МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Стихи про мать и дочь взрослую как похожи: Стихи маме взрослые

Когда отношения матери и дочери похожи на безумие

Особенные отношения

Кто-то идеализирует свою мать, а кто-то признается, что ненавидит ее и не может найти с ней общий язык. Почему это такие особенные отношения, почему они нас сильно задевают и вызывают такие разные реакции?

Мать — не просто важный персонаж в жизни ребенка. Согласно психоанализу, практически вся психика человека формируется в ранних отношениях с матерью. Они не сопоставимы ни с какими другими.

Мать для ребенка, по словам психоаналитика Дональда Винникотта, является фактически окружающей средой, в которой происходит его формирование. И когда отношения складываются не так, как данному ребенку было бы полезно, его развитие искажается.

Практически, отношения с матерью определяют все в жизни человека. Это возлагает на женщину большую ответственность, потому что мать никогда не становится для своего взрослого ребенка человеком, с которым он может выстраивать равноправные доверительные отношения. Мать остается ни с чем и ни с кем не сопоставимой фигурой в его жизни.

Как выглядят здоровые отношения матери и взрослой дочери?

Это отношения, в которых взрослые женщины могут общаться и договариваться друг с другом, живут отдельной жизнью — каждая своей. Они могут друг на друга злиться и быть в чем-то не согласны, недовольны, но при этом агрессия не разрушает любви и уважения и никто ни у кого не отнимает своих детей и внуков.

Но отношения дочери с матерью — самые сложные из четырех возможных комбинаций (отец–сын, отец–дочь, мать–сын и мать–дочь). Дело в том, что мать для дочери — первичный объект привязанности. Но потом, в возрасте 3–5 лет, ей нужно перенести свои либидинозные чувства на отца, и она начинает фантазировать: «Я, когда вырасту, женюсь на папе».

Это тот самый эдипов комплекс, который открыл Фрейд, и странно, что этого не сделал никто до него, потому что влечение ребенка к родителю противоположного пола было заметно во все времена.

И вот эту обязательную стадию развития девочке проходить очень сложно. Ведь когда ты начинаешь любить папу, мама становится соперницей, и вам обеим как-то нужно делить папину любовь. Девочке очень сложно конкурировать с матерью, по-прежнему для нее любимой и важной. А мама в свою очередь часто ревнует мужа к дочери.

Но это только одна линия. Есть и вторая. Для маленькой девочки мать — объект привязанности, но потом ей, для того чтобы расти и становиться женщиной, нужно идентифицироваться с матерью.

Здесь есть некоторое противоречие: девочке приходится одновременно любить мать, бороться с ней за внимание отца и идентифицироваться с ней же. И вот здесь возникает новая сложность. Дело в том, что мать и дочь очень похожи, и им очень легко идентифицироваться друг с другом. Девочке легко смешивать свое и материнское, а матери легко увидеть в дочери свое продолжение.

Многие женщины и в самом деле плохо различают себя и своих дочерей. Это похоже на психоз. Если спросить их прямо, то они возразят и скажут, что прекрасно все различают и все делают для блага дочерей. Но на каком-то глубинном уровне эта граница размыта.

Забота о дочери — это и забота о себе?

Через дочь мать хочет реализовать то, что не реализовала в жизни. Или что-то, что она сама очень любит. Она искренне считает, что дочь должна любить то, что любит она, что ей понравится заниматься тем, чем занимается она сама. Мало того, мать просто не различает свои и ее потребности, желания, чувства.

Знаете анекдоты типа «надень шапку, мне холодно»? Она на самом деле чувствует за свою дочь. Я вспоминаю интервью с артистом Юрием Куклачевым, которого спросили: «Как вы воспитывали детей?» Он говорит: «А это то же самое, что с кошками.

Кошку невозможно научить никаким трюкам. Я могу только замечать, к чему она склонна, что ей нравится. Одна прыгает, другая играет с мячиком. И я эту наклонность развиваю. Так же с детьми. Я просто смотрел, какие они, что у них само собой выходит. А дальше я их в этом направлении развивал».

Вот это тот разумный подход, когда на ребенка смотрят как на отдельное существо со своими личностными особенностями.

А сколько мы знаем матерей, которые вроде бы проявляют заботу: водят детей по кружкам, выставкам, концертам классической музыки, потому что по их глубокому ощущению именно это и нужно ребенку. А потом еще и шантажируют их фразами вроде: «Я на тебя всю жизнь положила», которые вызывают у взрослых детей колоссальное чувство вины. Повторюсь, это выглядит как психоз.

По сути, психоз — это и есть неразличение того, что происходит внутри тебя, и того, что вне. Мать находится вне дочери. И дочь находится вне ее. Но когда мать считает, что дочери нравится то же, что и ей, она начинает терять эту границу между внутренним и внешним миром. И у дочери происходит то же самое.

Они одного пола, они и правда очень похожи. Вот тут возникает тема разделенного безумия, своего рода взаимный психоз, который распространяется только на их отношения. Если не наблюдать их вместе, можно вообще не заметить никаких нарушений. Их общение с другими людьми будет вполне нормальным. Хотя возможны отдельные искажения. Например, у этой дочери с женщинами материнского типа — с начальницами, преподавателями-женщинами.

В чем причина такого психоза?

Здесь необходимо напомнить о фигуре отца. Одна из его функций в семье — в какой-то момент встать между матерью и дочерью. Так появляется треугольник, в котором есть отношения и у дочери с матерью, и у дочери с отцом, и у матери с отцом.

Но очень часто мать старается устроить так, чтобы общение дочери с отцом шло через нее. Треугольник разрушается.

Я встречала семьи, где у нескольких поколений воспроизводится эта модель: есть только матери и дочери, а отцы удалены, или они в разводе, или их и не было, или они алкоголики и не имеют никакого веса в семье. Кто в этом случае их близость и слияние разрушит? Кто поможет им отделиться и смотреть куда-то еще, кроме как друг на друга, и «зеркалить» свое сумасшествие?

Кстати, вы знаете, что практически во всех случаях Альцгеймера или каких-то других видов старческого слабоумия матери называют дочерей «мамами»? На самом деле в таких симбиотических отношениях нет различения, кто кому кем приходится. Все сливается.

Дочка должна быть «папиной»?

Знаете, как в народе говорят? Для того чтобы ребенок был счастливым, девочка должна быть похожа на папу, а мальчик на маму. И еще есть поговорка, что отцы всегда хотят сыновей, а любят больше дочерей. Эта народная мудрость вполне соответствует предуготованным природой психическим отношениям. Я думаю, что девочке, которая растет «маминой дочкой», особенно тяжело от матери отделяться.

Девочка вырастает, вступает в детородный возраст и оказывается как бы на поле взрослых женщин, тем самым выталкивая мать в поле старых женщин. Это не обязательно происходит в данный момент, но суть изменений в этом. И многие матери, не отдавая себе отчет, переживают это очень болезненно. Что, кстати, отражено в народных сказках про злую мачеху и юную падчерицу.

Действительно, трудно выносить, что девочка, дочка расцветает, а ты стареешь. У дочери-подростка свои задачи: ей нужно отделиться от родителей. По идее то либидо, которое пробуждается у нее после латентного периода в 12–13 лет, должно быть повернуто из семьи вовне, на сверстников. И ребенок в этот период должен из семьи выходить.

Если связь девочки с матерью очень тесная, ей трудно вырваться. И она остается «домашней девочкой», что воспринимается как хороший знак: вырос спокойный, послушный ребенок. Для того, чтобы отделиться, преодолеть притяжение в такой ситуации слияния, у девочки должно быть очень много протеста и агрессии, что воспринимается как бунт и испорченность.

Все осознавать невозможно, но если мать понимает эти особенности и нюансы отношений, им будет легче. Мне как-то задали такой радикальный вопрос: «Обязана ли дочь любить свою мать?» На самом деле дочь не может не любить свою мать. Но в близких отношениях всегда есть и любовь, и агрессия, а в отношениях матери-дочери этой любви море и агрессии море. Вопрос лишь в том, что победит — любовь или ненависть?

Всегда хочется верить, что любовь. Всем нам известны такие семьи, где все относятся друг к другу с уважением, каждый видит в другом личность, отдельного человека, и при этом чувствует, насколько он родной и близкий.

«Почему мама меня не любит?» и еще 5 вопросов о травматичных отношениях с матерью

Уточнение: книга обращена в первую очередь к дочерям, но мы считаем, что перечисленные проблемы знакомы всем людям, безуспешно пытавшимся или пытающимся добиться расположения своих родителей.

1. Почему моя мать меня не любит?

Этот вопрос — как сорняк с длинными и цепкими корнями. Он особенно опасен, потому что вы верите: если удастся найти однозначный ответ, получится изменить и то, что не позволяет вас любить, что бы это ни было.

Скорее всего, вы, как и я, и любая другая маленькая девочка в этом мире, верили в миф о матери, согласно которому все мамы любят своих детей. Поэтому, просто задаваясь этим вопросом, вы испытываете страх и стыд.

Вот бы найти ответ! Тогда, возможно, все изменится, и мать превратится в одну из тех мамочек, которые в порыве нежности взлохмачивают своим дочкам волосы, всегда улыбаются им и заглядывают в глаза. Об этом мечтают все заброшенные, лишенные внимания девочки.

Проблема в том, что любой ответ, который вы можете найти, всегда содержит лишь крупицу правды. Начать с того, что вы, скорее всего, думаете: все дело в том, что вы совсем не похожи на свою старшую сестру, которую мама, очевидно, любит, но, как бы вы ни старались быть такой же, как она, вы остаетесь собой и ничего не меняется.

В другой момент вас озаряет, что все изменят ваши успехи и популярность, и вот вы уже учитесь на одни пятерки и играете главную роль в школьной театральной постановке, но и это не помогает. Или, напротив, пускаетесь во все тяжкие с мыслью, что любое внимание лучше игнорирования и пренебрежения.

Наконец, став взрослой, вы по-новому оцениваете эмоциональную историю своей матери и приходите к выводу, что лучше всего будет отнестись к ней с эмпатией и состраданием, но потом обнаруживаете, что стали еще более уязвимы, потому что утратили осторожность, и понимаете, что боль, вызванная отторжением и ее постоянными нападками на вас, мучительна, как и прежде, а ваша эмпатия не удерживает ее от попыток втоптать вас в грязь.

Ребенком я часто спрашивала мать, любит ли она меня. Она давала уклончивый и, как я уже тогда понимала, лживый ответ: «Каждая мать любит своего ребенка». Однако она ни разу не ответила тремя простыми словами, которых я так ждала. (Если быть точной, я ждала четырех слов, поскольку мать всегда говорила со мной по-голландски, но суть не в этом.)

Я всегда считала, что мать избегает этого вопроса, чтобы защитить меня и не уничтожить искренним ответом. Лишь написав книгу «Скверные матери», я осознала, что она делала это, чтобы защитить саму себя от стыда после честного ответа.

Это глубокий стыд, возможно глубочайший, за исключением стыда за убийство матери, отца или ребенка, — признать, что не любишь существо, которое выносила и родила или, в случае усыновления, поклялась любить и оберегать, как родное дитя. Дополнительный источник стыда — признать, что твой ребенок тебе даже не нравится, — а я своей матери не нравилась.

Продолжая задаваться этим вопросом, вы остаетесь привязанной к карусели и вынуждаете себя искать все менее реалистичные ответы и причины. Это управляет вашими отношениями с матерью (и другими членами семьи), заставляет продолжать танец отрицания, укрепляет основной конфликт, питает в вас ложные надежды и, самое главное, подрывает все попытки исцелиться.

Как ни странно, когда вы перестанете задавать себе этот вопрос, поначалу вам станет грустно. Почему? Потому что, закрыв его для себя, вы откажетесь от надежды, что однажды случится чудо и по мановению волшебной палочки все дурное исчезнет.

Вы надеялись, что это чудо произойдет благодаря правильному ответу, и отказ от его поисков мучителен, но эту эмоциональную боль необходимо пережить.

Обратитесь за профессиональной помощью и поддержкой, если вам слишком трудно выдержать ее самостоятельно.

Пока же вы продолжаете задавать себе этот вопрос, вы сами остаетесь главным препятствием на пути к исцелению. Такова жестокая правда.

2. Что я должна в себе изменить, чтобы заставить ее полюбить меня?

Этот вопрос кажется частью предыдущего, но в действительности он самостоятелен и на него есть ответ: ничего.

Вы ничего не могли бы в себе изменить, чтобы заставить свою мать по-другому к вам относиться, потому что ее реакция на вас никак не зависит от вас и целиком и полностью связана с ней.

Следует отделить эту ситуацию от пусть не простых, но все-таки наполненных заботой отношений матери и ребенка.

Такое положение сохраняется, даже когда ребенок вырастает, потому что отношения матери и дочери никогда не становятся партнерскими, и дочь чего-то ждет от матери, а не наоборот. Давайте начнем с того, что специалисты называют «качеством соответствия», — понятия, сфокусированного на личностях ребенка и его матери.

Рассмотрим случай относительно интровертной матери, которая очень нуждается во времени для себя и ценит тишину. У нее двое детей: один — спокойный, независимый и редко ведущий себя реактивно, другой — эмоционально требовательный, подвижный и активный. С кем из двоих такой матери будет проще?

Ответ очевиден: с ребенком, потребности которого более близки к ее собственным. И именно в данном случае речь будет идти о высоком «качестве соответствия». Однако детско-родительские отношения — это не отношения равных, и обязанность матери — осознать трудности, сопутствующие воспитанию того из детей, кто не похож на нее, и найти способы справиться с ними.

Решение заключается не в том, чтобы упрекать, избегать или игнорировать ребенка, ожидающего от матери удовлетворения своих эмоциональных потребностей, что позволило бы ему благополучно расти и развиваться.

Читайте также

13 типичных фраз токсичных родителей: что они значат на самом деле и как правильно на них реагировать

Детство с неидеальными родителями: 6 типов семейных отношений, которые нас травмируют

Если вы выросли в атмосфере насмешек над вашей «излишней чувствительностью», если над вами издевались, когда вы плакали после слов, что вы вечно раздуваете из мухи слона, что вы невыносимы, — подумайте, хорошо или плохо ваша мать делала свою материнскую работу в отношении вас, и не имеет значения, насколько вы отличались от ее идеала.

Быть хорошей матерью — значит справляться с тяжелым трудом принятия своего ребенка даже в ситуации взаимного несоответствия.

Поэтому ничто и никогда не зависело от вас или от вашей неспособности удовлетворить требованиям матери. Ответственность и обязанности лежат на взрослом человеке, на родителе.

Бывает, родители относятся к своим детям по-разному. Эта распространенная и хорошо изученная схема обозначается аббревиатурой РРО — Разное Родительское Отношение (англ. — Parental Differential Treatment, PDT) — и встречается даже в любящих семьях. Конечно, что бы ни утверждала наука, культурные мифы настаивают на том, что материнская любовь достается всем детям поровну.

Однако это явление не только распространено, но и очень губительно. Исследования показывают, что РРО продолжает влиять даже на выросших детей, а также на отношения между взрослыми братьями и сестрами.

По данным исследований, эмоциональная боль ребенка, видящего, что с сестрой или братом обращаются лучше, чем с ним, воздействует на него больше, чем любовь, которую он получает от этого родителя. Что же делать матери, если она просто любит Элли больше, чем Джеки?

Осознанная и заботливая мать упорно добивается от себя одинакового обращения с детьми, потому что знает, что это будет справедливо. Хорошая мать видит, что она делает, и меняет свое поведение, насколько это возможно. Если же мать не любит ребенка, то принимает фаворитизм и травлю как некую данность, что в корне меняет ситуацию.

Итак, вернемся к вопросу о том, что вы могли бы изменить в себе, чтобы завоевать любовь матери. Повторю ответ — ничего, поскольку это никогда от вас не зависело. Отказ от этого вопроса сначала заставит вас почувствовать бессилие и разочарование, поскольку вам нравилась иллюзия контроля, которую он давал.

Пока у вас был этот вариант — измениться, была и возможность, по крайней мере в вашем представлении, что все можно исправить, и она подпитывала ваше нежелание признать реальное положение дел. Это еще один способ оставаться в замкнутом круге, иногда десятилетиями.

Трудно отказаться от надежды и иллюзии контроля, но порой это необходимо.

Ваш случай — как раз такой. Терпите!

3. Виновата ли я в том, что она не любит меня?

Винить себя — естественно для ребенка, и это понятно. В конце концов, наши родители старше, выше, они больше знают и являются бесспорными авторитетами в маленьком мире нашего детства. Следовательно, должно быть что-то, что мы сделали не так, из-за чего нас не любят.

К этому выводу ребенка подталкивает то, что он слышит о себе от матери: что он трудный или непослушный, тупой или ленивый, да просто недостаточно хороший.

Самообвинения могут преследовать нас и после того, как детство останется позади, особенно когда есть сестры или братья, которых мать, очевидно, любит.

Самообвинения поддерживают внутреннее приятие жестокого обращения: мы считаем, что это просто-напросто норма жизни в нашей семье и, скорее всего, в большинстве других семей, — пока не обнаруживаем, что это не так, — и отрицаем, что оно оскорбительно или травматично.

Кроме того, самообвинения подпитываются еще и сидящим глубоко внутри стыдом: мы стыдимся своих недостатков и, разумеется, того, что нелюбимы в мире, где каждая мать любит свое дитя.

Судя по данным некоторых исследований, обвинять во всем себя, как и отрицать жестокое обращение, представляется многим лучшей альтернативой. Парадоксально, но факт! Ряд исследований выявили существенную разницу между оценкой жертвами действий как жестоких и научным определением жестокого обращения.

Например, в ходе проведенного в 1994 г. крупного опроса, в котором участвовали 11 600 студентов колледжей, только 26% респондентов, имевших опыт серьезных физических наказаний или дурного обращения (некоторым даже понадобилась медицинская помощь!), были склонны считать это проявлением жестокости. Но как это возможно, чтобы человек страдал от жестокого обращения, тем более со стороны родителя, и не желал открыто называть вещи своими именами?

На этот вопрос взялись ответить Рэйчел Голдсмит и Дженнифер Фрейд. Их исследование призвано было выяснить, испытывают ли люди, подвергшиеся физическому, сексуальному или эмоциональному насилию, проблемы с распознаванием своих чувств.

Ответ, что не удивительно, оказался положительным. Выяснилось также, что жертвы эмоционального насилия, в определении исследовательниц, редко называют обращение с ними жестоким. Чем это можно объяснить?

Ученые указывают на тот факт, что, поскольку дети, в сущности, прикованы к родному дому, они находят способы приспособиться к враждебному окружению.

Их стратегии включают отрицание и диссоциацию : если не пускать угрожающую информацию в сознание, легче выдерживать каждодневный стресс, однако впоследствии это мешает осознанию случившегося.
Может быть интересно

Что такое «мучительная близость» и как детям и родителям прекратить быть обузой друг для друга

Должны ли мы простить родителей и обязаны ли их любить

Очевидно, это открытие касается и вас, во многом объясняя, почему вы отрицаете и не спешите признать жестокое обращение со стороны матери или другого лица. Однако еще более ценны выводы ученых относительно того, почему дети склонны объяснять жестокое обращение тем, что они «плохие».

Самообвинения, пишут исследовательницы, «блокируют мысль, что попечителю-взрослому нельзя доверять, и дают иллюзию самоконтроля». Опять-таки что может быть страшнее, чем понимание, что тебе небезопасно находиться рядом с тем самым человеком, которому доверена забота о тебе? Это объясняет, почему жертвы жестокого обращения предпочитают винить во всем себя — так менее страшно и есть надежда, что вы сможете все исправить.

<…>

4. Кем я могла бы стать, если бы имела любящую мать?

Этот вопрос — дорога в никуда, и обычно он возникает, когда дочь начинает осознавать причиненный ей вред и испытывает огромную злость и обиду из-за того, что была лишена самого необходимого. Отчасти эта злость может быть направлена на саму себя — потому что ей так долго не удавалось увидеть мать в истинном свете, потому что она отрицала вред и пыталась умилостивить мать, вместо того чтобы действовать, и тому подобное.

Этот вопрос еще и отвлекает от работы над собой, которая помогает исцелиться и стать лучшей версией самой себя — а не кого-то другого. А хорошая новость заключается в том, что исцеление возможно. Так что выкиньте этот вопрос из головы и идите вперед налегке.

Хорошо и то, что отказ от этого вопроса не причиняет боли. Если начнете над ним размышлять, скажите себе «нет» и задайтесь любым из множества продуктивных вопросов, предлагаемых в этой книге.

5. Если меня не любила собственная мать, то кто же тогда полюбит?

Это тайный страх, который маленькая нелюбимая девочка прячет глубоко внутри. Он подкрепляется самообвинениями и сопровождает ее во взрослой жизни, то скрываясь в тени, то выходя на поверхность.

За страхом стоит мощный культурный миф — о том, что все матери любят своих детей безусловной любовью, — и та огромная власть, которую мать имеет над детьми. Этот страх заставляет дочь чувствовать себя изгоем, который никогда и ни с кем не испытывает душевного комфорта и всегда готов быть отвергнутым.

Конечно, такой вопрос не мог возникнуть без уверенности в том, что солнце, вокруг которого вращается нелюбимая дочь, не только единственный источник любви, но и кладезь мудрости и проницательности. Это вопрос испуганного и одинокого ребенка, и, хотя он преследует свою жертву снова и снова, от него необходимо отказаться.

Если вытащить этот вопрос на свет взрослого понимания, сразу виден его источник, особенно если позволить себе вспомнить обо всех тех людях, которые не верили лживым обвинениям вашей матери, когда вы были маленькой.

Специалисты называют отношения с такими людьми «островами безопасности», и эти отношения могут стать источником приобретенной надежной привязанности. Отказавшись от «проклятого» вопроса, вы сможете переключить внимание на всех тех людей, которые проявляли к вам любовь и доброту, поддерживали вас в прошлом и настоящем. И речь идет не только о глубоких и близких отношениях.

Я, например, до сих пор вспоминаю добрый взгляд и ласковые жесты моей учительницы в первом классе и то, как благодаря ей мне было хорошо больше 60 лет назад.

Итак, вместо того чтобы спрашивать: «Если собственная мать не любила меня, то кто полюбит?» — спросите себя: «Кто являлся и является для меня путеводным маяком, землей обетованной, где мне по-настоящему хорошо?»

Вот, друзья мои, вопрос, которым стоит задаваться.

6. Может быть, я должна была больше стараться все исправить?

Этот вопрос проистекает из глубокой устремленности и надежды — истерзанной, поруганной, кровоточащей, но все еще живой и подпитываемой представлениями, будто все матери являются любящими, а значит, если что-то идет не так, то дело исключительно в промахах или недостатках дочери.

Он сопровождается огромным чувством вины, поскольку никто не задумывается о действительно важных обязанностях матери: она должна не только любить своего ребенка, но и добиться настроенности на него, помогать ему справляться со своими эмоциями и учиться восстанавливать душевное равновесие, воспитать его достаточно уверенным в себе, чтобы он был готов к риску и возможным неудачам, а также видел и воспринимал себя целостно, со всеми достоинствами и недостатками.

Этот вопрос также питается неготовностью признать, что вы были не в состоянии изменить отношения, потому что это было за пределами ваших возможностей. Будучи взрослой, больно сознавать, что любая власть, которой ты, казалось бы, обладала, была всего лишь иллюзией.

Трудно осмыслить тот факт, что вы не могли сделать ничего — буквально ничего, — кроме как поддерживать существовавшее положение вещей и терпеть боль и унижение, которые оно предполагало.

Как быть с чувством вины и с мыслью, что вы в долгу перед матерью, поскольку она кормила, одевала и содержала вас?

Для начала поместите их в правильный контекст. Вообще-то, по закону родители обязаны предоставлять детям одежду, пищу и кров и могут быть наказаны, если не делают этого. Если это и означает быть родителем, тогда детский дом можно назвать местом, где дети получают родительскую заботу.

Осознайте, насколько рефлекторно ваше чувство вины, и проследите его вплоть до истоков. Спросите себя, в какой мере ваше чувство вины сформировано ни на чем не основанными мнениями других людей, которые даже не удосужились выслушать вас и понять вашу точку зрения. И насколько его усиливает культурный миф о матери…

Также у вас могут быть и личные убеждения, в том числе религиозные, важные для вас, которые подталкивают к тому, чтобы задаваться этим вопросом. В этом случае обратитесь за профессиональной помощью, чтобы узнать, как достичь некоего баланса, когда ваши взгляды не будут препятствовать восстановлению и личностному росту. Обсуждение таких вопросов может принести огромное облегчение.

«…Зачем моему ребенку – такая судьбина?». Об Ариадне Эфрон

Издавна было резонно замечено, что на детях гениальных людей природа отдыхает, как бы исчерпав себя. К счастью, это не всегда так.

Сейчас различные издания публикуют статьи о Марине Цветаевой. Слава Богу. Ведь при жизни её не слишком баловали ни вниманием, ни добрыми словами. А всё-таки жаль, что в её большой тени почти исчезает образ её дочери, Ариадны Эфрон. Вспомнить Ариадну Сергеевну следовало бы хотя бы потому, что без её самоотверженности и целеустремлённости в 60-е и 70-е не было бы никаких публикаций Цветаевой. Дочь посвятила памяти матери значительную часть своей нелёгкой жизни.

На ней природа не отдыхала. С детских лет она одарила её более чем достаточно. А вот История на ней вытопталась. Хотя и Марину Ивановну судьба преследовала с диким ожесточением, но круги Алиного ада были много страшнее. Подробно все её «университеты» описаны М.И. Белкиной в прекрасной книге «Скрещение судеб».

Какая она была. Сейчас её фотографии разных периодов жизни можно увидеть во многих книгах о Марине Цветаевой.


Аля Эфрон, апрель 1914 год

«…лицо прямо ангельское. Сначала видишь только глаза. Блеск – не блеск, а сияние! Два кусочка (огромных!) сияющей синевы. Веки крупные, нежные, с сетью жилок…

Породила доченьку –
Синие оченьки,
Горлинку голосом,
Солнышко волосом».

Марина Цветаева. Москва, 12 декабря 1912 г.

Цветаева назвала дочь по святцам 18 сентября – день памяти святой мученицы Ариадны с острова Наксоса (Греция).

Не знаю, – где ты и где я.
Те же песни и те же заботы.
Такие с тобой друзья!
Такие с тобой сироты!
И так хорошо нам вдвоём –
Бездомным, бессонным и сирым…
Две птицы: чуть встанем – поём,
Две странницы: кормимся миром…

Марина Цветаева
(«Стихи к дочери»)

Когда-нибудь, прелестное созданье,
Я стану для тебя воспоминаньем,
Там в памяти твоей голубоокой,
Затерянным так далеко-далёко.
Забудешь ты мой профиль горбоносый
И лоб в апофеозе папиросы,
И вечный смех мой, коим всех морочу,
И сотню – на руке моей рабочей –
Серебряных перстней, – чердак-каюту,
Моих бумаг божественную смуту. ..
Как в странный год, возвышены Бедою,
Ты – маленькой была, я – молодою.

Марина Цветаева


А.С. Эфрон в Тарусе

Вот какой её увидела М.И. Белкина в конце 60-х годов.

«Она совсем не была похожа на Марину Цветаеву. Она была гораздо выше её. Крупней. У неё была горделивая осанка, голову она держала чуть откинутой назад, вольно подобранные волосы, когда-то, видно, пепельные, теперь наполовину седые, были схвачены на затылке мягким пучком и спадали волной на одну бровь. Брови , красивые, чётко очерченные, разбегались к вискам, как два тонких, приподнятых крыла. И глаза… „венецианским её глазам“!» (вышедшая в 1922 году пьеса Марины Ивановны «Конец Казановы» имела посвящение «Моей дочери Ариадне – венецианским её глазам» – В. Р. ).

Ариадна Эфрон. Москва, 1965 год

К пожилым годам, наглядевшись вдоволь на «белое безмолвие», эти глаза несколько поблекли. Они были такими же огромными, как у отца Сергея Эфрона, но тот был кареглазым, а дочь – голубоглазой. Откуда венецианские? Не реминисценция ли из Мандельштама:

Тяжелы твои, Венеция, уборы,
В кипарисных рамах зеркала…
Воздух твой гранёный… В спальнях тают горы
Голубого, дряхлого стекла.

Это были ещё и глаза художника. Гены её деда, Ивана Владимировича Цветаева, крупнейшего знатока изобразительного искусства, миновав дочь Марину (в её стихах живописи нет почти совсем, всё держится на напоре музыкальной стихии), передались внучке.

Ариадна Сергеевна хорошо рисовала. В Париже ей довелось учиться у Натальи Гончаровой, в студии Шухаева, в Ecole de Louvre.


Ариадна Эфрон. Дом в Фавьере. Бумага, акварель


Ариадна Эфрон. Осенний пейзаж в Фавьере. Бумага, акварель


Ариадна Эфрон. Девушки. Бумага, тушь, кисть


Ариадна Эфрон. Бретонки с колокольнями и церковь в чепчике. Бумага, тушь, перо, кисть


Ариадна Эфрон. Бретонка. Август 1929 года. Бумага, тушь, перо




Ариадна Эфрон. Рисунки из окна. Бумага, тушь, кисть


Ариадна Эфрон. Портрет В. Маяковского. Бумага, уголь


Работа Ариадны Эфрон


Ариадна Эфрон. Иллюстрация к поэме М. Цветаевой «Крысолов». Бумага, тушь, палочка, сухая кисть



Ариадна Эфрон. Иллюстрация к Легенде об Уленшпигеле. Линогравюра, раскрашенная акварелью

Это дарование спасло её в тяжёлые годы: какое-то время в лагере она разрисовывала ложки и недолго пробыла на лесоповале, да и в ссылке выполняла художественные работы. Рисование преподавала и в Рязани в короткий период между двумя заточениями.

Но вот кем она была поистине Божией милостью – это поэтом-переводчиком! Занимаясь этим делом много лет, пишущий эти строки берётся утверждать, что из всех литературных профессий поэтический перевод – это труд самый тяжёлый, квалифицированный… и неблагодарный. Валерий Яковлевич Брюсов в своей статье «Фиалки в тигеле» говорил, что перевести поэтическое произведение с одного языка на другой невозможно в принципе. Но Брюсов добавляет: «Каждый раз это исключение».

Исключение получается, когда переводчик вкачивает в свою работу достаточно собственной крови. Как несколько самоуверенно писал Леонид Николаевич Мартынов, «в чужую скорбь – своё негодованье, в чужое тленье – своего огня».

Она переводила Готье, Верлена, Арагона. Но наибольшей её удачей был Шарль Бодлер.

Этот поэт плохо давался русским переводчикам. Больно уж его манера противоречила как их жизненному, так и поэтическому опыту. Наверно, чтобы перевести Deprofundisglamavii («Из бездны взываю»), надо было самому оказаться в этой самой бездне.

Вокруг меня – тоски свинцовые края.
Безжизненна земля, и небеса беззвёздны.
Шесть месяцев в году здесь стынет солнца свет,
А шесть – кромешный мрак и ночи окаянство…
Как нож обнажены полярные пространства:
Хотя бы тень куста! Хотя бы волчий след!

Кто-то заметил, что жемчужина рождается из боли. Вот для сравнения перевод последнего приведённого катрена, выполненный Александрой Андреевной Кублицкой-Пиоттух, матерью Блока, женщиной тонкой и талантливой.

Полгода там царит холодное светило,
Полгода кроет ночь безмолвные поля;
Бледней полярных стран, бесплодная земля
Ни зелени, ни птиц, ни вод не породила.

Удивительное природное поэтическое дарование было у дочери Цветаевой с детских лет. Но у неё была ещё и огромная щедрая душа, обрекшая её на «растворенье самого себя в других, как бы им в даренье» (Борис Пастернак).

Цветаева отметила в дневнике, что дочь родилась в половине шестого утра под звон ранних московских колоколов. Марина Ивановна назвала девочку Ариадной – именем своей любимой мифологической героини, о которой позже напишет трагедию. В четыре года необыкновенный ребенок уже выучился читать, а в пять – писать. С шести лет Аля начала вести дневники.

Эренбург описывает своё посещение Цветаевой в голодной и холодной Москве в 1918 года: «Марина как будто нарочно развалила свою нору. Всё было накидано, покрыто пылью, табачным пеплом. Ко мне подошла маленькая, очень худенькая, бледная девочка и, прижавшись доверчиво, зашептала:

Какие бледные платья!
Какая странная тишь!
И лилий полны объятья,
И ты без мысли глядишь.

Я похолодел от ужаса. Дочке Цветаевой – Але – было тогда пять лет, и она декламировала стихи Блока».

Правда, сама Ариадна Сергеевна говорила, что Илья Григорьевич что-то путает: не могла она в пять лет читать Блока. Но если даже что-то смещено во времени, характерно восприятие этой девочки окружающими.

Вот свидетельство другого близкого друга Марины Ивановны – Константина Дмитриевича Бальмонта: «Марина живёт одна со своей семилетней девочкой Алей, которая видит ангелов, пишет мне письма, самые красивые из девических писем, какие я получал когда-либо в жизни, и пишет стихи, совершенно изумительные. Припоминаю сейчас одно, которое могло бы быть отмечено среди лучших японских троестрочий:

Корни сплелись,
Ветви сплелись.
Лес любви».

Впрочем, девочка росла в атмосфере такой духовной высоты, в которой невольно воспаряла ввысь и сама. Мать разговаривала с ней как со взрослой. Вот отрывок из дневника Али: «Выходим из дому ещё светлым вечером. Марина объясняет мне, что Александр Блок такой же великий поэт, как Пушкин… Иногда её (Марины) рука брала цветочки, которые я держала, и её красивый горбатый нос вдыхал беззапахный запах листьев. И вообще в её лице не было радости, но был восторг».

Запись в дневнике семилетней девочки удивительна. Отчасти она, конечно, ребяческая, что чувствуется в милом неологизме «беззапахный». И в то же время такая тонкость, как ощущение разницы между «радостью» и «восторгом».

А вот в письме Елене Оттобальдовне Глазер-Волошиной (матери Максимилиана Волошина): «Мы с Мариной читаем мифологию… А Орфей похож на Блока: жалобный, камни трогающий»… Очень интересная смесь детского сознания с глубинным, совершенно взрослым. «Жалобный, камни трогающий» – значит способный всё разжалобить, даже камни«. И такая детская инверсия: не Блок похож на Орфея, а… Орфей на Блока.

(Марина Цветаева к осени 1914 г. наконец нашла в Москве «волшебный дом», который полюбила. И провела 8 лет в квартире № 3 дома № 6 по Борисоглебскому переулку, на углу Поварской и Собачьей площадки. Теперь здесь культурный центр «Дом-музей М. Цветаевой», где проходят концерты, вечера, а напротив дома – памятник Марине Ивановне).

Быт в их «чердачном дворце», так живописно показанный Эренбургом, Аля метко называла «кораблекрушительным беспорядком».

А Цветаева писала так:

Вот дети мои – два чердачных царька,
С весёлою музой моею, – пока
Вам призрачный ужин согрею,
Покажут мою эмпирею.


Дочери Марины Цветаевой Аля и Ирина. 1918-1919 годы

Детей было тогда двое. Ещё жива была двухлетняя Ирина, вскоре умершая в приюте в Кунцеве. Там же была и Аля, и тоже чуть не умерла, но её мать успела вырвать из когтей смерти.

Старшую у тьмы выхватывая –
Младшей не уберегла…
Марина Цветаева.

(Отдавая детей в приют в голодный постреволюционный 1919 год, Марина Цветаева надеялась спасти их от голода, – а вышло всё с точностью до наоборот: приют оказался прибежищем нечестных на руку людей, которым не было никакого дела до «человеческого материала». )

В сборнике «Психея» (зарубежном) есть раздел «Стихи моей дочери». Там были такие строки:

Не стыдись страна Россия!
Ангелы – всегда босые.
Сапоги сам чёрт унёс.
Нынче страшен – кто не бос.

Как будто с этими детскими стихами Али перекликался в недавние дни Александр Галич: «Ах, Россия, Россия, все пророки босые…».

Виктория Швейцер в книге «Быт и бытие Марины Цветаевой» пишет: «Аля изливала на мать огромную энергию, поддерживающую её, помогающую жить».


Марина Цветаева. Рисунок Ариадны Эфрон

«Моя мать, Марина Ивановна Цветаева, была невелика ростом – 163 см, с фигурой египетского мальчика – широкоплеча, узкобедра, тонка в талии. Юная округлость ее быстро и навсегда сменилась породистой сухопаростью; сухи и узки были ее щиколотки и запястья, легка и быстра походка, легки и стремительны – без резкости – движения. Она смиряла и замедляла их на людях, когда чувствовала, что на нее смотрят или, более того, разглядывают. Тогда жесты ее становились настороженно скупы, однако никогда не скованны». Ариадна Эфрон


Ариадна Эфрон. Марина Цветаева. 1928 год. Бумага, уголь, растушевка

«Волосы ее, золотисто-каштановые, в молодости вившиеся крупно и мягко, рано начали седеть – и это еще усиливало ощущение света, излучавшегося ее лицом – смугло-бледным, матовым; светлы и немеркнущи были глаза – зеленые, цвета винограда, окаймленные коричневатыми веками». Ариадна Эфрон.


Марина Цветаева (рис. А. Эфрон). 1930-е годы

Поразительно её понимание огромной, мятущейся души матери. Вот о Вишняке (адресате «Флорентийских песен», берлинском увлечении Цветаевой): «Когда Марина заходит в его контору, она – как та Душа, которая тревожит и отнимает покой и поднимает человека до себя». Это-то Ариадна Сергеевна хорошо понимала, что мать её всех тащила на такие высоты, где невозможно долго выдержать. И на своём детском опыте – тоже. Жизнь матери всегда была главной частью её собственной души.


Париж. 1936 год

И труженицей Ариадна Сергеевна была с самого начала своей нелёгкой жизни. Безоблачного детства у неё не было никогда. А руки у неё были золотые.

Это помогало ей коротать время даже во внутренней тюрьме на Лубянке, где она умудрялась вязать на двух спичках и даже делать что-то вроде тортов (в камере!).

В Париже она была буквально спасительницей семьи. Марина Ивановна писала чешской подруге Анне Тесковой: «Она ничего не успевает: уборка, лавка, угли, вёдра, еда…». Ещё и вязала шапочки на продажу, сильно пополняя вечный дефицит семейного бюджета.

Мать предсказывала: «Годам к двадцати озлобится люто…». Не озлобилась, хотя и бывали времена, о которых мы узнаём из… писем Марины Ивановны к жене Ивана Алексеевича Бунина, Вере Николаевне Муромцевой. В тридцатые годы отношения между матерью и дочерью не были безоблачными. Молодой девушке нелегко было быть вечным вьючным тяглом. И к тому же она со всем пылом рвалась в Россию себе на погибель, а Марина Ивановна этого не понимала или, точнее, слишком хорошо понимала, что может случиться.


Ариадна Сергеевна уехала на родину 15 марта 1937 года.


Проводы Ариадны Эфрон на Северном вокзале в Париже 15 марта 1937 г. Слева направо: М.Н. Лебедева, М.И. Цветаева, Ирина Лебедева, Аля, Мур

Она не сомневалась, что едет «навстречу счастью». Сперва всё складывалось хорошо: поселилась у сестры отца Елизаветы Яковлевны Эфрон, стала рисовать и переводить для московского журнала на французском языке Revue de Moscou.

Потом появился в Москве отец, приехала и мать. Они стали жить в Болшеве под Москвой.


Ариадна Эфрон. Лето 1937 года

Аля встретила человека, которого полюбила, готова была принять и оправдать всё происходящее.


Самуил Давыдович Гуревич

Человек незаурядных способностей, Гуревич был на восемь лет старше Ариадны Эфрон. Как и она, он вырос за пределами России. Детство его прошло в Америке, куда задолго до Октября эмигрировал его отец – профессиональный революционер. Пятнадцати лет мальчика привезли в Россию. Прекрасное знание английского языка многое определило в его будущей судьбе. Говорят, он учился в школе вместе с сыном Троцкого. И совсем достоверно – он был очень близок к Кольцову. Но как ни странно, после ареста шефа положение его секретаря не пошатнулось. А ведь ко времени знакомства с Ариадной он был исключен из партии за «троцкистский уклон»! …Свою должность он сохранил и позже, когда была арестована Ариадна и прочие обитатели болшевского дома.

Однако умереть в собственной постели ему все же не было суждено. В 1952 году его арестовали вместе с другими членами Еврейского антифашистского комитета – и расстреляли как «врага народа».

Марина Ивановна иронизировала по поводу её стремления видеть всё в розовом свете. Она записывает в дневнике: «Энигматическая Аля, её накладное веселье».

Арест 27 августа 1932 года был для девушки неожиданным ударом: её взяли первой, по-видимому, для устрашения отца, для давления на него. Вскоре был арестован и он. Сергей Яковлевич погиб, а Ариадна Сергеевна отбыла 8 лет в мордовских лагерях от звонка до звонка. Недолго прожила на воле в Рязани, затем снова арест и ссылка в Туруханск.


Работа Ариадны Эфрон. Слияние Тунгуски и Енисея

Енисей сливается с Тунгуской,
Старший брат встречается с сестрою.
Та течет полоской синей, узкой,
Тот – широкой полосой седою.

По груди широкой, богатырской
Стороны чужой, земли сибирской
Пролегают лентой орденскою.

Две реки идут одной рекою,
Две реки идут одной судьбою,
Так, как нам не велено с тобою.

И железные проходят зимы,
И чудесные проходят весны
Над моею жизнью нелюбимой,
Над чужой землей орденоносной.
Над чужбиною.

Ариадна Эфрон 1950 г.


Весна

Не певунья и не красавица –
По-медвежьи трудится, старается,
Напрягается тучами,
Кручами,
Всеми реками сонно-могучими,
Каждым корнем и каждой жилою,
Всей своей материнской силою,
Сердцевиной таежного дерева,
Всей упругостью мускула зверева,
Чтоб из треснувшей оболочки
Ледовитого, мертвого сна,
Появилась дрожащим комочком,
Необсохшим цыпленком – весна.

Ариадна Эфрон 1951 г.


Работа Ариадны Эфрон

Первой страницей зимы
открывается день
Белой страницей.
Синькою в детских следах залегает глубокая тень,
Синяя лыжня по белому снегу стремится.
Птицы у нас не зимуют. Молчит за поселком тайга,
Стадом оленей уставила в небо рога.
День без событий, без почты, почти без забот.
– Хоть бы скорей красноярский пришел самолет!

Ариадна Эфрон 1951 г.


А.Эфрон и А. Шкодина у своего домика в Туруханске. 1953 год



Наш домик. Туруханск, июль 1950 года. Бумага, акварель


Комната А. Эфрон и А. Шкодиной в Туруханске. Бумага, акварель



Ариадна Эфрон. Лодки, изгородь. 16 мая 1951 года. Бумага, цв. карандаши

На избах – шапки набекрень
И пахнет снегом талым.
Вчера пуржило целый день,
Сегодня перестало.

Одну и ту же множит трель
Силенки пробуя капель.

А снег лежит на берегу
От детских лыж в полоску,
Как будто снятой на бегу
Тельняшкою матросской.

На солнце вспыхнула сосна
И замерла, сияя.
Вот и до нас дошла весна
В последних числах мая.

1952 г.


Работа Ариадны Эфрон

«Я вот думаю о чем: детство – это открытие мира. Юность – открытие себя в мире. Зрелые годы – открытие того, что ты – не для мира, а мир – не для тебя. И – установив это – успокаиваешься».
Ариадна Эфрон.


Акварель А. Эфрон

«Ее акварелей и рисунков сохранилось не так уж много. Им, может быть, недостает энергии и блеска. Это – скупая и сдержанная, камерная по своему строю графика, в ней нет никакой „намеренности“, стремления к эффекту. Мотивы ее просты, часто обыденны, графический и живописный язык строг и скромен. Поэтому о ней трудно писать, не за что ухватиться. Между тем, это живые, профессиональные и всегда качественные работы…»
Юрий Герчук.

Вернулась в Москву только после смерти отца народов и сразу занялась архивом матери.

Переводила и для души, и для заработка, например, с русского на французский для Большой Советской Энциклопедии.

Когда-то Москву с Воробьёвых гор завещала ей мать:

Будет твой черёд:
Тоже – дочери
Передашь Москву
С нежной горечью.

Не было у Ариадны Эфрон дочери. Нечеловеческая, искалеченная жизнь была у этой талантливой, прекрасной, доброй и умной женщины. Умерла она в цветаевской Тарусе 62 лет от роду в 1975 году, многое успев сделать для спасения наследия матери.


В Тарусе. 1960


Ариадна Сергеевна на реке в Тарусе. Конец 1960-х


Ока. Таруса. Вид из окна Валерии Ивановны Цветаевой. 1958 год. Бумага, акварель


Ариадна Эфрон не была знаменита. Но она была из тех редких людей, которые, невзирая на любые препятствия, создают духовную и нравственную атмосферу времени.

Автор публикации: В. Рутминский

Источник: Избранное

Читайте таже:

%d1%80%d0%b5%d0%b1%d1%91%d0%bd%d0%be%d0%ba%20%d0%bf%d0%be%d1%85%d0%be%d0%b6%20%d0%bd%d0%b0%20%d0%bc%d0%b0%d1%82%d1%8c — с английского на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АрмянскийАфрикаансБаскскийБолгарскийВенгерскийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКаталанскийКвеньяКитайскийКлингонскийКорейскийКурдскийЛатинскийЛатышскийЛитовскийМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийПалиПапьяментоПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийУдмуртскийУйгурскийУкраинскийУрдуФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧешскийЧувашскийШведскийЭрзянскийЭстонскийЯпонский

Королевство полной луны — отзывы и рецензии — Кинопоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

21—30 из 175

Egrassa89

Королевство жизни и абсурда.

Фильм мне очень понравился, детская приключенческая история с нотами сурового реализма. Главные герои заставляют чувствовать и переживать. Интересная история увлекает и ты не чувствуешь как проходит время.

Есть в фильме и пара минусов.

На мой взгляд громкий состав актеров был определенно лишним. Если Била Мюррея еще можно вписать в такой формат кино, то Брюс Уиллис явно супер герой боевиков, а не одинокий полицейский за 40 с хвостиком. Видеть его в такой роли крайне непривычно.

Не совсем понятно, для какого все же возраста фильм. Несмотря на явно детский сюжет, в кино поднимаются довольно важные жизненные вопросы. Измена, ненависть, страдание от потери близких, любовь.

Местами в фильме слишком уж проглядывает ‘артхаусность’ от чего фильм с одной стороны приобретает необычность, но с другой кажется абсурдным и немного пафосным.

В целом тронуло, и я считаю это залогом действительно качественного кино.

8 из 10

прямая ссылка

05 июля 2017 | 22:23

Kitti Mars

Очаровательно и тепло.

Этот фильм, словно сладкий чай холодной зимой. Согревает и дарит радость. Он такой уютный, что прямо дыхание перехватывает, так светло на душе после просмотра. Потрясающая, неповторимая атмосфера, которая сразу выделяется и точно запомнится. Фильм настолько сильно пропитан некой своей тёплой чарующей атмосферой, что в какой-то момент мне даже показалось, что я всерьёз ощущаю аромат, исходящий от картины, запах лета, травы и цветов.

Нельзя не отметить также и красоту картинки, прекрасная операторская работа. Этот фильм эстетически неподражаем и очарователен, от него невозможно глаз оторвать. Было ощущение, что я наблюдаю за картинами художников, которые вдруг каким-то невероятным образом ожили. Волшебно.

Этот фильм буквально с первых минут зарядил меня чувством счастья своей лёгкостью, теплотой и атмосферой лета и чем дальше я смотрела, тем счастливее себя чувствовала.

Очень сильно нравится то, что этот фильм по-настоящему выделяется среди всех прочих своей оригинальностью и креативностью. Я бы даже не побоялась назвать его уникальным потому, что он действительно ни на что не похож.

Порадовали среди прочего и довольно забавные, немного наивные, но от того, пожалуй, ещё более очаровательные диалоги. Очень искренние персонажи, за которыми с самого начала и до самого конца интересно наблюдать.

Весьма понравилась красивая история любви между главными героями. Они ещё только дети, но как же правильно и прекрасно поданы были их отношения, им веришь, за ними приятно наблюдать и пусть они дети, но эти отношения кажутся куда более искренними, светлыми, чистыми, а главное настоящими, чем порой отношения между двумя взрослыми людьми.

Нравятся вкрапления мудрости в диалогах, которые как бы между прочим, например, фраза, сказанная однажды Сэмом: ‘мужчины такое не носят(о бабушкиной брошке, которую он гордо носит), но мне все равно’. Как же это мудро сказано.

Не могу не отметить и то, как правильно поданы любовные моменты между Сэмом и Сьюзи. Они целовались и Сэм даже трогал грудь Сьюзи, но это не выглядело неправильно или пошло, все показано именно так, как надо, это выглядело мило и уместно, что говорит о высоком профессионализме режиссёра и всех тех, кто участвовал в создании той ‘полуинтимной’ сцены между детьми.

Потрясающее также и музыкальное сопровождение фильма, очень понравилось.

Прекрасный и искренний фильм о преданности, доверии и любви.

Браво.

9 из 10

‘Это наша земля!’

прямая ссылка

31 мая 2017 | 21:32

Этот фильм можно пересматривать десятки раз и каждый раз открывать что-то новое и особенное. При первом просмотре может создаться ложное впечатление, что этот фильм всего лишь рассказывает трогательную историю любви трудных и больных, ненормальных подростков с типичным хеппи эндом.

Сэм – подросток с «особенностями», сирота, одинокий и нелюдимый. Он не вписывается в общество, его никто не любит, в лагере его откровенно ненавидят. У него есть проблемы, он это понимает и не винит никого.

Сьюзи – трудная девочка, жестокая, с приступами агрессии. Она не может существовать не то чтобы в другими сверстниками, а даже в собственной семье. Она ненавидит свою семью. Ее ненавидят даже собственные братья.

Сюзи и Сэм очень похожи, похожи своей ненормальностью и оторванностью от всех. Но в то же время Сэм гораздо мудрее, он знает насколько важна семья в отличии от Сьюзи.

При всей своей «картонности» стиля, статичных ракурсах, подчеркивающих полный абсурд и идиотию происходящего на экране, именно эти дети являются самыми здоровыми и нормальными среди всех героев. Мать Сьюзи, которая ходит налево, которая даже не пытается понять свою дочь, которая сама несчастлива, имея дом, удачную карьеру адвоката. У которой в карьере все хорошо и она как обычно выигрывает дело. Которая хочет сказать Сьюзан, что знает что лучше для нее. Она не может поверить, что дочь ее ненавидит, она пытается обмануть и убедить дочь в том, что это неправда, но в первую очередь она обманывает себя. Как она может сделать своего ребенка счастливой, показать полноту и счастье другому человеку, когда у нее самой этого нету внутри? Отец (Билл Мюррей) выглядит очень и очень старым. И дело тут не в гриме и не в возрасте самого актера. Он устал, ему все равно, как на жизнь своей дочери, так и в первую очередь на свою, он позволяет себя обманывать и не хочет ничего делать.

Возникает вопрос: а кто же действительно ненормальной, кто ненастоящий, кто больной? Эти взрослые люди, бледные тени самих себя, несчастные и зашуганные, у которых внутри ничего нету, которые пусты. И эти люди будут говорить, что правильно и как жить? Единственные здоровые и подлинные здесь именно Сьюзи и Сэм, которые еще не знают, что такое притворяться, что значит надевать маски и быть удобными, такими, какими просят все окружающие. В этом огромная сила и подлинная ценность юности, которая безжалостно растаптывается «взрослыми» людьми.

Стоит отметить большую эволюцию печального полицейского (Брюса Уиллиса), который наконец сделал что-то правильное.

Нельзя не отметить искреннюю игру вожатого (Эдварда Нортона), искреннюю в данном случае подлинность персонажа, как личности, который несмотря ни на все трудности оставался человеком.

Низкий поклон режиссеру, за потрясающий юмор, который очень сильно разбавлял и маскировал подлинную драму происходящего. Типичные сцены для подобного рода картин выглядят очень свежо и смешно. Добавляет накала талантливая и очень необычная работа оператора, ракурсы которого повышают градус идиотии и по-настоящему заставляют любоваться фильмом.

Музыкальное сопровождение – выше всяких похвал. Применение тут музыки Бриттена и Сенс-Санса настолько естественно и органично, что великие композиторы были бы довольны. А также зажигательные песни 60-ых, очень хорошо передают дух того времени.

Резюме: один из самых лучших фильмов, что я видел.

прямая ссылка

13 мая 2017 | 16:41

Frencheese

ВЗРОСЛЫЙ ДЕТСКИЙ ФИЛЬМ

Шииикарное кино. Вообще не могу припомнить ничего похожего, фильм по-своему уникален. Смотреть и чувствовать такое кино, — это сплошное удовольствие.

Хочется отдельно выделить составляющие, которые делают этот фильм почти шедевром:

Сценарий.

Вроде бы ничего сверхъестественного, простая история любви двух детей. Но всё это показано так трогательно и близко душе. Да и на фоне всех детских приключений нам также раскрываются и проблемы взрослых.

Монтаж.

Он местами сделан так будто бы ты смотришь какой-то детский фильм 80-х годов, видно что это сделано специально и от этого становится ещё приятней смотреть))

Операторская работа.

Выбор планов и ракурсов очень гармоничен и отлично передаёт ритм фильма и создаёт приятное и понятное визуальное повествование.

Саундтрек.

Музыка, да и вообще звуки в фильме задают такую атмосферу, будто бы ты сам оказался в том детском лагере в те года.

Актёры.

И одна из самых главных составляющих этого фильма это, конечно же, актёры. Тут их целый парад — тут тебе и Эдвард Нортон в роли молодого находчивого вожатого, и непохожий на себя Брюс Уиллис в роли грустного полицейского, подбтиый Билл Мюррей, рыжеволосая Тильда Суинтон и даже Харви Кейтель здесь вписался. Ну а дети. ДЕТИ!!! Они играют просто восхитительно, лучше многих российских актёров.

Уэс Андерсон.

Ну и самое главное в этом фильме, судя по всему, это его режиссёр, сценарист и продюсер. Собственно, человек, создавший это кино. Честь ему и хвала.

Все вместе эти составляющие дают очень лёгкий для просмотра и трогательный для души фильм. Созданная в нём атмосфера прям таки затягивает тебя в ряды скаутов или пионеров.

Я всплакнул.

10 из 10

прямая ссылка

19 марта 2017 | 21:34

smidmi1979

Азбука постмодернизма в кино.

60-е годы XX века. Пара влюблённых подростков, живущих на острове в Новой Англии, убегает из-под присмотра взрослых. Сэм Шакаски — бойскаут, сирота, от которого отказались приемные родители, из-за своего непростого характера ставший изгоем среди других бойскаутов, и Сьюзи Бишоп — замкнутая двенадцатилетняя неуравновешенная девочка, живущая мечтами о волшебных мирах. После обнаружения пропажи местный шериф начинает расследование, а вожатый лагеря бойскаутов организует поисковый отряд.

Фамилия Андерсон, по всей видимости, может быть псевдонимом. А, может, и путеводной звездой — уж больно похожи на сказки истории Уэса. При этом приходит аналогия с музыкальным стилем тви-поп — уж больно лёгкими, наивными и обманчиво простыми видятся произведения этого кудесника. И даже можно было бы принять ‘Королевство…’ за шикарно сделанную детскую раскраску — настолько яркими, но и самобытными стали цвета этого детского глянца.

Но все же перед нами не только визуальное зрелище, но и явное переосмысление вечного сюжета о Ромео и Джульетте со всеми вытекающими. Вот только разных фишечек, фенечек, фриков, психов, инфантилов, ведьм и просто чудаков напихано столько, что дети в таком раскладе смотрятся не задавленными обстоятельствами влюблёнными, а единственными не отягощенными психоаналитическим зыбким фундаментом персонажами. Наверное, потому что они — дети. Потому и любовь у них простая как три копейки — чистая, светлая… Почти. Если бы не мешали взрослые. Хорошо ещё, что не все.

прямая ссылка

16 февраля 2017 | 08:52

1965 год. Небольшой остров Нью-Пензанс в американской Новой Англии. Сэм и Сьюзи, два «эмоционально неуравновешенных» подростка, влюбляются друг в друга и сбегают вместе в полное символизма приключение по необитаемой части острова. Он – круглый сирота и очень способный бойскаут, она – всё время превышающая самооборону любительница творчества Франсуа Арди и книг в жанре фэнтэзи. Их цель – бухта на дальнем конце острова, где можно поставить палатку, купаться, читать друг другу книги и целоваться под французские песни, играющие из портативного проигрывателя, эдакая детская версия «Голубой Лагуны».

Может быть, «Королевство Полной Луны» это первая кинокартина Андерсона, которую вы посмотрели. Тогда спешите видеть и остальные, режиссёр нашёл себя уже своих первых фильмах в далёких 90х, и с тех пор верен стилю. И в силу специфики жанра и удивительного таланта, не хочется, чтобы что-то в его прекрасных картинах менялось. Все называют Андерсона «сказочником», и не только из-за сходства историй его фильмов со сказками почти однофамильца. Фирменный стиль Уэса, которого он строго придерживается и в «Королевстве Полной Луны» – одновременно архетипичность и уникальность сюжета, в котором добро всегда побеждает зло, и делает это ненавязчиво хитро и легко, но эта борьба показана очень нетривиально. Визуальный перфекционизм, выражающийся в мании к симметричности расположения предметов и людей в кадре и любви к тёплым цветам, радует глаз. Плюс интерьеры кажутся такими, будто это внутреннее убранство не реальных домов, а кукольных. Но да, в этом, казалось бы, игрушечном мире кипят недетские страсти.

Итак, Сэм и Сьюзи пробираются через леса и пересекают поля на пути к невинному уединению на дальнем конце острова. Лаконичные яркие флэшбэки помогают лучше раскрыть историю и характеры персонажей, полностью оправдывая их молодёжный вояж через весь остров к одному дню мечты. Им не важно, от кого бежать и куда, им главное, что они вместе. Да и злодеев-то в фильме нет, как и в большинстве кинокартин Андерсона, здесь в роли злодея выступают социальные стереотипы и нежелание понимать и принимать странных людей. Каждый не понимающий Сэма и Сьюзи, пытается им помешать, а таких довольно много. И сидишь искренне переживаешь за этих юных дезертиров всей душой. Но всё будет хорошо, как было сказано ранее, в этой сказочной вселенной Андерсона, добрые герои почти неуязвимы, даже штормы и молнии их не берут. Из передряг они выбираются на раз-два и даже прежние враги обращаются в друзей, после должной подачи им своей позиции и раскрытия души.

Главный месседж фильма, как я думаю, многие его истолкуют, это воодушевление на маленькие подвиги и выход из зоны комфорта. Родители-конформисты Сьюзи, к примеру, в мире этой истории живут в несчастном браке. Робкий и тихий местный полицейский, которого играет Брюс Уиллис, и вовсе всю жизнь одинок. Как и вожатый бойскаутов, роль которого блестяще исполнил Эдвард Нортон, слишком придерживается правил, поэтому на диктофон вечерами он записывает не полные любви признания условной Даяне, которую оставил на большой земле, а сухие отчёты о прошедшем дне в детском лагере. А две родственные души престраннейших главных героев уже в таком юном возрасте нашли свою любовь и с ней же организовали такое приключение, о котором потом не стыдно будет рассказывать внукам. Сам Андерсон наверное тот ещё чудак, у него наверняка были те же проблемы, что и у юных героев его фильма. И вот он показывает ту часть личной истории и другим, стилизовав на свой манер. Режиссёр с проблемами социализации в детстве, может снять или утрированно жестокие опусы типа «Класс», либо такие великолепные добрые сказки, как «Королевство Полной Луны». Как хорошо, что вышло второе.

«Стихи не обязательно должны рифмоваться, главное, чтобы они были креативными», говорит Сэм в одной из сцен. И это один из самых поэтичных и креативных фильмов, который я когда-либо видел.

прямая ссылка

24 января 2017 | 12:13

liza_leon

Гимн к молодости, жизни и любви

Уэс Андерсен снова дарит нам настоящий яркий праздник эмоций, фонтан цветов, радости, жизни. Его фильмы, в чем-то грустные, в чем-то жизненные, в чем-то нелепые, смешные, но такие удивительные, волшебные, живые; они заставляют нас радоваться, плакать и смеяться вместе с героями, переживать за их судьбы, надеяться на счастливый конец, которым добрый волшебник Андерсен нас однозначно не обделит.

Яркие цвета, сочная картинка, удивительная игрушечная композиция. Обожаю то, как Андерсен выстраивает кадр. От ‘Королевства полной луны’ не оторваться. Актерская игра, сценарий, местами проскальзывающий черный юмор, стилизация — ничто не может оставить зрителя равнодушным. Прекрасное музыкальное сопровождение.

Очень радостно и непривычно было видеть на экране Брюса Уиллиса, Эдварда Нортона, Тильду Суинтон и Билла Мюррея в таких комических неожиданных ролях. Актеры просто прекрасно вписались в атмосферу фильма и добавили прелести картине своей игрой. Чудесно показали себя и юные актеры, исполняющие главные роли (Кара Хэйуорд и Джаред Гилман). На экране мы видим истинную молодость, безрассудность, свободу, наивность и жажду жизни, влюбляясь в Сэма и Сьюзи с каждым кадром все больше и больше. Кара Хэйуорд просто красотка. Ах эти ножки, настоящая Лолита! Навсегда запомню образ героини, её наимилейшие нелепые синие тени и очаровательную несимметричность личика (да, Уэс просто гений деталей!).

Просто смотреть. И после этого бежать жить. Не переставайте верить в чудеса. Берегите ребенка в своей душе.

10 из 10

прямая ссылка

17 ноября 2016 | 20:51

Дети-искренние создания.

Во время просмотра данного фильма мне вспомнилось практически все мое детство. Как я влюблялся с легкость во все что казалось мне прекрасным, совершал глупые необдуманные поступки, как пытался найти настоящих друзей, как хотел уйти в дальние походы и самое главное то каким я был тогда искренним маленьким человечком. А ведь на самом деле, дети в силу своего незнания мира и общечеловеческой сущности думают иначе чем взрослые. Они на самом деле с искренностью ненавидят, радуются, любят, верят, ценят и почитают тех кто им близок. В этом фильме в корне заложено все это, показывающее какими мы, взрослые, должны быть. Многие читающие скажут или даже посмеются когда я скажу что в фильме по настоящему заложена глубокая философская мысль которая может сподвигнуть взрослого адекватного человека на искренность, но к счастью я с такими людьми не контактирую и если ты именно тот человек то прошу не читай дальше и вообще забудь обо мне и моем мнении.

Цвета и картинка фильма

Живописные леса, красочные скалы, объемные поля, дикий пляж и даже простой булыжник или камушек. Все это в фильме показано именно так как я люблю. Цвета картинки радуют и глаз и душу, теплые тона это именно то чего не хватает после просмотров многочисленных шаблонных фильмов. Вообще Уэс Андерсон очень сильно радует своим видением современного кинематографа и то какой должна быть картинка в целом. Отдельное спасибо Роберту Йоумено за данный фильм и за Отель Гранд Будапешт в особенности, фильмы сняты настолько привлекательны что хочется смотреть их сново и сново, что для меня огромная редкость.

Сценарий

Отдельного упоминания достойны сценаристы фильма, которые проделали огромную и качественную работу. Тут так же видна рука Уэса Андерсона, поработавшего над Гранд Отелем. Видно схожесть стилей да и вообще сюжетной линии. Есть конечно моменты которые чутка портят впечатления, но думаю эти маленькие минусы можно забыть смотря на то каков сценарий в целом. Думаю именитые актеры снявшиеся в фильме с удовольствием взялись за работу в фильме после прочтения сценария, поскольку он на самом деле очень стоящий того что бы в нем сыграть. История главного героя думаю была в достаточной степени раскрыта для фильма. Да и истории второстепенных персонажей тоже.

Советую

Тем кому понравился Гранд Отель Будапешт да и вообще фильмы в его стиле, фильм обязателен к просмотру. Легкий и не навязчивый фильм, с легким юмором и такой же легкой драмой. Смотря фильм так и хочется сказать, эх дети дети, или стиснув зубы как взрослая бяка жалобным тоном ‘хочу сново в детство’ В общем и целом фильм отличный, а кому не понравился желаю вам найти фильм по душе, к примеру зеленый слоник. ..

9 из 10

прямая ссылка

17 августа 2016 | 00:38

Radical_Davendra

— Мы все, что у них есть, Уолт. — Этого недостаточно.

Картина, которая взбудоражит душу каждого, кто любит необычное кино.

Конечно же с самого начала фильма невозможно не заметить потрясающую операторскую работу. Даже статичные кадры смотрятся как полноценная картина на которую не скучно смотреть, а хочется только разглядывать. Ракурсы героев отображают атмосферу происходящего, будь то отважный призыв командующего бойскаутами на фоне молний или же чтение книги вслух Сьюзи, которая окруженная бойскаутами заинтересованными в произведении.

Музыкальное сопровождение подобрано так, что полностью погружает вас в атмосферу происходящего. От оркестра Александра Депла, до зажигательной песни Франсуазы Арди.

Так же нельзя не отметить актерский состав, который варьируется от известных взрослых до детей играющих первый раз. Безусловно, игра актеров на высоте, запоминаются даже самые незначительные персонажи.

О чем же фильм? Во-первых, фильм о детстве, о том времени, когда вас за каждым углом поджидают приключения, когда уверен, что можешь совершить все что угодно, когда воспринимаешь весь мир со свежем дыханием и открытыми глазами. Во- вторых, фильм о первой любви, чистой, невинной, с убеждением, что это одна любовь и навсегда. И в-третьих, она о дружбе, о той дружбе, которая не знает корысти или предательства.

Очень впечатляют образы детей, в которых все черты взрослых и образы взрослых, в которых все черты детей. Тут и 12 мальчишка курящий трубку, и девочка с ярким макияжем и женскими манерами. Так же и взрослые со смешными штанами и не менее смешными проблемами.

Кино поможет окунуться вам в детские времена, вспомнить свою первую любовь и детские лагеря. Очень рекомендую посмотреть его, когда на душе серые тучи и холодная зима. Данная кинокартина, пробуждает самые яркие эмоции, теплоту в душе, ностальгию и детский взгляд на мир.

Спасибо, Уэс Андерсон, за этот шедевр.

10 из 10

прямая ссылка

19 июля 2016 | 23:48

Сколько же хорошего хочется написать про это кино! Чем он может привлечь? История про побег из дома двух влюбленных школьников. Пффф, уже была куча подобных фильмов. Но… Брюс Уиллис, Эдвард Нортон, Тильда Суинтон, Билл Мюррей в одном фильме. Почему нет? Да и Уэс Андерсон в режиссерском кресле. Оказалось, зря игнорировал.

Итак, у нас тут фильм про скаутов, летний лагерь, первую любовь. Все, что я в свое время пропустил, не любил, игнорировал. 27 лет, уже все полимеры потеряны, что мне может дать фильм, который создан ради ностальгии? Я не ходил в походы, ненавидел летний лагерь и никогда не любил. Ностальгия не сработает, вряд ли что-то будет шевелиться внутри, говорил я себе. С другой стороны, хочется посмотреть на еще одну работу режиссера, который всегда снимает с характерный подчерком и искусно развлекает. Когда ты знаком лишь с двумя его картинами, одна из которых твоя любимая, а вторая почти, то кредит доверия стремится к бесконечности, главное не перебарщивать с порциями счастья.

И все свершилось! После просмотра захотелось прибраться на рабочем столе, одеться в желтое, разжечь костер. Я стал обращать внимание на симметрию вокруг, вспомнил про первую влюбленность, из-за которой всегда мечтал найти девушку из другого города. Конечно же у автора картины получилось. Еще бы.

Снято все настолько авторски и ярко, словно мы смотрим ‘Запрещенный прием’ или ‘Город Грехов’, настолько глубоко ощущается концентрат одного-единственного художника. Это видно потому как ведут себя актеры, как они разговаривают (в один момент ты ловишь себя на том, что все диалоги состоят из 4-8 слов и нет ни одного сложносочиненного предложения), у актеров в кадре только одна эмоция, как будто они куклы из предыдущего мультипликационного фильма, в кадре обязательно есть желтый предмет (пакет, шапка, обувь и т.д.) или красный, да там даже если горизонт завален, то это тоже правильно и математически выверено! Мне, как урождённому педанту очень нравиться видеть аккуратную работу оператора, углы, центровку, уровень. Даже пресловутая ‘четвертая стена’ доведена до абсолютного баланса с окружающей обстановкой. И за всей этой художественной искусственностью ощущается жизнь, честность. Не обращаешь внимания, что этот предмет здесь специально, что Брюс Уиллис всегда одевается под цвет окружающих комнат. Конечно это гротеск, но после Терри Гиллиама (а за день до этого я отсмотрел ‘Теорему Зеро’) эта педантичность в красоте ощущается правильной, просто мир такой, все нормально.

Сложно говорить об актерской игре, потому что взрослые все мастодонты, а дети играют по инструкции. Может на этом всё? Тем не менее, картина работает. Не хочется пользоваться словом ‘фальш’, скорее это некая театральная постановка. Трудно объяснить. Представьте сцену: гроза, ливень, только что молния ударила в колокольню и теперь Брюс Уиллис висит на веревке над пропастью, а за него держатся двое детей и молчат. А чувства на лицах у них уверены и тверды. Фильм как будто состоит из оживших фотографий, персонажи в нем словно не люди вовсе, а фигурки. И это совсем не плохо, наоборот. Это и не фильм, и не мультик, это картина Уэса Андерсона, как еще можно объяснить искусство?

А ведь еще музыка. Александр Деспла отбивает скаутовский ритм, усиливает чувства, любовь так любовь, погони так погони, опасность так опасность. Не знаю, была ли у него какая-либо самостоятельность по созданию музыки, но это лучшая его работа. Отсутствие премии за этот фильм говорит лишь о том, что фильмы про скаутов особо не котируются. К слову, он получил-таки свой ‘Оскар’ за ‘Отель Гранд Будапешт’.

Фильм по итогу заставляет шевелиться заснувшие собственные чувства внутри, приобщаться к хорошему доброму кино. Ах да, еще и держать исключительный порядок в доме, ведь как хорошо, когда всё на своих местах. Сплошные плюсы.

9 из 10

прямая ссылка

22 июня 2016 | 01:18

показывать: 10255075100200

21—30 из 175

Поддержка вашего взрослого ребенка в горе – что я могу сделать? | Путеводный свет

«Я бессилен, я беспомощен.

Я разочарован. Я сижу с ней и плачу с ней

Я не могу проникнуть внутрь нее и взять ее разбитое сердце.

Я должен смотреть, как она страдает день за днем. 1

(Маргарет Х. Гернер)

Самое важное, что вы можете сделать, это попытаться понять горе вашего ребенка и позволить ему горевать так, как он считает нужным. Предыдущие поколения учили самообладанию, держать чувства в себе: тот, кто не говорил об этом и не плакал, «делал хорошо». Теперь мы знаем, что подавленное горе вредно для здоровья. Их эмоции и ответы могут отличаться от ваших, и то, как они справляются со своим горем, также может отличаться от вашего.Наш путь горя и то, как мы реагируем, всегда будут уникальными, даже если мы скорбим об одном и том же ребенке. Для родителей потеря ребенка является величайшей трагедией, и она может быть чрезвычайно тяжелой и подавляющей. Подобно той поддержке, в которой вы нуждаетесь, важно, чтобы вы спокойно и некритически выслушивали своего ребенка и поощряли его свободно говорить о своих чувствах. Постарайтесь быть открытыми к тому, чем они готовы поделиться, что им нужно и когда.

Возможно, вам придется принять на себя всю тяжесть гнева скорбящего родителя.Это может быть потому, что ваш ребенок знает, что вы здесь и не уйдете. Ваша любовь как родителя безусловна. Горе может напрячь даже самые близкие отношения. Как мудро заметил один дедушка «Горе — это не бег на 100 метров за короткое время: это марафон…»

«Все, что я делал, было неправильно. Она была очень зла и спроецировала свой гнев на меня и на меня. Думаю, она сделала это, потому что знала, что я не убегу. Я никогда не терял ребенка и имел живого внука.Я не знал, что делать…. Она изменилась. Ее муж изменился, и я нахожу это очень печальным». 2

Не принимайте гнев на свой счет. Гнев и чувство вины являются обычными и нормальными реакциями. Знайте, что сильные и всепоглощающие чувства со временем ослабнут.

Как долго продлится горе моего взрослого ребенка?

Как и в случае с горем бабушки и дедушки, для горя родителей нет расписания. Само по себе течение времени не дает исцеления. То, как это время используется, имеет значение.(например, беседы с теми, у кого был подобный опыт, консультации, чтение о горе). Нет ничего необычного в том, что родитель сильно горюет более двух лет. Родители обычно даже горюют до пяти и более лет, и, что важно, их ребенок никогда не забывается. Часто им отказывают в поддержке другие, которые обвиняют их в том, что они слишком долго цепляются за горе.

Мы не можем «исправить» разбитое сердце нашего скорбящего ребенка.

Наша первая реакция, когда нашему ребенку причиняют боль, — это утешение.Когда умирает внук, мы не можем забрать страшную боль нашего ребенка. Мы чувствуем себя бессильными и беспомощными.

«Я скучал по своей драгоценной Эмили, но чувство беспомощности перед болью моей дочери было еще сильнее». 2

Не удивляйтесь, если поначалу вы не сможете протянуть руку своему горюющему ребенку. Помните, что вы скорбите. Будьте терпеливы к себе. В конце концов вы сможете говорить, слушать и помогать. Если вы обнаружите, что не можете конкретно помочь с горем, вы можете послать им открытки, сказать им, что вы их любите, и, возможно, объяснить, что вы хотели бы помочь больше, но не знаете, что делать.

«Самое сложное — быть бабушкой и дедушкой, потерявшим близких. Будут времена, когда вы почувствуете, что ничего из того, что вы делаете, не имеет значения. Вы будете думать, что ваш ребенок никогда не «справится с этим». Но помните, горе не всегда будет таким сильным и разрушительным, как сегодня, и ваша помощь всегда будет оценена». 2

Говорит не то

Горе может напрячь даже самые близкие отношения. Многие бабушки и дедушки, потерявшие близких, не могут точно сказать, что сказать своим горюющим детям.Правила меняются почти ежедневно. То, что полезно вашим детям сегодня, может разозлить их на следующий день! Следующее стихотворение хорошо выражает это противоречие.

ВЫ НЕ МОЖЕТЕ ВЫИГРАТЬ СО МНОЙ 3

Если вы скажете мне: «Как дела?» с таким сочувствием и смыслом в голосе, я отвечу: «Я в порядке» и отмахнусь от вас, потому что говорить с вами сегодня о моей утрате просто слишком болезненно.

Если вы видите меня и не упоминаете о потере, которая поглощает мои мысли, я думаю, вы недостаточно заботитесь или слишком напуганы, чтобы говорить мне об этом из страха, что вы можете меня расстроить.

Со мной тебе не выиграть.

Если вы скажете: «Мне жаль, что ваш ребенок умер», мне трудно на это ответить. Что вы ожидаете, что я скажу? Я хочу сказать: «Мне тоже жаль!» или «Это ужасно». Мне хочется кричать: «Это несправедливо!» Но не буду, потому что не хочу расстраиваться сегодня, не перед вами.

Поэтому я отвечаю: «Спасибо». Это «спасибо» значит гораздо больше. Это означает спасибо за заботу, спасибо за память, спасибо за попытку помочь, спасибо за осознание того, что мне все еще больно.

Если ты не знаешь, что мне сказать, это нормально, потому что я тоже не знаю, что тебе сказать.

Если вы видите, как я улыбаюсь или смеюсь, не думайте, что я на время забыла о своем ребенке, я не забыла, не могу и никогда не забуду. Скажи мне, что я хорошо выгляжу сегодня. Я буду знать, что вы имеете в виду. Я учусь улавливать невысказанные сигналы от тебя.

Если вы видите меня и думаете, что я выгляжу грустным или расстроенным, возможно, вы правы.Сегодня у меня может быть годовщина или какое-то событие может вызвать во мне волну горя. Если ты ничего не скажешь, я подумаю, что тебе наплевать на меня, но если ты скажешь что-нибудь, мне может стать хуже. Можешь попробовать спросить, хочу ли я поговорить, но не удивляйся, если я откажусь.

Со мной тебе не выиграть.

Не сдавайся, пожалуйста, не сдавайся. Мне нужна твоя забота, мне нужны твои попытки, какими бы слабыми, какими бы банальными они тебе ни казались. Мне нужны твои мысли. Мне нужны ваши молитвы. Мне нужна твоя любовь. Мне нужна твоя настойчивость.

Мне нужно все это, но больше всего мне нужно, чтобы со мной нормально обращались, как это было до того, как все это произошло. Но я знаю, что это невозможно. Этот беззаботный, наивный человек ушел навсегда, и я тоже оплакиваю эту потерю.

Так что со мной тебе не победить.

Каждый человек отличается и уникален в своих реакциях на скорбь, и то, как мы можем предложить поддержку, также будет различаться.Каждый день может принести разные эмоции нашим детям и вам как бабушке и дедушке.

Помощь моему ребенку — что я могу сделать?

Будьте готовы часто СЛУШАТЬ своего взрослого ребенка.

То, что ты там, не означает, что ты все поймешь правильно! Речь идет о поддержке, о ком-то, к кому можно обратиться и о том, кто может спросить об их благополучии, о том, кто не исчезнет, ​​когда похороны закончатся.

Уважайте то, как ваш ребенок справляется с болью и выражает свое горе.Уметь слушать, не комментируя, что они должны и не должны чувствовать.

«Будьте рядом, чтобы слушать, говорить об этом, побуждать к этому вашего ребенка. Будьте честны – вы не знаете, почему это происходит, это не «божья воля». Не говорите: «О, ты можешь попробовать еще раз» или «Да, я знаю, что ты чувствуешь», потому что правда в том, что ты не знаешь и никогда не узнаешь, что они чувствуют». 4

Постарайтесь понять потребности родителей.

Это может включать их право говорить о ребенке, которого они потеряли, столько и так часто, как они хотят или должны.Это может иметь очень целебный эффект.

После такой шокирующей утраты родители, потерявшие близких, могут чувствовать себя подавленными своими чувствами и думать, что все выходит из-под их контроля. Так что не торопитесь, замедляйтесь и оказывайте спокойную, неторопливую поддержку родителям, это может быть очень полезно. Это хорошая идея, если сами родители имеют столько контроля, сколько они могут сделать в данных обстоятельствах.

Дайте волю своей печали.

Вы можете сказать, что сожалеете. Признайте собственную беспомощность и разочарование.Плачь, если тебе хочется.

Не бойтесь показать своему ребенку, как сильно на вас повлияла смерть его ребенка. Вы не всегда должны быть сильными для них. Если вы плачете, вы на самом деле говорите: «Я тоже скучаю по внуку» — и это важно для них.

Позвольте своим детям, братьям и сестрам выразить столько горя, сколько они чувствуют и готовы поделиться.

Не думайте о том, что подумают другие люди, если ваш ребенок заплачет у них на глазах. Ваш взрослый ребенок не должен заботиться о других.Плач вместе с ребенком может быть терапевтическим для вас обоих.

Расскажи о своем внуке.

Включите его или ее в ваши разговоры.

Предложите практическую поддержку.

Практическая помощь (такая как покупка, приготовление пищи и уборка) может быть ценной, но обязательно спросите, прежде чем это сделать! Потребности и желания у всех разные. Заранее убедитесь, что доброта, которую вы планируете, приемлема.

Скорбящая мать однажды описала, как нашла маленькие жирные отпечатки пальцев своего ребенка на дне зеркала в шкафу и так и не стерла их. 4 Рекомендуется проверить, хотите ли вы прикоснуться к вещам вашего внука.

Некоторые бабушки и дедушки говорят о своих попытках «держать себя в руках», чтобы иметь больше возможностей помочь, а некоторые бабушки и дедушки говорят о том, что не знают, что делать или говорить, поэтому они «отступают от эмоциональной стороны» и сосредотачиваются на практических аспектах жизни. служба поддержки.

«Мои мама и папа готовы оказать эмоциональную поддержку. Его родители оказывают практическую поддержку. Я знаю, что не должен и не могу ожидать того же, но это тяжело. 2

«К счастью, моя мать и свекровь были рядом, чтобы взять на себя покупки, приготовление пищи и уборку, что дало мне пространство, необходимое мне просто для существования. Все было таким усилием. Если бы дыхание не было автоматическим, думаю, я бы и его остановил». 2


Последнее рассмотрение: 03.11.22

Скорбь о потере ребенка

Ни один родитель не готов к смерти ребенка. Родители просто не должны пережить своих детей.Важно помнить, что продолжительность жизни вашего ребенка не определяет размер вашей утраты. Потеря ребенка тяжела в любом возрасте.

  • Родители маленьких детей активно участвуют в их повседневной жизни. Смерть меняет каждый аспект семейной жизни, часто оставляя огромную пустоту.

  • Смерть ребенка старшего возраста или подростка тяжела, потому что дети в этом возрасте начинают раскрывать свой потенциал и становятся самостоятельными личностями.

  • Когда умирает взрослый ребенок, вы теряете не только ребенка, но часто и близкого друга, связь с внуками и незаменимый источник эмоциональной и практической поддержки.

Вы можете обнаружить, что также скорбите о своих надеждах и мечтах о своем ребенке, о потенциале, который никогда не будет реализован, и об опыте, которым вы никогда не поделитесь. Если вы потеряли своего единственного ребенка, вы также можете почувствовать, что потеряли свою родительскую идентичность и, возможно, возможность иметь внуков.Боль этих потерь всегда будет частью вас. Однако со временем большинство родителей находят путь вперед и снова начинают испытывать счастье и смысл жизни.

Общие реакции горя

Реакции горя после смерти ребенка аналогичны реакциям после других потерь. Но они часто более интенсивны и длятся дольше. Вы можете испытать следующие реакции горя:

  • Сильный шок, замешательство, недоверие и отрицание, даже если смерть вашего ребенка ожидалась

  • Непреодолимая печаль и отчаяние, такие, что выполнение повседневных задач или даже вставание с постели может показаться невозможным

  • Крайняя вина или чувство, что вы потерпели неудачу в качестве защитника своего ребенка и могли бы поступить иначе

  • Сильный гнев и чувство горечи и несправедливости по поводу жизни, оставшейся нереализованной

  • Страх или боязнь одиночества и чрезмерная защита выживших детей

  • Обида на родителей здоровых детей

  • Чувство, что жизнь не имеет смысла и желание избавиться от боли или присоединиться к своему ребенку

  • Сомнение или потеря веры или духовных убеждений

  • Видеть во сне своего ребенка или чувствовать его присутствие рядом

  • Сильное одиночество и изоляция, даже когда вокруг другие люди, и ощущение, что никто не может по-настоящему понять, что вы чувствуете

Хотя смерть ребенка всегда тяжела, некоторым родителям приходится особенно тяжело. Даже по прошествии времени их горе остается сильным, и они чувствуют, что вернуться к нормальной жизни невозможно. Некоторые родители могут даже подумать о том, чтобы навредить себе, чтобы избежать боли. Если вы испытываете эти чувства, немедленно поговорите со специалистом, например с врачом или консультантом. Вы можете найти помощь, чтобы преодолеть это сильное горе.

Время вашей реакции горя

Некоторые люди считают, что горе должно быть разрешено в течение определенного времени, например, года. Но это не так.Первоначальное тяжелое и сильное горе, которое вы испытываете, не будет продолжительным. Периоды сильного горя часто приходят и уходят в течение 18 месяцев или дольше. Со временем ваше горе может накатывать волнами, которые постепенно становятся менее интенсивными и менее частыми. Но у вас, вероятно, всегда будут чувства печали и потери.

Даже спустя годы после смерти вашего ребенка важные события и вехи в жизни других детей могут вызвать горе. Значимые дни, такие как выпускной, свадьба или первый день нового учебного года, являются обычными триггерами. В такие моменты вы можете ловить себя на мысли о том, сколько лет было бы вашему ребенку, как бы он или она выглядели и чем бы занимались, если бы были живы.

Различия в том, как родители скорбят

Родители могут горевать по-разному, в зависимости от их пола и их повседневной роли в жизни ребенка. Один родитель может обнаружить, что разговор помогает, а другому может понадобиться время, чтобы погоревать в одиночестве. Культурные ожидания и различия ролей также влияют на то, как родители скорбят. От мужчин часто ожидают, что они будут контролировать свои эмоции, быть сильными и брать на себя ответственность за семью.Можно ожидать, что женщины открыто плачут и хотят поговорить о своем горе.

Если вы работающий родитель, вы можете больше заниматься своей работой, чтобы избежать печали и ежедневных напоминаний дома. Родитель-домохозяйка может быть окружен постоянными напоминаниями и может чувствовать отсутствие цели теперь, когда его или ее работа в качестве опекуна внезапно закончилась. Это особенно верно для родителей, которые месяцами или даже годами ухаживали за ребенком, больным раком.

Различия в скорби могут вызвать трудности в отношениях в то время, когда родители больше всего нуждаются в поддержке друг друга.Один родитель может полагать, что другой не горюет должным образом или что отсутствие открытого горя означает, что он или она меньше любит ребенка. Откровенно поговорите о своем горе с партнером. Постарайтесь понять и принять стили преодоления трудностей друг друга.

Помощь скорбящим братьям и сестрам

Родители оказываются в центре внимания, когда умирает ребенок, и горе братьев и сестер иногда не замечают. Смерть родного брата – огромная потеря для ребенка. Они теряют члена семьи, доверенное лицо и друга на всю жизнь.

Когда у вашего ребенка развился рак, вы, вероятно, были полностью сосредоточены на потребностях вашего больного ребенка. Теперь вы можете быть подавлены собственным горем. Ваши выжившие дети могут неверно истолковать ваше горе как сообщение о том, что они не так ценны, как умерший брат или сестра.

Вы можете помочь своим детям в это тяжелое время несколькими способами:

  • Сделайте горе общим семейным опытом. Привлекайте детей к обсуждению мемориальных планов.

  • Проводите как можно больше времени со своими детьми, разговаривая об их братьях и сестрах или играя вместе.

  • Убедитесь, что дети понимают, что они не несут ответственности за смерть брата или сестры, и помогите им избавиться от сожалений и чувства вины.

  • Никогда не сравнивайте братьев и сестер со своим умершим ребенком. Убедитесь, что ваш ребенок знает, что вы не ожидаете, что он будет «заменять» его или ее.

  • Установите разумные ограничения на их поведение. Но постарайтесь не проявлять чрезмерной защиты или чрезмерной снисходительности. Нормально чувствовать себя защищающим выживших детей.

  • Попросите близкого члена семьи или друга провести дополнительное время с братьями и сестрами, если собственное горе не позволяет вам уделять им внимание, в котором они нуждаются.

Узнайте больше о том, как помочь ребенку или подростку, который скорбит, и как справиться с потерей брата или сестры из-за рака.

Помогите себе скорбеть

Как бы ни было больно, горевать естественно и нормально. Во время скорби вам могут пригодиться следующие советы:

  • Чаще говорите о своем ребенке и называйте его или ее имя.

  • Попросите семью и друзей помочь вам с работой по дому, поручениями и уходом за другими детьми. Это даст вам важное время, чтобы подумать, вспомнить и погоревать.

  • Не торопитесь решать, что делать с вещами вашего ребенка. Не спешите собирать вещи в комнате вашего ребенка или раздавать игрушки и одежду.

  • Заранее подготовьтесь к тому, как отвечать на сложные вопросы, например: «Сколько у вас детей?» или комментарии типа: «По крайней мере, у тебя есть другие дети.» Помните, что люди не пытаются вас обидеть, они просто не знают, что сказать.

  • Подготовьтесь к тому, как вы хотите провести знаменательные дни, такие как день рождения вашего ребенка или годовщина его смерти. Вы можете провести день, просматривая фотографии и делясь воспоминаниями, или начать семейную традицию, например, посадить цветы.

  • Из-за интенсивности и изоляции родительского горя родители могут получить особую пользу от группы поддержки, где они могут поделиться своим опытом с другими родителями, которые понимают их горе и могут дать надежду.

Узнайте больше о стратегиях выживания, когда вы скорбите.

Поиск смысла жизни

Вам следует ожидать, что вы никогда не сможете «пережить» смерть вашего ребенка. Но вы научитесь жить с потерей, сделав ее частью себя. Смерть вашего ребенка может заставить вас переосмыслить свои приоритеты и смысл жизни. Это может показаться невозможным, но вы можете снова обрести счастье и цель в жизни.

Для некоторых родителей важным шагом может стать создание наследства для вашего ребенка.Вы можете почтить память своего ребенка, вызвавшись волонтером в местной больнице или организации поддержки больных раком. Или вы можете работать, чтобы поддержать интересы вашего ребенка, создать мемориальный фонд или посадить деревья в память о вашем ребенке. Важно помнить, что никогда не будет предательством по отношению к вашему ребенку, если он снова войдет в жизнь и получит новый опыт.

Каждый из ваших детей меняет вашу жизнь. Они показывают вам новые способы любить, новые вещи, в которых можно найти радость, и новые способы смотреть на мир. Частью наследия каждого ребенка является то, что изменения, которые он или она привносит в вашу семью, продолжаются и после смерти.Воспоминания о радостных моментах, которые вы провели со своим ребенком, и любовь, которую вы разделили, будут жить и всегда будут частью вас.

Связанные ресурсы

Понимание горя и потери

Группы поддержки

Сделать мир лучше

Unspeakable: Когда наши взрослые дети не хотят иметь с нами ничего общего | Отношения

Знаете, каждый праздник и день рождения мне как кинжал в спину. Иногда я просто лежу на кровати и плачу до слез. Я усыновила Марию, когда ей было два года, так как не могла иметь своих детей и не имела мужа.Ее мама умерла от передозировки наркотиков. Она была самой милой маленькой девочкой и любила ходить за мной повсюду. Я стал для нее всем. Каждый раз, когда я выходил из комнаты без нее, она кричала, требуя внимания. Ей потребовалось много времени, чтобы стать спокойным, обычным ребенком. Она была довольно популярна среди других детей в школе, которые считали ее очаровательной и умной.

К сожалению, когда она стала подростком, она оставалась ночевать с друзьями и не возвращалась домой. Наконец она приходила домой после того, как я чуть не сошел с ума, и тогда она вела себя так, как будто все было в порядке.Она сказала мне, что я лучшая мама на свете. В конце концов я отвел ее на консультацию, и мне сказали, что у Марии расстройство привязанности. Я не очень понял, что это значит. Но в конце концов я научился. Когда Марии исполнилось 18 лет, она сбежала с бойфрендом, и больше о ней ничего не было слышно. Как будто я никогда не имел для нее значения. Это было 20 лет назад. Единственным утешением для меня сегодня является знание через непрямые контакты, что она все еще жива и что мои страдания из-за ее утраты, по крайней мере, показывают, как сильно я любил ее и люблю до сих пор.Я не говорю об этом с друзьями, хотя многие из них уже знают мою историю и сочувствуют мне. Каждый праздник я в частном порядке спрашиваю: «Мария, почему ты не идешь домой?» Я никогда не слышу от нее.

Нет ничего более душераздирающего, чем исчезновение одного или нескольких наших взрослых детей из нашей жизни без видимой причины. Да, это кажется невероятным, но это происходит гораздо чаще, чем мы думаем. Жестокое горе от такой утраты часто больше, чем любой из нас, родителей, может вынести.Даже мысль о таких потерях звучит абсурдно и может заставить большинство из нас бросить вещи. Печаль и возможный стыд, которые мы несем, — это не то, что мы праздно обсуждаем с другими родителями, многие из которых, казалось бы, наслаждаются, казалось бы, богатыми связями со своими взрослыми детьми и внуками.

У нас мурашки по коже бегут от мысли, что наши дети живы, но не видят нас. Травма от такой потери наших детей может быть хуже, чем потеря наших детей насмерть. Такая боль влияет на все наши отношения. Как правило, мы можем предпочесть даже не слушать веселых разговоров о семейной жизни, даже если мы очень одобряем то, что другие наслаждаются своими детьми и внуками.Очевидно, очень легко винить себя и спрашивать: «Что я сделал не так?» От вины и стыда не спрятаться. Это преследует нас и не может быть выражено словами.

Родительский отказ особенно тяжел во время праздников, дней рождения и семейных ритуалов. Ситуация усугубляется, когда по телевидению и в средствах массовой информации чрезмерно восхваляются радости большой семьи. Такие испытания могут посещать нас год за годом, как воспоминания о травмах беспокоят своих жертв. Из-за собственного стыда и уязвимости большинство из нас, брошенных родителей, считают такие потери невыразимыми.



Есть и другие причины, по которым мы теряем слова из-за таких потерь. Они просто непонятны. В конце концов, как вы скажете другу: «О да, моя дочь никогда не звонит мне и не навещает меня во время праздников или моего дня рождения» или «Вы знаете, я не видел своего сына много лет. У нас были такие хорошие отношения, когда он был мальчиком». Самый очевидный ответ друга: «Почему ваши дети не связываются с вами? Вы что-то сделали, чтобы их прогнать? К сожалению, правда в том, что вы не можете объяснить даже себе, почему ваши дети отдалились от вас.Для этого нет очевидной причины. Из сочувствия заботливые друзья могут отреагировать на нас молчанием или заверениями из лучших побуждений. Эти усилия только ухудшают ситуацию. Большинству из нас просто не хватает собственных объяснений того, почему наши дети просто уходят от нас в своей жизни. Большинство из нас ненавидят обременять своих друзей страданиями, которые мы сами едва ли можем вынести, и очень неохотно выпускаем кошку из мешка в отношении наших своенравных детей. Поэтому мы живем в изоляции невыразимой тишины.

Давайте проясним.Это действительно ненормально, когда дети отрекаются от родителей. Пока они не подвергаются жестокому обращению в настоящее время, у взрослых детей действительно есть естественное стремление и ответственность признавать родителей, независимо от того, насколько несовершенным могло быть их детство. Родителям разумно ожидать звонков от детей в праздники, дни рождения и дни без происшествий в течение всего года. Но на самом деле многие родители не получают таких звонков. Это не то, о чем родители хотят говорить, и это не то, о чем родители могут говорить даже самим себе.Поэтому такие потери невообразимы.

Если эта статья относится к вам, знайте, что вы не одиноки. Почти у всех родителей есть хотя бы один взрослый ребенок, о котором они не могут говорить, потому что это очень болезненно. Некоторым родителям еще хуже, чем вам. Это нормально, что вы испытываете повторяющуюся и навязчивую боль из-за того, что ваши дети бросили вас. Часто с этим ничего нельзя сделать. Некоторым из нас просто назначено в жизни нести бремена без особой веской причины. По мнению буддистов, несправедливые страдания — это факт жизни.Есть преимущества в страданиях, которые мы не выбираем. Один из них — научиться прощать себя. Можно выйти за пределы и вырасти за пределы невыразимых потерь.

Почему дети отрекаются от родителей?

Существует множество причин, по которым взрослые дети бросают своих родителей, хотя на первый взгляд это не так. Большинство из этих причин не сводятся к пустякам, когда вы, как родитель, страдаете от травматической потери памяти. Однако позже, когда вы успокоитесь, вы, возможно, захотите понять, почему произошли такие потери.В приведенном выше примере у дочери было диагностировано реактивное расстройство привязанности — когда ребенок не может надежно сблизиться со взрослым, боится быть брошенным и с трудом удерживает эмоциональные переживания с основным опекуном.

Большинство из нас не может выкинуть из головы родителей. Эти дети могут сделать это довольно легко, и им страшно оставаться на связи с родителями, от которых они отказались в течение многих лет. Такие взрослые дети, когда их спрашивают, могут сказать: «О, у меня самая лучшая мама в мире.Я просто давно ее не видел». Такое мышление трудно понять, но оно вполне свойственно непривязанным людям, вся жизнь которых направлена ​​на выживание, а не на связь.

Пока они не подвергаются жестокому обращению в настоящее время, у взрослых детей действительно есть естественное стремление и ответственность признавать родителей, независимо от того, насколько несовершенным могло быть их детство. Нажмите, чтобы твитнуть

Иногда дети, которые когда-то были рядом с нами, манипулируются другим (обычно отсутствующим) родителем в болезненном синдроме родительского отчуждения.Если другой, более отсутствующий родитель, мстителен и видит в детях объекты, которыми можно пользоваться, то он или она может промыть мозги детям, заставив их не любить вас, с помощью лжи или подкупа детей, чтобы они дистанцировались от вас. Часто такое поведение происходит при частичном сотрудничестве детей, поскольку они стремятся угодить отсутствующему родителю, а также получают удовольствие от того, что их обслуживают. Наконец, если дети выросли в скрытом травмирующем детском опыте, во взрослой жизни они могут не захотеть прикасаться к своим семьям 3-метровым шестом в более позднем возрасте, в то же время искренне любя своего самого заботливого родителя.Немногие из нас улавливают сильные импульсы травмированных людей бежать, и вместо этого мы видим, что наши дети отвергают нас. Такие дети не убегают от нас, они убегают от душевной неуправляемости и беспомощности. Любовь к нам, заботливым родителям, всегда где-то в теле наших детей, даже когда они отрекаются от нас; нашим детям просто слишком больно получать к нему доступ.

У меня есть два взрослых мальчика, которые живут в городах-побратимах и не хотят иметь со мной ничего общего. Они симпатичные дети и раньше были моими маленькими возлюбленными.Я посылаю им открытки, приглашаю на ужин и вспоминаю каждый их день рождения. Я ничего не получаю взамен от них. Времена были трудными, когда они были молодыми, но мы держались вместе как маленькая семья, иногда без дома. Мы с бывшим пили, и он меня бил. Наконец однажды я сказал ему, что с меня достаточно. Я забрала детей, и мы жили сами по себе. У меня было три работы с частичной занятостью, и мы сделали это как семья. Мой бывший сказал мне, когда я уходил: «Когда-нибудь я верну их». Ну, с годами он это сделал. Он протрезвел и начал вести себя с нашими мальчиками как отец из Диснейленда.А еще он начал рассказывать пацанам, какая я шлюха и как я его выгнала из дома. Когда мальчики стали подростками, они решили переехать к своему отцу и его шлюхой-подружке. Со временем мальчики перестали меня видеть. Они могут подумать, что это я разрушила брак. Они не знают, каково это, когда их бьют каждый день. Иногда я ненавижу себя за то, что не остался. В основном я просто плачу и скучаю по своим мальчикам.

Прощение себя

Лично я считаю, что для тех из нас, кто отказался от родителей, на небесах есть особое место, рядом с тем местом, где покоится Мать Тереза. Часто мы были лучшим, что когда-либо случалось с нашими детьми. Проблема в том, что мы сами так не думаем. Многих из нас преследует нескончаемое чувство неудачи из-за того, какими оказались наши дети. Иногда мы совершали опрометчивые поступки в отношении наших детей в их взрослом возрасте, только усугубляя свой позор. Мы всего лишь люди. По крайней мере, мы были рядом с нашими детьми.

Очень важно понять, что каким бы проблематичным ни было детство наших детей, нет абсолютно никаких оснований для того, чтобы они отвергли нас сегодня из своей жизни.Если они это делают, то делают это от собственной злобы и невежества, а не потому, что им причинили вред в детстве. Все мы сегодня обязаны простить своих родителей. Если у вас есть какие-либо сомнения, просто спросите себя: «Отреклись бы вы сегодня от своих родителей за ошибки, которые они совершили много лет назад?» Большинство из нас знает ответ на этот вопрос. К сожалению, взрослые дети, которые отрекаются от своих родителей, только оскорбляют себя и делают свою жизнь хуже.

Помимо этих наблюдений, лучше всего позволить себе оплакивать невыразимую потерю ваших детей, делая все возможное, чтобы свести эту потерю к минимуму.Позвольте себе грустить столько, сколько вам нужно, так долго и так часто, как вам нужно, и не ожидайте, что такие потери легко исчезнут. Часто личный стыд и вина будут частью чувства утраты. Лучше всего принять эти чувства тоже не как факты о вашем поведении, а как нормальную реакцию людей, которые скорбят о невыразимых потерях. Если стыд становится слишком сильным, сосредоточьтесь на чем-то позитивном в настоящем, например, на том, какие красивые цветы стоят на вашем домашнем столе, на цветах, которые вы купили для себя, чтобы утешить свою потерю.Подумайте о том, чтобы быть более открытым с близкими друзьями о сложном горе быть отвергнутой матерью или отцом и попросить их проверять вас каждую годовщину и праздник. Не зацикливайтесь на своей боли больше, чем нужно. Двигайтесь дальше в своей новой жизни в позитивном направлении, возможно, вовлекая детей, которые хотели бы быть рядом с вами. Есть много детей, которые хотели бы иметь вас в качестве замещающего родителя. Имейте в виду, что ваши взрослые дети не убегают от вас. Они действительно убегают от того позитивного образа жизни, которым вы живете внутри них.Вы будете жить вечно в своих детях.


Джон Х. Дриггс, L.I.C.S.W., лицензированный клинический социальный работник, занимающийся частной практикой в ​​Сент-Поле и соавтор книги «Близость между мужчинами» (Penguin Books, 1990). Звоните 651-699-4573

Последнее обновление: 31 января 2022 г.

Майя Энджелоу: моя ужасная, чудесная мать | Maya Angelou

Первое десятилетие 20-го века было не лучшим временем, чтобы родиться черным, бедным и женщиной в Сент-Луисе, штат Миссури, но Вивиан Бакстер родилась черной и бедной, у черных и бедных родителей.Позже она вырастет и будет называться красавицей. Став взрослой женщиной, она будет известна как леди цвета масла с волосами, зачесанными назад.

Моя мать, которой суждено было остаться потрясающей красавицей, познакомилась с моим отцом, красивым солдатом, в 1924 году. Бэйли Джонсон вернулся с Первой мировой войны с офицерскими наградами и фальшивым французским акцентом. Они были не в силах сдержать себя. Они полюбили друг друга, пока братья Вивиан угрожающе ходили вокруг него.

Он был на войне, и он был с юга, где черный человек рано узнал, что он должен противостоять угрозам, иначе он не мужчина.Мальчики Бакстеров не могли запугать Бэйли Джонсон, особенно после того, как Вивиан сказала им уволиться. Родители Вивиан были недовольны тем, что она выходит замуж за человека с юга, который не был ни врачом, ни юристом. Он сказал, что он диетолог. Бакстеры сказали, что это означает, что он всего лишь негр-повар.

Вивиан и Бейли покинули спорную атмосферу Бакстера и переехали в Калифорнию, где родился маленький Бейли. Я приехал через два года. Мои родители вскоре доказали друг другу, что они не могут оставаться вместе. Это были спички и бензин. Они даже спорили о том, как расстаться. Ни один из них не хотел брать на себя ответственность по уходу за двумя малышами. Они разошлись и отправили меня и Бейли к матери моего отца в Арканзас.

Мне было три года, а Бейли пять, когда мы приехали в Стэмпс, штат Арканзас. У нас были опознавательные знаки на руках и не было присмотра взрослых. Позже я узнал, что носильщики пульмановских вагонов и официанты вагонов-ресторанов, как известно, забирали детей с северных поездов и сажали их в другие поезда, идущие на юг.

За исключением одного ужасного визита в Сент-Луис, мы жили с матерью моего отца, бабушкой Энни Хендерсон, и ее другим сыном, дядей Вилли, в Марках, пока мне не исполнилось 13 лет. там изнасиловали, а насильника убили. Я думал, что стал причиной его смерти, потому что назвал его имя семье. Из чувства вины я перестал разговаривать со всеми, кроме Бейли. Я решил, что мой голос настолько силен, что может убивать людей, но не может навредить моему брату, потому что мы так любили друг друга.

Моя мать и ее семья пытались избавить меня от немоты, но они не знали того, что знал я: мой голос был машиной для убийств. Вскоре они устали от угрюмого, молчаливого ребенка и отправили нас обратно к бабушке Хендерсон в Арканзас, где мы жили тихо и спокойно под опекой моей бабушки и под бдительным присмотром моего дяди.

Когда моему замечательному брату Бейли было 14 лет, он достиг опасного возраста для черного мальчика на сегрегированном юге. Это было время, когда, если белый человек проходил по одному мощеному кварталу в городе, любой негр на улице должен был отойти в сторону и пройти по канаве.

Бейли подчинялся негласному приказу, но иногда театрально взмахивал рукой и громко говорил: «Да, сэр, вы босс, босс».

Некоторые соседи видели, как Бэйли вел себя перед белыми людьми в центре города, и доложили бабушке. Она позвала нас обоих и сказала Бейли: «Младший» — так она его прозвала, — «ты высовывался в центре города? Разве ты не знаешь, что эти белые люди убьют тебя за то, что ты над ними подшучиваешь?»

«Мама» — мы с братом часто называли ее так — «все, что я делаю, это ухожу с улицы, по которой они идут. Это то, чего они хотят, не так ли?»

«Младший, не умничай со мной. Я знал, что придет время, когда ты состаришься для юга. Я просто не ожидал этого так скоро. Я напишу твоим маме и папе. Вам и Майе, и особенно вам, Бэйли, придется вернуться в Калифорнию, и очень скоро».

Моя бабушка сказала, что мы с ней сначала поедем в Калифорнию, а Бэйли поедет через месяц. К тому времени, когда поезд прибыл в Калифорнию , я был слишком напуган, чтобы принять мысль о том, что я снова встречу свою мать после стольких лет.Бабушка качала меня на руках и мычала. Я успокоился. Когда мы спускались по ступенькам поезда, я искала кого-нибудь, кто мог бы быть моей матерью. Когда я услышала голос моей бабушки, я последовала за голосом и поняла, что она ошиблась, но хорошенькая женщина с красными губами и на высоких каблуках подбежала к моей бабушке.

«Мама Энни! Мама Энни!»

Бабушка раскрыла руки и обняла женщину. Когда мамины руки опустились, женщина спросила: «Где мой ребенок?»

Она огляделась и увидела меня. Я хотел провалиться под землю. Я не была красивой и даже милой. Эта женщина, похожая на кинозвезду, заслуживала дочь покрасивее, чем я. Я знал это и был уверен, что она узнает это, как только увидит меня.

«Майя, Маргарита, моя малышка.» Внезапно я оказался в ее объятиях и в ее духах. Она отстранилась и посмотрела на меня. «О, детка, ты красивая и такая высокая. Ты похожа на своего папу и на меня. Я так рада тебя видеть».

Моя бабушка осталась в Калифорнии, наблюдая за мной и за всем, что происходило вокруг меня.И когда она решила, что все в порядке, то обрадовалась. Я не был.

Бабушка улыбалась, когда моя мама очень громко включала джаз и блюз на проигрывателе. Иногда она танцевала просто потому, что ей так хотелось, одна, одна, посреди зала. В то время как бабушка принимала такое другое поведение, я никак не могла к нему привыкнуть.

Моя мать молча смотрела на меня около двух недель. Затем у нас было то, что должно было стать привычным, как «сидячая беседа».

‘Подарки моей матери мужества мне были велики и маленький. Фотография: предоставлена ​​Майей Энджелоу

. Она сказала: «Майя, ты не одобряешь меня, потому что я не похожа на твою бабушку. Это правда. эта крыша над головой. Когда ты пойдешь в школу, учитель улыбнется тебе, и ты улыбнешься в ответ. Ученики, которых ты даже не знаешь, улыбнутся, и ты улыбнешься. Но, с другой стороны, я твоя мать. Если ты можешь вызвать одну улыбку на своем лице для незнакомцев, сделай это для меня.Обещаю, я буду тебе признателен.»

Она положила руку мне на щеку и улыбнулась.

«Давай, детка, улыбнись маме. Ну давай же. Будьте милосердны.»

Она сделала смешное лицо, и против моей воли я улыбнулась. Она поцеловала меня в губы и заплакала. «Я впервые вижу, как ты улыбаешься. Это красивая улыбка. Прекрасная дочка матери умеет улыбаться.»

Я начал ценить ее. Мне нравилось слушать ее смех, потому что я заметил, что она никогда ни над кем не смеялась.Через несколько недель стало ясно, что я не использовал никакого титула, когда разговаривал с ней. На самом деле, я редко заводил разговоры. Чаще всего я просто отвечал, когда со мной разговаривали.

Она пригласила меня в свою комнату. Она села на свою кровать и не пригласила меня присоединиться к ней.

«Майя, я твоя мать. Несмотря на то, что я оставила тебя на много лет, я твоя мать. Ты знаешь это, не так ли?»

Я сказал: «Да, мэм». Я кратко отвечал ей несколькими словами с момента моего прибытия в Калифорнию.

«Вы можете не говорить мне «мэм». Вы не в Арканзасе.»

«Нет, мэм. То есть нет.»

«Ты ведь не хочешь называть меня «Мама», не так ли?»

Я промолчал.

«Ты должен как-то называть меня. Мы не можем прожить жизнь без твоего обращения ко мне. Как ты хочешь меня называть?»

Я думал об этом с тех пор, как впервые увидел ее. Я сказал: «Леди».

«Что?»

«Леди».

«Почему?»

«Потому что ты красивая и не похожа на мать.»

«Ну вот и все. Я Леди, и все же ваша мать.»

«Да, мэм. То есть да».

Вскоре после прибытия Бэйли в Калифорнию Вивиан Бакстер сказала мне и Бэйли: «Садитесь, пожалуйста, мне нужно кое-что сказать.

«Я узнал, что Майя не хочет называть меня Матерью. У нее есть для меня другое имя. Кажется, я не соответствую ее образу матери. Она хочет называть меня Леди.» Она подождала секунду, а затем сказала: «И мне это нравится. Она сказала, что я красивая и добрая, поэтому я похожа на настоящую леди.Отныне, Джуниор, ты можешь звать меня Леди. На самом деле, я собираюсь представиться людям как Леди Джексон. Вы все можете называть меня Леди. Каждый имеет право называться так, как он хочет. Я хочу, чтобы меня звали Леди».

Бэйли перебила ее речь. «Тогда я хочу, чтобы меня звали Бэйли. Я ненавижу Джуниора. Я не маленький мальчик.»

Несколько секунд тишины.

«Тогда так тебя будут звать.»

Я улыбнулся «Леди». Она грациозно представила свое новое имя.Ей было трудно сопротивляться.

Когда мне было 17 лет, у меня родился ребенок. Моя мать никогда не заставляла меня чувствовать, будто я приношу скандал в семью. Ребенок не планировался, и мне придется пересмотреть планы насчет образования, но для Вивиан Бакстер это была жизнь как жизнь. Рождение ребенка, когда я была незамужней, не было ошибкой. Это было просто немного неудобно.

Я нашел работу, когда моему сыну было два месяца. Я пошел к Матери и сказал ей: «Мама, я собираюсь переехать».

«Вы собираетесь покинуть мой дом?» Она была потрясена.

Я сказал: «Да. Я нашел работу и комнату с правом готовить еду в коридоре, а хозяйка будет няней».

Она посмотрела на меня наполовину сочувственно, наполовину гордо.

Она сказала: «Хорошо, иди, но помни: когда ты переступаешь мой порог, ты уже воскрес. Благодаря тому, что ты узнал от своей бабушки Хендерсон в Арканзасе и чему ты научился от меня, ты знаешь разница между правильным и неправильным Поступай правильно Не позволяй никому воспитать тебя таким, каким ты был воспитан.Знайте, что вам всегда придется приспосабливаться, в любовных отношениях, в друзьях, в обществе, на работе, но не позволяйте никому менять свое мнение. И потом помни: ты всегда можешь вернуться домой».

Я ушел и вернулся в свою спальню, прежде чем услышал эхо собственных слов в моей голове. Я назвал Леди «Матерью». Я знал, что она заметила, но мы никогда не когда-либо упоминал об этом инциденте. Я знал, что после рождения моего сына и решения переехать и найти место только для нас двоих, я думал о Вивиан Бакстер как о своей матери.

Независимость — пьянящий напиток, и если выпить ее в юности, она может оказать на мозг такое же действие, как и молодое вино. Не беда, что его вкус не всегда нравится. Это вызывает привыкание, и с каждым глотком хочется еще.

К 22 годам я жил в Сан-Франциско. У меня был пятилетний сын Гай, две работы и две съемные комнаты с привилегиями готовить еду дальше по коридору.

Мать забирала Гая два раза в неделю и водила его к себе домой, где кормила его персиками, сливками и хот-догами, но я навещала ее только раз в месяц и в оговоренное время.Она поняла и поддержала мою уверенность в себе, и я с нетерпением ждал нашей постоянной встречи. По этому случаю она готовила одно из моих любимых блюд. Одна дата обеда выделяется в моей памяти. Я называю это Днем красного риса Вивиан.

Когда я прибыл в дом на Фултон-стрит, моя мать была прекрасно одета. Ее макияж был идеальным, и она носила хорошие украшения. Большая часть обеда уже была на кухонном столе. В тот давний День красного риса моя мама предложила мне хрустящего жареного каплуна без соуса и соуса и простой салат из листьев салата, без помидоров и огурцов.Рядом с ее тарелкой стояла миска с широким горлышком, накрытая блюдом. Курица и салат не занимают столь заметного места в памяти моих вкусовых рецепторов, но каждое зернышко красного риса навсегда запечатлено на поверхности моего языка.

У моей мамы были планы на оставшуюся часть дня, поэтому она собрала свои вещи, и мы вместе вышли из дома. Мы дошли до середины квартала и были окутаны жгучим кислым ароматом уксуса с завода по производству солений на углу улиц Филлмор и Фултон.Я шел впереди. Мама остановила меня и сказала: «Малыш».

Я вернулся к ней.

«Детка, я думал и теперь уверен. Ты самая лучшая женщина, которую я когда-либо встречал.»

Я посмотрел на симпатичную маленькую женщину с идеальным макияжем, бриллиантовыми серьгами и шарфом из чернобурки. Ей восхищались большинство чернокожих жителей Сан-Франциско, и даже некоторые белые любили и уважали ее.

Она продолжила. «Вы очень добры и очень умны, и эти элементы не всегда встречаются вместе.Миссис Элеонора Рузвельт, доктор Мэри Маклеод Бетьюн и моя мать — да, вы принадлежите к этой категории. Вот, поцелуй меня».

Она поцеловала меня в губы, повернулась и побрела через улицу к своему бежево-коричневому «понтиаку». Я взял себя в руки и пошел на Филлмор-стрит. трамвай

Моя политика независимости не позволяла мне принимать деньги или даже поездку от моей матери, но я приветствовал ее и ее мудрость Теперь я подумал о том, что она сказала.Я подумал: «А что, если она права? Она очень умна и часто говорила, что не боится никого настолько, чтобы лгать. Предположим, я действительно стану кем-то. Представьте».

В тот момент, когда я еще чувствовал вкус красного риса, я решил, что пришло время бросить свои опасные привычки, такие как курение, употребление алкоголя и ругательство. Я перестал ругаться, но прошло несколько лет, прежде чем я справился с пьянством и курением.

Представьте, что я действительно могу стать кем-то. Когда-нибудь.

В Лос-Анджелесе я начал петь в ночном клубе.Я познакомился с великим поэтом Лэнгстоном Хьюзом и писателем Джоном Килленсом. Я сказал им, что я поэт и хочу писать. — Почему бы тебе не приехать в Нью-Йорк? — спросил Джон Килленс. Он добавил: «Приходите узнать, действительно ли вы писатель».

Я серьезно обдумывал приглашение. Я подумал: Моему сыну 16. Мы могли бы просто переехать в Нью-Йорк. Это было бы хорошо, и я стал бы писателем. Я был достаточно молод и глуп, чтобы думать, что если бы я так сказал, то так и было бы.

Я позвонил маме. «Я собираюсь поехать в Нью-Йорк, и я хотел бы, чтобы вы встретились со мной. Я просто хочу немного побыть с тобой, прежде чем покину западное побережье». ?»

«Я собираюсь стать моряком.»

Я спросил: «Почему, Мать?» У нее была лицензия на недвижимость, она была медсестрой, и она владела игорным домом и отелем. «Почему ты хочешь уйти в море?»

«Потому что они сказали мне, что не пускают женщин в свой союз. Они предположили, что союз уж точно не примет негритянку.Я сказал им: «Вы хотите поспорить?» Я буду входить в их дверь по самое бедро, пока каждая женщина не сможет вступить в этот союз, взойти на борт корабля и отправиться в море».

Мать Майи Энджелоу, Вивиан Бакстер, вышла в море, чтобы бросить вызов профсоюзному запрету на въезд женщин. Фотография предоставлена ​​Майей Анжелу на стоянке почти одновременно.Я принесла свой чемодан, и Мать сказала: «Поставь его рядом с моей машиной. Поставь. А теперь пошли». Мы вошли в вестибюль. Даже в этом недавно интегрированном отеле люди были буквально поражены, увидев, как вошли две чернокожие женщины. Моя мать спросила: «Где колокольчик?» Кто-то подошел к ней. Она сказала: «Сумка моей дочери и мои сумки стоят снаружи рядом с черным Доджем. Принесите их, пожалуйста». Я последовал за ней, когда она подошла к столу, и сказал служащему: «Я миссис Джексон, а это моя дочь, мисс Джонсон, и мы забронировали комнаты.»

Клерк уставился на нас, как будто мы были дикими созданиями из леса. Он посмотрел в свою книгу и обнаружил, что у нас действительно есть оговорки. Моя мать взяла ключи, которые он предложил, и последовала за посыльным с сумками к лифту.

Наверху мы остановились перед дверью, и она сказала: «Вы можете оставить мой багаж здесь вместе с багажом моего ребенка». , «Если они не были готовы к интеграции, я был готов им это показать.Детка, ты пытаешься быть готовым к любой ситуации, с которой сталкиваешься. Не делайте ничего, что вы считаете неправильным. Просто делай то, что считаешь правильным, а затем будь готов поддержать это даже ценой своей жизни». чтобы позволить моему сыну окончить среднюю школу в Каире. Я жил с южноафриканским борцом за свободу, с которым я познакомился, когда он был в Организации Объединенных Наций с петицией о прекращении апартеида. Мы оба пытались сделать наши отношения крепкими и крепкими.Когда наши попытки не увенчались успехом, я отвез сына в Гану, а борец за свободу вернулся в южную Африку. Гай поступил в университет Ганы. Моя мама написала мне и сказала: «Самолеты каждый день отправляются отсюда в Африку. Если я тебе понадоблюсь, я приеду».

Я встречала мужчин, некоторых из которых любила и которым доверяла. Когда последний любовник оказался изменником, я был опустошен и переехал из своего дома в Гане в Северную Каролину.

Мне предложили пожизненную профессуру в Университете Уэйк Форест в качестве профессора американских исследований Рейнольдса.Я поблагодарил администрацию и принял приглашение. Я бы преподавал в течение одного года, и если бы мне это нравилось, я бы преподавал второй год. После одного года обучения я обнаружил, что неправильно понял свое призвание. Я думал, что я писатель, который может учить. К своему удивлению, я обнаружил, что на самом деле я учитель, умеющий писать. Я поселился в Уэйк Форест, чтобы всю оставшуюся жизнь работать учителем.

Телефонный звонок перенес меня через всю страну к больничной койке моей матери. Хотя она была бледной, пепельного цвета и ее глаза не хотели оставаться сфокусированными, она улыбнулась, увидев меня.

Прогноз был неутешительным — у матери был рак легких вместе с эмфиземой, и, по их оценкам, ей осталось жить не более трех месяцев.

Вскоре после этого Эксетерский университет пригласил меня приехать и преподавать в течение трех недель в качестве выдающегося приглашенного профессора. Я поблагодарил администратора, но сказал, что нет, я не могу покинуть Северную Каролину, потому что моя мать тяжело больна.

Когда Вивиан Бакстер узнала, что я отклонил приглашение, она позвала меня к себе.— Иди, — прошептала она. — Иди. Я буду здесь, когда ты вернешься!

Когда я вернулся, Вивиан Бакстер была в коме. Я все-таки поговорил с ней. Ее рука без движения лежала в моей.

На третий день после моего возвращения я взял ее за руку и сказал: «Мне сказали, что некоторым людям нужно дать разрешение на выезд. Я не знаю, ждете ли вы, но могу сказать, что вы, возможно, сделал все, за чем пришел сюда.

«Ты был усердным работником — белые, черные, азиатские и латиноамериканские женщины отправляются из порта Сан-Франциско из-за тебя.Вы были судостроителем, медсестрой, брокером по недвижимости и парикмахером. Многие мужчины и, если мне не изменяет память, несколько женщин рисковали своей жизнью, чтобы полюбить тебя. Ты была ужасной матерью маленьких детей, но никогда не было никого лучше тебя как матери молодого человека».

Она дважды сжала мою руку. Я поцеловал ее пальцы. Потом я пошел домой.

рассвета и помчался вниз в пижаме.Я поехал в больницу и припарковал машину на две машины.Я не стал ждать лифтов.Я взбежал по лестнице на ее этаж.

Медсестра сказала: «Она только что ушла».

Я смотрел на безжизненное тело моей матери и думал о ее страсти и остроумии. Я знал, что она заслужила дочь, которая любила бы ее и имела хорошую память, и она ее получила.

Это отредактированный отрывок из книги «Мама, я и мама» Майи Анджелоу, которая будет опубликована 11 апреля издательством Virago по цене 12,99 фунтов стерлингов. Чтобы заказать копию за 9,99 фунтов стерлингов с бесплатной платой за проезд в Великобритании, перейдите на сайт guardian.co.uk/bookshop или позвоните по телефону 0330 333 6846.

A Review of the Theoretical and Research Literature

Howe, K.Г. (1990), Дочери узнают своих матерей через биографии и генограммы. Образовательные и клинические параллели, Дж. Прайс Ноулз и Э. Коул (ред.), Woman-Defined

Motherhood, Harrington Park Press, Нью-Йорк, стр. 31–40.

Джордан, Дж. В., Каплан, А.О., Миллер, Дж. Б., Стивер, И. П., и Суррей, Дж. Л. (1991), в Дж. В. Джордан, Дж.

Л. Суррей и А. Г. Каплан (ред.), Женский рост в связи : Letters from the Stone

Center, Гилфорд, Нью-Йорк.

Кауфман, Д. (1991), Дочь Рэйчел: новые ортодоксальные еврейские женщины, Университет Рутгерса

Press, Нью-Брансуик.

Кауфман, Д. (1992), Дочь моей матери, мать моей дочери: межпоколенческий конфликт

и принятие решений новоиспеченными ортодоксальными еврейскими женщинами, Family Perspective, 26,

461–476.

Кляйн, М. (1975), Зависть и благодарность и другие работы 1946–1963 , Delacorte Press, New

York.

Кохут, Х. (1971), The Origins of the Self, International Universities Press, Нью-Йорк.

Kohut, H. (1983), Избранные проблемы психологической теории самости, в J. Lichtenberg and S. Ka-

plan (eds.), Problems in Self Psychology, Analytic Press, Hillsdale, NJ.

Лазар, Дж. (1976), The Mother Knot, Делл, Нью-Йорк.

Льюис, Х.Б., и Герман, Дж.Л. (1986), Гнев в отношениях матери и дочери, Т. Берней

и Д.В. Кантер (ред.), Психология современной женщины, новые психоаналитические взгляды,

Лоуренс Эрлбаум, Хиллсайд, Нью-Джерси.

Логан, Дж. Р., и Спитце, Г. Д. (1996), Семейные узы: прочные отношения между родителями и

их взрослыми детьми, Temple U. Press, Philadelphia.

Люборский, Л. (1984), Принципы психоаналитической психотерапии, Basic Books, Нью-Йорк.

Малер М.С., Пайн Ф. и Бергман А. (1975), Психологическое рождение человеческого младенца,

Basic Books, Нью-Йорк.

Мэннинг, М. (2002), Общая нить: матери, дочери и сила сопереживания,

William Morrow & Co, Нью-Йорк.

МакМюррей, Дж. Э. (1997), О том, как быть врачом: дочь доктора, Annals of Internal Medicine, 131,

222–224.

Mens-Verhulst, J. (1995), Новое изобретение отношений матери и дочери, American Journal of

Psychotherapy, 49, 526–539.

Mens-Verhulst, J., Schreurs, K., and Woertman, L. (eds.) (1993), On Daughter and Mother-

ing: Female Subjectivity Reanalyzed, Routledge, London.

Миллер, Дж. Б. (редактор) (1973), Психоанализ и женщины, Бруннер/Мазель, Нью-Йорк.

Миллс, В. (2000), Матери и дочери: Связывающие зеркала (документальный фильм), Aquarius

видео о здравоохранении ([email protected] com).

Митчелл, С.А., и Арон, Л. (редакторы) (1999), Реляционный психоанализ: возникновение традиции, Analytic Press, Hillsdale, NJ.

Норрис, Дж. Э., и Тиндейл, Дж. А. (1994), Среди поколений: цикл отношений взрослых,

WH Freeman and Company, Нью-Йорк.

Предложение Д., Остров, Э., и Ховардс, К.И. (1981), Концепция специалиста по психическому здоровью нормального подростка, Архив общей психиатрии, 38, 149–153.

Оффер Д. и Сабшин М. (1984), Модели нормального развития в книге «Нормальность и жизнь»

Цикл, Д. Оффер и М. Сабшин (ред.), Basic Books, Нью-Йорк.

О’Рейли, А. (1998), Через пропасть: современная англо-американская феминистская теория

отношений матери и дочери, в S. Abbey, and A.О’Рейли (редакторы) (1998), Новое определение материнства:

изменение идентичности и моделей, Second Story Press (Sumach Press), Торонто.

О’Рейли, А., и Эбби, С. (редакторы) (2000), Матери и дочери: связь, расширение прав и возможностей,

и трансформация, Роуман и Литтлфилд, Лэнхэм, Мэриленд.

Филлипс, С. (1991/1996), За пределами мифов: отношения матери и дочери в психологии, истории, литературе и повседневной жизни, издательство Penguin Books, Лондон.

114 ШРИЕР И ДР.

Когда бабушка и дедушка разлучены со своими внуками

В течение многих лет Пэт Хэнсон составляла сотни писем внучке, с которой ей не разрешалось видеться или разговаривать. Она описала свои путешествия, поболтала о книгах и фильмах, представила себе поездку, в которую они однажды отправятся вместе в Нью-Йорк.

Сначала она писала от руки, храня письма в деревянном ящике; позже она сохранила их как компьютерные файлы. Но 75-летний доктор Хэнсон, преподаватель санитарного просвещения в Аптосе, Калифорния, так и не прислал их.

Она видела эту маленькую девочку почти ежемесячно, пока ей не исполнилось 4 года. Затем мать ребенка рассталась с сыном доктора Хэнсона, который в то время боролся с зависимостью и депрессией и не мог удержаться на работе. Мать прекратила посещения. Она также перестала отвечать на телефонные звонки, сказал доктор Хэнсон, который больше не знает текущий адрес семьи.

Разлука с «людьми, с которыми вы традиционно должны быть близки, это как пощечина», — сказала доктор Хэнсон, которая описала свой опыт в самостоятельно изданной книге «Невидимая бабушка и дедушка.(Для книги она сменила имена и местонахождение, чтобы защитить частную жизнь семьи.)

Опустошенная, она нашла написание писем терапевтическим — но это может также служить и другой цели. Ее внучке сейчас 17 лет, и «я надеюсь, что однажды она захочет найти свои корни и найдет меня». Письма покажут, как часто думала о ней ее отчужденная бабушка, как сильно она жаждала ее увидеть.

«Я надеюсь на восстановление связи», — сказал доктор Хэнсон. «Я фантазирую об этом». Сын доктора Хэнсона, ныне стабильный, женатый отец, воспитывающий еще двоих детей, управляет курортом и общается со своей матерью; он подтвердил ее версию.

С тех пор, как почти четыре года назад родилась моя внучка, я каждую неделю часами ухаживал за ней.

В этом мне просто повезло. Мы держались крепко, потому что я мог добраться до ее квартиры за 75 минут (в допандемическое время) на общественном транспорте, и потому что я случайно не оттолкнул свою дочь или зятя.

Но почти каждый раз, когда я пишу о бабушках и дедушках, кто-то в комментариях выражает тоску по поводу того, что не может увидеть или даже позвонить любимому внуку.Отчуждение приносит душевную боль, которую я даже не могу себе представить.

«Вы узнаете, что у вас нет тех отношений, которые, как вы думали, у вас были со своими детьми», — сказал врач из Западного Массачусетса, который живет отдельно от бабушки и дедушки. Как и несколько человек, с которыми я разговаривал, она попросила об анонимности, потому что надеялась на прекращение огня в будущем.

Она не видела своего сына и его семерых детей с 2015 года, за исключением семейных похорон, на которых они не разговаривали. По ее словам, он и его жена заблокировали ее электронную почту и отправляли подарки нераспечатанными.«Я чувствую, что меня стирают», — сказал доктор.

Вопрос о том, как часто это происходит, остается открытым. В опросе, проведенном в 2012 году для AARP почти 2000 бабушек и дедушек, 2% заявили, что никогда не видели внука, который жил дальше всех, но расстояние или болезнь также могут быть причиной этого.

Цифры могли быть и выше. В глубине души отчуждение от внуков отражает отчуждение от взрослых детей, привратников среднего поколения, которые могут продвигать или запрещать доступ.

Когда Меган Гиллиган, социолог из Университета штата Айова, изучила 561 семью пожилых людей в Массачусетсе, она и ее команда были удивлены, обнаружив, что около 11 процентов матерей сообщили, что отдалились по крайней мере от одного из своих детей. (Это означало, что они либо не общались в течение года, лично или по телефону, либо общались реже, чем раз в месяц, плюс низкий балл по анкете, измеряющей близость. )

Бабушка и дедушка пытаются справиться с этим разрывом чувствую не только растерянность — это «нож в сердце», как сказала мне одна бабушка, — но и унижение.Их друзья публикуют в Facebook очаровательные фотографии внуков, а отверженные оплакивают каждую пропущенную веху.

«Если ваш ребенок умрет, всем будет вас жалко», — отмечает Джошуа Коулман, психолог из района Залива и автор книги «Правила отчужденности», которая будет опубликована этой осенью. «Если ваш ребенок перестал с вами разговаривать, все обвиняют вас».

Что ведет к отчуждению? Доктор Коулман, который работает с разлученными семьями и проводит вебинары на эту тему, ставит развод — в любом поколении — на первое место в списке.«Дети любого возраста могут обвинять одного из родителей в разводе, или испытывать потребность в союзе с тем или иным, или иметь проблемы с новым человеком, которого разведенный родитель приводит в семью», — сказал он.

В молодом поколении развод может привести к отчуждению, если родитель-опекун больше не хочет вовлекать семью бывшего.

Иногда давние обиды из детства взрослых детей всплывают на поверхность, когда они сами становятся родителями. «Возможно, у них было непростое перемирие, но теперь, когда у них есть собственные дети, они боятся, что их родители причинят им такой же вред», — говорит доктор.— сказал Коулман.

«Взрослый ребенок говорит: «Ты не можешь видеть моего ребенка, потому что ты был самовлюбленным родителем, токсичным родителем»» — или жестоким родителем. (Иногда, добавил он, взрослый ребенок прав.)

Так называемое матрилинейное преимущество, постоянное исследование, обнаруживающее, что самые крепкие семейные связи развиваются между матерями и дочерьми, означает, что родители взрослых сыновей могут оказаться в невыгодном положении.

При возникновении разногласий жена может настаивать на том, чтобы муж поддерживал его новую семью и дистанцировался от родителей.«Большинство мужчин будут откладывать», — обнаружил доктор Коулман.

Проблемы с психическим здоровьем могут возникнуть в любом поколении. «Есть много проблемных взрослых детей, или они могут жениться на ком-то проблемном», — сказал доктор Коулман. «Это делает их неспособными справиться с обычными пращами и стрелами семейных отношений».

62-летняя бабушка из Талсы убеждена, что именно это и разделило ее семью. Три мучительных года она не видела свою младшую дочь и двух внуков.

После некоторого конфликта из-за доступа к доверительному фонду молодая семья внезапно уехала из штата и прервала контакт; она обвиняет своего зятя.«На нее оказывали давление; ее контролировали», — сказала женщина о своей дочери. «Она перестала разговаривать со всей своей семьей, со всеми друзьями, со всеми, кроме него».

Бабушка и дедушка, разлучившиеся друг с другом, отчаянно надеются на окончательное примирение; это может произойти, хотя и в неизвестной пропорции случаев.

В этом эпизоде, когда в прошлом году дочь решила расторгнуть брак, она восстановила отношения со своей семьей. (Дочь отказалась от интервью, но подтвердила в СМС, что добивается развода и что она и ее дети воссоединились с родителями. )

Попытки исправить такие разломы часто оказываются долгим и обескураживающим процессом. Юридические средства мало помогают. Хотя в большинстве штатов действуют законы о посещении бабушек и дедушек, трудно установить необходимый статус, чтобы воспользоваться ими, сказал Адам Турбовитц, адвокат по семейным делам Aronson, Mayefsky & Sloan в Нью-Йорке.

«Они используются не так часто, как вы думаете, потому что вы должны показать обстоятельства, которые выходят за рамки обычного, а не заурядного отчуждения, чтобы иметь статус», — сказал он.Даже когда дедушки и бабушки обретают правоспособность — скажем, они воспитывали внука до тех пор, пока родитель, освобожденный из тюрьмы, не попытается восстановить опеку и исключить их — они сталкиваются с дорогостоящим, длительным и неопределенным процессом.

И это, скорее всего, сорвет будущее примирение. «Если цель состоит в том, чтобы улучшить семейные отношения, есть лучшие места для этого, чем судебная система», — сказал г-н Турбовитц.

Доктор Коулман рекомендует отправить «письмо о возмещении ущерба», признав, что бабушка и дедушка способствовали нарушению, даже если это не было их намерением.«Они должны столкнуться со своими ошибками и недостатками», — сказал он.

Некоторые семьи соглашаются пройти терапию вместе. Бабушки и дедушки также обращаются за помощью к таким группам поддержки, как «Анонимные бабушки и дедушки отчужденных» или британская организация «Stand Alone». Тем не менее, иногда проходят годы, и все попытки терпят неудачу.

Даже когда происходит примирение, восстановление разорванных отношений требует времени. Учительница на пенсии из Северной Калифорнии рассказала мне о своем горе из-за того, что в течение пяти лет ей не разрешали видеть своих внуков-близнецов, которым тогда было 3 года, хотя они жили рядом.Ее невестке явно не нравилось, как муж учительницы заботился о детях.

Два года назад, когда ее сын ни с того ни с сего предложил ей и ее мужу возобновить время от времени свидания, «мы не чувствовали себя бабушкой и дедушкой», — сказала она. «Мы совсем не знали детей».

Но со временем дети стали более дружелюбными, и ее беспокойство уменьшилось. «С каждым месяцем все кажется более нормальным», — сказала она.

Возможно, она никогда не восстановит ту близость с ними, которую поддерживала с детьми своей дочери.«Они не любят и не обнимаются одинаково», — признает она.

Тем не менее, «После того, что произошло, я нахожу невероятным, что мы можем добраться до этого места, где мы можем наслаждаться обществом друг друга».

Паула Спэн ведет колонку New Old Age в разделе науки The New York Times.

Прохождение через нежные отношения между взрослыми детьми и родителями Джейн Айсей

Это была моя первая книга об отношениях со взрослыми детьми – хотя я новичок в этом, я почерпнула из нее так много.Она обратилась к стольким слонам в комнате. Вещи, о которых никто никогда не говорит, и поэтому вы предполагаете, что все будет хорошо и легко, как только ваши дети уйдут из дома.

Примечания:

*»Когда дети становятся взрослыми, многие родители сталкиваются с совершенно новым миром беспокойства, недопонимания, разочарования и отчуждения.»

*Она уверяет нас, что мы не дураки, чтобы просыпаться среди ночи, беспокоясь о

Это была моя первая книга об отношениях со взрослыми детьми – хоть я и новичок в этом, я так много узнала этого.Она обратилась к стольким слонам в комнате. Вещи, о которых никто никогда не говорит, и поэтому вы предполагаете, что все будет хорошо и легко, как только ваши дети уйдут из дома.

Примечания:

*»Когда дети становятся взрослыми, многие родители сталкиваются с совершенно новым миром беспокойства, недопонимания, разочарования и отчуждения.»

*Она уверяет нас, что мы не дураки, чтобы просыпаться посреди ночи, беспокоясь о наших взрослых детях. Многие делают.

*Дети не нуждаются в ваших советах. Крысы. Это единственное, что я умею давать — много, налитое густо и тяжело.«Не давайте, они этого не хотят, им это не нравится, они обижаются». Это действительно так? Бьюсь об заклад, не каждый ребенок так себя чувствует. Я спросил Талию, и она сказала, что так себя чувствует только в плохом настроении.

*Смотрите, это я в будущем = «Норма в свои 75 лет знает, что она не отвечает за своих детей, но ей было трудно сдерживать язык, и это вызвало хаос с ее первенцем. Ее превосходный совет чуть не разрушил их отношения».

*Также о совете, «чем он правильнее и чем ближе к дому режет, тем больше на тебя обида за то, что ты его даешь.» Когда вы сообщаете сложную правду, вас, как посланника, обвиняют.

*Совет одной мудрой матери: Держите рот на замке, а дверь открытой. Кроме того, вы всегда можете рассказать своему супругу, лучшим друзьям или родственникам вашего поколения все ваши разочарования. Это именно то, что я делаю. постарайтесь наладить хорошие отношения в любом случае).Идеально, если у вас есть и то и другое, конечно.

*так много полезных историй о людях, у которых она брала интервью для этой книги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>