раз чаще несут расходы, превышающие 5% дохода их семьи, чем их коллеги с более высокими доходами. В двух других исследованиях сообщалось, что средние расходы семьи на расходы, связанные с инвалидностью их ребенка, составляют 5% (Dobson et al.) 24 и 12,5% (Leonard et al.) 30 их заработка.Хотя эти исследования не устанавливали порог, если принять во внимание 5% дохода семьи в качестве порога, бремя, которое несут семьи в последнем исследовании, кажется катастрофическим. Более высокое бремя здесь может быть отражением тяжести инвалидности или отражением реальных чистых затрат по сравнению с субъективными чистыми затратами. 30

Обзор метода калькуляции

Описание методов калькуляции CCOHTA, включенных в каждое из исследований, доступно в . Хотя во всех исследованиях использовались методы расчета затрат, аналогичные предложенным CCOHTA, подробности о том, как составлялись списки или оценка используемых ресурсов, были доступны редко. 16 , , , , , , , , , 25 , 36 Как показано, только один из исследований 26 четко следовал за три шага, рекомендованными CCOHTA, сначала определение ресурсов, затем измерение ресурсов, после чего следует оценка использованных или приобретенных ресурсов.В нескольких исследованиях сообщалось о затратах по ресурсам; 22 26 скорее, большинство указало глобальную стоимость. Исследования, в которых измерялась стоимость времени, скорее всего, не давали оценки общего времени; однако это считается достаточным в соответствии с критериями CCOHTA. Два исследования довели свой анализ до этого последнего шага, предоставив стоимость рабочего времени, измеренную как упущенные возможности. В частности, Миллер и соавт. (1998) представили денежную оценку пропущенных рабочих дней и смены места работы, 33 , в то время как Lukemeyer et al.(2000) представили денежную оценку упущенной занятости. 26

ОБСУЖДЕНИЕ

Основная цель этой статьи состояла в том, чтобы представить обзор литературы с 1989 по 2005 год по статьям, в которых рассматривались расходы, понесенные семьями в результате ухода за ребенком с ограниченными возможностями. Обзор был выполнен в соответствии с экономической моделью, разработанной авторами, и рекомендациями, изложенными CCOHTA. Хотя результаты исследований не совпадают, результаты показывают, что бремя, которое несут эти семьи, может быть значительным, особенно среди тех семей, которые заботятся о ребенке с тяжелой инвалидностью.

Отсутствие консенсуса в литературе можно объяснить тремя факторами: отсутствием теоретической базы, методологическими трудностями и отсутствием стандарта, с точки зрения которого можно судить о результирующих затратах.

При анализе в соответствии с экономической моделью, предложенной в статье, становится очевидным, что ни в одном из рассмотренных исследований не применялся всеобъемлющий экономический подход к измерению затрат. Обеспокоенность вызывает то, что эти затраты невозможно точно рассчитать или интерпретировать результаты без полного рассмотрения того, какие ресурсы и затраты являются релевантными и где они вписываются в модель.Невозможно измерить 90 111 всех 90 112 пунктов из-за возможных ограничений бюджета, времени, ресурсов и нагрузки на респондентов. Тем не менее, важно, чтобы исследования начинались с «общей картины», измеряли то, что возможно, а затем подчеркивали пределы своего исследования в отношении этой общей картины. Начало исследования с инклюзивным и прозрачным подходом даст представление об объеме учитываемых затрат, что, в свою очередь, облегчит интерпретацию результатов.

Хотя результаты показывают, что семьи могут нести существенное бремя расходов, между исследованиями существует большая вариабельность сообщаемых затрат. Мы отметили отсутствие единообразия в сборе данных и методах исследования в разных исследованиях. Вариативность затрат, вероятно, связана с разнообразием методов, используемых от одного исследования к другому. В частности, не во всех исследованиях измерялась тяжесть или включалась информация о том, как классифицировали инвалидность и определяли тяжесть. Во всех исследованиях, кроме двух, не учитывались временные погрешности при сборе данных.Только в одном исследовании использовался метод, который позволил бы исследователям фиксировать повторяющиеся расходы с течением времени. Кроме того, в некоторых исследованиях собирались данные о чистых затратах, в то время как в других собирались данные о валовых затратах на уход за ребенком-инвалидом. По большей части исследования были ограничены периодом наблюдения, который был коротким, состоял из разовых сборов данных и основывался на воспроизведении. Более того, в ограниченном числе исследований была представлена ​​подробная информация о том, как определялись включенные ресурсы, а также не были указаны затраты на потребляемые ресурсы, и лишь немногие приводили денежную оценку времени или упущенных возможностей.

За исключением одного исследования, отсутствовали пороговые чистые затраты или правила принятия решений, с точки зрения которых можно было судить о том, является ли бремя приемлемым или нет. При отсутствии установленного порога (что, конечно, субъективно) невозможно определить приемлемость бремени — брутто или нетто. Тем не менее, результаты некоторых исследований, кажется, предполагают, что бремя в некоторых случаях является чрезмерным, с расходами, превышающими 5% до 12% доходов семей, и с чистыми расходами до 8000 долларов в год.

Несмотря на вышеупомянутые методологические ограничения, следует признать, что качество некоторых из этих исследований улучшилось по сравнению с исследованиями, рассмотренными Jacobs и McDermott (1989). 18 Наиболее заметным улучшением стало включение вариаций профилей «затраты-время» в четыре из 17 рассмотренных исследований и принятие проспективного плана исследования в двух исследованиях. Подробная отчетность об изменениях профилей затрат, особенно отраженных в частотных распределениях, имеет особое значение для лиц, определяющих политику, поскольку помогает определить целевые группы (например,г. , возраст, степень тяжести, инвалидность) нуждающиеся в общественной помощи. 18

Отсутствие исследований, посвященных экономическим затратам на уход за ребенком с инвалидностью, стимулирует дальнейшие исследования в этой области. Чтобы помочь в проведении дальнейших исследований, предлагается, чтобы исследователи приняли концептуальную модель. Например, экономическая модель, описанная в этой статье, является всеобъемлющей и может оказаться полезной для будущих исследований, поскольку она привлекает внимание к различным переменным, которые могут учитываться при расчете финансового бремени.В идеале, последующие исследования должны опираться на экономическую основу и принимать перспективный и кросс-секционный дизайн исследования, чтобы фиксировать повторяющиеся затраты с течением времени, в разном возрасте и в разные сезоны. Следует приложить усилия, чтобы сообщать о конкретных затратах, а не о глобальных затратах. Разбивка того, на что тратятся деньги, может быть полезна для политиков. В будущем исследователи должны приложить усилия для систематического обзора действующих местных политик, которые потенциально могли бы компенсировать семейные расходы.Ярким примером такого обзора является работа Dobson et al. 24 В своем исследовании авторы попытались сравнить затраты с максимальными доступными преимуществами. Исследования должны быть прозрачными, чтобы облегчить интерпретацию результатов исследований, обобщение исследований и последствия для политики.

Этот обзор имеет несколько ограничений. Во-первых, обзор ограничен тем, что он сосредоточен на исследованиях семейных расходов, связанных с уходом за ребенком с ограниченными физическими возможностями.Этот тип выборки был выбран в попытке представить максимально однородную совокупность. Исследования, в которых сообщалось о затратах на уход за ребенком только с хроническим заболеванием или другим заболеванием, таким как рак, эпилепсия, ВИЧ или артрит, были исключены из этого обзора. Во-вторых, хотя мы намеревались включить только детей с ограниченными физическими возможностями, иногда выборки включали детей с другими заболеваниями; однако они обычно составляли меньшую часть выборки, чем дети с ограниченными физическими возможностями.

В заключение, этот обзор литературы показывает, что было проведено мало исследований, чтобы выявить масштабы затрат, возлагаемых на семьи, осуществляющие уход за детьми с ограниченными возможностями. Это наблюдение подчеркивалось многими авторами, интересующимися расходами, которые несут эти семьи. 3 , , , , , , , , , 41 43 Из-за изменчивости и качества методов, возврат инвестиций в знание расходов в этой области не так, как настолько высоким, насколько это могло бы быть, если бы методологические процедуры были более стандартизированы.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ханви Л. Дети и молодежь с особыми потребностями. Сводный отчет о результатах. Оттава: Канадский совет социального развития (CCSD), 2001 г. [цитировано 12 сентября 2006 г.]. Доступно по адресу: URL: http://www.ccsd.ca/pubs/2001/specialneeds.pdf. 4. Институт Рёрера. За пределами. Матери, ухаживающие за детьми-инвалидами. Серия Дети и семья. Северный Йорк, Канада: Институт Роэра; 2000. С. 1–40. [Google Академия]5. Эйхер П., Бэтшоу М. Детский церебральный паралич. Педиатр Клин Норт Ам.1993; 40: 537–51. [PubMed] [Google Scholar]6. Принц М. Комплексное управление: уроки из области инвалидности. [цитировано 12 сентября 2006 г.]; Оттава: Canadian Policy Research Networks. Дискуссионный документ КПРН 2001 г. F13, 1-119. Доступно по адресу: URL: http://www.cprn.org/documents/3662_en.pdf.7. Биренбаум А. Бедность, реформа социального обеспечения и непропорциональный уровень инвалидности среди детей. Умственная отсталость. 2002;40:212–8. [PubMed] [Google Scholar]8. Култау К., Хилл К.С., Юсель Р., Перрин Дж.М. Финансовое бремя семей детей с особыми потребностями в медицинской помощи.Здоровье матери и ребенка, Дж. 2005; 9:207–18. [PubMed] [Google Scholar]9. Fawcett G, Ciceri C, Tsoukalas S, Gibson-Kierstead A. Поддержка и услуги для взрослых и детей с ограниченными возможностями в возрасте 5–14 лет в Канаде. Анализ потребностей в данных и пробелов. Оттава: Канадский совет социального развития. 2004 [Google Scholar] 10. Бересфорд Б. Мнения экспертов: национальный опрос родителей, ухаживающих за ребенком с тяжелыми формами инвалидности. Бристоль: Политическая пресса; 1995. [Google Scholar]11. Ирвин С., Леро Д. Барьеры по уходу за детьми на пути к полному участию в рабочей силе, с которыми сталкиваются родители детей с особыми потребностями, и потенциальные средства правовой защиты.Затонувшая бухта (Новая Шотландия): Breton Books; 1997. По-нашему. [Google Академия] 12. Бамбало Дж., Устинич Л., Рамчарран Д., Швальберг Р. Экономическое влияние на семьи, ухаживающие за детьми с особыми потребностями в медицинской помощи, в Нью-Гэмпшире: влияние социально-экономических факторов и факторов, связанных со здоровьем. Matern Child Health J. 2005;9(2 Suppl):S3–11. [PubMed] [Google Scholar] 13. Бреслау Н., Салькевер Д., Старух К. Деятельность женщин на рынке труда и обязанности иждивенцев-инвалидов: исследование семей с детьми-инвалидами. J Health Soc Behav. 1982; 23: 169–83. [PubMed] [Google Scholar] 14. Тиен У., Култау К., Перрин Дж.М. Занятость, уход за детьми и психическое здоровье матерей, ухаживающих за детьми, с помощью технологий. Педиатрия. 1999; 103 (6 ч. 1): 1235–42. [PubMed] [Google Scholar] 15. Филип К., Бакетт-Милберн К., Каннингем-Берли С., Дэвис Дж. Практикуем то, что проповедуем? Практический подход к объединению исследований, политики и практики в отношении детей и неравенства в отношении здоровья. Медицинское образование Res. 2003; 18: 568–79.[PubMed] [Google Scholar] 16. Мейерс М., Лукемейер А., Смидинг Т. Стоимость ухода: детская инвалидность и бедные семьи. Soc Serv Rev. 1998 г., июнь;: 209–33. [Google Академия] 17. Доулинг М., Долан Л. Семьи с детьми с ограниченными возможностями — неравенство и социальная модель. Инвалид соц. 2001; 16:21–35. [Google Академия] 18. Джейкобс П., Макдермотт С. Затраты на семейный уход за хронически больными детьми и детьми-инвалидами: метод и обзор литературы. Общественное здравоохранение, 1989; 104:158–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]19.Канадское координационное бюро по оценке медицинских технологий (CCOHTA). Канада: 1996. Руководство по процессу калькуляции. Версия 1.0. Жан-Франсуа Балади, редактор. Версия 1.1. [Google Академия] 21. Нолл Дж. Быть семьей: опыт воспитания ребенка с инвалидностью или хроническим заболеванием. В: Брэдли В., Нолл Дж., Агоста Дж., редакторы. Возникающие проблемы в поддержке семьи. Вашингтон: Американская ассоциация умственной отсталости; 1992. С. 9–56. [PubMed] [Google Scholar] 22. Чартран Борегард Дж.Étude exploratoire sur les dépenses supplémentaires des familles en réponse aux besoins des enfants инвалидов. Квебек: Ministère de la santé et des services sociaux. 1999 [Google Scholar]23. Давидофф А.Дж. Страхование детей с особыми медицинскими потребностями: модели покрытия и бремя семей по обеспечению надлежащего страхования. Педиатрия. 2004; 114: 394–403. [PubMed] [Google Scholar] 24. Добсон Б., Миддлтон С., Бердворт А. Влияние детской инвалидности на семейную жизнь. Йорк: Фонд Джозефа Раунтри; 2001.[Google Академия] 25. Добсон Б., Миддлтон С. Стоимость детской инвалидности. Йорк: YPS для Фонда Джозефа Раунтри; 1998. Плата за заботу. [Google Академия] 26. Люкемейер А., Мейерс М., Смидинг Т. Дорогие дети в бедных семьях: наличные расходы на уход за детьми-инвалидами и хронически больными детьми в семьях социального обеспечения. J Брак Fam. 2000;62:399–415. [Google Академия] 27. Браст Дж., Леонард Б., Зилафф Б. Материнское время и забота о детях-инвалидах. Медсестры общественного здравоохранения. 1992; 9: 177–84.[PubMed] [Google Scholar] 28. Курран А.Л., Шарплз П.М., Уайт С., Кнапп М. Затраты времени на уход за детьми с тяжелыми формами инвалидности по сравнению с уходом за детьми без инвалидности. Dev Med Child Neurol. 2001; 43: 529–33. [PubMed] [Google Scholar] 29. Эдебол-Тыск К. Оценка нагрузки по уходу за людьми со спастической тетраплегией. Dev Med Child Neurol. 1989; 31: 737–45. [PubMed] [Google Scholar] 30. Леонард Б., Дуайер Дж., Сапиенца Дж. Финансовые и временные затраты родителей детей с тяжелыми формами инвалидности. Представитель общественного здравоохранения1992; 107: 302–12. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]31. Робертс К., Лоутон Д. Финансовая помощь семьям с детьми с тяжелыми формами инвалидности и транспортные расходы. Детский соц. 1999; 13: 333–45. [Google Академия] 32. Барнетт С., Бойс Г. Влияние детей с синдромом Дауна на деятельность родителей. Ам Джей Мент Ретард. 1995; 100:115–27. [PubMed] [Google Scholar] 33. Миллер В., Райс Дж., ДеВос М., Фос П. Анализ программы и семейных затрат на специализированную помощь детям с бронхолегочной дисплазией, зависящим от технологий.J Детские медсестры. 1998;13(4):244–51. [PubMed] [Google Scholar] 34. Кроу ТК. Использование времени матерями с маленькими детьми: влияние детской инвалидности. Dev Med Child Neurol. 1993; 35: 621–30. [PubMed] [Google Scholar] 35. Хван В., Веллер В., Айрис Х., Андерсон Г. Медицинские расходы из кармана на лечение хронических заболеваний. Health Aff (Миллвуд) 2001;20(6):267–78. [PubMed] [Google Scholar] 36. Ньюачек П., Инкелас М., Ким С. Использование медицинских услуг и расходы на здравоохранение для детей с ограниченными возможностями.Педиатрия. 2004; 114:79–85. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миддлтон С., Эшворт К., Уокер Р. Семейное состояние: давление на родителей и детей в 1990-е гг. Лондон: CPAG Ltd; 1994. [Google Scholar]38. Миддлтон С., Эшворт К., Брейтуэйт И. Расходы на детей, детскую бедность и родительские жертвы. Йорк: Фонд Джона Раунтри; 1997. Маленькие состояния. [Google Академия] 39. Браст Дж. Д., Леонард Б., Зилафф Б. Материнское время и забота о детях-инвалидах. Медсестры общественного здравоохранения. 1992;9(3):177–84. [PubMed] [Google Scholar]40.Майлз Дж. Отложенное взросление. Работа с новым экономическим неравенством. Канадский совет социального развития. 2005. [цитировано 12 сентября 2006 г.]. Доступно по: URL: http://www.ccsd.ca/pubs/2005/pa/pa.pdf#s.41. Тилфорд Дж. М., Роббинс Дж. М., Хоббс, Калифорния. Улучшение оценок затрат времени лиц, осуществляющих уход, и воздействия на семью, связанного с врожденными дефектами. Тератология. 2001; 64 (Приложение 1): S37–S41. [PubMed] [Google Scholar]42. Уорд Л. Поддержка детей-инвалидов и их семей. Детский соц. 1999; 13: 394–400. [Google Академия]43.Кирк С. Опыт семей по уходу дома за ребенком, зависимым от технологий: обзор литературы. Здоровье по уходу за детьми и Dev. 1998; 24:101–14. [PubMed] [Google Scholar]

Как заявлять взрослых с ограниченными возможностями в качестве иждивенцев по налоговым декларациям

Муж обнимает свою жену, которая сидит в инвалидной коляске.

Изображение предоставлено: michaeljung/iStock/Getty Images

Уход за взрослым с ограниченными возможностями может претендовать на получение дополнительной налоговой льготы, если это лицо будет указано в вашей декларации как иждивенец.Чтобы быть признанным Налоговой службой навсегда и полностью нетрудоспособным, человек, которого вы утверждаете, не должен быть в состоянии заниматься какой-либо существенной оплачиваемой деятельностью, и врач должен решить, что состояние должно длиться не менее года или закончиться смертью. Чтобы заявить, что человек является иждивенцем, это лицо должно соответствовать либо квалификационным критериям ребенка, либо квалификационным относительным критериям, установленным IRS.

Квалифицирующие детские критерии

Как правило, лицо должно быть моложе 19 лет, чтобы соответствовать критериям ребенка.Тем не менее, согласно публикации IRS 17, нет возрастных ограничений, если человек полностью и навсегда нетрудоспособен. Кроме того, чтобы соответствовать критериям, человек должен быть вашим потомком (включая приемных и приемных детей), вашим родным братья и сестры и сводные братья и сестры) или потомок родного брата. Человек должен прожить с вами не менее полугода и не может обеспечить более половины своего собственного содержания. Заявляемое лицо не может подать совместную налоговую декларацию, если только оно не делает это только для того, чтобы потребовать возмещения удержанных налогов.

Квалификационные относительные критерии

«Квалифицированные родственники» — это неправильное название, поскольку человек на самом деле не должен быть вашим родственником. Но это лицо должно проживать с вами в течение всего года как часть вашей семьи, если это лицо не является вашим ребенком, родным братом, сестрой, родителем, тетей или дядей, бабушкой или дедушкой или ребенком вашего брата или сестры. Доход человека не может превышать вычета для освобождения (3950 долларов США по состоянию на 2014 налоговый год), и вы должны обеспечивать более половины содержания этого человека.Доход, как правило, включает в себя любые выплаты, которые не освобождены от налога, в том числе выплаты социального обеспечения по инвалидности, даже если у человека есть другие вычеты для уменьшения этого дохода. Существует специальное исключение, которое исключает доход для взрослого с ограниченными возможностями, работающего в закрытой мастерской, которая является школой, предоставляющей специальную подготовку для людей с ограниченными возможностями и находящейся в ведении группы или правительства, освобожденной от налогов, из-за его инвалидности.

Требование иждивенцев

Если взрослый с инвалидностью соответствует критериям, позволяющим вам заявить о ней в качестве иждивенца, либо в качестве ребенка, либо родственника, вы должны подать налоговую декларацию с помощью формы 1040A или формы 1040. В любом ответе в строке 6 столбца 1 укажите имя человека. В столбце 2 укажите номер социального страхования человека. В столбце 3 укажите отношение этого человека к вам. Каждый иждивенец, на которого вы заявляете, уменьшает ваш налогооблагаемый доход на 3950 долларов США по состоянию на 2014 налоговый год.

Записи, которые нужно хранить

Если вы заявляете, что платите налоги за взрослого с ограниченными возможностями, ведите учет, чтобы показать, что вы соответствуете каждому критерию. Хотя легко показать, что кто-то проживал с вами весь год, например, имея удостоверение личности с вашим домом в качестве адреса человека, показать, что вы соответствуете требованиям поддержки, сложнее.Для этого отслеживайте все расходы на содержание человека в течение года, включая «еду, жилье, одежду, образование, медицинское и стоматологическое обслуживание, отдых, транспорт и другие предметы первой необходимости», согласно Публикации IRS 17. Затем записи, чтобы показать, сколько из этих расходов заплатили вы и взрослый, чтобы убедиться, что лицо не оплатило более половины своих расходов, если вы заявляете, что оно соответствует требованиям ребенка, или что вы оплатили более половины его расходов, если вы заявляем, что она квалифицированная родственница.

Налоговая экономия для иждивенцев-инвалидов

  • В соответствии со статьей 80DD вы можете требовать налоговых вычетов по расходам, понесенным при уходе за нетрудоспособными членами семьи
  • Инвалидность иждивенца должна быть не менее 40% и определена в разделе 2(i) Закона об инвалидах 1995 г.
  • Для получения вычетов налогоплательщику необходимо предъявить справку об инвалидности от указанных медицинских органов

Никто не может почувствовать травму, которую получает инвалид.В то же время те, кто ухаживает за инвалидами, сталкиваются с эмоциональными и финансовыми проблемами. Именно с этой целью Закон о подоходном налоге ввел положение, предусматривающее финансовую помощь в виде налогового вычета расходов, понесенных на нетрудоспособных членов семьи, тем налогоплательщикам, которые о них заботятся.

Департамент подоходного налога разрешает вычеты в соответствии с разделом 80DD физическим лицам и индуистской неразделенной семье (HUF) на расходы, понесенные по уходу за инвалидом или иждивенцами с ограниченными возможностями. Этот вычет доступен, когда иждивенец имеет различные способности или полностью зависит от лица или венгерского форинта, требующего вычета.

 

Условия получения льгот по разделу 80DD

  • Для налогоплательщика-физического лица иждивенец должен быть супругом, ребенком, родителем или братом или сестрой
  • Для получения HUF иждивенец должен быть членом HUF
  • Налогоплательщик, претендующий на вычет, должен был понести расходы на медицинское обслуживание, обучение и реабилитацию инвалида
  • Налогоплательщик должен был внести деньги в систему страхования на содержание иждивенца
  • Инвалидность иждивенца должна быть не менее 40% и определена в разделе 2(i) Закона об инвалидах 1995 г.
  • Инвалидность, охватываемая данным разделом, включает умственную отсталость, вылеченную проказу, двигательную инвалидность, нарушения слуха и зрения

При соблюдении вышеуказанных условий вы как налогоплательщик можете претендовать на следующие вычеты:

  • 75 000 рупий при инвалидности менее 80% и более 40%
  • рупий 1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>