МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Принудительное лечение алкоголизма закон: Закон о принудительном лечении зависимых

Закон о принудительном лечении зависимых

Лечение зависимых людей или лиц с расстройствами психики без их добровольного согласия возможно в следующих ситуациях:

  • по судебному постановлению на основании заявления от близких, соседей или участкового
  • по вызову бригады – при обострении психических заболеваний с реальной угрозой для собственной или чужой жизни, где решение о госпитализации принимает врач скорой помощи.
    Чтобы поместить человека на принудительное лечение необходимо соблюсти определенные тонкости:
  •  подать заявление в суд
  • предоставить доказательную базу
  • пройти медицинскую экспертизу для больного
  • принять участие в судебном заседании
  • получить постановление, которое вступает в законную силу в течение 30 дней с момента принятия решения.

В течение месяца ответчик может обжаловать иск.

Чтобы поместить больного в стационар необходимо предоставить следующий пакет документов:

  1. паспорт или другой документ, удостоверяющий личность
  2. амбулаторную карту
  3. заявление о принятии на лечение с указанием причины
  4. судебное постановление.

В процессе судебного заседания необходимо предоставить доказательную базу того, что человек является опасным для окружающих. Все злодеяния должны иметь подтверждения, к примеру, справки из больницы или полиции. При наличии у больного неадекватного поведения требуется вызвать бригаду врачей или участкового для составления протокола. Чем убедительнее будет доказательная база, тем больше вероятность поместить человека на принудительную госпитализацию.

Одним из важных аргументов для принятия судебного постановления является заключение медицинской экспертной комиссии, где оговаривается наличие заболевания и о возможно причинении вреда себе и окружающим.

Основанием для принудительной госпитализации служит заявление родственника в клиническую больницу, где указываются следующие данные:

  1. сведения о больном и заявителе
  2. причины госпитализации
  3. список документов, которые подтверждают принудительное лечение
  4. дата и подпись.

Однако, принудительное лечение имеет и свои отрицательные моменты, среди которых:

  1. агрессивное поведение в отношении близких
  2. потеря интереса к жизни
  3. нарушение со стороны психики из-за длительного запойного состояния или наркотического опьянения.

Однако можно попробовать найти мотивацию на лечение и пройти его на добровольной основе в клинике «Наркология №1». Помимо этого, для выбора эффективных лечебных мероприятий необходимо поставить точный диагноз, установить который в принудительном порядке достаточно тяжело, так как больной не идет на контакт. Чтобы пройти принудительное лечение, необходимо пройти несколько инстанций, предоставить доказательную базу в суде и только потом госпитализировать человека. Безусловно, лучше мотивировать его на лечение на добровольной основе, воспользовавшись советами психологов наркологической клиники.

Трезвый кодекс: пьяных нарушителей хотят обязать лечиться | Статьи

Россиян, которые неоднократно совершали правонарушения в состоянии алкогольного опьянения или выпивали в неположенных местах, предлагают направлять на принудительное лечение. Минюсту и МВД поручено проработать вопрос предоставления судам такого права, сказано в документах правительственной комиссии по профилактике правонарушений. «Известия» ознакомились с документом. Нарушителя могут также обязать пройти диагностику, профилактические мероприятия или курс реабилитации. Это может быть полезно, если алкоголики будут получать полноценную помощь, в том числе психологическую, уверены эксперты.

Выпил — к врачу

МВД и Минюст до 1 марта проработают вопрос о положениях, которые попадут в проект нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). В том числе речь идет о нормах, которые помогут снизить масштабы злоупотребления спиртным.

В частности, предлагается предоставить судам право направлять на обязательное лечение от алкоголизма тех, кто неоднократно совершал правонарушения в нетрезвом виде или распивал спиртное в неположенных местах. Об этом сказано в документах правительственной комиссии по профилактике правонарушений.

«Известия» ознакомились с ними.

Кроме того, суды смогут обязать нарушителей пройти диагностику, профилактические меры или медицинскую либо социальную реабилитацию. Подобные меры сегодня уже действуют в отношении наркоманов (ст. 4.1 КоАП).

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

После того, как будет проработана инициатива с нетрезвыми нарушителями, МВД и Минюст должны направить свои выводы в Минздрав, сказано в документах правкомиссии.

В пресс-службе Минюста «Известиям» сказали, что позиция МВД в ведомство еще не поступала. В министерстве добавили, что работа по подготовке нового КоАП ведется в соответствии с планом мероприятий.

Уже готовые законопроекты находятся на стадии доработки и межведомственного согласования, после чего они будут внесены в правительство. В пресс-службе Минздрава на момент публикации не ответили на запрос «Известий».

Новый КоАП должен вступить в силу 1 января 2021-го, проект планируется подготовить до 1 марта этого года.

Судебное лечение

Уголовный кодекс уже предусматривает принудительное лечение по решению суда, напомнил «Известиям» адвокат юридической компании AVG Legal Игорь Апостол. Правда, это обычно не касается алкоголизма. Как правило, в медицинское учреждение суд направляет злоумышленника, у которого после совершения преступления «наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания» (ст. 97 УК «Основание применения принудительных мер медицинского характера»). Еще одна причина — если само преступление совершено в невменяемом состоянии.

На приеме у главного врача в наркологическом диспансере

Фото: РИА Новости/Михаил Мордасов

Игорь Апостол отметил, что нормы о принудительном лечении не нарушают Конституцию. Основной закон гласит, что права и свободы человека могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

— Таким образом, лечение от алкоголизма и наркозависимости возможно лишь по решению суда и при соответствующем заключении медицинской экспертизы, — подчеркнул эксперт. — Как показывает практика, лица, которые неоднократно совершали правонарушения в состоянии алкогольного опьянения, социально опасны. Если ситуация запущенная, возникает необходимость в их изоляции от общества и принудительном лечении, по закону это происходит либо в добровольном, либо в принудительном порядке. При этом последний вариант возможен лишь при условии строгого соблюдения законодательства.

Нарушители правил

Однако, как пояснил «Известиям» директор института Наркологического здоровья нации Олег Зыков, исследования показывают: граждане с диагнозом «алкоголизм» в состоянии опьянения не совершают систематических правонарушений или преступлений. Обычно законы преступают «безбашенные персонажи», склонные игнорировать правила и, например, садиться за руль после употребления спиртного, подчеркнул эксперт.

По данным ГИБДД, за 11 месяцев 2019 года в России произошло 131,8 тыс. ДТП. Из них 9,8% были совершены водителями в состоянии алкогольного опьянения. За аналогичный период 2018 года доля таких аварий составляла 10,6%.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Чаще преступления совершают наркоманы: они втянуты в систему продажи веществ. История нашей страны показала, что функционирование лечебно-профилактических учреждений, куда насильно помещали граждан с зависимостью, несостоятельно и неэффективно. Их свобода была ограничена, но медицинской помощи, по сути, не оказывалось, — отметил Олег Зыков.

По мнению эксперта, принудительное лечение может оказаться полезным и необходимым только в том случае, если в него будет встроен мотивационный элемент. То есть с пациентом начнут работать специалисты, которые помогут ему изменить мировоззрение и парадигму мышления.

В будущем у такого человека появится шанс перенастроить свою жизнь.

Как писали «Известия», в России также возрождаются вытрезвители. В ноябре Госдума в первом чтении приняла законопроект, дающий регионам право открывать такие учреждения. Сегодня вытрезвители действуют в 20 субъектах, в том числе в Татарстане и Самарской области. Правда, работают они без законодательной основы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Госдуме разработали закон о принудительном лечении алкоголиков

фото: Пресс-служба Государственной Думы РФ/duma.gov.ru

В нижней палате парламента завершается подготовка законопроекта, который отчасти может стать заменой инициативе о профилактике домашнего насилия.

Депутаты обратили внимание на тот факт, что в большинстве случаев (70%) насилие в семье сопряжено с употреблением алкоголя.

Административные нарушения, наказания за которые прописаны в действующих КоАП и УК, часто совершаются в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому, было бы правильно, если суду удастся доказать такую причинно-следственную связь, то нарушителя можно отправлять на принудительное лечение.

Об этом в интервью «Парламентской газете» рассказал автор инициативы, заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин.

По его словам, закон в случае принятия коснется только злостных алкоголиков, которые в силу асоциального поведения представляют опасность для себя и окружающих.

Таких граждан необходимо направлять на медицинское обследование на предмет диагностики у него алкогольной зависимости. Когда исследование покажет, что человек действительно страдает алкоголизмом, а его асоциальное поведение обусловлено данной болезнью, то судья будет «вправе, помимо собственно наказания за содеянное, обязать его пройти необходимое лечение и реабилитацию». Лечение может быть амбулаторным или стационарным. Уклонение от него будет караться дополнительными санкциями.

Говорин отметил, что в России уже действуют подобные правила в отношении наркоманов, и их логично распространить также на лиц, страдающих алкоголизмом.

В профильных министерствах инициативу в целом поддерживают, но предстоит еще согласовать некоторые детали. Говорин отметил, что на этапе обсуждения и согласования очень важно вести разъяснительную работу с населением. Нужно объяснить людям, что лечение алкоголизма, пусть и принудительное, является благом, как для самих больных, так и их близких.

Такой подход согласуется с приоритетом государства обеспечить сбережение народа и выход из демографического кризиса. Смертность в России в основном обусловлена употреблением алкоголя. Это сердечно-сосудистые заболевания, возникающие вследствие частого злоупотребления спиртным. На третьем месте — после сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии — смертность от внешних причин. Но здесь опять же большинство случаев связаны с пьянством и алкоголизмом.

Говорин подчеркнул, что практика принудительного лечения была распространена в Советском Союзе. Были лечебно-трудовые профилактории, куда на год-два отправляли людей, злоупотребляющих алкоголем и ведущих асоциальный образ жизни.

Существующие сейчас в России наркологические диспансеры готовы к недобровольному лечению больных алкоголизмом. Об этом говорят главные наркологи субъектов Федерации.

«У нас в стране достаточно сильная наркологическая служба, недавно была успешно завершена её модернизация, созданы условия как для лечения, так и для реализации реабилитационных программ», — заверил Николай Говорин.

Принудительное лечение от алкоголизма в России

Без наличия весомых причин заставить алкоголика пройти терапию нельзя. Однако такой человек не только губит себя и свое здоровье, но и приносит много вреда окружающим людям, а иногда может представлять реальную опасность. Согласно действующему законодательству России, принудительное лечение от алкоголизма возможно. Но проводится оно только при определенных условиях, которые четко оговариваются в нормативах.

Что такое принудительное лечение

Принудительное лечение алкоголиков подразумевает помещение зависимого в стационар специализированного медицинского заведения без согласия его или законного представителя с временной изоляцией от общества. Целью такого акта является выведение в состояние ремиссии и применение других методов помощи для устранения тяги к спиртному.

Лечение по принуждению решается только в законном порядке по постановлению суда. И для этого потребуются реальные доказательства — они должны быть предоставлены лицами, права и интересы которых ущемляются действиями алкоголика. Иногда для помещения в закрытый стационар наркологии требуется заключение специалиста по судмедэкстпертизе о психической невменяемости человека. В состоянии «белой горячки» он представляет реальную опасность для окружения и может нанести вред самому себе.

Принудительное лечение от алкоголизма: закон

При Советском Союзе была сеть учреждений, где в принудительном порядке помещали зависимых от алкоголя. Человек там находился на протяжении длительного времени, пока у него не наступала ремиссия. Сегодня такой способ в России не практикуется, заставить его избавится от проблемы невозможно, если на это нет весомых причин. По закону он может попросить о помощи добровольно и силой удерживать его никто не имеет права.

Но из этого правила есть исключения, когда больной не способен контролировать свои поступки или находится в состоянии полной невменяемости. По закону (статья 97 УК РФ от 13 июня 1996 года номер 63-ФЗ), чтобы отправить на принудительное лечение от алкоголизма, необходимо доказать следующее:

  • Лицо находится в невменяемом состоянии и совершает преступление. Но при этом заключить его под стражу нельзя из-за психических отклонений
  • Лицо своими действиями представляет угрозу для себя или окружающих людей
  • Алкогольная зависимость у несовершеннолетнего

При любых обстоятельствах для оказания помощи алкоголику без согласия потребуется постановление суда. Во всех остальных случаях необходима добрая воля зависимого, иначе насильственное удержание нарушает международный закон о правах человека. Согласно законодательству России, запрещается без ведома алкоголика добавлять ему в еду или питье лекарственные средства для борьбы с этой патологией.

Виды оказания помощи

Все терапевтические мероприятия, осуществляющиеся в центрах по борьбе с алкоголизмом, не могут проводиться насильно, если нет решения судебного органа. Но беседы ас пациентов образовательного и воспитательного характера не возбраняются. После получения постановления, принудительное лечение алкоголика без его согласия проводится с помощью таких методов:

  • амбулаторно, одновременно с постановкой на учет у психиатра
  • в стационаре общего типа
  • помещение в специализированный стационар
  • интенсивная терапия в условиях стационара

В том случае, если органы правопорядка не считают нужным зависимого отправить на лечение от алкоголизма, то родственники и другие члены семьи могут написать заявление главному врачу наркологического диспансера или психиатрической больницы. В нем они должны обрисовать ситуацию и попросить принять меры. Такой же документ необходимо направить в полицейское отделение. Если во всех инстанция в ответ поступает отказ, то после можно пойти в прокуратуру и суд.

Чем отличается недобровольная госпитализация

По закону РФ (№ 3185-1 от 2 июля 1992 года) можно госпитализировать человека, страдающего алкоголизмом, в специализированный стационар для лечения без его согласия, не спрашивая его законного представителя, в случае развития у него тяжелого заболевания. Сделать это можно до вынесения решения суда при таких обстоятельствах:

  • невозможность осуществления пациентом ухода за собой ввиду полной беспомощности
  • опасность его поведения для себя и окружающих
  • вероятность значительного ухудшения состояния при отсутствии своевременной медицинской помощи

В этом случае положительное рассмотрение вопроса об оказании помощи рассматривается не как принудительное лечение алкоголизма, а носит название недобровольного помещения в стационар. Чаще всего это происходит при развитии у человека на фоне длительного приема спиртного выраженных психических отклонений. Обычная зависимость от крепких напитков без тяжелых последствий в данную категорию не относится.

Заключение

Лечение алкоголизма в принудительном порядке осуществляется только в крайнем случае. Каждый из них рассматривается по отдельности, и решение выносится судом. Если человек вменяем, и не представляет опасности для окружающих, для оказания ему помощи требуется согласие его самого или его представителя. В целом вся организация этого процесса зависит от родственников больного, социальных служб и органов правопорядка.

Принудительное лечение алкоголизма — Правила принудительной госпитализации

В клинику «Угодие» часто обращаются близкие людей, страдающих хроническим алкоголизмом, для выяснения возможности лечения при отказе от помощи. Что делать в этих случаях, и как следует себя вести – рассмотрим подробно в данной статье.

Возможно ли лечение алкоголизма без согласия больного?

Алкоголизм доставляет немало проблем родственникам больных и окружающим их людям. Многие задаются вопросом: как отправить человека на принудительное лечение алкоголизма. К сожалению, это возможно далеко не всегда.

Алкоголизм является настоящей проблемой современного общества. Для борьбы с ним проводится множество исследований, разрабатываются эффективные и безопасные методики лечения, появляются новые препараты. Но для этой болезни характерна анозогнозия, или полное отрицание наличия заболевания. Алкоголики полностью утрачивают способность к критике собственного состояния и не понимают, что им нужно лечиться. Принудительное лечение алкоголизма интересует только членов семьи и родственников больного.

Что говорит закон?

Согласно Уголовному Кодексу РФ, больного могут направить на принудительное лечение в судебном порядке только в том случае, если он совершит преступление.

Закон о психиатрической помощи предусматривает лечение алкоголизма без согласия больного в следующих случаях:

  • беспомощное состояние больного и его недееспособность;
  • опасность больного для себя и окружающих людей;
  • если отказ от помощи может нанести существенный вред здоровью больного.

Правила принудительной госпитализации в клинику «Угодие» и государственные медицинские учреждения

Принудительная госпитализация возможна только в государственные учреждения. Частные клиники не имеют права осуществлять лечение алкоголизма без согласия больного. Поэтому если вы столкнулись с подобной проблемой и с учетом состояния больного требуется немедленная госпитализация, необходимо позвонить в скорую помощь. Врачи доставят больного в медицинское учреждение и выведут из опасного состояния. Отправить человека на лечение от алкоголизма в нашу клинику можно только с его согласия.

Интервенция – альтернатива принудительному лечению алкоголизма

Закон запрещает применять к больным принуждение. Что же остается делать родственникам, глядя на то, как пропадает близкий им человек. Есть ли какой-либо выход из сложившейся ситуации. Исходя из законных требований о невозможности применения никаких насильственных действий к пьющей личности, клиницистами был разработан метод специальной мотивации – интервенция.

Речь идёт о специфической психотерапии, осуществляемой особо подготовленным персоналом. Чаще всего интервенционное воздействие проводится двумя, или даже тремя медиками с выездом на дом к клиенту.

Родственники, исчерпав все свои возможности уговорить алкоголика начать лечение, обращаются в отчаянии к наркологу и просят сделать хоть что-то для того, чтобы близкий им человек не пропадал далее. В этом случае им и предлагается усиленная мотивация, построенная на убеждении клиента принять сознательное решение для получения наркологической помощи.

Методика проведения интервенции

Если пьющий категорически отказывается от лечения, звоните по телефону клиники «Угодие». Опишите диспетчеру сложившуюся ситуацию, и он предложит оформить выезд на дом мотивировочной бригады специалистов. Для этого Вам придётся сообщить оператору ряд дополнительных данных. Напоминаем, что вся информация поступаемая к нам никуда не передаётся и используется только для блага больного. Все виды помощи – анонимны.

Интервенционный процесс состоит из нескольких шагов:

  1. Сбор необходимых сведений о клиенте. Врачам следует знать возраст пьющего, пол, уровень его образования, приобретённые профессии, место работы и её характер. Большое значение имеют данные о темпераменте человека, его увлечениях, интересах. Информацию можно сообщить сразу же по телефону, или после приезда мотиваторов на дом.
  2. Выезд специалистов по указанному адресу. Люди, оформившие интервенцию должны находиться на месте и первыми встретить медицинских работников. Большое значение имеет доверие больного к присутствующим близким. Не всегда обязательно, чтобы это были родственники. Именно с ними начинается вводная часть психотерапевтической беседы.
  3. Интервенционный процесс. Разговор важно проводить так, чтобы пациент мог слышать его со стороны. Следует учитывать возможность первичной агрессивной реакции. В диалоге, по заранее намеченному плану затрагиваются вопросы, вызывающие интерес у клиента, изначально не принимающего в беседе участия. Постепенно у субъекта воздействия пробуждается и нарастает интерес к услышанному. В скором времени он начинает подключаться к дискуссии. Как только эта цель будет достигнута, мотиваторы, благодаря своему опыту, направляют разговор в нужное русло. Процесс этот непростой и часто длительный. Больной в большинстве случаев возражает, высказывает несогласие и выдвигает контраргументы. Но специалисты рано или поздно все равно добиваются позитивного итога диалога. О положительном сдвиге говорит явная заинтересованность беседой клиента.
  4. Согласие на получение помощи. Диспут постепенно приобретает конструктивное русло. Инициатива переходит к психотерапевту выездной группы. Логические доказательства, примеры из жизни и практики, рассказы формируют доверие со стороны больного, который сам изъявляет желание обращения в клинику. Этот порыв следует немедленно реализовать, потому что неподкрепленный действием он может угаснуть в скором времени.

Интервенционная помощь эффективна в 80-90% случаев.

Её результат зависит от:

  • Особенностей характера пациента.
  • Стадии хронического алкоголизма.
  • Степени деградации личности.
  • Возраста и стажа алкоголизации.

Врач, после получения согласия, предлагает сразу выехать в клинику. После прибытия в стационар и ускоренного осмотра больному назначается классическая форма терапии.

В нее входит:

  • Детоксикация.
  • Лечебный этап.
  • Психотерапия.
  • Кодировка.
  • Реабилитационный процесс.

Учитывая то, что клиент изначально отказывался от лечения, психотерапевт воздействует на его психику особыми методами, включающими усиленную мотивацию.

В тех случаях, когда интервенция не дала положительный результат специалисты клиники «Угодие» предлагают ознакомиться родственникам с особой тактикой общения, позволяющей добиться принятия решения о лечении через некоторое время.

]]]]]]>]]]]>]]>

Нужна консультация?

ИЛИ ВЫЗОВ ВРАЧА

ЗВОНИТЕ!


]]]]]]>]]]]>]]>

Наши врачи

Все врачи >>


Фото Наркологического центра «Угодие»

(нажмите на фотографию для увеличения)

]]]]]]>]]]]>]]>

20% скидка

на услуги в стационаре

при заказе с сайта

«Американцы с алкоголиками не сюсюкаются» – Огонек № 46 (5492) от 20.

11.2017

Николай Говорин, врач-психиатр и заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, объяснил «Огоньку», почему стране снова нужны вытрезвители и возвращение к системе принудительного лечения алкоголиков

Визитная карточка

Николай Говорин — заслуженный врач РФ, автор более 500 научных работ, 4 патентов на изобретения. Депутат-одномандатник, зампред комитета ГД по охране здоровья, председатель подкомиссии по демографии. Законы, соавтором которых он выступил, позволили ужесточить ответственность за нелегальный оборот и незаконную продажу алкогольной продукции, уточнить понятия «первая помощь» и «опьянение».

— Николай Васильевич, вы работаете над законопроектом о принудительном лечении больных алкоголизмом. Это тот закон, который нужен для возрождения системы вытрезвителей?

— Это два отдельных документа, мы работаем над обоими. Закон, определяющий статус медицинских вытрезвителей,— в стадии изучения материалов. Мы создаем его будущую конструкцию, но быстро этого не получится. Если сможем внести проект закона на весенней сессии Госдумы, будет большая удача. А вот законопроект об обязательном лечении больных алкоголизмом, которые склонны к совершению разного рода правонарушений, вчерне уже написан. Мы еще не получили всех необходимых заключений, но планируем внести его уже в эту сессию.

— Принудительное лечение — это что-то вроде ЛТП?

— Смею утверждать: лечебно-трудовые профилактории были системой пусть и несколько жесткой, но достаточно эффективной. У значительной части больных алкоголизмом в состоянии опьянения — одурманивания возникают маломотивированные агрессивные или иные асоциальные действия, когда эти люди представляют опасность не только для окружающих, но и для себя. Именно к этому контингенту применялись принудительные меры, что было не только мерой по предупреждению асоциального поведения, но и давало реальные возможности проводить лечебные мероприятия. При этом эффективность этих мер была не ниже, чем при добровольном лечении, а сам контингент очень сложный. Но возврата к советской системе не будет. Мы не собираемся строить прежние ЛТП с колючей проволокой. По каждому больному будет отдельное решение суда, и реабилитацию он будет проходить в наркологическом учреждении. Иногда — амбулаторно, иногда — в стационаре. Это никак не связано с наказанием, это спасение человека, возможность вернуть его в строй.

— И кого будут отправлять на принудительное лечение?

— Никто никого хватать на улице и тащить в лечебное учреждение не станет. Речь о лицах, совершающих административные правонарушения в состоянии алкогольного опьянения и делающих это неоднократно. Например, статистика гласит, что значительная часть семейного насилия происходит в состоянии алкогольного опьянения. Вы знаете, что этот закон мы сейчас смягчили, декриминализировали побои. И лицо, совершившее такое насилие, несет только административную ответственность. Но если насилие произойдет повторно и при обследовании у этого человека выявят признаки алкогольной зависимости, суд сможет не только назначить меры наказания, но и обязать его пройти диагностику, лечение и реабилитацию в наркологических учреждениях. Если же речь не о зависимости, а об употреблении алкоголя с пагубными последствиями, суд назначит не лечение, а специальные профилактические меры. Это же будет касаться и пьяных водителей, которые не смогут восстановить права, не пройдя курса лечения. Ни для кого не секрет: есть люди, которые попадаются на пьяном вождении и пять, и десять раз.

— Сейчас никак нельзя заставить этих людей лечиться?

— У нас есть такая возможность только для лица, совершившего уголовное преступление. В колонии его могут пролечить, но по факту и эта система толком не работает, в нее тоже, кстати, планируем внести коррективы. Главная проблема в том, что в 1990-е в рамках повальных преобразований принудительное лечение для больных алкоголизмом было отменено. А ведь на Западе принудительные меры существуют — во многих странах Европы и в США до 70 процентов наркологических коек занимают люди, находящиеся там по определению суда. Американцы, хоть и считают себя демократами, с алкоголиками-нарушителями не сюсюкаются.

— И вы тоже исходите из того, что без принуждения не обойтись?

— Добровольно лечиться идут не все, потому что алкоголизм приводит к анозогнозии — снижению и утрате критичности. Это один из признаков этого заболевания. Человек с алкогольной зависимостью говорит: «Я пью, как все», «Я сам брошу пить, когда надо» и т.д. Сам лечиться он не пойдет, а близкие люди и врачи должны ждать, пока этот человек захочет лечиться. Но этого не произойдет, пока не случится беда: убийство, тяжкое ДТП в состоянии одурманивания, совершение иных асоциальных действий. Я много лет занимался судебно-психиатрической экспертизой, изучил тысячи уголовных дел и выносил экспертные решения. Могу сказать: алкоголизм — это заболевание, при котором измененные болезнью люди порой совершают страшные по своей жестокости преступления, мотивы которых потом трудно объяснить. В борьбе со злостными пьяницами, увы, необходимы принудительные меры.

— Сколько у нас умирает непосредственно от пьянства?

— В России от алкоголизма и последствий пьянства в год гибнет не менее 500 тысяч человек. Около 30 тысяч в год просто замерзают на улицах, причем это не всегда больные с алкогольной зависимостью. Представляете, сколько еще получают обморожение, становятся инвалидами и государство затем им выплачивает пенсии? При этом большая часть — люди трудоспособного возраста. В такой ситуации может оказаться и обычный человек. И для таких людей в состоянии выраженного алкогольного опьянения, когда человек утрачивает критичность и не способен адекватно оценивать ситуацию, вытрезвители необходимы. Люди порой должны просто проспаться в безопасном месте.

— Ряд регионов восстановили вытрезвители сами. Учитываете ли вы этот опыт при работе над законопроектом?

— Разумеется. Есть регионы, где эту функцию выполняют медицинские учреждения. Есть позиция, что надо создать хозрасчетные подразделения или чтобы этим вопросом занимались частные структуры и НКО. Я считаю, что их можно привлечь к участию, но полностью переложить эту работу на частников нереально. В итоге у нас должен появиться единый федеральный закон с возможностью его коррекции в субъектах Федерации.

— Стоит ли возрождать систему вытрезвителей в ее прежнем виде?

— Старые медвытрезвители были полностью в структуре МВД. В чем-то это было позитивно. Было кому доставлять нетрезвых лиц, была охрана. Потом вытрезвители закрыли и приняли решение доставлять пьяных в медучреждения. Возникла другая проблема — они дебоширили. Более того, протрезвление не является функцией медицинских организаций, где и без пьяниц проблем хватает. Я считаю, что лучше создать вытрезвители на площадках муниципальных социальных служб — как своего рода ночлежки, где человек может безопасно находиться в состоянии выраженного опьянения. Заплатил за эту услугу (подумаем, как это сделать) и живой и невредимый ушел. Да, там должен быть медицинский работник, по меньшей мере, фельдшер. Он будет осматривать пациентов, чтобы под видом пьяного не доставили человека с инсультом, другим заболеванием. Таких пациентов он будет переправлять в больницы. В общем, чтобы система заработала, надо наладить взаимодействие между тремя ведомствами: здравоохранением, правоохранительными органами и системой социальной помощи населению.

Беседовал Никита Аронов

Принудительное лечение от алкоголизма: закон

Принудительное лечение от алкоголизма допускается по закону, но только лишь в ряде случаев. Для того чтобы поместить человека в соответствующие условия требуется решение суда. Здоровым и вменяемым гражданам в этом случае опасаться нечего. На принудительное лечение могут направить алкоголиков, уже свершивших некие правонарушения и признанных опасными для общества.

Допускается ли принудительное лечение по закону

Алкоголизм – заболевание, связанное с опасной и постоянно прогрессирующей зависимостью от спиртосодержащих напитков. Причем статистика в этом плане весьма неутешительна. Множество проблем различного характера нередко провоцируют регулярное употребление спиртного, в дальнейшем приводя к невозможности существовать отдельно от него.

Если человек понимает масштаб подобной проблемы, то, вполне вероятно, он самостоятельно пожелает избавиться от зависимости, выбрав тот или иной вариант терапии. Однако случаев, когда такие люди отказываются проходить курс, полагая, что с ним все в порядке, намного больше.

Соответственно родственники и близкие в итоге начинают задумываться о том куда сдать алкоголика на принудительное лечение и существует ли в целом подобная возможность. И вот здесь все не так просто.

Сейчас в РФ такой вариант в большинстве случаев невозможен. То есть, просто так взять и передать человека, пусть даже запущенного алкоголика, в соответствующее учреждение, не получится. Существует ряд правил и условий.

Прежде всего, инициировать лечение можно только лишь по соответствующему судебному решению. Основанием же могут выступить положения параграфа 97 УК РФ, которые гласят, что поместить гражданина в медучреждение особого порядка допускается лишь при наличии особых обстоятельств.

А именно:

  • расстройство поведения и психики, вызванное систематическим употреблением спиртного и несущее опасность причинения вреда окружающим либо самому себе;
  • человек уже свершил некое нарушение под влиянием алкоголя;
  • психически невменяемое состояние и отсутствие контроля над собственными действиями.

По сути, чтобы найти материалы для судебной инстанции потребуется фиксировать каждый случай неадекватного поведения. Например, вызывать участкового. В самом судебном заседании можно использовать показания очевидцев, соседей. Обязательно проводится медосвидетельствование.

Если факт наличия зависимости и угрозы для окружающих будет доказан – человека поместят в соответствующее учреждение, где его состоянием будут заниматься психиатры и медицинские работники.

По факту же, если человек употребляет алкоголь, но при этом характер его поведения не меняется в худшую сторону, и он не совершает противоправных поступков, то принудительно поместить его в стационар никто не сможет. Гражданин должен сам обратиться за помощью и пройти курс терапии, причем удерживать его в подобной клинике также никто не вправе.

Нововведения в законе

Пока отдельного закона об отправке на принудительное лечение алкогольной зависимости в РФ не имеется, но на рассмотрении находится одноименный законопроект. Необходимость введения подобной нормы связана с тем, что более 70% преступлений в стране свершаются именно в состоянии опьянения. Соответственно возможность лечения в принудительном порядке поможет снизить как само количество зависимых, так и уровень преступности.

Инициаторы введения закона поясняют, что и в этом случае процесс будет осуществляться лишь по решению суда. При этом с гражданами будет проводиться дополнительная разъяснительная работа, потому как сама формулировка «принудительное лечение» вызывает у большинства людей ассоциацию с ущемлением их свобод и прав.

Госпитализация буйного алкоголика

Если за человеком замечено крайне неадекватное поведение, вызванное алкогольным опьянением, допускается вызвать бригаду скорой помощи. Причем если гражданин агрессивно себя ведет, стоит дополнительно обратиться в полицию.

Перед вызовом помощи стоит убедиться, что человек:

  1. пребывает в состоянии бреда – с кем-то разговаривает, видит галлюцинации;
  2. утратил координацию, не может ориентироваться в пространстве;
  3. агрессивно настроен – бросается на окружающих, угрожает расправой, оружием (например, ножом), иными словами, несет реальную угрозу.

Если подобное поведение периодически фиксировать при помощи сотрудников правопорядка и медиков, то через некоторое время можно будет вынести вопрос на рассмотрение суда. Потому как в этом случае человек представляет собой угрозу и опасность для остальных людей.

И еще один момент. Если гражданин в алкогольном опьянении выказывает явное намерение покончить с собой, также допускается вызов помощи в виде полиции и медицинской службы.

Выбор учреждения для лечения

Несмотря на то, что без решения суда и медицинского заключения о неблагоприятном психическом состоянии, поместить алкоголика в специализированную клинику нельзя, допускается провести с ним беседу. Психологи, работающие в подобных учреждениях, оказывают поддержку как родственникам таких людей, так и им самим.

Беседы воспитательного характера помогут убедить человека, страдающего зависимостью, помочь самому себе и пройти курс лечения. В этом случае шансов на избавление намного больше, потому как алкоголик сам изъявляет подобное желание.

Что касается выбора самой клиники, сейчас работает немало таких учреждений, причем как платных, так и бесплатных. Здесь стоит обратить внимание на комфортные условия содержания, проверить наличие сертификатов, квалификацию специалистов и изучить отзывы о них.

Направить алкоголезависимого человека на принудительное лечение получится лишь при наличии решения суда. При этом потребуется доказать, что гражданин несет угрозу для членов семьи и в целом окружающих его людей – агрессивно себя ведет, невменяем, нарушает порядок и закон. Если же подобных деяний за человеком не замечено, то насильно поместить его в клинику не получится. В этом случае стоит воспользоваться методами убеждения и мотивировать близкого пройти курс терапии по собственному желанию.

Законы и правила | САМХСА

В декабре 2016 года был подписан Закон о лекарствах 21 века. Закон о лечении решает многие важные вопросы, включая руководство и подотчетность в отношении поведенческих расстройств на федеральном уровне, важность программ, основанных на фактических данных, и профилактику психических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, а также необходимость координации усилий всего правительства.

Закон о лечении учредил должность помощника министра по вопросам психического здоровья и употребления психоактивных веществ.Закон о лечении кодифицировал роль главного врача, который обеспечивает клиническую перспективу на национальном уровне, что необходимо для надежного управления и предоставления высококачественных и эффективных услуг. Закон также кодифицировал Центр статистики и качества поведенческого здоровья (CBHSQ), который выступает в качестве ведущего агентства федерального правительства по статистике поведенческого здоровья. CBHSQ проводит национальные исследования, отслеживающие проблемы поведенческого здоровья на уровне населения, в том числе Национальное исследование по употреблению наркотиков и здоровью.

Межведомственный координационный комитет по серьезным психическим заболеваниям (ISMICC) был создан в соответствии с Законом о лечении для обеспечения лучшей координации в рамках всего федерального правительства, связанной с удовлетворением потребностей лиц с серьезными психическими заболеваниями или серьезными эмоциональными расстройствами и их семей. Комитет представляет собой сотрудничество между несколькими департаментами, и четырнадцать нефедеральных членов, представляющих поставщиков медицинских услуг, исследователей, пациентов, семьи, системы уголовного правосудия и другие, также участвуют в ISMICC.

В соответствии с Законом о лекарствах была создана Национальная лаборатория политики в области психического здоровья и употребления психоактивных веществ (Policy Lab). Лаборатория политик работает над продвижением основанных на фактических данных практик и моделей предоставления услуг, а также оценивает модели, которые выиграют от дальнейшего развития и расширения. В частности, Policy Lab занимается шизофренией и шизоаффективным расстройством, а также другими серьезными психическими заболеваниями. Он также фокусируется на научно обоснованных практиках и услугах при расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ, с упором на опиоиды.

штатов с законами об обязательном лечении наркомании

 

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, как правило, не могут получать лечение от зависимости, если они не продемонстрируют добровольное обязательство оставаться чистыми.

 

Медикаментозное лечение стоит дорого, и тем, у кого тяжелая зависимость, обычно требуется реабилитация по месту жительства, чтобы уберечь их от окружающей среды, которая увековечивает их триггеры рецидива.

 

К сожалению, у большинства людей, прошедших курс детоксикации, хотя бы один раз на тернистом пути к выздоровлению случаются рецидивы.Неудивительно, что органы здравоохранения часто неохотно финансируют реабилитацию, когда на пути к успеху так много препятствий.

 

Тем не менее, некоторым людям удается оставаться чистыми от наркотиков даже при принудительном лечении зависимости. Закон Кейси был принят в Кентукки в 2004 году и спас множество жизней, позволив семьям тех, кто страдает от зависимости, инициировать реабилитацию по решению суда.

 

Идея, лежащая в основе принудительного лечения, заключается в том, что человек, находящийся в тисках любой зависимости, страдает от психоактивных веществ.Это часто делает их неспособными обращаться за помощью самостоятельно. Кто-то с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, не думает, что ему нужно лечение. Потребность в наркотике, вызывающем привыкание, — это все, что движет ими, даже когда они все больше осознают причиняемый ущерб. Порочный круг продолжается, часто с фатальными последствиями.

 

Однако в 37 штатах США действуют законы, которые могут облегчить принудительную реабилитацию человека, борющегося с алкоголем или наркотиками, но не желающего просить о помощи.

Источник : Национальный альянс за типовые законы штата о наркотиках (NAMSDL)

Обратите внимание: Некоторая информация может противоречить информации на карте, поскольку законы изменчивы. Вам следует обратиться в местный суд или к поставщику медицинских услуг, если вы не уверены, можете ли вы подать заявление о принудительной госпитализации близкого человека.

 

Вынужденное обязательство

В каждом штате есть законы о гражданских обязательствах, которые позволяют принудительно госпитализировать кого-либо, если ему нужна помощь в связи с психическим заболеванием. По психиатрической оценке расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, может быть классифицировано как психическое заболевание.

 

Однако в некоторых штатах это исключено:

Источник : Клиника Бетти Хейзелден Форд

 

штатов с законами об обязательном лечении наркомании и без них

Теперь мы дадим вам общенациональную разбивку, ответив на простой вопрос для каждого штата: Существуют ли законы о принудительном лечении расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ ?

 

Алабама

Наркотики и алкоголь исключены из определения психических заболеваний в штате Алабама.В штате Йеллохаммер невозможно заставить кого-то пройти реабилитацию.

 

Аляска

Если человек считается опасным для себя и других, он может быть подвергнут лечению по решению суда на Аляске.

 

Аризона

Для обязательного лечения наркомании в Аризоне требуется письменное заявление от друга, родственника, блюстителя порядка или полицейского. Это представляется агентству по оценке психических заболеваний.

 

Арканзас

Законодательство штата Арканзас исключает алкоголизм и злоупотребление психоактивными веществами из числа принудительных обязательств.

 

Калифорния

Любой человек в Калифорнии может подать заявление о принудительном лечении близкого человека, если он страдает от расстройства, связанного с употреблением алкоголя, или расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, если он представляет опасность для себя и других.

 

Колорадо

Лица, причинившие вред другим или намеревающиеся причинить вред другим из-за злоупотребления алкоголем или психоактивными веществами, могут быть принудительно направлены на лечение в штате Колорадо.

 

Они также могут быть совершены, если они недееспособны из-за наркотиков или алкоголя.

 

Коннектикут

Лица, представляющие опасность для себя или других, могут быть принудительно направлены на лечение от алкогольной или наркотической зависимости.

 

Заявления подаются в суд по наследственным делам.

 

Делавэр

Любой человек может подать прошение о помещении кого-либо в лечебный центр в штате Делавэр. Они должны предоставить подробную информацию об обстоятельствах и своих наблюдениях.

 

Флорида

Закон Бейкера, или Закон Флориды о нарушениях, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, позволяет другу, родственнику или знакомому обратиться в окружной суд с заявлением о направлении кого-либо в лечебный центр.

 

Это заявление можно подать самостоятельно, через адвоката или консультанта по интервенциям.

 

Во Флориде также действует Закон Марчмана (Закон Хэла С. Марчмана об услугах, связанных с алкоголем и другими наркотиками, от 1993 года). Иногда это может быть использовано, чтобы заставить кого-то, страдающего расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, пройти курс лечения.

 

Грузия

грузин, представляющих опасность для себя или окружающих, могут быть отправлены в реабилитационный центр.

 

Они должны согласиться на принудительное амбулаторное лечение.Если они этого не сделают, они будут госпитализированы вместо этого.

 

Гавайи

Члены семьи могут обратиться за принудительным лечением, если данное лицо представляет опасность для себя и его действия затрагивают семью.

 

Лечение должно быть платным, так что это не рабочий вариант для всех.

 

Айдахо

В Айдахо нет конкретных упоминаний о расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ или алкоголя, когда речь идет о недобровольной госпитализации из-за проблем с психическим здоровьем.

 

Иллинойс

Законодательство штата Иллинойс исключает принудительное употребление психоактивных веществ.

 

Индиана

Принудительное направление на лечение возможно при условии, что лицу не было предъявлено обвинение в правонарушении. Это сделает их непригодными для лечения.

 

Айова

Любой человек в штате Айова может обратиться в суд с заявлением о направлении лица на лечение, если он страдает от злоупотребления психоактивными веществами и представляет опасность для себя или других.

 

Канзас

Лицо может подать заявление на принудительное лечение близкого человека, если он недееспособен и может причинить вред другим.

 

Кентукки

Закон Кейси, названный в честь Мэтью Кейси Ветингтона, был принят в 2004 году.

 

Член семьи или друг может ходатайствовать перед судом о принудительном лечении. Требуется оценка врача.

 

После введения в действие запланирован реабилитационный центр.Человеку грозит тюремное заключение, если он не явится, поскольку это будет считаться неуважением к суду.

 

Луизиана

Луизиана — единственный штат, в котором вы должны обратиться к коронеру, чтобы отправить кого-либо на лечение психического заболевания. Если на месте нет коронера, достаточно министра.

 

Охранный ордер позволяет шерифу или полицейскому задержать человека на 72 часа для проведения экспертизы.

 

Мэн

Если человек страдает от злоупотребления психоактивными веществами, он может быть принудительно направлен на лечение в штате Мэн.

 

Мэриленд

В Мэриленде нет закона, облегчающего принудительное лечение.

 

Массачусетс

Если кто-то, проживающий в штате Массачусетс, считается опасным для себя или других, возможно принудительное лечение.

 

Мичиган

Мичиганцы, представляющие опасность для себя или других, могут пройти обязательное лечение.

 

Миннесота

Миннесота — это еще один штат, в котором человек с расстройством, вызванным употреблением психоактивных веществ, может быть подвергнут принудительному лечению, если он причиняет вред себе или другим.

 

Миссисипи

В штате Миссисипи перевод человека на лечение против его воли стоит 150 долларов.

 

После одобрения судья может назначить лечение на срок от 30 до 90 дней.

 

Миссури

Возможно, кого-то принудительно отправят в реабилитационный центр в Миссури.

 

Монтана

Законы штата Монтана не предусматривают принудительное лечение расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

 

Небраска

жителя Небраски, считающихся опасными для себя или близких, могут быть отправлены на лечение.

 

Невада

В Неваде любой, кто представляет опасность для себя или других в результате ВНС, может быть отправлен в реабилитационный центр против своей воли.

 

Нью-Гэмпшир

Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, и расстройство, связанное с употреблением алкоголя, исключены из законов о принудительном лечении в Нью-Гемпшире.

 

Нью-Джерси

В штате Нью-Джерси невозможно инициировать лечение расстройства, связанного с употреблением алкоголя или психоактивными веществами, по решению суда.

 

Нью-Мексико

Нью-Мексико — еще один штат, в котором расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, и расстройство, связанное с употреблением алкоголя, исключены из законодательства о принудительном лечении.

 

Нью-Йорк

В Нью-Йорке действует Закон Кендры о принудительном лечении. К сожалению, это не распространяется на расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, или расстройство, связанное с употреблением алкоголя.

 

Северная Каролина

жителей Северной Каролины, которые представляют опасность для себя и окружающих в результате AUD или SUD, могут быть помещены в лечебный центр для принудительной реабилитации.

 

Северная Дакота

В Северной Дакоте тот же закон применяется до тех пор, пока человек представляет опасность для себя или других.

 

Огайо

Закон Кейси позволяет человеку обратиться в суд с ходатайством о госпитализации близкого человека для принудительного лечения от наркотической зависимости.

 

Они должны показать, что рассматриваемое лицо представляет опасность для них самих или других. Должны быть доказательства того, что лечение принесет пользу.

 

Оклахома

Жители Оклахомы, которые стали представлять опасность для себя или других в результате злоупотребления алкоголем или наркотиками, могут быть отправлены в реабилитационный центр по решению суда.

 

Орегон

Люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, не подлежат принудительному заключению в штате Орегон.

 

Пенсильвания

В Пенсильвании принудительное лечение может быть начато, если пьяница или потребитель наркотиков причиняет вред себе или другим.

 

Род-Айленд

Принудительное лечение может быть назначено при алкоголизме, но не при расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ.

 

Южная Каролина

Вы можете подать заявление о заключении кого-либо под присягой, если он может причинить вред себе или другим.

 

Теннесси

В штате Теннесси законодательство позволяет принудительному лечению любого лица, причиняющего вред себе или другим.

 

Техас

Техасцы, которые могут причинить вред себе или своим близким в результате злоупотребления алкоголем или наркотиками, могут быть отправлены на лечение судом.

 

Юта

В штате Юта не допускается принудительное лечение.

 

Вермонт

При наличии письменной рекомендации врача в Вермонте возможна принудительная реабилитация.

 

Вирджиния

В Вирджинии действуют законы о принудительном лечении всех, кто страдает от AUD или SUD, если они представляют опасность для себя или других.

 

Вашингтон

Закон Рики Гарсии привел к созданию 9 специализированных лечебных учреждений для принудительно госпитализированных людей.

 

Любой человек с расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, может быть госпитализирован, если он причиняет вред себе или другим.

 

Западная Вирджиния

Несмотря на то, что в Западной Вирджинии самый высокий уровень смертности от передозировки наркотиков, там не хватает средств для лечения наркомании.

 

Висконсин

В Висконсине человеку, который может причинить вред себе или другим, может быть назначено лечение.

 

Вайоминг

В штате Вайоминг возможно принудительное лечение, если лицу не предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления.

 

Что делать дальше

Если вы обеспокоены тем, что близкий человек страдает расстройством, связанным с употреблением алкоголя или психоактивными веществами, вы можете договориться о принудительном лечении зависимости в зависимости от того, где вы живете.

 

Если вы сомневаетесь, что делать дальше, свяжитесь с нашей дружной командой экспертов из Landmark Recovery. Мы будем рады помочь любым способом, поэтому позвоните нам сегодня по телефону 888-448-0302 .

 

Об авторе

Ориентир Восстановление

26 мая 2020 г.

Опубликовано в: Зависимость

Избранные статьи

Побочные эффекты приема тразодона для сна

Прием тразодона для сна может быть дорогостоящим Хотя в основном он используется в качестве антидепрессанта, многие врачи назначают тразодон для лечения проблем со сном.С вами важно поговорить, врачЧитать…

Опасно ли смешивать мелатонин и алкоголь

Если вы когда-либо боролись со сном или проводили долгие ночи ворочаясь, возможно, вы уже пробовали мелатонин. Если нет, возможно, вам его подсказали на каком-нибудь Читать…

101 вдохновляющая цитата о выздоровлении о зависимости

Цитаты о выздоровлении от зависимости могут дать вам силы выстоять на самых темных стадиях зависимости.Во время посещения собраний, посещения индивидуальной и групповой терапии и записи на стационарное лечениеЧитать. ..

Закон об обязательном лечении алкоголизма: доказательства, этика и закон в 3,5 раза больше, чем по стране.1 Закон

об обязательном лечении алкоголизма 2013 (NT) (Закон AMT) является последней мерой, введенной для борьбы с этой проблемой, разрешающей до 3 месяцев.Привлечение к уголовной ответственности за алкогольную и другую наркотическую зависимость (AOD) — это «санкционированное законом принудительное обращение лица, не являющегося правонарушителем, на лечение».2

Мы утверждаем, что существует мало доказательств эффективности этой схемы и что правительство NT могло бы принять более рентабельные альтернативы, которые не включали бы сомнительное применение медицинского вмешательства для снижения общественного опьянения с сопутствующими юридическими и этическими проблемами.

Закон об управлении полицией 1981 (NT) предусматривает, что, если человек трижды задерживается полицией за пьянство в общественном месте в течение 2 месяцев, он должен быть направлен на обследование к старшему врачу-оценщику (SAC) в соответствии с с Законом об АМТ. В соответствии с Законом о AMT, SAC, от которого не требуется быть врачом, должен оценить человека в течение 96 часов, а затем запросить оценку психического здоровья или подать заявление в Трибунал по принудительному лечению алкоголизма (трибунал). Трибунал не обязан следовать рекомендациям отчета об оценке SAC, но может вынести постановление об обязательном лечении лица, если оно соответствует тем же критериям, которые используются SAC; в частности, что «злоупотребление человеком алкоголем представляет собой риск для здоровья, безопасности или благополучия человека или других лиц»; «существуют не менее ограничительные меры, разумно доступные для борьбы с этим риском»; и «это лицо выиграет от принудительного лечения» (статья 10 Закона о ПОД).

NT не является первой австралийской юрисдикцией, которая ввела законы о гражданских обязательствах для борьбы с алкогольной зависимостью. Виктория заменила свой Закон о лицах, зависимых от алкоголя и наркотиков 1968 , на Закон о лечении от тяжелой зависимости от психоактивных веществ 2010 , , который значительно сократил количество времени, на которое человек может быть задержан в целях лечения; теперь он позволяет задерживать и лечить человека, страдающего тяжелой зависимостью от психоактивных веществ, на срок до 14 дней.

Новый Южный Уэльс заменил свой Закон о наркоманах 1912 на Закон о лечении наркомании и алкоголизма 2007 , а в 2013 году ввел Программу принудительного лечения наркомании и алкоголизма, которая позволяет первоначально задерживать «установленных пациентов» на 28 дней. , с возможностью продления лечения до 3 месяцев. Расследование, проведенное в отношении действия первоначального Закона об алкоголизме, , который разрешал гражданское заключение пациентов, зависимых от алкоголя, на срок до 12 месяцев, охарактеризовало этот закон как «по существу карательный, а не терапевтический, лечащий зависимость от легального и широко доступного наркотика». — алкоголь — как если бы это было уголовным преступлением, и использование «лечения» как средства социального контроля, а не для пользы человека».2 Закон Тасмании об алкогольной и наркотической зависимости 1968 в настоящее время находится на рассмотрении.

Обновленные законы штата Новый Южный Уэльс и штата Виктория отменяют длительные сроки лишения свободы, обеспечивая улучшенную защиту прав пациентов и лучше отражая передовую международную практику. Например, законодательство штата Виктория предоставляет задержанным пациентам право на получение второго мнения от зарегистрированного практикующего врача, обладающего соответствующим опытом в области зависимости от психоактивных веществ. И наоборот, уместность Закона о АМТ сомнительна, учитывая недостаточность доказательств длительных гражданских обязательств по лечению алкогольной зависимости и ограниченную защиту прав личности Законом.

Доказательства, этика, права человека и международные рекомендации

Доказательства использования гражданской ответственности при лечении алкогольной зависимости ограничены. Систематический обзор пришел к выводу, что было мало доказательств гражданской приверженности людей, зависимых от AOD, отметив, что большинство исследований страдают методологическими ограничениями. обращения с лицами, не являющимися правонарушителями.4 В отчете Австралийского национального совета по наркотикам делается аналогичный вывод о том, что «эмпирические данные об эффективности принудительного лечения неадекватны и неубедительны». 5

При отсутствии доказательств консенсус экспертов дает полезное руководство по приемлемому использованию гражданских обязательств. Всемирная организация здравоохранения рекомендует, чтобы лечение в экстренных случаях, связанных с аутизмом, проводилось только в течение короткого периода времени, и что пациент должен быть выписан после завершения абстинентного синдрома6. программа и адекватные условия доступны, период пребывания ограничен, а недобровольный статус человека подлежит периодическому пересмотру.6 Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН) считает допустимым краткосрочное содержание под стражей в тех случаях, когда лица подвергаются серьезному риску причинения вреда себе или другим, но принудительные медицинские вмешательства должны быть прекращены, как только будет предотвращена острая чрезвычайная ситуация и восстановлена ​​автономия7. Что касается длительного принудительного лечения, УНП ООН пришло к выводу, что:

Отсутствуют доказательства терапевтического эффекта этого подхода… Это дорого, нерентабельно и не приносит пользы ни человеку, ни обществу. Оно не является альтернативой тюремному заключению, потому что является формой лишения свободы… При наличии достаточных ресурсов для добровольного лечения, надлежащего направления на лечение из системы уголовного правосудия и мобилизации сообщества остаточная потребность в использовании этой формы принудительного/принудительного лечения должна уменьшиться. пока не перестанет использоваться.7

Эти выводы отражают права человека и этические соображения в отношении обязательного лечения. Как правило, принудительное лечение не допускается в соответствии с международным правом на здоровье, которое включает право контролировать свое здоровье и тело и не подвергаться принудительному медицинскому лечению.8 Государства должны воздерживаться от применения принудительного медицинского лечения, кроме как в исключительных случаях (например, при лечении психических заболеваний).9 Ограничение индивидуальных прав может быть разрешено, но пропорциональна предполагаемой угрозе общественному здоровью. 9 Специалисты по этике также пришли к выводу, что если временное принудительное лечение с целью создания автономии может быть этически оправданным, то восстановление автономии должно быть «концом любого морального аргумента в пользу принудительного лечения».10

Особые вопросы, касающиеся Закона о ПОД

Некоторые долгожданные изменения вносятся в Закон о БПП после 6-месячного пересмотра.11 Уголовные санкции за уклонение от лечения уже отменены, и правительство СТ в настоящее время обсуждает, следует ли расширить пути направления в схему (например, через разрешение практикующим врачам направлять людей в программу). Однако остаются опасения по поводу отсутствия оценки программы; использование якобы медицинского вмешательства для решения социальной проблемы; непрозрачность судебного разбирательства; потенциально дискриминационное применение схемы к аборигенам; и сомнительная рентабельность схемы.

На сегодняшний день официальной оценки клинической эффективности программы не проводилось. Правительство предоставило краткие виньетки, содержащие истории успеха пациентов, и выпустило отчеты, содержащие количество пролеченных, но без указания частоты рецидивов после выписки.12,13 Учитывая вышеупомянутую нехватку доказательств гражданской приверженности, это отсутствие оценки вызывает обеспокоенность.

Вызывает тревогу и тот факт, что эта схема открыто нацелена на «хронических пьющих, которые находятся в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах»11, а не на всех проблемных пьющих.Это использование медицинского вмешательства для решения предполагаемой социальной проблемы должно беспокоить клиницистов. Даже если пути к программе будут расширены, чтобы позволить практикующим врачам направлять пациентов в программу, как это обсуждает правительство NT, это не решит других недостатков. Любые полномочия полиции по направлению к специалистам вызывают беспокойство, особенно с учетом признанных рисков, связанных с задержками при переводе из-под стражи в полицию в центры оценки. 11

Закон о AMT также отличается от других юрисдикций тем, что он является обязательным в отношении принудительного характера режима лечения и направления в программу; как только клиент передается полицией, SAC не имеет права решать, передавать ли его в трибунал.Беспокоит и то, что трибунал может прийти к выводу, отличному от оценочного ВАС, и вынести постановление о принудительном лечении в отсутствие медицинской поддержки.

Материалы трибунала не публикуются, что отражает отсутствие прозрачности в этом квазисудебном процессе. Обеспокоенность также возникла в отношении процедурной справедливости в соответствии с Законом о ПОД; Отсутствие адвоката или переводчика ранее приводило к признанию недействительным решения суда по апелляции.14

Закон о AMT также подвергался фактической дискриминации аборигенов.По имеющимся сведениям, почти все, кого оценивают в соответствии с Законом о AMT, являются аборигенами.15 Бездомные или странствующие лица с гораздо большей вероятностью попадут под действие этой схемы. Уровень бездомности среди коренных австралийцев в четыре раза выше, чем среди некоренных австралийцев,16 и хорошо задокументирована практика среди них оставаться в «длинной траве» (жить грубо).17 При чтении вместе с исследованиями, подтверждающими высокий уровни употребления алкоголя среди бездомных и странствующих аборигенов,18 неудивительно, что они чаще направляются в программу, чем граждане, не являющиеся аборигенами.

Закон о AMT может нарушать статью 9 Закона о расовой дискриминации 1975 (Cwlth), , запрещая осуществление прав человека на основе расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения. Хотя эта схема может представлять собой «особую меру», принятую в интересах аборигенов, ее будет трудно оправдать, учитывая, что законодательство не было написано специально для применения к аборигенам. Высокий суд Австралии недавно постановил, что закон, ограничивающий хранение алкоголя на острове Палм в Квинсленде, представляет собой особую меру, но при совершенно других обстоятельствах. 19 Учитывая, что Закон о БПП выходит далеко за рамки ограничения владения и серьезно ограничивает свободу передвижения затронутых лиц, в данном случае может быть принято иное решение. Предлагаемое расширение путей направления в программу может смягчить эту неотъемлемую дискриминацию, но в действующем законодательстве остаются законные вопросы относительно его применения к аборигенам.

Наконец, настораживает тот факт, что около 27 миллионов долларов ежегодно тратится на потенциально дискриминационную программу, не имеющую доказательств;20 в период с июля 2013 года по июнь 2014 года в программу было направлено в общей сложности 418 человек, что представляет собой приблизительные расходы в размере 64 000 долларов США на человека. человек.13 Существует ряд более рентабельных вмешательств, которые можно было бы внедрить вместо схемы AMT, что представляет собой значительно менее карательный подход к людям, зависимым от AOD, в NT.

Вмешательства со стороны предложения, такие как ограничения на цены на алкоголь и часы и дни продажи в лицензированных помещениях, доказали свою эффективность в снижении вреда, связанного с употреблением алкоголя21. Такие ограничения не наказывают отдельных лиц за употребление алкоголя, которые наживаются на злоупотреблении алкоголем.Что касается лечебных вмешательств, наращивание потенциала организаций первичной медико-санитарной помощи для управления зависимостью от AOD является более оправданным, чем продолжение схемы AMT, поскольку также была продемонстрирована клиническая и экономическая эффективность этого подхода.22 Внедрение любого или всех из этих вмешательств с использованием значительного финансирования, выделенного на схему AMT, могли бы принести огромные выгоды населению NT в более широком смысле, а не обеспечивать временное и, вероятно, неэффективное принудительное лечение небольшого числа людей.

Закон Рики: Закон о недобровольном лечении

Что такое безопасное управление выводом средств и средство стабилизации?

Защищенное учреждение для управления и стабилизации синдрома отмены — это учреждение, сертифицированное Министерством здравоохранения для обеспечения лечения синдрома отмены и стабилизации под наблюдением врача для лиц, содержащихся под стражей для принудительного лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

Надежные учреждения по лечению синдрома абстиненции и стабилизации состояния будут обеспечивать 17-дневное лечение синдрома абстиненции и лечения от наркозависимости для взрослых и подростков старше 13 лет, которые могут нанести серьезный вред себе или другим, чужому имуществу или серьезно инвалидизируются из-за употребления психоактивного вещества. использовать беспорядок.

Какие права у поступающих на лечение?

В соответствии с Законом Рики члены сообщества, проходящие лечение принудительно, и те, кто проходит менее ограничительную форму лечения, защищены правами пациентов, изложенными в RCW 71.05.360 и 71.05.217. Список этих прав должен быть размещен на видном месте во всех учреждениях, предоставляющих эти услуги.

Исторический контекст

Закон

Рикки, Законопроект Палаты представителей 1713, согласовывает законы штата Вашингтон об употреблении психоактивных веществ и психическом здоровье, касающиеся того, как мы оказываем помощь отдельным лицам.

Цель состояла в том, чтобы создать единый закон о принудительном заключении, который позволяет тем, кто подвергается риску из-за расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, получать необходимую помощь для защиты себя и общества. Закон назван в честь Рики Гарсии, молодого человека, который годами страдал расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и несколько раз попадал в больницу из-за суицидальных мыслей. Во время своей последней принудительной госпитализации он согласился пройти курс лечения от наркозависимости и, как сообщается, уже много лет остается чистым и трезвым.

Когда кровати в отделении детоксикации недоступны, такие пациенты, как Рикки, оказываются в отделениях неотложной помощи, психиатрических больницах или даже в тюремных камерах, где они не всегда могут получить надлежащую помощь.

Прочтите обзор акта принудительного лечения по Закону Рики.

Закон

В 2016 году законопроект 1713 Палаты представителей внес изменения в систему психического здоровья и существенно изменил RCW 71. 05 и RCW 71.34, вступившие в силу 1 апреля 2018 года, чтобы включить употребление психоактивных веществ в процесс ITA.

С 1 апреля 2018 г. назначенные специалисты в области психического здоровья смогут поместить человека, который соответствует критериям для принудительного лечения из-за расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, в безопасное учреждение для лечения синдрома отмены и стабилизации при наличии свободного места.

Глава 4

Глава 4

Совместное использование Мечта: подходит ли ADA всем?


Глава 4

Вещество Злоупотребление в соответствии с ADA


Имеет сообщалось, что от 10 до 25 процентов населения Америки иногда на работе в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Социальные и экономические затраты на злоупотребление психоактивными веществами в Америке ошеломляют.В докладе, опубликованном в 1998 г. Национальным институтом злоупотребления алкоголем и алкоголизма и Национальным Институт по борьбе со злоупотреблением наркотиками, по оценкам, стоимость злоупотребления алкоголем и наркотиками на 1995 год составил 276,4 миллиарда долларов, из которых 166,5 миллиарда долларов пришлось на злоупотребление алкоголем и 109,8 миллиарда долларов было потрачено на злоупотребление наркотиками.

Название I Закона об американцах с ограниченными возможностями специально позволяет работодателям гарантировать, что рабочее место свободно от незаконное употребление наркотиков и употребление алкоголя, а также соблюдать другие федеральные законы и правила, касающиеся употребления наркотиков и алкоголя.В то же время АДА обеспечивает ограниченную защиту от дискриминации для выздоравливающих наркоманов и для алкоголиков.

Ниже приводится обзор текущих юридических обязательств работодателей и сотрудников:

  • Ан человек, который в настоящее время занимается незаконным употреблением наркотиков, не является инвалидом, когда работодатель действует на основании такое использование.

  • Ан работодатель не может дискриминировать человека с историей наркомании, но кто в настоящее время не употребляет наркотики и кто реабилитирован.

  • Ан работодатель может запретить незаконное употребление наркотиков и употребление алкоголя в рабочее место.

  • Это не является нарушением ADA для работодателя, чтобы сдать тесты на незаконное употребление наркотиков.

  • Ан работодатель может уволить или отказать в приеме на работу лицам, которые в настоящее время занимаются незаконное употребление наркотиков.

  • сотрудников которые употребляют наркотики или алкоголь, могут быть обязаны соответствовать тем же стандартам производительность и поведение, которые установлены для других сотрудников.

  • сотрудников могут быть обязаны соблюдать Закон о запрещении наркотиков на рабочем месте 1988 г. и правила, установленные федеральными агентствами, имеющими отношение к употреблению наркотиков и алкоголя на рабочем месте.

КОГДА ПОТРЕБИТЕЛИ НАРКОТИКОВ ПОКРЫВАЮТСЯ ЗАЩИТОЙ ADA?

АДА предусматривает, что любой сотрудник или соискатель работы, который в настоящее время занимается незаконное употребление наркотиков не является квалифицированным лицом с ограниченными возможностями.Таким образом, работник, который незаконно употребляет наркотики, независимо от того, является ли сотрудник случайным потребителем или наркоманом не защищены ADA, если работодатель действует на основании незаконного оборота наркотиков использовать. В результате работодатель не нарушает ADA, единообразно применяя его правила, запрещающие сотрудникам от незаконного употребления наркотиков. Однако к квалифицированным лицам в соответствии с ADA относятся следующие лица:

  • кто успешно реабилитированы и больше не занимаются незаконное употребление наркотиков;

  • кто в настоящее время участвуют в программе реабилитации и больше не участие в незаконном употреблении наркотиков; и

  • кто ошибочно расцениваются как лица, незаконно употребляющие наркотики.

Бывший наркоман наркоман может находиться под защитой ADA, потому что зависимость может считаться существенно ограничивающим нарушением. Однако, согласно Руководству по технической помощи EEOC по ADA, бывший случайный потребитель наркотиков не защищен:

[А] человек, который случайно употреблял наркотики в прошлом, но не стал зависимым не является человек с инвалидностью, основанной на употреблении наркотиков в прошлом.Для того, чтобы человек был существенно ограничен из-за употребления наркотиков, он / она должен быть зависим от наркотика.

Что Является ли нынешним потребителем наркотиков?

определение тока имеет решающее значение, потому что ADA исключает только кого-то от защиты, если это лицо в настоящее время употребляет запрещенные наркотики. В ее показания перед Комиссией, Нэнси Делогу, советник Института рабочее место без наркотиков, заявил, что в настоящее время недостаточно закона по этому вопросу, и это вызывает работодателям очень трудно точно определить, когда они могут принять дисциплинарное взыскание с работника.

Знак Ротштейн, профессор права и директор Института здравоохранения, права и политики в Хьюстонском университете, согласился с г-жой Делогу, дав показания перед Поручить EEOC принять участие в каком-то интерпретирующем заявлении и, после консультации со специалистами реабилитационного сообщества,

может предложить руководство, которое было бы очень полезно для работодателей в этой области, например, установление определенного периода времени, в течение которого человек должен быть стабильным и добиваются прогресса или требуют сертификации лица, имевшего проблема злоупотребления психоактивными веществами от какого-то профессионала, которого они делали хорошо прогресс, прежде чем они будут покрыты [АДА], потому что .. . работодатели с трудом принимают решение. Суды были неохотно устанавливает конкретные периоды времени, и это область, которая вызвало большое беспокойство.

КСРТ определил текущий как означающий, что незаконное употребление наркотиков произошло недавно достаточно, чтобы оправдать разумное убеждение работодателя в том, что употребление наркотиков является постоянная проблема. В Руководстве по технической помощи EEOC для ADA приведены следующие рекомендации:

.
  • Если человек дает положительный результат на тесте на наркотики, он или она будет считаться текущий потребитель наркотиков, если тест точен.

  • Текущий Употребление наркотиков – это незаконное употребление наркотиков, которое имело место достаточно недавно, чтобы оправдать разумное убеждение работодателя в том, что причастность к наркотикам является постоянная проблема.

  • Текущий не ограничивается днем ​​использования или последними неделями или днями, а определяется в каждом конкретном случае.

Окружные апелляционные суды постановили, что лицо по-прежнему может считаться действующий потребитель, даже если он или она не употреблял наркотики в течение нескольких недель или даже месяцы.Например в Зенор против Эл Paso Healthcare Systems, Ltd ., суд постановил, что работник, фармацевт, был текущим потребителем, потому что он употреблял кокаин за пять недель до того, как ему сообщили, что он будет выписан. В Салли против Circuit City Stores, Inc ., суд отметил, что ему не известны случаи, когда трехнедельный срок воздержание считалось достаточно длительным, чтобы лишить работника статуса текущего пользователя.

Ин Шафер v. Престон Мемориал Хоспитал Корп ., суд рассмотрел иск ADA медсестры, которая крала лекарства для которой она стала зависимой. Пока в больнице расследовали дело, медсестру ввели в наркоз. реабилитация. На следующий день после того, как она закончила стационарную реабилитацию от наркозависимости, она была уведомлена о том, что она уволен за грубые проступки, связанные с перенаправлением контролируемых вещества.

В придя к выводу, что истец по-прежнему является потребителем незаконных наркотиков, суд отметил, что обычное или естественное значение фразы в настоящее время Употребление наркотиков не требует, чтобы наркоман имел при себе героиновый шприц. руку или бонг с марихуаной ко рту именно в тот момент, когда это предполагается. Скорее, по мнению суда, кто-то является текущим пользователем, если он или она незаконно употреблял наркотики периодически в течение недель и месяцев до разрядить.

Банка Регистрация в программе реабилитации Обеспечивает защиту ADA?

А иногда возникает вопрос о том, может ли сотрудник-наркоман, нарушивший правила правила компании могут, прежде чем быть дисциплинарными, записаться на контролируемый препарат реабилитационную программу, а затем требовать защиты ADA как бывший наркоман которые больше не употребляют наркотики незаконно. В своих показаниях перед Комиссией Нэнси Делогу заявила:

Это создает большие трудности для работодателей, чтобы точно определить, когда они могут принять дисциплинарные меры в отношении сотрудника, у которого могли быть дисциплинарные проблемы, дает положительный результат или признает наличие проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, приходит в реабилитация может быть 30 дней. Работодатель ждет, пока работник возвращается к рабочей силе, а затем говорит: «Хорошо, теперь мы собираемся говорим о проблемах, которые у нас есть, а сотрудник говорит: «Привет, я выведен из строя, я теперь охвачен ADA. . . . Это положение фактически служит своего рода сдерживающим фактором для работодателей, чтобы предложить реабилитацию и другие услуги для сотрудников, прежде чем решать какие-либо существенные проблемы с производительностью.

КСРТ В Руководстве по технической помощи для ADA говорится, что такие претензии, сделанные заявитель или сотрудник не будет успешным:

Ан заявитель или сотрудник, у которого положительный результат теста на незаконный наркотик, не может немедленно начать программу реабилитации наркозависимых и попытаться избежать возможность дисциплинарного взыскания или увольнения, заявив, что он / она сейчас находится в реабилитацию и больше не употребляет наркотики незаконно. Человек, который тестирует положительный результат за незаконное употребление наркотиков не имеет права на защиту, которая может быть доступными для бывших пользователей, прошедших или находящихся на реабилитации.

Несмотря на это четкого языка EEOC, сотрудники все еще пытаются использовать аргумент в суды. Когда они это сделают, работодатель будет утверждать, и обычно с успехом, что сотрудник является текущим пользователем, несмотря на его или ее недавний вход в программа реабилитации наркозависимых.

Для например, в Collings v. Longview Fiber Co ., работодатель уволил нескольких сотрудников за употребление запрещенных наркотиков на объекте. В своем иске ADA семь из восьми истцов заявили, что либо завершили программы реабилитации наркозависимых или находились в процессе реабилитации на момент увольнения они не были текущими пользователями. Некоторые истцы даже сдали анализы на наркотики вскоре после выписки. чтобы доказать, что в настоящее время они не употребляли запрещенные наркотики.

суд заявил, что нынешнее употребление не ограничивается употреблением наркотиков в день или в течение нескольких дней или недель до иска о найме в вопрос. Скорее, заявил суд, положение предназначено для применения к незаконному использованию наркотиков, которые произошли достаточно недавно, чтобы указать, что человек активно занимается подобным поведением. Истцы считались текущими пользователями и, несмотря на то, что они начали или прошли программу реабилитации наркозависимых, не были защищены АДА.

Разумный Приют для наркозависимых

Долг предоставлять разумные приспособления квалифицированным лицам с ограниченными возможностями считается одним из самых важных законодательных требований ADA. Если выздоравливающий наркоман в настоящее время не употребляет наркотики незаконно, то он или она может иметь право на разумное приспособление. Обычно это включает изменен график работы, чтобы сотрудник мог посещать встречи Анонимных Наркоманов или отпуск, чтобы сотрудник мог обратиться за лечением.

КОГДА ПОДХОДЯТ ЛИ ПОТРЕБИТЕЛИ АЛКОГОЛЯ ЗА ПРАВО ADA?

Физические лица которые злоупотребляют алкоголем, могут считаться инвалидами в соответствии с ADA, если это лицо является алкоголик или выздоравливающий алкоголик. Суды обычно постановляли, что алкоголизм является покрываемой инвалидностью. Например, в Уильямс v. Виднолл , суд прямо и без обсуждения заявил, что алкоголизм является прикрытием инвалидность.

Некоторые суды ставят под сомнение, следует ли автоматически определять алкоголизм как покрываемая инвалидность.Например, в Берч против Кока-Кола, суд постановил, что алкоголизм не является инвалидности и установил, что алкоголизм истца не был покрывали инвалидность, потому что она существенно не ограничивала его основную жизнь. виды деятельности. Точно так же в Валлин v. Миннесота, Департамент Исправления, суд предложил анализировать алкоголизм в каждом конкретном случае и отметил, что истец не представил доказательств того, что его алкоголизм нарушена основная жизнедеятельность.Более того, как Burch , так и Wallin соответствуют постановлению Верховного суда США по делу Sutton . v. United Airlines, Inc ., в котором четко указано, что будет проводиться индивидуальное расследование для определить, существенно ли обесценение ограничивает основной срок службы деятельность. Как пояснил суд в деле Sutton :

А инвалидность существует только в том случае, если нарушение существенно ограничивает основная жизненная деятельность, а не там, где она могла бы, могла бы или быть существенно ограниченным, если не были приняты корректирующие меры.Второй, поскольку подраздел (A) [42 U. S.C. 12102(2)] требует, чтобы инвалиды оцениваться по отношению к человеку и определяться на основе существенно ли нарушение ограничивает основную жизнь человека деятельность, вопрос о том, имеет ли человек инвалидность в соответствии с ADA является индивидуальным запросом.

Четный хотя суды могут определить, что алкоголизм является покрываемой инвалидностью, закон разъясняет, что работодатели могут обеспечивать соблюдение правил, касающихся употребления алкоголя в рабочее место.ADA предусматривает, что работодатели могут:

  • запретить употребление алкоголя на рабочем месте;

  • требуется чтобы сотрудники не находились на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения; и

  • держать работника, страдающего алкоголизмом, к тем же трудовым нормам, к которым работодатель удерживает других работников, даже если их неудовлетворительная работа или поведение связано с алкоголизмом.

EEOC Руководство по технической помощи, содержащее дополнительные указания по ADA, предусматривает, что работодатели имеют право наказывать, увольнять или отказывать в приеме на работу алкоголик, чье употребление алкоголя отрицательно влияет на производительность труда или поведение степени, в которой он / она не является квалифицированным. Руководство поясняется следующим примером:

Если человек, страдающий алкоголизмом, часто опаздывает на работу или не может выполнять свои должностные обязанности, работодатель может дисциплинарное взыскание за неудовлетворительное выполнение работы и поведение.Однако работодатель не может наказывать работника-алкоголика более строго. чем другие сотрудники за ту же работу или поведение.

Для Например, если сотрудник-алкоголик и сотрудник, не употребляющий алкоголь, пойманы за пиво на погрузочной платформе, работодатель не может уволить работника-алкоголика при этом вынося другому работнику только письменное предупреждение. В Flynn против Raytheon Co ., именно этим вопросом занимался суд. Он постановил, что даже если работодатель может применять свои правила против опьянения на рабочем месте, он не мог выборочно применять свои правила таким образом, чтобы обращаться с алкоголиками более сурово. Короче говоря, любая политика, которую проводит работодатель, должна применяться единообразно.

Разумный Приют для алкоголиков

Долг предоставлять разумные приспособления квалифицированным лицам с ограниченными возможностями считается одним из самых важных законодательных требований ADA.Разумное приспособление для алкоголика, как правило, предполагает изменение график работы, чтобы сотрудник мог посещение собраний анонимных алкоголиков или отпуск чтобы сотрудник мог обратиться за лечением. В Шмидт v. Safeway, Inc ., например, суд постановил, что работодатель должен предоставить отпуск, чтобы работник мог получить лечение от алкоголизма.

АДА не требует от работодателя предоставления программы реабилитации от алкогольной зависимости или предложить реабилитацию вместо дисциплинарного взыскания работника за алкогольное опьянение неправильное поведение или проблемы с производительностью.На слушаниях в Сенате сенатор Дэниел Коутс (R-IN) спросил сенатора Тома Харкина (D-IA), главного спонсора ADA, является ли работодатель по юридическому обязательству в соответствии с законом обеспечить реабилитацию для сотрудник, который использует . . . алкоголь? В ответ сенатор Харкин заявил: «Нет, такого юридического обязательства нет. Отчет Сената перекликается с ответом сенатора Харкина о том, что приспособление не требует, чтобы застрахованная организация предоставить реабилитационную программу или возможность для реабилитации.. . для любой действующий сотрудник, являющийся [] алкоголиком, в отношении которого действия предпринимаются по причинам производительности или поведения.

КСРТ постановил, что федеральные работодатели больше не обязаны предоставлять разумное приспособление по твердому выбору в соответствии со статьей 501 Закон о реабилитации. Выбор фирмы, как правило, влечет за собой предупреждение сотрудников с алкогольной зависимостью. проблемы с трудоустройством, что они будут наказаны, если не получат алкоголь лечение.Обоснование EEOC заключается в том, что в Закон о реабилитации были внесены поправки в 1992 г. для применения стандартов ADA, и что ADA не требует от работодателя оправдать проступок за плохую работу, даже если он связан с алкоголизмом. В Руководство EEOC по правоприменению в отношении разумного приспособления и неправомерных затруднений заявление, EEOC подтвердил, что работодатель не обязан предоставлять твердый выбор или соглашение о последнем шансе как разумный жилье.

Более того, работодатель, как правило, не обязан предоставлять отпуск работнику-алкоголику если лечение окажется бесполезным.Например, в Шмидт v. Safeway, Inc , суд сказал работодатель не будет обязан предоставлять повторные отпуска (или возможно даже разовый отпуск) для работника-алкоголика с бедным прогноз на выздоровление. А в Фуллер против Франк , суд постановил, что работодатель не обязан давать работнику-алкоголику очередной отпуск, когда лечение от алкоголизма неоднократно оказывалось безуспешным в мимо.

Наконец, работодатель, как правило, не обязан предоставлять жилье работнику, который не просил предоставления жилья и отрицает наличие инвалидности. В Ларсон v. Koch Refining Co ., суд рассмотрел именно этот вопрос и постановил, что работодатель не имел обязанность предоставить жилое помещение больному алкоголизмом работнику при сотрудник не просил приюта и фактически прямо отрицал наличие проблема с алкоголем.

Обвинение Неправомерное поведение при алкоголизме

Суды обычно считают, что сотрудники не могут винить в неправомерных действиях алкоголизм. Для например, в Рено против Департамент семейных услуг штата Вайоминг , суд отметил, что даже если алкоголизм считается инвалидностью, ADA различает алкоголизм и связанные с алкоголизмом проступки. Суд определил, что работодатель может законно уволить работника (п. директора школы) за то, что он пришел на работу в нетрезвом виде, хотя он утверждал, что поведение было следствием его алкоголизма.

В Лабрушери против Регенты Калифорнийского университета , суд постановил, что увольнение работника по причине его заключен в тюрьму после его третьего ареста за вождение в нетрезвом виде. Суд отметил, что увольнение на основании проступок, вытекающий из инвалидности , а не сама инвалидность, действительный.

Аналогично, в Мэддокс против Университет Теннесси , университет уволил помощника футбольного тренера после его третьего ареста за вождение в нетрезвом виде.Во время задержания, помощник тренера был воинственным и не хотел проходить тест на алкотестер. Сотрудник утверждал, что подвергся дискриминации из-за алкоголизма потому что его вождение в нетрезвом виде было результатом алкоголизма. Суд согласился с университетом, что проступок можно отделить от алкоголизм и что помощник тренера был должным образом уволен из-за проступок.

Это ясно, что работодатель не должен в качестве разумного приспособления прощать проступок, потому что проступок был вызван алкоголизмом.В Флинн по сравнению с Raytheon Co ., суд низшей инстанции отметил что сотрудник, нарушивший политику компании, запрещающую находиться под влияние алкоголя на рабочем месте не может с опозданием воспользоваться положения ADA о разумных приспособлениях, чтобы избежать наказания за его проступок. Первый круг тоже отметил, что ADA не требует от работодателя повторного найма бывшего работника. который был уволен на законных основаниях за невыполнение своих обязательств по инвалидности законные требования к работе.

ПРЯМОЙ УГРОЗА, ПРЕДСТАВЛЯЕМАЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕМ ВЕЩЕСТВАМИ

защита от прямой угрозы часто выдвигается работодателями в занимается проблемами наркомании. ADA определяет прямую угрозу как значительный риск для здоровья или безопасности других лиц, который не может быть устранен путем приемлемое жилье. ADA разрешает работодателям требовать в качестве квалификации работы, что человек не представлять прямой угрозы здоровью или безопасности других лиц, находящихся в рабочее место.Более того, работодатель может установить такое требование, даже если работодатель опора на такую ​​квалификацию может отсеивать или иметь тенденцию отсеивать или иным образом отказать в работе или льготе лицу с инвалидностью.

определение того, что лицо с инвалидностью представляет прямую угрозу, должно основываться на индивидуальной оценке имеющихся способностей человека безопасно выполнять основные функции работы. При определении того, представляет ли человек непосредственную угрозу, факторы, включать:

  • продолжительность риска;

  • характер и тяжесть потенциального вреда;

  • вероятность возникновения потенциального вреда; и

  • неизбежность возможного вреда.

Доказательства используемая при принятии решения, может включать информацию от лица, включая опыт человека в предыдущих подобных ситуациях, и мнения врачей, консультантов по реабилитации или физиотерапевтов, которые опыт в конкретной инвалидности или которые имеют непосредственное знание индивидуальный.

Более того, EEOC подчеркнул в своем Руководстве по толкованию Раздела I ADA, что работодатель не может отказать в приеме на работу лицу с инвалидностью только из-за несколько повышенного риска.Риск можно рассматривать только тогда, когда он представляет значительный риск, т. е. высокую вероятность причинения существенного вреда; а спекулятивного или отдаленного риска недостаточно.

EEOC против Exxon Corporation

В EEOC по сравнению с Exxon Корпорация , суды были вынуждены проанализировать прямую угрозу АДА защита и как она взаимодействует с деловой необходимостью защита. Что касается злоупотребления психоактивными веществами и ADA, суды, как правило, признана прерогатива работодателя формулировать и полагаться на квалификации работы, даже если они могут отсеивать людей с инвалидность.

В Эксон , EEOC подала иск против Exxon от имени нескольких сотрудников, утверждая, что общая политика компании, запрещающая лицам, которые когда-либо лечились от злоупотребления наркотиками или алкоголем из-за работы в позиции (примерно 10 процентов позиций Exxon) нарушили ADA. КСРТ утверждала, что политика компании недействительна на первый взгляд, потому что она не предусматривал, как это предписано правилами ADA, индивидуального оценка того, имеют ли бывшие наркоманы квалификацию для работы в какой-либо из обозначенные положения, чувствительные к безопасности.

компания возражала, утверждая, что ADA не требует индивидуального оценка риска рецидива у работника, если такая оценка была бы непрактично или невозможно. Компания утверждала, что риск рецидива для реабилитированных наркоманов слишком велика, чтобы позволить им работать в назначенном чувствительном к безопасности позиции, и что невозможность предсказать рецидив делает индивидуализированные оценки бесполезны.

У.С. Окружной суд установил, что ADA допускает исключение для индивидуального оценка, обычно требуемая по закону. Суд сослался на акцент ADA на защите работодателей от рисков. от недавно реабилитированных работников, а также от других видов занятости законодательные акты о дискриминации, которые допускают общие исключения, когда безопасность является проблемой и у работодателя есть основания полагать, что все дисквалифицированные работники не сможет безопасно работать.

В своем апелляция, КСРТ опиралась на свое Руководство по толкованию, чтобы утверждать, что работодатели должен соответствовать прямой защите от угроз:

С в отношении чувствительных к безопасности требований, которые отсеивают или имеют тенденцию отсеивать из человека с ограниченными возможностями или класса лиц с инвалидности, работодатель должен продемонстрировать, что применимое требование человеку, удовлетворяет стандарту прямой угрозы. . . чтобы чтобы показать, что требование связано с работой и соответствует бизнесу необходимость.

Пятый окружной апелляционный суд рассмотрел текст ADA и постановил, в то время как прямой угроза фокусируется на отдельном сотруднике и исследует конкретный риск вызванная инвалидностью работника, деловая необходимость решает вопрос о том, квалификационный стандарт можно обосновать как всеобщее требование. Суд постановил, что, хотя всеобъемлющая политика Exxon могут исключать лиц с ограниченными возможностями без индивидуального анализа относительно того, могут ли они выполнять основные функции должности, это исключение было уместным, если работодатель мог продемонстрировать, что оно оправдано по деловой необходимости.

Exxon дело вызвало серьезные дебаты во время слушаний ADA Комиссии. Нэнси Делогу, советник Института по борьбе с наркотиками на рабочем месте, сказал, что это важно решить проблему. Она показала:

Алкоголизм и злоупотребление психоактивными веществами являются хроническими состояниями, при которых риск рецидива не может быть хорошо. . . предсказано. И наверняка очень, очень высоко позиции, чувствительные к безопасности, те, которые не имеют .. . непосредственное наблюдение и для которых оплошность может привести к катастрофической ошибке, работодатели хотят иметь возможность исключать этих сотрудников с этих должностей. Будь то они обязаны перевести их на другую должность, безусловно, будет что-то открытое для политических дебатов, но в настоящее время это вызывает серьезное беспокойство.

Кеннет Коллинз, бывший руководитель программы помощи сотрудникам Chevron. корпорации и в настоящее время вице-президент по Value Options, национальной второй по величине поставщик услуг по охране психического здоровья, показал, что Корпорация Chevron провела исследование аварийности своих рабочих. Исследование пришло к выводу, что работники, прошедшие программу помощи сотрудникам Реабилитация от наркозависимости, контролируемая программой, больше не проводилась на рабочем месте или несчастных случаев вне работы, чем обычное население Chevron. Г-н Коллинз показал:

Это безусловно, моя позиция основана на моем опыте и исследованиях, проведенных в Chevron и в других подобных нефтяных компаниях, которые жестко структурированы программы помощи сотрудникам, которые, по сути, вы можете вернуть отдельных лиц в крайне чувствительных к безопасности должностей и не подвергать компанию повышенным риск несчастных случаев или ошибок в суждениях.Но это предполагает наличие строгая программа последующего наблюдения [которая включает в себя еженедельное последующее тестирование].

Exxon случае предполагает, что работодатель должен тщательно рассмотреть контекст, в котором будут использоваться медицинские рекомендации; т. е. будут ли медицинские рекомендации использоваться в качестве основой для формулирования должностных квалификаций по причинам, связанным с безопасностью, или они будут использоваться для оценки во время медицинского освидетельствования того, представляет ли лицо прямая угроза.Постановление в Exxon предполагает, что доверие работодателя к медицинским рекомендациям может быть более оправданными, когда они используются для формулирования широкой квалификации, чем для оценить отдельный случай.

Некоторые эксперты предполагают, что отчасти из-за огласки громких дел как Exxon , компании могут стать слишком быстро обозначить позицию как чувствительную к безопасности. Марк Ротстайн, профессор права и директор Института здравоохранения, права и политики Университет Хьюстона, свидетельствовал перед Комиссией, что некоторые работодатели действительно был чрезмерно инклюзивным в процессе определения того, какие позиции чувствительный к безопасности:

я думаю, некоторые работодатели имеют слишком широкое представление о том, что важно для безопасности положение. и есть .. . объявил многие рабочие места навсегда недоступными для люди, которые когда-либо имели какие-либо проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, независимо от сколько лет назад. И я думаю, что эти политики не подтверждены научными данными и, я думаю, прямо противоречат цели АДА.

г. Ротштейн свидетельствовал, что, хотя он думал, что общая политика понятна в случае Exxon он считал это опрометчивым принять принципиально неопровержимую презумпцию, что любой, кто когда-либо имел проблема злоупотребления психоактивными веществами должна быть запрещена на всю жизнь в деятельности, которую работодатель считает важной с точки зрения безопасности.Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, г-н Ротштейн сослался на дело Нокса. Ассоциация образования округа против Нокса Окружной совет по образованию .

В Нокс Округ , Шестой округ поддержал тестирование школьного персонала на наркотики, включая директоров, учителей, помощников, секретарей и водителей автобусов, на на том основании, что, поскольку эти люди играют уникальную роль в жизни детей, все позиции были сочтены чувствительными к безопасности, в том числе люди, которые работали в офисе. Г-н Ротштейн свидетельствовал:

Это мне кажется, что если расширить понятие чувствительной безопасности до тот суд и применил его на рабочем месте, теперь вы в основном говорите что любой, у кого когда-либо были незначительные проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами в колледже 25 или 30 лет назад, теперь они лишены черт знает скольких мест работы. Это поражает меня как не основанную ни на каких хороших фактах или какой-либо хорошей политике.

Эллен Вебер, директор национального офиса Центра правовых действий, права и политический отдел, специализирующийся на проблемах алкоголя, наркотиков и СПИДа, согласился с Г-н.Ротштейн. Она свидетельствовала перед Комиссией, We . . . согласен на отлично степени с . . . то, что г-н Ротстайн сказал в отношении вопросов работодатели чрезмерно расширяют список рабочих мест, связанных с безопасностью, на которые люди отказались от опрометчиво.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ РАБОТА СПРАВКИ О УПОТРЕБЛЕНИИ НАРКОТИКОВ И АЛКОГОЛЯ

Ан работодатель может делать определенные предварительные запросы относительно использования алкоголь или незаконное употребление наркотиков.Работодатель может спросить, употребляет ли заявитель алкоголь или он или она в настоящее время употребляет наркотики незаконно. Однако работодатель не может спрашивать, является ли заявитель наркоманом или алкоголик, или узнать, принимал ли он или она когда-либо наркотики или алкоголь реабилитационная программа. Действительно, EEOC предоставил обширное руководство о том, что можно и что нельзя спрашивать. в Руководстве по правоприменению под названием «Инвалидность до приема на работу». Вопросы и медицинские осмотры.

После условное предложение о работе, работодатель может задать любой вопрос, касающийся употребление наркотиков или алкоголя в прошлом или в настоящее время, если это происходит для всех въезжающих сотрудников той же категории должностей. Однако работодатель не может использовать такую ​​информацию для исключения лица из с инвалидностью, на основании инвалидности, если он не может показать, что причина исключения связана с работой и соответствует деловой необходимости, и что законные критерии работы не могут быть удовлетворены разумным приспособлением.

НАРКОТИКИ ИСПЫТАНИЯ

Ан работодатель может проводить тесты для выявления незаконного употребления наркотиков. ADA не запрещает, не требует и не поощряет тесты на наркотики. Тесты на наркотики не рассмотрены медицинские осмотры, а заявитель может быть потребовано пройти тест на наркотики, прежде чем условное предложение о работе будет были сделаны. Сотрудник также может быть обязан пройти тест на наркотики, независимо от того, связан ли такой тест с работой и необходим для бизнес.

Ан работодатель может отказать в приеме на работу соискателя или может уволить или наказать сотрудник на основании результатов теста, указывающего на незаконное употребление наркотиков. То работодатель может предпринять эти действия, даже если соискатель или работник утверждает, что он или она недавно перестала незаконно употреблять наркотики.

Тесты за незаконное употребление наркотиков также может выявить наличие наркотиков, употребляемых на законных основаниях, то есть лекарства, отпускаемые по рецепту. Если человека отстраняют от работы по причине работодатель ошибочно считал его или ее наркоманом, в настоящее время употребляющих наркотики незаконно, а проверка на наркотики выявила наличие законно прописанный препарат, работодатель будет нести ответственность в соответствии с ADA.На слушаниях в Комиссии ADA были даны показания, свидетельствующие о том, что это проблему следует изучить более внимательно, чтобы увидеть, не приводит ли она к дорогостоящим и ненужные судебные разбирательства на рабочем месте. Нэнси Делогу сказала Комиссии:

С злоупотребление наркотиками на рабочем месте и число лиц, подвергающихся тестирование на наркотики, любой, у кого когда-либо был положительный тест на наркотики, теоретически может утверждают, что его или ее работодатель или потенциальный работодатель считает его инвалидом работодатель. В результате было возбуждено много дел, и многие из них довольно легкомысленно на основании положительного теста на наркотики. Работодатель будет делать что бы они ни собирались делать, а затем сотрудник говорит: «Ну, ты меня видел». как инвалид, и я буду судиться. К сожалению, это проблема факт, который обычно требует длительных затрат на обнаружение и судебные разбирательства, прежде чем что можно решить.

Во избежание такой потенциальной ответственности, работодатель должен будет определить, человек употреблял разрешенные законом наркотики.Работодатель не может спрашивать, что отпускаемые по рецепту лекарства, которые человек принимает перед тем, как устроиться на условную работу предложение; однако работодатель может подтвердить положительный результат теста, спросив о законного употребления заявителем наркотиков или других возможных объяснений положительный результат теста. В качестве альтернативы, Руководство по технической помощи КСРТ на АДА предлагает:

[О]нэ способ избежать ответственности — провести тесты на наркотики после того, как сделал предложение, даже хотя такие тесты могут быть проведены в любое время в соответствии с ADA. Поскольку заявители те, у кого положительный результат теста на запрещенные наркотики, не покрываются ADA, работодателем может отозвать предложение о приеме на работу на основании незаконного употребления наркотиков.

Знак Ротштейн, профессор права и директор Института здравоохранения, права и политики в Хьюстонском университете, одобряет эту рекомендацию EEOC. Он свидетельствовал на слушание ADA Комиссии:

Это — это проблема, которой можно очень просто избежать, если работодатель отсрочит прием наркотиков. тестирование до пост-офферной стадии, то есть перед размещением нет никаких ограничений на запросы относительно состояния здоровья или вещества, которые могут вызвать перекрестную реактивность.Причина, по которой многие работодатели не хочу . . . отложить тестирование до стадии пост-оффера думаю, что дешевле отсеивать рабочих или потенциальных работников на основании положительного теста на наркотики, чем пересмотреть их r-сумму и приложения и ссылки и на самом деле посмотреть на человека. И это вполне может быть правдой, но я думаю, что это довольно неубедительная причина для меня, по крайней мере, за то, что подвергают людей этому нарушению их частной жизни, которое В противном случае Конгресс заявил, что это недопустимо.

 Если результаты теста на наркотики указывают на наличие законно прописанного наркотика, такая информация должна храниться в тайне, как и любая медицинская информация. записывать. Если результаты раскрывают информацию об инвалидности в дополнение к информация об употреблении наркотиков, информация, связанная с инвалидностью, подлежит обработке как конфиденциальная медицинская карта.

Можно ли отправить кого-то в реабилитационный центр? Законы о принудительном лечении наркомании

Краткий обзор статьи:  

  • Очень небольшой процент людей, нуждающихся в услугах по борьбе с наркозависимостью, действительно получают помощь.
  • Законы о принудительном заключении позволяют семьям помогать своим близким, которые не хотят лечиться.
  • Однако для принудительного помещения его в реабилитационный центр обычно необходимо доказать, что лицо причинило вред себе или другим.
  • В 37 штатах США действуют законы о недобровольном обращении за лечением от зависимости.
  • Реабилитация, кажется, работает так же хорошо, если не лучше, для людей, которые были невольно преданы делу, по сравнению с теми, кто решил пройти реабилитацию.

Законы о недобровольном обращении в реабилитационный центр для наркозависимых

Если у вас есть близкий человек, который борется со злоупотреблением психоактивными веществами, вы, вероятно, сделаете почти все, чтобы помочь ему в лечении зависимости. Национальный институт по борьбе со злоупотреблением наркотиками сообщает, что 23,9 миллиона человек нуждаются в наркологической помощи, но только 2,6 миллиона, или около 11 процентов, действительно получают помощь.

Поскольку в период с 1999 по 2014 год в этой стране количество смертельных передозировок увеличилось почти втрое, семьи и регулирующие органы в равной степени рассматривают возможность принятия отчаянных мер, чтобы сохранить жизнь людям, пострадавшим от этого кризиса. Один из способов, которым они это делают, — законы о принудительных обязательствах.

Эти законы, которые в настоящее время действуют в большинстве штатов США, являются лишь еще одним инструментом в борьбе с зависимостью и ее разрушительными последствиями. Несмотря на то, что семьи принимают все возможные меры для защиты жизни тех, кого они любят, возникают вопросы о том, сработают ли эти методы.

штатов с законами о принудительном лечении наркомании

В настоящее время 37 U.штаты С. (и округ Колумбия), которые допускают некоторую форму принудительного лечения зависимости. Процесс, требования и срок, на который человек может быть совершен, зависит от каждого штата.

Как работают законы о недобровольных обязательствах?

Если вы надеетесь «заставить» кого-то, кто вам дорог, пройти реабилитацию, это возможно, но это не так просто, как многие надеются. Недостаточно просто беспокоиться о чьем-то употреблении наркотиков или алкоголя. Как родитель, вы можете иметь больше прав «отдать» несовершеннолетнего ребенка на лечение от наркозависимости, если это разрешено в вашем штате.

Если человек, о котором вы беспокоитесь, не является несовершеннолетним, планка выше, прежде чем суд вынесет такой ордер. В большинстве штатов с такими законами вам придется обратиться в суд и доказать одну или несколько вещей. Во-первых, должны быть какие-то доказательства того, что данное лицо страдает расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ. В некоторых штатах разрешено добровольное употребление наркотиков или алкоголя, в то время как другие ограничиваются одним или другим.

В типичных случаях вам также нужно будет показать, что человек причинил вред себе или другим, или, если он не прошел реабилитацию, существует значительный риск того, что он причинит вред себе или кому-либо еще.Вы также можете показать, что человек настолько пристрастился к алкоголю или наркотикам, что стал недееспособным до такой степени, что не может удовлетворять свои основные потребности.

По этим делам проводятся слушания, и человек, которого вы хотите привлечь к ответственности, имеет право на адвокатское представительство. Если лицо не может позволить себе адвоката, суд или какое-либо другое участвующее учреждение может назначить его для него.

Связанная тема: Суд распорядился о лечении психических расстройств

Работает ли реабилитация, если она не добровольная?

Один из частых вопросов, возникающих в связи с этими программами, заключается в том, работают они или нет.К сожалению, данных по этому вопросу не так много. Что известно, так это то, что многие люди идут на реабилитацию по причинам, не связанным с желанием выздороветь. Фактически, данные, опубликованные SAMHSA в 2016 году, показывают, что до одной трети пациентов, поступивших в реабилитационный центр с 2004 по 2014 год, были госпитализированы в рамках обязательных судебных программ.

Эти пациенты не больше хотели идти в реабилитационный центр, чем те, кого принуждает к этому их семья. Несмотря на это, процесс работает так же хорошо, если не лучше.NIDA опубликовало руководство, основанное на исследованиях, в котором делается вывод о том, что люди, которых принуждают к лечению от наркозависимости, дольше остаются в реабилитационном центре и чувствуют себя так же хорошо, если не лучше, чем их сверстники, которых не заставляли посещать программу.

Можете ли вы убедить наркомана обратиться в реабилитационный центр?

Нет никаких сомнений в том, что разрыв в лечении, разница между потребностью в лечении и его использованием огромна. Если бы все, кто нуждается в лечении от наркозависимости, получали его, в этой стране был бы реабилитационный кризис.К сожалению, это не реальность. Наилучший возможный сценарий состоит в том, что близкие способны убедить наркомана пройти реабилитацию, но это не всегда срабатывает.

Вы можете попробовать профессиональное вмешательство, которое часто дает положительные результаты, но нет никакой гарантии, что человек, оперирующий поврежденный мозг, сделает правильный и здоровый выбор. Когда близкие чувствуют себя в опасности или беспокоятся о здоровье, безопасности и будущем близкого им человека, возможно, пришло время принять решительные меры.

Принудительное обязательство доступно в большинстве штатов США, включая Флориду. В Саншайн-Стейт поступило более 10 000 запросов на использование Закона Марчмана как в 2015, так и в 2016 году. Если вы ищете реабилитационный центр с заботой и состраданием для своего близкого человека, лечение от наркозависимости доступно в The Recovery Village.

Одно из распространенных критических замечаний в отношении законов о принудительном заключении заключается в том, что, хотя они и являются началом, рекомендуемая ими продолжительность пребывания часто недостаточна. Государства различаются в зависимости от того, как долго человек может находиться в гражданском состоянии, но наиболее эффективная программа лечения зависимости разрабатывается с учетом конкретных потребностей каждого человека.

Связанный: Начало лечения от зависимости через реабилитационный онлайн-центр

Медицинский отказ от ответственности: Программа Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью основанного на фактах контента о характере психических расстройств, вариантах лечения и связанных с ними результатах. Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими работниками. Информация, которую мы предоставляем, не предназначена для замены профессиональной медицинской консультации, диагностики или лечения.Его не следует использовать вместо рекомендаций вашего врача или другого квалифицированного поставщика медицинских услуг. Ознакомьтесь с нашей редакционной политикой или просмотрите наше исследование.

Европейские законы об обязательном уходе за лицами, страдающими расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или проблемами со злоупотреблением – сравнительный обзор с точки зрения прав человека и гражданских прав

Subst Abuse Treat Prev Policy. 2015 г.; 10: 34.

, , 9112 и

Magnus Israelsson

Департамент социальной работы, Средний университет Швеции, SE-831 25 Östersund, Швеция

Kerstin Nordlöf

Школа права, психологии и социальная работа , Örebro University, SE-701 82 Örebro, Sweden

Arne Gerdner

Школа медицинских наук, Jönköping University, SE-551 11 Jönköping, Sweden

Факультет социальной работы, Mid Sweden University, SE-831 25 Östersund , Швеция

Школа права, психологии и социальной работы, Университет Эребру, SE-701 82 Эребру, Швеция

Школа медицинских наук, Университет Йёнчёпинга, SE-551 11 Йёнчёпинг, Швеция

Автор, ответственный за переписку.

Поступила в редакцию 13 февраля 2015 г.; Принято 17 августа 2015 г.

Открытый доступ Эта статья распространяется в соответствии с условиями международной лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии вы должным образом указываете автора (авторов) и источник, предоставляете ссылку на лицензию Creative Commons и указываете, были ли внесены изменения. Отказ от права Creative Commons на общественное достояние (http://creativecommons.org/publicdomain/zero/1.0/) относится к данным, доступным в этой статье, если не указано иное. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

История вопроса

Законы об обязательном лечении (CCC) в области психического здоровья, социального и уголовного законодательства для взрослых лиц с алкогольной и/или наркотической зависимостью или злоупотреблением ими разработаны для рассмотрения различных сценариев, связанных с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. В этом исследовании рассматривается, как такие законы CCC в европейских государствах различаются с точки зрения юридических прав, формальных порядков принятия решений и критериев принудительной госпитализации, а также оценивается, обеспечивают ли три правовые системы (уголовное, психическое и социальное право) одинаково хорошо права человека и гражданские права.

Методы

Было проанализировано 39 законов из 38 стран. Респонденты ответили в веб-анкетах, касающихся а) законных прав, предоставляемых лицам с проблемами употребления психоактивных веществ во время процедур заключения, б) источников официального заявления, в) инстанций для принятия решения о госпитализации и г) могут ли 36 различных критериев функционировать как основания для принятия решений по КПК в соответствии с рассматриваемым законом. Анализ а-с проводился в двумерных перекрестных таблицах.36 критериев для госпитализации были отсортированы по группам критериев на основе анализа главных компонентов (PCA). Чтобы выяснить, могут ли юридические права, полномочия по принятию решений или юридические критерии различать типы законов о КПК, был проведен дискриминантный анализ (ДА).

Результаты

Существует несколько различий между тремя типами законов о CCC, касающихся юридических прав, предоставляемых физическому лицу. Тем не менее, надлежащие гарантии прав против незаконного задержания, по-видимому, по-прежнему отсутствуют в некоторых законах УПК, независимо от типа закона.Суды являются органом, принимающим решения по 80 % законов, но это явно различается в зависимости от типа права. Критерии CCC также различаются в зависимости от типа закона, т. е. в отношении того, кого следует лечить: правонарушителей-иждивенцев, лиц с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, с отыгрыванием или агрессивным поведением, или других уязвимых лиц с проблемами алкоголя или наркотиков.

Заключение

В исследовании поднимаются вопросы о том, соответствуют ли различные европейские законы CCC, касающиеся расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, или проблем злоупотребления ими, международным ратифицированным конвенциям, касающимся прав человека и гражданина. Это, однако, относится ко всем трем видам права, то есть к социальному, психическому и уголовному законодательству. Основные различия между типами законов касаются правовых критериев, отражающих различные национальные приоритеты в отношении неявных амбиций CCC – для исправления, для предотвращения или для поддержки тех, кто больше всего нуждается в уходе.

Ключевые слова: Злоупотребление психоактивными веществами, Зависимость от психоактивных веществ, Принудительное лечение, Обязательное лечение, Права человека и гражданина, Законодательство, Сравнительный анализ .е. зависимость, или злоупотребление, или вредное употребление алкоголя и/или наркотиков [DSM IV и МКБ-10]), или проблемы со злоупотреблением (проблемное употребление психоактивных веществ, т. е. употребление, связанное с медицинскими, эмоциональными, социальными или юридическими проблемами, независимо от того, соответствуют ли они диагностическим критериям расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или нет) является довольно распространенным законодательным вариантом во всем мире [1–3]. Отсюда мы называем расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и проблемы, связанные со злоупотреблением, термином «проблемы, связанные с употреблением психоактивных веществ». CCC означает, что лица, страдающие от таких проблем, по закону должны быть помещены под уход или лечение, т.е.е. у них нет законного выбора, соглашаться ли на поступление или на завершение программы ухода или нет. Цели национальных законов о CCC разнообразны. Они могут быть сосредоточены на защите общества от неприятностей, создаваемых людьми с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или могут быть направлены на помощь и защиту людей от ухудшения здоровья или социальных проблем. Юридическая близость законов о УПК либо к уголовному законодательству , либо к публичному законодательству ; последнее либо в законодательстве о психическом здоровье, либо в социальном (или специальном) законодательстве [1, 2].Три типа законов о CCC разработаны для решения различных сценариев, связанных с зависимостью от психоактивных веществ или проблемами злоупотребления. Таким образом, выбор права может указывать на различия в национальной ориентации в решении проблем, связанных с психоактивными веществами в обществе.

CCC в соответствии с уголовным законодательством подразумевает, что лицо, имеющее проблемы с употреблением психоактивных веществ, приговорено к уходу или лечению из-за правонарушения, совершенного по отношению к правонарушителям, имеющим проблемы с алкоголем или наркотиками. Этот тип права не следует путать с договорами о переключении на лечение, поскольку у лица нет выбора, начинать и/или завершать лечение или нет.CCC в соответствии с уголовным законодательством имеет корректирующее обоснование , , то есть для исправления преступного поведения и тем самым для предотвращения новых преступлений.

Закон об охране психического здоровья в отношении CCC прежде всего основан на предполагаемом или превентивном обосновании, т. е. решения об уходе или лечении принимаются в соответствии с тем, что предполагается в соответствии с волей лиц, если они обладают дееспособностью принимать решения в своих интересах [4], или они могут быть приняты для предотвращения вреда или опасности для себя и других.

В социальном законодательстве о CCC этическое обоснование часто патерналистское , т. е. власти принимают решения без согласия в интересах людей, исходя из их «потребности в уходе», чтобы защитить людей от более серьезных проблем со здоровьем или социальных проблем. Превентивное обоснование в социальном праве о КПК также достаточно распространено [3].

Законодательство о CCC также может быть классифицировано по его основному назначению, т. е. предназначен ли закон для удовлетворения неотложных потребностей или направлен на инициирование более длительного процесса реабилитации.CCC в соответствии с уголовным законодательством, с его допущением более длительных максимальных сроков, в основном относится к реабилитационной категории, в то время как публичные законы о CCC больше различаются по целям и срокам. Законы о психическом здоровье в отношении CCC обычно связаны с острыми обстоятельствами, например. на основе предполагаемого обоснования для борьбы с интоксикацией, абстиненцией или психозом, связанным с наркотиками, но они также могут быть разработаны для удовлетворения более длительных потребностей. Социальные законы о ССС гораздо чаще ориентированы на реабилитацию, т.е.грамм. на основе патерналистского или превентивного обоснования законы ратуют за более длительное пребывание под опекой [3].

Начиная с тысячелетия наблюдается глобальная тенденция к отмене государственного (психологического и социального) законодательства об УПК, а другая тенденция (с 80-х гг.) – усиление УПК в уголовном порядке [5]. Общей тенденции к уменьшению фактического использования CCC как такового нет, но наблюдается продолжающийся международный сдвиг от патерналистского права к исправительной или защитной помощи лицам с проблемами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, которые, по определению, представляют угрозу для здоровья. другим или обществу [5].

Такой сдвиг кажется противоречащим рекомендации, сделанной Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) еще в 1967 г. (и подтвержденной в более поздних документах, см. должны быть сформированы [6]. В то время ВОЗ рекомендовала, чтобы законодательство, касающееся таких лиц, признавало их больными; что медицинские органы должны участвовать в разработке такого законодательства; и что адекватное лечение и реабилитация, в случае необходимости, должны быть предоставлены пациенту не в рамках уголовного права, а в рамках публичного права. ВОЗ не исключала принудительных мер, но подчеркивала, что: Чтобы принудительное лечение имело смысл, должны быть соблюдены следующие условия: основное законодательство должно быть профилактическим и терапевтическим по своей цели; общественное мнение должно соответствовать этой цели; и должны быть доступны широкие услуги » [6], с. 16–17.

ВОЗ опубликовала три исследования глобального масштаба по законодательству, касающемуся ухода и лечения проблем, связанных с употреблением психоактивных веществ [1, 2, 7]. В 1962 г. ВОЗ пришла к выводу [7], что в странах, где наркомания имела практически эндемические масштабы, были приняты обширные законодательные меры, в то время как в других странах не было действующих правовых положений.ВОЗ установила, что суды не всегда уполномочены принимать решения о принудительном заключении; скорее, это часто беспокоило административные органы в секторах здравоохранения или социального обеспечения [7]. В исследовании 1986 г. ВОЗ пришла к выводу, что некоторые законодательные акты не обеспечивают достаточных гарантий гражданских прав лиц, совершивших преступление, и рекомендовала, чтобы законодательство защищало гражданские права отдельных лиц и обеспечивало защиту на всех этапах [1]. В 1999 г. ВОЗ подчеркнула необходимость баланса между властью государства недобровольно задерживать лиц по соображениям общественного здравоохранения и безопасности и гражданскими правами человека во время задержания [2].ВОЗ утверждала, что закон об уходе и лечении лиц с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, всегда должен формироваться в соответствии с международными конвенциями по правам человека [2].

Международное законодательство

Рекомендации ВОЗ по разработке законодательной базы по лечению и уходу, включая возможные принудительные меры, связаны с тем, что ни Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) [8], ни Международный пакт о гражданских правах и политические права (МПГПП) [9] являются юридически обязательными для подписавших государств [10, 11].

Региональные договоры по правам человека могут иметь обязательную силу, например, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) [12]. Таким образом, права граждан в 47 государствах-членах Совета Европы максимально защищены Европейским судом. Кроме того, ЕКПЧ имеет статус национального законодательства в странах Европейского союза [10, 11, 13]. По данным ЕСПЧ. Изобразительное искусство. 5:1 « Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» [12].Согласно исключениям, перечисленным в ст. 5:1 a-f, однако это право может быть ограничено национальным законодательством о задержании. Точка № 4 ст. 5 гласит, что законность такого задержания или ареста должна безотлагательно рассматриваться судом [12]. Таким образом, лица с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, имеют такое же абсолютное право, как и любые другие лица, не быть лишенными свободы, кроме как в порядке, установленном законом. Аналогичное рассуждение изложено в ст. 6 о праве на справедливое судебное разбирательство .Это право дополнительно закреплено, наряду с ЕКПЧ в целом, в Хартии основных прав Европейского Союза (CFREU 2000) [14].

CFREU Ch VI, Art 47, касается аспектов справедливости для всех граждан Союза. То есть право на справедливое и публичное судебное разбирательство в разумные сроки; возможность консультирования, защиты и представительства, а также предоставления доступа к юридической помощи тем, у кого недостаточно ресурсов [14]. Право задержанного на обращение в вышестоящую инстанцию ​​не закреплено ни в ВДПЧ, ни в ЕКПЧ, ни в КРФЕС.Однако ни ЕКПЧ, ни КРФЕС не препятствуют государствам вносить дополнительные положения об усилении правовой безопасности в национальное законодательство. Таким образом, право на свободу не указывается как абсолютное право, но доступ к процедурам, предоставляющим лицу возможность проверки законности его задержания в суде, .

Для лечения лиц с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, применимы международные договоры о здравоохранении и социальной помощи. Договоры Европейского Союза, CFREU и Европейская социальная хартия (ECS), охватывают права граждан в пределах ЕС [14, 15].Таким образом, права на здравоохранение и социальную помощь, изложенные в ESC или CFREU, следует рассматривать как относительные права в государствах ЕС. Такие права на уход и лечение включают уход за расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или проблемами со злоупотреблением. Они в течение довольно долгого времени классифицировались как расстройства в системах МКБ и DSM. Таким образом, право на охрану здоровья может включать обязательную помощь при тяжелом анамнезе больного, а добровольная помощь не помогает. Может показаться парадоксальным заявлять о «праве» на обязательное лечение, но, как указано в ECS или CFREU, содержание под стражей лиц с проблемным употреблением алкоголя и наркотиков может соответствовать обязанности государства по предоставлению необходимого ухода.Поскольку право на заботу является относительным, разные страны могут и формулировали основания для такой заботы по-разному. Однако некоторые общие принципы должны применяться к УПК в уголовном законодательстве, а также в публичном законодательстве.

Помимо принципа законности, все санкции в уголовном праве должны также согласовываться с принципами вины, гуманности и соразмерности [16]. За исключением принципа вины, все эти принципы могут применяться аналогичным образом к CCC в публичном праве (т.е. в области психического здоровья или социального права). Нельзя быть преданным принудительному уходу без поддержки закона; права человека должны соблюдаться при его применении; и вмешательство должно быть соразмерно неизбежным опасностям, которые предотвращаются осуществлением принудительного ухода. Таким образом, актуален вопрос, обеспечивают ли три разных типа национального законодательства в области УК (уголовное, психическое и социальное) в равной степени права человека для лиц с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ? Схожи ли виды права в судебном процессе? Какие критерии используются при применении относительного права на уход и лечение серьезных проблем со злоупотреблением, когда такой уход или лечение не могут быть предоставлены добровольно? Какие критерии используются при применении абсолютного права этих лиц на справедливое судебное разбирательство законности задержания судом в разумный срок? Целью данного исследования являются 1) изучить, как законодательство европейских государств о CCC различается с точки зрения юридических прав, формальных порядков принятия решений и критериев для принудительной госпитализации, и 2) исследовать, соответствуют ли три или социальное право) одинаково хорошо обеспечивают права человека и гражданина.

Методы

Выборка стран и законодательств

Исследование касается национального законодательства о КТС и его связи с региональными международными договорами, т.е. ЕКПЧ, CFREU и ЕСХ, в европейских странах. Таким образом, выбор стран для исследования обусловлен их членством в Совете Европы. Все 47 членов Совета Европы были приглашены для участия в исследовании следующим образом: Для получения надежной информации о национальном законодательстве о контроле над транспортными средствами из 27 стран ЕС, а также Норвегии и двух – на тот момент – кандидатов в члены ЕС. , Хорватия и Турция, был адресован Европейский центр мониторинга наркотиков и наркомании (EMCDDA).С разрешения EMCDDA 30 назначенных национальных координаторов (НК) в каждой стране Европейской информационной сети по наркотикам и наркомании (REITOX 1 ) были приглашены для участия в исследовании в качестве источников информации. НК расположены в правительственных департаментах или национальных агентствах или связаны с ними, которые должны предоставлять надежную и достоверную информацию о национальном законодательстве. Двадцать шесть из 30 стран сети REITOX приняли приглашение.

В других странах с приглашением обращались в государственные органы юстиции и/или в органы здравоохранения или социальные службы. В случае отсутствия ответа после нескольких писем-напоминаний в национальные посольства, расположенные в Швеции, обращались с приглашением принять участие и с запросами информации о том, в какое официальное национальное ведомство или агентство следует обращаться за достоверной правовой информацией по этому вопросу. Восемь респондентов из стран, не участвующих в EMCDDA, приняли эти приглашения и ответили на вопросы анкеты (Азербайджан, Исландия, Македония, Молдова, Черногория, Россия, Сербия и Швейцария).Первое приглашение было отправлено в марте 2008 г., а сбор данных был завершен в октябре 2009 г. Четыре страны, сотрудничающие в рамках EMCDDA, не ответили на приглашение (Болгария, Мальта, Польша и Румыния). Однако благодаря ежегодным отчетам НК [17] и официальному веб-сайту EMCDDA по правовой информации [18] можно было получить достоверную информацию и по этим странам. В конечном итоге в исследование могут быть включены данные по 38 из 47 стран-членов Европейского совета, что дает общий уровень охвата 81 %.

Десять из 38 респондентов отрицали наличие какого-либо национального закона о КХЦ, в то время как 28 в общей сложности сообщили о 39 национальных законах о КХП. Все эти 28 стран являются членами Совета Европы и связаны его конвенциями [19]. Обязательства по соблюдению правил ЕС распространяются на 19 из 28 государств. Пять из девяти оставшихся государств были на тот момент странами-кандидатами на членство в ЕС (Хорватия, Македония, Черногория, Сербия и Турция) [20]. Для обеспечения достоверности информация, предоставленная информантами, была проверена с использованием международных баз данных, полученных от EMCDDA [17, 18], ВОЗ [21] и ОБСЕ [22].Кроме того, на официальных веб-страницах министерств юстиции или здравоохранения и социального обеспечения были запрошены законодательные тексты в английском переводе или на языке оригинала, чтобы, насколько это возможно, проверить информацию респондента.

Сбор данных

Респондентам была предоставлена ​​веб-анкета. В форму были включены вопросы, относящиеся ко всему действующему национальному законодательству о ИК различных видов (уголовное, психическое и социальное законодательство). В случае знания прежнего законодательства, включенного в предыдущие исследования ВОЗ [1, 2, 7], также задавались конкретные вопросы относительно этих законов, чтобы убедиться, что они все еще действуют и применимы или нет.Респондентам было предложено исключить законы, требующие полного согласия лиц для поступления и/или завершения лечения, и законы, касающиеся перевода на лечение во время тюремного заключения. В случае федеративных стран (Германия, Испания и Швейцария) форма включала вопросы как по государственному, так и по федеральному законодательству. К сожалению, никаких подробностей о таком законе штата предоставлено не было, только федеральный закон.

Задаваемые вопросы касались а) каких законных прав, предоставляемых физическим лицам в ходе производства по делу о принудительном заключении, указанных в девяти пунктах; б) источники официального заявления о приеме, девять пунктов; в) инстанции для принятия решения о госпитализации, восемь пунктов; г) исчерпывающий перечень правовых критериев в качестве основания для принятия решения по CCC, 36 пунктов, основанный на предварительном прочтении таких критериев во всем мире в публикациях ВОЗ [1, 2, 7]. Элементы для a–c показаны в таблицах и , а элементы по юридическим критериям показаны в тексте в разделе «Результаты, юридические критерии». На все нужно было ответить Да (применяется) или Нет (не применяется). Заинтересованные читатели могут получить образцы форм у соответствующего автора.

Таблица 2

Относительная частота (в процентах) девяти конкретных юридических прав, предоставляемых иждивенцу/правонарушителю в рамках судебного разбирательства, связанного с обязательством, применяемого в трех типах законодательства о УК в области психического здоровья, социального права и уголовного законодательства, и совокупный итог для приложения Из всех трех типов (всего N = 33)

социальные
N = 11 5 17 33
Обращение к высшему примеру или суду 100 100 77 919 9195 71 71 79
адекватное и своевременное уведомление о производстве 82 80 71 76
Юрисконсульт 73 60 71 70
Доступ к документам до того дела 64 80 59 64
присутствовать на процедуры 73 60 59 64
Immunity от Self-invermination 40 53 55 55
40 53 55
Конфронтация, перекрестная экспертиза свидетелей 46 40 59 52

и уголовное законодательство дано суммарно по всем трем видам и в разбивке на три категории (

n 90 068 = 39)

Social
N = 12 6 21 39
Медицинские работники / врачей c) 83 50 19 44 44
58 3 19 33
42 42 42 9 1295 67 10 28 28
полицейских (B) 33 33 19 26
25 25 0 19 18 18
Друзья (a) 25 0 14 15
Прокурор (b)
5 0 94 29 15
Деловые партнеры / коллеги (а) 17 0 5 8
любой другой человек (A) 17 0 5 8
рухнул на более крупные категории
67 67 33 29 41
33 33 33 48 41 41
92 92 83 24 54 54

Таблица 4

Относительная частота (процент) приема по восьшему решению создание органов, применяемых в трех видах законодательства об УПК в области психического здоровья, социального права и уголовного законодательства, а в сумме всех трех видов ( n  = 39)

Психическое здоровье Social Pull
N = 12 6
17 17 86 86 86 54
административный суд (а) 67 50 33 46
75 0 0 23
прокуратура ( C) 8 0 19 13 13
33 3 0 0 10
Другое правительственное учреждение (C) 8 17 10 10 10
любого врача (B) 25 0 0 8
Совет социального обеспечения (C) 0 0 0 5
71268 75 50 91 80
Медицинская профессия (на основе b) 83 0 0 26
Другое государственное орган (на основе C) 17 50 29 28

Меры и анализ

39 национальных законов о УК, рассмотренных в исследовании, представлены в соответствии с типом (уголовное, психическое здоровье или социальное право) в таблице. Установление типа, если оно не указано четко, требует категоризации. Если закон подразумевает, что лицо может быть приговорено к уходу или лечению из-за правонарушения, совершенного в связи с проблемами правонарушителей, связанными с алкоголем или наркотиками, закон был отнесен к категории уголовного права. Публичное законодательство, т. е. право в области психического здоровья и социальное (или специальное) право, было, если не указано иное, классифицировано в соответствии с полномочиями по принятию решений. Если решение о госпитализации принимается психиатрическими органами или основывается главным образом на психиатрической экспертизе, закон классифицируется как закон о психическом здоровье.Если решения о госпитализации принимались другими органами в случаях, когда совершившее преступление лицо не совершало, это трактовалось как социальный/специальный закон. Публичное законодательство также было классифицировано по основному назначению закона (острый или реабилитационный) на основе заявленных правовых оснований. Если в законе четко указано, что заключение действительно только в случае неотложной помощи (два закона), или если закон касается помещения в качестве временной меры, т. е. дезинтоксикации или опасности для здоровья или благополучия человека в течение ограниченного периода времени (10 законов), закон был отнесен к категории законов с острым основным намерением.Остальные законы были отнесены к категории реабилитационных. Однако обратите внимание, что эта категоризация не означает, что во всех реабилитационных законах отсутствуют правовые положения, касающиеся острых обстоятельств. Авторы обсудили категоризацию типа и основного намерения, и опубликованные рекомендации по категоризации можно было применять без обнаружения каких-либо сомнительных случаев.

Таблица 1

39 исследованных законов о CCC лиц, злоупотребляющих психоактивными веществами, 28 европейских стран с категоризацией по типу (уголовное право [C], психическое здоровье [M] или социальное [S]) и основной цели (острые или реабилитационные)

Страна Название закона Тип Основная цель
Азербайджан Уголовный кодекс и Указ Президента 1997 г. комп. лечить при хроническом алк. и наркоманы C реабилитационный центр
Правительственный. постановление (УКАТ) № 21, 59 200; № 21 200; n 25 2007 C реабилитация
Хорватия Уголовный кодекс 1997 года и Закон о боевых действиях. Наркотические наркотики наркотики (OG 107/01, 87/02, 163/01) C Rehab
Cyprus Уход и лечение наркоманов Закон 1992 года C Refab
чеш Rep Закон об уголовном кодексе 141/1961 C rehab
Дания Закон о задержании. наркозависимости. чел. н. 190 2007 г., поправки. к 1584 2006 г.; § 2 закона п. 542 6. 2007 S REHAB
ESTONIA Акт психического здоровья, 1997 A м Острый
Закон о здоровье психического здоровья 1990 м Острый
Закон об алкогольной и наркотической зависимости 1986 S острый
Франция Закон об общественном здравоохранении.Ст. L 628-3, 70-1320. 1970 год отменен. по Орд. 548 2000 C реабилитация
Ст. L 3413-1–4, 3423-1 и 3423-2 в соответствии с законом об общественном здравоохранении. мод. Л. 297 2007 C C C Rehab
Германия Уголовный кодекс C
Greece Закон № 3459/2006 C Refab
Венгрия Закон ACT CLIV 1997 года о здравоохранении Sec 200 м
A 9128 C Acute
Ирландия Закон о психическом здоровье 2001 г. M острый
Литва Закон о психическом здоровье Надзор.(Zn. 1995 NR 53-1290) м Острый
Гражданского кодекса (Zin. 2000 NR 74-2262) м Острый
Macedonia Закон о обязательном лечении и правах семейные дела 17.06.2004 C b реабилитация
Молдова Закон о социальной реабилитации. пат. при хроническом алкоголизме, наркомании и деп. на ненарк. псих. саб. 1991 S реабилитация
Кодекс правовых/судебных проц. 122-XV 2003 C C C REHAB Закон о защите и осуществлении прав психически больных 2006 г. м REFAB
Нидерланды Голландских актов по специальному признаку психиатрическая больница. 1992 M M Refab
Норвегия Закон о психиатрическом здравоохранении м Острый
Закон 81 из 1991 года, связанные с социальными услугами S Refab
Польша Закон 2005 года о противодействии наркомании a C реабилитация
Румыния Закон № 143 от 2000 года о борьбе с незаконным оборотом и потреблением наркотиков. Глава 4 ст. 27-28 Ц реабилитация
Российская Федерация Закон о психиатрической службе и гарантиях для граждан. 1992 М острый
УК 1996 о принудительных мерах медицинского характера С реабилит.
Сербия Крим. Кодекс, глава VI Меры безопасности 78–80, 83, 84 a C реабилитация
Словакия Уголовный кодекс Закон №.300/2005 C реабилитационный центр
Словения Уголовный кодекс: 65, 66; Пенальти отправлено: 59; 148–152; 154–157; 164; 169; 171–172; 176; 181; 199; 252; 255 A C REHAB Испания Органическое законодательство Органическое законодательство 10/95 11/2000 по Гражданскому делу C Rehab
Швеция Закон 1991: 1128 Закон об обязательном психиатрическом лечении м Acute
ACT 1988: 870 S S Rehab
Уголовный кодекс 1982/2001: 457 Глава 31 § 2 C C C Rehab
ACT 1976: 511 на задержание в состоянии алкогольного опьянения A S Acute
Турция Уголовный кодекс 5237 арт 57/7 и 191/2-7 C реабилитационный центр
Соединенное Королевство Закон о психическом здоровье 1983 катион, и c) случаи госпитализации представлены в виде относительных частот в таблицах, и . Кроме того, б) официальное заявление и в) случаи приема были объединены в три более крупные категории соответственно на основе сходства переменных, как представлено в таблицах и .

36 критериев для госпитализации были отсортированы с помощью анализа главных компонентов (PCA). Анализ выделяет восемь компонентов, которые соответствуют восьми группам правовых критериев, и эти компоненты объясняют 81 % общей вариации во всех ответах. Следующим шагом было рассмотрение вопроса о том, могут ли юридические права, полномочия по принятию решений (свернутые фиктивные переменные, основанные на сходстве переменных) или юридические критерии (группы, созданные PCA) различать три типа закона о CCC.Было проведено пошаговое моделирование трех дискриминантных анализов (DA), по одному для каждого набора переменных. Дополнительная информация об анализе PCA и DA представлена ​​в следующем разделе.

Результаты

Юридические права

Имеющиеся данные о юридических правах охватывают 33 из 39 законов. Респонденты из четырех стран (Эстония, Польша, Сербия и Словения) воздержались от ответа на вопросы о законных правах. Еще два закона (Шведский закон 1976 года и Венгерский закон 1978 года, раздел 75) были исключены из этого анализа, поскольку, как сообщается, эти законы не требуют каких-либо подготовительных юридических процедур в суде до их вступления в силу.Шведский закон касается очень краткосрочной госпитализации (8 часов) в случаях острой интоксикации. Венгерский акт касается краткосрочных мер по спасению жизни, то есть «отрезвления» преступника, если его преступная деятельность связана с его «алкоголизмом». Частота девяти альтернатив законным правам, предоставленным лицу в рамках производства по делу о заключении под стражу тремя видами права о КПК, т. е. законом о психическом здоровье, социальным правом и уголовным законодательством, показана для 33 законов и представлена ​​в таблице. Из таблицы видно, что право допущенного лица на обжалование является юридическим правом, наиболее часто предоставляемым им во всех трех типах законов, а также в сумме (88 %). Однако почти пятая часть уголовных законов этого не допускает. Своевременное судебное слушание (79 %) и адекватное и своевременное уведомление о судебном разбирательстве (76 %) также являются общими правами. Таким образом, между тремя типами права или между уголовным и публичным правом относительно УПК существует мало различий в отношении судебных мер, которые способствуют возможности индивидуума осуществлять эти права. Следует отметить, что ситуация все еще далека от совершенства, поскольку во многих законах такие меры, по-видимому, до сих пор отсутствуют.

Заявление и решение

Официальные заявления в органы, принимающие решения, о госпитализации лица, страдающего зависимостью от психоактивных веществ, могут быть поданы различными лицами или органами. Важным является вопрос о том, кто выступает в заявлении и решении о принудительных мерах. Люди находятся в несимметричных властных отношениях с властями, которые могут или не могут быть обучены юридическим интерпретациям; если это не так, это может привести к произволу в рассмотрении дела. Частоты девяти различных источников для формального применения показаны в таблице для 39 законов по трем типам законов. В таблице также показаны девять источников подачи заявок, разделенные на три более крупные категории на основе сходства переменных: a) Другие лица , b) Правоохранительные органы, и c) Службы здравоохранения и социального обеспечения . Таблица  показывает, что власти и близкие родственники являются основными источниками официальных заявлений об уходе в соответствии с законами о CCC, т.е.е. медицинские работники (44 %), близкие родственники (33 %), работники социальной защиты (28 %) и сотрудники полиции (26 %). Следует отметить, что сумма процентов составляет более 100 как в исходных девяти, так и в трех свернутых категориях, поскольку в рамках одного и того же закона могут действовать разные источники применения. Сходства в применении существуют в публичных законах о CCC, в то время как медицинские органы и работники социального обеспечения являются основными субъектами в приложениях в соответствии с психическим здоровьем и социальным правом (83 и 67 % соответственно). Так, в социальном праве также достаточно типично обращение со стороны медицинских работников (50 %), тогда как в обоих типах публичного права обычны обращения со стороны близких родственников (58 и 33 %). В уголовном праве об УПК официальные заявления в основном подаются прокурорами (29 %). Достаточно равномерное распределение ответов указывает на то, что в уголовном праве возможны несколько других источников применения, например. медицинские органы и полиция, но и близкие родственники и сами лица (19 % во всех случаях).

Как видно из свернутых категорий, возможности физических лиц подавать официальные заявления в ССС от имени других лиц ограничены, поскольку только 16 из 39 (41 %) законов допускают это.Наибольшая частота отмечена для закона о психическом здоровье — восемь из 12 (67 %), в то время как это возможно только в двух из шести социальных законов (33 %) и в шести из 21 уголовного закона (29 %). Категория правоохранительных органов представлена ​​как в социальном законодательстве, так и в законах о психическом здоровье (33 % в обоих случаях), но, естественно, является самой большой категорией в отношении формального применения в уголовном законодательстве об УПК (48 %). Органы здравоохранения и социального обеспечения составляют самую большую категорию для приложений в законах о психическом здоровье (92 %) и социальных законах (83 %).

Решения о приеме после подачи заявления принимаются различными органами или судами. В таблице показана относительная частота признания восемью органами, принимающими решения, по типу закона (право о психическом здоровье, социальное право и уголовное законодательство) для 39 законов. В таблице также показаны частоты источников поступления по трем более крупным свернутым категориям на основе сходства переменных: а) суды , б) медицинские работники и в) другие государственные органы .Таким образом, указывается различие между видами закона об органах, принимающих решения, ответственных за прием. И здесь проценты в сумме превышают 100, поскольку в рамках одного и того же закона могут действовать разные органы, принимающие решения. Тем не менее, суды (уголовные 54 % и административные 46 %) часто являются органами, принимающими решения, в наибольшей степени ответственными за госпитализацию, за которыми следуют психиатры (23 %). В законодательстве о психическом здоровье решение о принудительной госпитализации в первую очередь является вопросом медицинских работников, в первую очередь психиатров (75 %).Высокий процент распоряжений CCC, приведенных в исполнение административными судами (67 %), указывает на то, что решение суда часто требуется в соответствии с законодательством о психическом здоровье в отношении CCC на каком-то этапе процесса госпитализации (например, возобновление решения или продление лечения), даже если врачи (психиатры, медицинская комиссия или отдельный врач) могут нести ответственность за первоначальное решение. Полномочия по принятию решений по КПК в соответствии с социальным законодательством всегда закреплены за государственными органами, чаще всего административными судами (50 %) или советами по социальному обеспечению (33 %), но иногда уголовными судами или другими государственными органами.

Суды являются органами, принимающими решения в 80 % законов, но это различается между типами законов: 19 из 21 уголовного закона (91 %) против 9 из 12 законов о психическом здоровье (75 %) и только половина из шести социальные законы. Хотя медицинские работники участвуют в принятии решений примерно в четверти всех типов законов в целом, разбивка цифр показывает, что их роль полностью ограничивается госпитализацией в соответствии с законами о психическом здоровье, где в 83 % законов говорится, что такие органы принимают решения о допуск. Другие государственные органы (т.е. прокуратура, совет социального обеспечения или другой государственный орган) являются решающими органами в 28 % всех видов права в целом и до половины социальных законов, но реже в уголовном праве или законах о психическом здоровье (29 и 17 % соответственно). )

Юридические критерии

Респондентам было предложено предоставить информацию о 36 критериях для помещения под принудительное лечение в отношении того, может ли каждое основание сделать лицо с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, подпадающим под действие CCC в соответствии с рассматриваемым законом.Очевидные сходства в нескольких переменных стремились к сокращению данных в более крупные группы. 36 пунктов правовых критериев допуска в 39 законов о КПК были отсортированы с помощью анализа главных компонентов (АГК) с варимаксным вращением. Анализ выделяет восемь компонентов с собственными значениями больше 1,3, которые вместе объясняют 81 % общей вариации. Восемь компонентов соответствуют восьми группам правовых критериев. Восемь групп правовых критериев (с факторными нагрузками) представлены в ранжированном порядке в зависимости от частоты и количества законов для всех критериев в скобках:

  • Опасность для себя или других (нагрузки: .54-.85): опасность для значимых других (24), опасность для его/ее здоровья (24), опасность для его/ее благополучия (13), потребность в медицинской помощи (12) и опасность для общества (7) . Всего 26 законов включали от одного до пяти критериев опасности для себя или окружающих.

  • Преступность, связанная с наркотиками (нагрузки: .65-.86): преступления, совершенные в состоянии опьянения (18), другие преступления, совершенные лицом (17), торговля запрещенными веществами (14), хранение для собственного использования запрещенных веществ (12), использование или неправильное использование запрещенных веществ (12) и нарушение общественного порядка (9). В общей сложности 24 закона включали от одного до шести правовых критериев в отношении преступлений, связанных с наркотиками.

  • Зависимость от психоактивных веществ и вредное употребление (нагрузки: .47-.82): наркотическая зависимость (16), алкогольная зависимость (13), наркотическое опьянение (13), вредное употребление наркотиков (12), алкогольное опьянение ( 10), вредное употребление алкоголя (9), абстинентный синдром (8), повторное вождение в нетрезвом виде (6) и абстинентный синдром (3). В общей сложности 21 закон включал от двух до девяти критериев зависимости от психоактивных веществ и вредного употребления.

  • Сопутствующая патология (нагрузки: .57-.88): наркотический психоз (17), алкогольный психоз (15), психическое расстройство, связанное с наркотиками (15) психическое расстройство, связанное с алкоголем (12) ) и ухудшение физического состояния, связанное с алкоголем (4). В общей сложности 19 законов включали от одного до пяти правовых критериев сопутствующих заболеваний.

  • Острая нетрудоспособность, связанная с опьянением (нагрузки: .35-.89): неспособность ухаживать за собой (12), нетрудоспособность вследствие наркотического опьянения (7), нетрудоспособность вследствие алкогольного опьянения (6) пьянство в общественных местах (4).В общей сложности 17 законов включали один до четырех юридических критериев о острой непрозрачности, связанной с опьянением.

  • Неприменимый добровольный уход (загрузки: 0,76–0,78): отказ от добровольного лечения (8) и безуспешное добровольное лечение (7). Всего девять законов включало один или оба из этих критериев.

  • Потенциальное вредное использование лекарств или алкоголя (нагрузки: .41-.86): связанное с наркотиками физическое ухудшение (6), случайное использование лекарств без диагностики зависимости или вредного использования (5) и случайное использование Алкоголь без диагностики зависимости или вредного использования (2).В общей сложности семь законов включали от одного до трех критериев потенциально вредного употребления наркотиков или алкоголя.

  • Злоупотребление и беременность (нагрузки: 0,79–0,82): употребление или злоупотребление наркотиками во время беременности (3) и употребление или злоупотребление алкоголем во время беременности (1). Три закона включали один или оба из этих двух критериев.

Извлеченные восемь групп критериев сформировали независимые дихотомические категории независимо от того, применялись ли критерии из этой группы или нет. Эти частоты по видам закона, я.е. CCC в рамках законодательства о психическом здоровье, социального права и CCC в уголовном праве представлены в таблице. Как указано, наиболее частыми группами критериев в целом являются опасность для себя и других (67 %), преступность, связанная с психоактивными веществами (62 %), а также зависимость от психоактивных веществ и вредное употребление (54 %), за которыми следуют сопутствующие заболевания (49 % ) и нетрудоспособности, связанной с опьянением (44 %).

Таблица 5

Относительная частота (процент) применения критериев в трех видах законодательства об УПК в психиатрическом, социальном и уголовном законодательстве и в сумме по всем трем видам ( n  = 39)

9129 4 33 9195
психическое здоровье Social
21
92 9295 92 83 48 67
, связанных с веществами преступности 33 17 91 62
вещество зависимость и злоупотребление 17 67 71 54
Сопутствующие заболевания 67 50 38 49
Острая нетрудоспособность, связанная с опьянением 83 38 44 44 44
25 67 10 23
Потенциал Вредное использование наркотиков или Алкоголь 0 50 19 18 18
0 17 10 10 8

в законах о психическом здоровье критерии для приема на опасность являются наиболее распространенными (92%) -заболеваемость (67 %). Однако критерии в отношении преступности, связанной с наркотиками, и острой недееспособности также довольно распространены в законах о психическом здоровье. Также в социальных законах наиболее распространенными критериями являются критерий опасности вместе с острой нетрудоспособностью в связи с опьянением (83 % соответственно). Критерии зависимости от психоактивных веществ и неприменимой добровольной помощи также встречаются часто (67 % соответственно). Неудивительно, что большинство уголовных законов о УК включают критерии преступной деятельности, связанной со злоупотреблением психоактивными веществами (91 %), хотя также очевидны критерии зависимости или вредного употребления алкоголя или наркотиков (71 %), а также критерий опасности (48 %). .Казалось бы, неожиданным открытием является то, что критерии наличия диагноза, связанного с психоактивными веществами (зависимость от психоактивных веществ и вредное употребление), более распространены в уголовном и социальном праве, чем в праве на психическое здоровье. Можно было бы ожидать большего количества диагностических критериев в законах, регулирующих здравоохранение. Следует, однако, отметить, что из законов, допускающих госпитализацию на основании диагностических критериев, связанных с психоактивными веществами, для принятия решения CCC, только несколько законов признали зависимость и вредное употребление алкоголя или наркотиков в одиночку в качестве основания для госпитализации.В основном они должны сочетаться с другими критериями, например. опасность для себя или окружающих. То есть только четыре из 13 законов, признающих алкогольную зависимость возможным основанием для госпитализации, указывали только это как основание для госпитализации; только наркотическая зависимость была указана в качестве основания для госпитализации в пяти из 16 законов; вредное употребление алкоголя в пяти из девяти и вредное употребление наркотиков в трех из 12 законов. В общей сложности только шесть (четыре уголовных, один психический и один социальный) из 39 законов признают зависимость или вредное употребление алкоголя или наркотиков только в качестве основания для поступления в КПК.

Законы о КПК также можно разделить на категории по их основному назначению; то есть для решения острых ситуаций в течение короткого и ограниченного периода времени или с реабилитационной целью, которая потребует более длительного ухода. Неотложная помощь является основным намерением в 75 % из двенадцати законов о психическом здоровье, в то время как реабилитационное намерение чаще встречается в социальных законах (67 %). Уголовный закон о CCC относится к реабилитационной категории (95 %), что, возможно, отражает более длительный срок тюремного заключения, который часто был бы альтернативой уходу.Основное намерение, острое или реабилитационное, определялось в отношении частоты восьми категорий критериев госпитализации (см. Таблицу).

Таблица 6

Относительная частота (процент) критериев, применяемых в законе об УПК, исходя из основной цели законов, т.е. острой или реабилитационной, и в целом ( n =39)

Реабилитативный
Острая Всего
N = 12 27
71295 63 67 67
вещество, связанные с преступностью 25 78 62
вещество зависимость и злоупотребление 17 70 54
Сопутствующие заболевания 50 48 49
Острая нетрудоспособность связана с интоксикацией 33 48 44
Неприменимый добровольный уход 17 26 912 95 23 23
Потенциальное вредное использование наркотиков или алкоголя 0 18 0 11 8

Острая категория состоит из девяти психиатрический, два социальных и один уголовный закон о УПК. Наиболее частыми критериями в этой категории являются критерий опасности (75 %) и сопутствующая патология (50 %). В реабилитационной категории, которая состоит из 20 уголовных, четырех социальных и трех законов о психическом здоровье, наиболее распространенными критериями являются преступления, связанные с психоактивными веществами (78 %), зависимость от психоактивных веществ (70 %) и критерий опасности (63 %). Наибольшие различия между этими двумя категориями касаются преступности, связанной с психоактивными веществами, и зависимости/употребления психоактивных веществ с вредными последствиями, которые чаще встречаются в законах с преимущественно реабилитационной целью (78 и 70 % соответственно), чем в законах о неотложной помощи (25 и 17 % соответственно). .Все шесть законов, признающих зависимость или вредное употребление алкоголя или наркотиков только основанием для госпитализации, имеют в первую очередь реабилитационную цель.

Различия между типами законов

Для решения вопроса о том, могут ли юридические права, полномочия по принятию решений (на основе свернутых категорий, представленных в таблицах  и ) или правовые критерии (на основе 8 групп, созданных PCA) различать три типов закона о КПК было проведено три дискриминантных анализа (ДА), по одному для каждого набора переменных. DA предсказывает принадлежность к группе (тип закона) на основе переменных-предикторов, формируя одну или несколько линейных комбинаций таких предикторов в качестве дискриминантных функций (при пошаговом моделировании удаляются все несущественные функции, в результате получается оптимальная модель). Чтобы различать три типа, должны появиться две важные функции. Два анализа — с использованием только законных прав и решающей власти в качестве предикторов — не привели к какой-либо значимой модели и, следовательно, не могли точно предсказать типы права.Однако модель на основе критериев привела к двум значимым функциям (1-я функция: лямбда Уилкса = 0,36, хи-квадрат = 35,9, df = 6, p  < 0,001; 2-я функция: лямбда Уилкса = 0,81, Хи-квадрат = 7,3, df = 2, p  = 0,027). См. Таблицу . Первая функция различает публичное право и уголовное право. Коэффициенты стандартизованной канонической дискриминантной функции показывают, что s преступность, связанная с наркотиками и зависимость от психоактивных веществ и вредное употребление сильно и положительно связаны с первой функцией (. 81 и 0,46 соответственно), в то время как неприменимый добровольный уход сильно и отрицательно связан с первой функцией (-,57). Таким образом, уголовное законодательство о УК обычно касается правонарушителей, страдающих от зависимости, в ситуациях, когда правонарушителю не предоставляется добровольная помощь. Вторая функция проводит различие между двумя типами публичного права, т. е. CCC в социальном законодательстве и в законодательстве в области психического здоровья. Коэффициенты стандартизованной канонической дискриминантной функции показывают, что вторая функция в первую очередь — и положительно — связана с критериями зависимости от психоактивных веществ и вредного употребления (.79), и – также положительно – к неприменимому добровольному уходу (0,46), но это лишь незначительно связано с преступностью (-,12). Таким образом, социальная CCC в основном применима из-за потребности в уходе из-за сильной зависимости, когда добровольный уход не принимается человеком или его невозможно осуществить, независимо от того, является ли преступная деятельность частью поведения. Как для КПК в уголовном, так и в социальном законодательстве необходимы некоторые диагностические критерии зависимости, отличающие их обе от КПК психического здоровья, в которых диагностические критерии зависимости не обязательно уместны.В общей сложности три отличительные переменные этих двух функций правильно классифицируют 64 % трех типов законов о КПК. Все законы имели самый высокий процент в ожидаемой категории. Таким образом, типы права существенно различаются по критериям, но не по юридическим правам или полномочиям по принятию решений.

Таблица 7

Таблица 7

Стандартизированная каноническая дискриминантная функция Коэффициенты трехменных переменных с двумя дискриминантными функциями

Функция 1 Функция 2
Существенная преступность . 81 -.12
.46 .49
-.57 -.57 -.57 .46

Обсуждение

Это исследование исследует 39 европейских законов о CCC с точки зрения прав человека и гражданских прав. Рассматриваемые права включают, помимо прочего, относительное право на охрану здоровья, а также то, как действующие законы о УК регулируют процессуальные вопросы, которые обеспечат отдельному лицу с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, его/ее относительное право на свободу, исключая незаконные задержания. Во всех исследованных странах приняты законы, которые в той или иной мере обеспечивают уход независимо от согласия человека. Однако законы различаются критериями, перечисленными для такого ухода. Различия в критериях имеют большое значение для определения того, какие лица с проблемами, связанными с алкоголем и наркотиками, будут получать помощь.

Все 28 государств, включенных в исследование, являются членами Совета Европы и, таким образом, связаны Европейской конвенцией о правах человека [12] и Европейской социальной хартией [15].Девятнадцать из 28 государств также являются членами Европейского союза, членство в котором требует от них применения Хартии основных прав Европейского союза [14]. CCC как явление не обязательно нарушает право на свободу, закрепленное в ВДПЧ и ЕКПЧ, при условии, что процессуальными нормами человеку гарантируются эффективные средства для побега от незаконного задержания.

Таким образом, возможность лица, подпадающего под УПК, на рассмотрение дела о законности содержания под стражей в суде является абсолютным правом. Это может быть достигнуто путем отстаивания своих прав на законного представителя, доступ к документам, представленным в ходе судебного разбирательства, на присутствие в судебном заседании, очную ставку со свидетелями и подачу апелляции. Право лица на рассмотрение решения о принудительном уходе в суде является абсолютным и, таким образом, всегда должно быть предоставлено. Право на охрану здоровья как право человека может, как было показано, быть обеспечено и тем, кто не в состоянии реализовать свое право, а иногда даже тем, кто не в состоянии осознать собственную потребность в уходе и, следовательно, независимо от их согласия. .Однако, поскольку право на охрану здоровья является относительным, государства могут иметь или не иметь законы о принудительных мерах в отношении этого.

Возможной слабостью является то, что из-за нехватки языковых средств анализ должен был опираться на информацию от респондентов о законодательстве (законы, упомянутые в этом исследовании, были написаны более чем на 30 языках). Информанты, однако, были выбраны как хорошо осведомленные в этой области, и их информация, насколько это возможно, была проверена с помощью других источников, главным образом международных баз данных.Таким образом, основные закономерности в отношениях между национальным законодательством и юридическими правами должны быть должным образом продемонстрированы. Будущие исследования, основанные на юридическом анализе юридических текстов, могут повторить и, возможно, при необходимости скорректировать результаты.

Наше первое замечание заключается в том, что положения, призванные обеспечить людям возможность отстаивать свое право на свободу от незаконных задержаний, не всегда обеспечиваются. Это применяется независимо от того, организованы ли законы о CCC в соответствии с уголовным законодательством, социальным законодательством или законодательством в области психического здоровья, а также независимо от того, касаются ли законы неотложной помощи или реабилитации.Во многих странах есть части таких положений, но некоторые части отсутствуют чаще, чем другие. Последнее относится, например, к уголовным законам об УПК, почти пятая часть которых не допускает обжалования в вышестоящей инстанции. Отсутствие четкой формулировки права на обжалование всех задержаний в ВДПЧ, ЕСПЧ или CFREU может служить объяснением того, почему такая мера не присутствует во всех уголовных законах о УК. Уголовные законы также показывают самые низкие частоты для пяти из девяти юридических прав, в то время как законы о психическом здоровье имеют самые высокие для шести.Социальное право получило самые высокие баллы только в отношении доступа к судебным документам до судебного разбирательства и самые низкие баллы за четыре из девяти.

Несмотря на это, мы приходим к выводу, что между типами права нет больших различий с точки зрения юридических процедур. Более важный фактор, относящийся к праву на свободу, за исключением случаев, когда это ограничено национальным законодательством, касается того, какие органы власти могут инициировать и принимать решения о госпитализации лиц с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или проблемами со злоупотреблением психоактивными веществами, на принудительное лечение. Теоретически гарантии против незаконных задержаний должны усиливаться, когда независимые суды принимают решения или подтверждают решения других государственных органов или уполномоченных должностных лиц.Другими государственными органами, которые могут принимать такие решения, являются — в рамках закона о психическом здоровье — различные группы медицинских работников, и — в социальном праве — общественные советы или другие местные органы власти, и, наконец, в уголовном праве — прокуратура или другие государственные органы. Решения судов по CCC чаще встречаются в уголовном праве (91 %), реже в праве на психическое здоровье (75 %) и реже всего в социальном праве (50 %). Это, возможно, следует учесть, поскольку решения суда могут потребоваться позже во многих публичных законах для возобновления или продления принудительного ухода.Первоначальные решения в соответствии с законами о психическом здоровье, скорее всего, принимаются различными медицинскими работниками.

Третий вывод состоит в том, что три типа права существенно различаются с точки зрения критериев ухода, то есть ситуаций, в которых уход может быть обеспечен независимо от согласия. CCC в уголовном праве в первую очередь основывается на критериях преступной деятельности, но также и на некоторых критериях зависимости. Очевидно, что правонарушители с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, не рассматриваются только на основании правонарушения.Когда правонарушитель страдает расстройством, связанным с употреблением психоактивных веществ, может быть более целесообразным приговорить его/ее к обязательному уходу, чтобы предотвратить будущие преступления, и поэтому необходимы критерии зависимости.

Законы о психическом здоровье в основном основаны на критериях опасности для себя и других и критериях сопутствующих заболеваний. Психиатрические диагнозы, необходимые для доступа ко всей психиатрической помощи, как добровольной, так и недобровольной, в основном сопровождаются критериями опасности для себя или других для обязательной помощи.

Может показаться удивительным, что диагностическим критериям зависимости уделяется больше внимания в уголовном праве, чем в законе о психическом здоровье, учитывая, что зависимость от психоактивных веществ является психиатрическим диагнозом. Объяснение заключается просто в том, что критерии зависимости не нужны для принудительной психиатрической помощи, поскольку основаниями для госпитализации могут быть другие тяжелые психические симптомы, независимо от того, связаны ли они с алкогольной и наркотической зависимостью. Следует также отметить, что только шесть законов, из которых четыре уголовных закона, один социальный закон и один закон о психическом здоровье, признают зависимость или вредное употребление алкоголя или наркотиков только в качестве основания для госпитализации.CCC в социальной помощи может основываться на ряде различных критериев: среди наиболее часто используемых — опасность для себя и других; острая нетрудоспособность, связанная с интоксикацией; зависимость от психоактивных веществ и вредное употребление; неприменимый добровольный уход; сопутствующие заболевания; и потенциально вредное использование. Возможная причина такого широкого набора критериев заключается в том, что социальная работа должна оказывать помощь более широкой категории уязвимых лиц, независимо от причины их уязвимости. Это включает в себя предотвращение причинения вреда окружающим, например.грамм. дети и члены семьи лица, злоупотребляющего своим положением, которые также могут вести себя агрессивно или неадекватно. Эти патерналистские и профилактические задачи могут включать в себя реагирование на самые разные ситуации — от острой интоксикации до, в некоторых случаях, неправильного употребления во время беременности.

Дискриминационный анализ показывает, что критерии CCC, но не юридические процедуры или решающие органы, способны хорошо различать три типа закона CCC. Как правило, преступность, связанная с употреблением психоактивных веществ, отделяет CCC в уголовном праве от публичного права о CCC, в то время как неприменимый добровольный уход имеет тенденцию отделять социальный CCC от уголовного, а также от закона о психическом здоровье.Диагнозы зависимости от психоактивных веществ и вредного употребления, как правило, отделяют CCC в уголовном и социальном законодательстве от CCC в законодательстве о психическом здоровье.

Это исследование призвано обогатить дебаты о законах об обязательном уходе за лицами с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и обсуждение правил, связанных с таким законом в разных странах. Это поднимает вопросы о том, как и соответствуют ли различные законы международным ратифицированным конвенциям, касающимся абсолютных и относительных прав человека и гражданских прав человека.Будущие дебаты в первую очередь касаются национальных политических институтов, но также и международных организаций, через которые были согласованы и приняты различные конвенции.

На региональном уровне к ним относятся Европейский суд по правам человека, Суд Европейского союза, Руководящий комитет по правам человека и Отдел законодательства и политики Совета Европы в области прав человека, который занимается вышеупомянутыми соглашения. Кроме того, в Европейском союзе есть контролирующие органы, для которых результаты этого исследования могут быть важны.EMCDDA, чья сеть REITOX помогла в сборе данных для этого исследования, является организацией, которая непосредственно контролирует поле и уход за людьми с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Кроме того, Агентство Европейского Союза по основным правам отслеживает ситуацию с основными правами в Европейском Союзе.

На международном уровне ВОЗ уже следит за развитием этих законов, т.е. как критериев в законах, так и процедурных вопросов. Однако отчеты ВОЗ никогда не могли охватить больше, чем небольшую часть стран мира.Амбиции ВОЗ, однако, количественно выросли, поскольку число стран, отслеживаемых в ее отчетах, неуклонно увеличивалось с 26 стран в 1962 г. [7], 43 в 1986 г. [1], 79 в 1999 г. [2] до 147 стран в 2011 г. [23]. К сожалению, количественное расширение последнего доклада означает, что его содержание ограничено в качественном отношении. В отчете за 2011 г. отсутствуют как отчеты о развитии процедурных вопросов, так и о критериях, лежащих в основе решений о госпитализации [23].Однако, как показывает данное исследование, для защиты прав человека и гражданина крайне важно и необходимо, чтобы эти аспекты законов об обязательном уходе за взрослыми с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, продолжали отслеживаться.

Выводы

Надлежащие гарантии прав против незаконного задержания, по-видимому, все еще отсутствуют в некоторых европейских законах CCC, независимо от типа закона. Основные различия между типами законов касаются критериев, т. е. оснований для принятия решения о том, кого следует лечить в CCC: зависимых правонарушителей, лиц с проблемами употребления психоактивных веществ с отыгрыванием или агрессивным поведением или других уязвимых лиц с проблемами алкоголя или наркотиков.Критерии их выбора связаны с неявными амбициями CCC – для коррекции, для профилактики или для поддержки тех, кто больше всего нуждается в уходе.

Благодарности

Мы благодарны сети EMCDDA REITOX и другим ответчикам за их сотрудничество.

Сноски

1 Аббревиатура «Reitox» означает французское «Réseau Européen d’Information sur les drogues et les TOXicomanies»

Конкурирующие интересы

90

Вклад авторов

Все три автора обсудили и приняли решение о дизайне исследования, участвовали в анализе данных, на основе которых была написана эта статья, и редактировали черновики рукописи. Все три автора прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Информация для авторов

Магнус Исраэльссон, тел.: +46 63 16 57 83, электронная почта: [email protected]

Керстин Нордлёф, электронная почта: [email protected]

Арне Герднер, электронная почта: [email protected]

Ссылки

1. Porter L, Arif AE, Curran WJ. Право и лечение наркозависимых и алкоголиков: сравнительное исследование действующего законодательства. Женева: ВОЗ; 1986. [Google Scholar]2. Портер Л., Аргандона М., Карран В.Дж. Политика в отношении наркотической и алкогольной зависимости, законодательство и программы лечения и реабилитации. Женева: ВОЗ, Департамент по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами, социальным изменениям и психическому здоровью; 1999. [Google Scholar]3. Исраэльссон М., Герднер А. Обязательное обязательство по оказанию помощи лицам, злоупотребляющим психоактивными веществами – всемирный сравнительный анализ законодательства. Open Addict J. 2010; 3:117–130. doi: 10.2174/1874941001003010117. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]4. Tännsjö T. Принудительный уход: этика в области здравоохранения и медицины. Лондон: Рутледж; 1999. [Google Scholar]5. Исраэльссон М., Герднер А. Принудительное обязательство по уходу за лицами, злоупотребляющими психоактивными веществами — международные тенденции за 25 лет. Европейский наркоман Res. 2012;18:302–321. doi: 10.1159/000341716. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Всемирная организация здоровья . Услуги по профилактике и лечению зависимости от алкоголя и других наркотиков.Четырнадцатый доклад комитета экспертов ВОЗ по психическому здоровью, серия технических докладов 363. Женева: ВОЗ; 1967. [PubMed] [Google Scholar]7. Всемирная организация здравоохранения. Обзор законодательства о лечении наркозависимых. Int Dig Health Legis 13. Женева: ВОЗ; 1962. [Google Scholar] 10. Малекян Ф. Документы о принципах международных прав человека. Стокгольм: Норштедтс Юридик; 2007. [Google Scholar]

11. Малекян Ф., Нордлёф К. Признание международных прав детей, основные документы с анализом.Кембридж: издательство Cambridge Scholars Publishing; 2012.

13. Данелиус Х. Mänskliga rättigheter i europeisk praxis: en kommentartil Europakonventionen om de mänskliga rättigheterna, [Права человека в европейской практике: комментарии к ЕКПЧ] Стокгольм: Norstedts Juridik; 2012. [Google Scholar]

14. Хартия основных прав Европейского Союза [CRFEU]. Европейская комиссия, C 364/6. Официальный J Европейского сообщества. 18.12.00; 2000.

16. Asp P, Ulväng M, Jareborg N. Kriminalrättens grunder, [Принципы уголовного права] Uppsala: Iustus; 2013.[Google Академия] 21. Всемирная организация здоровья. Международный сборник законодательства в области здравоохранения [IDHL]. http://www.who.int/idhl/ По состоянию на 27 сентября 2014 г. 23. Комната R. Политика и законодательство; в ATLAS по употреблению психоактивных веществ 2010 г. – ресурсы для профилактики и лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> 

© 2019 МКОУ "СОШ с. Псыншоко"