МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Приватизация квартиры после смерти собственника: Смерть собственника квартиры \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Смерть собственника квартиры \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Смерть собственника квартиры (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Смерть собственника квартиры Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 210 «Бремя содержания имущества» ГК РФ»Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, руководствуясь положениями ст. ст. 15, 1064, 1082 ГК РФ, регламентирующими общие основания ответственности за причинение вреда, а также нормами ст. 210 ГК РФ и ч. ч. 3, 4 ст. 30 ЖК РФ, возлагающими бремя содержания жилого помещения на его собственника, суд отклонил доводы возражений ответчика о том, что по договору дарения квартира перешла в его собственность после залива, наследство после умершей матери собственника квартиры он не принимал, и пришел к выводу о возложении ответственности за ущерб, причиненный истцу в результате залива его квартиры, на ответчика.
» Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 1112 «Наследство» ГК РФ
(В.Н. Трофимов)Суд установил, что наследодатель выдала доверенность и уполномочила истицу приватизировать квартиру, в которой она была зарегистрирована. Истица получила справку о лицах, зарегистрированных в квартире, технический и кадастровый паспорта, согласие на заключение договора приватизации спорной квартиры без включения в указанный договор несовершеннолетнего. Иные действия, направленные на приватизацию квартиры и регистрацию права собственности на нее, по указанной доверенности не производились. По мнению суда, согласившегося с судом нижестоящей инстанции, и разъяснившего порядок применения ст. 1112 ГК РФ, и сославшегося на ст. ст. 2, 7, 8 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», а также п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.08.1993 N 8, поскольку на момент смерти наследодатель не являлась собственником спорной квартиры, указанное жилое помещение состояло в реестре муниципальной собственности, следовательно, отсутствовали основания для включения спорного недвижимого имущества в состав наследства, открывшегося после смерти наследодателя и признании за истицей права собственности на указанное имущество в порядке наследования.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Смерть собственника квартиры

Нормативные акты: Смерть собственника квартиры «Жилищный кодекс Российской Федерации» от 29.12.2004 N 188-ФЗ
(ред. от 30.12.2021)18. В случае смерти собственника жилого помещения договор, предусматривающий переход права собственности на жилое помещение, заключается в нотариальной форме в интересах наследников указанного лица доверительным управляющим наследственным имуществом, назначенным нотариусом либо иными лицами, указанными в статье 1026 Гражданского кодекса Российской Федерации. Доверительный управляющий осуществляет установленные настоящим Кодексом права собственника жилого помещения, в том числе права, связанные с голосованием, заключением договора, предусматривающего переход права собственности на жилое помещение, и с направлением заявления о предоставлении взамен освобождаемого жилого помещения другого жилого помещения с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилое помещение.
В случае назначения доверительного управляющего до принятия наследства наследниками, а если наследство не принято, до выдачи свидетельства о праве на наследство субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию в качестве собственника жилого помещения, предоставленного по договору, предусматривающему переход права собственности на жилое помещение, в Едином государственном реестре недвижимости указываются субъект Российской Федерации, муниципальное образование и одновременно в него вносятся сведения о невозможности передачи жилого помещения в залог, аренду, невозможности обременения его иными правами, а также о невозможности его отчуждения. Орган регистрации прав исключает указанные сведения из Единого государственного реестра недвижимости при государственной регистрации прав наследников умершего собственника жилого помещения по заявлению нотариуса, выдавшего свидетельство о праве на наследство на жилое помещение, принадлежавшее умершему собственнику жилого помещения, которое подано на основании такого свидетельства.

Наследник-SPB | Приватизация после смерти

Приватизация после смерти. Как поступать.

В Российской Федерации продлили срок бесплатной приватизации жилья до 01 марта 2016 года.

Многие люди в спешном порядке подают заявления, готовят документы, стоят очереди. И главное, что движет такими людьми – это желание оставить квартиру своим детям или внукам.

Если в не приватизированной квартире были прописаны родственники, то они после смерти ответственного квартиросъемщика смогут продолжить пользоваться этой квартирой. Правда, распорядиться ей будет нельзя, но продолжать жить – пожалуйста.

Если же родственники в такой квартире не прописаны, то после смерти арендатора, квартирой будет распоряжаться город – очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий не заканчивается и квартира будет предоставлена им.

Понимая это, многие спешат приватизировать жилье, пока еще возможно.

Юристы в своей практике не редко сталкиваются с делами, когда бабушка или дедушка, понимая, что конец уже близок и желая передать свои квадратные метры по наследству, решают приватизировать квартиру или комнату.

Они сами, хотя чаще всего их заинтересованные родственники, подают заявление на приватизацию в соответствующие агентства, которые открыты в каждом районе, заключают соответствующие договоры (как правило сначала договор об оказании услуг) и ждут готовые документы, после чего подписывают договор передачи квартиры в собственность граждан и регистрируют право собственности в Росреестре.

 

Если в не приватизированной квартире были прописаны родственники, то они после смерти ответственного квартиросъемщика смогут продолжить пользоваться этой квартирой. Правда, распорядиться ей будет нельзя, но продолжать жить – пожалуйста.

Если же родственники в такой квартире не прописаны, то после смерти арендатора, квартирой будет распоряжаться город – очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий не заканчивается и квартира будет предоставлена им.

Понимая это, многие спешат приватизировать жилье, пока еще возможно.

Юристы в своей практике не редко сталкиваются с делами, когда бабушка или дедушка, понимая, что конец уже близок и желая передать свои квадратные метры по наследству, решают приватизировать квартиру или комнату.

Они сами, хотя чаще всего их заинтересованные родственники, подают заявление на приватизацию в соответствующие агентства, которые открыты в каждом районе, заключают соответствующие договоры (как правило сначала договор об оказании услуг) и ждут готовые документы, после чего подписывают договор передачи квартиры в собственность граждан и регистрируют право собственности в Росреестре.

Но что, если лицо, на которое оформляется квартира – умерло. Не дожила бабушка до заключения договора приватизации, соответственно сделка не состоялась, а право собственности не зарегистрировано.

Наследовать в таком случае нечего. Нотариус, конечно, откроет наследственное дело, но такую квартиру в состав наследства не включит.

Многие пытаются схитрить – по ранее полученным доверенностям подписывают договор и регистрируют право собственности уже на умершего человека. И поступают не правильно. В соответствии с законом, доверенность прекращает свое действие ровно в тот момент, когда зафиксирована смерть доверителя. И все сделки, подписи и иные действия по такой доверенности являются недействительными. Обман неминуемо будет раскрыт. Получив выписку из реестра прав собственности, нотариус увидит, что договор заключен уже после смерти наследодателя, сделка зарегистрирована незаконно, а следовательно является ничтожной. И в выдаче свидетельства о праве на наследство этой квартиры Вам все равно будет отказано.

И, казалось бы, синица в руках в виде квадратных метров, превращается в недоступного журавля в небе. Собственником квартиры продолжает оставаться государство, а Вы получаете на руки Постановление об отказе в совершении нотариального действия.

Обжаловать такое постановление в суде бесполезно. Нотариус поступает совершенно правильно.

Это Вы поступили не правильно с самого начала. Если Ваш близкий (или Вы по доверенности в тот период, когда он еще был жив) успел собрать все необходимые документы и подать заявление на приватизацию – делу можно помочь.

Конечно, придется обратиться в суд, но квартира того стоит.

Вам следует не хитрить, а готовить исковое заявление. Заявление подается в суд по месту нахождения этого имущества. Исковые требования – включить данную квартиру в состав наследственной массы.

А если уже истекли 6 месяцев с момента смерти наследодателя, то можно одновременно признать и Ваше право собственности на эту квартиру.

Важно не пропустить 6 месячный срок для вступления в наследство. Вы можете в течение этого срока подать соответствующее заявление нотариусу или просто продолжать оплачивать все коммунальные услуги и необходимые платежи за эту квартиру вместо Вашего умершего родственника. Потому, что в соответствии со ст. 1153 Гражданского кодекса признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества.

К исковому заявлению прикладывается копия заявления на приватизацию (она должна была остаться у Вас на руках, с датой и номером, когда это заявление поступило в агентство), документы, подтверждающие Ваше родство с наследодателем или копия завещания) и справка о кадастровой стоимости спорной квартиры. Исходя из стоимости, которая указана в этой справке, Вам надлежит уплатить государственную пошлину.

Ответчиками в иске будет выступать администрация соответствующего района. К делу необходимо будет привлечь и других родственников, имеющих право наследовать наравне с Вами.

В исковом заявлении можно сослаться на Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 августа 1993 года, в редакции Постановления Пленума Верховного суда РФ от 06.02.2007 года №6, где указано, что если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Мы можем помочь Вам оформить такую квартиру.

Мы направим необходимые запросы, получим ответы, соберем документы, подготовим исковое заявление в суд и выиграем для Вас судебное дело. Как минимум мы включим такую квартиру в наследственную массу, как максимум — признаем за Вами право собственности на нее.

Более подробно о наших судебных услугах читайте здесь

Приватизация квартиры по закону: доля в приватизируемом жилье: газета Недвижимость

Несмотря на то что приватизация жилья в Казахстане осуществляется уже длительный период, некоторые граждане до сих пор не знают, кому на самом деле принадлежит их приватизированная квартира.

Обычно глава семьи, который получил квартиру в доме государственного жилого фонда на основании ордера о вселении и договора социального найма, а потом приватизировал жилье, считает себя единственным или главным владельцем квартиры. Но на самом деле это далеко не так.

Что такое приватизация

На заре приватизации в начале 90-х годов большинство граждан Казахстана стали владельцами частной собственности — своих квартир. На тот момент многие это недооценивали. Но, как выясняется в настоящее время, квартира — это полноценный товар, имеющий значительную материальную ценность.

Приватизация жилья — это бесплатная передача государством в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений. Наниматель жилья из государственного жилого фонда вправе приватизировать квартиру с согласия всех совершеннолетних членов семьи, совместно проживающих с ним.

Следует отметить, что граждане вправе приватизировать только одно жилище из государственного жилищного фонда. Приватизация оформляется договором передачи жилого помещения, заключаемым с местной администрацией (отделом ЖКХ) в простой письменной форме. Причем право собственности на жилье возникает только с момента государственной регистрации договора приватизации в органах юстиции по месту нахождения квартиры.

Не надо забывать, что на момент приватизации все лица, прописанные и проживающие в квартире, в том числе несовершеннолетние и временно отсутствующие, указываются в договоре приватизации, и, следовательно, квартира переходит в общую совместную собственность всех нанимателей, согласно ст. 13 Закона РК «О жилищных отношениях».

Будем делиться по соглашению или через суд?

— Немало проблем в юридической практике приносят сделки, связанные с квартирами, принадлежащими нескольким гражданам на праве общей собственности, — поясняет юрист Сакен Ешмуратов.

Собственниками квартиры являются все лица, указанные в правоустанавливающем документе, в нашем случае — в договоре приватизации. Не имеет значения, проживает ли сособственник в данной квартире или нет. Выезд за границу также не прекращает права собственности на данное жилье.

Хозяева приватизированного жилого помещения получили право владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению, не нарушая при этом прав и охраняемых законом интересов других лиц. Они могут заключать договоры купли-продажи, мены, дарения в отношение принадлежащей им доли квартиры, но только с согласия других сособственников, указанных в правоус-танавливающих документах.

Определить долю каждого в приватизированном жилье можно по соглашению между всеми собственниками квартиры либо по решению суда. Аналогичными путями производится выдел доли одного из собственников либо раздел имущества, находящегося в общей совместной собственности, но только после предварительного определения доли каждого из участников совместной собственности.

Соглашение всех сособственников должно быть заключено в простой письменной форме. Хотя по действующему законодательству оно не требует обязательного нотариального удостоверения, стороны могут заверить документ у нотариуса по собственному желанию, чтобы избежать в последующем каких-либо недора-зумений. Соглашение подлежит государственной регистрации в органах юстиции (через центры обслуживания населения) по месту нахождения недвижимого имущества. В итоге каждый из сособственников получит на руки документ, подтверждающий право на квартиру в долях, указанных в соглашении.

В случае если споры между собственниками решает суд, он определяет долю каждого из них, исходя из количества сособственников, указанных в правоустанавливающем документе. При разделе общего имущества доли участников совместной собственности, как правило, признаются равными.

— Однако если один из участников общей собственности произвел какие-либо неотделимые улучшения за свой счет, он вправе требовать увеличения своей доли в праве на общее имущество и в судебном порядке доказывать это, — объясняет юрист.

Вступившее в силу судебное решение о разделе общего имущества и определении доли сособственников также подлежит государственной регистрации в органах юстиции.

Распоряжение долей

Каждый из сособственников вправе распоряжаться принадлежащей ему долей в общем имуществе, но только с согласия всех участников общей собственности. Согласно действующему законодательству, сособственники приватизированной квартиры имеют преимущественное право на выкуп доли (п. 1 ст. 216 ГК РК). Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников общей собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий продажи. Если остальные сособственники откажутся от осуществления права преимущественной покупки (отказ должен быть в письменной форме) либо не осуществят это право в течение месяца с момента уведомления о продаже, то владелец вправе продать свою долю любому лицу. При нарушении этого правила другие участники общей долевой собственности в течение трех месяцев имеют право требовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

При явной нецелесообразности проводить раздел общего имущества либо выдел из него доли (к примеру, три сособственника владеют однокомнатной квартирой) можно в судебном порядке, в соответствии с п. 6 ст. 218 ГК РК, требовать продать квартиру с публичных торгов с последующим распределением вырученной суммы между участниками общей собственности соразмерно их долям.

Исковые заявления в случае споров в отношении недвижимого имущества подаются в суд по месту нахождения имущества.

Доля умершего сособственника

Следует обратить внимание на ошибочность распространенного мнения о том, что доля умершего в приватизированной квартире переходит к другим собственникам помещения. Согласно законодательству РК, доля умершего сособственника в порядке наследования переходит к его наследникам по закону или по завещанию. И в данном случае не имеет значения, кто зарегистрирован (прописан) и продолжает проживать в наследуемой квартире.

Очень часто после смерти одного из собственников другие владельцы квартиры узнают о том, что у умершего есть еще какие-то родственники, которые по закону являются наследниками. Это могут быть дети от предыдущих или последующих браков, нетрудоспособные родители, другие родственники и т.д.

Конфликты особенно часты, если долю площади покойного можно реально выделить, так как позволяют размеры квартиры. В итоге приватизированная квартира, являющаяся частной собственностью, снова может превратиться в коммунальную. В лучшем случае наследник требует выкуп за свою часть площади. Но, разумеется, по рыночной цене.

— Поэтому, — советует юрист Сакен Ешмуратов, — совладельцам общей собственности следует позаботиться о завещании или о заключении договора о ренте. Даже если вам кажется, что ситуация абсолютно очевидна, при составлении завещания необходимо проконсультироваться у юриста. Ведь и завещание — не панацея, так как несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, а также нетрудоспособные супруг и родители имеют право на обязательную долю. Они наследуют долю по закону, независимо от того, есть завещание или нет (статья 1069 ГК РК).

Как показывает практика, рента удобна для одиноких пожилых людей, имеющих квартиру, но не имеющих достаточных средств к существованию. Кроме того, это один из способов лишить доли наследства кого-то из нежелательных наследников. Рента одинаково выгодна и для пожилого человека, который с ее помощью обеспечивает себе комфортную старость, и для того, кто после его смерти получит жилплощадь. В противном случае после смерти одного из владельцев пережившие его сособственники приватизированного жилья могут столкнуться с исками от неожиданно объявившихся наследников.

Сюрпризы при наследовании

Многие граждане, получая в собственность квартиру, не имеют представления о порядке наследования недвижимого имущества. Наследство весьма часто становится яблоком раздора.

— Скажем, ситуация такая, — поясняет Сакен Ешмуратов. — В свое время родители с двумя детьми приватизировали трехкомнатную квартиру. Сын женился, и родители помогли купить молодой семье отдельную квартиру. А дочь осталась с родителями, и именно ей и ее семье по завещанию родителей предназначалась квартира. После смерти родителей дочь собралась продать жилье. Однако брат, живущий отдельно, но включенный в договор приватизации, отказался от продажи своей доли в квартире. По закону, у него есть право собственности на долю в приватизированной квартире, а также на долю в наследуемом имуществе после смерти родителей. Разумеется, с точки зрения морали это выглядит не очень правильно. Однако по закону он имеет на это право.

Второй пример из юридической практики. Небольшой дом был в 1992 году приватизирован матерью и дочерью в совместную собственность без определения долей. Мать умерла. Завещание составлено не было. Сейчас на долю матери претендуют два наследника — дочь и сын, объявившийся после смерти матери. В результате пожилая женщина 70-ти лет может лишиться 1/4 доли своей квартиры (1/2 доля матери делится на двоих — по 1/4 на каждого). И не имеет значения, что сын время от времени находился в местах лишения свободы и не ухаживал за больной матерью. Право на наследство по закону он имеет.

Еще пример. Женщина, проживавшая с взрослыми дочерьми в квартире, вышла замуж за мужчину, имеющего собственное жилье, и переехала к нему. Супруги воспитывали внучку от одной из дочерей женщины. После смерти мужа женщина, являвшаяся единственной наследницей, наследовала имущество мужа, в т.ч. и приватизированную квартиру. И написала завещание, по которому все ее имущество переходит к внучке. Но после смерти матери на долю в наследстве стали претендовать и дочери, к тому времени ставшие нетрудоспособными по возрасту и имеющие право на свою немалую долю. Закон есть закон, как нетрудоспособные наследники первой очереди дочери имеют право на обязательную долю в наследстве, несмотря на завещание. А вот если бы между бабушкой и внучкой был составлен договор о ренте, то никаких проблем бы не было.

Ошибки при приватизации

Недвижимость — это товар, продаваемый и покупаемый на рынке. Одной из самых распространенных сделок с ним является договор купли-продажи. Покупая квартиру, человек должен знать всю ее историю, в противном случае он может попасть в неприятную ситуацию и остаться не только без жилья, но и без денег.

В частности, в Казахстане за период с 1991 по 1994 год появилось большое количество приватизированных жилых помещений, в которых ребенок, прописанный на момент приватизации, не был включен в число собственников. Это жилье впоследствии покупали, продавали, дарили… Однако продажа приватизированной таким образом квартиры без предоставления несовершеннолетнему равноценного возмещения — реальная причина возникновения судебных споров. Исковая давность здесь неприменима. Становясь совершеннолетними, эти дети имеют право обратиться в суд с требованием включить их в качестве собственников в договор приватизации и потребовать восстановления своих прав. Как рассказывает юрист, судебная практика показывает, что суд признает требования детей законными, а сделки — недействительными с выселением добросовестных покупателей.

Конечно, главное достоинство приватизации — обретение гражданами собственного недвижимого имущества. Однако новые жилищные законы и положения налагают нелегкое бремя на собственников жилья: это и расходы на содержание и текущий ремонт помещения, и уплата налога на имущество, который, по прогнозам экономистов, будет с течением времени только увеличиваться. В то же время жилье — это капитал, который будет ценен и востребован во все времена.

Помощь в подготовке статьи оказал юрист ТОО «Компания Мувинг» Сакен Ешмуратов

Информационная служба www.kn.kz

Приватизация NYCHA Де Блазио – Washington Square News

Мэр де Блазио планирует передать одну треть государственного жилья Нью-Йорка в руки частных домовладельцев. Приватизация только еще больше навредит жильцам, которые последние десять лет боролись с пренебрежением и бесхозяйственностью со стороны NYCHA.

31 января, в самый холодный день в году, 10 000 жителей Управления государственного жилищного строительства Нью-Йорка замерзли без отопления и горячей воды, когда температура упала до -12 градусов по Фаренгейту. По состоянию на апрель 2019 года было обнаружено, что более 11 000 квартир NYCHA загрязнены свинцом. Всего за два месяца прошлого года судебные документы показали, что в 58 000 квартир были проблемы с токсичной плесенью, о которых жители неоднократно сообщали. Многочисленные федеральные жилищные нарушения, такие как опасность свинца, мошенничество с ремонтом, сломанные лифты, протекающие водопроводные трубы и сломанные обогреватели в квартирах NYCHA, сохраняются в течение последних 10 лет.

Тем не менее, несмотря на то, что все эти потенциально смертельные опасности для здоровья населения угрожают тысячам уязвимых жителей Нью-Йорка, только 3.7% бюджета Нью-Йорка в размере 95 миллиардов долларов выделено на жилье. Вместо того, чтобы выделить из бюджета миллиарды долларов ресурсов и средств, необходимых для решения этих насущных проблем, город заключает сделки по приватизации своего государственного жилья, ставя под угрозу выселения 15 тысяч малообеспеченных жильцов.

Демонстрация помощи в аренде жилья — это государственная жилищная программа эпохи Обамы, которую мэр Билл де Блазио использует для установления частно-государственного партнерства между NYCHA и частными корпорациями по развитию недвижимости. В настоящее время более 30% квартир NYCHA передаются частным операторам через RAD в течение следующих восьми лет.

Программа RAD уже была опробована, проверена и оказалась катастрофой для арендаторов в других штатах по всей стране, где она нарушала многочисленные федеральные законы и постановления. В Вирджинии, например, жители, столкнувшиеся с конверсией RAD, подвергались незаконным угрозам выселения и дискриминации из-за статуса инвалидности. Преобразование RAD увеличивает риск этих угроз для арендаторов, чье выживание зависит от недорогого жилья.

В то время как городские власти пытаются передать государственное жилье в руки частных домовладельцев, настоящие жильцы становятся не более чем второстепенными, даже несмотря на то, что они вынуждены жить в небезопасных условиях. Уровень незащищенности жилья в Нью-Йорке уже непропорционально высок: ежегодно происходит 20 000 выселений и 3 000 случаев лишения права выкупа. Если NYCHA будет приватизировано, жильцам грозит выселение, повышение арендной платы и ослабление надзора. Поскольку государственное жилье находится в частном управлении, единственным потенциальным надзором за преобразованием RAD является Департамент жилищного строительства и городского развития федерального правительства.Хотя проблемы с RAD возникли при администрации Обамы, Национальная жилищная коалиция с низким доходом обнаружила, что при Трампе федеральный надзор еще больше сокращается, что делает «общение с жителями… ужасным».

Несмотря на то, что NYCHA передается частным застройщикам с обещанием де Блазио улучшить условия, жители NYCHA продолжают находиться в опасных условиях. В минувший вторник в середине февраля без воды и тепла остались 12 тысяч жителей. Для тех же единиц, Fulton Houses, город планирует преобразовать RAD.

В чем отчаянно нуждается NYCHA, так это в миллиардах долларов из государственного бюджета, специально предназначенных для ремонта единиц государственного жилья и предоставления жильцам долгожданной защиты. Такие организации, как Fight For NYCHA и The Legal Aid Society, организовывали и представляли интересы жильцов NYCHA в суде и привлекали членов городского совета, а также проводили демонстрации и ратуши, пытаясь добиться этого. Они также заручились поддержкой членов городского совета и законодателей Нью-Йорка, чтобы получить финансирование от штата Нью-Йорк и Департамента жилищного строительства и городского развития.

Каждый день, когда жильцы продолжают жить с плесенью, обходятся без тепла и воды, под угрозой выселения, — это еще один день несправедливости. Много лет назад жильцы NYCHA заслужили законные изменения. Время пустых правительственных обещаний, половинчатых решений и уклонения от ответственности давно прошло.

Мнения, выраженные на редакционных страницах, не обязательно совпадают с мнением WSN, и наша публикация мнений не подтверждает их.

Версия этой статьи появится в понедельник, февраль.24, 2020, печатное издание. Напишите Аше Рамачандран по адресу [email protected]

.

Почему приватизация стала решением проблемы государственного жилья – Большой Большой Вашингтон

Снос государственного жилищного комплекса Прюитт-Айгоу в Сент-Луисе, штат Миссури. Изображение общественного достояния.

Государственное жилье началось как государственная система сноса трущоб и замены их жильем, доступным для людей из семей с самым низким доходом в США.Но после десятилетий сокращения федеральных инвестиций, создавших трущобы из государственного жилья, политика повернулась к приватизации государственного жилья, от субсидирования частных единиц жилья к сносу и замене государственного жилья перепланировкой для лиц со смешанным доходом.

Вот как государственный сектор переложил ответственность за предоставление «достойного дома и подходящей среды обитания» для малообеспеченных семей обратно на частный сектор.

Вывод инвестиций и износ ставят под сомнение компетентность государственного сектора в жилищном строительстве

Приватизация государственного жилья не стала решением du jour в одночасье, но получила широкое признание как правильное решение, особенно в связи с тем, что многие проекты государственного жилья пришли в упадок.

Из-за непоследовательно применяемых стандартов и недостаточно финансируемого обслуживания органы государственного жилищного строительства (PHA), местные агентства, которые владеют и контролируют развитие портфелей государственного жилья, способствовали поведению владельцев трущоб со стороны общественных менеджеров, и эти сообщества неуклонно ухудшались.

В то время как отсрочка обслуживания и сокращение федеральных инвестиций ясно показывают, что государственное жилье не обязательно должно быть неудачным экспериментом, оно было списано как таковое правительственными чиновниками и большей частью американского общества, и внимание снова возвращается к частному сектору компенсировать зияющие финансовые пробелы и способствовать улучшению результатов для домохозяйств с низкими доходами.

Один из последних проектов вертикального жилья в Чикаго. Изображение Teemu008, лицензия Creative Commons.

Стремление к деконцентрации бедности

В течение первого десятилетия существования системы государственного жилья необходимость реформ стала очевидной. До того, как списки очередников были закрыты, государственное жилье стало олицетворением концентрированной бедности, и как резиденты, так и нерезиденты задавались вопросом, не ухудшает ли государственное жилье положение его жителей.Географический район характеризуется концентрированной бедностью, когда большая часть домохозяйств имеет более низкий доход или находится за чертой бедности.

Наряду с созданием Департамента жилищного строительства и городского развития (HUD) Закон о жилье 1965 года положил начало новой эре государственного жилья, когда федеральные и местные власти начали пробовать новые подходы к жилищному строительству, многие из которых оправдывались под прикрытием деконцентрации домохозяйства с доходом. Этот закон включал одну из первых итераций прямых жилищных субсидий с Программой надбавок к арендной плате, которая предоставила потенциальным жителям государственного жилья возможность вместо этого частично покрывать свою арендную плату в частных квартирах.(Жилищное управление округа Колумбия создало местную версию этой программы в 2007 г. )

Чикаго стал первым испытательным полигоном для этого толчка к жилищным субсидиям, поскольку урегулирование ряда судебных исков в 1966 году против городского управления жилищного строительства и HUD привело к созданию десять лет спустя Программы жилищного строительства Gautreaux Assisted, которая предоставила жилищные ваучеры тысячам семьи. До урегулирования HUD начал тестировать концепцию жилищных пособий в рамках Экспериментальной программы жилищных пособий (EHAP) 1970-х годов.

До того, как EHAP был завершен и без какой-либо надлежащей оценки, система была внедрена по всей стране в 1974 году с созданием Секции 8, которая субсидировала строительство и восстановление жилья для малоимущих, а также предлагала домохозяйствам сертификаты для поиска частных квартир по цене HUD. принимались рыночные ставки и субсидировали разницу выше 25% дохода домохозяйства.

Импульс к Разделу 8 ускорился во время президентской администрации Ричарда Никсона, когда он раскритиковал работу федерального правительства в качестве поставщика жилья и выступил за ваучерную помощь как средство предоставления домохозяйствам с низким доходом вариантов. «Этот план дал бы бедным свободу и ответственность делать собственный выбор в отношении жилья — и в конечном итоге он позволил бы федеральному правительству выйти из жилищного бизнеса», — сказал Никсон в обращении к Конгрессу в 1973 году.

После того, как Секция 8 была создана, появилось больше исследований о бедах концентрированной бедности. Большая часть этой работы была вдохновлена ​​​​введением «теории экологических систем» Ури Бронфенбреннера в 1979 году, в которой рассматривается влияние окружающей среды и сообщества на психологическое развитие детей.

Результаты исследований, проведенных с 1980-х по начало 2000-х годов и позже, были сосредоточены на том, как на детей негативно влияет взросление в бедных районах, подталкивая разговор к деконцентрации бедности и поощрению сообществ со смешанным доходом.

Положения Раздела 8 о строительстве и реконструкции были отменены в 1983 году, а система ваучеров была расширена, в результате чего арендные платежи арендаторов были ограничены до 30% от дохода в будущем. Они были объединены в систему ваучеров, наиболее известную как Раздел 8 или Программу ваучеров на выбор жилья, в 1998 году как часть Закона о качественном жилье и ответственности за работу (QHWRA).

Закон был, в некотором роде, федеральным признанием вины за неудачи в сфере государственного жилья и последним гвоздем в гроб отказа от этой системы.

«Конгресс считает, что 1) существует потребность в доступном жилье; 2) правительство инвестировало более 90 миллиардов долларов в арендное жилье для малоимущих; 3) проблемы с государственным жильем; 4) усугубил проблемы федеральный способ надзора за муниципальным жильем; и 5) реформа государственного жилья отвечает интересам малообеспеченных», — говорится в кратком изложении Закона.

С ростом инвестиций в ваучеры также были предприняты преднамеренные попытки полностью отказаться от государственного жилья. Эти усилия были систематизированы в 1995 году, когда Конгресс отменил требование заменять любые снесенные или выброшенные единицы один на один, а с принятием QHWRA была принята поправка Faircloth, которая запрещала HUD финансировать строительство любых новых единиц государственного жилья. (Законопроект, принятый в Палате представителей в июне, включая положение об отмене поправки Faircloth, хотя законопроект не был внесен в Сенат.)

Однако попытки деконцентрировать бедность путем выдачи ваучеров жителям государственного жилья не обязательно приводили к перемещению этих жителей в здания и сообщества с разным доходом. Что касается домохозяйств, получивших ваучерную помощь, в 2010 году 15% домохозяйств с детьми в государственном жилье переехали в районы с низким уровнем бедности по сравнению с 18%, которые переехали в районы с крайней бедностью.

Первая разработка DC HOPE VI.Изображение от Payton Chung, лицензия Creative Commons.

Новые программы HUD предлагали альтернативы государственному жилью

QHWRA включала гораздо более амбициозные меры по реформе государственного жилья, чем консолидация и расширение ваучерной программы; это также предоставило больше свободы PHA, потребовало, чтобы PHA использовали подход «смешанного дохода» для приема жителей в каждое сообщество, установили сроки для федерального финансирования, которое должно быть потрачено на восстановление или строительство, и создало больше возможностей для реализации единиц государственного жилья и преобразование государственного жилья в субсидируемое жилье.

Но, пожалуй, самым известным экспериментом была НАДЕЖДА VI (Жилищные возможности для людей повсюду), которая позволила АГЖС добиваться сноса «серьезно ветхого» государственного жилья и замены его новыми застройками для лиц со смешанным доходом, тем временем выдавая существующим домохозяйствам ваучеры.

Созданная в 1992 году программа добилась большего успеха в избавлении от государственного жилья, чем в улучшении условий жизни жителей государственного жилья. Городской институт сообщил в 2004 году, что 49 828 домохозяйств были перемещены, но для этих домохозяйств было построено только 21 000 единиц жилья.

Стремление к приватизации государственного жилья

На федеральном уровне вышеупомянутые программы заложили основу для государственного финансирования приватизационных инициатив и обозначили передачу ответственности в отношении наиболее уязвимых слоев жилищного общества от государственного сектора обратно к частному сектору, которая в последние годы только ускорилась. В период с 1989 по 2017 год количество домохозяйств, получающих помощь от HUD, увеличилось с 4,07 млн ​​до 4,54 млн, но доля домохозяйств в государственном жилье снизилась с 33.4 до 21,3%.

Частично это снижение было связано с репозиционированием, которое долгое время было стратегией HUD по преобразованию единиц государственного жилья с помощью ваучерных субсидий, последний раз с демонстрацией помощи в аренде жилья (RAD) в 2011 году. Перепозиционирование обычно переопределяет использование или класс конкретной застройки, но когда речь идет о государственном жилье, оно по существу включает удаление единиц из традиционного государственного жилищного фонда.

RAD позволяет PHA использовать финансирование из частного сектора для восстановления или замены существующих единиц и сводит федеральное финансирование к долгосрочным субсидиям.К 2018 году RAD преобразовала более 100 000 единиц государственного жилья в жилье, субсидируемое Разделом 8.

Это только набирало обороты: в 2018 году Управление HUD по вопросам государственного и индийского жилья проинформировало PHA о том, что HUD хотело «перепозиционировать» 105 000 единиц государственного жилья к октябрю 2019 года, отметив, что «в 2010 году HUD по консервативной оценке потребностей в капитале государственного жилья составляет почти 26 миллиардов долларов, и мы считаем, что эта цифра продолжает расти примерно на 3,5 миллиарда долларов каждый год».

Хотя многие критикуют приватизацию государственного жилья как приемлемое решение, десятилетия отложенного или лоскутного ремонта наряду с хроническим недофинансированием оставили некоторые сообщества без вариантов.В нашей следующей статье мы поговорим о том, как проходила приватизация государственного жилья в округе.

Нена Перри-Браун — уроженка Такома-парка и нынешняя жительница Такома, округ Колумбия, связанная родственными связями с округом. Она пишет для интернет-издания по развитию недвижимости UrbanTurf и является будущим аспирантом в области недвижимости. Когда она не читает и не пишет, она, вероятно, на концерте или где-нибудь вяжет крючком.

Плюсы и минусы приватизации апелляций о смертной казни – The Florida Bar

Плюсы и минусы приватизации апелляций о смертной казни

Плюсы и минусы приватизации апелляций о смертной казни

Младший редактор

«Флорида, без сомнения, является штатом № 1 в этой стране по количеству вынесенных приговоров по делам о смертной казни», — заявил председатель Верховного суда Гарри Ли Анстед специальному комитету Палаты представителей по статье V.

«Нам постоянно звонят из других штатов, и все потому, что законодательный орган создал и профинансировал систему, которая обеспечивает высококачественное рассмотрение в таких случаях».

В зале сидел бывший судья Первого окружного апелляционного суда Чарльз Майнер, который возглавляет Комиссию по делам о смертной казни.

«Если у нас в стране образцовая система, зачем, во имя долларов и центов, мы собираемся ее менять?» — с досадой спросил Майнер.

Тем не менее, большие перемены — это именно то, что сказал губернатор.Джеб Буш и генеральный прокурор Чарли Крист хотят добиться этого путем упразднения трех региональных офисов государственных юристов, которые занимаются рассмотрением апелляций о смертной казни, называемых региональными советниками по залогу капитала, и замены их сетью частных адвокатов.

Брэд Томас, помощник Буша и бывший прокурор штата, заявил подкомитету Палаты представителей по судебным ассигнованиям, что, приватизировав апелляции на смертную казнь, юристы сэкономят государству 3,8 миллиона долларов.

«Это отличная возможность, — считает губернатор, — обеспечить оперативное и эффективное представительство для этих заключенных.Это не является отражением работы, проделанной столичными залоговыми агентствами», — сказал Томас. «Это просто бюджетное решение».

Это плохое бюджетное решение, предупреждают другие.

«Хочу сообщить, что предложение об упразднении трех офисов столичных залоговых представителей является, на мой взгляд, плохой идеей, которая, если она будет принята законодательным органом, увеличит расходы и затянет рассмотрение дел после вынесения обвинительного приговора, Лок Берт, бывший сенатор, который когда-то возглавлял и Комиссию по делам о смертных казнях, и Судебный комитет Сената, написал в письме сенатору.Род Смит, штат Гейнсвилл, председатель подкомитета Сената по ассигнованиям по статье V и судебной системе.

«.. . Если есть что-то, чему мы научились за последние несколько лет, так это то, что любое изменение в системе приводит к дополнительным судебным разбирательствам, дополнительным расходам и дополнительным задержкам».

В настоящее время 50 адвокатов по залогу и 48 вспомогательных сотрудников в офисах по всему штату представляют интересы 218 заключенных, приговоренных к смертной казни. Еще 133 частных юриста доступны в реестре, чтобы справиться с переполнением.В настоящее время 60 адвокатов регистратуры были назначены для представления интересов 71 заключенного, приговоренного к смертной казни, с бюджетом около 1,5 миллиона долларов.

Судья Майнер помог разработать закон об учреждении частного реестра и репозитория, связанного с судебными процессами в отношении публичных записей. Он лично ознакомился с объемными документами, связанными с апелляцией о смертной казни, когда заседал в Верховном суде в качестве специально назначенного судьи по делу Уилли Дардена, казненного в 1998 году за убийство 1973 года.

«Им пришлось прислать ко мне домой грузовик с файлами, — вспоминает Майнер.

Он предлагает сторонникам плана губернатора посчитать:

Каждое дело, которое в настоящее время представляют государственные юристы, включает около 25 ящиков с документами, а иногда и до 40 ящиков.

По оценкам Майка Рейтера, регионального юрисконсульта Capital Collateral North, на каждую коробку требуется примерно семь часов, чтобы новый поверенный быстро освоился в деле. Это означает, что 218 дел с 25 ящиками при семичасовом рассмотрении каждого ящика потребуют около 38 150 часов рассмотрения.Новые адвокаты, получающие 100 долларов в час, будут получать 3,8 миллиона долларов только за чтение файлов.

Добавив 2500 долларов США за дело, причитающееся адвокату реестра при назначении, и выплатив отпускные по увольнению юристов штата CCRC, Рейтер оценил общую стоимость закрытия CCRC и передачи дел частным юристам в 4,76 миллиона долларов.

И это при условии, что есть достаточно частных адвокатов, чтобы браться за эти требовательные, сложные, эмоционально мучительные дела, в которых жизнь клиента находится на кону, добавляет Майнер.

«Сначала не хватает частных юристов, чтобы заниматься этими делами», — сказал Майнер. «Я звонил, когда реестр только создавался, звонил по всей Флориде, просил юристов быть в этом реестре… . Эти дела никогда не заканчиваются. Как только вы найдете адвоката, готового взяться за дело, он или она понимает, что это может длиться годы и годы. И если у вас есть общая практика, вы будете в первую очередь заниматься делами, которые кладут крупу на ваш стол. Вы не можете ждать, пока государство заплатит вам.

В то время как Томас сказал, что нынешним юристам CCRC будет отдано предпочтение в качестве юристов частного реестра, чтобы они могли с пользой использовать свой специализированный опыт апелляций о смерти, Рейтер возразил, что в CCRC North он единственный адвокат в офисе, который в состоянии сделать это. . Шесть юристов в его штате все еще проходят обучение и не имеют квалификации для самостоятельного ведения дел, сообщил Рейтер подкомитету Сената по ассигнованиям по статье V, а еще восемь или девять квалифицированных юристов в его штате «говорят, что у них есть ипотечные кредиты и семья, и они должен иметь работу и не будет брать эти дела.

Еще одна проблема, по словам Райтера, заключается в том, что только 48 из 133 юристов, зарегистрированных в частном реестре, имеют право работать в федеральном суде.

«Когда дело доходит до федерального суда, и оно не входит в число 48 квалифицированных, оно тут же останавливается», — сказал Рейтер.

Сколько государство платит частным адвокатам, которые соглашаются рассматривать апелляции о смерти, является предметом дальнейших дискуссий. Штат платит частным поверенным 100 долларов в час с максимальной суммой в 84 000 долларов на судебные издержки и 30 000 долларов на другие расходы, такие как свидетели-эксперты.В бюджетном предложении Буша на 54 миллиарда долларов он рекомендует потратить 5,8 миллиона долларов на частных адвокатов в следующем году.

«Ответственное представительство в делах о смертной казни занимает гораздо больше часов, чем утверждает государство», — говорится в недавней редакционной статье St. Petersburg Times под заголовком «Ложная экономика».

Нил Дюпри из CCRC South сказал, что 715 часов адвокатского времени, предоставленного штатом для этих дел, не покрывают времени, которое фактически требуется для компетентного выполнения работы, что подтверждается достоверным исследованием, в котором говорится, что для обеспечить эффективное представительство приговоренных к смертной казни. Еще одна проблема заключается в том, что в реестре нет частных адвокатов, которые от начала до конца рассматривали апелляции по смертным приговорам.

Поскольку то, что государство готово платить частным адвокатам, не покрывает истинных затрат, адвокат Таллахасси Марк Олив подал свой второй иск, оспаривая закон, который обеспечивает ограничение гонорара. В прошлом году Верховный суд Флориды оставил в силе закон 1998 года о создании реестра, но согласился с Олив, что штат не может налагать ограничения на оплату адвокатов, а судьи первой инстанции могут утверждать дополнительные выплаты, когда это оправдано.Затем законодательный орган принял закон, требующий, чтобы любой адвокат, выходящий за пределы, установленные законом штата, был исключен из реестра.

Томас, помощник губернатора, сообщил подкомитету Палаты представителей по судебным ассигнованиям, что юристы реестра «получают деньги, когда работа выполнена. Это было очень успешно».

Два дня спустя Томас сообщил подкомитету Сената по ассигнованиям по статье V, что Флорида инвестировала 70 миллионов долларов в систему CCRC, и задержки удвоились.

«То, на что в 1980 году ушло восемь лет, теперь занимает 14, 16 и даже 20 лет в целом, — сказал Томас.«Губернатор крайне разочарован и расстроен тем, что для рассмотрения дел о смертной казни требуется от 15 до 20 лет… . В тех судебных делах, которые я рассматривал, когда юристам платят за работу, эта работа выполняется очень быстро».

Но в Комиссии по делам о смертной казни обеспокоены тем, что никто не может заставить частного адвоката продвигать дело, если оно провисает. Одно дело о смерти было поручено частному адвокату, который, увидев объемные файлы, вышел из дела.Второй частный адвокат сделал то же самое. Наконец, через четыре года третий частный поверенный подал первый иск.

В то время как Комиссия по делам о смертной казни «может перехитрить юристов CCRC», судья Майнер сказал, что с частными адвокатами «лучшее, что мы можем сделать, если кажется, что они застопорили дело, — это связаться с главным судьей, который может или не может что-либо сделать. ».

В своем письме Берт согласился, сказав: «Законодательный орган просто не может контролировать или контролировать 350 частных поверенных. Вы можете контролировать и напрямую влиять на три CCRC, которые подлежат утверждению Сенатом.

В отчете Управления анализа программной политики и отчетности правительства штата от 21 ноября это подтверждается высокой оценкой офисов CCRC за «подотчетность и эффективность», но говорится, что реестру «не хватает финансовой и исполнительной отчетности региональных советников».

Член палаты представителей Джо Негрон, Р-Стюарт, поверенный и председатель подкомитета Палаты представителей по ассигнованиям, спросил, не лучше ли иметь кого-то вне системы, представляющего заключенных, приговоренных к смертной казни, чем нынешняя «ситуация, когда государство пытается казнить человека, в то время как этот человек полагается на агентство организации, пытающейся его казнить.

«Это обсуждалось, и это часть обоснования создания реестра», — ответил Томас. «Адвокаты во Флориде имеют долгую и гордую историю защиты обвиняемых».

Представитель Джек Сейлер, D-Ft. Лодердейл, также поверенный, беспокоился, что «если у нас будет пара серьезных дел, связанных с реестром, у нас будет ситуация в Иллинойсе», ссылаясь на то, что губернатор Иллинойса Джордж Райан обнаружил так много проблем со справедливостью смертной казни, что он назвал на мораторий и освободил камеры смертников, заменив 167 смертных приговоров пожизненным заключением, прежде чем он покинул свой пост в январе.

В ответ Томас привел положительный пример частного поверенного Байи Харрисон, которая согласилась провести пересмотр дела Дэнни Роллинга о смертной казни за убийство пяти студентов колледжа в Гейнсвилле в 1990 году.

Частные юристы, по словам Томаса, «связаны канонами профессиональной этики», что юристы реестра «являются добросовестными мужчинами и женщинами», а государство может «уменьшить расходы вдвое и сохранить превосходное представительство… . Губернатор придерживается двух принципов: сокращение задержек и обеспечение быстрого и усердного представительства осужденных и приговоренных к смертной казни.

Соглашаясь с целью губернатора, член палаты представителей Дэн Гелбер, штат Майами, член Комиссии по делам о смертной казни и бывший федеральный прокурор, завершил статью для газет предупреждением: до того времени, когда заключенным, приговоренным к смертной казни, часто не хватало адвоката или у них было неумелое представительство. Предположение о том, что приватизация сократит расходы, является откровенным предположением, особенно когда непреднамеренными последствиями могут быть еще более длительные и ненужные задержки. Государство не должно на этом заморачиваться.

Ларри Сполдинг, юрист Американского союза гражданских свобод, хорошо помнит неудачную систему Флориды, представляющую заключенных, приговоренных к смертной казни. Он представлял двух из первых заключенных, приговоренных к смертной казни во Флориде в 80-х годах, и был первым директором государственной службы юристов, приговоренных к смертной казни, созданной законодательным собранием в 1985 году после того, как суды заблокировали казни, потому что у заключенных не было адвокатов по апелляциям.

Сполдинг сообщил законодателям о сложности найма частных поверенных для ведения дел о смерти.

«Есть большая разница между тем, чтобы быть адвокатом и иметь неблагоприятное гражданское судебное решение, вынесенное против вас. Когда вы юрист CCRC или юрист реестра и проигрываете, ваши клиенты умирают. Многие адвокаты не могут справиться с этим во второй раз», — сказал Сполдинг. Он добавил, что время, затрачиваемое на надлежащее рассмотрение апелляции в течение многих лет, связано не с тем, что юристы, занимающиеся апелляциями на смертную казнь, тянут время.

Сполдинг отметил, что Рудольф Холтон недавно был освобожден из камеры смертников, после того как потребовалось восемь лет, чтобы наконец получить важную оправдательную информацию от правоохранительных органов.По словам Сполдинга, за последние 30 лет из камер смертников во Флориде были освобождены 25 заключенных, и вскоре после результатов анализа ДНК ожидаются еще двое.

На недавней пресс-конференции «Альтернативы смертной казни» Хуан Мелендес, освобожденный в прошлом году после того, как провел почти 18 лет в камере смертников, сказал, что он является живым примером того, что не так со смертной казнью и что правильно с CCRC.

«Если бы не CCRC, — сказал Мелендес, — я бы сегодня был мертвецом.

Старший редактор Гэри Бланкеншип участвовал в подготовке этого отчета.

Как приватизация может означать конец демократии | Технология

Жаркий день в Нью-Йорке. Вы хотите пить, но ваша бутылка с водой пуста. Итак, вы идете в магазин и ставите бутылку в машину. Вы активируете машину с помощью приложения на своем телефоне, и она наполняет вашу бутылку водой из-под крана. Теперь вы больше не испытываете жажду.

Такое будущее видят основатели стартапа Reefill.Если предпосылка звучит странно знакомо, это потому, что она такова: Reefill заново изобрел фонтанчик в качестве службы подписки с поддержкой Bluetooth. Клиенты платят 1,99 доллара в месяц за привилегию использовать его машины, расположенные в участвующих компаниях по всему Манхэттену.

Как и ожидалось, компания уже получила свою долю насмешек. В Slate Генри Грабарь назвал это «водой из-под крана в костюме». Но хотя Reefill — особенно мультяшный пример, его базовая бизнес-модель популярна в сфере технологий.Схема проста: возьмите публичный сервис и создайте его частную версию с приложением.

Наиболее очевидными примерами являются Uber и Lyft, которые стремятся не только ликвидировать индустрию такси, но и заменить общественный транспорт. Они постепенно добиваются успеха: муниципалитеты по всей Америке теперь субсидируют проезд на такси вместо того, чтобы эксплуатировать общественные автобусы. А ранее в этом году Lyft начал предлагать услугу по фиксированному маршруту под названием Lyft Shuttle в Чикаго и Сан-Франциско — агрессивная попытка переманить больше пассажиров из общественного транспорта.

У этих компаний не было бы клиентов, если бы существовали лучшие общедоступные альтернативы. На Манхэттене может быть трудно найти фонтан, а общественный транспорт в американских городах варьируется от посредственного до полного отсутствия. Но решение этих проблем путем передачи их частному сектору гарантирует, что государственные услуги будут продолжать ухудшаться, пока они не исчезнут.

Десятилетия дефинансирования и аутсорсинга уже поставили государственные службы на грань. Теперь, укрепленные кучей денег инвесторов и смартфонов, технологические компании пытаются их прикончить.

Сторонники приватизации считают, что это хорошо. В течение многих лет они выдвигали аргумент, что бизнес всегда будет выполнять поставленную задачу лучше, чем правительство, будь то автобусы или школы, предоставление медицинских услуг или жилья. Государственный сектор склеротичен, расточителен и недисциплинирован по мотивам прибыли. Частный сектор является динамичным, инновационным и, прежде всего, эффективным.

Это убеждение стало здравым смыслом в политической жизни. Его широко разделяет элита страны, и за последние несколько десятилетий он определял большую часть политики.Но, как и большинство наших руководящих мифов, он рушится при ближайшем рассмотрении.

Ни одно слово не взывают более часто и горячо апостолы приватизации, чем эффективность. Тем не менее, это странная основа для их доводов, учитывая тот факт, что государственные службы часто более эффективны, чем частные. Возьмите здравоохранение. В Соединенных Штатах одна из наименее эффективных систем на планете: мы тратим больше денег на здравоохранение, чем кто-либо другой, а взамен получаем одни из худших показателей здоровья на западе.Не случайно у нас также самая приватизированная система здравоохранения в развитом мире. Напротив, Великобритания тратит лишь часть того, что делаем мы, и достигает гораздо лучших результатов. Бывает и так, что здравоохранение оказывается государственной услугой. Почему-то отсутствие мотива получения прибыли не привело к эпидемии неэффективности британского здравоохранения. Между тем, мы платим почти 10 000 долларов на душу населения и ошеломляющие 17% нашего ВВП, чтобы достичь ожидаемой продолжительности жизни где-то между Коста-Рикой и Кубой.

Система, ориентированная на получение прибыли, не означает, что мы получаем больше за наши деньги — это означает, что кто-то может заработать на нас больше денег. Отрасль здравоохранения сообщает о рекордных прибылях и вознаграждает своих руководителей самыми высокими зарплатами в стране. Требуется особый склад ума, чтобы увидеть в таком расположении что-то похожее на эффективное.

Система, ориентированная на получение прибыли, не означает, что мы получаем больше за наши деньги – это означает, что кто-то может заработать на нас больше денег точка.Десятилетия неолиберализма подорвали нашу способность мыслить неэкономическими категориями. Нас учили, что все сферы человеческой жизни должны быть организованы как рынки, и что правительство должно управляться как бизнес. Эта идеология нашла свою извращенную кульминацию в фигуре Дональда Трампа, знаменитого миллиардера без предшествующего политического опыта, который катапультировался в Белый дом, используя свой опыт бизнесмена. Предпосылка кампании Трампа заключалась в том, что Америке не нужен президент — ей нужен генеральный директор.

Нигде неолиберальная вера, воплощенная Трампом, не ощущается так глубоко, как в Силиконовой долине. Технологические предприниматели неустанно работают над тем, чтобы превратить нашу жизнь в рынки и направить огромные ресурсы на «разрушение» правительства путем приватизации его функций. Возможно, именно поэтому, несмотря на видимость либерального космополитизма Силиконовой долины, у нее есть определенная близость к президенту. В понедельник Трамп встретился с высшим руководством Apple, Amazon, Google и других крупных технологических компаний, чтобы выяснить, как «раскрыть творческий потенциал частного сектора для предоставления услуг гражданам», по словам Джареда Кушнера.Между Трампом и технологиями никогда прежде так много влиятельных людей не стремились превратить правительство в бизнес.

Но правительство — это не бизнес; это другая машина. В худшем случае она может быть репрессивной, коррумпированной и авторитарной. В лучшем случае он может быть бесценным инструментом для развития и поддержания демократического общества. Среди прочего, это включает в себя обеспечение того, чтобы каждый получал ресурсы, необходимые ему для осуществления свобод, от которых зависит демократия.Когда мы приватизируем общественные услуги, мы не просто рискуем заменить их менее эффективными альтернативами — мы рискуем нанести ущерб самой демократии.

Если это кажется натяжкой, то это потому, что ученые мужи и политики потратили десятилетия, определяя идею демократии сверху вниз. Это стало означать немногим больше, чем проведение выборов каждые несколько лет. Но это абсолютный минимум смысла демократии. Его греческий корень переводится как «правление людей» — правление не определенных людей, таких как богатые (плутократия) или священники (теократия), а все люди.Демократия описывает способ организации общества, при котором все люди определяют, как должно быть организовано общество.

Какое это имеет отношение к автобусам, школам, больницам или домам? При демократии каждый может участвовать в принятии решений, влияющих на его жизнь. Но это невозможно, если у людей нет доступа к товарам, которые им необходимы для выживания — если они голодны, бездомны или больны. А реальность такова, что когда товары нормируются рынком, меньше людей имеют к ним доступ.Рынки — это места победителей и проигравших. Вы не получаете то, что вам нужно — вы получаете то, что можете себе позволить.

Государственные услуги, напротив, предлагают более справедливый способ удовлетворения основных потребностей. Убирая вещи с рынка, правительство может демократизировать доступ к ресурсам, на которые люди полагаются, чтобы вести достаточно достойную жизнь. Эти ресурсы могут предлагаться дешево или бесплатно, финансируясь за счет прогрессивного налогообложения. Ими также могут управлять подотчетные обществу учреждения, возглавляемые выборными должностными лицами, или они могут подчиняться более прямым механизмам народного контроля.

Эти идеи считаются крайне радикальными в американской политике. Тем не менее, другие места по всему миру внедрили их с большим успехом. Когда Oxfam провела опрос более чем в 100 странах, они обнаружили, что государственные услуги значительно сокращают экономическое неравенство. Они сокращают разрыв между богатыми и бедными за счет снижения стоимости жизни. Они расширяют возможности трудящихся, делая их выживание менее зависимыми от их боссов, домовладельцев и кредиторов. Возможно, самое главное, они дают гражданам право на долю общественного богатства и право голоса в отношении того, как оно используется.

Но откуда возьмутся деньги? Это извечный вопрос, который задают всякий раз, когда кто-то предлагает поднять вопрос о государстве всеобщего благосостояния выше шепота. К счастью, на него есть простой ответ. Соединенные Штаты — самая богатая страна в истории мира. На самом деле она настолько богата, что ее самые богатые люди могут позволить себе вкладывать миллиарды долларов в такую ​​компанию, как Uber, которая ежегодно теряет миллиарды долларов, в надежде стать хоть немного богаче. Перед лицом такой экстравагантности вопрос о том, чтобы перенаправить скромную часть общего благосостояния на услуги, которые приносят пользу всем, не должен вызывать споров.Это небольшая цена за то, чтобы сделать демократию чем-то большим, чем пустым лозунгом или глупой шуткой.

Эта статья содержит партнерские ссылки, что означает, что мы можем заработать небольшую комиссию, если читатель нажмет и совершает покупку. Вся наша журналистика независима и никоим образом не находится под влиянием какой-либо рекламной или коммерческой инициативы. Нажимая на партнерскую ссылку, вы соглашаетесь с установкой сторонних файлов cookie. Больше информации.

Как у.Тюрьмы S. передают здравоохранение на аутсорсинг, смертность среди заключенных растет

Мэтью Лофлин кашлял кровью, изо всех сил пытался дышать и терял сознание в своей камере, ожидая суда по обвинению в хранении наркотиков в этом историческом южном городе.

«Мне нужно в больницу», — сказал он матери во время телефонного звонка из тюрьмы. — Я умру здесь.

Это было 28 марта 2014 года, и семь недель его пребывания в Центре заключения округа Чатем были чередой отключений и учащенного сердцебиения.

Старший медицинский персонал тюрьмы — доктор Чарльз Пью и две опытные медсестры — согласились, что ему нужна госпитализация. Но против этого шага выступил старший менеджер их работодателя, Corizon Health Inc, у которого был многомиллионный контракт на управление здравоохранением в тюрьме, согласно судебным протоколам и бывшему медицинскому персоналу.

Когда 7 апреля рентген Лофлина показал подозрительное пятно в его груди, Пью попробовал другой план: он отправил Лофлина к кардиологу, полагая, что специалист захочет его госпитализировать.После быстрого осмотра кардиолог отправил его прямо в больницу, но было уже поздно. Состояние 32-летнего Лофлина быстро ухудшалось, он страдал от необратимого повреждения головного мозга. Он умер 24 апреля.

Его смерть стала второй за два месяца, которую Пью и медсестры Бетти Ринер и Линн Уильямс сочли предотвратимой. В августе того же года троица встретилась с шерифом и обвинила Коризона в том, что он ставит прибыль выше жизней.

Коризон уволил всех троих, что вызвало иск о неправомерном увольнении, урегулированный на конфиденциальных условиях.Истцы согласились не обсуждать свои обвинения.

Агентство Рейтер подтвердило их заявления о ненадлежащем уходе в тюрьме в этом городе довоенных домов и покрытых мхом дубов. История смертельного пренебрежения была собрана из ранее не зарегистрированных показаний разоблачителей, тысяч судебных и полицейских документов, интервью с более чем дюжиной бывших медицинских и тюремных сотрудников и конфиденциальных отчетов наблюдателей.

В последние годы наблюдения Corizon, с 2014 по 2016 год, лекарства, отпускаемые по рецепту, пропадали, пациентам, которых медицинский персонал считал тяжелобольными, отказывали в госпитализации, психически больные заключенные не лечились, а записи фальсифицировались, обнаружило агентство Reuters.Прошли недели, а врача на месте не было, уход за больными оказывали медсестры и видеозвонки с врачами. 400 психически больных заключенных, то есть почти четверть ее населения, лечил один психиатр. В Corizon заявили, что забота о пациентах ставится на первое место, и персоналу велено госпитализировать заключенных, когда это необходимо.

Тем не менее заключенный умер от излечимой болезни сердца после того, как его врач отклонил просьбы о госпитализации. Охранник был покалечен сокамерницей, которая не получила свои лекарства. Другой заключенный умер от тромба в ноге через 32 часа после того, как он ползал по полу, умоляя пойти в больницу.

Поломки в тюрьме Саванны говорят о национальной тенденции. Агентство Reuters обнаружило, что более 60% лучших тюрем Америки нанимают частные компании для оказания медицинской помощи заключенным, и это изменение имело свои последствия: больше погибших.

Проведенный Рейтер обзор смертей в более чем 500 тюрьмах показал, что с 2016 по 2018 год в тех, кто полагался на одного из пяти ведущих подрядчиков тюремного здравоохранения, уровень смертности был выше, чем в учреждениях, где медицинские услуги находятся в ведении государственных учреждений. В анализе оценивались случаи смерти от болезней и состояний здоровья, самоубийств и острого воздействия наркотиков и алкоголя.

В тюрьмах с общественными медицинскими службами, обычно находящимися в ведении шерифа или местного департамента здравоохранения, в то время было в среднем 12,8 смертей на 10 000 заключенных. В тюрьмах с медицинским обслуживанием, предоставляемым одной из пяти компаний, ежегодно умирало от 2,3 до 7,4 дополнительных смертей на 10 000 заключенных. Уровень смертности был от 18% до 58% выше, в зависимости от компании.

Обзор агентства Reuters является наиболее подробным исследованием на сегодняшний день, раскрывающим риски, которые возникли, когда сотни тюрем приняли многомиллиардную индустрию исправительного здравоохранения и ее обещания качественного ухода и контролируемых затрат.Это часть более крупного расследования, проведенного агентством Рейтер, которое показало, что две трети мертвых заключенных, в том числе Лофлин, так и не предстали перед судом за предполагаемые правонарушения, за которые они были задержаны.

Corizon, одна из крупнейших в стране исправительных медицинских компаний, в настоящее время обеспечивает уход за примерно 116 000 заключенных в учреждениях штата и округа в более чем 140 местах в 15 штатах.

В интервью главный исполнительный директор Corizon Джеймс Хайман сказал, что одни только показатели смертности в тюрьмах не являются достоверным показателем «качества работы… в очень сложном наборе населения.Он сказал, что в выводах Reuters не учитываются проблемы оказания помощи двум различным группам заключенных: тем, кто находится в тюрьме менее месяца, и тем, кто не может позволить себе залог или отбывает наказание после вынесения обвинительного приговора.

В Саванне Коризон в конце концов был заменен другим подрядчиком на фоне серии смертей. Corizon заявила, что никогда не жертвовала заботой о прибыли. «Я бы не работал и не оставался в такой среде», — сказал доктор Кэлвин Джонсон, главный медицинский директор компании из Теннесси с 2014 по 2016 год.

Хайман сказал, что статистики Corizon не считают, что разница в уровне смертности в тюрьмах, заключивших контракт с Corizon, была «статистически значимой». Хотя каждая смерть в тюрьме является «значительной», компания оспорила методологию Reuters и «результаты предположений».

На уровень смертности в тюрьме могут влиять многие факторы, такие как общее состояние здоровья ее населения и размер ее бюджета, и невозможно учесть все такие переменные с помощью общедоступных данных. Но даже после поправки на размер тюрьмы и уровень смертности в этом районе Reuters и два независимых статистика все же обнаружили статистически значимые различия между тюрьмами с государственной медицинской помощью и тюрьмами с медицинским обслуживанием, которым управляет один из ведущих подрядчиков.

Промышленность растет

До 1970-х здравоохранение в тюрьмах было минимальным. Как показало исследование Американской медицинской ассоциации 1972 года, в большинстве карцеров оказывалась не более чем первая помощь.

Затем, в 1976 году, Верховный суд США постановил, что «преднамеренное безразличие» к медицинским потребностям заключенного равносильно «ненужному и бессмысленному причинению боли», что является нарушением Восьмой поправки. Заключенные начали судиться, и в 1980-х возникла индустрия исправительного здравоохранения.

Индустрия расширилась в 1990-х и начале 2000-х годов, когда усилия по деинституционализации психически больных привели к закрытию психиатрических больниц, в результате чего многие бывшие пациенты были отправлены на улицу, а затем в тюрьму.

К 2010 году почти половина тюрем США, опрошенных агентством Reuters, обратились к частной медицинской помощи. К 2018 году 62% получили приватизированные услуги.

Сегодня в сфере здравоохранения в тюрьмах доминирует несколько компаний: Wellpath Holdings Inc, NaphCare Inc, Corizon, PrimeCare Medical Inc и Armor Correctional Health Services Inc. Крупнейшая из них, Wellpath, принадлежит частной инвестиционной компании. Инвестиционная фирма владеет Corizon. NaphCare, PrimeCare и Armor находятся в частной собственности.

«Имеет смысл иметь кого-то, кто специализируется на присмотре за заключенными, — сказала комиссар округа Чатем Хелен Стоун.«Экономия денег, — сказала она, — это ключ к успеху.

Видео: Травма в тюрьме

Саванны Многие шерифы воспользовались шансом избавиться от головной боли, связанной с управлением собственными медицинскими операциями. «Это пакетная сделка, и все делается для вас», — сказала капитан Джессика Пит, чье учреждение, тюрьма округа Сент-Луис в Дулуте, штат Миннесота, наняла регионального подрядчика MEnD Correctional Care в 2012 году. «Мы получаем фантастическую помощь».

Тем не менее, несмотря на расширение охвата отрасли, не проводилось крупномасштабных исследований для оценки влияния приватизации на смертность заключенных.Чтобы ответить на этот вопрос, агентство Reuters изучило данные о здравоохранении и смертности в 523 тюрьмах за период с 2008 по 2019 год. Были изучены все тюрьмы США с 750 и более заключенными, а также 10 крупнейших тюрем почти в каждом штате.

С 2010 по 2015 год показатели смертности в тюрьмах, в которых работают крупные медицинские подрядчики, и в тюрьмах, управляемых государством, в целом были одинаковыми.

Но с 2016 по 2018 год, последний год, за который доступна исчерпывающая статистика, показатели смертности разошлись. В тюрьмах, обслуживающих крупные компании, за этот трехлетний период погиб 691 человек при средней общей численности заключенных в 138 000 человек.Напротив, в тюрьмах, где использовалась государственная помощь, погибло 587 человек, в которых содержалось более 152 000 заключенных.

Безусловно, некоторые общедоступные системы имеют высокий уровень смертности. Но в целом, как обнаружило агентство Reuters, уровень смертности выше, когда здравоохранение находится в руках частного сектора.

В целом, в учреждениях, управляемых крупнейшими поставщиками медицинских услуг в тюрьмах, зарегистрировано 17 смертей на 10 000 заключенных, по сравнению с 13 смертельными случаями в государственных учреждениях.

В контрактах с частными поставщиками медицинских услуг иногда не хватает количественных стандартов оказания помощи, таких как кадровые требования или протоколы для оценки состояния здоровья заключенных или госпитализаций.Такие проблемы могут возникать в общедоступных системах, но они не закреплены контрактами и не зависят от прибыли.

Размер также может играть роль. Агентство Reuters обнаружило, что в крупных юрисдикциях с большей вероятностью государственное управление уходом за заключенными осуществляется под эгидой департамента здравоохранения. Небольшие и средние округа, часто работающие с ограниченным бюджетом, с большей вероятностью нанимают частные фирмы.

«Есть округа, которые жадничают, не желая тратить деньги на медицинское обслуживание, и компании, говорящие: «Мы можем сделать это, мы можем сделать это дешевле для вас», — сказал доктор.Роберт Грейфингер, бывший главный врач Департамента исправительных учреждений штата Нью-Йорк. «Как компании достигают такой экономии? Частично это скупость на осторожность.

Экзорцизм в Оклахоме

В тюрьмах, где работали NaphCare и Armor, был самый высокий уровень смертности за трехлетний период – 20,2 и 18,8 смертей на 10 000 заключенных соответственно. Ставки для других компаний составили 16 для Corizon, 15,9 для Wellpath, 15,1 для PrimeCare.

Компания NaphCare заявила, что «никогда не ставила под угрозу уход за пациентами ради получения прибыли и никогда не будет.В интервью генеральный директор Брэд Маклейн сказал, что его семейная компания защищает себя от давления со стороны внешних инвесторов, поскольку она работает в округах с «самыми большими проблемами», такими как вспышки опиоидов.

Тюрьмы часто нанимают подрядчиков, когда они сталкиваются с кризисом, и сравнение уровня смертности в этих учреждениях с другими тюрьмами — это «яблоки с апельсинами», — сказал президент Wellpath Кип Холлман. «Мы вроде как пожарные», — добавил он, добавив, что Wellpath обычно увеличивает штат сотрудников и расходы на уход за заключенными.

PrimeCare Medical заявила, что часто берет на себя функции государственных учреждений.«Во всех случаях нам сообщали, что мы обеспечиваем более комплексную и лучшую систему здравоохранения», — сказал генеральный директор Томас Дж. Вебер.

«Есть жадные округа, не желающие тратить деньги на медицинское обслуживание, и компании, говорящие: «Мы можем сделать это, мы можем сделать это дешевле для вас».

REUTERS/Shannon Stapleton

Тюрьма округа Оклахома, которая находилась под наблюдением Министерства юстиции с 2009 года из-за опасений по поводу переполненности и слабого надзора за заключенными, была среди тех, которые обслуживала компания Armor.

С 2009 по 2018 год 54 заключенных, находившихся под медицинским и психиатрическим обслуживанием Армора, умерли от заболеваний, самоубийств или зависимостей.

В одном случае шериф отстранил медсестру от Armor за якобы попытку «экзорцизма» заключенного, страдающего от передозировки метамфетамина со смертельным исходом. Медсестра отвергла обвинение и подала иск против шерифа и Армора за клевету и незаконное увольнение.

Компания Armor заявила, что ее медицинские услуги «соответствуют или превосходят» отраслевые стандарты.

«Что статистика не может объяснить, и многие в обществе не знают, так это то, что первый день «за решеткой» для большинства наших пациентов — это первый раз, когда они получают основные лекарства, медицинскую помощь и психиатрическую помощь», Броня написал. Заключенные приносят «несравненно уникальные медицинские проблемы».

Некоторые противники отрасли говорят, что у компаний есть стимул сокращать расходы. «Это отношение один к одному, доллар к доллару, между отказом в уходе и прибылью», — сказал адвокат Саванны Уилл Клэйборн, который представлял семью Лофлина в судебном процессе против тюрьмы и Коризона, который был урегулирован в прошлом году.

В 2011 году компания-предшественник Corizon тратила около 113 000 долларов в месяц на отправку заключенных в больницу, или более 1,3 миллиона долларов в год, включая оплату услуг скорой помощи, как показывают финансовые отчеты, раскрытые в ходе судебного разбирательства. Согласно документам, в следующем году при Corizon стоимость сократилась примерно на 53%. С меньшим количеством заключенных, отправленных на лечение, маржа прибыли тюрьмы Коризона резко возросла — с 14,6% в 2011 году до 21,5% в 2012 году и 24,2% в 2013 году. У Reuters не было доступа к годовым данным в последующие годы.

За 2013 и 2014 годы вместе взятые Corizon заплатила в общей сложности 1 доллар США.5 миллионов для внешних медицинских обслуживаний включая 333 inmates на тюрьме Саванны, включая больше чем 400 посещений ER, компания сказала. «Любое предположение о том, что мы регулярно отказываемся от помощи, которая может потребовать внешних услуг, просто не основано на фактах».

В округе открылся новый тюремный лазарет, добавил Коризон, поэтому «клиент ожидал», что посещения больниц сократятся.

Перегруженный психиатр

Центр заключения округа Чатем представляет собой бежевый бетон площадью 600 000 квадратных футов, заполненный от 1500 до 1800 заключенных. Окруженный колючей проволокой и спрятанный между оживленным бульваром и лесным участком болота, этот мир отличается от усаженных дубом улиц исторической Саванны за много миль отсюда.

Компания-предшественник Corizon, Prison Health Services, выиграла контракт в 1992 году. Два десятилетия спустя Corizon зарабатывала 5 миллионов долларов в год, когда тогдашний шериф Эл Сент-Лоуренс запросил официальную печать одобрения от Медицинской ассоциации Джорджии.

«Я хочу эту аккредитацию», — сказал начальнику тюрьмы Святой Лаврентий, умерший в 2015 году.Чтобы получить его, тюрьма должна была показать, что новые заключенные своевременно получали лекарства.

84-летний психиатр Джордж Холл изо всех сил старался не отставать. Медсестры сказали, что они сами выписали продление рецепта и положили его на стол Холла для подписания без того, чтобы врач видел заключенного, что запрещено законом Джорджии для многих психотропных препаратов и контролируемых лекарств.

По словам трех бывших работников, к маю 2014 года, за год до смерти Холла, около 120 заключенных стояли в очереди на получение медицинских или психиатрических консультаций.

Одной из них была Шина Бертон, арестованная 3 мая 2014 года за то, что пропала без вести из-за нарушения правил дорожного движения. Она сказала, что страдает биполярным расстройством, депрессией и множественным расстройством личности, и сказала медсестрам, что принимала антипсихотический препарат Zyprexa. Ей не давали лекарств, как показывают тюремные записи. 12 мая она стала агрессивной. Помощники привязали ее к удерживающему креслу.

Медсестра Райнер внесла 28-летнего Бертона в компьютерный список пациентов, ожидающих приема у психиатра за лекарствами. Через несколько дней Райнер обнаружил, что имени Бертона в списке нет.Позже Ринер показала, что коллеги сказали, что ее имена были удалены из списка, чтобы отставание не подорвало аккредитацию тюрьмы. Коризон отрицал какие-либо удаления и отказался от дальнейших комментариев.

Вскоре эмоции Бертона были «подобны фейерверку», — сказала она в интервью. Однажды она остановилась у фонтана, когда охранник Венди Смут-Ли приказал ей вернуться в строй. Напряженность нарастала: женщины, каждая из которых весила более 200 фунтов, упали на пол в драке.

Смут-Ли получил повреждение нерва, потребовавшее операции на спине.«Вся моя жизнь изменилась, — сказала она. Не в силах стоять без трости или ходунков, она живет на пособие от рабочих.

Она подала в суд на Corizon за небрежное отношение к медицинскому обслуживанию Бертона. Компания отрицает это обвинение. Она также подала в суд на Бертона за причинение ей физического вреда, но сказала Reuters: «Это была не ее вина. Ей нужно было лекарство». Бертон признает, что ударил Смут-Ли, но обвиняет тюрьму в том, что ей отказали в лечении. Дела находятся на рассмотрении.

Разборки, увольнения, смерть

Воспитатели Саванны, протестовавшие против Коризона, отказались обсуждать события в тюрьме, но Райнер поговорила с Рейтер о своей карьере.«Эти люди нуждаются в вас. Они забыты, — сказала она. У нее была степень магистра, десятилетний опыт работы и квалификация «медсестры продвинутого уровня».

Вскоре после начала она описала чувство давления, чтобы не госпитализировать больных заключенных и вместо этого лечить их в тюремном лазарете. Во время инструктажа в 2014 году, как она свидетельствовала, региональный медицинский директор Коризона Скотт Кеннеди сказал ей: «Отправлять людей стоит слишком много денег». Она добавила: «Они просили меня не назначать лекарства, которые я считала необходимыми.”

Кеннеди признал в показаниях по делу Лофлина, что Коризон предпочитает, чтобы заключенные оставались в тюрьме, чтобы контролировать расходы. Но он добавил: «Если кому-то нужно быть в больнице, я хочу, чтобы он был там, и мне все равно, сколько это будет стоить». Кеннеди не ответил на просьбы об интервью.

Директор по медицинскому обслуживанию в то время не обладал полномочиями, требуемыми по закону штата для надзора за дипломированными медсестрами, согласно судебным протоколам и медицинскому персоналу. По словам бывших сотрудников Corizon, обследованием заключенных и раздачей лекарств часто занимались помощники медсестер, а не медсестры, как того требует закон штата. Коризон отказался обсуждать полномочия конкретных сотрудников.

Поломки потрясли доктора Пью и медсестру Райнер. Райнер обратился к администратору тюрьмы Томасу Гилбергу с обещанием уйти в отставку. «Медицина не соответствует стандартам», — сказала она, по словам Гилберга. Он передал ее опасения шерифу Сент-Лоуренсу. В том же месяце, в августе 2014 года, Святой Лаврентий номинировал главного начальника тюрьмы Коризона на премию Медицинской ассоциации Джорджии.

26 августа Пью, Райнер и еще одна старшая медсестра Линн Уильямс встретились с шерифом.Они обвинили Corizon в «коррупции» и «неэтичных действиях», согласно заметкам, сделанным заместителем главного директора Роем Харрисом и проанализированным Reuters. Они сказали, что самоубийство еще одного заключенного в пасхальное воскресенье можно было предотвратить. Пью сказал, что Коризон «задвинул некоторые вещи под ковер», чтобы обеспечить аккредитацию Медицинской ассоциации Джорджии, согласно заметкам Харриса и показаниям менеджера по соблюдению требований тюрьмы Мелиссы Коне, которая также присутствовала на встрече.

«Коризон сказал: «Это Пью хочет создать проблемы», — сказал Харрис Рейтер.

Три недели спустя Райнер был уволен «за нарушение субординации», пожаловавшись шерифу, говорится во внутренней тюремной записке. Пью был уволен якобы за невыполнение графика работы, что он отрицал. Уильямс был уволен также за то, что якобы вышел за пределы субординации.

День, когда Пью уволили, 24 сентября 2014 года, был последним днем, когда Дональду Джонсону регулярно измеряли артериальное давление из-за гипертонии.

68-летний Джонсон, арестованный месяцем ранее по обвинению в мошенничестве с Medicaid, страдал хронической гипертонией и диабетом.Пью проверил его 16 сентября и приказал измерять его кровяное давление три раза в неделю. Согласно записям, его последняя проверка артериального давления была сделана восемью днями позже.

13 ноября в 17:31 депутат нашел Джонсона в бедственном положении. Медсестра не смогла нащупать пульс, и в больнице его констатировали мертвым. Официальная причина: уплотнение и сужение коронарных артерий, часто связанное с высоким кровяным давлением. Он никогда не был осужден по обвинениям.

«Не проходит и дня, чтобы я не думала о том, как он мог страдать», — сказала в интервью его дочь Рошон Джонсон Смолл.

Семейный иск утверждал, что компания намеренно безразлична к серьезным медицинским потребностям Джонсона, но дело было прекращено, поскольку срок давности истек. «Это дело было передано в суд и было прекращено без установления ответственности Corizon», — заявили в компании.

«Я хочу умереть»

На Новый 2015 год Мэтью Аджибаде прибыл по обвинению в нанесении побоев и сопротивлении аресту. Полиция сообщила сотрудникам тюрьмы, что у Аджибаде код «49» для психически неуравновешенного человека.Офицер, производивший арест, хотел отвезти его в больницу для проверки психического здоровья, но надзиратель отклонил его решение.

Аджибаде, 21 год, учился в Саваннском колледже искусств и дизайна. Тремя годами ранее у него случился психический срыв в Лос-Анджелесе, когда полиция нашла его посреди дороги. Он принимал лекарства от биполярного расстройства.

Аджибаде, арестованный через четыре часа после ареста, отказался вернуться в свою камеру. Трое полицейских повалили его на землю, а сержант попытался ударить его электрошокером.Аджибаде схватил его и попытался оглушить депутатов, свергнув сержанта. Депутаты били Аджибаде кулаками и ногами, затем сковали ему руки за спиной, сковали ноги и отнесли в камеру, где посадили на удерживающее кресло и накрыли голову заплевавшейся маской.

«Я хочу умереть!» — кричал Аджибаде, брыкаясь и извиваясь.

Помощник Джейсон Кенни прижал электрошокер к бедру Аджибаде и нажал на курок. Аджибаде закричал. «Прекрати пинать. Вы получите его снова», — сказал депутат.Он оглушил его еще дважды, как позже свидетельствовал Кенни.

Когда он остановился, кожа Аджибаде была «горячей на ощупь», сказал Кенни.

Помощник по имени медсестра из Коризона Грегори Браун, на работе менее двух недель, в 23:47. Согласно тюремным записям, Браун вышел из камеры за 51 секунду. Позже Браун показал, что его не учили, как проверять сокамерников в удерживающем кресле. Он не оценивал дыхание, кровяное давление, пульс или дыхательные пути Аджибаде. Он сказал, что не знал, что Аджибаде били кулаками, ногами или оглушали электрошокером.

В течение 100 минут никто не проверял Аджибаде. Когда старший офицер Максин Эванс заглянула в его камеру в 1:30 ночи, он был мертв.

Тюремные правила требуют каждые 15 минут проверять наличие заключенных в креслах для сдерживания. Внутреннее тюремное расследование показало, что «журнал сдержанности» Эванса, подписанный Брауном, был сфальсифицирован, чтобы показать несколько чеков до 1:30 ночи. за ложное заявление.Со всех были сняты обвинения в непредумышленном убийстве. Кенни был приговорен к одному месяцу, Эванс — условно, а Браун — к трем годам условно. Каждый отказался от комментариев.

Просьба о помощи

После смерти Аджибаде начальник тюрьмы Коне умолял округ расторгнуть контракт с Коризоном.

«Я до смерти боюсь, что кто-то умрет из-за какой-то глупости, которую собирается сделать Коризон», — сказала она Бюро расследований Джорджии в интервью в апреле 2016 года.По ее словам, тюремные чиновники стали «скептически относиться» к Коризону после того, как он уволил врача и двух медсестер. Коне не ответил на просьбы об интервью.

Смерть Аджибаде вызвала проверку Медицинской ассоциации Джорджии, которая обнаружила отсутствие информации в файлах, сбои в проверке заключенных и неправильное использование удерживающих кресел. Иск семьи Аджибаде был урегулирован.

Аккредитационное агентство установило в тюрьме испытательный срок примерно на девять месяцев, и округ Чатем нанял экспертов для проверки тюрьмы и контракта Коризона.4 августа 2015 года наблюдатель предупредил шерифа, что тюремное здравоохранение «не находится даже на конституционном уровне», заявил Коне. Monitor RJS Justice Services не ответила на запросы о комментариях.

Девять месяцев спустя 60-летний Джимми Ли Александер, заключенный в тюрьму за то, что не явился в суд и получил украденное имущество, пожаловался охранникам на пульсирующую боль в правом колене и бедре. Он попросился в больницу.

Медсестра выписала обезболивающее. Позже той же ночью Александр дополз до середины пола своего крыла, его вырвало, и он снова умолял о помощи.Медсестра позвонила главному врачу Коризона Гаю Огюстену, который порекомендовал держать заключенного под пристальным наблюдением в тюрьме, как показывают записи.

На следующий день Огюстен не проверял Александра до 14:45. Обеспокоенный холодом правой ноги Александра, Огюстен приказал отправить его в больницу с помощниками, а не в скорую помощь. Потребовалось больше часа, чтобы организовать его поездку, и еще час, чтобы добраться до отделения неотложной помощи. Врачи удалили массивный тромб, закупоривший бедро Александра. Рано утром следующего дня у Александра случился сердечный приступ, и он скончался.Он не был осужден по своим обвинениям. Семейный иск описал его ногу как гангренозную.

Судья отклонил иск против шерифа, медсестер и Коризон, но постановил, что текущее дело может быть возбуждено против Огюстена и двух тюремщиков, которые отрицают правонарушения. В судебных документах Коризон и врач заявили, что они «соблюдали или превышали» стандарты медицинской помощи. Августин отказался от комментариев.

Через два месяца после смерти Александра контракт Коризона закончился. В полночь 31 июля 2016 года ключи от лазарета были переданы другому подрядчику.Шериф Джон Уилчер, взявший на себя управление в марте, сказал, что его «первой целью» была смена медицинских подрядчиков. «Это были не те медицинские работники, которых я хотел видеть здесь», — сказал он агентству Reuters.

На этом беды Коризона не закончились. Округ Аламеда, штат Калифорния, одна из крупнейших тюремных систем страны, позже в том же году отказалась от Corizon. Семь месяцев спустя компания потеряла контракт с тюремной системой Индианы.

«Вы зарабатываете больше денег, если они здоровы. Если они заболеют, у вас будут проблемы с контрактом.

Компания пережила серию встрясок: новый генеральный директор в 2015 году, новый финансовый директор в 2016 году, рекапитализация под руководством новых инвесторов и еще один новый генеральный директор в 2017 году, а также сделка по ликвидации более чем на 100 миллионов долларов. в долгах в 2018 году.

В ноябре 2018 года Corizon согласилась выплатить 3,7 миллиона долларов, чтобы урегулировать дело человека, семья которого утверждала, что он умер от неадекватной медицинской помощи во время детоксикации от опиоидов в тюрьме Колорадо. Месяц спустя ему было приказано выплатить 10 миллионов долларов по иску о смерти заключенной, проходившей детоксикацию от героина в Орегоне.

Затем Коризон потерял контракт на 189 миллионов долларов с тюремной системой штата Аризона.

Контракты часто «перемещаются по отрасли», — сказал Хайман, который стал генеральным директором в 2019 году. «Мы проиграли в конкуренции, и это были мои конкуренты через дорогу», — сказал он. «Они занижают нашу цену». По его словам, Corizon уделяет особое внимание качественному уходу. «Вы зарабатываете больше денег, если они здоровы. Если они заболеют, — сказал он, — у вас будут проблемы с контрактом».

Одним из заключенных, находящихся на попечении Коризона, был 40-летний Уэйд Джонс, бизнесмен, обвиненный в краже мячей для гольфа, еды и алкоголя в магазине в Уокере, штат Мичиган, в апреле 2018 года. Судья приговорил Джонса к пяти дням тюремного заключения за кражу в магазине, проступок, в исправительном учреждении округа Кент.

Та ноча, депутат дважды предупредил штат Corizon медицинский что Jones показывали симптомы абстиненции спирта, выставки показателей тюрьмы. На следующий день он жаловался на тремор, беспокойство и тошноту. Видео наблюдения показало, что Джонс царапает свою кожу, ходит и бьет стены, согласно иску о неправомерной смерти, поданному его семьей.

На следующее утро его отправили в лазарет в 6 утра.м. и помещен в обсерваторскую камеру. К 7:30 утра он потерял сознание в туалете. Когда медсестра проверила его восемь минут спустя, он не отвечал.

Сотрудники Corizon начали компрессию грудной клетки и пытались дать кислород, но баллон был пуст или сломан, говорится в иске. На видео наблюдения видно, как медсестра из Коризона изо всех сил пытается привести в действие дефибриллятор на Джонсе, говорится в иске семьи. Батарея была разряжена, и он выключился, не нанеся удара, говорится в костюме. У Джонса случилась остановка сердца, а затем впала кома, и он умер 2 мая.Находясь в тюрьме, он ни разу не видел врача, как показывают тюремные журналы.

Corizon назвал обвинения «абсолютно, категорически ложными» и заявил, что планирует «решительно защищать это дело».

В этом году холдинговая компания Flacks Group приобрела Corizon, оставив Хаймана на посту генерального директора. Он сказал, что продажа переместила Corizon из мира частной собственности, где заинтересованные стороны должны «постоянно получать деньги от инвесторов», в мир, где основное внимание уделяется «думанию в долгосрочной перспективе».

Агентство Reuters собрало данные из более чем 500 U.S. тюрьмах, чтобы сравнить показатели смертности между учреждениями, где здравоохранение для заключенных управляется частными компаниями, и теми, где оно осуществляется «на дому» или местным отделом здравоохранения.

Репортеры подали более 1500 запросов на публичные записи для сбора данных за 2008–2019 годы из всех тюрем со средним дневным населением 750 и более заключенных, а также из 10 крупнейших тюрем почти в каждом штате и округе Колумбия. Обследование этих 523 тюрем включало данные о численности заключенных, списки смертей заключенных и данные о причинах смерти, а также информацию о медицинских услугах в каждой тюрьме.

Для каждой тюрьмы агентство Reuters использовало данные о среднесуточном населении, чтобы рассчитать уровень смертности от болезней и других заболеваний; передозировка и синдром отмены наркотиков и алкоголя; и самоубийство. Анализ исключал годы, за которые тюрьма не предоставляла данные о населении или причинах смерти.

Затем агентство Reuters сгруппировало тюрьмы в соответствии с их моделью здравоохранения. Считалось, что тюрьмы имеют приватизированную медицинскую помощь только в том случае, если подрядчик несет полную ответственность за управление медицинскими услугами и укомплектование персоналом, включая решения о том, будет ли данный заключенный отправлен за пределы тюрьмы для госпитализации или специализированной помощи.Если тюрьма заключала контракты с отдельными практикующими врачами на конфиденциальные медицинские услуги или нанимала медицинские кадровые агентства для предоставления клиницистов, агентство Reuters по-прежнему считало, что эта помощь находится под государственным управлением, как если бы тюрьма управляла собственным медицинским учреждением или полагалась на местное здравоохранение. агентство.

Агентство Reuters проанализировало тюрьмы, заключившие контракт с одной из пяти исправительных медицинских компаний, имевших наибольшую долю рынка среди 523 тюрем, участвовавших в опросе: Wellpath Holdings Inc, Corizon Health Inc, NaphCare Inc, Armor Correctional Health Services Inc и PrimeCare Medical Inc.Затем агентство Reuters сравнило уровень смертности в тюрьмах, которые полагались на одного из этих подрядчиков, с уровнями смертности в тюрьмах с государственным уходом.

В период с 2010 по 2015 год показатели смертности в обеих группах были одинаковыми. Но в тюрьмах с медицинским обслуживанием, которым управляют пять компаний, в последующие три года уровень смертности был выше. В период с 2016 по 2018 год в тюрьмах с государственным уходом умирало в среднем 12,8 заключенных на 10 000 заключенных в год. В тюрьмах, использующих одного из пяти ведущих подрядчиков, было от 2,3 до 7.4 дополнительных случая смерти заключенных на 10 000 заключенных.

Многие факторы могут влиять на уровень смертности в тюрьме, например, общее состояние здоровья ее населения и размер ее бюджета, и невозможно учесть все эти переменные с помощью общедоступных данных.

Тем не менее, используя модель, учитывающую количество заключенных в тюрьмах и округ, уровень смертности округа и год, агентство Reuters обнаружило статистически значимую разницу между уровнями смертности в двух группах.

При расчете годового уровня смертности в тюрьмах с частным уходом агентство Reuters исключило годы, когда тюрьма переходила от одного поставщика медицинских услуг к другому. В те переходные годы имеющиеся данные часто не позволяли точно подсчитать численность населения во время пребывания в должности каждого поставщика услуг. Период исследования заканчивается в 2018 г., поскольку исчерпывающие данные за 2019 г. были недоступны. Culverhouse College of Business, чтобы разработать статистическую модель для проверки того, являются ли различия, очевидные в совокупных данных, статистически значимыми.Статистики заявили, что вывод новостной организации о том, что расхождения были статистически значимыми, был разумным и точным.

Умирающий внутри: скрытый кризис в американских тюрьмах

Джейсон Сзеп, Нед Паркер, Линда Со, Питер Эйслер и Грант Смит

Данные: Грант Смит

Редактирование данных: Райан Макнейл и Джанет Робертс Мюррей и Мэтью Вебер

Монтаж фото: Коринн Перкинс

Фото: Шеннон Стэплтон

Видео: Линда Со

Художественное оформление: Трой Данкли и Пит Хауслер

Монтаж Ронни Грин

  • Следите за расследованием Reuters

Как приватизация превратилась в крушение поезда – журнал ACCESS

Линии обмена

Приватизация Британских железных дорог не решила проблемы системы.

15 сентября 1830 года состоялось торжественное открытие первой в мире паровой междугородней пассажирской железной дороги. Это также стало свидетелем первой железнодорожной смерти, когда Уильям Хаскиссон, видный член парламента от консерваторов и сторонник железной дороги, неправильно оценил скорость приближающегося локомотива и был сбит. Он был не последним британским политиком, который пожалел, что никогда не имел ничего общего с железными дорогами.

С 1994 по 1997 год правительство Джона Мейджора провело дерзкую приватизацию British Rail. Система была разобрана почти на сто частей и продана.Десять лет спустя отвращение к приватизации и ее последствиям охватило британское общество. Есть несколько заинтересованных сторон, от пассажиров и водителей до руководителей железных дорог, акционеров, регулирующих органов и политиков, которые не считают эксперимент ужасным провалом.

Стремление к приватизации

Существуют различные теории относительно того, почему тори решили распустить BR. Те, кто приписывает действиям правительства более низкие мотивы, сосредотачиваются на его якобы тэтчеровской, идеологически зашоренной жажде приватизации ради приватизации.Другие менее респектабельные мотивы могли включать в себя желание подправить паруса организованного труда или философскую антипатию к железной дороге (поскольку она представляет собой «коллективистский» вид транспорта в отличие от «индивидуалистического» автомобиля).

Правительство утверждало, что его рука была вынуждена плохой работой BR и его ненасытной потребностью в субсидиях. Тори считали, что монопольный статус железной дороги поощряет бюрократию, низкую производительность и невнимательность к потребностям клиентов. Правительство считало, что противоядием являются рынки и конкуренция, которые будут способствовать эффективности и инновациям.Тори также заявляли, что хотят создать «общество собственности» и передать железные дороги в руки народа. Со своей стороны, Мейджор утверждает, что он действовал, потому что BR не хватало финансирования и ему нужно было выйти на рынки для получения свежего капитала.

Были серьезные дебаты по поводу формы приватизации. Более осторожные хотели продать BR как единое целое, разбить его на вертикально интегрированные регионы или «секторизовать», разделив бизнес на междугородние, региональные и грузовые компании. Эти планы были отклонены на том основании, что они не будут способствовать развитию конкуренции.Вместо этого правительство решило создать несколько операторов поездов, которые могли бы свободно конкурировать в любой части сети. Чтобы иметь равные условия с открытым доступом, было решено отделить право собственности на путь от владения движением поездов.

Расчленение BR привело к созданию большого и сложного беспорядка взаимосвязанных фирм. Управление двигателями и подвижным составом было разделено между тремя отдельными компаниями, известными как ROSCO, которые сдавали поезда в аренду 25 компаниям, занимающимся пассажирскими поездами (TOC).Были проданы четыре грузовые компании, а также подразделения технологического обслуживания, предприятия, занимавшиеся перевозками Королевской почты, и европейские пассажирские перевозки. Право собственности на пути, станции и другую инфраструктуру было передано недавно созданной компании под названием Railtrack, которая будет существовать за счет взимания платы за доступ с операторов поездов. И в шаге, который должен был иметь последствия в будущем, инженерно-технические подразделения BR были разделены на тринадцать отдельных компаний, которые, в свою очередь, заключили контракты с Railtrack на свои услуги.Все эти части теперь (теоретически) будут работать вместе, но не как часть иерархической командной структуры, а как сеть фирм, отношения которых будут регулироваться контрактами и государственными постановлениями.

Кажется, почти все согласны с тем, что приватизация была проведена с неприличной поспешностью. Тори были непопулярным правительством с крошечным большинством и считали, что проиграют следующие выборы. Таким образом, они стремились сделать приватизацию фактом, который лейбористы не могли стереть.

Правительство опасалось, что у него возникнут трудности с поиском покупателей. Финансовый сектор Лондона никогда не сталкивался с подобным бизнесом, не умел оценивать активы и опасался риска. Кроме того, он опасался, что лейбористы в конечном итоге ренационализируются. В отчаянной попытке найти покупателей тори были вынуждены «откармливать» железнодорожные компании, увеличивая субсидии. Кроме того, компании часто продавались по бросовым ценам. Когда истинная ценность предметов была признана, те, кто был достаточно прозорлив, чтобы попасть на первый этаж, часто получали огромные прибыли.

Но самое судьбоносное решение было принято по ТОЦ. Поскольку потенциальные участники торгов опасались, что конкуренты выйдут на самые прибыльные маршруты и снимут сливки, упрямое правительство было вынуждено отказаться от своей цели — конкуренции на рельсах. Вместо этого местные монополии были переданы операторам поездов, что подорвало саму цель, ради которой была предпринята приватизация. Даже несмотря на эту уступку, изначально претендентов на франшизы было немного.

Железнодорожная катастрофа

Центральный элемент системы, Railtrack, в конечном итоге был предложен для публичного размещения в 1996 году. Это представляло большие трудности для правительства. Железнодорожный путь был огромен (10 346 миль пути и сигнализации, 40 000 мостов и виадуков, 50 туннелей, 2 508 станций, 1 500 сигнальных будок, 9 000 железнодорожных переездов и 90 магазинов и депо). Сложность его новых, непроверенных отношений с другими частями системы была пугающей (было 224 отдельных юридических соглашения, касающихся только доступа к грузовым перевозкам). Чтобы преодолеть эти препятствия и завершить продажу, правительство списало большую часть долга Railtrack, установило щедрую плату за доступ и предложило компании смехотворно низкую цену акций в 3 фунта стерлингов.90. Предложение было в семь раз превышено, и к 1998 году цена акций Railtrack составляла 17,68 фунтов стерлингов. Это можно рассматривать как отличный подарок, хотя, учитывая, что Railtrack была вынуждена объявить себя банкротом в 2001 году, можно сказать, что акционеры Railtrack проиграли сделку (в конечном итоге они получили около 2,50 фунтов стерлингов за акцию в качестве компенсации от правительства).

Падение

Railtrack было быстрым и тотальным. Всего за несколько лет она стала одной из самых критикуемых компаний в Британии. Как он упал так далеко и так быстро?

Первые годы были хорошими для Railtrack, но вскоре она стала жертвой собственного успеха.Частично благодаря быстрому развитию экономики в период с 1996 по 2000 год использование железных дорог увеличилось на 30 процентов. Но поезда и станции стали грязными и переполненными. В первый год работы Railtrack было подано около миллиона жалоб пассажиров, что более чем в десять раз превышает уровень 1983 года. В ответ ТОС увеличили количество поездов, запустив тысячу дополнительных рейсов с 1997 по 1999 год. Но это создало свои проблемы. — Рейлтрек подсчитал, что на каждый лишний процент обслуживания приходится 2.5-процентное увеличение задержек. Railtrack обвинила в этом компании-операторы. Операторы поездов обвинили Railtrack в неспособности инвестировать в новые мощности.

Но больше всего потопила Railtrack проблема безопасности. Хотя с 1990 по 1997 год на железных дорогах погибло всего восемь человек, за первые три года под частным управлением погибло 38 человек. Две кровавые аварии нанесли компании Railtrack и TOC дурную славу, но, несмотря на то, что эти инциденты были разрушительными, третья авария относительно незначительна, которая больше, чем любой другой фактор, разрушила Railtrack.17 октября 2000 года четыре человека погибли, когда поезд сошел с рельсов недалеко от города Хэтфилд из-за треснувшего рельса, который разлетелся на 300 частей. На этот раз вина лежала непосредственно на Railtrack, которая знала о проблеме и не смогла ее решить. ‚

Однако не сама авария разрушила Railtrack, а ее последствия. Железнодорожник запаниковал. Ограничение скорости в 20 миль в час было введено на каждом участке, где были обнаружены признаки взлома — 1286 из них. Хотя реакция компании может показаться благоразумной, большинство наблюдателей согласились с тем, что она слишком осторожна, поскольку сломанные рельсы довольно распространены и редко приводят к смертельным случаям. Чрезмерная реакция Railtrack, несомненно, была вызвана ее плохим пониманием техники и удивительным отсутствием знаний о состоянии своих активов (у Railtrack не было каталога того, чем она владела). Результатом ограничений скорости стал повсеместный хаос по всей системе с массовыми задержками, отменой услуг и закрытыми линиями. Железнодорожный транспорт, и без того непопулярный, упал до нового минимума в оценке публики.

Бедлам означал конец финансового благополучия Railtrack. По условиям договоров с TOC, Railtrack была вынуждена выплатить компенсацию за задержки.Отчасти из-за этих огромных выплат Railtrack показала убыток после Хэтфилда в размере 534 миллионов фунтов стерлингов по сравнению с прибылью в размере 360 миллионов фунтов стерлингов в предыдущем году. Цена ее акций резко упала. Погрязнув в долгах (на сумму 3,3 миллиарда фунтов стерлингов) и не имея возможности привлечь средства на рынках капитала, у Railtrack не было иного выбора, кроме как вернуться к правительству с шапкой в ​​руке. Но терпение кончилось. 7 октября 2001 года министр транспорта Стивен Байерс шокировал страну, объявив компанию банкротом. В конечном итоге Railtrack была продана за 500 миллионов фунтов стерлингов Network Rail, недавно созданной частной, но некоммерческой компании.

Проблемы приватизации

Что разрушило приватизированную железнодорожную сеть? Те, кто предрасположен сомневаться в приватизации в принципе, утверждают, что частной выгоде нет места в том, что по сути является государственной службой. Для них приватизация была продуктом правых идеологов и рынков капитала, под чью дудку они плясали. Тот факт, что Railtrack выплачивала солидные дивиденды, заявляя правительству о нехватке средств для инвестиций и забастовок по безопасности, многим кажется верхом капиталистического вероломства.

Сторонники приватизации, однако, могут доказать, что капитализма на самом деле было недостаточно. И Railtrack, и TOC были монополиями, защищенными от рыночной дисциплины. Можно утверждать, что структура системы никогда не давала конкуренции и рынкам возможности действовать.

Структура системы имела и другие серьезные недостатки. Атомизация БР создала административный хаос. Когда BR был демонтирован, унифицированная командная структура в военном стиле была заменена чудовищно сложной паутиной договорных отношений между почти сотней частей старого BR и многочисленными субподрядчиками.Из-за неопределенности отношений в контрактах пытались учесть все возможные будущие ситуации с помощью сложной системы платежей и штрафов. Это привело к враждебной системе, в которой стороны часто язвили друг на друга, тыкали пальцами и требовали компенсации.

Функции, которые требовали интеграции, были разделены. Во-первых, хотя Railtrack и владела трассой, ей не принадлежали ремонтные компании. И обслуживающие компании не владели компаниями, которые фактически выполняли ремонтные работы.Без эффективного внутреннего инженерного отдела Railtrack была не в состоянии контролировать работу подрядчиков. Таким образом, несмотря на номинальный контроль Railtrack, компании по техническому обслуживанию и ремонту фактически брали верх.

Другая проблема была вызвана отделением движения поездов от пути. Поскольку Railtrack была обязана компенсировать ТОСам задержки, компании бесконечно спорили о том, кто в них виноват. Система атрибуции ошибок была умопомрачительно сложной и обременительной, она включала 1900 контрольных точек, 204 предопределенных причины задержек и 1300 точек атрибуции задержек.На Railtrack работало пятьдесят человек только для учета задержек только в Южном регионе. Последовали ожесточенные споры и судебные иски.

Это приводит к другому объяснению провала Railtrack: порочные стимулы. У TOC был стимул для увеличения объема услуг в ответ на бум трафика в конце 1990-х годов. Но поскольку девяносто процентов платы за доступ, взимаемой Railtrack с TOC, были фиксированными, Railtrack мало интересовалась утверждением новых путей движения поездов или увеличением пропускной способности.Таким образом, к ужасу TOC, инвестиции в систему иссякли.

Проблемы не ограничивались частной частью уравнения. Роль правительства в (неправильном) управлении железными дорогами была значительной. Запутанный клубок организаций с пересекающимися обязанностями курировал железные дороги, включая Управление франчайзинга пассажирских железных дорог, Управление железнодорожного регулятора, Железнодорожную инспекцию Ее Величества, Британский железнодорожный совет, Совет пассажиров железных дорог и министра транспорта.Хотя они должны были дополнять друг друга, они приводили к дублированию, параличу и битвам за территорию.

Лейбористская партия

, пришедшая к власти в 1997 году, жила немногим лучше. Потребовался практически весь его первый срок, чтобы принять какой-либо важный закон. В конце концов, лейбористы создали еще один орган, Стратегическое управление железных дорог, для решения проблем отрасли. Но это просто добавило еще один слой бюрократии.

Свою роль в крахе приватизации сыграл и старый добрый плохой менеджмент.Многие люди, занимавшие важные посты, практически не имели опыта работы на железных дорогах. Генеральный директор Railtrack Джеральд Корбетт и его преемник Стивен Маршалл были руководителями компании по производству продуктов питания и напитков до их сотрудничества с Railtrack. Старые железнодорожники чувствовали, что их советы игнорируются новичками, которые не разбираются в бизнесе и не проявляют особого интереса к обучению.

По мнению многих, культура железных дорог, бережно взращенная при БР, была уничтожена. Сотрудникам пришлось справляться с расчленением любимой отцовской организации.Повсеместные сокращения персонала породили атмосферу страха и необходимость для многих работать сверхурочно. Новый акцент на сокращении расходов разочаровал сотрудников, которые считали, что экономия была задумана иррационально и наносила ущерб операционной деятельности. Великое нематериальное — гордость за свою работу и гордость за железную дорогу — ухудшилось, и появилась сильная ностальгия по старой организации и чувству принадлежности, которое она воспитывала.

Изменение культуры, в конце концов, было явной целью приватизации. По мнению сторонников приватизации, железные дороги были бастионом воинственности профсоюзов и плохих привычек работы в государственном секторе.Хотя в этом восприятии недостатков отрасли может быть определенная доля правды, нельзя отрицать, что моральный дух при приватизированном режиме пострадал.

Railtrack оттолкнула своих сотрудников, инвесторов, пассажиров, регулирующие органы и почти всех остальных. Таким образом, его кончина была встречена в Британии с большим облегчением — это было, по мнению Economist , «усыплением очень больной собаки». Но все же стоит спросить: все ли прошло как надо?

В защиту приватизации

Во-первых, надо сказать, что были смягчающие обстоятельства.Многие из проблем, с которыми столкнулись Railtrack, были унаследованы. British Rail оставила в наследство перестроенную систему, но по политическим причинам Railtrack и TOC были вынуждены продолжать обслуживать убыточные линии. Во-вторых, качество активов, которые они унаследовали, часто было низким, поскольку BR испытывала нехватку капитала. Реакцией BR на растущий спрос было повышение тарифов, а не инвестирование или расширение услуг. Завод был запущен и не имел самой современной техники.

Возникает вопрос безопасности.Это правда, что за четыре года после приватизации погибло 42 человека по сравнению с восемью в начале 1990-х годов. Но рекорд Railtrack не сильно отличался от 75 смертей, произошедших в 1980-х годах. На самом деле общее количество аварий и сходов с рельсов было фактически меньше, чем было при БР.

Две крупные аварии были вызваны тем, что водители проезжали мимо красных сигналов светофора, что, возможно, не контролировалось Railtrack. Можно было бы утверждать, что Railtrack должна была установить расширенные функции безопасности, которые предотвратили бы эти несчастные случаи, но эти функции были явно неэкономичными.Авария в Хэтфилде более однозначно произошла по вине Railtrack. Тем не менее, по иронии судьбы, ограничения скорости и вызванное ими столпотворение были результатом не легкомысленного отношения к безопасности, а скорее чрезмерной заботы о ней.

Почему Railtrack ввела такой драконовский и, возможно, ненужный режим безопасности? Возможно, ответ кроется в состоянии современных средств массовой информации. Круглосуточные новостные каналы и сенсационные таблоиды освещают болезненные подробности железнодорожных крушений больше, чем когда-либо прежде.По правде говоря, железнодорожный транспорт гораздо безопаснее, чем автомобильный (каждый день на дорогах Британии гибнет десять человек), но только железнодорожные катастрофы привлекают пристальное внимание общественности. По этой причине Railtrack просто не могла позволить себе еще одну аварию.

Более того, Railtrack столкнулась с подозрениями общественности из-за того, что является частной компанией. Несомненно, в глазах многих эти несчастные случаи (а также задержки, ветхость и теснота) были результатом скупости и взбесившейся жадности. Общественность глубоко скептически отнеслась к самой идее государственной службы, работающей ради частной выгоды, и, таким образом, содержание и объем критики, с которой столкнулась Railtrack, были, возможно, в некоторой степени необоснованными.

Есть некоторые аспекты, в которых приватизированная железная дорога преуспела. С 1997 по 2002 год количество пассажиров увеличилось на двадцать процентов, а пройденное расстояние — на тридцать процентов. По крайней мере, часть заслуг должна принадлежать TOC. Во-первых, они запускали больше поездов, чего BR делать не хотелось. Это можно рассматривать как пример приватизации, обещающей более эффективное и действенное использование активов системы. Еще одним успехом стало улучшение маркетинга. В некоторых отношениях железнодорожная система действительно стала более удобной для клиентов.

Кроме того, в период приватизации не обошлось без новых инвестиций, была достигнута экономия средств и сокращение рабочей силы, хотя многие (особенно в профсоюзах) считают это черной меткой для Railtrack, а не знаком чести.

Fallout

Последним аргументом в пользу приватизации является запись ее правопреемника. Network Rail управляется некоммерческой корпорацией с чрезвычайно громоздкой структурой управления. Критики в целом согласны с тем, что это всего лишь прикрытие того, что, по сути, является ренационализацией.Главное преимущество существующей системы, по крайней мере, с точки зрения правительства, заключается в том, что долги Network Rail не учитываются на государственном балансе. И, учитывая уровни этих долгов, правительство, похоже, приняло мудрое решение.

После перехода месяцы царила дезорганизация. Задержки росли, и персонал Railtrack массово дезертировал. Система отчаянно нуждалась в частном финансировании, но неудивительно, что привлечение капитала оказалось трудным. Структура Network Rail была наспех собрана с такой скоростью, что Railtrack кажется продуктом тщательного обдумывания.

К 2002 году пассажиропоток и доходы начали падать впервые после приватизации. Задержки были хуже, чем при Railtrack. Почти треть TOC нуждалась в финансовой помощи. В то же время из-за сомнительного менеджмента и без того огромный дефицит Network Rail продолжал расти. Чтобы остановить поток красных чернил, было введено непопулярное повсеместное повышение платы за проезд. В последнее время система улучшилась с точки зрения пассажиропотока, производительности и надежности, но только за счет постоянно растущих субсидий (от 1 до 1 фунта стерлингов).с 4 миллиардов в год до Хатфи до 4,6 миллиардов фунтов стерлингов в год сегодня).

Таким образом, в защиту приватизации следует поставить последнюю точку. Железные дороги не работали особенно хорошо до национализации или при БР. Приватизацию признали неудачной, но по многим параметрам ползущая ренационализация оказалась хуже. Короче говоря, ни одна административная система никогда не оказывалась полностью удовлетворительной. Возможно, противоречащие друг другу цели максимизации прибыли (или, что чаще бывает, минимизации убытков) и предоставления социальной услуги до некоторой степени непримиримы.

За последние десять лет британские политики обеих партий не оказали железнодорожной системе никаких услуг. Возможно, они мстят железной дороге за смерть бедняги Уильяма Хаскиссона.


Дополнительная литература

Филип С. Бэгвелл. Транспортный кризис в Великобритании (Ноттингем: пресс-секретарь, 1996 г.).

Гордон Биддл и Джек Симмонс. Оксфордский справочник по истории британских железных дорог (Оксфорд, Великобритания: Oxford University Press, 1997).

Эндрю Мюррей.Off the Rails: British Rail Crisis — Cause, Consequences and Cure (Лондон: Verso, 2001).

Эллиот Д. Склар. Вы не всегда получаете то, за что платите: экономика приватизации (Итака: издательство Корнельского университета, 2000 г.).

Джон Шоу. Конкуренция, регулирование и приватизация British Rail (Ashgate, 2000).

Тим Душитель. Рабочая идентичность в конце очереди? Приватизация и изменение культуры в железнодорожной отрасли Великобритании. (Houndmills: Palgrave Macmillan, 2004).

Кристиан Вольмар. Сломанные рельсы: как приватизация разрушила британские железные дороги (Лондон: Aurum, 2001).


Бывшие советские республики противостоят приватизации: российский анализ


(документ в архиве, могут быть ошибки)

859 11 октября; 1991 ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ СОВЕТСКИМ РЕСПУБЛИКАМ F’ORMEX ПРИВАТИЗАЦИЯ РОССИЙСКИЙ АНАЛИЗ Леонид Григорьев EL. Ви ганд Товарищ ВВЕДЕНИЕ одна из самых актуальных задач для республик разоряющегося Советского Союза состоит в том, чтобы демонтировать их неэффективные, государственной экономики и передать в частную собственность практически все государственное сельское хозяйство, предприятия, жилье, промышленность, земля.Этот переход от коммунистического командования экономики в рыночную экономику, широко известную как приватизация, должна быть предпринимались с беспрецедентной скоростью, потому что советская экономика разрушается, и только растущий и крепкий частный сектор может спасти его. дорожные расходы, повышение заработной платы и снижение расходов правительства. Конечно, приватизация не панацея от всего, что болеет республику экономики. Чтобы быть эффективной, приватизация должна сопровождаться другие реформы, такие как ценовая и торговая либерализация, жесткий контроль над денежной массой во избежание инфляции, дерегулирования, налогообложения реформы и сокращение бюджета Грозные препятствия. Недавний опыт с приватизацией в Восточной Европе демонстрирует, что республика политики сталкиваются с непреодолимыми препятствиями. В первую очередь это сам размер предприятия. По некоторым подсчетам их около 46 000 крупных государственных предприятий и 750 000 государственных магазинов на территории бывшего Советского Союза. Помимо нахождения методы передачи этих объектов r Приватизация государства секторе приведет к снижению эффективности, повышению качества продукции. Это первая из серий о частной жизни. советских республик.’Цель этого исследования состоит в том, чтобы дать представление о движении некоторые проблемы, с которыми сталкиваются республики в процессе приватизации их экономики. Последующие части будут предлагать xecommendattons dGtailing варианты, доступные для республиканских политических злодеев Преодолеть препятствия на пути приватизации После завершения своей работы в качестве Товарищ EL Wiegand Фонда наследия. Леаид Григорьев вернулся в Институт мировой экономики и международных отношений. ул. ЛатирмП, Мсоюзная ул., д. 23, МОСКВА, 1174

18. СССР., FAX 3107027. в частную собственность, 50 процентов жилой фонд по-прежнему находится в руках правительства, и основная часть земли сельскохозяйственного назначения также должны быть приватизированы. Приватизация на таких массовый масштаб никогда не предпринимался.

Технические и экономические препятствия для приватизации в республик включают отсутствие сбережений, отсутствие капитала рынки и банковские учреждения, и валюта, которая не может быть конвертируются в твердые западные валюты, необходимые для международных транзакции. Сельскохозяйственная приватизация является особенно сложная задача.Кроме того, ненависть советских цен, которые были установлены произвольно государством, а не рынком фарс, делает почти невозможным правильно оценить состояние предприятия, подлежащие приватизации Как будто этих проблем недостаточно, политические и социальные препятствия для приватизации обязательно возникнут, включая оппозицию со стороны местных чиновников и норненкдутва в Советском Союзе укоренившаяся бюрократия — новые проблемы зависти, необходимость справедливой приватизации и контроля над частью разоренной экономикой Советского Союза собственной мафией организованных криминальные республики грозны, они отнюдь не непреодолимый. Большинство этих проблем встречались в усилия по приватизации в других частях мира, и были преодолены экономически обоснованной и политически грамотной политикой. То отсутствие рынков капитала и внутренних сбережений и проблема как стоимость предприятий может быть преодолена путем раздачи государства активов, а не продавать их. Оппозиция workem, factory менеджеров и местных чиновников можно изменить, дав им участие в содействии развитию рыночной экономики. Некоторые из гигантские агропромышленные совхозы можно приватизировать, превратив их в акционерные общества и предоставление работникам доли в предприятие.

Наконец, следует ожидать, что республики будут опираться на внутренние финансирование и частные иностранные инвестиции для приватизации, не Подачки западного правительства. Иностранные fms уже очень активны в республики. В ближайшем будущем должно быть гораздо больше иностранный интерес к покупке акций более прибыльных предприятия. Республики должны поощрять большее иностранное участие в процессе приватизации, потому что это необходимый капитал и управленческий опыт.

Без сомнения, народы бывшего Советского Союза столкнуться с политическими и техническими трудностями в процессе приватизация.Однако у них нет другого выхода, кроме как сразу на эту задачу. Чем дольше они ждут, тем сложнее это докажет разумную и разумную политику. В то время как препятствия для приватизация на постсоветском пространстве ПОЛИТИКА И ПРИВАТИЗАЦИЯ новая политическая ситуация после неудавшегося переворота 19 августа разрешилась вопрос, что делать с тем, что называется общесоюзной собственностью. Практически любые предприятия или иные активы, принадлежавшие советскому центральное правительство, или центр, как это широко признано, в настоящее время будет принадлежать республикам.Также ясно, что приватизация почти полностью лежит на республиканском правительства, а не то, что осталось от центра. В то время как некоторые республики неблагоразумно могут решить двигаться медленно, республика и контроль приватизации в целом должно ускорить процесс, так как было продемонстрировано усилиями по приватизации по всему миру 2 ЖИЛЬЕ Главная опасность состоит в том, что некоторые республики могут попытаться исключить посторонние лица от участия в торгах по предприятиям на и р территории. Такое ограничение потоков капитала было бы саморазрушительным, потому что это уменьшит количество капитала, доступного для покупки и впоследствии модернизировать предприятия, тем самым замедляя обработать.Эти и другие ограничения на движение капитала и свободное торговли, например ограничения экспорта, должны быть явно отвергнуты правительства республик. Любая программа приватизации также будет требуют индивидуальных подходов. Политики, например, сталкиваются со многими различные политические и технические препятствия при приватизации жилье, чем при приватизации крупных промышленных предприятий Проблема Реституция. Недавний опыт восточноевропейской приватизации свидетельствует о том, что проблема реституции-возвращения земли и здания, национализированные коммунистическими правительствами, в прежнее собственники могут значительно замедлить приватизацию.

Это связано с тем, что конкурирующие претензии на собственность могут привести к длительные судебные баталии и неопределенность в отношении права собственности на характеристики. Это также обескураживает иностранных инвесторов, которые могут опасаться на их инвестиции будут потеряны в случае претензии со стороны предварительного наш владелец. Реституция в настоящее время является реальной проблемой только в Прибалтика, которая уже взяла на себя обязательство вернуть земли, отнятые у частные собственники Советского правительства после Второй мировой войны.

В остальной части бывшего Советского Союза реституция в основном затрагивает тех, кто эмигрировал примерно во время революции 1917 г. и последовавшая гражданская война.Это потому, что только те, кто живет вне Советскому Союзу удалось удержать юридические документы на свое поместья; в пределах Советского Союза, обладание такими документами могло означать смертный приговор в сталинские времена. До сих пор, этот вопрос редко обсуждался публично в России или в большинстве республики. Но если реституция эмигрантам станет проблемой, может быть крайне спорным, тем более что земля многих бывших загородных поместий теперь является частью сильно промышленно развитых городов Жилье является одним из наиболее политически чувствительных секторов экономики и нуждается в скорейшей приватизации. праздно.В настоящее время только половина жилья в Советском Союзе в частной собственности. В основном это дома в небольших городах и поселках, а также некоторые кондоминиумы в крупных городах. Среднее Гражданин России имеет 160 квадратных метров жилой площади, или около размером с кухню в американском доме. Большая часть жилья сильно субсидируемый государством и поэтому очень недорогой, равный всего от 5 до 10 процентов от средней заработной платы физических лиц. Все же эта система дорого обходится среднему гражданину.Текс это острая нехватка жилья в СССР. Некоторые семьи ждут от десяти до пятнадцати лет на жилье. А некоторые никогда не получают своего квартиры и теснятся с родственниками или соседями по дому, особенно в городах.

Процесс распределения квартир представляет собой бмаукратический кошмар; существуют бесчисленные очереди для всех категорий людей, в том числе ветеранов, семей, одиноких и других. Назначение жилищное строительство является одним из самых важных и прибыльных видов деятельности местные органы власти. Коррупция процветает. Само собой разумеется, взятки местным чиновникам требуются для получения квартир. Один раз квартиры получены, жильцы приходят рассматривать квартиры свои, хотя технически принадлежащие государству, шце это 3 Практически невозможно потерять квартиру, даже если арендная плата не оплаченный. Это сделает приватизацию жилья спорной политический вопрос, поскольку тем, кто хочет сохранить свои дома, придется начать за них платить, а потому местная оппозиция возникнет если лица, не принадлежащие к сообществу, начинают переселяться в местные жилья, вытесняя нынешних жителей.

В период с 1986 по 1988 год наблюдался значительный рост жилищного строительства. строительство.

Однако с 1989 года темпы строительства упали на одна четвертая. Отсутствие частной земли и ограничений на предпринимательской деятельности препятствуют улучшению ситуация.

Последние реформы. Закон, принятый в начале августа российским парламент дает всем россиянам право владеть собственным жильем. Существующие жилые помещения будут переданы нынешним жильцам если они хотят стать собственниками.Первые около 200 кв. футов пространства на члена семьи будут переданы бесплатно. Если общая площадь квартиры превышает это значение, то житель w i Придется платить государству за дополнительное место. цена будет определяется качеством и расположением квартир. Те, кто предпочитают не вступать во владение своими квартирами, могут продолжать вместо этого платить арендную плату, но арендная плата значительно возрастет в зависимости от рыночные факторы. Аналогичная программа приватизации жилья реализуется предпринятые в Литве.

Одна проблема с российским законодательством заключается в том, что неясно, кто будут владеть зданиями, в которых находятся недавно приватизированные квартиры, и кто будет нести ответственность за содержание мест общего пользования, связи с коммунальными службами, благоустройством и другими задачами. Планируется, что государство сохранит ответственность за техническое обслуживание, но нет оснований полагать, что государство сделает что-либо лучше, чем плохая работа, которую он делает сегодня.

В конечном счете, насущной необходимостью является поощрение новых строительство частного жилья.

Этого можно добиться, отказавшись от сложного и обременительного правительства. правила, регулирующие строительство — правила, которые были созданы именно с целью воспрепятствовать частному строительству. Этот будет способствовать свободному входу на рынок жилья. Результат может быть жилищный бум, который станет движущей силой экономический рост за счет увеличения спроса на пиломатериалы и другие строительные материалы, электропроводка, сантехника и другие товары, необходимые для домостроение ТОРГОВЛЯ, МАГАЗИНЫ И РЕСТОРАНЫ Опыт работы в Восточная Европа демонстрирует, что приватизация розничной торговли и продуктов питания услуги могут быть относительно простыми.В Польше, например, более 60,000 таких предприятий были приватизированы чуть более чем за один год. год. Армения, Прибалтика, Грузия и, возможно, Украина также сможет быстро приватизировать магазины и рестораны. Однако в других странах малая приватизация может идти медленнее. республик, включая Россию.

Этому есть несколько причин. Во-первых, есть еще существуют сильные предубеждения против частной торговли, укоренившиеся годами воздействия официальной идеологии; Многие люди ошибочно считают торговать фермой коммерции, которая приносит пользу небольшим группам на за счет честных членов общества.Такое антирыночное отношение, хотя, вероятно, не так широко распространен, может быть препятствием для перефармировать в некоторых местностях 4 Во-вторых, во многих частях бывшего Советского Союза так называемая подпольная экономика в основном контролирует региональные поставки товаров. Все попытки со стороны правительство, чтобы искоренить эту поддерживающую ферму рыночной экономики, Не удалось. Чтобы подать в суд, у ундаграундэкономики есть свои преимущества. С развал государственной распределительной системы, неразвитая экономика стала единственным надежным источником поставок для розничных магазинов. Отрицательной стороной является сегмент теневой экономики. троллит организованная преступность, которая занимается эксдоном, рэкером, защиты и распространения наркотиков. Во многих районах местная преступность О.Д.Ганизатян находится в сговоре с номедазурой. который подкуплен для защиты криминальных монополий. Значительный процент возраста Кооперативы схлестнулись таким образом, что привело к значительному увеличению цены на товары такого же удручающего качества, как и те, можно было бы найти в государственных магазинах, если бы у них было что-нибудь на полки.Будет крайне сложно заставить правительство разделить полезные и второстепенные элементы экономика.

Самая большая опасность в том, что nomdeu будет использовать потребность в перерыве накрутить уиминалы как предлог, чтобы расправиться с законным бизнесом деятельность.

Еще одно препятствие для доступа к магазинам и ресторанам по всей бывшем Советском Союзе, заключается в том, что нкБилкары часто все еще должны полагаться на неэффективная государственная система распределения поставок. Новый частный бизнес может потерпеть неудачу из-за вмешательства государства дистрибьюция и оптовая система.Чтобы избежать этого, политики следует приватизировать всю распродажу магазинов и оставление чтобы часть колломической цепи не контролировалась государством.

В мире есть примеры энмпмеуризма в оптовой торговле. сектор, развивающийся уже в комсомольско-молодом каммунистическом лига. Как правило, комсомольцы посылали различные предприятия в их районы, и у Тедоры были хорошие рабочие знания доступных ресурсов. В последнее время многие приложили эти знания к работают в частной оптовой торговле, используя свои личные связи с 1-м, распределительным и розничным уровнями ec~namy одновременно, чем просто ном~атоэ~эта поставка достигает~.tiaders СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО В связи с огромная неэффективность коллективного земледелия, фд регионов, которые когда-то были сельхозэкспоркм, типа Прибалтики и Украины, теперь часто приходится справляться с нехваткой продовольствия самостоятельно. приватизация земли сельскохозяйственного назначения быстро повысят производительность ферм во всех республиках и энс= что =обязательные поставки основных мч голодные граждане. В некоторых республиках проводится сельскохозяйственная приватизация. pmhg относительно легко..Exampk Армения уже приватизировала 70 до 80% ее сельскохозяйственных угодий.Это было возможно потому что сельскохозяйственные угодья в Армении не очень большие, а поэтому могли легко быть переданы крестьянам, которые работали земля.

В некоторых других республиках, в частности в России, печать сталкивается с серьезными препятствиями Огромный размер российской совхозов, известных как hkbzes, в Китае нет. начиная с 1978 г. Огромные совхозы, подобные российским, были быстро приватизированы. путем простого раздела земли и раздачи ее крестьянам. Но во многих крупных российских колхозах тогда весымашины.Такое оборудование не может быть легко разделено между Одной из проблем является масштаб России, это адАрАфгКтОД, а не рх. с целью широкого использования крупных 5 I I основных средств в СССР в конце 1988 г. по отраслям I I I Houslna I524.8I I I I I I I Культура и искусство I 20,3 I 47,5 I 22,1 I 4,63 I 4,65 I I Глянец Итого Неприбалтийские республики P Эстония, Латвия, Литва; Кавказ Республики Армения, Азербайджан, Грузия I Данные составлены Leoni Григорьев. I эти предприятия в частных руках в относительно короткий промежуток времени не будет легкой задачей.В Великобритании потребовалось почти десять лет на приватизацию около двух десятков крупных государственных предприятия.

Существуют многочисленные препятствия для приватизации государственных предприятий в республиках.

К ним относятся отсутствие рынков капитала, почти невозможность правильной оценки предприятий, высокой инфляции, что делает инвестиции по своей природе более рискованны — и нехватка домохозяйств сбережения направить на покупку акций предприятий.

Большая часть сбережений в бывшем Советском Союзе сосредоточена в руках небольшого процента населения. Те, кто могли быть классифицированы как богатые — обычно частные бизнесмены или черные маркетологи — владеют более чем половиной всех личных сбережений. Для основной массы граждан, сбережения домохозяйств недостаточно велики для крупных инвестиции. Даже среди относительно благополучной части население в целом, лица с годовым доходом в 300-400 руб. диапазоне на душу населения, средних сбережений достаточно только для того, чтобы купить один или два основных предмета, например автомобиль. Большинство населения на обладает достаточными сбережениями только для покупки обычных потребительских товаров длительного пользования, покрыть рядовые непредвиденные расходы и дополнить государство пенсионные фонды на пенсию.Таких в 7 особей, с их ограниченные ресурсы, нельзя ожидать, что они сыграют важную роль в покупка государственного имущества.

Еще одна потенциальная проблема при продаже государственных предприятий сторонними инвесторами будет оппозиция со стороны менеджеров предприятия. Многие менеджеры считают себя собственниками де-факто предприятий, которые их нанимают, и будут решительно сопротивляться потеря управления. Провал августовского переворота ослабил власть и размер существующей номенклатуры, но многие все же попытаются установить контроль над предприятиями и получать прибыль от их приватизация.

Часто предлагаемое решение для преодоления всех препятствий на пути к ускоренная приватизация госпредприятий в республиках выдавать ваучеры бесплатно каждому гражданину.

Ваучеры, в свою очередь, могут быть использованы для покупки акций в государственных предприятия. Российский парламент утвердил первоначальный ваучер системы 3 июля 1991 года. Эти ваучеры были названы «приватизационных счетов» и могут быть использованы гражданами России для приобретать акции государственных и муниципальных предприятий у местных или власти республики.Ваучерная система может многое порекомендовать, раздавая ваучеры сотням миллионов граждан влечет за собой огромные административные проблемы. Более того, с небольшим наличие достоверной опубликованной информации об отдельных предприятий, среднестатистический гражданин России, а на самом деле даже многие финансовые аналитики не будут иметь ни малейшего представления о том, какие предприятия могут хорошие инвестиции, или какова должна быть их реальная стоимость. Процесс будет больше напоминать лотерею, чем ориентированную на рынок подход к инвестициям, основанный на потенциальной доходности.Наконец, такой подход означал бы, что в краткосрочной перспективе владение предприятия будут широкими и рассредоточенными. Без присутствия suong основных владельцев, предприятия могут продолжать работать как неэффективно, как в государственном секторе, ваучеры относить крупные государственные предприятия к «инвестиционным фондам». средства сначала превратили бы государственные предприятия в ограниченные ответственность, акционерные общества. Инвестиционные фонды будут обвинен в продаже или распределении акций нового акционерного общества. компаний и назначение советов директоров во главе компании.

Инвестиционные фонды должны будут продать свои портфель государственных предприятий в данный период времени, возможно десять лет Лучшая альтернатива прямым инвестициям граждан в государственных предприятиях с ЗАКЛЮЧЕНИЕ0.N Неудавшийся переворот открылся дверь для драматических политических и экономических изменений в республики бывшего Советского Союза. Один из самых срочных реформ для новых правительств является приватизация. Жилье, земля, сельское хозяйство, промышленность, stms, рестораны и услуги должны быть быстро перешел в частный сектор.

В то время как потребность в массовой приватизации, как правило, признается большинством новых лидеров в республиках, приватизация сталкивается с серьезными препятствиями, которые могут обескуражить многих лидеров от запуска амбициозной программы. Например, отсутствие рынка капитала, который позволяет переводить сбережения эффективно для инвестиций, сдерживает приватизацию. Другой препятствиями являются отсутствие рыночных институтов, высокая инфляция, бесполезная и неконвертируемая валюта, оппозиция со стороны nornenklurnu, и сам размер задачи в государственном экономика 8 преодолимых проблем. Для разработки соответствующей политики, лица, определяющие политику, должны иметь четкое представление о многочисленных политические и экономические препятствия для приватизации. Они должны осознать, что, хотя препятствия можно раздувать, они не непреодолимый. Вместо того, чтобы продавать государственные активы и наезжать на большие проблемы с оценкой, например, государственные активы могут быть отданный. Проблемы с сельскохозяйственной приватизацией могут быть преодолеть несколькими способами, в том числе промышленные комплексы в акционерные общества и раздача доли в новом предприятии для рабочих Опыт вокруг мир с приватизацией — от Великобритании до Чили и Кении демонстрирует, что сильная политическая привязанность и серьезная техника Все трудности приватизации можно преодолеть путем творческого стратегии.Республики ближнего зарубежья могут привлечь важные уроки из успехов и неудач мирового приватизационное движение и новейший опыт Восточной Европы. Хотя курс будет трудным, приватизация в республики, в конечном счете, станут важнейшим первым шагом к построению процветающая экономика в республиках бывшего Советского Союза 9

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>