МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Судебная практика брачные договора: Брачный договор судебная практика \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Брачный договор судебная практика \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Брачный договор судебная практика (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Брачный договор судебная практика Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Интересная цитата из судебного решения: Кредиторы или финансовый управляющий могут потребовать расторгнуть брачный договор либо признать его недействительным, если финансовое положение должника вследствие его заключения ухудшилось»…Согласно сформированной судебной практике кредиторы или финансовый управляющий могут потребовать расторгнуть брачный договор либо признать его недействительным, если финансовое положение должника вследствие его заключения ухудшилось, после изменения установленного законом режима совместной собственности возник дисбаланс в отношении имущественных прав и обязанностей супругов, соответствующие условия соглашения ставят одного из супругов (должника) в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), что безусловно влияет на формирование конкурсной массы, законных прав и интересов кредиторов соответствующего супруга-должника, указанное соглашение заключено в период, когда у соответствующего супруга имелись признаки несостоятельности (напр.
, сформировалась задолженность по обязательствам в значительной сумме).»

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Брачный договор судебная практика Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: О некоторых вопросах оспаривания в делах о банкротстве брачных договоров
(Гусев А.О.)
(«Арбитражные споры», 2021, N 4)В статье исследуются основные вопросы, связанные с оспариванием в деле о банкротстве несостоятельного должника (физического лица) заключенного им брачного договора. Сложившаяся судебная практика показывает, что должники часто используют брачные договоры для того, чтобы попытаться избежать обращения взыскания на их имущество в деле о банкротстве. Автором освещаются вопросы выбора компетентного суда для оспаривания брачного договора должника и исчисления сроков исковой давности. Данная работа предоставляет масштабный обзор используемых на практике оснований для оспаривания брачных договоров и последствий признания брачного договора недействительной сделкой по результатам судебного спора.

актуальные проблемы правоприменительной практики в нотариальной деятельности

В настоящей статье анализируются актуальные практические вопросы, связанные с заключением, изменением и расторжением брачного договора, с которыми сталкиваются нотариусы в своей ежедневной работе. Настоящая статья появилась в результате многих лет работы с нотариусами РФ на курсах повышения квалификации в стенах юридического факультета СПбГУ. При написании этой статьи мы старались максимально полно охватить те актуальные, острые вопросы, связанные с заключением, изменением и расторжением брачного договора, с которыми сталкиваются в своей практической деятельности нотариусы, проанализировать существующие точки зрения по тем или иным проблемам, судебную практику и практику регистрирующих органов.

Итак, 1 марта 2012 года исполнилось 16 лет с момента вступления в силу Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ). За период действия данного нормативного акта в него практически не вносились изменения. К сожалению, обусловлено это не качеством принятого 16 лет назад кодекса, а отсутствием должного внимания законодателя к указанному нормативному акту.

Не обращает внимания на СК РФ и Верховный Суд РФ, в компетенцию которого входит толкование норм права[1]. Рекомендации Верховного Суда по толкованию и применению норм СК РФ сослужили бы добрую службу не только судам, но и нотариусам, и регистрирующим органам, которым приходится иметь дело с различными договорными конструкциями, предусмотренными СК РФ. В отсутствие подобных рекомендаций в разных субъектах РФ складывается такая практика применения кодекса, которую иначе как «кто в лес, кто по дрова» не назовешь.

Известно, что институт брачного договора появился в российском семейном законодательстве только с принятием СК РФ. В советский период брачный договор был попросту не нужен, ибо в связи с отсутствием права частной собственности на объекты недвижимости, неразвитостью института ценных бумаг, невозможности существования частных юридических лиц в собственности супругов находилось столь скудное имущество, что законный режим имущества супругов, предусмотренный семейным законодательством советского периода, вполне удовлетворял интересы большинства супружеских пар.

Однако новые экономические и правовые реалии потребовали альтернативы законному режиму имущества супругов. Такой альтернативой и стал договорный режим.

Понятие брачного договора содержится в статье 40 СК РФ. Из данного определения следует, что заключить брачный договор могут как супруги, так и лица, собирающиеся вступить в брак[2].

По прямому указанию закона брачный договор, заключенный до регистрации брака, вступит в силу только с момента регистрации брака (абзац 2 пункта 1 статьи 41 СК РФ). Мнение о том, что такой договор можно отнести к сделкам, заключенным с отлагательным условием (пункт 1 статьи 157 ГК РФ), следует считать ошибочным, ибо сделка, совершенная под условием, вступает в силу сразу в момент ее совершения.

При удостоверении брачного договора нотариусу отводится не только роль лица, проверяющего законность сделки, представленной для удостоверения, но и роль юриста, помогающего сторонам брачного договора уяснить сущность этой договорной конструкции.

В условиях, когда регулирование брачного договора в СК выглядит довольно лаконично, научных исследований по данной теме немного, судебная практика только начала складываться, и ни одного официального обобщения судебной практики в РФ по данной теме еще не было, именно нотариус призван быть лицом, которое может оказать необходимую помощь в понимании брачного договора как правого института и разъяснить гражданам последствия включения в брачный договор тех или иных условий.

Какие же цели чаще всего преследуют супруги (будущие супруги), заключая брачный договор?

Полагаем, что в идеале законодатель рассчитывал на то, что брачный договор будут заключать

будущие супруги, решая судьбу всего нажитого в браке имущества на весь период существования брака. Однако на практике брачный договор оказался востребованным в самых различных ситуациях, которые законодатель вряд ли имел в виду при создании СК РФ.

С помощью брачного договора можно решать судьбу не всего имущества, а какой-то его части (например, только объектов недвижимости или автотранспортных средств) или вообще отдельного объекта.

Допустим, в брачном договоре супруги хотят определить режим только одной квартиры, приобретенной в период брака по возмездному договору, и установить в отношении нее режим личной (раздельной) собственности супругов. Остальное же имущество (имеющееся к моменту заключения договора или будущее) по-прежнему подчиняется законному режиму. Какими мотивами руководствуются супруги, определяя в брачном договоре судьбу только одной квартиры, не известно. Возможно, на покупку квартиры были потрачены средства, вырученные от продажи личного имущества одного из супругов, и супруги решили, что будет справедливо «вывести» квартиру из-под режима совместной собственности. Возможно, деньги на приобретение квартиры дали родители супруга. Супружеские отношения настолько сложны, что мотивов, которыми руководствуются супруги, заключая брачный договор, может быть множество. Однако мотивы остаются за рамками договора и, как известно, по общему правилу, не влияют на действительность сделки.

В научной литературе и на практике дискутируется следующий вопрос. Можно ли с помощью брачного договора решить судьбу не только того имущества, которое субъекты брачного договора приобрели (или приобретут) в браке по возмездным сделкам, но и судьбу имущества, принадлежащего каждому из супругов на праве личной собственности (добрачного, унаследованного, полученного по иным безвозмездным сделкам)?

Многие российские нотариусы относятся к возможности определения судьбы личного (раздельного) имущества в брачном договоре отрицательно. Особо негативную реакцию вызывают такие брачные договоры, в которых общее имущество не фигурирует вовсе. Так, лица могут пожелать включить в брачный договор следующее единственное условие: «Квартира, принадлежащая супруге до заключения брака, после регистрации брака становится личной собственностью супруга».

Отрицательное отношение к подобным условиям вызвано толкованием пункта 1 статьи 42 СК РФ: «Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов».

По мнению ряда нотариусов, брачным договором можно лишь изменить установленный законом режим имущества, в то время как личное имущество не подпадает под такой режим. В то же время в процитированном пункте через запятую предлагаются и иные варианты регулирования имущественных отношений супругов, а именно установление режима совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Полагаем, что грамматический способ[3] толкования указанного пункта все-таки приводит нас к выводу о возможности решения вопроса о судьбе личного имущества каждого из супругов в брачном договоре путем установления любого из режимов собственности на тот или иной объект, принадлежащий одному из супругов.

Теперь обратимся к содержанию статьи 42 СК РФ и проанализируем, какие же возможности законодатель предоставил субъектам брачного договора. Итак, в соответствии с пунктом 1 указанной статьи брачным договором супруги вправе изменить режим совместной собственности (статья 34 СК РФ), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Что имел в виду законодатель, предоставляя супругам право установить режим совместной собственности, с учетом того, что на имущество, нажитое супругами в период брака, и так распространяется режим совместной собственности? Напрашивается единственно возможный вывод: речь, по-видимому, идет о возможности установления режима общей совместной собственности на личное (раздельное) имущество супругов.

Избрав режим раздельной собственности, супруги вообще отказываются от режима общности и становятся автономны друг от друга в имущественном плане[4]. Так, супруги вправе установить в договоре, что все получаемые ими доходы поступают в личную собственность того из супругов, который управомочен на их получение. Точно так же в личную собственность поступает то имущество, которое будет приобретено на эти доходы. Во избежание возможных споров о том, на чьи доходы было приобретено то или иное имущество, в договоре можно сделать следующую оговорку: «имущество является собственностью того из супругов, на чье имя оно приобретено или на чье имя оно зарегистрировано». Таким образом легко будет установить собственника объекта недвижимости, автотранспортных средств, ценных бумаг. Если же супруги щепетильны и в вопросе о праве собственности на другие вещи, им придется позаботиться о каком-то ином способе фиксации приобретателя (сохранять товарные чеки, квитанции, где значится фамилия стороны по договору и т.д.).

При определении в брачном договоре судьбы юридических лиц оговорка должна звучать следующим образом: тот из супругов, который является учредителем (участником) юридического лица, единолично обладает всеми правами и несет все обязанности, вытекающие из участия в данном юридическом лице.

Наконец, супруги могут установить в брачном договоре режим долевой собственности. Это означает, что стороны брачного договора отказываются от законного режима общей совместной собственности и устанавливают долевую собственность на отдельные объекты имущества. Речь может идти как о конкретных объектах («квартира, расположенная по такому-то адресу, принадлежит супругам на праве общей долевой собственности, причем доли супругов признаются равными»), так и на объекты, определенные родовыми признаками («любое приобретаемое в браке недвижимое имущество принадлежит супругам на праве общей долевой собственности, причем супруге принадлежит 1/3 доля в праве собственности на приобретенный объект недвижимости, а супругу — 2/3»).

На практике иногда возникает следующий вопрос: означает ли предоставленное законодателем право изменить законный режим имущества супругов возможность менять правила совершения сделок с имуществом, находящимся в личной или общей собственности супругов? Например, супруги сохраняют режим общей совместной собственности в отношении объектов недвижимости и при этом договариваются, что сделки по распоряжению объектом недвижимости будет совершать тот из супругов, на чье имя объект зарегистрирован, без согласия другого супруга.

Так, по мнению А.В. Слепаковой, «предусматривая право супругов изменить установленный законом режим совместной собственности, законодатель имел в виду не только возможность исключить отдельные объекты, перечисленные в ст. 34 Семейного кодекса, из состава общего совместного имущества либо, напротив, дополнить указанный перечень <…> смысл заключается в том, что законодатель разрешил мужу и жене вносить изменения в сам законный режим«[5]. Таким образом, А. В. Слепакова полагает, что супруги могут сами в брачном договоре устанавливать правила совершения сделок с принадлежащим им имуществом. Схожие идеи высказывает в своей работе М.В. Антокольская[6].

Позволим себе не согласиться с мнением уважаемых авторов. Диспозитивное регулирование имущественных отношений супругов, которое ввел законодатель, имеет своей целью учет интересов супругов, которых может по тем или иным причинам не устроить единственно возможный способ регулирования их отношений. Однако при этом не надо делать из брачного договора «игрушку», которая позволяет супругам играть в свои игры без учета интересов других участников оборота. Право собственности в соответствии с ГК РФ знает три возможных режима:

— право раздельной (личной) собственности,

— право общей долевой собственности,

— право общей совместной собственности.

Никаких иных форм осуществления прав собственника законодательством РФ не предусмотрено. Брачный договор предоставляет супругам право выбрать тот или иной режим в отношении всего имущества или в отношении отдельных объектов, находящихся в их личной или общей собственности.

Таким образом, супруги, заключая брачный договор, могут выбрать только один из предусмотренных законом режимов, не имея права модифицировать этот режим.

Актуален также вопрос о возможности распространения действия брачного договора на прошлый период. Согласно пункту 2 статьи 425 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. В связи с этим С.В. Сарбаш отмечает, что, «поскольку п. 2 ст. 425 ГК РФ говорит об «отношениях возникших», положения договора можно распространить на прежний период только при условии, что этот период содержал соответствующие отношения, если же между сторонами не сложилось вообще никаких отношений, оснований для применения данной нормы не имеется«[7].

Возможность применения нормы пункта 2 статьи 425 ГК РФ зависит от условий брачного договора. Если речь идет об изменении режима объектов недвижимого имущества, то права на него возникают по общему правилу только с момента государственной регистрации, поэтому сделать супруга собственником имущества «задним числом» невозможно. Если же речь идет о праве собственности на движимые вещи или об условиях обязательственного характера (например, супруг обязуется в добровольном порядке предоставлять содержание супруге в таком-то размере, но начал делать это уже за три месяца до заключения брачного договора), тогда распространить действие брачного договора на прошлые отношения допустимо.

Из определения брачного договора следует, что он устанавливает имущественные права и обязанности супругов «в браке и (или) в случае его расторжения». Поскольку в данном определении речь идет только об одном случае прекращения брака — расторжении — следует сделать вывод, что супруги не могут воспользоваться конструкцией брачного договора для решения имущественных вопросов на случай своей смерти. Иначе говоря, брачный договор не может включать в себя элементы завещания. Объясняется это тем, что существуют специальные нормы ГК РФ, предусматривающие особые условия и порядок составления завещания, в частности, запрещающие составление завещания от имени нескольких лиц и составление взаимных завещаний (пункт 4 статьи 118 ГК РФ).

Взаимные завещания предусмотрены § 2269 Германского гражданского уложения, статьей 1347 ГК Грузии, статьей 1243 ГК Украины, стаями 604–612 ГК Латвийской Республики, статьей 1164 ГК Республики Туркменистан. По ним завещатели (как правило, супруги) принимают на себя встречные обязательства относительно друг друга[8]. В России подобные завещания не допустимы, именно этим вызван и запрет регулирования брачным договором имущественных отношений супругов на случай их смерти.

В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 42 СК РФ сторонам брачного договора предоставляется право определить, какое имущество будет передано каждому из супруговв случае расторжения брака. В связи с этим представляет интерес следующий вопрос: можно ли в брачном договоре определить доли в нажитом и будущем имуществе, в соответствии с которыми будет производиться раздел имущества? Хотя из текста статьи это прямо не следует, однако можно предположить, что супруги вправе в брачном договоре определить такие доли. Например: «Все приобретенное в браке имущество принадлежит супругам на праве общей совместной собственности. В случае расторжения брака доли супругов в нажитом имуществе определяются как равные». Тогда суд не вправе будет определять доли супругов в нажитом имуществе, а также применять правило пункта 2 статьи 39 СК РФ (отступать от начала равенства долей), поскольку супруги в брачном договоре этот вопрос уже решили.

На сегодня не существует единства мнений по вопросу о возможности регулирования брачным договором личных неимущественных отношений между супругами. С одной стороны, пункт 3 статьи 42 СК РФ содержит прямой запрет на регулирование личных неимущественных отношений. С другой стороны, пункт 2 статьи 42 СК РФ считает допустимым ставить возникновение и прекращение прав и обязанностей в брачном договоре в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Таким образом, законодатель позволяет конструировать брачный договор по модели условной сделки (с отлагательными или отменительными условиями). Зададимся вопросом: что это могут быть за условия? Наиболее распространенным примером, который можно встретить и в литературе, и в типовых брачных договорах, является такое условие, как рождение ребенка. Например: «В случае рождения в семье ребенка дом, приобретенный супругом до заключения брака, переходит в собственность супруги».

В качестве допустимых условий предлагаются также измена, злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами, совершение преступления в отношении супруга и т.д. Например: «Доли супругов в имуществе, приобретенном в период брака, определяются как равные. Однако в случае измены одного из супругов доля пострадавшего супруга увеличивается на одну десятую».

Перечисленные выше условия востребованы на практике. Однако поскольку нотариус при удостоверении брачного договора проверяет законность сделки, необходимо ответить на вопрос: насколько включение в брачный договор подобных условий укладывается в рамки запрета, содержащегося в пункте 3 статьи 42 СК РФ? Не является ли включение таких условий в договор попыткой урегулировать личные неимущественные отношения между супругами? В настоящее время научных исследований, посвященных регулированию брачным договором личных неимущественных отношений, практически нет. В качестве исключения можно привести в пример статью И.П. Гришина и А.В. Мыскина[9].

Во многих странах, где брачный договор известен уже достаточно давно, законодательство позволяет включать в договор условия, регулирующие личные неимущественные отношения. И наших граждан часто волнует вопрос о возможности урегулировать такие отношения. К сожалению, на данный момент однозначного ответа на этот вопрос дать нельзя. Есть специалисты, которые относятся к решению этого вопроса положительно, есть и противники включения подобного рода условий в брачный договор. Предлагается и компромиссный подход, в соответствии с которым регулировать брачным договором нельзя только те личные права и обязанности, о которых идет речь в главе 6 СК РФ, т.е. те личные права и обязанности, о которых прямо говорится в Семейном кодексе.

Итак, что же понимается под «регулированием личных неимущественных отношений»? Какие условия в связи с существующим запретом нельзя включать в брачный договор? Довольно часто от нотариусов можно услышать такие ответы: в брачный договор нельзя включать следующие условия: «супруги обязуются любить и уважать друг друга», «супруга обязуется каждое утро варить супругу кофе, а супруг обязуется каждое вечер выносить мусор» и т. д.

Как первый, так и второй примеры не связаны с «регулированием личных неимущественных отношений».

В ситуации, когда «обязанность супругов любить и уважать друг друга» не сопровождается никакой принудительной мерой в виде санкции за неисполнение этой «обязанности», она носит не более чем декларативный характер, т.е. никакого регулирования отношений в данном случае не происходит.

Во втором примере, когда супруги договариваются о приготовлении кофе и выносе мусора, налицо гражданско-правовая договоренность, носящая имущественный характер. Супруги договариваются о выполнении работ, и эта договоренность, по-видимому, является взаимовыгодной: супруга прекрасно варит кофе и терпеть не может выносить мусор, поэтому вынос мусора усилиями супруга является платой за утренний кофе.

В настоящее время наиболее остро стоит проблема регулирования брачным договором вопроса о рождении ребенка. Особую актуальность этот вопрос приобретает в ситуации, когда супруги установили раздельный режим имущества.

Не секрет, что режим общей совместной собственности имеет смысл тогда, когда семья создается с целью рождения детей. Супруга на долгое время выбывает из профессиональной деятельности в связи с необходимостью вынашивания, рождения ребенка и дальнейшего за ним ухода. Для обеспечения ее материальных интересов (и, как следствие, душевного спокойствия) законодатель устанавливает в СК РФ в качестве общего правила режим общности супружеского имущества. Женщине в состоянии беременности и в период ухода за маленьким ребенком особенно важно чувствовать себя защищенной. Если по каким-то причинам брак распадается, то женщина имеет право на половину нажитого в браке имущества (а в случае наличия уважительных причин — и на большую часть), несмотря на то, что у нее не было самостоятельного дохода в период брака.

В последние годы большую популярность приобрела идея установления в брачном договоре режима раздельности. Это связано с разными причинами, одной из которых является желание супругов-предпринимателей оградить бизнес от возможного вмешательства другого супруга в предпринимательскую деятельность в случае раздела имущества. К сожалению, в последние годы в стране сложилась довольно абсурдная судебная практика, связанная с разделом долей ООО в ситуациях, когда ООО были учреждены (или доли в уставном капитале ООО приобретены) в период брака[10].

Желание установить раздельный режим имущества появляется и тогда, когда один из супругов занимается деятельностью, связанной с совершением частых сделок с недвижимостью, для которых требуется получение нотариально удостоверенного согласия второго супруга. Режим раздельности освобождает от необходимости получения каждый раз нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки с объектом недвижимости.

Однако режим раздельности устраивает супругу ровно до того момента, пока в семье не принято решение о рождении ребенка. В связи с беременностью и рождением ребенка супруга вынуждена будет оставить работу, в связи с чем ей хотелось бы получить материальную компенсацию из имущества супруга. Ведь супруг весь этот период будет продолжать трудиться, делая карьеру и формируя свой капитал. Итак, можно ли решить данный вопрос с помощью брачного договора? Можно ли предусмотреть в брачном договоре выплату супруге денежной суммы (не будем называть ее вознаграждением или компенсацией, дабы не порождать лишних споров) в случае рождения у нее ребенка, отцом которого является супруг?

Убедительный мотив для включения подобного условия в брачный договор, как выяснилось, есть. А есть ли законная возможность для включения в брачный договор такого условия?

С одной стороны, как отмечалось выше, в силу пункта 2 статьи 42 СК РФ считается допустимым в брачном договоре ставить возникновение и прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления определенных условий. Таким образом, законодатель позволяет конструировать брачный договор по модели условной сделки. С другой стороны, пункт 3 статьи 42 СК РФ содержит прямой запрет на регулирование брачным договором личных неимущественных отношений.

Установление вознаграждения в случае рождения ребенка, безусловно, мотивирует супругу к принятию решения о рождении ребенка. Следовательно, перед нами пример регулирования личных неимущественных отношений.

В то же время нельзя забывать о том, что в соответствии со статьей 42 СК РФ «супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию». Почему бы в таком случае не рассматривать денежное вознаграждение в случае рождения ребенка как денежную сумму, которую супруг обязуется выплатить супруге единовременно в качестве содержания на период ухода за ребенком? Условием выплаты такого содержания будет выступать рождение ребенка. Причем супруги могут уточнить — «рождение живого ребенка». Или, наоборот, предусмотреть выплату даже в случае, если ребенок родится мертвым или умрет сразу после рождения.

Таким образом, условие о выплате денежного вознаграждения супруге в случае рождения ребенка соответствует СК РФ.

Однако в пользу возможности включения подобного рода условия в брачный договор можно выдвинуть еще один аргумент.

С нашей точки зрения, рождение ребенка может поощряться и иными способами, например, условием, что в случае расторжения брака муж обязуется передать определенное имущество в пользу жены независимо от того, сколько времени пройдет с момента рождения ребенка до расторжения брака. Или в случае, если режим имущества супругов не раздельный, а совместный, супруги могут в брачном договоре предусмотреть, что в случае рождения ребенка имущество при расторжении брака будет делиться не в равных долях, а в иных пропорциях.

Возможность включения в брачный договор такого условия, на наш взгляд, обусловлена тем, что для лиц, не состоящих в браке, запрета на заключение гражданско-правового договора с подобного рода условием не существует. Поясним. Далеко не во всех случаях мужчина и женщина, желающие иметь ребенка, состоят в браке. Тогда можно предположить, что, приняв решение о рождении ребенка, будущие родители ребенка могут заключить соглашение, в соответствии с которым мужчина обязуется выплатить женщине определенную денежную сумму или передать определенное имущество в случае рождения у них общего ребенка.

Если с точки зрения принципа свободы договора (статья 421 ГК РФ) с учетом норм об условных сделках (статья 157 ГК РФ) и понятия обязательства (статья 307 ГК РФ) доктрина и практика допускают такой гражданско-правовой договор между лицами, не состоящими в браке, почему же такое условие нельзя включить в брачный договор? Никаких разумных объяснений подобному запрету не существует. Таким образом, можно придти к выводу, что включение в брачный договор условия об имущественном предоставлении супруге в случае рождения у супругов общего ребенка закону не противоречит.

Изменению и расторжению брачного договора посвящена статья 43 СК РФ, которая, в основном, дублирует положения ГК РФ об изменении и расторжении гражданско-правового договора. В связи со спецификой брачного договора в литературе вызывает споры возможность применения к такому договору норм статьи 451 ГК РФ[11]. Так, отмечается, что «анализ содержания этой статьи, в частности, наличие в ней таких терминов, как «риск», «условия оборота», «обычаи делового оборота», приводит к выводу, что по указанным в этой статье основаниям подлежат изменению или расторжению договоры, заключенные при ведении предпринимательской деятельности, к которым брачный договор не относится«[12].

В практической деятельности нотариусов возник и следующий вопрос: возможно ли внесение в брачный договор изменений, если лица уже не состоят в браке?

Вопрос не простой, ибо заключать брачный договор в соответствии с СК РФ могут только супруги (или будущие супруги), но не бывшие супруги. Как же быть, если появилась необходимость внести изменения в условия договора, которые устанавливают длящееся обязательство (допустим, обязательство по содержанию на случай расторжения брака), а лица уже в браке не состоят?

Поскольку речь идет о внесении изменений в существующее между лицами обязательство, а не в договор как юридический факт, полагаем, что внесение изменений возможно, важно, чтобы договор, породивший обязательство, был заключен в период брака или до заключения брака.

В последние годы приобрел актуальность вопрос о возможности ограничения имущественной ответственности супругов с помощью брачного договора.

Итак, по общему правилу, каждое лицо отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Если лицо состоит в браке, то специфика его гражданско-правовой ответственности обусловлена двойственным режимом принадлежащего ему имущества. Как известно, у супругов помимо общего имущества (статья 34 СК РФ) есть еще и личное имущество (статья 36 СК РФ).

Поэтому важно определить, в каких обязательствах должником является только один из супругов, а в каких — оба супруга. От этого зависит решение вопроса о том, на какое имущество (личное или общее) будет обращаться взыскание в первую очередь, на какое — в последующую. СК РФ не дает определения личных и общих обязательств супругов. В доктрине выработан следующий подход. Личными обязательствами одного из супругов являются, во-первых, обязательства, возникшие до брака, а, во-вторых, обязательства, связанные с личностью одного из супругов (алиментные, обязательства из причинения вреда и т.д.). К общим обязательствам относятся обязательства, в которые вступали оба супруга одновременно (например, оба супруга выступали заемщиками по кредитному договору). Если же обязательство возникло по инициативе одного из супругов, но все полученное по этому обязательству было потрачено на нужды семьи, обязательство будет также считаться общим. К такого рода обязательствам можно отнести заключение кредитных договоров и договоров займа с целью покупки необходимых для семьи вещей: квартиры, машины и т. д.; с целью оплаты обучения или лечения одного из супругов или общего ребенка и т.д.

Порядок обращения взыскания на имущество супругов определен в статье 45 СК РФ императивным образом, так что изменить его своим соглашением супруги не вправе. Поэтому попытки включить в брачный договор условие «супруги отвечают по своим обязательствам только в пределах принадлежащего им имущества» носят скорее декларативный характер, нежели правовой. Если речь идет о личных обязательствах супруга, он и так будет отвечать только принадлежащим ему имуществом и долей в общем имуществе. А если судом будет установлено, что речь идет об общем обязательстве супругов, то, несмотря на наличие в брачном договоре условий, ограничивающих ответственность супругов, отвечать они будут по нормам СК РФ.

Чтобы избежать использования конструкции брачного договора с целью ухода от гражданско-правовой ответственности, СК РФ устанавливает определенные гарантии прав кредиторов при заключении брачного договора. Супруг обязан уведомлять своих кредиторов о заключении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг будет отвечать по своим обязательствам независимо от содержания заключенного им брачного договора (статья 46 СК РФ). Как выяснилось на практике, супруги пытаются использовать брачный договор с целью прекратить режим общей собственности на нажитое в период брака имущество, «вывести» его из имущественной массы, на которую будет обращать взыскание кредитор.

В связи с этим представляет интерес жалоба, поступившая на рассмотрение в Конституционный Суд РФ[13]. В своей жалобе в Конституционный Суд граждане Козловы просили признать не соответствующим Конституции пункт 1 статьи 46 СК РФ («Гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора»), согласно которому супруг обязан уведомлять своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора; при невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора. Неконституционность данной нормы, по мнению заявителей, заключается, в частности, в том, что при совершении иных сделок по распоряжению общим имуществом супругов, например, при заключении соглашения о его разделе, такая обязанность на супруга-должника не возлагается.

И хотя Конституционный Суд РФ не усмотрел в пункте 1 статьи 46 СК РФ противоречия Конституции, тем не менее, вопрос, поднятый в жалобе, заслуживает внимания. Действительно, почему законодатель обязывает супругов ставить своих кредиторов в известность о факте заключения супругами брачного договора, но в то же время не обязывает супругов уведомлять кредиторов о прекращении режима общей собственности путем заключения соглашения о разделе имущества?

Как мы отмечали ранее, законодатель изначально видел брачный договор инструментом регулирования всего комплекса имущественных отношений между супругами, в том числе отношений, связанных с имуществом, которое будет приобретено в будущем. Таким образом, брачный договор виделся как договор, носящий перспективный характер, направленный на регулирование отношений супругов не только в настоящем, но и в будущем. В подобной ситуации законодатель полагал справедливым поставить кредиторов в известность о наличии у супругов такого договора, дабы кредиторы, принимая решение о вступлении в договорные отношения с одним из супругов, знали о его имущественном положении.

В литературе давно предлагается ввести обязательную регистрацию брачных договоров и установить возможность получения заинтересованными лицами соответствующей информации о нем[14]. Обязательная регистрация брачных договоров существует в целом ряде зарубежных стран[15]. Так, Французский гражданский кодекс устанавливает, что брачный контракт должен быть совершен в нотариальной форме под страхом недействительности, а если один из супругов является коммерсантом или становится им позднее, брачный договор должен быть официально опубликован, иначе налагаются санкции согласно торговому реестру.

В России эта идея пока не получила законодательной поддержки.

Рассмотрим, наконец, вопрос о соотношении брачного договора и соглашения о разделе имущества в ситуации, когда супруги хотят прекратить режим общей совместной собственности. Допустим, к нотариусу обратились супруги, которые собираются расторгнуть брак и с этой целью хотят определить, какое имущество будет принадлежать каждому из супругов в случае расторжения брака (иными словами, установить раздельную собственность на нажитое в браке имущество).

Достичь этой цели возможно как с помощью брачного договора, так и с помощью соглашения о разделе имущества. Оба соглашения могут быть заключены именно супругами; оба предусматривают возможность прекращения режима общей собственности и возникновения права личной (раздельной) собственности на имущество, нажитое в период брака. Какой же договорной конструкцией целесообразней воспользоваться?

Часто от нотариусов можно услышать такой ответ: раз супруги решили расторгнуть брак, тогда им стоит заключить соглашение о разделе имущества. На самом деле никто не знает, как будут развиваться события после заключения брачного договора или соглашения о разделе имущества. Дойдут супруги до органа ЗАГС или до суда, не известно. Поэтому нотариус не должен предлагать супругам ту или иную конструкцию, отталкиваясь исключительно от информации о желании супругов расторгнуть брак.

При выборе адекватной договорной формы прекращения режима совместной собственности необходимо учитывать следующее: только для брачного договора предусмотрено такое особое основание признания его недействительным, как постановка одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Поэтому брачный договор, предусматривающий отказ одного из супругов от всего нажитого в браке имущества, заведомо становится завидной мишенью для оспаривания. В то время как в отношении соглашения о разделе имущества законодатель такого правила не предусмотрел.

Кроме того, стоит учитывать и то, что о заключении брачного договора необходимо ставить в известность кредиторов, в то время как при заключении соглашения о разделе имущества такая обязанность за супругами не закреплена.

это соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. союз мужчины и женщины, зарегистрированный в органах записи актов гражданского состояния. Незарегистрированные фактические брачные отношения (гражданский брак) не порождают правовых последствий – то есть прав и обязанностей супругов в соответствии с Семейным кодексом РФ, так же как и брак, заключенный по религиозному обряду. Регистрация осуществляется только при личном присутствии вступающих в брак, представительство в данном случае не допускается.соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.уполномоченное государством должностное лицо, имеющее право совершать нотариальные действия от имени Российской Федерации в интересах российских граждан и организаций (юридических лиц).юридические и физические лица, заключающие или заключившие между собой договор. Стороной договора может быть государство (Российская Федерация, ее субъекты), которые выступают на равных началах с иными участниками гражданско-правовых отношений.земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, а также части зданий, предназначенные для размещения транспортных средств (машино-места). К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. принадлежащая собственнику часть имущества, находящегося в собственности двух или более лиц (общей собственности). лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет. правовая ситуация, в силу которой одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (например, передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п.), либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.лицо, имеющее право требовать исполнения какого-либо обязательства должником

Топ-5 «можно» и «нельзя» в брачных договорах

Что можно учесть в брачном договоре?

Недвижимость. Уже существующее имущество супругов и его распределение при разводе, в том числе долевое.  В практике бывают случаи, когда у супругов были накопления еще до брака. Они создали семью, решили эти накопления потратить на приобретение жилья. В браке квартира становится общей, поэтому доказать впоследствии, что добрачные деньги одного из супругов пошли на покупку квартиры, в суде оказывается довольно сложно, а иногда невозможно.

Иногда долевое разделение может и помешать процессу. «Допустим, есть квартира: одному супругу принадлежат две трети, а другому – одна треть. Но все равно любые манипуляции с этой квартирой (аренда, продажа) должны быть с согласия обеих сторон. Как правило, когда судьба объекта зависит от решения второго супруга, с которым отношения уже не очень хорошие, то возникают проблемы», – поясняет Ольга Трохачева.

В подобных ситуациях лучше всего подходит отдельное распределение каждого объекта имущества между супругами. Здесь возможен поименованный список или принцип «на кого имущество оформлено, тому оно и принадлежит». Уместен также способ, при котором после расторжения брака происходит полная передача имущества одному супругу, а второму выплачивается компенсация.

«Автомобиль можно делить таким же образом: указать не доли (делить пополам неудобно), а распределить кому он будет принадлежать, а кому – компенсироваться. При этом можно назвать конкретную цену или прописать, что цена доли будет рассчитываться по рыночной стоимости, и отдельно отметить экспертную организацию, которая будет проводить оценку. В таком же брачном договоре можно предусмотреть и порядок рассрочки компенсации. Все-таки в случае с квартирой выплатить такую сумму разово будет тяжело», – отмечает юрист.

Долги. Следующий вопрос, который стоит прописывать в брачном договоре, – обращение с долгами и кредитами. Например, супруги могут указать, что ни один из них не имеет права брать кредиты без разрешения другого, а все долги являются долгами того из супругов, на которого оформлен договор или расписка. Также бывает нелишним прописать распределение (или нераспределение) долгов между супругами. Обратная ситуация возникает с военной ипотекой. Она выдается тому супругу, который служит, но по закону она признается общей, что тоже не совсем честно, считает Ольга Трохачева. Так что распределение военной ипотеки также можно предусмотреть.

Ремонт. Для многих семей оказывается полезным прописать в брачном договоре расходы на ремонт. «Часто бывает так, что у кого-то из супругов уже есть имущество, квартира или дом. Получается, что имущество в собственности одного супруга, но в браке они вместе тратят деньги на усовершенствование этого объекта. Чтобы получить компенсацию за то, что ремонт был сделан в браке, нужно доказать, что супруги несли расходы: предоставить все документы, сколько стоил ремонт, материалы, рабочие и так далее. Как правило, эти документы не сохраняются или сохраняются не в полном объеме, а часто ремонт делается и вовсе без документов. Выходит, что супруги вносят большой вклад из совместных денег, но из-за того, что это сложно доказать, возникают проблемы», – рассказывает юристка.  

Предметы роскоши. Украшения, антиквариат, шубы, предметы искусства – все это становится особым предметом спора супругов. Из-за них часто происходят крайне интересные случаи, рассказывает Ольга Трохачева, вплоть до того, что расстающиеся пары начинают делить золотые цепочки и обручальные кольца. «Бывает, что в браке супруги дарят друг другу часы, картины, вазы, но, когда наступает конфликт, все эти дорогие редкие вещи становятся общей собственностью до тех пор, пока супруги не докажут, что это был дар. А доказать сложно, потому что, как правило, договоры дарения в браке не заключают», – приводит пример юрист.

Для предметов роскоши есть несколько вариантов распределения. Во-первых, иногда в брачном договоре просто перечисляются конкретные объекты, которые будут являться чьей-либо собственностью. Во-вторых, можно зафиксировать какую-либо упрошенную форму, при которой тот или иной предмет будет считаться действительно даром. Есть и совсем простой способ – если по украшениям видно, что они женские или мужские, значит, они автоматически остаются у супруги или супруга. 

Бизнес. Отдельным блоком в брачном договоре стоят права на содержание, которые предусматривают, что один из супругов при расторжении брака или в самом браке должен содержать другого. «Бывает, что у каждого из супругов свой бизнес или бизнес только у одного из супругов, а другой работает в найме или не работает вовсе. То есть он не понимает, что происходит в компании. При расторжении брака этот второй супруг, который не занимался бизнесом, становится его полноправным участником, человеком, чье мнение нужно спрашивать для принятия какого-то решения. Если в семье конфликт, то этот супруг может ставить палки в колеса при ведении предпринимательской деятельности. Так что лучше предусматривать, что бизнес остается за тем супругом, который им занимается, а второй получает либо компенсацию, либо содержание в размере определенной суммы», – рассказывает Ольга Трохачева.

Брачный договор: зачем и кому нужен?

Что нельзя предусмотреть в брачном договоре?

Этот список буквально состоит из сложившихся вокруг брачного договора мифов. В ответ на распространенные запросы Ольга Трохачева объясняет, что в договор нельзя включить следующие пункты:

  • Ответственность за детей. С кем останутся дети, с кем можно, а с кем нельзя общаться, сколько алиментов выплачивается – все подобные вопросы закрепляются в других документах.
  • Связь между полом ребенка и получаемой собственностью. Нельзя указать в договоре условие о том, что если жена родила мальчика, то в ее собственность переходит дом, а если девочку, то, например, гараж. Как отмечает Ольга Трохачева, такие запросы иногда появляются, но не учитываются в итоге.
  • Бытовые вопросы. Кто будет убирать, кто готовить, кто выносить мусор – вне сферы влияния брачного договора.
  • Последствия от измены. «Если один супруг изменил другому, он лишается всего имущества» – подобных формулировок в брачном договоре быть не должно, в противном случае он будет признан недействительным в суде.
  • Несбалансированное распределение имущества. «С изменой был случай, когда в брачном договоре предусмотрели, что если супруг изменит супруге и будет вести себя неподобающим образом, то он лишается всего имущества. Этот договор оспаривался вплоть до ВС РФ. Суд, конечно, решил, что у нас не Америка. Нельзя оставить супруга без имущества, как бы плохо он себя ни вел. Важно оценивать, насколько в брачном договоре соблюден баланс равенства сторон. Если есть существенный перекос, то договор может быть оспорен», – объясняет юристка.

В какой форме нужно представлять брачный договор, как его стоит составлять и где заверять – подробнее об этом в лекции Ольги Трохачевой.  

Фото: freepik — www.freepik.com

Оспаривание брачного договора в суде

Дело  № 2-ХХХХ/15

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Выборгский районный суд г. Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судьи <данные изъяты>,

при секретаре <данные изъяты>,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Алексеевой Жанны Витальевны к <данные изъяты> о признании брачного договора недействительным,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с исковым заявлением к ответчику о признании брачного договора недействительным.

В обоснование иска указано, что с <данные изъяты> истец состоит в браке с ответчиком. <данные изъяты> между ними заключен брачный договор, в который вошли соглашения об имущественных отношениях. При заключении договора она неправильно понимала смысл заключенного соглашения, поскольку была введен супругом в заблуждение относительно существа сделки. На момент подписания брачного договора, установившего режим раздельной собственности, материальное положение сторон было одинаковым. Под влиянием супруга у нее сложилось неправильное мнение о реальном доходе, приносимом бизнесом, открытым ответчиком. В настоящее время она не имеет постоянного места работы, материальное положение ухудшилось. Брачный договор лишает ее права на раздел в равных долях всего имущества, нажитого в период брака.

В судебном заседании представитель истца по доверенности <данные изъяты> на удовлетворении иска настаивала, просила заявленные исковые требования удовлетворить.

В судебном заседании представитель ответчика возражал против удовлетворения исковых требований <данные изъяты>

Исследовав материалы дела, выслушав представителя истца, суд приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что истец с <данные изъяты> состоит с ответчиком в зарегистрированном браке.

<данные изъяты> между истцом и ответчиком был заключен брачный договор, по условиям которого следует, что имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, имущество специально оговоренное в настоящем договоре как принадлежащее одному из супругов, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам является его собственностью, независимо от того, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга в него будут произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества.

На имущество, приобретенное во время брака: земельный участок, расположенный по адресу: <данные изъяты>; жилой дом, расположенный по адресу: <данные изъяты>; нежилое помещение, расположенный по адресу: <данные изъяты>; квартиру, расположенную по адресу: <данные изъяты>; квартиру, расположенную по адресу: <данные изъяты> устанавливается режим раздельного имущества супругов.

<данные изъяты>

Все остальное имущество (движимое и недвижимое), приобретенное супругами в период брака как до подписания настоящего договора, так и после становится личной собственностью того супруга, на которого оно зарегистрировано, как в период брака, так и в случае его расторжения, разделу не подлежит. Супруги договорились, что все приобретенное и которое будет приобретено в период брака имущество (движимое и недвижимое), в период брака будет находится в пользовании того супруга, в чьей собственности оно находится. Имущество, принадлежащее тому или иному супругу, не может быть признано их совместной собственностью даже в случае, когда за счет имущества или труда другого супруга были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества. Понесенные при этом расходы даже в случае расторжения брака возмещению не подлежат (п. 2 брачного договора).

Имущество, документы на которое не оформляются или которое не подлежит регистрации, его собственником признается супруг, вносивший денежные средства в оплату этого имущества (п. 3 брачного договора).

В соответствии с п. 3 брачного договора любые доходы, полученные одним из супругов, в том числе доходы целевого назначения, признаются собственностью супруга, которому они выплачены.

В отношении любого имущества каждого из супругов, на имя которого оно приобретено или будет приобретено и зарегистрировано в период брака, действует режим раздельной собственности. Указанным имуществом супруги будут распоряжаться (приобретать, отчуждать) без нотариально удостоверенного согласия друг друга. По обязательствам друг друга ответственности супруги не несут и отвечают, только принадлежащим каждому из них имуществом в соответствии с настоящим договором (п. 3 брачного договора).

<данные изъяты>

Анализируя приведенные нормы закона, а также обстоятельства, установленные в ходе судебного разбирательства, суд приходит к следующему.

<данные изъяты>

Таким образом, учитывая вышеизложенное, суд считает, что брачный договор, заключенный <данные изъяты> между супругами считается недействительным.

Согласно ч. 2 ст. 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно абз. 2 ч. 2 ст. 166 ГК РФ, требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Поскольку брачный договор признан судом недействительным, то имеются основания для применения последствий недействительности ничтожной сделки в порядке ст. 167 ГК РФ, а именно в виде передачи в совместную собственность супругов имущества указанного в п. 2 брачного договора.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194 – 198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Алексеевой Ж.В. к <данные изъяты> о признании брачного договора недействительным – удовлетворить.

Признать недействительным брачный договор, заключенный <данные изъяты> между супругами, удостоверенный нотариусом <данные изъяты>.

Применить последствия ничтожности брачного договора от <данные изъяты> и передать в совместную собственность супругов:

земельный участок, расположенный по адресу: <данные изъяты>;

жилой дом, расположенный по адресу: <данные изъяты>;

земельный участок, расположенный по адресу: <данные изъяты>;

квартиру, расположенную по адресу: <данные изъяты>;

квартиру, расположенную по адресу: <данные изъяты>.

Взыскать с ответчика в пользу истца судебные расходы <данные изъяты>.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня составления мотивированного решения.

Судья:        (подпись)

 

Брачный договор и соглашение о разделе общего имущества супругов: как правильно применять нормы семейного законодательства.

Семинар на эту тему состоялся в Московской городской нотариальной палате. Известный эксперт в сфере семейного права  доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Всероссийского государственного университета юстиции РПА Минюста России), к.ю.н. С.Ю. Чашкова поделилась своим мнением с нотариусами и представила обзор судебной практики.

При оформлении наследства нотариусы часто сталкиваются с ситуациями, когда переживший супруг предъявляет соглашение о разделе общего имущества, чтобы вывести из наследственной массы объекты недвижимости, транспортные или денежные средства. Несогласные с этим наследники подают в суд и разбирательства могут затянуться на долгие месяцы и даже годы. Сложности добавляет то, что разные суды по-разному квалифицируют обстоятельства дела и могут принять сторону, как пережившего супруга, так и других наследников.

А причиной судебных разбирательств, как правило, являлось желание супругов сэкономить на услугах нотариуса, поскольку брачный договор всегда подлежал обязательному нотариальному удостоверению, а соглашение до 1 июля 2016 г. можно было заключать в простой письменной форме. В последующих судебных тяжбах, расчеты «экономных» супругов с треском лопались —  гражданский процесс дорогое удовольствие, но, как известно, чужие ошибки мало кого учат. С введением обязательной нотариальной формы соглашения о разделе общего имущества законодатель уравновесил позиции, чтобы у супругов не было соблазна «жонглировать» нормами права и усложнять жизнь своим наследникам. Теперь вопросы, как брачных договоров, так и раздела имущества входит в сферу полномочий нотариуса, и чтобы предупредить судебные споры, нужно знать все тонкости правоприменения семейного законодательства.

Светлана Юрьевна рассмотрела основные критерии разграничения брачного договора и соглашения о разделе общего имущества супругов, одним из которых является дата заключения. Брачный договор заключается до брака или во время него, а соглашение в период брака или после его расторжения. Критерием является и имущество, в отношении которого супруги договариваются. Различные толкования, основанием для которых, к сожалению, служит, в том числе, Определение Верховного суда от 27.11.2003 г. по делу №45-Г03-27, в юридической практике вызывает п. 1 ст. 42 Семейного кодекса РФ, в связи с чем, нотариусы порой отказывают удостоверять брачные договоры, где супруги переводят имущество из раздельной собственности в общую.  Лектор считает и приводит в подтверждение своей позиции консолидированное мнение научного сообщества, что супруги в рамках брачного договора могут менять режим собственности, как в отношении общего, так и в отношении раздельного имущества.

К нотариусам часто обращаются супруги, которые хотели бы в рамках брачного договора перевести имущество одного супруга в собственность другого. Но С.Ю. Чашкова поддержала нотариусов в отрицательном отношении к подобным действиям. Если смысл брачного договора заключается в том, чтобы супруги могли менять общий режим имущества на иной, то в указанном случае речь идет о переводе раздельной собственности в раздельную, а значит, никакого изменения не происходит.  Такой договор скрывает под собой обычную отчуждательную сделку, и может стать поводом для признания брачного договора недействительным, считает Чашкова.

В ходе семинара лектору были заданы и другие вопросы по различным нюансам правовприменения семейного законодательства. Эксперт рассмотрела каждую ситуацию и неоднократно подчеркнула свое положительное отношение к введению обязательной нотариальной формы соглашения о разделе общего имущества. По мнению Чашковой, участие нотариуса поможет бывшим супругам грамотно решить имущественные коллизии, избежав возможных судебных тяжб, расходы на которые несоизмеримо выше  нотариальных  тарифов, и в значительной степени разгрузит суды.

 

 

 

 

Ст. 42 СК РФ. Содержание брачного договора

1. Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

2. Права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками либо ставиться в зависимость от наступления или от ненаступления определенных условий.

3. Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

См. все связанные документы >>>

1. Комментируемая статья посвящена содержанию брачного договора, или, другими словами, совокупности его условий, включающих права и обязанности сторон. Законодатель предоставил свободу выбора его участникам, которые могут установить режим совместной, долевой (в идеальных долях, выраженных в арифметических дробях) или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

На практике брачные договоры заключаются, как правило, в отношении имущества, подлежащего государственной или иной специальной регистрации (недвижимого имущества, автомототранспортных средств, банковских вкладов, а также долей в уставных капиталах хозяйственных товариществ и обществ, паев, ценных бумаг), однако при этом допустимо определение в брачном договоре и правового режима иного имущества, в том числе предметов домашней обстановки и обихода.

Включение в брачный договор условия о способах участия супругов в доходах друг друга целесообразно прежде всего в случае установления режима раздельности в отношении нажитого в период брака имущества, а также в случае, когда каждый из супругов имеет свои собственные источники доходов.

Термин «доходы» многозначен и включает в себя доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, а также от результатов интеллектуальной деятельности.

Под доходами от трудовой деятельности понимаются доходы супругов, получаемые ими в виде заработной платы, а также в виде иных выплат стимулирующего и компенсационного характера, входящих в систему оплаты труда работников (надбавки, доплаты, премии и др.). Под ними следует также понимать денежные и иные поступления, получаемые в результате заключения и исполнения договоров гражданско-правового характера (подряда, возмездного оказания услуг и др.).

Под доходами от предпринимательской деятельности следует понимать следующие виды доходов. Во-первых, в данную группу входят доходы, получаемые супругом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, от осуществляемой им предпринимательской деятельности. Во-вторых, в данную группу входят доходы (дивиденды), получаемые супругом, являющимся участником (членом) коммерческой организации (например, общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества), от осуществления данной коммерческой организацией собственной предпринимательской деятельности.

Наконец, под доходами супругов от результатов интеллектуальной деятельности понимаются доходы, получаемые супругом, являющимся обладателем исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Такими доходами могут быть, в частности, гонорары от использования охраняемых авторским правом произведений, изобретений и иные подобные выплаты.

Семейные расходы — собирательное понятие, и в законе оно не детализировано. Это могут быть как обычные повседневные семейные расходы (на питание, одежду, приобретение медикаментов, транспортные расходы, оплата жилья и коммунальных услуг и т. п.), так и расходы, связанные с обучением и содержанием детей, улучшением общего имущества или имущества каждого из супругов, расходы на организацию отдыха и др.

Супруги могут установить свои права и обязанности по взаимному содержанию, определив порядок и размеры алиментных выплат друг другу, а также и формы, способы таких выплат, причем как на период брака, так и на случай его расторжения. При этом следует иметь в виду, что брачным договором нельзя ограничивать право на получение содержания: 1) нетрудоспособного нуждающегося супруга; 2) жены в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка независимо от ее нуждаемости и трудоспособности; 3) нуждающегося (при этом не обязательно нетрудоспособного) супруга, осуществляющего уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста 18 лет или за общим ребенком-инвалидом с детства I группы.

Личные неимущественные отношения между супругами, а также их личные права в отношении детей предметом брачного договора являться не могут. Нельзя предусмотреть, к примеру, формы и способы участия супругов в воспитании детей, а также распределение обязанностей, участие в домашнем хозяйстве и т.д.

По отношению к детям в брачный договор можно включить только обязанности имущественного характера (например, приобретение определенного имущества, оплата обучения и т.п.).

Брачный договор также не может ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания.

Брачный договор может быть заключен не только в отношении имущества, имеющегося в натуре, но и в отношении того имущества, которое будет приобретено в будущем. Его можно заключить до регистрации брака и в любое время в период брака. Таким образом, брачным договором можно определить не все, а только часть имущественных прав и обязанностей супругов.

В брачном договоре супруги могут заранее определить, кому и в каком размере будет выплачиваться компенсация и кому после расторжения брака будут переданы те или иные вещи. Если брачный договор заключается, когда супруги уже прожили некоторое время в браке, то супруги могут определить в нем судьбу уже нажитого имущества.

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками либо ставиться в зависимость от наступления или от ненаступления определенных условий. Таким образом, законодатель прямо говорит о том, что брачный договор может быть условной сделкой.

Условные сделки, в свою очередь, подразделяются на совершенные под отлагательным либо отменительным условием (ст. 157 ГК).

Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (например, квартира будет сдана внаем с определенного срока, если дом, в котором она находится, будет к этому сроку принят в эксплуатацию). Такая сделка порождает права и обязанности только с момента наступления отлагательного условия.

Под отменительным условием считается совершенной сделка, в которой стороны поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (например, договор найма квартиры прекращается, если на постоянное жительство приедет сын наймодателя). Такая сделка сразу же порождает правовые последствия, но при наступлении отменительного условия их действие прекращается на будущее время.

Если наступлению условия недобросовестно препятствовала сторона, которой его наступление невыгодно, или недобросовестно содействовала сторона, которой его наступление выгодно, условие признается соответственно наступившим или ненаступившим.

Однако нельзя не обратить внимания на то, что в тех случаях, когда брачный договор заключается лицами, вступающими в брак (но еще не вступившими), речь уже идет об условной сделке (условием является сам факт заключения брака). Таким образом, добавление еще одного условия сделает такой договор дважды условной сделкой.

3. В п. 3 комментируемой статьи перечислены условия, которые не могут быть включены в брачный договор. Первое ограничение состоит в том, что брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов (будущих супругов). Это положение корреспондирует с п. 3 ст. 22 ГК, согласно которому полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Это означает, что брачный договор не может содержать положений, которые ограничивают право одной из сторон на труд, выбор профессии, получения образования, выбор местожительства, право наследовать и завещать имущество и т.д. Например, муж не вправе обязать жену оставить работу и заниматься ведением домашнего хозяйства за то, что он предоставляет ей содержание. Каждый из супругов свободен в выборе рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства (см. комментарий к ст. 31 СК).

Как отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (ред. от 06.02.2007), «если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга».

Необходимо отметить, что последнее положение, по существу, повторяет норму п. 1 ст. 179 ГК о так называемой кабальной сделке и, по существу, является излишним.

Брачным договором также не может быть ограничена свобода завещания, т.е. нельзя обязать одного из супругов завещать принадлежащее ему имущество лицу (нескольким лицам), которое укажет другой супруг. В этом случае будет нарушено право гражданина завещать принадлежащее ему имущество по своему усмотрению.

Брачным договором не могут быть ограничены и иные права и свободы граждан. Правоспособность и дееспособность гражданина могут быть ограничены только на основании закона (например, гражданин может быть лишен свободы за совершение уголовного преступления). Поэтому ограничение тех или иных прав одного из супругов брачным договором недопустимо.

Брачный договор не может ограничивать право супругов на обращение в суд за защитой своих прав. Так, не вправе один из супругов обязать другого не обращаться в суд с заявлением о взыскании алиментов на том основании, что по брачному договору в его собственность передана квартира первого супруга. Нельзя брачным договором запретить супругу обращаться в суд с требованием о разделе общего имущества и т.д.

Брачный договор может заключаться только по поводу имущественных отношений супругов, и, соответственно, личные неимущественные отношения не могут быть предметом брачного договора. Известно, что это является принципиальным отличием российского законодательства от законодательства зарубежных стран, которое допускает правовое регулирование отдельных видов личных неимущественных отношений. Так, брачный контракт греческого магната Онассиса и Жаклин Кеннеди предусматривал виды одежды, которые должна была носить последняя в тех или иных случаях.

Брачным договором нельзя, например, обязать супругов хранить супружескую верность. Однако имущественные правоотношения супругов могут быть поставлены в зависимость от наступления определенных условий неимущественного характера. Так, например, в брачном договоре можно предусмотреть право одного из супругов на компенсацию морального вреда в случае супружеской измены.

Брачным договором супруги не могут регулировать свои права и обязанности в отношении детей. Это означает, что в брачном договоре нельзя установить, что в случае развода ребенок останется с отцом или матерью, либо установить порядок общения родителей с детьми в случае развода. В то же время Семейный кодекс РФ предусматривает возможность заключения родителями специальных соглашений об установлении места жительства детей при раздельном проживании родителей и о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (см. комментарий к ст. ст. 65 и 66 СК). При отсутствии таких соглашений эти вопросы в случае возникновения спора решаются судом исходя из интересов ребенка, с участием органов опеки и попечительства.

Брачный договор не может ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, так как в соответствии с законом супруги обязаны материально поддерживать друг друга и в случае отказа от такой поддержки и отсутствия между супругами соглашения об уплате алиментов нетрудоспособный нуждающийся супруг имеет право требовать предоставления алиментов от другого супруга в судебном порядке (см. комментарий к ст. 89 СК). Отказ от этого права недействителен.

В п. 3 комментируемой статьи содержится условие о том, что любые условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства, также не могут быть включены в брачный договор.

Судебная практика признает таковым договор, по которому один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Брачный договор не должен противоречить основным началам семейного законодательства. В частности, условия брачного договора не должны противоречить принципу построения супружеских отношений на основе взаимной любви и уважения (например, предусматривать исполнение супружеских обязанностей на возмездной основе).

Статья 40 СК РФ. Брачный договор

Статья 40 СК РФ. Брачный договор

Актуально на:

26 марта 2022 г.

Семейный кодекс, N 223-ФЗ | ст. 40 СК РФ

Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Судебная практика по статье 40 СК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 18-КГ16-10, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

    Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное. В соответствии со статьей 40 Семейного кодекса Российской Федерации брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения…

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Анализ текста

Идет загрузка…

Брак невозможен: проблемы с брачными контрактами

Через четыре года после расставания с актрисой Николь Кидман Том Круз якобы обратился к нескольким актрисам с предложением о пятилетнем брачном контракте. Согласно голливудским слухам, к актрисам, включая Софию Вергару, Скарлетт Йоханссон и Кэти Холмс, обратились с предложением выйти замуж за Круза и заключить брачный контракт с выгодой для обеих сторон. В ноябре 2006 года Кэти Холмс вышла замуж за человека, которого считают самым известным актером в мире.В обмен на женитьбу на Крузе Холмс предположительно получил карьерный рост и значительную сумму денег — 3 миллиона долларов в год брака с единовременной выплатой в размере 50 миллионов долларов в конце пятого года и бонусом в размере 10 миллионов долларов за произведенное потомство. Для Тома брачный контракт якобы обеспечил ему ребенка и реабилитацию его все более эксцентричного публичного имиджа. Прошлым летом Холмс подала на развод с Крузом, в результате чего слухи об этой истории вновь всплыли на поверхность с удвоенной силой. Суть скандала с разводом «TomKat», по-видимому, заключается в предполагаемом брачном контракте, что поднимает серьезные вопросы о том, куда движется американское представление о браке, независимо от степени доверия к новостям таблоидов.

Представления о браке как преимущественно договорных отношениях зародились в конце 18 — начале 19 вв. Эта «новая» доктрина брака сосредоточивалась на браке как на добровольной сделке, заключенной между двумя сторонами. Вопреки прежним взглядам на брак, условия договора устанавливались сторонами, а не Богом, семьей или обществом, и регулировались традиционным договорным правом, а не каноническими законами, установленными церковью. С изменениями в супружеских отношениях, такими как установление развода без вины, расширение прав собственности для женщин и появление государства как органа управления браками, договорной взгляд на брак стал еще более заметным. Хотя, безусловно, есть законные основания для сравнения брачных отношений с договорными, существуют ограничения на применение теории договоров в брачном праве.

Прежде всего, требования к заключению контракта и браку различаются. Как и любой другой договор, договор о заключении брака требует взаимного согласия сторон и умственных способностей на момент заключения договора. Однако законы о браке большинства штатов налагают возрастные ограничения и требуют заключения третьей стороной, такой как магистрат или рукоположенный министр.Кроме того, есть основания утверждать, что необходимое намерение вступить в брак выходит за рамки того, что требуется для обычного договора; стороны должны свободно и добровольно желать создать союз, на который распространяются правила в дополнение к тем, которые регулируют обычные контракты, такие как семейное право штата и закон о разводе.

Кроме того, условия брачного контракта часто неоднозначны, что затрудняет его исполнение. С более либерализованными законами о разводе свадебные клятвы, которые выражают пожизненные обязательства друг перед другом, больше не имеют юридического значения, кроме проверки настоящего намерения вступить в брак. Такие слова, как «пока смерть не разлучит нас», признаются в соответствии с договорной теорией брака церемонией бракосочетания, но эти слова уже не являются действительными условиями договора. Как правило, если стороны не имеют общего понимания критических условий брака, существует повышенная вероятность того, что супружеские разногласия приведут к разрушению или расторжению брака.

Когда происходит расторжение, отсутствие четких договорных условий затрудняет определение того, какая из сторон нарушает договор.Столь же сложной является задача определения возмещения убытков за нарушение брачного договора, особенно в то время, когда единовременные выплаты становятся все более популярными, чем выплаты алиментов, и в ситуациях, когда конкретное исполнение не является жизнеспособным средством правовой защиты по договору.

Роль брака как гражданского состояния также отличает его от других типов контрактов и создает юридические проблемы, выходящие за рамки просто договорных отношений. После завершения «контрактной» части брака — взаимного обмена обещаниями в качестве вознаграждения и намерений сторон, свидетельствуемых и подтверждаемых клятвами, — контракт заменяется трехсторонними отношениями, состоящими из мужа, жены и государства.Затем государство определяет большинство условий «контракта» в будущем, а способность сторон изменить или расторгнуть отношения зависит от законов штата о разводе. Верховный суд Соединенных Штатов описал эти отношения в деле Maynard v. Hill , сравнивая брачные отношения с другими контрактами: «Другие контракты могут быть изменены, ограничены или расширены или полностью отменены с согласия сторон. С браком не так. После того, как отношения сформировались, закон вступает в силу и удерживает стороны от различных обязательств и обязательств.Это учреждение, в поддержании чистоты которого общественность глубоко заинтересована, ибо оно является основой семьи и общества, без которых не было бы ни цивилизации, ни прогресса».

Интерес государства к браку в первую очередь был связан с воспитанием детей, и этот интерес был подорван разводом и подобными ситуациями, когда детей забирают из дома их двух биологических родителей. Как Дженнифер Морс   описывает в своей статье Брак и ограничения контракта , когда контракты нарушаются, государство становится более вовлеченным в семейные отношения — возможно, слишком вовлеченным — в принятие решений за членов семьи и принуждение к определенным действиям, которые человек не может иначе возьми.Последствия разрыва брачного контракта обычно более пагубны для детей, чем для супругов. Точно так же обычный ритм семьи порождает зависимость и взаимозависимость, когда супруги поддерживают друг друга, родители заботятся о детях, а взрослые дети заботятся о престарелых родителях, которые нарушаются расторгнутыми браками. Хотя семейные отношения носят частный характер, эти издержки разрыва контракта иногда несет общество в целом. Исследование Ассошиэйтед Пресс, проведенное в 2008 году, показало, что развод и рождение детей вне брака обходятся американским налогоплательщикам более чем в 112 миллиардов долларов в год.

В то время как брачные контракты, подобные контрактам Тома Круза и Кэти Холмс, могут стать более популярными в будущем и могут даже предложить существенные преимущества обеим сторонам, тем, кто участвует в разработке юриспруденции в области брачного права, следует учитывать проблемы, которые чистая теория контрактов может создать при обеспечении соблюдения контрактов. . Хотя договорное право может служить основой для вступления в брак и для выработки супружеских обязательств и выгод, область действия договорного права ограничена, когда речь идет о сложных вопросах, как правовых, так и социальных, связанных с супружескими отношениями.

 

 

Всеобъемлющая модель положения о запрете занятости жены в иранских и египетских законах на основе имамийской судебной практики

1. ВВЕДЕНИЕ

В праве и законодательстве первостепенное значение имеет понятие семьи, как стержня любого общества. Эта важность обусловлена, во-первых, непревзойденной ролью и значением семьи в создании здорового общества, а во-вторых, слиянием этики и права и неразрывным переплетением этих двух в данном вопросе.Это смешение уменьшает авторитет закона и обесценивает статус правовых норм и положений. Вопрос о господстве (или главенстве) в семье и занятости одного из супругов, особенно жены, составляет один из самых важных вопросов, вызывающих затруднения, и находится в авангарде этого смешения. В XXI веке этот вопрос, кажется, вышел даже за рамки права и, учитывая его экономическую, психологическую и социологическую значимость, поставил перед юридической наукой невероятно сложный вызов.Этот вызов делает четыре другие области, т. е. этику, экономику, психологию и социологию, незаменимыми для науки права и законодательства, а также делает нежизнеспособными и бесполезными любые попытки теоретизирования без учета влияния четырех аспектов, упомянутых выше. Помимо этой теоретической проблемы, на практике она также завалила прокуратуру и судебную систему сложными и сложными судебными делами, что привело к тому, что в иранской судебной системе нет единой и последовательной процедуры по этому поводу.

Согласно статье 1105 Гражданского кодекса Ирана, семейное превосходство принадлежит мужу. Кроме того, в соответствии со статьей 1117 Гражданского кодекса «муж может запретить жене занятие, которое противоречит интересам семьи или мужа и/или унижает достоинство жены». Соотношение между этими двумя статьями и их совпадение и/или расхождение с конституционными принципами, включая статью 28 и статью 20 Конституции как «общее положение», с одной стороны, и международными документами, с другой, является одним из трудности, с которыми иранская правовая система все еще сталкивается спустя почти сорок лет после Исламской революции 1979 года. Данная статья призвана рассмотреть и попытаться ответить на эти вопросы. Каков «высший принцип» в отношении права женщин на трудоустройство в правовой системе Ирана и Египта? и какие подходы есть в каждой из этих правовых систем в этом отношении? Каковы аргументы сторонников и противников права женщин на занятость? Можно ли предложить прокурорам надежную модель, основанную на исламской юриспруденции, чтобы сократить существующий разрыв и добиться справедливости? В данной статье автор пытается проиллюстрировать эти ответы, представив свою модель и апеллируя к судебному процессу.С этой целью сначала исследуется понятие и устанавливается принцип, а затем разбираются полученные в результате подразделения, чтобы, наконец, прийти к заключению.

2. МЕТОДЫ

Право женщин на трудоустройство в Иране и Египте:

Что касается вопроса о праве женщин на занятость, важно рассматривать положения статей 20 и 28 Конституции Ирана как общее и конкретное регулирование. Эти принципы были взяты и истолкованы из Корана, в частности, из 32-го стиха суры «Ниса». С другой стороны, с точки зрения юридических норм, такие случаи, как «санкционирование практики мусульманина» (Аштиани: 2004) и «правило самоконтроля» (Нассехи-Бехнам: 1985) со стороны жены, могут быть отнесены к к. С точки зрения международного права, статья 4 Международного пакта о ликвидации всех форм расовой дискриминации, к которому иранское правительство присоединилось в 1965 году, прямо предусматривает это право. Таким образом, с учетом этого требования в правовой системе Ирана право супруга на трудоустройство, будь то муж или жена, признается и санкционируется.Такой же вывод можно сделать из статьи 1117 ГК РФ. Так, в иранской правовой системе право жены на работу защищено (Fluehr-Lobban: 1998), а муж не имеет права распоряжаться имуществом своей жены (Moghadam: 2004). Однако жене разрешается работать, если только муж, как глава/наследник семьи, как это предусмотрено статьей 1105 Гражданского кодекса, не сочтет работу несовместимой с интересами семьи и достоинством жены или мужа. , и в этом случае он может запретить жене работать.

Поэтому следует отметить, что в правовой системе Ирана существуют общие и исключительные ограничения и запреты на право супругов на трудоустройство. Эти запреты делятся на две категории: общие и исключительные. Эта статья касается исключительно запретов, вытекающих из брака, и предоставления права на трудоустройство или его отсутствия.

В правовой системе Египта, по данным Статистического института, число работающих женщин выросло с 1.от 39 миллионов в 1986 г. до 2,61 миллиона в 1996 г. (Brandt & Kaplan: 1995). Из-за этого значительного роста в последние годы в египетском законодательстве возникли конфликты между семейным и трудовым законодательством. Согласно египетским авторам, одним из вопросов, всегда вызывающих споры между властью мужа и правовой системой, является трудоустройство жены, что проистекает из конфликта между законами о браке и законами о труде. Из-за этого конфликта патриархальная семья постепенно отдаляется от своих традиционных основных функций, таких как воспитание детей и удовлетворение потребностей семьи (Ansari-Pour: 2001).

Обычно в египетском законодательстве существует два подхода к принципу права жены на трудоустройство. По мнению первой группы (египетских ученых-правоведов), женщины все чаще забывают и игнорируют тот факт, что «дом» является для женщины главным жилищем. Согласно Ас-Салькини, женщины как бы забывают, что их главная роль, для которой они были созданы, состоит в том, чтобы поселиться в доме и выполнять необходимые необходимые обязанности, самая важная из которых — служить нуждам своей страны.Для этих ученых-правоведов занятость женщин должна рассматриваться как периферийная, второстепенная проблема в египетском обществе, и правительство должно принять необходимые меры для сокращения занятости женщин. Однако статья 35 Трудового кодекса Египта гласит, что пол, происхождение, язык, религия и убеждения не могут служить поводом для дискриминации, когда речь идет о занятии. Кроме того, в соответствии со статьями 9 и 53, правительство обязано обеспечить равные возможности для работы всех граждан Египта. Он также предусматривает, что все люди равны перед законом с точки зрения их прав и общих свобод. Несмотря на такое отношение и, возможно, именно благодаря ему, в последние десятилетия в Египте наблюдался значительный и последовательный рост занятости женщин, а присутствие женщин на всех работах, кроме работы в сфере обслуживания, увеличилось в период с 1970 по 1990 год (Bariklou: 2011). .

Виды и характер предоставления права на труд или его запрещение:

Следуя четкой формулировке статьи 18 Закона о защите семьи 1974 года, жена может также запретить мужу работать при определенных обстоятельствах и при соблюдении определенных положений.Однако, поскольку запрет мужа женой подлежит уточнению запретительного положения жены мужем и считается «универсальным», и представляет собой широкую тему, требующую самостоятельного исследования, следовательно, в этой статье обсуждаться не будет.

1. Положение о запрете права жены на трудоустройство до брака

Это положение не является недействительным в правовой системе Ирана. Однако здесь возникает вопрос: полностью ли отказывается ли это положение от права жены на трудоустройство? Статья 959 Гражданского кодекса гласит: «Гражданское лицо ни в коем случае не может лишать себя полностью или частично права владеть и (или) осуществлять свои гражданские права.Как прямо указано в этой статье, лишение прав, полностью или частично, запрещается. Поэтому некоторые авторы утверждали, что Гражданский кодекс не допускает полного запрещения права мужа на занятость женой, но дает ему право на выбор определенных профессий, санкционированных женой (Шериф: 1999, стр. 9-13). профессия мужа, установленная женой, относится к типу, а не к принципу профессии, но в случае с женой муж может в принципе запретить трудоустройство, что неверно (Esposito: 2011).

В правовой системе Египта, следуя принципам суннитского фикха (юриспруденции), существуют некоторые исключения, одним из которых является право на образование, когда возникает конфликт между обязательным образованием, санкционированным законом, и государством, отказ мужа разрешить жене выйти из дома с этой целью. Однако если образование, к которому стремится жена, обязательно, то муж также обязан сам дать образование жене, если, конечно, он способен на это.Тем не менее, если он не способен или отказывается это делать, жена может уйти из дома, чтобы получить такое образование, даже без согласия мужа. Однако, если жена или муж знают халяль (все, что разрешено исламским шариатом) и харам (все, что недопустимо исламским шариатом) и/или муж может взять на себя задачу обучения жены, то жена не имеет права выходить из дома без согласия мужа.

2. Запрещение права супруга на трудоустройство другим супругом после вступления в брак

Существование большого количества правовых норм по этому вопросу и различные толкования, будь то юридические, юридические и/или основанные на международных документах, привели к большому конфликту мнений среди ученых, который впоследствии распространился на судебные приговоры и постановления. .Чтобы найти правдоподобное решение этой проблемы, вопрос о «запрещении права супруга на трудоустройство» необходимо рассмотреть с двух точек зрения. В первой формулировке супруг работал или имел возможность работать до брака, а во второй супруг не работал или не имел возможности работать до брака.

2.1 Если супруг работал или имел возможность работать до брака

Вообще есть два подхода к этому обстоятельству, т.е.э., некоторые ученые разрешают (санкционируют) это, а некоторые запрещают.

2.1.1. Санкционный подход:

Сторонники санкционирования «запрета права жены на трудоустройство» считают, что если жена работала до брака или после брака с разрешения мужа, то муж может запретить ей работать. Их аргументы таковы:

А. Статья 1117 Гражданского кодекса

Сторонники этой статьи считают, что полномочия мужа охватывают как предбрачную, так и послебрачную занятость (Агаджанян: 1986).Таким образом, точно так же, как муж может запретить без каких-либо условий право своей жены на трудоустройство «после» брака, он все же может запретить право своей жены на работу «до» брака, даже если существует положение, прямое или косвенное. санкционируя ее право на трудоустройство. Главное управление права и Свода законов о судебной власти выразило эту точку зрения в тезисе No.7/2997 от 24.10.1982. Эта точка зрения не имеет большого количества сторонников среди писателей и ученых и, следовательно, сталкивается с юридическими ограничениями, когда дело доходит до практики. Само собой разумеется, что обращение к предикации без аннулирования со стороны приписываемой стороны не может обеспечить условие действия по обращению, поскольку оно сталкивается со многими коррупционными последствиями. Причина в том, что, во-первых, статья 1117 Гражданского кодекса не была эффективной в выражении всех ограничений по этому вопросу, чтобы ее можно было применять.Во-вторых, такое обращение сталкивается с препятствием в виде «прежних обязательств» или имплицитного согласия мужа на право жены на трудоустройство, либо на работу сейчас, либо на то, что она собирается начать работать, что будет рассмотрено в «подходе запрета».

B. Конфликт с уходом жены из дома

Нет никаких сомнений в том, что женщина теряет свою свободу после замужества, потому что, поскольку муж является главой семьи, супружеские обязанности не позволяют ей свободно заниматься какой-либо законной деятельностью в качестве незамужней женщины (Moghadam: 2003). Эта точка зрения подчеркивает, во-первых, главенство и господство мужа над семьей, а также право мужа запрещать жене работать, а во-вторых, указывая на вмешательство занятости жены в потребности мужа, добивается разрешения на запрет от мужа. В случае господства мужа то, что кажется консенсусом и подчеркивает превосходство мужчины, связано с правом и обязанностью, согласно которой определенные вещи, в том числе право жены на работу, могут быть устранены в силу того, что они правы.Постановление Верховного суда Ирана № 2130/33 от 27 июля 1992 г., согласно которому в случае недовольства мужа занятостью жены жена признается гарантом прав мужа (Шахидян: 2002 г.), таким образом, неприемлемо, при простом недовольстве мужа занятостью жены, без уважительных причин и при отсутствии какого-либо несоответствия с правом мужа, отсутствие лицензии на запрещение занятости. Кроме того, статья 1117 устанавливает два положения о семейных интересах и конфликте с достоинством [супругов] как случаи вмешательства со стороны жены в право мужа на подчинение. В случае несоблюдения двух вышеуказанных положений и без учета третьего положения Верховный суд постановил запретить жене право на трудоустройство, что является неприемлемым. Запрет на работу может быть легитимным только тогда, когда противоречие между работой жены и правами мужа может быть доказано и по своей сути и само по себе лишено присущего свойства быть автоматически доказуемым.

C. Право императивности и связь статьи 1117 Гражданского кодекса и статьи 18 Закона о защите семьи с общественным порядком

Сторонники этой точки зрения считают, что если жена работала до заключения брачного договора, а муж, зная об этом заранее, соглашается на продолжение ее работы, право мужа (запретить ей работать) остается защищенным в соответствии со статьей 1117 .Их обоснование состоит в том, что эта статья является императивным законом, и поэтому муж может с одобрения суда запретить работу жены, даже если он дал на это согласие в брачном договоре, поскольку такие положения являются незаконными, недействительными и недействительными. (Зарчи и Халил: 2013). Также точно на том же основании они считают, что статья 18 Закона о защите семьи является императивным законом, делающим соглашение сторон об обратном недействительным и недействительным, а ее положение также неправомерным и недействительным.Такую же точку зрения высказали Апелляционная комиссия Высшего судебного совета и заместитель по правовым и парламентским вопросам Министерства юстиции в Регламенте № 1744/18 от 24.12.1996. Однако, несмотря на приведенные аргументы, достигнутый вывод представляется неприемлемым. Во-первых, обращение к концепции общественного порядка при доказывании вопроса порождает проблему двусмысленности. По этой же причине некоторые из наиболее видных ученых-правоведов и профессоров университетов ссылались на него как на пример проблем, в которых отсутствует юридическая дисциплина, неотъемлемая неопределенность и неопределенность которых является коррупцией и приведет к коррупции.Этот довод по своей сути и сам по себе имеет полное концептуальное соответствие, так как императивность статьи 1117 Гражданского кодекса и статьи 18 Закона об охране семьи во всех делах и вопросах отрицается законодательно закрепленной статьей 1114 Закона о защите семьи. Гражданский кодекс, в котором говорится: «Женщина должна проживать в доме, указанном ее мужем, если только женщина не наделена полномочиями определять свое местожительство». Конечно, эта статья имеет существенное преимущество, делая ее общим законом, из которого должны быть сделаны частные выводы, что указывает на то, что и в других вопросах, пока это не противоречит обязанностям по отношению к мужу, «компрометировать наоборот’ можно сделать.Исходя из сказанного, хозяйственное ведение в виде алиментов составляет определенный предел этих повинностей. В противном случае есть требование и необходимость по причине. Во-вторых, «обычай» в принципе никоим образом при наличии обеспечения занятости не влечет за собой нарушения общественного порядка и, другими словами, не считает обеспечение занятости быть причиной нарушения общественного порядка. В-третьих, учитывая тот факт, что общественный порядок основан на местных ценностях и поскольку сегодня большое количество женщин предпочитают работать и успевают включить это положение в свои брачные контракты, возможность игнорирования этого положения мужем никоим образом не исключается. действительным и, поскольку конфликт между наличием у жены работы и ее правами был предвидимым вопросом для мужа с самого начала, но тем не менее он дал согласие на такой брак по умолчанию, муж, следовательно, с его согласия на такой брачный договор, добровольно действовал против своих интересов и предоставил основания для нарушения своих прав (Moghadam: 2003).

Таким образом, принятие этой точки зрения может привести к отказу в основных правах жены, включая ее экономические, социальные и культурные права, которые относятся к правам человека второго поколения. Несмотря на обоснованность этой теории, ее не следует рассматривать как абсолютную теорию и считать какие-либо права жены «неоспоримыми», поскольку главенство мужа в семье и его господство над семейными делами, основанное на доказуемых аргументах, является основным юридическим основанием. права и на этом основании, исключительно по вопросу об основных правах человека, таких как право на образование, право на жизнь, право пользоваться жизненными удобствами и право на надлежащую гигиену, это господство может быть ограничено. Относительно права на труд, так как это право не признается правом человека и подлежит ограничению семейным законодательством ради его сохранения, в случае его конфликта с наследственностью мужа, а также призывом к человеческому праву. права (если это не было включено в качестве положения или трудоустройство имело место до заключения брачного контракта и муж дал на это согласие) право жены на трудоустройство окончательно не закреплено. Еще один аргумент в пользу того, почему статья 1117 не является императивной статьей, заключается в том, что главенство и господство мужа над всеми аспектами семьи является основой и ссылкой на Гражданский кодекс, который, в свою очередь, основан на исламской (шиитской) юриспруденции. и судебная история этого вопроса.Этот вопрос будет обсуждаться в подходе запрета (Zarchi & Khalil: 2013).

В египетском законодательстве запрет жене на работу рассматривался на основе таких предпосылок. Относительно запрета права жены на труд суннитские ученые различают работу, которая приводит к нарушению прав мужа или наносит ему ущерб, или требует, чтобы жена покидала дом, и работу, которая не ведет к нарушению прав мужа. права мужа или причинить ему какой-либо ущерб.Соответственно, религиозные лидеры издали фетвы (указы) о запрете первого случая и разрешили второй. Ибн-и-Абедин, ханафитский факих (религиозный ученый), является одним из сторонников этого подхода.

Тем не менее, следует принять во внимание, что в египетской судебной процедуре, в отличие от того, что предусмотрено суннитскими факихами, если жена имеет работу, даже если муж не дает согласия на ее трудоустройство, алименты должны быть назначены, ибо муж женился на своей жене, зная о ее статусе занятости, и запрещая ей право на работу, является нарушением прав жены.

2.1.2. Запретительный подход

Этот подход предполагает, что в случае наличия положения в брачном договоре или в случае, если жена уже работает; муж не может отказаться от права жены на работу. Сторонники такого подхода делятся на две категории:

А. Обязательность положения

Предоставление работы, по сути, никогда не было заботой прежних факихов (правоведов). Вслед за современными политическими, социальными и культурными событиями некоторые факихи прямо считали имплицитные положения, действующие в нынешнем статусе, и считали необходимым прямое согласие на трудоустройство, заявляя, например: «Муж, если в брачном договоре нет положения, может запретить жене работать.Следовательно, при наличии условия муж не может юридически запретить жене право на трудоустройство. Следовательно, эти факихи считают обеспечение брака необходимой и обязательной клятвой, нарушение которой дает жене право расторгнуть брак. Это требование соблюдения не ограничивается имплицитными положениями и включает в себя основные положения. Эти юридические принципы побудили некоторых авторов прямо перечислить различные положения, устанавливающие, что, когда женщина имеет работу на момент вступления в брак и брак скрепляется на основании сохранения ее профессионального статуса, или включается положение, вступающее в силу после брака, муж не может помешать ей продолжать работать. Некоторые авторы считают молчание мужа после вступления в брак имплицитным актом, эквивалентным согласию жены на работу. На 4-м заседании суда по гражданским делам участники пошли еще дальше, рассматривая в качестве принципа санкции за трудоустройство жены, за исключением случая несогласного мужа:

В нынешних обстоятельствах, учитывая инфляцию и потребность семьи в том, чтобы жена сделала достойную карьеру, помогла покрыть расходы на жизнь, увеличить семейный фонд и вырастить детей, закон не запрещает, чтобы жена работала в правительстве. офисы или авторитетные и надежные компании, которые обычно соблюдают религиозные правила и нормы.Однако, если муж во время заключения брачного договора заявит о своем несогласии с приемом жены на работу, и если условие будет согласовано с женой и на этом основании будет заключен брак, жена теряет право иметь открытая карьера.

Тем не менее, эта точка зрения подлежит различным рассмотрениям. Во-первых, игнорируется эксплицитная формулировка статьи 1117 ГК РФ, которая признает правомерность запрета жены на трудоустройство мужем. Этот запрет теряет применимость только в том случае, если он обусловлен ссылкой на положение. Во-вторых, статья 167 Конституции и история судебной практики отвергают такое понимание, а в-третьих, инфляция и другие экономические условия не рассматриваются как действенные ограничения права законодателя или законодательного органа и могут, в конечном счете, быть согласованы парой на состояние пособия жены. В-четвертых, занятость жены, по иронии судьбы и в отличие от того, против чего было возбуждено дело, во многих случаях была несовместима с воспитанием детей. Что касается египетского судебного процесса, важно сначала рассмотреть положения о браке. договор в суннитской юриспруденции.Эти положения разделены на три части. 1. Условия, противоречащие договорным требованиям. 2. Коррупционные положения, которые являются просто коррумпированными положениями. 3. Правильные положения.

В случае правильных положений и обязательства выполнить обещание, с его сторонниками, такими как Абу Ханифа, Малик, Шафи’и, Лайс и Сури, хотя они постановили, что эти положения правильны, они не считают их обязательный. Другие считали это обязательным, что цитируется Амром ибн Абд аль-Азизом, Аль-Авсаем и Ахмадом ибн Ханбалом.

Несмотря на все споры и разногласия, египетская правовая доктрина выдвинула четкие выводы для случаев, когда муж сначала дает согласие на трудоустройство жены и/но затем запрещает ей право на трудоустройство. В египетском судопроизводстве, если муж сначала дает разрешение жене на работу, он не может запретить продолжение этого права в будущем. Другими словами, ему отказывают в праве отозвать это разрешение. Следовательно, в этой гипотезе, если муж требует, чтобы жена перестала работать, а жена решает продолжать работать, жена не будет считаться непослушной и/или непослушной, и ее алименты не будут отменены (Shahidian: 2002). ).

Однако египетский закон признает отказ жены незаконным в двух случаях: во-первых, если он признает это злоупотреблением права со стороны жены. Во-вторых, если закон признает эту работу несовместимой и противоречащей семейным интересам.

Эти положения и условия задокументированы в пункте 5 статьи 1 закона № 100 Закона 1985 года, который в случае наличия явного или неявного положения предоставляет жене право на трудоустройство. Этот пункт предусматривает, что алименты жены не отменяются при условии ее ухода из дома на законную работу с явного или неявного согласия мужа.На самом деле, в случае выражения согласия мужа (как подразумеваемого, так и явно выраженного) алименты не могут быть отменены.

Б. Приоритет «аренды» над браком

В соответствии с этой теорией, если женщина, технически говоря, «сдана в аренду» (т. е. нанята) на срок службы и выходит замуж до прекращения трудового договора, этот договор аренды, даже если он противоречит законные ожидания мужа, остается в силе и имеет обязательную силу.С другой стороны, трудовой договор, согласно толкованию, предлагаемому существующей правовой и судебной системой, является договором аренды, а с точки зрения судебной практики и Гражданского кодекса — договором найма. Поскольку все трудовые договоры предусматривают аренду (наем) физических лиц, следовательно, нет никакой разницы в характере договоров. С другой стороны, брачный контракт, в связи с его участием двух сторон, зависит от непредвиденных обстоятельств и условий контракта. Это обстоятельство является обязывающим, и установление противоположных положений является незаконным и недействительным (Brandt & Kaplan: 1995).Жена по существу и по своей воле, нанятая до заключения брачного договора, считается наемным лицом и передает свои интересы собственнику. Если в этой ситуации заключен брак, с учетом непредвиденных обстоятельств договора аренды и необходимости соблюдения этого обязывающего соглашения брачный договор не имеет силы аннулировать договор аренды. Эта точка зрения не относится конкретно к договору аренды, и в любом случае, когда обязательство возлагается на жену, оно остается в силе и в случае ее брака.Сайед Язди, обращаясь к этому вопросу, обращается к вопросу о присяге или залоге.

Остается решить вопрос: имеет ли по своей сути и само по себе право мужа на повиновение и на угождение присущее ему особое качество, или это общее правило, применимое к муж и по отношению к жене. Учитывая, что эти правила не основаны и не относятся к найму жены, а гендерный фактор является не тем фактором, который в случаях, упомянутых ранее, вызывает изменение правил аренды, а другими факторами, такими как юридическая необходимость брачный договор (по которому мужу предоставляются определенные права) и фактор времени, т. е.е. старшинство и/или предшествование договора аренды и брачного договора друг другу, поэтому покойный Сейед Мохаммад Казем Язди проводит различие между наймом замужней и/или незамужней женщины. Он считает дозволенным прием на работу незамужней женщины, а в случае с замужней женщиной различает случаи, когда женщина нанимается до или после замужества. В первом случае, когда женщина нанимается до заключения брачного договора, он отдает абсолютный приоритет договору аренды, даже если часть его может подпадать под действие брачного договора и может противоречить правам мужа.

Однако в последнем случае, когда женщина нанимается на работу после заключения брачного контракта, принцип найма не имеет недостатков, которые не будут подробно рассматриваться в этой статье из-за недостатка места. Здесь уместно упомянуть приговоры от 19.11.1995 – 1339 – 1342 4-го отделения Общего суда Тегерана по делу, в котором подсудимый, жена, согласно официальному брачному договору, работала в BankMelli (Национальный банк) и заявитель (муж) пытался отказаться от ее права на трудоустройство, несмотря на то, что он заключил брачный контракт, зная, что она уже работает. Работа на таких рабочих местах регулируется особыми критериями и приводит к приобретению прав на вознаграждение во время работы, от которых нельзя отказаться, кроме как по закону. При этом с точки зрения технических отношений по своей сути и по своей сути, и по сути предыдущий существенный (трудовой) договор предшествует брачному договору и брачным договором не отменяется.

2.2. Когда супруг не работал или не имел возможности работать до брака.

Наиболее важной ссылкой, используемой для этого запрета, является статья 1117 Гражданского кодекса и статья 18 Закона о защите семьи. Эти статьи не включают положения о заключении брака и приоритете договоров необходимости, таких как аренда, над брачными договорами. Таким образом, за исключением этих двух случаев, мужчина имеет право запретить жене заниматься трудовой деятельностью, если это противоречит семейным интересам и достоинству [супругов и семьи] (Moghadam: 2004).

При рассмотрении египетской правовой системы, во-первых, следует отметить, что семейные законы очень разнообразны и разделены, что приводит к случаям, когда в одном деле можно ссылаться на шесть законов. Некоторые ученые-правоведы прямо назвали это одной из самых больших проблем египетской правовой системы. Соответственно, многие юристы и ученые-правоведы неоднократно подчеркивали необходимость интеграции таких разных законов. Во-вторых, в египетском законодательстве изложены некоторые условия и правила, касающиеся занятости женщин, в египетском трудовом законодательстве.В-третьих, система семейного права в Египте основана на личном статусе и регулируется фикхом (исламской юриспруденцией).

3. РЕЗУЛЬТАТЫ

Принимая во внимание три вышеуказанных пункта, следует также отметить, что в соответствии со статьей 9 и статьей 53 правительство обязано предоставить равные возможности для трудоустройства всем египетским гражданам. Он также предусматривает, что все люди равны перед законом с точки зрения их прав и общих свобод (Ансари-Пур: 2001 г.). В египетском трудовом законодательстве во второй главе первой книги, утвержденной в 2003 г., наиболее важные законы, касающиеся занятости женщин следующие:

А. Равноправие мужчин и женщин в Трудовом кодексе. Статья 88 предусматривает, что до тех пор, пока между женщинами и мужчинами существует равенство в сфере занятости, все законы, касающиеся занятости мужчин, применяются также к женщинам без какой-либо дискриминации.

B. Работа, запрещенная для женщин. В соответствии со статьей 90 Трудового кодекса женщинам запрещается заниматься работами, наносящими вред их физическому и/или моральному здоровью. Сюда также входят работы, полностью запрещенные для женщин. В соответствии с этим законом министр людских ресурсов издал директиву No.155 в 2003 году, в котором оговорены рабочие места, на которых женщинам запрещено работать. Эта директива включает 30 профессий, которые признаны чрезмерно тяжелыми или вредными для физического или морального здоровья женщин.

C. Запрещение найма женщин в ночное время, за исключением чрезвычайных ситуаций. Статья 89 запрещает трудоустройство женщин с 19:00 до 7:00. Условия этой статьи были изданы соответствующим министром в Директиве 183.

D. Объявление приказов, связанных с трудоустройством женщин

Статья 95 нового закона обязывает работодателей при наличии 5 и более сотрудников-женщин устанавливать копию приказа о приеме на работу женщин на рабочем месте или в месте общего сбора работников.Однако закон 1981 г. требовал установки такой копии, даже если работала только одна женщина.

Консенсус юрисконсультов относит этот закон и директивы, изданные в случаях запрета найма женщин на работу, к суннитской юриспруденции.

Ат-Тавиджари упоминает две основные обязанности женщины в суннитской юриспруденции, которые ограничивают занятость женщин: первая — это обязанность заботиться о нуждах мужа и соблюдать его права и права семьи, а вторая — ее обязанность материнства. , воспитывать и заботиться о детях.Однако, несмотря на две основные обязанности женщины, в дилемме работы по дому или вне дома суннитские правоведы отдают предпочтение первой (Bariklou: 2011).

В современном арабском законодательстве занятость женщин с точки зрения рабочего места делится на две категории: работа дома (в помещении) и работа вне дома (на открытом воздухе). Работа на дому относится к таким занятиям, как приготовление пищи, шитье или написание книг и статей, которыми женщина занимается дома, а затем продает их для получения прибыли. Работа на открытом воздухе относится к работе в больницах, школах, отелях и т. д.В случаях, когда работа женщины требует выхода из дома, суннитские правоведы предложили две точки зрения: ханафия, маликия, шафия и ханбала, все считают выход женщины из дома допустимым, но другие оставшиеся секты не разделяют эту позицию. Есть также две позиции относительно случая, когда женщине не нужно выходить из дома. Ибн Абедин, ханафитский ученый и правовед, считает такую ​​работу выше работы, требующей выхода из дома, и ханафия, маликия, шафии и ханабалы считают ее допустимой.

Однако те, кто считает это допустимым, не дают на это абсолютного разрешения. Скорее, они устанавливают критерии и ограничения для трудоустройства при таких обстоятельствах: во-первых, если женщина не замужем, ее отец или ее опекун должны дать на это согласие. Если она замужем, муж должен дать свое согласие (Шериф: 1999).

Во-вторых, ее работа должна быть свободна от общения с другими мужчинами.

В-третьих, ее тело должно быть прикрыто в соответствии с исламскими правилами и принципами при встречах с другими мужчинами.Она также не должна носить цветную одежду, украшения или духи, потому что рабочее место отличается от вечеринки.

В-четвертых, она должна быть привержена исламской этике. В-пятых, ее работа должна быть соразмерна природе женщин и их силе. Примерами являются карьера в сфере образования, ухода за больными, пошива одежды и т. д.

Что касается положений о брачном договоре и их легитимности, египетские авторы, ссылаясь на фундаментальное правило Корана «Мусульманин должен выполнить свое обещание», считают, что:

Такое положение является обязательным, и согласно этому положению муж не может просить разрешения жены покинуть дом, за исключением случаев, когда уход жены из дома на работу влечет за собой ущерб семейным интересам или ее физическому здоровью (Агаджанян: 1986). Само собой разумеется, что такая реакция была бы неприемлемой, поскольку очевидно, что работники многих профессий приведут к постепенному ухудшению физического здоровья или даже болезни. Даже в таких профессиях, как парикмахерское дело и портняжное дело, через некоторое время физическое здоровье человека отличается от того, которое было до приема на работу. Поэтому важно ограничить фактор «утраты физической силы или болезни» случаями/работами, которые почти повсеместно считаются случаями профессий с высоким риском и болезнями.

4. ВЫВОД

В наше время и принимая во внимание нетрадиционный современный и, возможно, постмодернистский мир, в котором мы живем, занятость становится все более важной в социальных отношениях. В иранской правовой системе высшим принципом в отношении занятости женщин является допустимость занятости. Таким образом, закон не запрещает трудоустройство женщин, за исключением особых случаев. Одним из таких случаев является статья 1117 Гражданского кодекса, в которой трудоустройство женщин санкционировано законом, за исключением случаев, когда речь идет о семейных интересах и достоинстве. Сторонники права мужа запрещать жене работать имплицитно ссылаются на три обоснования, изложенные в статье 1117, конфликт с уходом жены из дома с ее домашними и материнскими обязанностями, императивность закона господства и главенства мужа над семья и потенциальная угроза общественному порядку (Fluehr-Lobban: 1998). В соответствии со статьей 167 Конституции Ирана и Гражданским кодексом, которые основаны на имамийском фикхе или судебной практике, одним из случаев, который может аннулировать право мужа на запрет, является положение, достигнутое обоюдно во время брачного контракта.Это положение является неявным, но фундаментальным условием.

Таким образом, как только положение о брачном договоре доказано, ограничение статьи 1117 нарушается, и обе стороны могут либо до, либо во время брака документально зафиксировать и официально оформить условия найма либо в брачном договоре, либо в отдельном документе. Еще одна область, часто оспариваемая учеными-правоведами, — это вопрос о занятости жены до брака. По мнению некоторых юристов, даже если муж знал об этом, право удерживать жену от продолжения работы сохраняется за мужем.Однако, учитывая известное учение правоведов о приоритете и необходимости договора аренды перед брачным договором, такой запрет не оправдан, и муж не может запретить жене ее право на работу. Таким образом, в иранской правовой системе, если муж знал о занятости своей жены во время заключения брачного контракта, независимо от того, находится ли эта работа в государственном или частном секторе, он не может запретить жене работать, и это право остается в силе. место до окончания контракта (Нассехи-Бехнам: 1985).

В египетской правовой системе семейные законы очень разнообразны и разделены, поскольку в одном деле можно ссылаться на шесть законов. Некоторые ученые-правоведы прямо назвали это одной из проблем египетской правовой системы. Однако в соответствии с главным принципом статьи 9 и статьи 53 египетское правительство обязано предоставить равные возможности трудоустройства для всех египетских граждан. Египетская правовая система признала отказ мужа разрешить трудоустройство своей жены в двух случаях: во-первых, когда было установлено, что это трудоустройство является злоупотреблением правом; во-вторых, когда оно признано несовместимым и противоречащим интересам семьи.Ссылка на эти условия, которые в случае наличия явного или неявного положения предоставляют жене право на трудоустройство, содержится в пункте 5 статьи 1 Закона № 100 от 1985 года. В этом пункте говорится, что алименты жены не отменяются. при условии, что она уйдет из дома на законную работу с явного или неявного согласия мужа. В принципе, независимо от того, выражено ли согласие мужа или подразумевается, алименты не могут быть отозваны. Также в египетском судебном процессе, вопреки предписанию суннитских юристов, если жена занимается карьерой, даже если муж не дает согласия на ее трудоустройство, алименты присуждаются, поскольку муж женился на ней, заранее зная о ее карьере. статуса, а это свидетельствует об отказе от права мужа.

БИОДАННЫЕ

ХОССЕЙН ШАФИЕЙ ФИНИ: Хоссейн родился в Кашане, Иран, в 1959 году. Он имеет докторскую степень. Он получил степень доктора исламского права и юриспруденции в Ливанском университете и был доцентом и преподавателем, а в разные годы проректором по студенческим и культурным вопросам Университета Харазми в Тегеране, Иран. В настоящее время он является профессором права и старшим адвокатом в Тегеране, опубликовал множество научных и исследовательских работ, является редактором журнала, координирует научные конференции и интересуется исследованиями в области юриспруденции и права.

ФАРХАД АХТАРШЕНАС: Фархад родился в округе Дишмук провинции Кохгилуйе и Бойер-Ахмад в 1979 году, имеет степень бакалавра исламской юриспруденции и принципов исламского права в Исламском университете Азад Ясудж, Иран, степень магистра исламской юриспруденции и принципов исламского права в Исламский университет Азад, филиал Такестан, Иран, в 2007 году, и в настоящее время является аспирантом последнего семестра в области исламской юриспруденции и частного права, Университет Харазми, Тегеран, Иран. В 2008 году он получил награду «Выдающаяся студенческая диссертация года», является старшим научным сотрудником университета, имеет опыт преподавания на университетском уровне, является автором нескольких книг и статей и интересуется исследованиями в области семейного права.

брачных договоров | Towson, MD Семейный адвокат

Помощь парам в составлении эффективных и справедливых брачных договоров

Многие помолвленные пары слышат термин «брачный договор» и отвергают его, отвечая, что не планируют разводиться. Однако, в то время как большинство вступают в брак, не думая о разводе, значительное число супружеских пар продолжают ежегодно подавать на развод в Соединенных Штатах. При подаче заявления на развод пара столкнется со сложными и деликатными вопросами, включая опеку над детьми, алименты, супружескую поддержку, раздел имущества и многое другое.Поскольку разводы могут быть спорными и сопровождаться сильным гневом, часто случается так, что один из супругов пытается оставить другого супруга как можно более финансово разоренным.

Тем не менее, пары, которые составили и подписали брачный договор до того, как связать себя узами брака, могут иметь более обтекаемый и рациональный развод, потому что многие из этих финансовых вопросов были решены до брака без присутствия гнева или других эмоций.

Что такое брачный договор?

Брачный договор (также называемый «брачным соглашением» или «добрачным соглашением») — это практический инструмент, используемый для контроля над тем, что происходит с финансами и имуществом пары в случае развода.Это юридически обязывающий договор, который будет соблюдаться до тех пор, пока суд по бракоразводным процессам сочтет соглашение подлежащим исполнению. Чтобы соглашение имело законную силу, в отношении соглашения должно быть выполнено следующее:

  • Это в письменной форме и обе стороны добровольно подписали;
  • Обе стороны согласились на брачный договор добровольно и понимали последствия подписания соглашения;
  • Условия не настолько односторонние или несправедливые, чтобы их можно было считать недобросовестными;
  • Обе стороны полностью и точно раскрыли характер своего имущества и финансов до подписания соглашения;
  • Соглашение не было подписано в такой непосредственной близости от свадьбы, чтобы могло иметь место принуждение;
  • Брачный контракт не оставляет ни одного из супругов без средств к существованию;
  • Не было обнаружено мошенничества, ошибки, неправомерного влияния или подобных правонарушений.

Это лишь некоторые факторы, которые суд будет учитывать при определении того, подлежит ли исполнению брачный договор, и эти факторы могут варьироваться от случая к случаю.

Кто должен рассматривать брачный договор?

Несмотря на то, что каждый должен учитывать преимущества брачного контракта, этот тип соглашения особенно важен по следующим причинам:

  • Вы владеете имуществом, которое хотите защитить как отдельное от совместной супружеской собственности;
  • Вы владеете бизнесом и хотите защитить свои деловые интересы после развода;
  • Чтобы понять полную картину финансового положения вашего будущего супруга;
  • У вас или вашего супруга значительно больше богатства, чем у другого;
  • У вас есть имущественный план, в котором участвуют дети от предыдущих отношений;
  • Планировать не работать и оставаться дома.

Что покрывает Prenup?

Брачный договор может охватывать множество вопросов, в том числе:

  • Какое имущество будет разделено и как;
  • Сколько супружеских алиментов получит физическое лицо;
  • Что происходит с предприятиями, пенсионными планами или другими счетами;
  • Кто может принимать решения относительно определенного имущества во время брака.

Есть много других конкретных финансовых вопросов, которые может покрыть брачный договор.Однако два вопроса, которые брачный контракт никогда не может покрыть, включают опеку над детьми и алименты.

Звонок для консультации с адвокатом по семейным делам штата Мэриленд

Многие пары женятся без брачного договора и в случае развода жалеют об этом в будущем. Хотя брачный договор может показаться не самым романтичным жестом, всегда очень важно защищать свои права и интересы. Будущее непредсказуемо, и вы не хотите оказаться после расторгнутого брака практически без поддержки или без собственного ценного имущества.Если вам интересно, подходит ли вам брачный договор, рекомендуется обсудить вашу ситуацию с опытным юристом по семейному праву в Мэриленде.

В юридической конторе Thomas K. Mallon, LLC адвокат Томас Мэллон оценил ситуации многих различных помолвленных пар и дал совет о том, отвечает ли брачный договор их интересам. Если вы решите продолжить брачный договор, мы также понимаем, как составить эффективное соглашение, которое не только отражает ваши пожелания, но и будет иметь принудительную силу в судах Мэриленда, если соглашение впоследствии будет оспорено. Пожалуйста, позвоните в наш офис сегодня по телефону 410-847-9075, чтобы получить консультацию относительно добрачных договоров или любых других вопросов семейного права.

Американская юриспруденция 2d — Am Jur 2d

Добро пожаловать в размещенную FindLaw версию журнала American Jurisprudence 2d (Am Jur 2d), ведущего справочного источника по юридическим вопросам. Здесь вы найдете выдержки из Am Jur 2d о контрактах, возмещении убытков, разводе и раздельном проживании со ссылками на полное содержание Westlaw.

В этой статье обсуждается договорное право в целом, включая определения различных видов договоров и различия между ними; принципы и реквизиты для заключения договоров, такие как согласие, предложение, принятие, рассмотрение, определенность и формальности; последствия ошибки, мошенничества, принуждения и неправомерного влияния; незаконность, возникающая в результате нарушения конституции, закона или государственной политики; толкование, действие и юридическая сила договоров, включая такие вопросы, как полнота или делимость, лица, связанные и уполномоченные, условия, время или место и компенсация; изменения, возобновления, расторжения, расторжения или расторжения договоров.

Подробнее в договорах »

Эта статья охватывает общие принципы закона о возмещении убытков. Он включает обсуждение различных видов убытков — компенсационных, убытков, номинальных убытков, заранее оцененных убытков, а также штрафных и штрафных убытков, а также таких понятий, как общие и специальные убытки, предполагаемые убытки и смягчение убытков. Элементы и размер убытков в связи с нарушением контракта, телесными повреждениями и случаями материального ущерба также охватываются, как и ходатайство, доказательство и определение суммы убытков, присуждаемой в судебном процессе.

Подробнее в разделе Ущерб »

Настоящая статья касается полного или частичного расторжения брачных отношений в судебном порядке, оснований, общего действия и последствий такого расторжения. Сюда же относятся процессуальные вопросы. В статье также рассматриваются права, обязанности и ответственность, связанные с супружеской поддержкой, разделом совместно нажитого имущества и определением имущественных прав.

Подробнее о разводе и раздельном проживании »


Выдержки из журнала American Jurisprudence 2d, размещенные FindLaw, предоставлены издателем American Jurisprudence 2d, ведущей в отрасли юридической энциклопедии, предлагающей беспрецедентную широту охвата всех областей американского права.Для получения полного доступа к Американской юриспруденции 2d, включая аннотации и цитаты, посетите местную юридическую библиотеку или посетите Am Jur 2d на сайте Thomson Reuters Westlaw.

Размещенная FindLaw версия American Jurisprudence 2d может не отражать самый последний закон. Пожалуйста, проверьте статус раздела, который вы исследуете, в местной юридической библиотеке или через Westlaw, прежде чем полагаться на него для своих юридических нужд.

Можно ли подать в суд на кого-то за нарушение обещания выйти замуж?

Нарушение обещания вступить в брак, также называемое нарушением обещания, происходит, когда лицо дает обещание вступить в брак с другим лицом, а затем отказывается от этого соглашения. Примерно в половине штатов США обещание вступить в брак считается имеющим юридическую силу, если это обещание согласия соответствует всем основным требованиям действительного контракта.

Если человек не выполняет обещание вступить в брак, это считается нарушением контракта. Это означает, что одна сторона может привлечь другую сторону к ответственности за нарушение своего обещания.

Нарушение законов об обещаниях, регулирующих обещания вступить в брак, называется законами о бальзаме для сердца.Если человек находится в штате, который не обеспечивает соблюдение законов о бальзамах для сердца, он не сможет подать иск о нарушении обещания вступить в брак.

Много лет назад обещание выйти замуж за человека рассматривалось так же, как и любой другой обязывающий договор. Это означало, что если человек не выполнил свое обещание, он нарушил этот контракт. Судебный процесс, основанный на нарушении обещания вступить в брак, обычно сосредоточен на трех вопросах, в том числе:

  • Преимущества, которые должны были быть получены от брака;
  • Убытки, возникшие в результате нарушения обещания выйти замуж; и
  • Травмы, полученные истцом в результате невыполненного обещания. Травмы, которые обычно возмещались, включали:
    • унижение;
    • тревога; и
    • депрессия.

Если в штате нет таких законов, физическое лицо не имеет права на возмещение убытков. Однако они все еще могут получить возмещение в зависимости от причины иска о мошенничестве.

По состоянию на 2016 год в США было 8 штатов, в которых разрешены действия с бальзамом для сердца. К ним относятся:

  • Гавайи;
  • Миссисипи;
  • Миссури;
  • Нью-Мексико;
  • Северная Каролина;
  • Южная Дакота; и
  • Юта.

Напротив, штаты, в которых действуют законы, отменяющие возможность подачи иска за нарушение обещания вступить в брак, включают:

  • Алабама;
  • Калифорния;
  • Колорадо;
  • Флорида;
  • Индиана;
  • Массачусетс;
  • Мичиган;
  • Нью-Джерси;
  • Нью-Йорк;
  • Нью-Гэмпшир;
  • Огайо;
  • Пенсильвания; и
  • Западная Вирджиния.

Какие убытки могут быть взысканы за нарушение обещания выйти замуж?

В делах о нарушении обещания вступить в брак не существует стандартного правила относительно суммы видов убытков, которые могут быть взысканы за нарушение.Хотя обещание вступить в брак, по сути, является договором, в некоторых юрисдикциях разрешено возмещение ущерба, которое обычно доступно только в случае иска по деликту.

В целом, некоторые формы возмещения ущерба, которые могут быть доступны, включают:

Истец может получить возмещение убытков, чтобы компенсировать им любые финансовые потери, которые были вызваны нарушением обещания вступить в брак. Сюда могут входить как будущие, так и прошлые убытки, например:

  • Убытки, возникшие в результате подготовки к свадьбе;
  • Потеря имущества или дома
  • Потеря поддающегося количественному измерению предполагаемого преимущества, которое было бы результатом супружеских отношений.

Компенсационные убытки – это убытки, которые присуждаются для компенсации ненарушившей стороне понесенных ею убытков. В случае нарушения обещания вступить в брак это может включать причинение вреда истцу:

  • Здоровье;
  • Эмоциональное состояние; или
  • Репутация.

Штрафные убытки, которые также известны как штрафные убытки, представляют собой убытки, которые могут быть присуждены, когда нарушение было совершено с:

Штрафные санкции в основном предназначены для наказания за особенно безрассудное, опасное или оскорбительное поведение.Они также присуждаются в качестве сдерживающего фактора для других лиц, чтобы они не совершали такого же поведения.

Штрафные убытки не обязательно предназначены для компенсации истцу их убытков, поскольку это является целью компенсационных убытков.

Что происходит, когда истец добивается успеха в нарушении?

Даже если истец выиграет свой судебный процесс, очевидно, что они не могут заставить ответчика жениться на них, если ответчик этого не желает. Другими словами, если истец выиграет дело, ему не может быть присуждено конкретное исполнение в качестве средства правовой защиты.

Ответчик не может быть принужден к браку с истцом, и это было указано в их договоре. Кроме того, присуждение истцом возмещения убытков может подлежать смягчению или сокращению, если они каким-либо образом способствовали нарушению.

Если истец уже вступил в брак с другим лицом, это никоим образом не повлияет на его способность возместить ущерб. Тот факт, что истец вступил в брак с другим лицом, не освобождает ответчика от ответственности по договору обещания выйти замуж.

Какие факторы суд будет учитывать при расчете ущерба?

Как правило, любой иск о возмещении ущерба в связи с нарушением обещания вступить в брак будет тщательно рассмотрен судом. Это связано с тем, что судебный иск может быть подан просто с целью заставить богатого человека сделать щедрое предложение об урегулировании.

Таким образом, сумма возмещения убытков, присуждаемая в случаях нарушения обещания вступить в брак, обычно определяется по усмотрению конкретного суда.Суд примет во внимание все различные обстоятельства, связанные с отношениями сторон, в том числе:

  • Финансовое положение каждого человека до обещания жениться;
  • Предполагаемый прогноз финансового воздействия брака на каждую из сторон;
  • Финансовое и социальное положение ответчика, которое позволило бы оценить образ жизни, которым истец пользовался бы;
  • Другие вопросы между сторонами, такие как:
    • физическая близость;
    • беременностей; и
    • детей.

Подобно другим искам о нарушении контракта, суд рассмотрит все формы доказательств, чтобы определить намерения каждой стороны. Это может включать устные и письменные заявления, а также поведение сторон.

Есть ли какие-либо средства защиты от нарушения обещания выйти замуж?

Да, могут быть некоторые доступные средства защиты от претензии о нарушении обещания. Большинство из них связано со способностью сторон заключить действительный договор.

Некоторые средства защиты от нарушения обещания, которые обычно выдвигаются, включают:

  • Одна или обе стороны не имели возможности заключить действующий договор;
  • Обещание выйти замуж было недействительным или не соответствовало всем требованиям контракта;
  • Дав обещание, ответчику стало известно об условиях истца, которые могут включать недееспособность или болезнь, из-за которых вступление в брак было бы неправильным или небезопасным.

Если истец был помолвлен с другим лицом во время обещания выйти замуж, это не является действительной защитой. Кроме того, защита не может основываться только на непривлекательной черте истца.

Нужен ли мне адвокат для нарушения обещания выйти замуж?

Да, важно иметь помощь адвоката по семейным делам в случае нарушения обещания вступить в брак, с которым вы можете столкнуться. Не в каждом штате разрешается возбуждать судебный процесс в связи с нарушением обещания вступить в брак.

Если вы недавно разорвали помолвку, вам следует обратиться к местному семейному адвокату. Ваш адвокат может сообщить вам, есть ли в вашем штате закон о бальзамах для сердца, применим ли он к вашей ситуации и имеете ли вы право на возмещение убытков, которые вы понесли в результате нарушения обещания вступить в брак.

(Не)действительность обещаний в брачных контрактах в соответствии с пакистанским прецедентным правом Мухаммада Мунира :: SSRN

Юридический журнал LUMS, Vol. 6 (2019), стр. 1-14

12 страниц Опубликовано: 14 сен 2019

Дата написания: 4 сентября 2019 г.

Аннотация

В этой статье объясняется, как высшие суды Пакистана интерпретировали положения брачных договоров (никахнама) в отдельных случаях в основном с 2009 по 2017 год.Основные выводы, сделанные в этой статье, заключаются в том, что в большинстве случаев суды отказывали в присуждении предусмотренной в брачном договоре суммы в качестве компенсации, возмещения убытков или неустойки, подлежащей выплате жене, если она разведена с мужем или у нее есть попросил хула. Однако в некоторых случаях суды объявляли такие положения действительными и обязательными, что приводило к противоречивым решениям по аналогичным вопросам. В большинстве случаев суды постановляли, что вопрос об установленной сумме, подлежащей выплате в случае нарушения договора, не подпадает под юрисдикцию судов по семейным делам. Судьи не вникали в Коран, Сунну и мнения мусульманских правоведов по этому вопросу, укрепляющие права женщин. Таким образом, суды часто отказывали разведенным женщинам в возмещении ущерба, предусмотренного брачным договором.

Ключевые слова: положения, брачный договор, компенсация, семейные суды, юрисдикция, мусульманское личное право

Рекомендуемое цитирование: Рекомендуемая ссылка

Мунир, Мухаммад, Умножение нулей: (не)действительность обещаний в брачных контрактах в соответствии с прецедентным правом Пакистана (4 сентября 2019 г.).Юридический журнал LUMS, Vol. 6 (2019), стр. 1–14, доступно в SSRN: https://ssrn.com/abstract=3448054.