МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим: Рассмотрение дел о признании гражданина безвестно отсутствующим

Порядок признания гражданина безвестно отсутствующим

Прокуратура г. Чебоксары разъясняет, что гражданин по заявлению заинтересованных лиц может быть признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

Заинтересованность лица определяется той целью, ради которой подается указанное заявление. Заинтересованными лицами могут быть, например, супруги безвестно отсутствующего, лица, находившиеся на его иждивении. В заявлении о признании гражданина безвестно отсутствующим необходимо указать для какой цели заявителю необходимо признать гражданина безвестно отсутствующим, а также изложить обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие лица.

Дела о признании лица безвестно отсутствующим рассматриваются районными судами по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица в порядке особого производства. Указанная категория дел рассматривается с обязательным участием прокурора.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы безвестно отсутствующего, органы внутренних дел, службу судебных приставов, воинские части об имеющихся о нем сведениях.

Решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим является основанием для передачи его имущества лицу, с которым орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления этим имуществом при необходимости постоянного управления им.

Признание гражданина безвестно отсутствующим влечет:

1) передачу имущества безвестно отсутствующего гражданина лицу, с которым орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления этим имуществом при необходимости постоянного управления им;

2) снятие безвестно отсутствующего с регистрационного учета по месту жительства;

3) расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния по заявлению супруга безвестно отсутствующего независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей;

4) возможность усыновления ребенка безвестно отсутствующего без согласия последнего;

5) прекращение действия трудового договора с безвестно отсутствующим;

6) возникновение у нетрудоспособных членов семьи безвестно отсутствующего — кормильца права на получение страховой пенсии по случаю потери кормильца, а также иных выплат и компенсаций.

По материалам прокуратуры города Чебоксары

Живые «мертвецы»: как здравствующих людей записывают в покойники

Но тут как повезет: подобные дела могут рассматриваться годами. «МК в Питере» собрал истории живых «мертвецов», которые доказали или еще доказывают, что их сердца бьются. А юристы и адвокаты дали свои советы тем, кто оказался в столь необычной ситуации.

Посылка для «покойника»

О своей внезапной «кончине» студентка одного из столичных вузов Анна узнала после странного звонка с таможни, поступившего в начале этого года.

«Мне сказали, что моя посылка не может пройти контроль, так как мой паспорт недействителен в связи со смертью владельца, — рассказала девушка. — Сначала я решила, что это шутка, — возможно, они не туда попали. Но потом почувствовала, что собеседнице на том конце провода было неловко. Кажется, она в этот момент находилась в не меньшем шоке, чем я».

Помня о вездесущих мошенниках, Анна решила на всякий случай заглянуть в базу недействительных российских паспортов, размещенную на сайте МВД России. Обнаружив себя в списке, девушка запаниковала.

После, немного успокоившись, позвонила на горячую линию Федеральной таможенной службы и попросила придержать посылку (чтобы ее не вернули отправителю), пообещав разобраться в случившемся как можно быстрее.

По совету родных Анна решила обратиться сначала в МВД. До этого ночь просидела в интернете в поисках хоть ­какой-­нибудь информации: «Я нашла единичные истории, опубликованные на форумах, но не советы о том, что делать». Возможно, поэтому о своих злоключениях девушка решила пошагово рассказывать в соцсетях. Сотрудники вневедомственной охраны, по словам нашей собеседницы, также были обескуражены: сперва тем, что с подобной проблемой пришли именно к ним, а после — подтвердившимся фактом ошибочных «похорон»: «Что вы такого сделали?» — спросили они у меня.

Но в ­том-то и дело — я ничего не делала». В конце концов Анну направили в МФЦ, где ей в свое время выдали документ, удостоверяющий ее личность. Девушка позвонила в отделение, находящееся в Брянске, и буквально через пару дней ее «оживили», извинившись и тем самым признав собственную ошибку.

«Ситуация, с одной стороны, комичная. Много людей в комментариях мне писало: «И смех, и грех». Однако в реалиях нашей страны это просто потрясающе закаляет характер. Это в конце концов опыт: я теперь знаю, как работают наши структуры, где в моем районе находится МВД», 

— заключила Анна.

«Убила» родная мать?

В январе СМИ рассказали о петербуржце, который с осени прошлого года не может вернуться на Родину. С начала 1990‑х годов мужчина проживает на Украине. При этом советский паспорт после распада СССР он не менял. Каково было удивление нашего земляка, когда он узнал, что по этому документу не может купить билет и пересечь государственную границу.

С просьбой помочь поменять паспорт петербуржец обратился в Генеральное консульство РФ во Львове, написала «Российская газета». Дипломаты сформировали запрос в ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области, но получили ответ: гражданин с такими персональными данными уже 15 лет как умер. Причем мертвым его признал Нев­ский районный суд Северной столицы.

На основании решения суда мужчину сняли с регистрационного учета, а это значит, что он не может поменять не только документ, но и прописку. Позднее выяснилось, что признать его мертвым попросила собственная мать. Сообщается, что при этом она знала, что петербуржец женат и у него есть ребенок. Да и сама периодически общалась с невесткой. Была ли женщина, добивавшаяся признания сына умершим, в курсе того, что на самом деле он жив, — неизвестно.

Похоронили дедушку, да не того

В середине прошлого года в одну из подмосковных больниц госпитализировали 79‑летнего мужчину. Врачи поставили диагноз «инсульт». Пенсионер пролежал в реанимации меньше суток, после чего оказался в отделении интенсивной терапии неврологии. При этом связь с родственниками поддерживалась через телефоны медиков, поскольку пандемия коронавируса лишила людей возможности посещать стационары. Состояние пациента оценивалось как средней тяжести, но стабильным. Однако через несколько дней его родных огорошили: «Ваш дедушка умер».

Выдали справку о смерти. А за ней и соответствующее свидетельство. Затем, как написали «Аргументы и Факты», начались странности. В больнице родственникам долго не отдавали вещи покойного, дескать, не могли найти. Не предложили провести опознание, а лишь согласовали дату выдачи тела. Надо ли говорить, что в день похорон усопшего просто не узнали. Патологоанатом в качестве доказательств показал документы и бирки. Пожилого человека похоронили в семейной могиле. Спустя еще пару дней раздался телефонный звонок: «Ваш дедушка жив!»

На вопрос родственников, не шутка ли это, ответили, что возникла ошибка: мужчина лежал в одной палате с другим пенсионером примерно того же возраста, тоже с инсультом.

«Мертвый» миллиардер

Кажется, будто подобные казусы могут произойти только, как говорится, с простыми смертными. Как бы не так. В прошлом году в СМИ прогремела история со «смертью» основателя социальной сети для знакомств Badoo Андрея Андреева. Бизнесмен банально стал жертвой мошенников. При этом сам он не подозревал о махинациях, поскольку долгое время живет в Лондоне.

А дело было так. В январе 2013 года кинопродюсер Евгения Аронова купила двухкомнатную квартиру в Приморском районе Петербурга. Женщина, которая ее продавала, уверяла, что получила собственность в наследство от своего умершего мужа Андрея Огаджанянца (настоящая фамилия Андреева). Даже документы показывала.

Спустя семь лет Аронову вызвали в суд ответчиком по иску об истребовании имущества. Огаджанянц оказался живым и от своих квад­ратных метров избавляться не планировал. А узнал он обо всем от управляющих его недвижимостью в России, которым и передал ее по доверенности.

Попробуй докажи

«Признать человека умершим не так просто, — уверен юрист «Единого центра защиты» Владимир Фурта. — Существуют определенные правила. В Российской Федерации есть как минимум два процессуальных инструмента: признание гражданина безвестно отсутствующим и признание гражданина умершим».

В обоих случаях, предупреждает Фурта, есть нюанс: человек должен доказать, что он — это он. Для этого придется предоставить документальные доказательства или свидетельские показания. И здесь, по словам нашего собеседника, кроется главная проблема: «У большинства таких людей может не быть как документов, так и тех, кто знает их лично».

В качестве примера юрист привел историю женщины, которая узнала о своей «смерти» в роддоме, откуда в итоге не смогла забрать собственного новорожденного ребенка. Дело рассматривал Центральный суд города Сочи.

Фемида, понимая абсурдность ситуации, по словам нашего собеседника, готова была вынести решение в пользу гражданки. В качестве тех самых свидетелей были привлечены родственники — отец, сын и дочь. Но первый отказался принимать участие в деле, вторые в письменном заявлении указали, что мать ­все-таки умерла, а эта женщина — не кто иной, как самозванка. Как выяснилось позднее, мотивом для такого гнусного поступка со стороны родственников выступило наследство «покойной» — недвижимость и автомобили, которые эти трое в итоге поделили между собой.

По данным специалистов в области права, с которыми побеседовал «МК в Питере», в списках «почивших» могут оказаться самые разные люди. Граждане в возрасте или с психическими отклонениями, которые, выйдя однажды из дома, попали в беду или просто потерялись. И ладно, если у них при этом есть неравнодушные и любящие родные и близкие.

По словам юриста по административным, гражданским и арбитражным делам Эдуарда Чубурова, хуже, если у пропавшего никого нет или он с ними давно не общается. Поводом для намеренного «умерщвления», как рассказал специалист адвокатской палаты города Москвы Константин Кудряшов, может стать даже ревность, желание избавиться от опостылевшего супруга или супруги или домашнее насилие: «Например, человек уехал на заработки в другой регион, встретил там новую любовь, но не решился сказать об этом своей предыдущей пассии и просто исчез. Или женщина, которая боится подать на развод, расторгает брак отъездом без преду­преждения».

Но однажды, предупреждает эксперт, пропавших по собственному желанию может, как говорится, настичь карма. Например, если брошенный муж или жена решит продать квартиру или долю в ней, принадлежащую некогда второй половинке. А чтобы иметь возможность получить такое наследство, нужно что? Правильно, объявить нерадивого родственника умершим. Также соответствующими последствиями могут быть чреваты кража или утеря документов, удостоверяющих личность.

Так, за консультацией к петербургскому адвокату Марии Лопато однажды обратился пенсионер, которому по причине его «смерти» отказали в назначении выплат. Мужчина вспомнил, что за год до этого у него украли паспорт, поэтому пришлось делать новый. А старый в один из дней нашли рядом с трупом неизвестного на улице. И конечно, медики констатировали его смерть согласно данным того документа, который погибший имел при себе.

Совет специалиста

«Отменить ошибочную запись о смерти в книге актов гражданского состояния возможно только в судебном порядке», — говорит адвокат Спасской коллегии адвокатов Юлия Харламова.

Взывать к Фемиде следует с соответствующим заявлением об аннулировании и доказательствами — документами или свидетельскими показаниями. Кстати, помимо соседей или родственников подтвердить вашу личность смогут в полиции или прокуратуре. При этом конкретный срок для рассмотрения таких дел законом не определен.

Как правило, он зависит от нагрузки судьи, а также технических и производственных возможностей суда. Однако заявитель праве потребовать у Фемиды ускориться. Кстати, через суд можно узнать, кто именно обратился с заявлением о признании человека умершим. Для этого необходимо получить копию такого решения суда — узнать реквизиты документа можно в органах ЗАГС, которые и выдают справки о смерти, где указано, по какому решению суда гражданина признали умершим.

Как белорусы пытаются справиться с преследователями

Мы в целом понимаем, как посягательство на жизнь наказывается по закону. Но есть ситуации, которые не связаны с физическими рисками, но очень сильно влияют на качество жизни, состояние психики и ощущение безопасности. Сегодня мы рассказываем истории людей, которым месяцами или даже годами не дают покоя их родственники и поклонники, и пытаемся понять, можно ли защититься от сталкинга в современном мире.

О чем здесь речь?

Людям нравится внимание. Нам приятно, когда близкие пишут милые сообщения и желают хорошего дня, встречают нас в аэропорту или на вокзале, устраивают приятные сюрпризы. Но порой внимание становится слишком навязчивым и исходит не от таких уж и близких людей. Представьте, что каждый день на выходе из дома, с работы и даже из поликлиники вас поджидает человек, о существовании которого вы давно хотели забыть.

В английском языке закреплен термин stalking, и он приобрел эквивалент «сталкинг» в русском. Это понятие означает нежелательное навязчивое внимание к одному человеку со стороны другого. Это форма домогательства и запугивания. Обычно сталкинг выражается в преследовании жертвы и слежении за ней.

Когда мы попросили белорусов рассказать, сталкивались ли они с преследователями, журналисту пришел шквал сообщений. Чаще всего писали девушки, которые не могли избавиться от навязчивых поклонников: доходило до того, что преследователи снимали квартиру по соседству, чтобы максимально не упускать жертву из поля зрения. Но есть и другие, более редкие истории. Например, когда повышенное и порой агрессивное внимание исходит от родителей или даже студентов, у которых ты преподавал. Об этих ситуациях мы расскажем здесь, а потом разберемся с юристом, можно как-то остановить повышенное внимание или шансов на это вообще ноль.

«Ну как я пропала без вести? Это ложь!»

Мария (имя изменено по просьбе героини) в августе прошлого года переехала с мужем и тремя детьми в Германию, потому что супруг нашел там высокооплачиваемую работу. Матери женщины, отношения с которой у Марии и до того были не образцовыми, это очень не понравилось, ведь она потеряла контроль над дочерью. С этого момента жизнь белоруски превратилась в кошмар.

— О переезде я сообщила маме по телефону, уже когда была за границей. Она начала кричать на меня, а на следующий день мне уже написали в Viber из милиции, потому что она подала заявление, будто я пропала без вести, — говорит Мария. — Понимаете, когда она звонит и ее что-то не устраивает (например, если я не сняла трубку в пять утра), она сразу обращается в правоохранительные органы. Ну как я пропала без вести? Это ложь! А они не могут не реагировать на такие обращения.

Женщина считает, что для ее матери это единственный способ манипулировать ей и «трепать нервы», потому что в Германию та приехать не может. Мария присылает милиции свои фото вместе с детьми, а потом пишет расписки о просьбе прекратить розыск, так как с ней все в порядке.

— Такая ситуация маму не устроила, она также написала заявление, якобы мой муж вывез меня из Беларуси тайком в багажнике автомобиля, хотя у нас есть разрешение от Госпогранкомитета. Но опять же милиция не может не реагировать на обращения. В этих заявлениях даже нет связной речи, мысли у нее скачут… Я понимаю, что моя мама — абьюзер, но еще мне кажется, что у нее есть проблемы с психикой, потому что ей постоянно что-то мерещится. Я обратилась в местный психоневрологический диспансер, но на принудительное освидетельствование ее отправить не могут.

Она постоянно звонит знакомым, родственникам, на мою бывшую работу… Говорит, якобы мой муж вынуждает меня заниматься проституцией в Германии. Это такой кошмар, что мне просто стыдно постоянно оправдываться перед всеми. Я просто хочу поставить точку и жду помощи от компетентных органов, потому что у меня просто случится нервный срыв.

В семье Марии принято отключать телефоны после девяти вечера, потому что звонки от матери поступают в разное время суток: например, в час ночи или пять утра.

— Мой отец умер довольно давно, и мать написала, что уничтожит его памятник, чтобы мы сами ставили и все оплачивали. И она реально разбила молотком памятник папы, — отмечает Мария. — Также она звонит знакомым моего мужа и говорит, что он хочет завладеть ее наследством. Простите, но это просто несопоставимо с реальностью: наследство моей мамы — это три месяца работы супруга. У нее словно отсутствуют социальные регуляторы, она не понимает, что приемлемо, а что нет.

Мария пыталась выйти на открытый диалог с мамой, но отмечает, что они как будто говорят на разных языках: женщина то отрицает свои действия, то не видит в них чего-то ненормального.

«После трех свиданий парень сказал, что переезжает в соседний дом, чтобы быть поближе ко мне»

Вероника (имя героини изменено по ее просьбе) в прошлом году познакомилась в Tinder с парнем, молодые люди решили встретиться и пошли на свидание в первый же день. Там девушке показалось, что они очень легко общаются, «словно знакомы с рождения».

— Мы гуляли с вечера и до раннего утра, поэтому я не видела никакого повода отказываться от второго свидания. Интима, кстати, не было. После каждой встречи парень провожал меня то до дома, то на этаж. Я думала: «Вау, какой заботливый!» — начинает девушка.

После трех свиданий Веронике пришлось уехать на три дня к родителям, поэтому четвертая встреча с новым знакомым была сорвана. По словам девушки, парень стал навязчиво звонить, присылать эсэмэски и говорить, что больше никуда ее не отпустит.

— Тогда я насторожилась. Но по приезде он извинился, что сорвался, потому что на работе был нервный день. Поэтому я подумала: ну, бывает, — улыбается девушка. — Через день парень сказал, что переезжает в соседний дом, чтобы быть поближе ко мне. Это было через неделю после знакомства, но я не насторожилась. Поделилась краткой историей с подругой, и вот она стала говорить, что что-то тут не так.

Позже у Вероники начался жуткий завал на работе, и парень стал капризничать: переехал, чтобы почаще видеться, а она его «отшивает».

— Мы не виделись четыре дня и редко общались, снова начались эти приступы гнева. На пятый день парень написал, что переехал в мой дом на мой этаж… Если честно, тогда я испугалась, потому что выглядит это вроде безобидно, но он писал кошмарные вещи, словно маньяк. Я очень вежливо написала, что не хочу продолжать общение, потому что меня пугает такое поведение, ведь мы знакомы немного больше полутора недель.

Девушка думала, что это сработает, но напор стал еще сильнее: молодой человек часто просто ходил по этажу в ожидании, что она выйдет. Подруга Вероники ночевала у нее около пяти дней, пока ее новый знакомый написывал.

— Я всегда смотрела в глазок перед тем, как выйти, или оглядывалась, заходя в подъезд. Однажды пришлось прятаться у почтовых ящиков, но встреча была неизбежна. Мы пересеклись в лифте, и пришлось ехать снова вниз, чтобы не показывать свою квартиру. Потом он написал с аккаунта девушки с иностранным номером, что влюбился, поэтому не может себя контролировать и переехал, чтобы «зажать меня в угол и потребовать объяснений».

Тогда Вероника уехала к родителям в деревню и работала оттуда удаленно. Но парень все же узнал, в какой квартире она живет в Минске.

— Когда подруга приходила ухаживать за цветами, она видела у двери букеты цветов и конфеты. Потом парень узнал, что меня нет дома, и перестал это делать. Через месяц он съехал и сообщил мне о переезде в другую страну. Я вздохнула с облегчением, но очень зря. Только я вернулась, опять начались хождения к моему дому, цветы и конфеты. Нам с другом пришлось имитировать, что я забеременела и мы женимся. Он отстал, и вот прошло уже полгода, а я до сих пор получаю признания в любви и порцию нытья типа «Сволочь, ты разбила мне сердце», «Ты мой идеал».

По словам девушки, обращаться в милицию она побоялась, чтобы не навредить парню. Сейчас она в других отношениях, но старый поклонник до сих пор не дает ей покоя.

«Стоять она могла бесконечно, пять-шесть часов даже на морозе не предел»

История скульптора Павла началась около шести лет назад, когда он работал преподавателем в колледже. Одна ученица призналась ему в любви. Получив отказ, она стала искать любые поводы для общения с мужчиной.

— Когда же я ей отказал и в общении, она стала просто сталкерить и преследовать меня. Последние четыре года — очень жестко, каждый день. Она очень настойчиво требует секса со мной. В памяти моего телефона около 10 тыс. заблокированных SMS от нее. Я несколько раз обращался в милицию, также было судебное разбирательство, — начинает он.

Мужчина говорит, что колледж был невысокого уровня, у ученицы особых способностей к творчеству замечено не было. Таким подросткам он всегда помогал. Девушка была тихой и, по наблюдениям минчанина, почти ни с кем не общалась, только с одной подругой из группы. В какой-то момент он поручил ей сообщать расписание его занятий, потому что оно постоянно менялось (Павел работал совместителем и вел пары не каждый день). Девушка исправно информировала его, но, возможно, в какой-то момент подумала, что коммуникация между ними ближе, чем в рамках «преподаватель — ученица».

— Однажды она позвонила и призналась мне в любви. Я в тот же день решил с ней встретиться и объяснить, что я женатый человек и между нами не может быть никаких отношений. Да, моей ошибкой было то, что я пригласил ее на разговор к себе домой. Налил чаю и в очень мягкой форме объяснил, что такое поведение для меня неприемлемо. В то время как раз проводилось много инструктажей педагогов о суицидах среди подростков: я думал, что девушка очень ранимая, и очень боялся резких слов, — вспоминает Павел.

Разговор длился примерно полчаса, и мужчина подумал, что девушка все поняла. Но когда она выходила из его квартиры, то попросила о поцелуе. Мужчина среагировал более твердо и выпроводил свою ученицу из квартиры.

— Даже после окончания колледжа девушка искала повод, чтобы встретиться. Приходила на ярмарки, на которых я выставлялся как ремесленник, а также в колледж. Предлогами были просьбы о помощи на работе по распределению, — отмечает мужчина. — Но однажды вечером она просто завалилась ко мне в кабинет пьяная и с пакетом вина. Я, несмотря на ее довольно большой вес, выволок ее оттуда и сказал больше не приходить даже с просьбами помочь по работе.

Это девушку не остановило. Дальше она начала караулить бывшего преподавателя во дворе колледжа, появлялась там очень часто и выжидала, когда он выйдет на улицу. Павел старался всегда быть в компании преподавателей, чтобы не встречаться с преследовательницей один на один. В какой-то момент он даже купил перцовый баллончик и однажды распылил его девушке в глаза: говорит, спешил на курсы, а она загораживала ему дорогу по пути в транспорт. В последнем, кстати, он чувствует себя наиболее беззащитным, потому что боится привлекать к себе внимание толп людей и ссориться на глазах у всех.

— Это был не пиковый случай, но первый, когда я применил баллончик. После этого она отстала на пару дней, только что-то писала. Но она вполне быстро адаптировалась, и все продолжилось. Вообще, я уже перепробовал разные методы отвязаться: уговаривал, пытался вызвать к себе отвращение, где-то даже переходил на оскорбления, отталкивал… Но любой разговор оставляет чувство потерянного времени, — оценивает мужчина.Такое ощущение, будто я как алкоголь для алкоголика.

Дальше география похождений девушки расширилась. Ей стали известны все адреса, по которым направлялся ее возлюбленный: дом, работа, мастерская и даже поликлиника.

— В одни периоды она ежедневно поджидала меня у колледжа, в другие — у мастерской, в третьи — у подъезда. Стоять она могла бесконечно, пять-шесть часов даже на морозе не предел. Она подходит, пытается дотронуться, перегородить мне путь. Ей даже удавалось меня поцеловать без моего разрешения, я просто не успевал среагировать. Это просто кошмар. Сейчас все намного жестче, чем даже год назад, с моей стороны в том числе, потому что это невыносимо.

Периодически мужчина обращался по поводу происходящего в милицию, но итогом были лишь профилактические беседы. В одно время все же состоялось судебное заседание по административному делу за мелкое хулиганство. По словам Павла, девушка настойчиво стучала в окно и двери его мастерской и требовала от него секса. Суд оштрафовал преследовательницу на три базовые величины. Однако ситуацию это не разрешило: девушка продолжает сталкинг до сих пор.

— В первые годы мне было реально страшно, но сейчас мы с женой стараемся относиться к этому с юмором. Вариантов, как решить эту проблему, у меня уже не осталось, — в отчаянии говорит Павел и отмечает, что пытался поговорить с мамой девушки, но результата это не дало.

У мужчины есть подозрения, что девушка имеет проблемы с ментальным здоровьем, но он не знает, как инициировать освидетельствование.

Что говорит закон?

После того как герои публикации поделились с нами своими историями, мы обратились с вопросами к специалисту. Вот что говорит юрист Татьяна Ревинская.

— Можно ли повлиять на проведение обследования на предмет наличия психических расстройств?

— В соответствии со статьей 373 ГПК (части 2 и 3), «гражданин может быть признан недееспособным вследствие психического расстройства (заболевания), а также если он в связи с заболеванием находится в бессознательном состоянии, исключающем возможность понимать значение своих действий или руководить ими». Дело может быть возбуждено по заявлению членов семьи такого человека, а при их отсутствии — по заявлению близких родственников. Также заявление может подать прокурор, орган опеки и попечительства, соответствующая медицинская организация. Таким образом, если человек не может осознавать последствия своих поступков в связи с расстройством психики, то позаботиться о таком человеке может опекун.

Для проведения экспертизы нужно обратиться в суд с заявлением о признании человека недееспособным (по месту жительства последнего) (статья 144 КоБС), при этом госпошлина за подачу такого заявления не взимается. По результатам назначенной судом судебно-психиатрической экспертизы суд принимает решение о признании человека недееспособным и сообщает об этом в орган опеки (статья 150 КоБС). Далее следует обратиться в отдел опеки с соответствующим заявлением, которое рассматривается по существу в течение 15 дней (или 1 месяца, если требуется запросить дополнительные документы или сведения в других госорганах или организациях).

— А если я не близкий родственник человека, который меня преследует, но уверен, что у него есть проблемы с восприятием реальности?

— В таком случае можно обратиться в прокуратуру, сотрудники которой могут в рамках заявления и оценки действий человека решить вопрос об освидетельствовании на предмет дееспособности.

— Обязаны ли госорганы реагировать на неоднократные заявления о пропаже человека без вести?

— За розыском человека, конечно, обращаются в милицию. С того момента, как заявление принято и зарегистрировано, осуществляются необходимые разыскные мероприятия. Сотрудники милиции ищут человека в течение 10 суток. Если пропавший найден, выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Если найти человека не удалось, то на основании собранных в ходе поисков материалов возбуждается розыскное дело, и поиски человека продолжаются.

Гражданин может быть признан безвестно отсутствующим, если в течение года по месту его жительства нет сведений о месте его пребывания.

— Годичный срок отсутствия сведений о месте пребывания гражданина для признания его безвестно отсутствующим исчисляется со дня получения последних сведений об отсутствующем. Если такой день установить невозможно, началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается 1-е число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — 1 января следующего года (статья 38 ГК). Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим может быть вынесено только судом по заявлению заинтересованных лиц, в качестве которых могут выступать родственники, прокурор, органы государственной власти, работодатель такого лица. Надо учитывать, что суд приступит к производству по делу только по истечении указанного годичного срока.

В рамках дела суд вынесет определение о публикации за счет заявителя в местной и республиканской газетах объявлений о поступившем в суд заявлении с просьбой ко всем гражданам и юридическим лицам, имеющим сведения о гражданине, в отношении которого ставится вопрос о признании его безвестно отсутствующим, сообщить их суду.

— При решении вопроса суд также выясняет, какие граждане (родственники, соседи, сослуживцы и другие) могут предоставить сведения об отсутствующем человеке, запрашивает сведения о человеке у юридических лиц по последнему известному месту его жительства и месту работы и в зависимости от установленных обстоятельств принимает соответствующее решение.

— То есть нельзя раз и навсегда сказать милиции, что ты не пропал без вести и с тобой все хорошо, чтобы заявления матери больше не имели силы и милиция на них не реагировала?

— Нельзя. Каждое заявление должно быть обработано в соответствии с требованиями закона. Если человек уверен, что с мамой не все в порядке, тогда можно решать вопрос о ее дееспособности.

— Что делать, если люди беспрерывно навязываются, преследуют и создают дискомфорт в жизни?

— Надо обращаться в милицию. В зависимости от характера действий человека будет определена и ответственность: мелкое хулиганство, оскорбление или даже уголовная ответственность.


Если у вас тоже есть интересная история, которой вы готовы поделиться, напишите нашему журналисту на почту [email protected]

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Дело о пропавших без вести

Государства обязаны принять законодательные меры для:

1. Установить условия, при которых могут быть отданы приказы о лишении свободы.

2. Укажите органы, уполномоченные отдавать приказ о лишении свободы.

3. Гарантировать, что любое лицо, лишенное свободы, должно содержаться исключительно в официально признанных

и контролируемых местах лишения свободы.

4. Гарантировать, что любому лицу, лишенному свободы, будет разрешено общаться с

и посещать его или ее семья, адвокат или любое другое лицо по его или ее выбору,

только при соблюдении условий, установленных законом, или, если он или она является иностранцем,

связаться с его или ее консульскими органами в соответствии с применимым

международным правом.

5. Гарантировать доступ компетентных и уполномоченных законом органов и учреждений в

места лишения свободы, при необходимости с предварительного разрешения

судебного органа.

6. Гарантировать, что любое лицо, лишенное свободы, или, в случае подозрения на

насильственное исчезновение, поскольку лишенное свободы лицо не может воспользоваться этим правом, любые

лица с законным интересом, такие как родственники лица, лишенного свободы, их

представителей или их адвокатов, имеют право при любых обстоятельствах

возбудить дело в суде, с тем чтобы суд мог без промедления решить

законность лишения свободы свободы и распорядиться об освобождении лица, если такое лишение

свободы является незаконным.

Кроме того, государства обязаны принимать необходимые меры для предотвращения и наложения санкций за

(a) задержку или воспрепятствование средствам правовой защиты; (b) отсутствие записи о лишении свободы какого-либо

лица или запись любой информации, о которой должностное лицо, ответственное за ведение официального реестра

, знало или должно было знать как о недостоверности; и (c) отказ в предоставлении информации о

лишении свободы лица или предоставление недостоверной информации, даже если

юридические требования для предоставления такой информации были соблюдены.

Административные меры

Государства обязаны запрещать приказы или инструкции, направляющие, санкционирующие или поощряющие любое

насильственное исчезновение. Любое лицо, получившее такой приказ или указание, имеет право и обязанность

не подчиняться ему. Ни один приказ или распоряжение какого-либо органа государственной власти, гражданского, военного или иного, не может быть использовано для оправдания насильственного исчезновения. Поэтому сотрудники правоохранительных органов должны пройти соответствующую подготовку по номеру

.

Кроме того, государства обязаны установить в соответствии со своим национальным законодательством правила, указывающие тех

должностных лиц, уполномоченных отдавать приказы о лишении свободы, устанавливающие условия, при которых такие

приказы могут быть отданы, и предусматривающие наказания для должностных лиц, которые без законных оснований отказываются

для предоставления информации о любом задержании. Штаты также обязаны обеспечить строгое соблюдение требований

Получить компенсацию авиакомпании за утерянный или задержанный багаж

Вы имеете законное право требовать компенсацию от авиакомпании, если ваш зарегистрированный багаж задержан, потерян или поврежден.

Вы имеете право заявить о проблеме с ручной кладью только по вине авиакомпании.

У вас больше шансов получить компенсацию, если вы будете действовать быстро. Вы должны:

Если у вас есть туристическая страховка или страховка домашнего имущества, которая покрывает багаж, вам, скорее всего, будет лучше вместо этого подать страховой иск. Вы, вероятно, получите больше денег, и вам будет легче требовать это таким образом.

Что можно было получить от авиакомпании

То, что вы можете получить от авиакомпании, обычно ограничивается деньгами за:

  • самое необходимое, если ваш багаж задерживается, например туалетные принадлежности и нижнее белье
  • часть стоимости замены или ремонта утерянного багажа и его содержимого

Если вам необходимо забрать задержанный багаж самостоятельно, вы можете попросить авиакомпанию оплатить транспортные расходы.

Авиакомпаниям часто требуются квитанции за все, что включено в вашу заявку, и они обычно не платят:

  • «новое вместо старого» замена утерянного или поврежденного
  • для чего-либо ценного, хрупкого или скоропортящегося в зарегистрированном багаже ​​
  • Общая компенсация более 1000 фунтов стерлингов, а обычно намного меньше
  • на случай стресса, неудобств или других вещей, которые происходят из-за проблемы с вашим багажом, например, вы опоздали на пересадку
  • если ваш багаж неисправен

Сообщить о проблеме

Немедленно сообщите о проблеме в авиакомпанию — по закону вы не обязаны этого делать, но если вы это сделаете, у вас больше шансов получить компенсацию, которую вы требуете от авиакомпании.

После того, как вы сообщили о проблеме

После того, как вы сообщите о проблеме, вам все равно придется подать заявку на компенсацию, если только авиакомпания не решит заплатить вам авансом, например, за расходы, связанные с задержкой вашего багажа.

Вы уже сообщали о проблеме, если заполнили «отчет о нарушении прав собственности» (PIR) в аэропорту — эту форму вы получаете в отделе обслуживания клиентов в зале выдачи багажа.

Если вы не сообщили о проблеме в аэропорту, свяжитесь с авиакомпанией или воспользуйтесь их веб-сайтом, чтобы сообщить о проблеме, и попросите авиакомпанию подтвердить в письменной форме, что вы сообщили о ней.

Сохраните копию вашего PIR или письменное подтверждение, чтобы помочь с вашим требованием.

Крайние сроки подачи заявки

Большинство авиакомпаний соблюдают эти сроки, но рекомендуется уточнить это у авиакомпании.

Если ваш багаж задерживается или пропал, у авиакомпании есть 21 день, чтобы найти его и доставить вам. Если вы получите свой багаж обратно в течение 21 дня, вы все равно можете потребовать компенсацию за задержку багажа. Если нет, заявите о потерянном багаже.

Документы, которые вам понадобятся

Спросите у авиакомпании, какие документы вам потребуются — обычно они ожидают, что вы будете иметь:

  • багажные бирки (со штрих-кодом и номером для идентификации вашего багажа)
  • подтверждение того, что вы сообщили о проблеме, например, форма PIR или электронное письмо от авиакомпании
  • квитанции за вещи, которые вам пришлось купить из-за задержки
  • подтверждение покупки утерянных или поврежденных вещей, например, квитанции или выписки по кредитным картам
  • фотографии любых повреждений вашего багажа или содержимого
  • смета расходов на любой ремонт, на который вы претендуете, например, в мастерской по ремонту багажа

Подать заявку

Спросите у авиакомпании, как они хотят, чтобы вы отправили заявку. Если у них нет формы претензии, вам, вероятно, придется написать письмо в отдел обслуживания клиентов авиакомпании.

В своем письме укажите, что вы «требуете компенсации в соответствии с Монреальской конвенцией» — это покажет авиакомпании, что вы знаете свои права. Также убедитесь, что ваше письмо включает:

  • информация о вашем рейсе — даты, номер рейса, вылет и пункт назначения
  • что случилось с вашим багажом
  • сколько денег вы просите
  • подробное описание всего, что повреждено или потеряно
  • список или все, что вам пришлось купить из-за задержки
  • копии всех необходимых документов

Сохраните копию своей претензии и оригиналы документов — они понадобятся вам, если вы недовольны ответом авиакомпании и хотите продолжить рассмотрение своей претензии.

Если вы летали более чем одной авиакомпанией

Если у вас были стыковочные рейсы с разными авиакомпаниями, вы можете потребовать компенсацию от любой из них, но большинство авиакомпаний ожидают, что вы будете требовать компенсацию с последней авиакомпанией, на которую вы садились.

Авиакомпания не может заявить, что это не их обязанность, или отказаться рассматривать вашу претензию, потому что к делу привлечены другие авиакомпании. Если они это сделают, обратитесь в Управление гражданской авиации (CAA) за советом о том, что делать.

Если вас не устраивает ответ авиакомпании

Если у вас ничего не получается с авиакомпанией, вы можете подать заявку дальше.

Сначала попробуйте подать жалобу в CAA — используйте форму на веб-сайте CAA, чтобы попросить их передать вашу жалобу в авиакомпанию.

PACT (Группа CAA по консультированию и рассмотрению жалоб пассажиров) рассмотрит вашу жалобу на багаж только в том случае, если соответствующая авиакомпания или аэропорт , а не  является членом утвержденного органа по альтернативному разрешению споров (ADR).

В крайнем случае вы можете передать свое дело в суд мелких тяжб в течение 2 лет после полета — это может быть дорого и занять много времени.Это следует делать только в том случае, если вы считаете, что ваш иск стоит стресса и времени обращения в суд. Прочтите наши советы по подготовке к суду мелких тяжб, если вам нужна дополнительная помощь.

Генеральный прокурор Эрик Холдер выступает на юридическом факультете Северо-Западного университета | OPA

Подготовлено к поставке

Спасибо, декан [Даниэль] Родригес, за добрые слова и за выдающееся руководство, которое вы обеспечиваете не только для этого академического городка, но и для юридического сообщества нашей страны.Для меня большая честь быть с вами сегодня и быть среди выдающихся преподавателей, сотрудников, выпускников и студентов, которые делают Северо-Западный университет таким необычным местом.

На протяжении более 150 лет эта юридическая школа служила тренировочной площадкой для будущих лидеров; как форум для критических, вдумчивых дебатов; и как место встречи для рассмотрения вопросов национального значения и глобальных последствий. Сегодня днем ​​для меня большая честь быть частью этой традиции. И я благодарен за возможность присоединиться к вам в обсуждении определяющего вопроса нашего времени — и самой важной ответственности, которую мы разделяем: как мы будем оставаться верными основанным — и прочным — обещаниям Америки о безопасности, справедливости и свободе.

С самых первых дней существования этой страны американский народ принял этот вызов – и все, что для этого требуется. Но, как мы видели — и как, возможно, лучше всего выразился президент Джон Ф. Кеннеди, — «за всю долгую мировую историю лишь нескольким поколениям была отведена роль защитников свободы в час максимальной опасности».

Прошло полвека с тех пор, как были сказаны эти слова, но сегодня наша нация сталкивается с серьезными угрозами национальной безопасности, которые требуют от нас постоянного внимания и непоколебимой приверженности.Понятно, что мы снова достигли «часа опасности».

Мы нация в состоянии войны. И в этой войне мы сталкиваемся с проворным и решительным врагом, которого нельзя недооценивать.

Подобно президенту Обаме и моим коллегам из его команды национальной безопасности, я начинаю каждый день с брифинга о последних и самых неотложных угрозах, высказанных против нас за последние 24 часа. И, подобно множеству адвокатов и агентов Министерства юстиции, я ложусь спать каждую ночь, думая о том, как лучше всего обеспечить безопасность наших людей.

Я это знаю – спустя более десяти лет после терактов -го -го 11 сентября; и несмотря на наши недавние успехи в области национальной безопасности, включая операцию по привлечению к ответственности Усамы бен Ладена в прошлом году, в настоящее время есть люди, замышляющие убийство американцев, которые проживают в отдаленных странах, а также в пределах наших границ. Разрушение и предотвращение этих заговоров — и использование всех доступных и подходящих инструментов для обеспечения безопасности американского народа — было и останется главным приоритетом этой администрации.

Но точно так же, как мы являемся нацией в состоянии войны, мы также являемся нацией законов и ценностей. Даже когда нас атакуют, наши действия всегда должны основываться на основах Конституции и всегда должны соответствовать законам, судебным прецедентам, верховенству закона и нашим основополагающим идеалам. Это не только правильно — история показала, что это также самый эффективный подход, который мы можем использовать в борьбе с теми, кто пытается причинить нам вред.

Это не только мое мнение.Мое мнение разделяют высокопоставленные чиновники национальной безопасности во всем правительстве. Как президент напомнил нам в 2009 году в Национальном архиве, где хранятся наши учредительные документы, «[мы] отстаиваем наши самые заветные ценности не только потому, что это правильно, но и потому, что это укрепляет нашу страну и обеспечивает нашу безопасность. Снова и снова наши ценности были нашим лучшим достоянием национальной безопасности». Наша история доказывает это. Нам не нужно выбирать между безопасностью и свободой — и мы не будем.

Сегодня я хочу рассказать вам о сотрудничестве в правительстве, которое определяет и отличает усилия этой администрации в области национальной безопасности.Я также хочу обсудить некоторые правовые принципы, которые направляют и укрепляют эту работу, а также особую роль Министерства юстиции в защите американского народа и соблюдении Конституции.

До 11 сентября нынешний уровень межведомственного сотрудничества не был обычным явлением. Во многих отношениях правительству не хватало инфраструктуры, а также императива для быстрого и эффективного обмена информацией о национальной безопасности. Внутренние правоохранительные органы и иностранная разведка действовали в основном в независимых сферах.Но те, кто напал на нас 11 сентября -го -го, выбрали и военные, и гражданские цели. Они пересекли границы и границы юрисдикции. И сразу стало понятно, что ни одно ведомство не может справиться с этими угрозами, потому что ни одно ведомство не обладает всеми необходимыми инструментами.

Чтобы агрессивно и разумно противостоять этому врагу, правительству пришлось использовать все свои ресурсы и радикально обновить свои операции. В результате сегодня государственные учреждения лучше подготовлены для совместной работы по устранению ряда возникающих угроз национальной безопасности.Теперь юристы, агенты и аналитики Министерства юстиции тесно сотрудничают с нашими коллегами из сообщества национальной безопасности, чтобы обнаруживать и пресекать террористические заговоры, преследовать подозреваемых в терроризме, а также определять и применять правовые инструменты, необходимые для обеспечения безопасности американского народа. . К сожалению, факт и масштабы этого сотрудничества часто упускаются из виду в публичных дебатах, но это то, чем может гордиться нынешняя администрация и предыдущая.

В рамках этих скоординированных усилий Министерство юстиции играет ключевую роль в осуществлении надзора за тем, чтобы деятельность разведывательного сообщества оставалась в соответствии с законом, и совместно с Судом по надзору за внешней разведкой санкционирует наблюдение для расследования подозреваемых в терроризме лиц.Мы должны — и будем продолжать — использовать возможности сбора разведданных, предоставленные Конгрессом, для сбора информации, которая может спасти и защитить жизни американцев. В то же время эти инструменты должны подвергаться надлежащей системе сдержек и противовесов, включая надзор со стороны Конгресса и судов, а также внутри исполнительной власти, для защиты частной жизни и гражданских прав невинных людей. Администрация обязуется обеспечить, чтобы наши программы наблюдения надлежащим образом отражали все эти интересы.

Приведу пример. В соответствии со статьей 702 Закона о надзоре за внешней разведкой генеральный прокурор и директор национальной разведки могут ежегодно санкционировать с одобрения суда по надзору за внешней разведкой сбор средств, направленный на определенные категории объектов внешней разведки, без необходимости судебного постановления. для каждого отдельного предмета. Это гарантирует, что у правительства есть гибкость и оперативность, необходимые для выявления и реагирования на террористические и другие иностранные угрозы нашей безопасности.Но правительство не может намеренно использовать эти полномочия для нападения на гражданина США, здесь или за границей, или на кого-либо, о котором известно, что он находится в Соединенных Штатах.

Закон требует специальных процедур, рассмотренных и одобренных Судом по надзору за внешней разведкой, для обеспечения соблюдения этих ограничений и защиты конфиденциальности любых лиц США, чья непубличная информация может быть случайно получена с помощью этой программы. Министерство юстиции и Канцелярия директора национальной разведки проводят обширные надзорные проверки деятельности раздела 702 не реже одного раза в шестьдесят дней, и мы отчитываемся перед Конгрессом о выполнении и соблюдении два раза в год.Таким образом, этот закон устанавливает всеобъемлющий режим надзора со стороны всех трех ветвей власти. Повторное предоставление этих полномочий до истечения срока их действия в конце этого года является высшим законодательным приоритетом разведывательного сообщества.

Но слежка — это только первая из многих сложных проблем, с которыми нам предстоит разобраться. После задержания подозреваемого в терроризме необходимо принять решение о том, как поступить с этим лицом, чтобы определить позицию, которая наилучшим образом служит интересам американского народа и безопасности этой нации.

Многое было сказано о различиях между нашими федеральными гражданскими судами и пересмотренными военными комиссиями. Реальность такова, что и то, и другое включает в себя фундаментальные надлежащие правовые процедуры и другие меры защиты, необходимые для эффективного отправления правосудия, и мы не должны лишать себя какого-либо инструмента в нашей борьбе с «Аль-Каидой».

Наша система уголовного правосудия славится не только своим справедливым процессом; его уважают за его результаты. Мы не первая администрация, которая полагается на федеральные суды для судебного преследования террористов, и не последняя.Хотя слишком многие предпочитают игнорировать этот факт, предыдущая администрация постоянно полагалась на уголовное преследование в федеральном суде для привлечения террористов к ответственности. Джон Уокер Линд, совершивший покушение на теракт в обуви Ричард Рейд и заговорщик 11 сентября Закариас Муссауи были среди сотен подсудимых, осужденных за преступления, связанные с терроризмом, — без политических разногласий — во время последней администрации.

За последние три года мы добились впечатляющих успехов в расследовании преступлений, связанных с терроризмом.Например, в октябре мы добились осуждения Умара Фарука Абдулмуталлаба за его роль в попытке взрыва самолета, следовавшего из Амстердама в Детройт на Рождество 2009 года. В прошлом месяце он был приговорен к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения. Находясь под стражей, он предоставил важную информацию во время допросов в ФБР. Он подробно описал, как он вдохновился на джихад, как он отправился в Йемен и вступил в контакт с Анваром аль-Аулаки, уроженцем У.Гражданин С. и лидер Аль-Каиды на Аравийском полуострове. Абдулмуталлаб также подробно рассказал о пройденном им обучении, а также о конкретных инструкциях Аулаки дождаться, пока самолет не пролетит над Соединенными Штатами, прежде чем взорвать свою бомбу.

Помимо Абдулмуталлаба, Файзал Шахзад, покушавшийся на взрыв бомбы на Таймс-сквер, Ахмед Гайлани, участник терактов в посольствах США в Кении и Танзании в 1998 г., и трое лиц, планировавших нападение на аэропорт Джона Ф. Кеннеди в 2007 г., также недавно начал отбывать пожизненное заключение.Вынесены обвинительные приговоры и по делам нескольких доморощенных экстремистов. Например, в прошлом году гражданин США и житель Северной Каролины Дэниел Бойд признал себя виновным в заговоре с целью оказания материальной поддержки террористам и заговоре с целью убийства, похищения, нанесения увечий и ранения лиц за границей; а гражданин США и житель Иллинойса Майкл Финтон признал себя виновным в попытке применения оружия массового поражения в связи с его попытками взорвать заминированный грузовик возле здания федерального суда.

Я мог бы продолжить. Вот почему призывы, которые я слышал, запретить использование гражданских судов в судебном преследовании за деятельность, связанную с терроризмом, настолько сбивают с толку и, в конечном счете, так опасны. Эти призывы игнорируют реальность. И если бы к ним прислушались, они значительно ослабили бы — фактически они нанесли ущерб — нашей способности выводить из строя и наказывать тех, кто пытается причинить нам вред.

Проще говоря, после 11 сентября сотни человек были осуждены за терроризм или преступления, связанные с терроризмом, в судах по статье III и теперь отбывают длительные сроки в федеральных тюрьмах.Никто еще не сбежал из-под стражи. Ни один судебный округ не подвергся какой-либо ответной атаке. Это факты, а не мнения. В этой истории нет двух сторон. Те, кто утверждает, что наши федеральные суды не в состоянии рассматривать дела о терроризме, не регистрируют особое мнение — они просто неправы.

Но федеральные суды — не единственный вариант. Военные комиссии также уместны в надлежащих обстоятельствах, и мы также можем использовать их для осуждения террористов и срыва их заговоров.Подход этой администрации заключался в том, чтобы обеспечить максимально возможную эффективность системы военных комиссий, отчасти за счет усиления процедурной защиты, на которой основаны комиссии. Под руководством президента и при двухпартийной поддержке Конгресса был принят Закон о военных комиссиях 2009 года. И с тех пор были реализованы значительные улучшения.

Важно отметить, что реформированные комиссии опираются на те же фундаментальные гарантии справедливого судебного разбирательства, что и наши гражданские суды.Они предусматривают презумпцию невиновности и требуют доказательства вины вне разумных сомнений. Они предоставляют обвиняемому право на адвоката, а также право представлять доказательства и подвергать перекрестному допросу свидетелей. Они запрещают использование показаний, полученных с помощью пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения. И они обеспечивают право апелляции к судьям по статье III — вплоть до Верховного суда Соединенных Штатов. Кроме того, как и наши федеральные гражданские суды, реформированные комиссии позволяют защищать секретные источники и методы сбора разведданных, а также обеспечивать безопасность участников.

Ключевое отличие заключается в том, что в военных комиссиях правила доказывания отражают реалии поля боя и проведения расследований в зоне боевых действий. Например, заявления могут быть допустимы даже при отсутствии предупреждений Миранды, потому что мы не можем ожидать, что военнослужащие будут делать предупреждения врагу, захваченному в бою. Но вместо этого военный судья должен сделать другие выводы — например, что заявление достоверно и что оно сделано добровольно.

Я верю в структуру и обещания наших военных комиссий, поэтому я отправил несколько дел в реформированные комиссии для судебного преследования.Просто нет внутреннего противоречия между использованием военных комиссий в соответствующих случаях и одновременным преследованием других террористов в гражданских судах. Несомненно, между этими системами существуют различия, которые необходимо тщательно взвешивать и впредь следует тщательно взвешивать. Такие решения о том, как преследовать подозреваемых в терроризме, являются основными функциями исполнительной власти. В каждом случае прокуроры и специалисты по борьбе с терроризмом в правительстве проводят тщательный анализ фактов по конкретному делу, чтобы определить, какое направление судебного преследования следует использовать.

На выбор форума влияют несколько практических соображений.

Прежде всего, комиссии обладают юрисдикцией преследовать только лиц, которые являются частью «Аль-Каиды», участвовали в боевых действиях против Соединенных Штатов или их партнеров по коалиции или целенаправленно и материально поддерживали такие боевые действия. Это означает, что могут быть члены определенных террористических групп, которые не подпадают под юрисдикцию военных комиссий, потому что, например, у них нет связей с «Аль-Каидой», и их поведение не влечет за собой судебного преследования на этом форуме. Кроме того, по закону военные комиссии не могут использоваться для судебного преследования граждан США.

Во-вторых, наши гражданские суды охватывают гораздо более широкий круг правонарушений, чем военные комиссии, которые могут преследовать только определенные правонарушения, включая нарушения законов войны и другие правонарушения, традиционно рассматриваемые военными комиссиями. Это означает, что у федеральных прокуроров есть более широкий набор инструментов, которые можно использовать для выведения из строя подозреваемых в терроризме. Эти обвинения и приговоры, вынесенные по ним в случае успешного осуждения, могут послужить важным стимулом для достижения соглашений о признании вины и убедить обвиняемых сотрудничать с федеральными властями.

В-третьих, существует проблема международного сотрудничества. Ряд стран указали, что они не будут сотрудничать с Соединенными Штатами в определенных усилиях по борьбе с терроризмом — например, в предоставлении доказательств или выдаче подозреваемых, — если мы намерены использовать это сотрудничество в преследовании военной комиссии. Хотя использование военных комиссий в Соединенных Штатах можно проследить до первых дней существования нашей страны, в их нынешнем виде они менее знакомы международному сообществу, чем наша проверенная временем система уголовного правосудия и суды по статье III.Однако я надеюсь, что со временем и опытом реформированные комиссии завоюют такое же уважение в глазах всего мира.

В тех случаях, когда дела отбираются для судебного преследования в военных комиссиях, следователи Министерства юстиции и прокуроры тесно сотрудничают, чтобы поддержать наших коллег из Министерства обороны. Сегодня предполагаемый организатор бомбардировки авианосца США. Коул предстал перед военной комиссией. Я горжусь тем, что судебные адвокаты из Министерства юстиции работают с военными прокурорами по этому делу, а также по другим делам.

И мы будем продолжать отвергать ложную идею о том, что мы должны выбирать между федеральными судами и военными комиссиями, вместо того, чтобы использовать их обоих. Если бы мы не использовали все необходимые и доступные инструменты, имеющиеся в нашем распоряжении, мы, несомненно, не выполнили бы нашу основную обязанность по защите Нации и ее народа. Это просто не тот результат, который мы можем принять.

Эта администрация работала и в других областях, чтобы гарантировать специалистам по борьбе с терроризмом гибкость, необходимую им для выполнения своих важнейших обязанностей, не отступая от наших законов и наших ценностей.На прошлой неделе был сделан самый последний шаг, когда президент издал процедуры в соответствии с Законом об ассигнованиях на национальную оборону. Этот закон, принятый Конгрессом в декабре, предписывает временно помещать под стражу узкую категорию лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности «Аль-Каиды».

В прошлый вторник президент воспользовался своими полномочиями в соответствии с законом, чтобы издать процедуры, гарантирующие, что военное содержание под стражей не помешает текущим правоохранительным и разведывательным операциям, и что лицо будет переведено из гражданского в военное содержание под стражу только после тщательной оценки его или ее дело, основанное на обдуманном решении высокопоставленной команды президента по национальной безопасности. В соответствии с законом президент отменил требования для нескольких категорий лиц, когда он обнаружил, что отказы отвечали интересам нашей национальной безопасности. Эти процедуры реализуют не только формулировку закона, но и выраженное намерение основных авторов этого закона. И они учитывают опасения, высказанные президентом при подписании этого законопроекта в конце прошлого года.

Теперь я понимаю, что подробно рассказал об инструментах, которые мы используем для выявления подозреваемых в терроризме и привлечения захваченных террористов к ответственности.Предпочтительно задерживать подозреваемых в терроризме там, где это возможно, среди прочего, чтобы мы могли получить от них ценную информацию, но мы также должны признать, что есть случаи, когда наше правительство имеет явные полномочия — и, я бы сказал, ответственность — защищать Соединенные Штаты посредством надлежащего и законного применения смертоносной силы.

Этот принцип давно установлен как американским, так и международным правом. В ответ на атаки, совершенные «Аль-Каидой», «Талибаном» и связанными с ними силами, и на сохраняющуюся угрозу, Конгресс уполномочил президента применить всю необходимую и уместную силу против этих групп.Поскольку Соединенные Штаты находятся в состоянии вооруженного конфликта, мы уполномочены принимать меры против вражеских воюющих сторон в соответствии с международным правом. Конституция уполномочивает президента защищать нацию от любой непосредственной угрозы насильственного нападения. И международное право признает неотъемлемое право на национальную самооборону. Ничего из этого не меняет тот факт, что мы не находимся в состоянии обычной войны.

Наши законные полномочия не ограничиваются полями сражений в Афганистане. Действительно, ни Конгресс, ни наши федеральные суды не ограничивали географический охват нашей способности применять силу текущим конфликтом в Афганистане.Мы воюем с врагом без гражданства, склонным к переносу операций из страны в страну. Только за последние три года «Аль-Каида» и ее сообщники совершили несколько атак — к счастью, безуспешных — против нас из других стран, помимо Афганистана. Наше правительство несет ответственность и право защищать эту страну и ее народ от таких угроз.

Это не означает, что мы можем использовать военную силу, когда и где захотим. Международно-правовые принципы, включая уважение суверенитета другого государства, ограничивают нашу способность действовать в одностороннем порядке.Но применение силы на чужой территории соответствовало бы этим международно-правовым принципам, если бы оно осуществлялось, например, с согласия вовлеченной нации или после установления того, что нация не может или не желает эффективно противостоять угрозе Соединенным Штатам. Состояния.

Кроме того, совершенно законно — как в соответствии с законодательством Соединенных Штатов, так и применимыми принципами права войны — нанесение ударов по конкретным высокопоставленным оперативным руководителям «Аль-Каиды» и связанных с ней сил. Это не новая концепция.На самом деле, во время Второй мировой войны США отследили самолет, на котором летел адмирал Исороку Ямамото — командующий японскими войсками в атаке на Перл-Харбор и битве за Мидуэй — и сбили его именно потому, что он находился на борту. Как я объяснил Судебному комитету Сената после операции по уничтожению Усамы бен Ладена, сегодня действуют те же правила.

Некоторые называют такие операции «убийствами». Это не так, и использование этого нагруженного термина неуместно.Убийства — это незаконные убийства. Здесь, по причинам, которые я привел, использование правительством США смертоносной силы в целях самообороны против лидера «Аль-Каиды» или связанных с ней сил, которые представляют непосредственную угрозу насильственного нападения, не будет незаконным — и, следовательно, не будет нарушением Исполнительного указа. запрещающие убийства или уголовные законы.

Прискорбный, но неопровержимый факт заключается в том, что некоторые угрозы, с которыми мы сталкиваемся, исходят от небольшого числа граждан Соединенных Штатов, решивших совершить насильственные нападения на свою страну из-за границы.Основываясь на старых правовых принципах и решениях Верховного суда, вынесенных во время Второй мировой войны, а также во время нынешнего конфликта, становится ясно, что гражданство Соединенных Штатов само по себе не защищает таких людей от преследования. Но это означает, что правительство должно учитывать все соответствующие конституционные соображения в отношении граждан Соединенных Штатов — даже тех, кто возглавляет усилия по убийству невинных американцев. Из них наиболее важным является пункт Пятой поправки о надлежащей правовой процедуре, в котором говорится, что правительство не может лишать гражданина его или ее жизни без надлежащей правовой процедуры.

Верховный суд ясно дал понять, что Положение о надлежащей правовой процедуре не налагает универсальных требований, а вместо этого предписывает процессуальные гарантии, которые зависят от конкретных обстоятельств. В делах, возникающих в соответствии с пунктом о надлежащей правовой процедуре, в том числе в деле с участием гражданина США, захваченного в плен в ходе конфликта с «Аль-Каидой», Суд применил уравновешивающий подход, взвешивая личный интерес, который будет затронут, и интерес, который правительство пытается защитить. , а также бремя, с которым столкнется правительство при обеспечении дополнительного процесса. Там, где на карту поставлены операции по обеспечению национальной безопасности, надлежащая правовая процедура учитывает реалии боевых действий.

Здесь интересы по обе стороны чаши весов чрезвычайно весомы. Заинтересованность человека в том, чтобы убедиться, что правительство не преследует его по ошибке, не может быть более значительным. Тем не менее, правительству необходимо противодействовать угрозам, исходящим от высших оперативных руководителей «Аль-Каиды», и защищать невинных людей, чьи жизни могут быть потеряны в результате их нападений.

Любое решение применить смертоносную силу против гражданина Соединенных Штатов, даже если он намеревается убить американцев и стал оперативным лидером «Аль-Каиды» в чужой стране, является одним из самых серьезных, с которыми могут столкнуться руководители правительства. Американский народ может быть — и заслуживает того — быть уверенным в том, что действия, предпринятые в его защиту, соответствуют его ценностям и законам. Поэтому, хотя я не могу обсуждать или подтверждать какую-либо конкретную программу или операцию, я считаю важным публично разъяснить эти правовые принципы.

Поясню: операция с применением смертоносной силы в иностранном государстве, направленная против гражданина США, который является высокопоставленным оперативным руководителем «Аль-Каиды» или связанных с ней сил и который активно участвует в планировании убийства американцев, будет законной как минимум при следующих обстоятельствах: во-первых, после тщательной и тщательной проверки правительство США определило, что данное лицо представляет непосредственную угрозу насильственного нападения на Соединенные Штаты; во-вторых, захват невозможен; и в-третьих, операция будет проводиться в соответствии с применимыми принципами права войны.

Оценка того, представляет ли лицо «неминуемую угрозу», включает в себя рассмотрение соответствующего окна возможностей для действий, возможного вреда, который отсутствие окна может причинить гражданским лицам, и вероятности предотвращения будущих катастрофических атак против Соединенных Штатов. Как стало известно 11 сентября, «Аль-Каида» продемонстрировала способность наносить удары практически незаметно или без предупреждения — и причинять огромные потери. Его лидеры постоянно планируют нападения на Соединенные Штаты, и они не ведут себя как традиционные военные — носят форму, открыто носят оружие или собирают силы для подготовки к нападению.Учитывая эти факты, Конституция не требует от президента откладывать действия до некой теоретической конечной стадии планирования, когда станут ясны точное время, место и способ нападения. Такое требование создало бы неприемлемо высокий риск того, что наши усилия потерпят неудачу и что американцы будут убиты.

Вопрос о возможности поимки террориста-гражданина США зависит от конкретного факта и потенциально зависит от времени. Это может зависеть, помимо прочего, от того, может ли захват быть осуществлен в течение времени, доступного для предотвращения нападения, и без чрезмерного риска для гражданских лиц или США.С. персонал. Учитывая характер действий террористов и места, где они обычно прячутся, не всегда возможно поймать террориста-гражданина Соединенных Штатов, который представляет непосредственную угрозу насильственного нападения. В этом случае наше правительство имеет право защищать Соединенные Штаты с применением смертоносной силы.

Конечно, любое такое применение смертоносной силы Соединенными Штатами будет соответствовать четырем основным принципам закона войны, регулирующим применение силы. Принцип необходимости требует, чтобы цель имела определенное военное значение.Принцип различения требует, чтобы только законные цели, такие как комбатанты, гражданские лица, непосредственно участвующие в боевых действиях, и военные объекты, могли быть преднамеренно нацелены. В соответствии с принципом соразмерности ожидаемый побочный ущерб не должен быть чрезмерным по отношению к ожидаемому военному преимуществу. Наконец, принцип гуманности требует от нас использовать оружие, которое не причинит ненужных страданий.

Эти принципы не запрещают использование малозаметного или технологически продвинутого оружия.На самом деле, использование передового оружия может помочь обеспечить наличие наилучшей разведывательной информации для планирования и проведения операций, а также свести к минимуму или полностью избежать риск жертв среди гражданского населения.

Некоторые утверждают, что президент должен получить разрешение федерального суда, прежде чем принимать меры против гражданина Соединенных Штатов, который является старшим оперативным руководителем «Аль-Каиды» или связанных с ней сил. Это просто не точно. «Надлежащая правовая процедура» и «судебная процедура» — это не одно и то же, особенно когда речь идет о национальной безопасности.Конституция гарантирует надлежащую, а не судебную процедуру.

Проведение и управление операциями национальной безопасности являются основными функциями исполнительной власти, как признавали суды на протяжении всей нашей истории. Военные и гражданские должностные лица часто должны принимать решения в режиме реального времени, которые уравновешивают необходимость действий, наличие альтернативных вариантов, возможность побочного ущерба и другие суждения — все это зависит от опыта и немедленного доступа к информации, доступной только исполнительной власти. может обладать в режиме реального времени. Конституционная гарантия надлежащего судебного разбирательства железна и необходима, но, как ясно показывает недавнее решение суда, она не требует судебного одобрения, прежде чем Президент может применить силу за границей против высокопоставленного оперативного руководителя иностранной террористической организации, с которой Соединенные Штаты находятся в состоянии войны, даже если этот человек является гражданином США.

Это не означает, что исполнительная власть имеет или должна когда-либо иметь возможность преследовать любых таких лиц без надежного надзора.Вот почему, в соответствии с законом и нашей конституционной системой сдержек и противовесов, исполнительная власть регулярно информирует соответствующих членов Конгресса о нашей контртеррористической деятельности, в том числе о правовой базе, и, конечно же, будет следовать той же практике, когда применяется смертоносная сила. используется против граждан США.

В соответствии с Конституцией этих обстоятельств достаточно, чтобы Соединенные Штаты могли применить смертоносную силу против гражданина США за границей, но важно отметить, что описанные мною юридические требования могут применяться не во всех ситуациях, например, при проведении операций. на традиционных полях сражений.

К сожалению, реальность такова, что наша страна, скорее всего, продолжит сталкиваться с террористическими угрозами, которые — иногда — исходят от наших собственных граждан. Когда такие люди поднимают оружие против этой страны — и присоединяются к «Аль-Каиде» в планировании терактов, направленных на убийство их соотечественников — может быть только один реалистичный и адекватный ответ. Мы должны принять меры, чтобы остановить их – в полном соответствии с Конституцией. В этот час опасности мы просто не можем позволить себе ждать, пока смертоносные планы осуществятся — и мы не будем.

Это показатель нашего времени, а не отход от наших законов и наших ценностей. Для этой администрации — и для этой нации — наши ценности ясны. Мы всегда должны обращаться к ним за ответами, когда сталкиваемся с трудными вопросами, подобными тем, которые я обсуждал сегодня. Как президент напомнил нам в Национальном архиве, «наша Конституция пережила отделение и гражданские права, мировую войну и холодную войну, потому что она обеспечивает основу принципов, которые можно применять прагматично; это компас, который может помочь нам найти свой путь.

Наши самые священные принципы и ценности — безопасность, справедливость и свобода для всех граждан — должны продолжать объединять нас, вести нас вперед и помогать нам строить будущее, которое чтит наши основополагающие документы и продвигает наше постоянное — исключительно американское — стремление. более безопасного, более справедливого и более совершенного союза. В постоянных усилиях по обеспечению безопасности нашего народа эта администрация останется верной тем ценностям, которые вдохновляли основание нашей нации и в течение двух столетий сделали Америку примером силы и маяком справедливости для всего мира.Это наш залог.

Спасибо, что пригласили меня сегодня обсудить с вами эти важные вопросы.

Племя борется с кризисом пропавших без вести женщин на побережье Калифорнии

health-01ba9914f9147156ee777e4a9a5b59bc

РЕЗЕРВАЦИЯ ЮРОК, Калифорния (AP) — Молодая мать вела себя беспорядочно в течение нескольких месяцев, путешествуя автостопом и блуждая обнаженной по двум индейским резервациям и маленькому городку, сгруппированному вдоль сурового Затерянного побережья Северной Калифорнии.

Ситуация обострилась, когда Эмили Рислинг была обвинена в поджоге за поджог на кладбище. Ее семья надеялась, что это дело заставит ее обратиться в психиатрическую и наркологическую службу. Вместо этого она была освобождена по мольбам близких и начальника племенной полиции.

33-летнего выпускника колледжа — опытного традиционного танцора, происходящего из трех местных племен — в последний раз видели вскоре после этого, когда он шел по мосту возле места с пометкой «Конец дороги», дальнего угла резервации юрок, где колеи тротуар растворяется в густом лесу.

Ее исчезновение — один из пяти случаев за последние 18 месяцев, когда женщины из числа коренных народов пропали без вести или были убиты на этом изолированном участке побережья Тихого океана между Сан-Франциско и Орегоном, регионе, где проживают народы юрок, хупа, карук, толова и вийот. сосуществовали на протяжении тысячелетий. Две другие женщины умерли от передозировки, по словам властей, несмотря на вопросы родственников о сильных ушибах.

Кризис побудил племя юрок объявить чрезвычайное положение и усилил усилия по созданию первой в Калифорнии базы данных таких случаев и восстановлению суверенитета над ключевыми службами.

«Я подошла к этому вопросу и как исследователь, и как ученик, но только за последний год я знала трех женщин, которые пропали без вести или были убиты — и у нас было так много общего», — сказал Блайт Джордж, член племени юрок, который консультирует по проекту, документирующему проблему. «Вы не можете не видеть себя в этих людях».

___

Недавние случаи проливают свет на эпидемию, которую трудно определить количественно, но которая долгое время несоразмерно страдала от коренных американцев.

Отчет государственного наблюдателя за 2021 год показал, что истинное число пропавших без вести и убитых женщин из числа коренных народов неизвестно из-за проблем с отчетностью, недоверия к правоохранительным органам и юрисдикционных конфликтов. Но уровень убийств среди коренных женщин почти в три раза выше, чем среди белых женщин в целом, и до 10 раз выше, чем в среднем по стране в некоторых местах, согласно сводке существующего исследования Национального конгресса американских индейцев за 2021 год. Более 80% подвергались насилию.

В этом районе, изобилующем незаконными фермами по выращиванию марихуаны и окруженном дикой природой, почти каждый знает кого-то, кто исчез.

Плакаты о пропавших без вести развеваются на дверях заправочных станций и дорожных знаках. Даже начальник полиции племени не остался равнодушным: он взял к себе дочь одной пропавшей женщины, а Эммили — зарегистрированный член племени долины Хупа с кровью юроков и каруков — присматривала за его детьми.

Только в Калифорнии племя юрок и институт суверенных органов, исследовательская и правозащитная группа, управляемая коренными народами, раскрыли 18 случаев пропажи или убийства женщин из числа коренных американцев примерно за последний год — число, которое они считают огромным занижением.По оценкам, 62% этих случаев не указаны в государственных или федеральных базах данных о пропавших без вести.

Гражданка Хупа Брэндис Дэвис училась в школе с дочерьми женщины, пропавшей без вести в 1991 году, и теперь у нее есть собственные дочери в возрасте 9 и 13 лет. место, где многие семьи связаны узами брака или общины.

Она предупреждает своих дочерей о том, что значит быть женщиной, коренной американкой и расти в резервации: «Вы — статистика.Но мы должны продолжать идти. Мы должны показать людям, что мы все еще здесь».

___

Как и бесчисленные случаи, связанные с женщинами из числа коренных народов, исчезновение Эмми не привлекло внимания внешнего мира.

Но многие здесь видят в ее истории уродливое пересечение поколений травм, нанесенных коренным американцам их белыми колонизаторами, маргинализацию коренных народов и отсутствие власти у племенных правоохранительных органов над многими преступлениями, совершенными на их земле.

Практически у всех коренных жителей этого района, включая Эмми, есть предки, которые в детстве были отправлены в школы-интернаты и вынуждены отказаться от своего языка и культуры в рамках федеральной кампании по ассимиляции.Еще раньше люди юрок проводили годы вдали от дома в качестве наемных слуг у колонизаторов, сказал судья Эбби Абинанти, главный судья племени.

Травма, вызванная этими выселениями, отдается эхом среди юрок в форме злоупотребления наркотиками и домашнего насилия, которые просачиваются к молодежи, сказала она. Около 110 детей юрок находятся в приемных семьях.

«Вы говорите: «Хорошо, как мы дошли до ситуации, когда мы теряем наших детей?» — сказал Абинанти. «Были большие пробелы в знаниях, в том числе в воспитании детей, и с течением времени они разыгрывались.

Анализ дел, проведенный Юроком и Суверенными органами, показал, что большинство пропавших без вести женщин региона либо сами находились в приемных семьях, либо у них были отобраны дети государством. Анализ тюремных заключений также показал, что граждане Юрока в регионе, состоящем из двух округов, в 11 раз чаще попадают в тюрьму в данном году, и половина арестованных — женщины, как правило, за незначительные преступления. По словам Джорджа, социолога из Калифорнийского университета в Мерседе, который консультирует племя, это число арестов для женщин-юрок примерно в пять раз превышает количество женщин-заключенных по всей стране.

Юрок руководят племенным судом по лечению наркомании и осуществляют одну из единственных в стране сертифицированных государством программ для лиц, виновных в домашнем насилии. Они также недавно наняли племенного прокурора, что стало еще одним шагом к созданию системы правосудия коренных народов, которая в конечном итоге будет заниматься всеми преступлениями, кроме самых серьезных.

Юрок также работают над восстановлением надзора за приемными семьями и надеются передать свою первую приемную семью из-под государственного суда в течение нескольких месяцев, сказала Джессика Картер, председатель суда племени юрок.Племенной опекунский суд следит за еще 50 детьми, которые живут с родственниками.

Долгосрочный план — в основном финансируемый за счет грантов — представляет собой масштабное мероприятие, на выполнение которого уйдут годы, но юроки видят в восстановлении власти над этими системами единственный способ положить конец циклу потерь, который нанес наибольший урон их женщины.

«Если мы добьемся успеха, мы сможем использовать это как подарок другим племенам, чтобы сказать: «Вот шаги, которые мы предприняли», — сказала Розмари Дек, недавно нанятый прокурор племени.«Вы можете принять это как план и утвердить свой собственный суверенитет».

___

Эмми родилась в знатной индейской семье, и ее ждало блестящее будущее.

С самого раннего возраста ее готовили к тому, чтобы однажды она стала руководить замысловатыми танцами, связывающими современных людей с традициями поколений, почти нарушенными колонизацией. Ее семья, «танцевальная семья», обладает редким отличием в том, что владеет достаточным количеством регалий, чтобы украсить танец кистей, прыжков и цветов, не одолжив ни единого предмета.

В 15 лет Эммили прошла парадом по Национальной аллее с другими членами племени на открытии Смитсоновского национального музея американских индейцев. «Вашингтон пост» опубликовала на первой полосе ее фотографию в платье карук из высушенной медвежьей травы, плетеной корзинке и белом кожаном поясе, украшенном скальпами дятлов.

Отличница получила стипендию в Орегонском университете, где помогала руководить группой видных студентов-аборигенов. Ее успех, однако, был омрачен первым признаком неприятностей: оскорбительными отношениями с коренным мужчиной, которого, как полагает ее мать, она чувствовала, что может спасти благодаря своему положительному влиянию.

Позже Эмми встречалась с другим мужчиной, забеременела и вернулась домой, чтобы родить ребенка, прежде чем получить степень.

Затем она работала с неблагополучными семьями коренных жителей и в конце концов была принята в магистерскую программу. Она помогала тренировать команду своего сына по футболу и записала его на уроки плавания.

Но со временем, по словам ее семьи, они заметили изменения.

Эммили необычно опаздывала на работу и становилась все более воинственной. Она часто подбрасывала сына к семье, и она связалась с другим жестоким бойфрендом.Ее сына забрали из-под ее опеки, когда ему было 5 лет; девочку 2020 года рождения забрали как новорожденную, так как поведение Эмили ухудшилось.

Ее родители по-прежнему сбиты с толку ее быстрым ухудшением состояния и думают, что у нее развилось психическое заболевание — возможно, послеродовой психоз — усугубленный наркотиками и травмой домашнего насилия. Сначала она обращалась к врачу или терапевту по настоянию семьи, но в конце концов отказалась от любой помощи.

После рождения дочери Эммили быстро пошла по спирали, «как вспыхнул свет», и она начала отказываться от туземной идентичности, которая была ее определяющей силой, как сказала ее сестра Мэри.

«Это была ее жизнь, и когда ты отпускаешь ее, когда у тебя нет детей… кто ты?» она сказала.

___

За несколько месяцев до исчезновения Эмми часто видели обнаженной на публике, разговаривающей сама с собой. Ее много раз забирали помощники шерифа и местная полиция, но так и не предъявили обвинения.

Единственное стационарное психиатрическое учреждение в пределах 300 миль (480 километров) всегда было переполнено, чтобы принять ее. Однажды ее доставили в отделение неотложной помощи, и она сбежала босиком в своем больничном халате.

«Люди склонны смотреть в другую сторону. Ей особо не помогли. Менее чем через 24 часа она снова оказалась на улице, буквально на улице», — сказала Джуди Рислинг, ее мать. «Для нее просто не было никаких услуг».

В сентябре Эммили арестовали после того, как ее застали танцующей вокруг небольшого костра на кладбище резервации долины Хупа.

Тогдашний начальник полиции племени Хупа-Вэлли Боб Кейн появился в суде округа Гумбольдт с помощью видеозаписи и объяснил свои неоднократные контакты с полицией и проблемы с психическим здоровьем.Эмми бормотала во время слушания, а затем кричала, что она не поджигала.

Она была освобождена с предписанием явиться через 12 дней после того, как ее общественный защитник заявил, что у нее нет судимостей, и суд не может задержать ее на основании ее психического здоровья.

Затем Эмили исчезла.

— Мы предсказывали, что что-то подобное может… произойти в будущем, — сказал Кейн. — И знаешь, теперь мы здесь.

____

Если Эммиль и провалилась до того, как пропала без вести, то в свое отсутствие она стала еще более невидимой.

Одно из самых больших препятствий в Индиан-Кантри, когда женщина объявляется пропавшей без вести, заключается в распутывании запутанной путаницы федеральных, государственных, местных и племенных агентств, которые должны координировать свои действия. Плохая коммуникация и недосмотры могут привести к упущению доказательств или задержке расследования.

Проблема стоит более остро в сельских районах, таких как тот, где пропала Эмми, сказала Эбигейл Эхо-Хок, гражданка народа пауни из Оклахомы и директор Института здоровья городских индейцев в Сиэтле.

«Особенно в резервациях и в сельских районах существует лабиринт юрисдикций, политик, процедур того, кто что расследует», — сказала она.

Кроме того, многие случаи не зарегистрированы в федеральных базах данных о пропавших без вести, и медицинские эксперты иногда ошибочно классифицируют коренных женщин как белых или азиаток, сказала Грета Гудвин из отдела внутренней безопасности и правосудия Счетной палаты правительства США.

Недавние усилия на уровне штата и на федеральном уровне направлены на то, чтобы исправить то, что, по словам защитников, было десятилетиями пренебрежения в отношении пропавших без вести и убитых женщин из числа коренных народов.

Бывший президент Дональд Трамп подписал законопроект, который требует от федеральных, государственных, племенных и местных правоохранительных органов создания или обновления своих протоколов для рассмотрения таких дел. А в ноябре президент Джо Байден подписал указ о разработке руководящих принципов между федеральным правительством и полицией племен, которые помогут отслеживать, раскрывать и предотвращать преступления против всех коренных американцев.

Ряд штатов, включая Калифорнию, Орегон, Вашингтон и Аризону, также борются с кризисом, увеличивая финансирование племен, изучая проблему или предлагая создать уведомления в стиле Amber Alert.

Пешеход идет возле конца дороги 19 января 2022 года, где Эмили Рислинг в последний раз видели перед пропажей в октябре 2021 года в Кламате, Калифорния (AP Video/Nathan Howard)

___

Случай с Эмили иллюстрирует некоторые проблемы. Она была гражданкой племени долины Хупа и была арестована в его резервации, но считается пропавшей без вести в соседней резервации племени юрок.

Полиция Юрока отвечает за расследование пропавших без вести, но офис шерифа округа Гумбольдт решит, когда объявить дело закрытым, что может потребовать федеральной помощи.

Удаленная местность, где Эмили видели в последний раз — два часа до ближайшего города — создавала обычные для резерваций препятствия.

Правоохранительные органы установили, что информации недостаточно для начала официальной поисково-спасательной операции в такой обширной гористой местности. По словам начальника полиции племени юрок Грега О’Рурка, полиция юрок решила отказаться от собственных поисков из-за соображений ответственности и отсутствия подготовки.

Вместо этого полиция долины Юрок и Хупа и помощники шерифа плыли по набухшей от дождей реке Кламат на лодке и проезжали проселочными дорогами.

Отец Эмми, Гэри Рислинг, говорит, что офис шерифа не отреагировал на анонимные сообщения, медленно отреагировал на возможные наблюдения и сосредоточил больше ресурсов на делах других пропавших без вести, включая своенравного охотника и каякера, потерявшегося в море.

«Я не хочу, чтобы это выглядело так, как будто я придираюсь к ним, но это усилие точно не будет предпринято, когда дело дойдет до пропавшей индианки», — сказал он.

Шериф округа Гумбольдт Уильям Хонсал отклонил просьбу об интервью, заявив, что за дело берутся юроки, и нет никаких признаков нечестной игры.О’Рурк сказал, что чаевых недостаточно для ордера на обыск, и племенная полиция больше ничего не может сделать.

Начальник полиции, хорошо знавший Эмми, говорит, что его работе часто мешает более широкая система, игнорирующая племенной суверенитет.

«Роль полиции — защищать уязвимых. Как племенная полиция, мы делаем это в сломанной системе», — сказал он. «Я думаю, что это причина того, что коренных женщин почти увольняют».

Тем временем семья Эмили изо всех сил пытается оградить своих детей, которым сейчас 10 и почти 2 года, от травмы исчезновения их матери — травма, которая, как они опасаются, может вызвать новый цикл потери поколений.

Мальчику снились кошмары, и недавно он рассказал о своем худшем страхе.

«Очень тяжело, когда имеешь дело с внуками, а внук говорит: «Дедушка, ты можешь отвести меня вниз по реке и мы можем поискать мою маму?» Что ты ему скажешь? «Мы ищем, мы ищем каждый день», — сказал Гэри Рислинг, сдерживая слезы.

«А потом он говорит: „Что произойдет, если мы не сможем ее найти?“».

___

Следите за Джиллиан Флаккус в Твиттере по адресу http://www.twitter.com/gflaccus

Десять госпитализированы, несколько пропали без вести в результате взрыва квартиры в Мэриленде Власти заявили, что в результате взрыва и пожара в многоквартирном доме в Мэриленде в четверг утром несколько больниц и несколько остаются пропавшими без вести.

Пожарные приехали в апартаменты Friendly Garden в Силвер-Спринг, недалеко от Вашингтона, округ Колумбия., около 10:30

Видеозапись с камеры наружного наблюдения соседнего жителя показывает взрыв, уничтоживший конечный блок одного здания.

Стивен Инман готовил в соседней квартире, когда услышал взрыв.

«Мы услышали хлопок, сильный толчок. Я вижу, что здания нет. Мой отец кричит мне, а я уже бегу сюда», — сказал он.

Инман сказал, что помог женщине и ее маленькому ребенку выбраться из здания и нашел другую женщину с ожогами третьей степени большей части тела.

Начальник пожарно-спасательной службы округа Монтгомери Скотт Гольдштейн сказал, что 10 человек были доставлены в больницу, трое с серьезными травмами.

«У нас есть несколько пропавших без вести. На данный момент у меня нет номера, чтобы предоставить вам номер», — сказал Гольдштейн на дневной пресс-конференции.

«Мы сосредоточены на том, чтобы оставаться здесь, пока все не будут отчитаны», — добавил он.

Взорвавшееся здание, а также те, что непосредственно примыкают к нему и напротив него, объявлены небезопасными для повторного заселения.По словам Гольдштейна, в трех зданиях проживает около 100 человек.

Гольдштейн сказал, что есть «возможные признаки тревоги» от поисковых собак, которые могут указывать на то, что тела или выжившие могут быть в обломках взорванного здания. По его словам, бригадам потребуется привезти тяжелую технику, чтобы убрать неустойчивую отдельно стоящую стену, чтобы облегчить поиск.

На видео с места происшествия видно пламя, вырывающееся из крыши здания, и разбросанные по земле обломки.

Гольдштейн сообщил, что к вечеру четверга большая часть пламени была потушена.

Власти надеялись сопроводить жителей обратно в здания, которые были объявлены небезопасными позже в четверг, чтобы они могли забрать свои вещи, прежде чем их отправят в убежище или отели, а также позволить жителям снова занять три других здания.

«Страшно смотреть на масштабы взрыва, и трудно не представить, какое воздействие он оказал на людей», — сказал исполнительный директор округа Монтгомери Марк Элрих. «Это определенно тяжелый день».

Губернатор Мэриленда Ларри Хоган написал в Твиттере, что его команда связалась с властями округа по поводу взрыва и что начальник пожарной охраны штата, полиция штата и представители управления по чрезвычайным ситуациям штата предложили свою поддержку.

Властям еще предстоит определить точное происхождение или причину взрыва, но Гольдштейн сказал, что до этого не было звонков в службу экстренной помощи по поводу запаха газа или утечки газа в квартале, по крайней мере, с января 2011 года.1 прошлого года.

Коммунальное предприятие

Washington Gas, обслуживающее этот район, заявило, что ему известно об инциденте и что его персонал оказывает помощь пожарным.

«Как всегда, безопасность наших клиентов и сообщества является нашим главным приоритетом», — говорится в заявлении компании. «Мы поддерживаем активное расследование и в настоящее время не можем поделиться подробностями».

В 2016 году двое детей и пятеро взрослых были убиты, а 68 человек отправлены в больницу после взрыва и пожара в квартирах Цветочной ветки в нескольких милях отсюда.После трехлетнего расследования представители Национального совета по безопасности на транспорте заявили, что неисправное оборудование Washington Gas было наиболее вероятной причиной взрыва. Washington Gas оспорила выводы совета.

Правление также обнаружило множественные коммуникационные пробелы и упущенные возможности исправить утечку, которая могла предотвратить взрыв 2016 года. По словам следователей, люди вокруг комплекса шесть раз чувствовали запах природного газа за несколько недель и месяцев до взрыва, но никто никогда не звонил в газовую компанию, чтобы сообщить о возможной утечке.

Заключительный отчет MMIW вызывает озабоченность по поводу принципа Gladue, предназначенного для поддержки правонарушителей из числа коренных народов женщин, предоставив более мягкие приговоры тем, кто причинил им вред

Женщины маршируют во время церемонии закрытия Национального расследования пропавших без вести и убитых женщин и девочек из числа коренных народов в Гатино, Квебек, Канада, 3 июня 2019 года. Фото Криса Уотти / REUTERS

Содержание статьи

ОТТАВА. Двадцать лет назад в апреле Верховный суд Канады вынес решение по делу молодой женщины кри, убившей своего гражданского мужа.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Этой женщиной была Джейми Танис Гладью, которая в возрасте 19 лет зарезала своего мужа после того, как узнала о его измене, в состоянии алкогольного опьянения после вечеринки.Она признала себя виновной в непредумышленном убийстве и была приговорена к трем годам лишения свободы с условно-досрочным освобождением через шесть месяцев.

Верховный суд оставил в силе приговор Гладью, но тем не менее это было знаковое решение. Суд заявил, что судьи должны учитывать при вынесении приговора уникальные обстоятельства правонарушителей из числа коренных народов, а также альтернативы тюремному заключению.

Это соображение, закрепленное в Уголовном кодексе и теперь известное как принцип Глэдью, предназначалось для решения проблемы чрезмерного представительства коренных народов в канадских тюрьмах. С тех пор это привело к созданию отчетов Gladue, документов, в которых излагается предыстория правонарушителей из числа коренных народов для вынесения приговора судьям, включая информацию о том, посещали ли они школу-интернат, проводили время в приемных семьях или боролись со злоупотреблением психоактивными веществами.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Принцип Гладью представлен в итоговом отчете Национального расследования пропавших без вести и убитых женщин и девочек из числа коренных народов, опубликованном в понедельник, как и следовало ожидать.Расследование призывает все правительства «рассматривать отчеты Gladue как право», финансировать их соответствующим образом и создавать для них национальные стандарты.

Но почти на одном дыхании это, кажется, ставит под сомнение все усилия. Комиссар Каяк Робинсон в понедельник заявил, что в некоторых случаях принцип Глэдью «приводит к насилию в отношении женщин из числа коренных народов», поскольку предусматривает более мягкие приговоры тем, кто причинил им вред. В отчете содержится призыв к правительствам оценить влияние принципа Глэдью на «справедливость приговоров» в таких случаях.

Женщина позирует фотографу с независимым членом парламента Джоди Уилсон-Рейбоулд после церемонии, посвященной публикации доклада о пропавших без вести и убитых женщинах из числа коренных народов в Гатино, понедельник, 3 июня 2019 г. Фото Адриана Уайлда / THE CANADIAN PRESS

Рекомендация один из нескольких, которые, кажется, призывают к более суровым наказаниям для тех, кто совершает насилие в отношении женщин из числа коренных народов, несмотря на то, что в самом отчете содержится мало контекста в их поддержку. В качестве пояснения в одной строке сводки результатов говорится, что существует «распространенное мнение, что правонарушители из числа коренных народов получают более мягкие приговоры» из-за принципа Глэдью.«Я использую язык, который используют семьи», — сказал Робинсон в понедельник. «Вы выйдете из тюрьмы бесплатно. Вы получаете шлепок по запястью. Тяжесть насилия, реальность и опыт женщин из числа коренных народов в этих случаях насилия не являются частью уравнения».

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Это мнение, с которым привыкли сталкиваться те, кто пишет отчеты Gladue, но которое они решительно отвергают.«Нет количественных исследований, указывающих на то, что отчеты Gladue всегда приводят к более коротким предложениям», — сказала Аниса Уайт, председатель Общества писателей Gladue Британской Колумбии. Она сказала, что отчет Gladue, составленный должным образом, может изложить планы для правонарушителей по возмещению ущерба в своих сообществах, решению проблем с травмами и злоупотреблением психоактивными веществами и восстановлению своей жизни. «Я полностью отвергаю мнение о том, что отчеты Gladue негативны».

Джонатан Рудин, программный директор юридической службы аборигенов в Торонто, сказал, что одной из причин негативной реакции на отчеты Gladue является то, что жертвы часто не получают достаточной поддержки со стороны системы правосудия. «Нам нужно предоставить жертвам реальные ресурсы, чтобы они могли исцелиться», — сказал он, но добавил, что это не умаляет важности принципа Гладью. «Я думаю, что если отчеты Gladue — это право, и они должны быть правом, то они должны быть правом для всех».

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Уайт сказал, что отчеты Gladue должны отражать точки зрения жертв, и сказал, что опасения расследования возникают из-за «специальных, половинчатых подходов к Gladue» по всей стране.Все, кто говорил с National Post по поводу этой истории, сказали, что они решительно поддерживают призыв расследования улучшить доступ к отчетам Gladue, которые остаются в основном недоступными для правонарушителей в нескольких провинциях.

  1. Крис Селли: Заметные упущения в отчете MMIW приводят к некоторым сбивающим с толку рекомендациям материалы дела

«Все имеющиеся у нас статистические данные о лишении свободы представителей коренных народов… показывают, что в настоящее время в тюрьмах находится больше представителей коренных народов, чем было отправлено в тюрьму в… 1999 году», – сказала Джейн Диксон, профессор права Карлтонского университета, добавив, что национальные стандарты для Gladue нужны отчеты.

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Помимо принципа Gladue, в итоговом отчете также содержится призыв к федеральному правительству рассматривать насилие в отношении женщин из числа коренных народов как отягчающий фактор при вынесении приговора, а убийства по делам о домашнем насилии рассматривать как убийство первой степени. более строгие наказания в отношении тех, кто причиняет вред женщинам из числа коренных народов.Кэтрин Хенсел, юрист Secwepemc и член Коллегии адвокатов коренных народов, сказала, что поддерживает эти призывы как инструмент исправления системной предвзятости, которая часто приводит к более мягким приговорам, применяемым в случаях, когда жертвами становятся женщины из числа коренных народов. «Доказательства показали, что мы просто не можем полагаться… на усмотрение судов», — сказала она.

Но Рудин сказал, что такие рекомендации проблематичны на практике, отчасти потому, что они могут поставить судей в положение, когда они должны решать, кто является коренным. «Я не сторонник ужесточения наказаний для людей», — сказал он. «Есть опасные люди. Но у нас уже есть возможности разобраться с этими людьми в рамках Уголовного кодекса».

Объявление

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

Содержание статьи

Диксон сказал, что такие изменения могут иметь непредвиденные последствия для правонарушителей из числа коренных народов. «Здесь нам нужно быть очень осторожными, потому что, хотя существует большое количество мужчин некоренного происхождения, преследующих женщин из числа коренных народов, также есть большое количество мужчин из числа коренных народов, преследующих женщин из числа коренных народов», — сказала она.

Окончательный отчет ставит под сомнение часто цитируемую статистику о том, что 70 процентов убитых женщин из числа коренных народов убиты мужчинами из числа коренных народов, заявляя, что эта оценка «не основана на фактах». Но он не дает собственных оценок, вместо этого рекомендуя правительствам финансировать исследования мужчин, совершающих насилие в отношении женщин из числа коренных народов.

• Электронная почта: [email protected] | Twitter: MauraForrest

Поделитесь этой статьей в своей социальной сети

Реклама

Это объявление еще не загружено, но ваша статья продолжается ниже.

NP Опубликовано

Подпишитесь на получение ежедневных главных новостей от National Post, подразделения Postmedia Network Inc. в любое время, нажав на ссылку отказа от подписки в нижней части наших электронных писем. Постмедиа Сеть Inc. | 365 Bloor Street East, Торонто, Онтарио, M4W 3L4 | 416-383-2300

Спасибо за регистрацию!

Приветственное письмо уже в пути.Если вы его не видите, проверьте папку нежелательной почты.

Очередной выпуск NP Posted скоро будет в вашем почтовом ящике.

Комментарии

Postmedia стремится поддерживать живой, но вежливый форум для обсуждения и призывает всех читателей поделиться своим мнением о наших статьях. Комментарии могут пройти модерацию в течение часа, прежде чем они появятся на сайте. Мы просим вас, чтобы ваши комментарии были актуальными и уважительными.Мы включили уведомления по электронной почте — теперь вы будете получать электронное письмо, если получите ответ на свой комментарий, появится обновление ветки комментариев, на которую вы подписаны, или если пользователь, на которого вы подписаны, прокомментирует. Посетите наши Принципы сообщества для получения дополнительной информации и подробностей о том, как изменить настройки электронной почты.

Выбор высокого суда Байдена бросает вызов ожиданиям по трудовым делам

ДЕТРОЙТ (AP) — Профсоюзы и защитники рабочих приветствовали назначение президентом Джо Байденом судьи Кетанджи Браун Джексон в Верховный суд.Тем не менее, оглядываясь назад на решения Джексон в делах, связанных с бизнесом и трудом, можно предположить, что она не всегда будет править так, как они хотят или ожидают от нее.

Хотя Джексон широко известна как либерал в социальных и экономических вопросах и как защитник прав рабочих, ее решения в качестве судьи федерального окружного суда, а затем в качестве судьи федерального апелляционного суда с прошлого года не поддаются простой категоризации.

«Она с такой же вероятностью вынесет решение от имени корпорации в иске о расовой дискриминации, как и от истца», — сказал Тед Ругер, декан юридического факультета Кэри Пенсильванского университета, который работал с Джексоном в Harvard Law Review во время учебы на юридическом факультете.«Как и любой судья, который следует закону и выслушивает доказательства по делу, она может разочаровать тех, кто всегда хочет предсказуемого либерального исхода».

Из 40 решений, связанных с трудоустройством и бизнесом, рассмотренных Associated Press, Джексон выносил решения в пользу ответчиков 30 раз с 2013 года, когда он работал судьей в Окружном суде США в Вашингтоне. Многие из дел касались исков о дискриминации, которые сотрудники подали против государственных органов. И они в значительной степени зависели от толкования загадочных положений трудового законодательства.

В одном из своих дел в частном секторе Джексон постановила, что водитель Lyft согласился с условиями обслуживания компании, когда она подписывалась в компании, и поэтому ей пришлось обращаться в арбитраж для урегулирования спора, а не в классе. — исковое заявление. Водитель утверждал, что она и другие были сотрудниками Lyft, которые были защищены законом округа Колумбия, который давал им право на оплачиваемый отпуск по болезни.

По мнению Ругера, Джексон склонен тщательно следовать процессуальному законодательству, даже если это может создать барьеры для сотрудников, которые хотят предъявить претензии компаниям или правительствам.

В одном репрезентативном деле от 2017 года два чернокожих сотрудника Lockheed Martin заявили о расовой дискриминации в системе служебной аттестации компании. Сотрудники попросили Джексона удостоверить коллективный иск против оборонного подрядчика от своего имени и примерно 5500 наемных чернокожих сотрудников.

Джексон отказался. В своем постановлении, которое в значительной степени основывалось на решении Верховного суда 2011 года, отклонившем коллективный иск против Walmart, Джексон обнаружила, что сотрудники не смогли объяснить, как система служебной аттестации компании дискриминирует чернокожих работников. Она пришла к выводу, что им также не удалось доказать, что система служебной аттестации таким же образом дискриминировала чернокожих рабочих — стандарт, который потребовался бы для коллективного иска.

«Два анекдота в классе из более чем 5500 человек почти наверняка не являются «существенным доказательством» того, что какие-либо общие черты между ними распространены во всем классе», — писал Джексон.

Тем не менее это решение не стало победой для Lockheed Martin.Джексон поставил под сомнение адекватность предложенного компанией фонда урегулирования в размере 22,8 млн долларов, заявив, что неясно, какие именно претензии другие сотрудники могут предъявить компании. Судья также отметил, что члены класса, которые не ответили на уведомление об урегулировании, а не только те, кто отказался от него, не будут иметь права на получение компенсации от фонда.

«Это мировое соглашение, — писал Джексон, — фактически позволяет Lockheed защищать себя от любой и всей расовой дискриминации и требований о льготах, связанных с расой, со стороны огромного количества ее афроамериканских сотрудников по цене, которая вряд ли кажется адекватной.

Двое сотрудников в конце концов достигли мирового соглашения с Lockheed Martin.

Лия Эпперсон, профессор конституционного права в Вашингтонском юридическом колледже Американского университета, отметила, что большая часть работы, проделанной судьей окружного суда США по округу Колумбия, связана с делами против правительства, и она сказала, что Джексон проявил справедливость по отношению к администрациям обоих стороны. Эпперсон предположил, что в различных уголовных делах Джексон выносил решения как в пользу обвинителей, так и подсудимых.

«У нее репутация честной и беспристрастной женщины, и она, кажется, руководствуется верностью фактам и закону», — сказал Эпперсон, который знает Джексона еще со времен, когда они пересекались, когда они учились в Гарварде.

В своем первом заключении в качестве судьи федерального апелляционного суда, должность, на которую Джексон была утверждена в прошлом году, она вынесла решение против президента Дональда Трампа по делу, получившему высокую оценку профсоюзов.

В 2019 году министерства образования и сельского хозяйства США обратились к Федеральному управлению по трудовым отношениям, которое наблюдает за федеральными трудовыми соглашениями, с просьбой установить новый порог, когда потребуются коллективные переговоры.В сентябре 2020 года власти требовали торга только в том случае, если смена рабочего места оказывала «существенное влияние на условия занятости».

Профсоюзы работников подали в суд, заявив, что новый стандарт ограничивает их права на ведение переговоров. С середины 1980-х годов органы по труду требовали торга в тех случаях, когда в условиях труда произошли более чем минимальные изменения.

В результате победы профсоюзов Джексон постановил, что решение отменить 35-летний прецедент было «произвольным и капризным.Она также задалась вопросом, решит ли это изменение проблемы, которые, как утверждало агентство, оно пыталось решить.

«Как бывший государственный защитник, она имеет большой опыт представления интересов людей, которым слишком часто отказывают в доступе к равному правосудию, а эта точка зрения отсутствовала в Верховном суде с тех пор, как судья Тергуд Маршалл вышел на пенсию 30 лет назад», — Мэри Кэй Генри, президент Международный союз служащих, второй по величине профсоюз страны.

Но Курт Леви, президент Комитета справедливости, вашингтонской группы, которая продвигает консервативных кандидатов в судьи и ограниченное правительство, утверждал, что это дело было примером того, как Джексон рефлекторно вынес решение против администрации Трампа.Когда Леви изучил ее досье до того, как ее утвердили в апелляционном суде, он сказал, что «она казалась враждебно настроенной по отношению к администрации Трампа».

В ее решении по делу, по словам Леви, Закон об административных процедурах применялся таким образом, что это было «менее почтительно по отношению к администрации», чем то, что Верховный суд указывал в предыдущих делах.

Однако отказ подтвердить класс истцов по делу Lockheed Martin, по словам Леви, может быть «хорошим признаком того, что, возможно, она не является идеологом в целом.»

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>