МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Что лежит в основе загадки: Недопустимое название — Юнциклопедия

Литературные стихотворные загадки на страницах рукописного журнала «Труды четырех общников» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 821.161.1.09 6179 СТРУКОВА T.B.

кандидат филологических наук, доцент, кафедра русского языка и литературы, Орловский государственный институт искусств и культуры E-mail: [email protected]

UDK 821.161.1.09 6179 STRUKOVA T.V.

Candidate of Philology, Associate Professor, Departrnentof Russian Language and Literature, Orel State Institute of

Culture

E-mail: [email protected]

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТИХОТВОРНЫЕ ЗАГАДКИ НА СТРАНИЦАХ РУКОПИСНОГО ЖУРНАЛА

«ТРУДЫ ЧЕТЫРЕХ ОБЩНИКОВ»

LITERARY POETIC RIDDLES AT THE PAGES OF HANDWRITTEN JOURNAL «WORKS OF FOUR PARTAKERS»

В статье анализируются загадки журнала «Труды четырех общников» в контексте фольклорной и литературной традиций. Особое внимание уделяется рассмотрению структурно-композиционной организации загадок. Автор выделяет три разновидности загадок: образно-ассоциативные, директивные и разделительно-категорические.

Ключевые слова: загадка, интерпретационное поле, имплицитный образ, когнитивная картина мира, метафора, метонимия, антитеза.

The article analyzes the riddles of the journal «Works offour partakers» in the context offolklore and literary traditions. Particular attention is paid to the structural and compositional organization of the riddles. The author distinguishes three types of riddles: figurative-associative, directive and separation-categorical.

Keywords: riddle, interpretive field, implicit image, a cognitive picture of the world, metaphor, metonymy, antithesis.

Важнейшей чертой русской литературы XVIII века стала интенсивность ее развития. Не случайно, этот период вошел в историю не только как эпоха расцвета классицизма, но и как время поиска новых поэтических форм, новаторских приемов и экспериментальных методов. Творчество наследие поэтов-классицистов отличается необыкновенным разнообразием жанровых форм. Ими были разработаны и введены в литературный обиход жанры оды, басни, сатиры, песни, притчи, послания, эклоги, идиллии, элегии, поэмы, сонета, эпиграммы и пр., наряду с которыми широкое распространение получил жанр стихотворной загадки. К его освоению обратились как известные поэты, теоретики классицистического искусства, так и поэты второго ряда: И.Ф. Богданович, Г.Р. Державин, А.И. Дубровский, П.М. Карабанов, H.A. Львов, В.И. Майков, Н.П. Осипов, М.И. Попов, A.A. Ржевский. А.П. Сумароков, М.В. Сушков, П.И. Фонвизин, М.М. Херасков, Н.М. Яновский и др.

Вовторой половине XVIII века, одновременно с расцветом поэтического искусства, происходит развитие и становление русской периодической печати. С середины столетия в свет начинает выходить большое количество печатных изданий, первым из которых стал журнал «Ежемесячные сочинения, к пользе или увеселению служащие», выпускавшийся с 1755 по 1764 гг. Именно на его страницах впервые появились стихотворные загадки А.И. Дубровского, А.П. Сумарокова и М.М. Хераскова, которых по праву можно назвать родоначальниками жанра русской литературной стихотворной загадки. Наряду с «Ежемесячными сочинениями»

в 1750-1770-х гг. литературные стихотворные загадки стали неотъемлемой частью таких журналов, как «Свободные часы», «Полезное увеселение», «Праздное время, в пользу употребленное», «Доброе намерение», «Вечера», «И то, и сё», а также рукописного журнала «Труды четырех общников», издаваемого Николаем Львовым

Журнал «Труды четырех общников» выпускался с марта по июнь 1771 года литературным кружком, возглавляемым H.A. Львовым, в который входили братья Николай и Петр Ермолаевы и Николай Осипов. На страницах этого журнала увидели свет первые поэтические опыты Львова, а также его единомышленников. Большая часть произведений, помещенных в «Трудах четырех общников», носит переводной характер и представляет собой стихотворные переводы произведений французских и немецких поэтов (Н. Буало, Ж. Лафонтена, Ф. Фенелона, А. Галлера, Г.Э. Лессинга). «О характере литературных симпатий H.A. Львова в 1770-е годы позволяет судить его «Путевая тетрадь № 1», сохранившаяся в рукописном отделе Пушкинского дома. В тетрадь заносились выписки из книг иностранных авторов, переводы, экспромты, тексты стихотворений, эпиграмм, песен, загадок и т.д. Судя по ним, и после прекращения «Трудов четырех общников» литература французского Классицизма и Просвещения оставалась объектом тщательного изучения H.A. Львова», — заключает К.Ю. Лаппо-Данилевский [7, 6-7]. При этом ученый отмечает, что подавляющее число стихотворений Львова, помещенных в журнале, являются оригиналь-

© Струкова Т. В. © Strukova T.V.

ными, и б них, несмотря на общую классицистическую ориентацию, ярко проявилась индивидуальность молодого поэта.

Несомненно, западноевропейская литература оказала существенное влияние на поэтическую манеру Львова, подобно, как и на творчество многих его современников. Однако подробный анализ образной системы и композиционной структуры стихотворных загадок поэта показывает, что в них присутствует фольклорная традиция, проявляющаяся на уровне образной структуры и способов создания интерпретационного поля. Большинство загадок Львова являются образно-ассоциативными с точки зрения структурно-композиционной организации. Интерпретационное поле загадок создается автором посредством подбора метафорических эквивалентов, поскольку установление аналогий между предметами и объектами материального мира составляет основу всякого объяснения и импликации. Метафора в загадках «характеризует специфику их содержания и формы, лежит в основе их стилистической и композиционной организации, определяет сами творческие принципы художественного отражения действительности» [6, 34].

Для имплицитного описания объектов предметно-вещного мира Львов вводит в тексты загадок когнитивные метафоры. В одной из них уголь уподоблен автором драгоценному камню на основе сходства их цветовой гаммы:

Какой-то бриллиант меж камушков лежит.

Но схватит кто его, лишь только отбежит

И плюнет на него с болезнью и тоской;

Нельзя, знать, бриллиант взять голою рукой?

Часа три полежав, он весь вдруг почернеет;

И всякий уж его тогда брать в руки смеет1.

Прием использования метафорического эквивалента для вербализации художественного образа, несомненно, восходит к народной традиции. «Описание действия, внешнего вида, признаков, свойств предмета загадывания дается, но сам он, полностью или по частям, замещается другим». — замечает В.В. Митрофанова, исследуя специфику построения фольклорных загадок [8, 108]. В поэтической картине мира загадки метафора приобретает особую значимость, поскольку служит средством концептуализации действительности. Наряду с этим метафора выполняет эмоционально-оценочную функцию, является определенным средством воздействия на читателя.

При этом нужно отметить, что. выбирая метафорический эквивалент для номинации имплицитного образа, автор использует для этого аналог из числа предметов материального мира, не свойственных крестьянскому быту. Интерпретационное поле загадки Львова ориентировано на специфику восприятия окружающего мира дворянским обществом и отражает его стереоти-

1 Здесь и далее тексты загадок цитируются по изданию: Кокорев A.

B. «Труды разумных общников» (Рукописный журнал H.A. Львова и др.)// Ученые записки Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской. Труды кафедры русской литературы. Т.8. Вып. 7. М.:МОПИ. 1960. С. 3-46.

пы мышления и сознания: «Какой-то бриллиант меж камушков лежит».

В этом отношении значительным оказывается тот факт, что в народной загадке XVIII века об угле, содержащейся в сборнике И. А. Худякова, употребляется метафорический эквивалент, воспроизводящий национальную концептосферу русского крестьянства: «Полный засечек // Красных яичек» [15,439] (уголья в жаровне), что обусловлено спецификой мировосприятия народа, который изображал в своих произведениях предметы, окружающие его в обыденной жизни. Поэтому и «предметы замещения» в загадках «избираются преимущественно из того же круга явлений, что и предметы загадывания, то есть из окружающего человека в повседневной жизни, быту и труде мира» [10,109].

Фольклорная загадка об угле является предельно лаконичной и описательной по своей структу ре. В загадке Львова, наряду с подбором объекта вторичной номинации, содержится указание на действия, совершаемые человеком по отношению к нему. Преобладание глагольных конструкций, отсутствие эпитетов, использование сложных предложений, введение риторического вопроса существенно отличает загадку поэта от народной загадки.

Фольклорные истоки отчетливо прослеживаются в загадке Львова о руках, глазах и разуме, представляющей собой изображение внутренних свойств репрезентируемых объектов (воспроизведение характерных для них функций):

Что? Десять работают, А двое надзирают; Ничего ж никто не знает. Как один не управляет [4, 20]. На описании по функции построены народные загадки о языке, глазах и ушах: «Один говорит,/ Двое глядят,/ Да двое слушают»; «Коли один говорит./ Так двое глядят,/ Да двое слушают» [11, 222]. В основе семантического поля авторской и народной загадок лежит метонимический перенос. Следуя фольклорной традиции, Львов особое место отводит числовой номинации концепта, отражающей как когнитивную, так и языковую картину мира. В частности, число «десять» традиционно вызывает ассоциативную параллель с количеством пальцев на руках, а число «два» — с парными объектами и предметами (глазами, ушами, ногами, руками и пр.). Обращает также внимание лаконичность загадки Львова, свойственная народной загадке. По сути, загадка автора представляет собой стилизацию народной речи, что нашло отражение в ее метрическом строе (использовании 4-стопного хорея).

Следование фольклорной традиции присутствует и в кодирующей части загадки Львова о грибе: Ничто меня на свете не прельщает; Водою я живу, вода меня питает; И воду я люблю. А дневное светило Уж оченно-то мне, уж оченно не мило; Как скоро лишь лучам его я виден стал, С большою трусостью свой колпачишко снял [5,19].

Описательная часть загадки поэта, подобно предыдущей, включает вербализацию внутренних свойств имплицитного образа (функций и способов происхождения). И здесь отдельно следует сказать о семантике образа гриба. Согласно древним мифологическим воззрениям, грибы являются универсальным классификатором таких оппозиций, как профанический/ сакральный, женский/мужской, здешний (земной)/ нездешний (небесный или подземный), вода/огонь. «Противопоставление огня и воды в мифе о грибах и изо-функциональных ему мифах», — пишет В.Н. Топоров, -«определяет пространственные и элементные границы мира (активный, динамичный, небесный, огненный -пассивный, косный, подземный, водный). В месте пересечения этих признаков и возникает то, что становится символом зачатия, рождения и плодородия. Грибы в самых различных традициях связаны с небесным огнем и подземными водами» [13,268].

Обращает внимание, что в загадке Львова неоднократно упоминается образ воды (одной из четырех фундаментальных основ мироздания) как исходного состояния всего сущего. Именно с концептом воды, персонифицирующим женское начало, соотносятся мотивы рождения и плодородия. Перифрастическое упоминание образа солнца («дневного светила») также указывает на присутствие мифологической картины мира в загадке поэта. Вода и огонь традиционно выступали в качестве двух противоборствующих, противоречивых стихий. Эквивалентом небесного огня в загадке Львова выступает солнце, которое представлялось древними славянами в образе круглого огненного колеса. Обращая внимание читателя на близость имплицитного образа к водной стихии и его несовместимость с солнечной сферой. автор тем самым указывает на его дифференциальные признаки и свойства, которые способствуют его узнаванию: «…А дневное светило/ Уж оченно-то мне, уж оченно не мило».

В славянской мифологии грибы всегда рассматривались в ассоциативной параллели с такими космогоническими явлениями, как дождь, гром, молния. Древние славяне считали небо и землю супружеской четою, а в дожде, «падающем с воздушных высот на поля и нивы», видели «мужское семя, изливаемое небесным богом на свою подругу»; «воспринимая это семя, оплодотворяясь им. Земля чреватеет, порождает из своих недр обильные, роскошные плоды и питает все на ней сущее» [2]. Очевидно, что в основу интерпретационного поля загадки Львова легли мифологические воззрения славянского народа не только на царство природы, но и мироздание в целом: «Водою я живу, вода меня питает».

Описывая перцептивные признаки концепта и уподобляя шляпку гриба «колпачку», поэт также опирается на фольклорную традицию. Изображение внутренних свойств (способа происхождения) и внешних свойств (формы и размера) используется для иносказательного описания гриба в народных загадках: «Мал малышок,/ По подземелью шелУ Перед солнцем стал,/ Колпачишко снял»; «Мал малышок,/ В подземелье ушел,/ Против

солнца стал,/ Колпачок свой снял»; «Шило- / Мотовило/ Под землей ходило,/ Передсолнцем встал,/ И шляпу снял» [11,170]. При этом обращает внимание, что в фольклорных загадках акцент сделан на семантической оппозиции мужской/женский, а не на антитезе вода/ огонь, как в литературной загадке. И здесь следует отметить, что в представлении славянского народа, грибы подразделяются на «мужские» и «женские» в связи с их противопоставлением по внешнему виду. Как отмечает В.Н. Топоров, «одним грибы имеют отчетливо выраженную ножку и шляпку в виде колпачка, а другие — без ножки или с ножкой, неотделимой от шляпки или шляпкой в виде углубления»[13, 241]. Именно этой спецификой ученый обоснует принцип наименования грибов по женским и мужским именам или особям. Так, становится очевидным, что в приведенных выше фольклорных загадках изображается особь мужского пола -«мал малышок» (то есть мальчик).

Подобный подход к описанию концепта «гриб» также обусловлен спецификой славянской мифологии, в которой грибы занимают промежуточное положение между животными и растениями и соотносятся с потусторонним, подземным миром. Данное обстоятельство позволяет классифицировать грибы как хтонические существа, олицетворяющие собой дикую природную мощь земли и подземное царство. , 267]. И в фольклорных загадках, и в загадке Львова присутствует упоминание образа солнца как олицетворения небесной сферы бытия, а также света и тепла. Наряду с этим в народных загадках упоминается образ земли (подземелья), что указывает на наличие в них пространственной оппозиции земля (подземелье)/ небо, которая раскрывает хтоническую сущность представленного концепта.

Наряду с образно-ассоциативными в творчестве поэта присутствуют директивные загадки, в семантическом поле которых отсутствует метафорический подтекст. Лексемы, характеризующие объект поэтической номинации, употребляются в них в своем прямом значении. Вербализация художественного образа осуществляется посредством указания на функции и действия им производимые, а также способ его происхождения. Описание предмета с точки зрения его функционального назначения лежит в основе загадки поэта о зубах: Несчастнейшее мы на свете сем творенье. И, знать, сотворены другим на вспоможенье Трудимся мы для ног, для рук, для головы; Но что в том пользы нам? Скажите сами вы; Готовим пищу мы, а сами не глотаем, И сыты от трудов своих мы не бываем; Мы тверды, но что в том? Хоть камням мы подобны. Но мы тверды в работе век. они лежат покойны [5,

Как и в предыдущей загадке, автор предельно усложняет синтаксическую структуру поэтического текста, вводит риторические вопросы, прием обращения к читателю, ряды однородных членов, что позволяет дать детальную, обстоятельную характеристику закодированного образа, от лица которого ведется повествование в загадке. Обращает также внимание повествовательный строй загадки Львова, в которой совмещаются субъекгно-объекгные отношения. Подобная семантическая и структурная организация информационного поля загадки поэта обусловлена художественными особенностями жанра, в частности, его авторефлексивностью. Данное свойство заключается в том, что загадка «направлена не только на свой непосредственный объект, обнаруживающий себя в разгадке-отгадке, но и на самое себя», «она знает-осознает себя». Именно «знание-сознание» создает предпосылки не только для субъектной направленности текста, базирующейся на авторефлексии, но и для «снятия в загадке на известном уровне противопоставления субъектного и объектного планов» [14, 580]. Иными словами, в загадке Львова художественный образ выступает и объектом иносказательного описания, и субъектом речи. При этом автор энигматического текста выступает субъектом загадывания, а загадка — объектом. Наряду с субъектно-объектными отношениями в загадке присутствуют и субъектно-адресатные, что указывает на присутствие познавательно-эвристического начала в ней, в частности, на наличие элементов эвристической беседы. Использование вопросительных конструкций, по сути, является своеобразной подсказкой, помогающей читателю найти правильный ответ.

В связи с этим важно отметить, что народные загадки о зубах, изданные И. А. Худяковым, очень лаконичны по своей форме и содержанию. В них активно используется прием развернутой метафоры: «Около прорубки// Стоят белые голубки»; «Полно подполье// Белых лебедей»; «Полон хлевец// Белых овец»; «Полон половень// Белых голубей» [15, 413]. Во всех загадках предмет уподобления подбирается на основе сходства его цветовой гаммы с зашифрованным образом. Словосочетания «белые голубки», «белые лебеди», «белые овцы» употребляются в качестве средств вторичной номинации концепта «зубы», а существительные «прорубка», «подполье», «хлевец» и «половень» — используются для вербализации концепта «рот». Очевидно, что в великорусских загадках описание имплицитного образа создается посредством называния его эксплицитного аналога, раскрывающего его перцептивные признаки. Согласно мнению современных исследователей, когнитивная метафора играет ведущую роль в формировании интерпретационного поля загадок, поскольку является «процессом в равной степени языковым и когнитивным» и выступает «связующим звеном между внутренней формой и выражаемым смыслом» [12, 20].

Наряду с фольклорными истоками в загадках Львова прослеживается и литературная традиция. И здесь отдельно следует сказать о загадке про ножницы.

в интерпретационное поле которой введен образ крокодила, поскольку изображение экзотических животных других континентов и стран было не свойственно устному народному творчеству. В своих загадках русский народ описывал предметы и объекты материального, животного и растительного мира, которые были ему хорошо знакомы и которые окружали его в повседневном течении жизни.

Исследуя генезис образа крокодила в русской литературе и культуре, современный исследователь А.К. Богданов пишет, что слово «крокодил» появилось в русском языке в XII веке и впервые упоминается в Послании митрополита Киевского Никифора Владимиру Мономаху (в ряду культовых животных язычников). Описание внешнего вида и повадок крокодила было изложено в славянском переводе византийского «Физиолога», а также в «Сказании об Индийском царстве», греческом по происхождению, где крокодил предстает «лютым зверем». Позднее упоминание об этом животном встречается в «Азбуковниках» XVI-XVII вв. В западноевропейской литературе крокодил становится персонажем лиро-эпических произведений еще в I веке н.э. в басне римского поэта «Федра».

В русской поэзии XVIII века образ крокодила появляется в стихотворении А. П. Сумарокова «Крокодил и собака», представляющем собой творческое переложение басни римского поэта, в котором крокодил предстает в роли коварного собеседника и обманщика. Образ крокодила встречается также в физико-теологической поэме В.К. Тредиаковского «Фсоптия». но наделяется совершенно иной семантикой, восходящей к грекоязыч-ным и латинским «Физиологам», в которых крокодил аллегорически соотносился с дьяволом и адом, а его противники — с Христом. При этом обращает внимание, что в произведении русского поэта дана не иносказательная трактовка образа, а естественнонаучная. По мнению А.К. Богданова. В.К. Тредиаковский в своей поэме истолковывает средневековую притчу об ихневмоне и крокодиле «не как аллегорию победы Христа над дьяволом, но как иллюстрацию разумности животных» [3, 146-181]. Подобная трактовка архетипического образа, по всей видимости, была обусловлена тенденциями эпохи просвещения.

Естественнонаучный подход к репрезентации образа этого животного характерен и для загадки Львова о ножницах, кодирующая часть которой основана на сопоставлении объекта поэтической номинации с крокодилом:

Как злейший крокодил, я рот свой разеваю

И, что ни бросят мне, всё надвое терзаю.

Пять мальчиков меня к тому злу побуждают,

А без того мои и члены не владают [5, 18].

Подобная ассоциативная параллель, очевидно, была обусловлена физиологической особенностью, присущей животному, — наличием острых зубов, с одной стороны, и отсутствием умения двигать нижней челюстью, с другой стороны. Возможно, именно поэтому автор акцентирует внимание на неспособности представленно-

го им феномена самостоятельно совершать какие-либо действия. Для этого он вводит в текст метафорический эквивалент «пять мальчиков», выступающий аналогом пальцев рук.

Литературная традиция прослеживается также в загадках Львова о предметах, не свойственных крестьянскому быту, в частности, о микроскопе и циркуле, что, несомненно, также было обусловлено влиянием эпохи просвещения. Завуалировано изображая циркуль, автор концентрирует внимание на репрезентации не только его внутренних свойств (функций и способов употребления), но и внешних (формы и размера). Интерпретационное поле загадки Львова в полной мере отражает когнитивную картину мира в представлении современного ему общества. Образ циркуля трактуется автором с естественнонаучной точки зрения: как инструмент для измерения расстояний, используемый в астрономии, географии и навигации:

Мною астроном гуляет по пространным небесам;

Географ дорогу знает по горам, долам, лесам;

Корабельщик без меня

Стоит на море, стеня.

Коль меня скоро найдет.

То немного мной шагнет;

Тогда он якори оставит

Ипарусы направит;

Я живу7 без рук, без брюха, но имею две ноги;

Все разумны меня любят, ненавидят дураки [5,20].

Особое значение в кодирующей части загадки отведено числовой номинации концепта в сочетании с метафорическим эквивалентом («две ноги»), а также назидательной направленности, выраженной посредством введения смысловых оппозиций разумный/дурак, любят/ненавидят. Тем самым поэт не только подчеркивает значение имплицитного образа для развития науки и техники, но и вводит в текст дидактическое начало.

Тенденции эпохи просвещения нашли отражение в загадках поэтов, входивших в литературный кружок Львова. К жанру литературной стихотворной загадки неоднократно обращался Николай Осипов, выступивший автором трех загадок (о вине, зажигательном стекле и пере). Изображая предметы материально-бытовой сферы, поэт отказывается от использования метафорических эквивалентов и перифрастической номинации концептов. В основе кодирующей части всех его загадок лежит прием антитезы. С точки зрения структурно-композиционной организации данный тип загадок следует отнести к разделительно-категорическим. Вербализация художественного образа осуществляется в них посредством указания на противоречивость его качеств и свойств и неоднозначность восприятия их человеком.

Антитетичная композиция лежит в основе семантического поля загадки Осипова о пере, в которой находит отражение когнитивная картина мира в представлении современного поэту общества. В отличие от великорусских загадок о данном предмете письма, в которых вербализация концепта осуществляется

посредством указания на способ его происхождения («Носила меня мать,/ Уронила меня мать…» — в сборнике И.А. Худякова), в загадке основной акцент сделан на описании производимых им функций:

Хоть мала всвета вещь, но многое творю; И языка хоть нет, со всеми говорю. И пользу я, и вред произвожу народу; Не узрит без меня и астроном погоду. Я был начальником великим городам, И предводителем кровавым всем войнам; Я дальние страны собой соединяю. Большими областями один я управляю. Хвалю героев, все ругаю суеты, А как меня зовут, изволь подумать ты [5, 23].

Подобный подход к репрезентации художественного образа обусловлен семантической структурой загадки как жанра, основу информационного поля которой образуют суждения, содержащие ответ на два основных вопроса: откуда? и для чего? Первый вопрос обуславливает описание объекта с точки зрения особенностей его происхождения, второй — с точки зрения производимых им функций. Причем и в том, и в другом случае суть явления определяется «не из самого явления. а откуда-то извне, из того, что самому явлению внеположно, — конкретно из того, что явлению предшествует и им, строго говоря, не является, и из того, что в этом явлении востребовано тем, кто по отношению к нему «внешен» (человек)» [14, 583].

Особое значение для преобразования кодирующей части загадки приобретают смысловые оппозиции: мало/много; польза/вред; великий/кровавый. Очевидно, что атрибут письма и грамоты рассматривается автором не только с точки зрения его функционального назначения, но и тех неоднозначных последствий, которые он способен производить. Описательная часть загадки включает перечисление эксплицитных признаков зашифрованного предмета, а также размышления поэта об его использовании в различных сферах деятельности (государственной, военной, научной).

Подобный подход к описанию художественного образа указывает на следование Осиповым литературной традиции. Когнитивная картина мира в представлении дворянского общества воспроизводится в загадке Петра Карабанова о пере. Изображая атрибут письма XVIII столетия, автор не только указывает на способ его происхождения, но и на способ обращения с ним (функциональное назначение): «От птицы я свое/Имею бытие;/И ремесло мое/Все делать то. что ум прикажет /Что сердце скажет./Мной в жизни множество прославилось людей;/ Боится всяк меня, коль я в руках Царей/Неправедных и злобных, /И у судей, тиранам сим подобных. /Велика ли я вещь, но многое творю:/Смех, слезы, щастье, смерть; но днесь живот дарю/И в благоденствие лию на миллио-ны,/Изобразив божественны законы./Которы царствуют в Екатеринин век,/От коих океан бесценных благ истек [8:3].

Особое значение в интерпретационном поле загадки Карабанова приобретает введенная вначале антитеза

«ум»/»сердце», поскольку именно эти категории, с точки зрения поэта, оказывают непосредственное влияние на распоряжения и приказы царей, судей и прочих государственных деятелей, во власти которых находятся судьбы и жизни других людей. Жестокости «неправедных» и «злобных» царей, «тиранов» Карабанов противопоставляет доброту и гуманизм русского монарха — Екатерины II, для чего им используются эпитеты с положительной эмоционально экспрессивной окраской: «божественны законы», «бесценные блага». Очевидно, что стиль правления русской императрицы оценивается поэтом как несущий людям истину, добро и справедливость.

И в загадке Осипова, и в загадке Карабанова основное внимание сосредоточено не на описании перцептивных признаков концепта, а на изображении поведенческих стереотипов человека.

Литературная традиция присутствует в загадке Н. Осипова о вине. Подобно своим предшественникам (в частности, Аполлосу), поэт сосредоточивает внимание на изображении антитетичных свойств этого концепта, а также его пагубного воздействия на человека: Для пользы и вреда на свет я зарождаюсь. Что скорбь приносит мне, я тем увеселяюсь. Болезни иногда то нудит нас терпеть И часто сладость та нам всем приносит смерть [5,

23].

Центральное место в интерпретационном поле загадки отведено семантическим оппозициям польза/ вред; скорбь/веселье; сладость/смерть, которые раскрывают антитетичную Сущность объекта поэтической номинации.

В загадке Аполлосао вине основное внимание сосредоточено на влиянии спиртного напитка на действия и поведение человека, в связи с чем способом создания имплицитного образа в тексте выступает антите-

за. Вино, по мнению автора, способно оказывать как положительный, так и отрицательный эффект на поступки человека. Антитезы «вред»/ «польза», «жизнь»/ «смерть» введены автором для того, чтобы подчеркнуть неоднозначность трактовки подразумеваемого им образа, его непредсказуемое влияние на человека: «Меня огнем на свет сей люди производят,/От гнили с кислотой чистейшим я рожусь./Вред с пользою во мне по воле те находят./Которым вкусу я пригодным покажусь;/ Могу их изострить, и мысли усыплякх/Богатство я даю, могу и разорить;/Могу жизнь продолжить, или смерть приключаю;/Да и моя там смерть, где начинаю жить» [1,29]. Таким образом, и загадке Аполлоса, и загадке Осипова присуща функция назидательного воздействия на читателя.

Анализ структурно-композиционных особенностей загадок авторов журнала «Труды четырех общни-ков» показывает, что поэты, сотрудничавшие с ним, опирались как на фольклорную, так и литературную традиции. Следование фольклорной традиции проявилось в использовании метафорических эквивалентов и метонимического переноса (образно-ассоциативные загадки). В них воплощается когнитивная картина мира, свойственная национальному самосознанию. Литературная традиция прослеживается в директивных и разделительно-категорических загадках, в интерпретационном поле которых отсутствует метафорический подтекст. Вербализация художественного образа осуществляется в них либо посредством указания на функции и действия им производимые, либо при помощи указания на противоречивость его качеств и свойств и неоднозначность восприятия их человеком. В загадках данной структурно-композиционной организации воспроизводится мир дворянской бытовой культу ры, а также находят отражение тенденции эпохи просвещения.

Библиографический список

1. Аполпос (Андрей Байбаков) Увеселительные загадки со нравоучительными отгадками, состоящие в стихах. ML, 1781.

2. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов. В трех томах. М.: Современный писатель, 1995.

3. Богданов А.К. О Крокодилах в России. Очерки из истории заимствований и экзотизмов. М.: НЛО, 2006,

4. Гуковский Г.А. Ранние работы по истории русской поэзии XVIII века. М., 2001.

5. Кокорев A.B. «Труды разумныхобщников» (Рукописный журнал H.A. Львова и др.)// Ученые записки Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской. Труды кафедры русской литературы. Т.8. Вып. 7. М.:МОПИ, 1960. С. 3-46.

6. Лазутин С.Г. Метафора в загадках// Вопросы поэтики литературы и фольклора. Воронеж, 1976. С. 34-49.

7. Лаппо-Данилевскпй К.Ю. О литературном наследии H.A. Львова// H.A. Львов. Избранные сочинения. Кёльн; Веймар; Вена: Бёлау-Ферлаг; СПб.: Пушкинский Дом; Рус.христиан, гум. ин-т; Изд-во «Акрополь», 1994. С. 24-26.

8. Лекарство от скуки и забот. 1787. Часть II. №28.

9. Митрофанова В.В. Художественный образ в загадках // Современные проблемы фольклора. Вологда, 1971.

10. Митрофанова В.В. Русские народные загадки. М., 1978.

11. Садовников Д. Загадки русского народа. СПб.,1876.

12. Семененко H.H. Прецедентный потенциал паремий как проблема семантического исследования// Вестник Волгоградского гос. ун-та. Сер.2: Языкознание. 2009. №2 (10).

13. Топоров В.Н. Семантика мифологических представлений о грибах// Balcanica. Лингвистические исследования. М., 1979.

14. Топоров В.Н. Из наблюдений над загадкой// Топоров В.Н. Исследования по этимологии и семантике. Т. 1. М: Языки славянской культуры, 2005.

15. Худяков ILA. Великорусские сказки. Великорусские загадки. СПб., 2001.

References

1. Apollos (Andrew Baybakov) Amusement riddles with moralizinganswers composed in verse. M., 1781.

2. AfanasyevA. N. Poetic views on the nature of the Slavs. Experience a comparative study of Slavic traditions and beliefs in connection with the mythical tales of other kindred peoples. In three volumes. M .: Modem writer, 1995.

3. Bogdanov A.K. About Crocodiles in Russia.Sketches from the history of borrowing and exoticism. M.: UFO, 2006.

4. Gukovsly G.A. Early work on the history of Russian poetry of XVIII century. M., 2001.

5. KokorevA.l» «Works of four partakers» (handwritten journal ofN.A. Lvov and others.) // Scientific notes of the Moscow Regional Pedagogical Institute. N.K. Krupskaya. Proceedings of the Department of Russian literature. V.8. Vol. 7. M: MOPI, 1960. Pp. 3-46.

6. Lazutin S.G. Metaphor in riddles // Questions of poetics literature and folklore. Voronezh, 1976. — Pp. 34-49.

7. Lappo-Danilevsfo> K. I. About literary heritage of N.A.Lvov // N.A.Lvov. Selected works. Cologne; Weimar; Vienna: Belau-Verlag; SPb .: Pushkin House; Eng. Christian, gum. Inst; Publishing house «Acropolis», 1994, pp. 24-26.

8. Cure for boredom and worries. 1787. Part II. №28.

9. Mitrofanova EE The artistic image in the riddles // Modem problems of folklore. — Vologda, 1971.

10. Mitrofanova EE Russian folk riddles. M., 1978.

11. Sadovnikov D. Riddles of the Russian people. St. Petersburg, 1876.

12. Semenenko NN. Precedential potential proverbs as a problem of semantic research // Bulletin of the Volgograd State. Univ. Ser.2: Linguistics. 2009. №2(10).

13. Toporov V.N: Semantics mythological ideas about mushrooms //Balcanica. Linguistic research. M., 1979.

14. Toporov E N. From observations of the riddle // Toporov V.N. Studies on the etymology and semantics. Vol. 1. M: Languages Slavic culture, 2005.

15. Khudyakov I.A. The Great tales.The Great riddles. SPb., 2001.

История старинных загадок. Как с помощью упражнений для ума древний человек постигал мир

Сегодня загадки ассоциируются прежде всего с детским фольклором, но так было не всегда. Возникли они еще в те времена, когда древний человек постигал мир. Читайте, как люди описывали небесные светила и природные явления, части тел и предметы быта, животных и сельскохозяйственные культуры.

Тайное знание о силах природы

Марк Шагал. Молодожены с двумя букетами (фрагмент). 1980. Частное собрание

Борис Кустодиев. Деревенский праздник (фрагмент). 1910. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Филипп Малявин. Сельская жизнь (фрагмент). Не позднее 1940. Частное собрание

Загадки относятся к малым жанрам фольклора. Этнограф XIX века Дмитрий Садовников писал, что их история восходит к глубокой древности: «…к тому времени, когда человек глядел на природу как на что-то живое, когда явления ее были для него подавляющей, страшной тайной». Образы в них отражали и объясняли мир природы. Позднее загадки стали загадывать в особенные важные моменты: во время свадьбы, похорон или когда готовились к сбору урожая. По поверьям правильный ответ помогал исполнить заветное желание или защищал от опасности. Если же угадать не получалось, могло последовать наказание, и весьма жестокое — вплоть до казни. Это отражалось в фольклоре: в сказках сложными задачками испытывали героя.

Со временем загадки теряли свое особое значение. Их стали загадывать для развлечения и развития смекалки. Считалось, что знаток обладал тайным знанием. Обычно на вечерних посиделках гости постарше постепенно учили молодых разгадывать. Часто это превращалось в соревнование или испытание: загадки загадывали кому-то одному, и другие вне очереди отвечать не могли. Если отгадать не удавалось, с человека брали шуточные штрафы: заставляли целовать кого-то из присутствующих или лаять, как собака. Могли обмазать дегтем и осыпать перьями, а затем под общий смех отправляли умываться.

В свадебном обряде загадки становились особой формой общения будущих супругов. Загадывала всегда сторона невесты, а жених мог занять место рядом с ней только после того, как дружка отгадает загадки. Если нет — сторона жениха платила деньги.

Обычно загадывали конкретный предмет, например стол или топор, иногда действие — пахоту, строительство. И совсем редко абстрактные понятия: время, ложь, молодость, правду. В основе загадок, как правило, лежало описание: «Был шар бел. Ветер подул, и шар улетел (одуванчик)». Большая их часть образована с помощью старинных метафор или ассоциаций, которые не всегда понятны современному человеку. Также загадки могли строиться на сопоставлении предметов: «Тонко деревцо животы качает (колосья)». Или на иносказании:

Летит птица тонка,
Перья красны да желты,
По конец ея — человечья смерть.

Темы загадок отражали повседневную жизнь человека и его знания о мире. Дмитрий Садовников выделил такие: земля и небо, тепло и свет, жилище и внутреннее убранство, пища и питье, люди и строение их тела.

Мир небесный и животный

Михаил Ларионов. Рыбы при заходящем солнце (фрагмент). 1904. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Константин Юон. Весенний солнечный день (фрагмент). 1910. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Николай Богданов-Бельский. Пастушка (фрагмент). 1939. Частное собрание

В загадках часто использовались образы, связанные с небесными светилами: солнце на восходе и закате, месяц и звезды. Собиратель фольклора Александр Афанасьев писал: «…смелые вопросы, заданные пытливым умом человека о могучих силах природы, выразились именно в этой форме». Исследователи предполагают, что загадки о светилах и явлениях природы — самые древние, в них обнаруживаются атрибуты охотничьего и пастушьего быта.

Небо в загадках представало бескрайним пространством, которое сравнивали с шубой или шатром и упоминали как фон для светил. В текстах говорилось, что свет излучают не только солнце и другие звезды, но и месяц. Светила сравнивали с серебром и золотом, с белыми пуговицами. Особо в загадках отмечалось, что луна и солнце никогда не бывают на небе вместе: «Золот хозяин — на поле; серебрян пастух — с поля».

Загадывали снег, метель, сковавший реку лед. Снег в фольклорных текстах сравнивают с шубой, укрывшей землю: «Шуба бела весь свет одела». А еще — с алмазами:

Чист и ясен, как алмаз,
Дорог не бываю;
Я от матери рожден,
Сам ее рождаю.

Бытовали загадки о рыбах, зверях, птицах, много загадок сохранилось о назойливых комарах. Насекомое представляли ужасным зверем, который живет на болотах и мучает человека и все живое.

В мае месяце, четвертой тысячи
Проявился не рак, не рыба,
Не зверь, не птица, не человек:
Нос долог, голос тонок,
Летит — кричит, сядет — молчит;
Цари его боятся, короли страшатся;
Кто его убьет, тот свою кровь прольет.

Читайте также:

Из загадок о домашних животных большинство связаны с коровой, главной кормилицей крестьянской семьи.

Четыре четырки,
Две растопырки,
Одно махальце,
Два глядельца.
Чиста, да не вода,
Клейка, да не смола,
Бела, да не снег,
Сладка, да не мед;
От рогатого берут
И живулькам дают.

Дом, печь и щели в окнах: загадки о жилище и его убранстве

Илья Машков. Хлебы (фрагмент). 1912. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Марк Шагал. Лавка (фрагмент). 1911. Частное собрание

Давид Бурлюк. Женщина в красном (фрагмент). Начало XX века. Частное собрание

Сегодня старинные загадки рассказывают об устройстве русской избы, в которой все было продумано до мелочей. Существовали загадки практически про каждый бытовой предмет и мельчайшие подробности домашней обстановки — печку, печную трубу, скрип двери и даже щели в окнах.

Зимой все жрет,
А летом спит,
Тело тепло,
А крови нет;
Сесть на него сядешь,
А с места тебя не свезет.

Маленький мальчик всем под ноги смотрит.

Загадывали, как правило, самые обыденные предметы: горшок, чугунок, кадку, самовар, нож, чашку и ложку. Обычно точно описывали форму предметов, цвет, материал и звуки, которые они издают. В загадке про глиняный горшок прослеживается способ изготовления и вся история его «жизни»:

Спородила меня,
Гора каменная,
Крестила река огненная;
Возили на торг продавать;
Покупала меня барыня добрая,
Ударила меня золотым перстнем;
Рассыпались мои кости бедные,
Во гроб не положены;
На них люди не глядят,
И собаки не едят.

В сборниках народных загадок часто встречаются загадки про самовар, они были известны в разных районах страны:

Никогда не ест.
А только пьет;
А как зашумит —
Всех приманит.

Крестьяне придумывали загадки не только про жилище, но и про двор и огород. По ним можно было понять, что ели в будни и в праздничные дни. Были распространены загадки о яйце и муке, тесте и пирогах, соли и молоке.

Возьму пыльно,
Сделаю жидко;
Брошу в пламень —
Будет как камень.

Режут меня,
Вяжут меня,
Бьют нещадно,
Колесуют меня;
Пройду огонь и воду,
И конец мой —
Нож и зубы.

Существовали загадки практически про все культуры, которые выращивали крестьяне. Про овощи, похожие по строению, например репу и редьку, могла использоваться одна загадка. «Красна, да не девка, хвостовата, да не мышь» — это и свекла, и морковь.

Били меня, били,
Колотили, колотили,
Клочьями рвали,
По полю валяли,
Под ключ запирали,
На стол сажали.

Человек и труд

Наталия Гончарова. Жнецы (фрагмент). 1911. Частное собрание

Филипп Малявин. Вспашка на закате (фрагмент). Начало XX века. Частное собрание

Казимир Малевич. Уборка ржи (фрагмент). 1912. Городской музей Стеделейк, Амстердам, Нидерланды

Одна из самых известных загадок о человеке, знакомая многим народам, звучит так: «Утром — на четырех ногах, в полдень — на двух, вечером — на трех». Это три возраста: младенчество, молодость, старость. На Руси она встречалась в разных вариантах. Другая загадка описывала пребывание в утробе и первый год жизни:

Сорок недель сидел я в темнице,
Шесть недель — в больнице,
Двадцать недель меня вязали,
Да год на виселице держали.

Человек внимательнее всего наблюдал самого себя, многие загадки описывают внешность и разные части тела: зубы и язык, руки и пальцы. Глаза часто называли яблочками, братцами или озерами, загадка «Что острее меча?» показывала отношение в народе к взгляду человека. Язык сравнивали с мокрой доской, которая лежит на море или болоте, но не плесневеет: «Колода среди болота, не трухнет, не гниет».

Отразился в фольклоре и крестьянский труд. Существовали загадки о сохе, серпе, пиле. Топор на протяжении столетий был главным инструментом строителей, поэтому загадки о нем были особенно популярны. За яркий блеск его называли «зеркалом за поясом».

Сутуленький,
Маленький,
Горбатенький
По полю свищет,
А домой прибежит —
Всю зиму пролежит.

Когда в обиход входили новые предметы и понятия, появлялись новые загадки, а фольклорные тексты об устаревших предметах забывались. Однако мотивы древних загадок сохранились в других формах фольклора: былинах, песнях, колядках и сказках.

Автор: Маргарита Ковынева

Алтайские народные загадки о явлениях природы.


Алтайские загадки — один из древнейших жанров фольклора. В условиях отсутствия письменности устные загадки в течение веков являлись одним из средств сохранения духовного опыта народа, его верных и точно подмеченных наблюдений над природой вещей. Как и другие проявления народной мудрости — поэтические изречения, загадки учили умению жить, образно мыслить.

До наших дней в алтайских загадках сохранились многие традиции скотоводческого и охотничьего быта, отношений между людьми, языковые особенности, тонкие и ценные наблюдения над явлениями природы, столь необходимые в кочевой жизни, то есть весь своеобразный и неповторимый этнографический мир, отличающий один народ от другого.

Алтайские загадки богаты и разнообразны. В настоящее время они не только бережно хранятся, но и постоянно пополняются собирателями.

Загадки о явлениях природы.

Кызыл тонду эмеген кырды ажа берди.(кун)
Женщина в красной шубе убежала через гору.(солнце)

Корзом корунбес, тутсам, тудулбас.(кей)
Хочу увидеть — не показывается,
хочу схватить — не дается.(воздух)

Тенери тубинен самара келди,тумен калык мургий берди(салкын)
От основания неба бумага пришла,тысячи народов кланялись.(ветер)

Шулузин чилеп калыза- jедижип ого болбозын,
Jерге келип тушсе, тудуп албазын. (jалкын)
Едет рысью — не догнать,в землю войдет — не найти.(молния)

Отсо корунбес, кыйгырзан отконор.(jанылга)
Проходит — не видно, кричишь — дразнится.(эхо)

Туни тужи кожондоор, оны кем де токтодып болбос. (суу)
День и ночь поет, ее никто не остановит.(река)

Тенериден тужуп, jерге сайылат.(солоны)
Спустилась с неба, воткнулась в землю.(радуга)

Бирузи соок керек дийт. Экинчизи jылу керек дийт.(кыш ла jай)
Один говорит: «Тепло нужно, Другой говорит: «Холод нужен».
(лето и зима)

Суу кечире куску салынган.(тош)
Через реку лежит зеркало.(лед)

Источники:

1. www.dslib.net › Филологические науки › Фольклористика. Укачина Клавдия Ергековна. Алтайские народные загадки: Дис. … канд. филологических наук, 10.01.09г.
2. www.mir-zagadki.ru/index.php/zagadki-mira/…s…/1704-altajskie-zagadki

Фото Сергея Усика 

Вопросы и ответы о правах человека

Что такое «права человека»?

Права человека – это то, чем, согласно нормам морали, наделен каждый живущий в мире просто в силу того, что он — человек. Добиваясь реализации наших прав, мы обращаемся, как правило, к собственному правительству с позиций морали: так поступать нельзя, потому что это – вторжение в сферу моей морали и оскорбление моего личного достоинства. Никто,  ни человек, ни правительство, никогда не может отобрать у нас наших прав человека.

Откуда они взялись?

Они возникли потому, что человек помимо физической, имеет также моральную и духовную сущность. Права человека нужны для того, чтобы защитить и сохранить человеческую сущность каждого, чтобы обеспечить каждому человеку достойную жизнь – жизнь, которую человек заслуживает.

Почему кто-то «должен» их уважать? 

Прежде всего потому, что человеческая сущность включает и нравственную составляющую. Большинство людей, если им указать на то, что они ущемляют чье-то личное достоинство, постараются этого не делать. Как правило, люди не хотят причинять зла другим. Однако теперь помимо моральных санкций собственной или чужой совести в большинстве стран мира существуют законы, которые обязывают правительства уважать основные права своих граждан, даже если им этого, может быть, и не хочется.  

Кто обладает правами человека? 

Абсолютно все. Преступники, главы государств, дети, мужчины, женщины, африканцы, американцы, европейцы, беженцы, лица без гражданства, безработные, работающие, банкиры, лица, обвиняемые в совершении террористических актов, работники благотворительных учреждений, учителя, танцоры балета, астронавты… 

Даже преступники и главы государств? 

Абсолютно все. Преступники и главы государств — тоже люди. Сила прав человека заключается  в том, что они признают всех равными с точки зрения обладания человеческим достоинства. Кто-то порой может нарушить чьи-либо права или стать угрозой для общества, и поэтому может возникнуть необходимость тем или иным образом ограничить права таких людей, чтобы защитить права других,  но только в определенных пределах. Эти пределы определяются как минимум, необходимый  для сохранения человеческого достоинства.

Почему некоторым группам требуются особые права человека? Означает ли это, что у них больше прав, чем у других людей?

Нет, не означает, но некоторые группы, такие как цыгане-рома в Европе, далиты и определенные касты в Индии так долго подвергались дискриминации в том или ином обществе, что потребовались специальные меры, чтобы обеспечить им равный с другими людьми стандарт прав человека. Было бы смешно полагать, что после долгих лет укоренившейся дискриминации и стереотипов, откровенной ненависти и социальных барьеров будет достаточно просто предоставить им общеприменимые права, полагая, что этого будет достаточно для соблюдения равенства.

Почему речь идет о правах людей, а не об их ответственности? 

Несмотря на то, что некоторые философы и НПО выдвинули веские аргументы в пользу необходимости определить меру ответственности людей и даже представили в защиту этого довода свои «кодексы» и «декларации», сообщество правозащитников в целом хранит молчание по поводу этого спора. Причина в том, что многие правительства ставят «дарование» прав в зависимость от определенных обязанностей, налагаемых на людей правительством или правителем, отчего сама идея прав человека изначально теряет смысл. И все же, разумеется, все мы ‒ отдельные люди и группы людей ‒ должны со всей ответственностью относиться к правам других, не злоупотреблять ими, но уважать, как свои собственные права. И в этом свете статья 29 Всеобщей Декларации прав человека признает, что: «1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности. 2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Кто следит за соблюдением прав человека? 

Все мы должны за этим следить. Существуют законы, как национальные, так и международные, которые ограничивают свободу действий правительств в отношении своих граждан, но если никто им не укажет на то, что своими действиями они нарушают международные нормы, правительства могут безнаказанно продолжать нарушения. Каждый из нас, как личность, должен в повседневной жизни не только уважать права других, но и внимательно следить за действиями наших и не наших правительств. Системы защиты прав существуют для того, чтобы все мы могли ими воспользоваться. 

Как я могу защитить свои права? 

Постарайтесь обратить внимание других на то, что ваши права были нарушены; потребуйте их соблюдения. Дайте противоположной стороне понять: вам известно, что она не имеет права обращаться с вами подобным образом. Выделить соответствующие статьи во Всеобщей декларации прав человека, Конвенции о правах человека или других международных документах. Если соответствующие законы есть в вашей собственной стране, сошлитесь и на них. Сообщите другим о случившемся: дайте сообщение в печать, напишите вашему депутату парламента и главе государства, проинформируйте об этом неправительственные организации, занимающиеся правами человека. Спросите у них совета. Если есть возможность, поговорите с адвокатом. Постарайтесь, чтобы правительству стало известно о ваших действиях.  Дайте ему понять, что вы не собираетесь отступать. Продемонстрируйте поддержку, на которую вы можете рассчитывать. Наконец, если все остальное не помогло, вы можете обратиться в суд. 

Как мне обратиться в Европейский Суд?

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод определяет процедуры рассмотрения индивидуальных жалоб. Однако принятие дел к  рассмотрению регламентируется строгими требованиями. Например, до подачи дела в Европейский суд вы должны подтвердить, что ваша жалоба уже подавалась в национальные суды вашей страны (вплоть до самой высшей инстанции!). Если вы хотите попытаться, и полагаете, что ваша жалоба отвечает установленным требованиям, ее можно представить на официальном бланке, который можно получить в Секретариате. Однако вам настоятельно рекомендуется обратиться за советом к юристу или неправительственным организациям, действующим в этой области, и убедиться, действительно ли у вас есть реальный шанс на успех. Имейте в виду, что вынесению окончательного решения может предшествовать длительный и сложный процесс. 

У кого мне требовать соблюдения моих прав?

Соблюдения почти всех основных прав человека, перечисленных в международных соглашениях,  вы должны требовать от правительства вашей страны, или от официальных должностных лиц государства. Права человека защищают ваши интересы от посягательств государства, поэтому вы должны требовать их соблюдения от государства или от его представителей. Если вы считаете, что ваши права нарушаются, например, вашим работодателем или соседом, вы не можете напрямую ссылаться на международные законы о правах человека, за исключением тех случаев, когда правительство вашей страны было обязано принять меры, чтобы не допустить таких действий работодателей или соседей. 

А лежит ли на ком-нибудь обязанность защищать мои права? 

Да. Право не имеет смысла, если на кого-то не возложена соответствующая ответственность и обязанность. Моральная обязанность не посягать на ваше личное достоинство возложена на каждого человека, но правительство вашей страны, подписав международные соглашения, несет не только моральную, но и юридическую ответственность.

Права человека – это проблема только недемократических стран?

Даже сегодня в мире нет такой страны, где бы полностью были соблюдены все права человека. В одних странах нарушения могут происходить чаще, чем в других, затрагивать бóльшую или меньшую часть населения, но всякое, даже единичное нарушение представляет проблему, которая не должна возникать и которой надо заниматься. Человеку, чьи права были нарушены в стране с устоявшейся демократией, вряд ли будет легче от того, что в целом в его стране положение с соблюдением прав человека лучше, чем в других странах мира. 

Добились ли мы прогресса в борьбе с нарушениями прав человека? 

Большого прогресса — даже если порой он и кажется каплей в море. Вспомните об уничтожении рабства, о предоставлении женщинам права голоса, о странах, которые отменили смертную казнь, об освобождении узников совести в результате международного нажима, о крахе режима апартеида в Южной Африке, о делах, рассмотренных в Европейском суде и законах, измененных в результате этого. Задумайтесь над тем, что постепенное развитие культуры международного общения означает, что даже наиболее авторитарным режимам приходится сегодня считаться с правами человека, если они хотят быть принятыми на международной арене. Положительных результатов было достигнуто много, особенно за последние 50 лет, но гораздо больше еще предстоит сделать.

Роль загадок в развитии логического мышления и речи детей

Особое место загадка занимает в работе по развитию мышления детей. Ушинский в книге “Родное слово” говорил, что загадка “доставляет уму ребенка полезное упражнение”. Разгадывание загадок является для ребенка своеобразной гимнастикой, мобилизующей и тренирующей его умственные силы. Чтобы отгадать загадку, нужно внимательно наблюдать жизнь, припоминать виденное, сравнивать, сопоставлять явления, мысленно расчленять, выделять каждый раз нужные стороны, объединять, синтезировать найденное. Отгадывание загадок развивает находчивость, сообразительность, быстроту реакции, умственную активность, самостоятельность, привычку более глубоко и разносторонне осмысливать мир.

Детям нравится отгадывать загадки. У них вызывает радость и процесс и результат этого своеобразного умственного состязания. Отгадывание загадок оттачивает и дисциплинирует ум, приучая детей к четкой логике, к рассуждению и доказательству. Разгадывание загадок развивает способность к анализу, обобщению, формирует умение самостоятельно делать выводы, умозаключения.

Главная особенность загадки состоит в том, что она представляет собой логическую задачу.

Каждая загадка содержит вопрос, поставленный в явной или скрытой форме.

Отгадать загадку — значит найти решение задачи, ответить на вопрос, то есть совершить сложную мыслительную операцию.

Предмет, о котором идет речь в загадке, скрыт, зашифрован, и способы шифровки различны. От способа шифровки зависит тип логической задачи, ее сложность, а следовательно, и характер умственной операции, которую предстоит совершить отгадывающему.

Способы построения логических задач разнообразны. Чаще всего загадка строится на перечислении признаков предмета, явления. В их числе могут быть величина, форма, цвет, вкус, звучание, движение, материал, назначение и др. По указанным признакам и надо найти отгадку. В загадке “Сперва блеск, за блеском треск, за треском — плеск” названо несколько последовательных действий — признаков, характерных для одного из явлений природы (треск, блеск, плеск), и при этом учтено звучание слов, обозначающих эти признаки. Логическая последовательность перечисления, значение слов и их звучание — все это и создает видимую и слышимую картину грозы.

Решение логических задач подобного типа основано на анализе (выделение всех признаков) и синтезе (объединение их в одно целое). Достаточное количество признаков и их конкретность позволяет производить необходимые умственные операции и успешно решать логическую задачу.

Есть загадки, в которых характеристика предмета дается кратко, с одной-двух сторон. Отгадывающий должен по двум, а то и по одному признаку восстановить целостный образ предмета.

Чтобы решить подобную задачу, отгадывающий должен быть хорошо знаком с этим единственным признаком, уметь выделить его, связать по ассоциации с другими, не названными в загадке. Это возможно при наличии достаточно полных представлений о предмете, явлении. Чтобы отгадать загадку “В воде купался, а сух остался”, надо наблюдать эту особенность гуся, понимать, почему перья птицы после купания остаются сухими.

Подобные загадки трудны и потому, что в них раскрываются признаки, воспринимаемые при длительном, долговременном наблюдении. В течение года надо наблюдать сосну или ель, чтобы сделать вывод об их цветовом постоянстве. И тогда не трудно отгадать загадку “Зимой и летом одним цветом”.

В таких загадках найти целое по одному — двум признакам можно лишь тогда, когда эти признаки выделяются отгадывающим в общей системе обследования предмета (или ознакомления с явлением) и осознаются им наряду с другими признаками.

Есть загадки, построенные на основе отрицательного сравнения: “Сер, да не волк, длинноух, да не заяц, с копытами, да не лошадь”, (осел)

Отгадывание таких загадок представляет собой доказательство от противного: отгадывающий должен поочередно сопоставлять разные и в то же время в чем-то сходные предметы, выделять в них сходные признаки, группировать их по-новому, в новом сочетании и путем исключения ошибочных ответов, при накоплении новых признаков находить отгадку. Такой анализ развивает способность логически мыслить и рассуждать в необходимой последовательности.

Самый обширный тип загадок — это загадки метафорические: “Красненький петушок по .жердочке бежит” (огонь). Разгадывание таких загадок представляет собой расшифровывание метафор.

Проникая в скрытый смысл метафоры, отгадывающий должен сопоставить, сравнить предметы или явления из разных, часто далеких областей, увидеть в них черты сходства, выделить их, отнести к одной смысловой категории и на основе этого определить загаданное, решить логическую задачу. Разгадывание метафорических загадок развивает как образное, так и логическое мышление.

Таким образом, в основе разных загадок лежит различный логический механизм. Особенностями этого механизма определяются типы логических задач и характер мыслительных операций при отгадывании.

Успешность решения задачи, заключенной в загадке, зависит от того, какие стороны предметов и явлений и с какой полнотой в ней отражены. Наблюдение и изучение жизненных явлений в сложных и многообразных связях способствует построению логически правильных суждений и умозаключений.

Логическая задача в загадке облачена в своеобразную художественную форму. Благодаря этому загадка особенно привлекательна. И ее построение, и ее лексика обостряют внимание слушателя, вызывают интерес к выдвинутой задаче.

Отгадывание загадок способствуют активному развитию речи детей. Загадки обогащают их словарь, помогают увидеть вторичные значения слов. Например, помимо основного значения глагола идти (“передвигаться”), ребенок осознает и другие: действует механизм (“идут часы”), льет дождь (“идет дождь”). Конечно, дети не раз имели возможность и слышать и употреблять эти сочетания, но в загадке они воспринимают слова сопоставлено, объединено: “Идут круглые сутки, не стоят ни минутки, а все на одном месте” (часы). “Посмотри в окошко — идет длинный Антошка” (дождь).

Загадки расширяют представления детей о возможностях переносного употребления слова:

Мы, когда идем, стоим, А стоять умеем лежа. Даже если убежим, Мы не двигаемся тоже, (часы.)

Таким образом, под влиянием загадок у ребенка складывается привычка рассматривать слово как живое и многогранное речевое средство. Это совершенствует не только языковую подготовку ребенка, но естественно и успешно развивает его мыслительные способности, расширяет представления о материальном и духовном мире.

Размышления над загадками содействует обостренному восприятию словообразовательных и морфообразующих средств русского языка — его морфем. Без понимания значения той или иной морфемы: корня, суффикса, приставки — невозможно уловить значение слова. В загадках же часто в целях удовлетворения требований самого жанра используются такие слова, в которых повышенную роль приобретает та или иная морфема. Такую нагрузку, например, несет на себе суффикс -н (-ня) - в загадке о муравьях: “В лесу у пня беготня, суетня: народ рабочий весь день хлопочет, себе дом строит”. С помощью этого суффикса образованы существительные, обозначающие действия в собирательном значении, — “беготня”, “суетня”. Невольно обращает на себя внимание суффикс -ищ-, имеющий значение увеличительности: “Глазищи, усищи, хвостище, а моется всех чище” (кошка).

Есть и такие загадки, в которых встречаются сравнительно редкие суффиксы. В таком случае, чтобы понять смысл слова, требуется провести словообразовательный анализ, благодаря которому можно установить, от основы какого слова образовано новое слово, употребленное в загадке. Словообразовательные задачи надо ставить, чтобы в сознании ребят постепенно складывались привычные впечатления о словообразовательной системе русского языка.

Загадка помогает детям осваивать и синтаксис родной русской речи. Синтаксические особенности загадки становятся детям привычными, доступными, понятными. Дети усваивают различные способы передачи сопоставительных и противительных отношений, учатся умению строить вопросительные предложения, учатся логике организации однородных членов, что, как показывает практика, требует в обучении детей многократных практических упражнений. Как известно, структура таких предложений дается детям с трудом, потому что она требует обусловленного расположения однородных членов (чаще всего сказуемых) в соответствии с логической последовательностью реальных действий: “Нахмурится, насупится, в слезы ударится — ничего не останется” (туча).

Грамматическое и лексическое разнообразие загадок существенно помогает детям осваивать строй русской речи в ее многогранных проявлениях. Загадка не просто “скользит” в речевой сфере, — она приковывает к себе внимание ребенка, заставляет его сосредоточиться на языковой форме, вдуматься в нее. Загадка не преднамеренно (подспудно) заставляет ребенка анализировать ее языковую структуру, учит открывать “секреты” этой структуры, позволяет запоминать слова и формы слов, словосочетания, устойчивые обороты, осваивать лексическую сочетаемость.

Некоторые загадки заучиваются детьми наизусть, с целью закрепления и дифференциации звуков, для развития четкой дикции. При этом содержание загадок необходимо объяснять. Например, предлагая для заучивания загадку о петухе - “Хвост с узорами, сапоги со шпорами, воспитатель объясняет детям слова “узоры” “шпоры”, то есть ведет работу не только по обогащению словаря, но и по ознакомлению с некоторыми особенностями данной птицы.

Знакомя детей с временами года, воспитатель обращает внимание на те изменения, которые происходят в природе, в частности указывает на то, что осенью с деревьев опадают листья, что у некоторых деревьев (сосна, ель) вместо листьев имеются иголки. Такие деревья в любое время года стоят в лесу зелеными. Предлагает отгадать загадку о елке — “Зимой и летом одним цветом” и определить, есть ли в названии отгадки звук “л” (для средней группы).

Используя загадки как речевой материал для закрепления произношения звуков, для развития других сторон звуковой культуры речи, необходимо учитывать общую подготовленность детей к отгадыванию. На занятиях не следует стремиться быстрее получить ответ. Надо дать возможность каждому ребенку группы подумать над содержанием, над отгадкой. Даже после того, как будет названа отгадка, желательно спросить 2-3 детей: “А как Катя думает? Что (кто) это?”

При подборе загадок, особенно когда требуется установить наличие того или иного звука в отгадке (старший возраст), необходимо избегать таких, которые могут иметь несколько ответов. Если дети испытывают затруднения в отгадывании загадок или дают неправильный ответ, воспитатель задает вопросы по тексту.

Перед загадыванием загадок полезно проводить беседы о тех предметах или животных, о ком они составлены.

Самостоятельное составление загадок — довольно трудная задача для дошкольников. И в это же время такие задания способствуют развитию активной речи, умственному воспитанию. Составляя загадки, дети учатся четко и кратко описывать предметы, явления, находить и выделять в них наиболее существенные качества, признаки свойства предметов, отбрасывая все второстепенное и мало значащее.

При составлении загадок (например, при вписывании предмета, животного) дети стремятся как можно строже относиться к подбору слов, выбирая и отдавая чаще всего предпочтение тем, которые более точно отражают качество, состояние или признак предмета, то есть учатся при помощи речи связно и последовательно излагать свои мысли.

На первоначальных этапах обучения составление загадок проходит при активной помощи воспитателя. Например, предлагая составить загадку о яблоке, воспитатель сначала уточняет знания детей о данном фрукте, спрашивает, какой он формы, цвета, вкуса, где растет. После этого говорит: “Красное, круглое, сладкое, растет на дереве. Что это?”. Дети быстро называют правильную отгадку.

Загадка позволяет формировать у детей навыки использования речи-доказательства и речи-описания.

Уметь доказывать — это не только уметь правильно логически мыслить, но и правильно выражать свою мысль, облекая ее в точную словесную форму.

Речь-доказательство требует особых, отличных от описания и повествования речевых оборотов, грамматических структур, своей композиции. Так как смысл создания рассуждения состоит в умении подобрать доводы (аргументы, подтверждающие тезис), то для речи-доказательства имеется своя структура, определяющая порядок аргументов: во-первых, во-вторых. .. и т.д. В рассуждении часто приходится пользоваться сложными предложениями (в том числе сложно подчиненными), с помощью которых выражаются логические связи загадки: если — то, раз — значит, потому что…, так как.., так что…, поэтому…, значит… Рассуждение заканчивается выводом, который строится с использованием для этого случая лексических средств: следовательно, значит, таким образом, поэтому и др.

Приемами построения речи-доказательства, его синтаксисом, специфической лексикой дети овладевают постепенно.

Чтобы вызвать у детей потребность в рассуждении и доказательстве, надо при отгадывании ставить перед ребенком конкретную цель: не просто отгадать загадку, но обязательно доказать, что отгадка правильна.

Следует вызывать у детей интерес к процессу доказательства, к рассуждению, подбору фактов и доводов. Для этого можно организовать соревнование “Кто убедительно отгадку докажет? Кто полнее и точнее объяснит?”

Надо учить детей воспринимать предметы и явления во всей полноте и глубине связей и отношений, заранее знакомить с теми предметами и явлениями, о которых говориться в загадках. Тогда доказательства будут более обоснованными и полными.

Загадывая загадки, надо повторять их по нескольку раз, чтобы дети их лучше понимали, запоминали и полнее выделяли признаки.

Следует анализировать загадку, помогая вопросами обратить внимание детей на признаки и связи между ними.

Необходимо давать образец и план доказательства. Это лучше всего делать с помощью последовательной постановки вопросов в соответствии со структурой загадки.

В случае пропуска какого-либо признака или связи нужно задавать вопросы дискуссионного характера, раскрывающие ребенку односторонность его отгадки. Так, загадку “Тает снежок, ожил лужок, день прибывает. Когда это бывает?” ребенок доказывает, опираясь всего на один признак: “Это бывает весной, потому что тает снежок”. Воспитатель показывает несостоятельность доказательства: “Разве снег тает только весной? Ведь и зимой, в оттепель, снег может таять”. Тогда ребенок обратит внимание и на другие признаки (“ожил лужок, день прибывает”), что делает ответ более доказательным, убедительным.

Чтобы менялись содержание и способы доказательства, надо предлагать разные загадки об одном и том же предмете, явлении. Разные загадки об одном предмете активизируют словарь, показывают, как дети понимают переносный смысл слов, образных выражений, какими способами доказывают, подтверждают отгадку.

Систематическая работа по развитию у детей навыков доказательства при объяснении загадок развивает умение оперировать разнообразными и интересными доводами для лучшего обоснования отгадки.

Загадка-описание заключает в себе много возможностей для обогащения словаря детей новыми словами, словосочетаниями, образными выражениями. В загадке, как произведении малой формы, дети скорее всего могут увидеть, как языковые средства объединяются в описательный текст, в чем специфика этого объединения. Все это помогает развитию у детей способности понимать и создавать описательную речь.

Чтобы дети быстрее овладели этими навыками, надо обращать их внимание на языковые особенности загадки, учить замечать красоту и своеобразие художественного образа, понимать, какими речевыми средствами он создан, вырабатывать вкус к точному и образному слову. Учитывая материал загадки, необходимо научить детей видеть ее композиционные особенности, чувствовать своеобразие ее ритмов и специфику синтаксиса. В этих целях проводится анализ содержания, структуры и языка загадки. После того как дети отгадают загадку, педагог спрашивает: “Нравится ли загадка? Что в ней особенно понравилось и запомнилось? Что в ней непонятно и трудно? Какие слова и выражения кажутся непонятными? Похоже ли, удачно ли обрисован предмет в загадке? Какими словами обрисован? Какие слова передают движение, звуки, запах, цвет?”

Важно обратить внимание и на построение загадки, потому что ее структура требует специфических речевых средств и речевых решений: “Как начинается загадка? Как кончается? О чем спрашивается в ней? Как перечисляются признаки, в каком порядке?”

Подобные вопросы развивают у детей чуткость к языку, помогают замечать зависимость языковых средств друг от друга и от содержания загадки, помогают замечать выразительные средства.

Чтобы дети не только запоминали образные выражения загадки, но и сами учились создавать словесный образ предметов и явлений, следует поощрять их попытки самостоятельно находить свои варианты описаний.

Анализ загадки помогает не только лучше понимать и быстрее отгадывать ее, но и приучает детей внимательно относиться к слову, вызывает интерес к образным характеристикам, помогает запоминать их, употреблять в своей речи и самим создавать точный, яркий образ.

К загадке можно обращаться при обучении ребенка умению кратко и образно выражать свои наблюдения при составлении описаний игрушек, картинок, предметов. При этом загадка может служить образцом описательной характеристики.

Сначала идет рассматривание картинок или предметов. Дети выделяют признаки, называют их, сравнивают одни предметы с другими, устанавливают связи между ними, затем как обобщение сказанного загадывают загадки об этих предметах. Наконец, ребята и сами составляют краткое описание предметов в виде загадки, основываясь на слышанных ими образцах.

Подобная работа проводится при рассматривании овощей, фруктов, предметов домашнего обихода, одежды, игрушек и картинок, изображающих транспорт, домашних и диких животных и др.

Овладение навыками описательной речи идет на различных занятиях. Так, в старшей группе дети составляют рассказы об игрушках. Цель их -формирование у ребят умение владеть речью-описанием.

Овладение навыками описательной речи идет успешнее, если наряду с загадками в качестве образцов используются и другие литературные произведения — короткие тексты-описания и стихотворения о предметах и явлениях. Например, дети рассматривают картинки, изображающие домашних животных — кота, петуха, корову, лошадь, свинью и др., дают описание их внешнего вида, повадок и пр., затем слушают стихотворения, рассказы, народные песенки об этих животных. Предложенные после этого загадки дети отгадывают легко, так как художественные характеристики предметов в загадках и стихах во многом совпадают: ведь основы поэтического образа едины.

При формировании у детей навыков речи-описания важную роль играют вопросы взрослого, помогающие детям составить свою загадку. Содержание вопросов зависит от своеобразия предмета, о котором составляется загадка. Если, к примеру, это животное, то уместны вопросы: какое оно? Где живет? Его голос? И др. Об овощах можно спросить: где растет? Какого цвета? Какой формы? Какого вкуса? Если речь идет о предмете обихода, то необходимо уточнить, из чего он сделан, для чего нужен и т.п.

Содержание вопросов зависит и от задач развития речи, которые решает воспитатель. Если мы хотим, чтобы в загадке отразились разные признаки ( и внешний вид, и действия), то ставим вопросы: какой? На что похож? Что делает?

Подобные вопросы направляют ребенка на полное и разнообразное описание предмета при помощи различных речевых средств.

Изменяя содержание вопросов, педагог влияет на выбор речевых средств для загадки, на ее композицию, художественные особенности. Так, если мы хотим, чтобы в загадке было дано описание внешнего вида предмета (или животного), то при рассматривании следует обращать внимание на его форму, величину, цвет, а так же на те речевые средства, которыми признаки обычно бывают выражены. Если мы хотим, чтобы в загадке дети называли движения, действия объекта, то при рассматривании следует обратить внимание именно на эти признаки: что делает, как передвигается и др.

Так систематическое обращение к загадке приближает ребенка к пониманию народной литературной речи, обеспечивает наиболее быстрое мыслительное, речевое и художественное развитие ребенка.

Тайна золотой совы: во Франции 25 лет ищут спрятанное сокровище

  • Хью Скофилд
  • Би-би-си, Париж

Автор фото, Michel Becker

Подпись к фото,

Фигурка совы из золота и серебра достанется тому, кто найдет ее бронзовую копию, спрятанную где-то во Франции

Где-то во Франции лежит, закопанная в земле, небольшая бронзовая статуэтка совы, и того, кто ее найдет, ожидает приз в виде оригинала этой статуэтки из золота и серебра — и не только.

Нашедшего ожидает почет и уважение как человека, разгадавшего одну из самых сложных головоломок нашего времени.

Все началось с того, что в 1993 году во Франции писатель Макс Валентин издал иллюстрированную книгу под названием «Sur La Trace de La Chouette d’Or» («В поисках золотой совы»), предварительно где-то закопав фигурку совы. Где — только ему одному известно.

В то время любительское кладоискательство было на подъеме благодаря феноменально популярной в Британии книжке «Маскарад», которую в августе 1979 года издал художник Кит Уильямс.

Приключения Зайца Джека

Книжка была основана на старом принципе: где-то есть зарытый клад, к которому ведет либо карта, либо ряд запутанных указаний, и искателям приключений надо его найти.

До выхода книжки Уильямс на собственные средства изготовил подвеску в форме зайца из 18-каратного золота, украшенную драгоценными камнями, которую в присутствии свидетеля закопал в секретном месте, предварительно поместив зайца в керамический ларец — чтобы защитить от грязи и металлоискателей.

Книжка Уильямса разошлась в сотнях тысяч экземпляров и была издана не только в Британии, но и в Австралии, ЮАР, Западной Германии, Японии, а в Италии даже вышла своя версия «Il tesoro di Masquerade» с другим закопанным сокровищем — уже непосредственно на территории Италии.

Заяц Джек был найден тремя годами спустя, однако позднее, в 1988 году, выяснилось, что победитель был нечист на руку, и всю затея завершилась скандалом. Кит Уильямс был в шоке, а золотой заяц в том же году был выставлен на торги в Sotheby’s. В 2012-м он стал одним из экспонатов выставки в лондонском музее V&A, посвященной британскому дизайну 1948-2012 годов.

Подпись к фото,

Кит Уильямс и его сокровище — золотой заяц Джек

Совоохотники

За зайцем Джеком последовали другие книжки-загадки для доморощенных кладоискателей, однако в то время как все упрятанные «секретики» в конце концов находились, французская сова по-прежнему ждет своего часа.

Более того, совоохотники активно обсуждают различные теории о том, где ее можно искать, на форумах и даже проводят ежегодные слёты. Учреждена также специальная ассоциация для защиты их интересов в суде.

«Я ищу с августа 1993 года — говорит Пьер Блуш, один из основателей ассоциации A2CO. — Помню, как в самом начале я думал: надо нам поторапливаться, потому что книжка-то уже три месяца как опубликована. Мы и думать не думали, что дело так затянется».

Как и у многих его коллег-кладоискателей, у Блуша есть свои собственные версии на предмет того, где искать. Был момент, когда он перерыл чуть ли не все окрестности Буржа — города самом центре Франции на реке Йевре.

Теперь вышедший на пенсию инженер всё свободное время проводит в интернете в поисках зацепки, которая могла бы дать новое направление его поискам.

Чтобы расшифровать приведенные в книжке головоломки, нужно не только иметь воображение, но и обладать научными знаниями и разбираться в кодах и шифрах.

Загадка золотой совы

Стоя спиной к Западу, ищи стражей

Отмерь 8000 раз, и там они ждут тебя

Найди их и изучи

Одиннадцать головоломок должны указывать на определенный французский город, но есть еще и 12-ая, зашифрованная во всех предыдущих, которая указывает на конкретное место.

С распространением интернета стало легче обмениваться различными идеями, и теперь у сообщества кладоискателей есть консенсус по поводу того, как именно расшифровываются некоторые из них.

Например, стало понятно, что первая загадка основана на принципе длины волны каждого определенного цвета, и она может помочь разгадать все последующие. Однако интернет не только помогает в поисках, но и порой мешает.

«Дело в том, что когда Валентин придумал эти загадки, у него под рукой была только справочная литература. А мы теперь просто тонем в море информации, которая доступна в интернете, — и которой у него не было», — поясняет Блуш.

Автор фото, Michel Becker

Подпись к фото,

Иллюстрация на обложке книги «В поисках золотой совы»

25 лет и 2 часа

Макс Валентин — почитаемая фигура среди искателей золотой совы. В течение нескольких лет он напрямую общался с кладоискателями на французской предтече современного интернета — информационной сети Минитель.

Все данные им тогда ответы теперь сведены в общий талмуд «сказаний», известных на французском жаргоне как madits. Эти ответы составляют основу базы данных о спрятанной сове.Сам Валентин в поисках помочь уже не может: девять лет назад он скончался, оставив разгадку своей семье в запечатанном конверте.

Но есть еще одна ключевая фигура, причастная к этой тайне: художник Мишель Бекер, нарисовавший иллюстрации к книжке и создавший фигурку совы. Спрятанная бронзовая сова — это копия призовой совы, сделанной из золота и серебра, которая сейчас находится у Мишеля Бекера.

Несколько лет назад он вдруг задумал ее продать. Но кладоискатели обратились в суд, и тот наложил запрет на продажу фигурки на том основании, что она, по сути, принадлежит будущему победителю.

Хотя художник и принимал непосредственное участие в создании всей этой шарады, сам он не знает, где упрятана сова, а это значит, что ответа не знает никто.

Есть опасения, что сокровище так никогда и не будет найдено: некоторые полагают, что тайник мог быть застроен; другие считают, что эта головоломка составлена чересчур сложно и запутанно. Есть также версия о том, что все это может быть чистый розыгрыш.

Но есть среди совоискателей и крепкие орешки, которые верят в то, что сова будет найдена. У них есть основания надеяться на успех, ведь Макс Валентин еще в 1996 году сказал: «Если все охотники за сокровищем сложат все свои знания, то сова может быть найдена…за два часа».

у воды есть два жидких состояния

Вода может существовать в виде двух разных жидкостей, которые при определённых условиях даже не смешиваются друг с другом. Такой удивительный результат получили физики, проведя тончайшие эксперименты.

Достижение описано в научной статье, опубликованной в журнале Science.

Каждому из нас со школьной скамьи известно, что вещество может находиться в трёх состояниях: твёрдом (как лёд), жидком (как вода при комнатной температуре) или газообразном (как водяной пар).

Но не всё так просто. У одного и того же вещества бывает много твёрдых состояний. Они отличаются тем, как атомы расположены друг относительно друга. А уж отсюда могут проистекать различия в самых разных свойствах: плотности, прочности, прозрачности и… рыночной стоимости. Например, графит и алмаз – два разных твёрдых состояния углерода, а между тем их очень трудно спутать, и ещё труднее превратить первое во второе.

У воды тоже есть несколько твёрдых состояний. Этих разновидностей льда больше десятка. Но лишь одна модификация образуется на поверхности Земли естественным образом. Остальные получаются либо в лаборатории, либо в экзотических уголках вроде земных недр.

Но несколько десятилетий назад теоретики выдвинули гипотезу, что и жидких состояний у этого привычного нам вещества больше одного.

«Гипотеза, что вода может существовать в двух различных жидких состояниях, была предложена примерно 30 лет назад на основе результатов компьютерного моделирования», – рассказывает соавтор статьи Николас Джовамбаттиста (Nicolas Giovambattista) из Городского университета Нью-Йорка.

Специалисты рассчитали, что «вторая вода» возникает при температуре около -70 °C и давлении в тысячи атмосфер. Она на 20% плотнее обычной воды из-за того, что молекулы располагаются теснее друг к другу. Поэтому эти две жидкости могут образовывать слои, не смешиваясь, как вода и масло.

Привычная вода таит ещё много загадок.

Однако проверить это предположение в эксперименте оказалось чрезвычайно сложно. Ведь в описанных условиях вода (как обычная, так и «аномальная») за доли секунды превращается в лёд. До недавнего времени физики просто не успевали обнаружить это неуловимое жидкое состояние до того, как оно перейдёт в твёрдое.

Авторы новой работы взяли этот барьер, применив два фемтосекундных лазера. Один из них, инфракрасный, они использовали для моментального нагрева льда и превращения его в жидкую воду. Другой, рентгеновский, зондировал образец, чтобы учёные могли узнать, в каком состоянии тот находится.

Исследователи зафиксировали появление своеобразных пузырей жидкости, содержащих «вторую» воду. Они существовали недолго: от 20 наносекунд до 3 микросекунд. При этом уже через несколько микросекунд вещество превращалось в лёд.

Итак, экспериментаторы блестяще подтвердили теоретический прогноз тридцатилетней давности. Кому и чем может быть полезно это достижение?

Отметим, что вода вообще очень необычное вещество с точки зрения физики и химии. Например, вода – поразительно хороший растворитель. И это её свойство лежит в основе физиологии всех живых существ. Напомним, что и человек на 60–70% состоит из воды и в каком-то смысле является большой вертикальной лужей.

У воды есть и ещё одно необычное качество. Почти все вещества в твёрдом состоянии плотнее, чем в жидком, а вода – наоборот. Поэтому лёд плавает в воде, и это большая удача для жителей водоёмов. Если бы лёд тонул, холодной зимой все реки и озёра промерзали бы до дна. Более того, в полярных широтах не образовывались бы плавучие морские льды – важнейший фактор климата. Вся жизнь на Земле выглядела бы иначе, не будь у привычной нам жидкости такого удивительного свойства.

Изучая свойства воды, учёные проникают в основы множества самых важных процессов, от биохимических до климатических.

Конечно, в человеческом организме или полярных шапках не встретить «воду II», только что открытую экспериментаторами. Ведь для её существования (и то мимолётного) требуются давления в тысячи атмосфер. Но этот феномен возникает благодаря неким свойствам воды, которые могут проявляться и в менее экзотических условиях, а значит, влиять на нашу жизнь.

К слову, ранее Вести.Ru рассказывали о том, как физики охладили жидкую воду до рекордной температуры. Писали мы и о том, как воду заморозили при температуре кипения.

Найдите сердце среди слонов

  • Венгерский художник Гергей Дудаш известен своими хорошо иллюстрированными головоломками со скрытыми изображениями.
  • Он попросил людей найти панду среди снеговиков и открытку среди подарочных пакетов.
  • Его последняя головоломка просит людей найти сердце среди моря розовых, белых и лиловых слонов.

Венгерский художник Гергей Дудаш стал настоящей интернет-сенсацией.Художник прославился в 2015 году, когда выпустил вирусный пазл с просьбой найти панду среди снеговиков. С тех пор он создал больше головоломок из скрытых изображений и даже выпустил книгу праздничных головоломок под названием «Веселая книга скрытых вещей Медведя».

Последняя головоломка Дудаша просит людей найти сердце среди слонов.

Вот загадка:

Вот загадка сердца среди слонов.Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Мы обещаем, что там есть сердце.

Нашли?

Хотите подсказку?

Это ваш последний шанс закрыть вкладку, если вам не нужна подсказка.

Вы готовы к подсказке?

Вы уверены?

Хорошо, вот оно.

Сердце крошечное — не такое большое, как слон.

Все еще не можете найти?

Хотите еще подсказку?

Это ваше последнее предупреждение, чтобы закрыть вкладку, если вам больше не нужна подсказка.

Вы готовы?

Хорошо, пожалуйста.

Вы видите второго белого слона наверху? Подсчитайте одного слона — до светло-розового — и вы его увидите.

Все еще не видите? Вот доказательство:

Вот ответ на загадку слона. Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Вот увеличенное изображение ответа.

Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Зарегистрируйтесь здесь , чтобы получать любимые истории INSIDER прямо на свой почтовый ящик.

Новый литературный вестерн: Эрнан Диас, Ч. Пэм Чжан, Теа Обрехт

Энн Рерик / Agence vu / Redux

Джентльмен приехал с Восточного побережья, чтобы разбогатеть. Когда поезд отпускает его в пыльном городке Вайоминг, он сталкивается со множеством перчаточников, колющих карт и бездельников, чьи грубые манеры шокируют и заинтриговывают его. В салуне он знаком с их мнением о местных женщинах, а также с хвастовством одного мужчины, что он никогда не забывает лицо — пока оно белое.Карточная игра почти превращается в перестрелку, когда один человек называет новичка «сыном», заставляя его положить пистолет на стол и произнести то, что станет популярной фразой в истории: «Когда ты меня так назовешь, улыбка.»

Так начинается « Вирджиния » Оуэна Вистера, который некоторые считают первым западным романом. Опубликованный в 1902 году, он стал мега-бестселлером, сделал Вистера богатым и помог популяризировать международный жанр литературы и кино. Вирджиния больше не привлекает большого внимания, но его основные образы по-прежнему являются тем, что многие читатели думают, когда представляют себе вестерн: группа белых людей стреляет друг в друга или в коренных жителей, которые входят в историю. как безликие антагонисты, если они вообще войдут в него.

Но в последние несколько лет наблюдается рост западного романа иного типа. Жанр развивался в течение некоторого времени, с сериалами, такими как Deadwood и такими фильмами, как No Country for Old Men и Hell или High Water , предлагающие поворот обычной формулы. А недавно ряд авторов еще больше перевернули его, развенчивая некоторые из самых окаменевших мифов.

Прочтите: американцы живут в альтернативной истории

Главный герой романа Эрнана Диаса « на расстоянии », например, совершает противоположный путь традиционному герою; вместо того, чтобы пытаться завоевать западную землю, он стремится исчезнуть в ней.В фильме Теа Обрехт 2019, Inland , ковбои и преступники заменены погонщиком верблюдов, рассерженной матерью и гостями из загробного мира. А в « Как много в этих холмах — золото» «», дебютном романе Пэм Чжан 2020 года, дочь американского старателя китайского происхождения прокладывает свой собственный путь через Калифорнию после того, как ее семья выдвинула свои претензии.

В этих романах сохранены некоторые аспекты старых вестернов: выжженные виды, изоляция, высокие эмоции персонажей, нарушающих закон.Но они также ставят под сомнение основную предпосылку жанра: идею границы как места, которое нужно освоить и преодолеть. Вместо этого западный образ жизни становится способом размышления об отношении людей к земле, прошлому и идее дома.

Anne Rearick / Agence vu / Redux

«Если вестерн — это экспансия Америки, я хотел бы спросить, кто или что является американцем», — сказал мне Чжан в электронном письме. «Если вестерн о ностальгии, я хотел усложнить эту ностальгию персонажами-иммигрантами, которые одновременно чувствуют унаследованную ностальгию по другой стране.

Действительно, главных героев недавних ревизионистских вестернов тянет не только на Запад, чтобы заработать состояния, но и в более сложных направлениях. Например, в фильме Диаса «« На расстоянии »» шведский мальчик по имени Хокан пытается плыть в Нью-Йорк со своим братом, но садится не на ту лодку и оказывается один в Сан-Франциско. Его поиски брата заставляют его путешествовать против потока поселенцев; как писал Лоуренс Даунс в The New York Times в 2018 году, он вместо этого идет «с запада на восток, кружась по кругу, вниз в землю и на север к Аляске.

Хокан становится преступником, но самым неохотным стрелком; после того, как он убивает банду воров за нападение на женщину, которую любит, он настолько охвачен позором, что десятилетиями живет в основном как отшельник, роя лабиринты подземных пещер и укрываясь внутри них. Одетый в лохмотья и ест только то, что может поймать или собрать, он полностью поглощен работой по поддержанию своей подземной норы. «Он редко задумывался о своем теле или своих обстоятельствах — или о чем-то еще, если на то пошло», — пишет Диас.«Дело быть занятым все его время». Иными словами, вместо того, чтобы завоевывать Запад, Хакан становится его частью.

Теа Обрехт Inland также предлагает поворот в поисках героя. Вместо лошади Лурье Мэтти едет на верблюде, его путешествия по Западу вдохновлены реальным корпусом верблюдов США. Как и Хокан, Лурье — иммигрант; он прибыл в США еще ребенком из Османской империи. В отличие от Хокана, у него есть необычный дар или проклятие: он может чувствовать желания мертвых.Другая главная героиня Обрехта, Нора, — поселенка из Аризоны, которую тоже преследует память об Эвелин, ее мертвой дочери, которая до сих пор с ней разговаривает. К тому времени, когда история Норы пересекается с историей Лурье, читатели понимают, что ни один из них не достигнет стандартной цели западного героя — заявить права на землю.

Прочтите: Жизнь в дороге — больше, чем вдохновение для вашего романа

Но когда Нора открывает столовую Лурье и на мгновение обретает часть его сверхъестественной силы, она может увидеть для себя другое будущее.«Это то место, — пишет Обрехт, — пока его нет; ее дом — пока его нет; ни воды, ни дома, ни бумаги, ни города, так или иначе, что бы ни случилось; но затем какой-то другой город, какой-то другой дом, какой-то дом в другом месте, какой-то новый дом в Вайоминге; и Эвелин там — в конце концов, Эвелин с ней в новом доме. В конечном счете, истории Норы и Лурье поднимают вопрос о возможности дома на Западе — в мире — определяемом не договорами, завоеванием или линиями на карте, а присутствием близких, живых или мертвых.

Персонажи из книги Чжана Сколько в этих холмах золота также вынуждены задуматься о том, как пустить корни, когда владение землей — не вариант. История рассказывает о Люси и ее брате Сэме, которые должны пробиться в Калифорнию времен Золотой лихорадки после смерти их родителей и отмены иска семьи. Последнее происходит благодаря расистскому закону, направленному против их китайско-американской семьи: «Закон лишает всех прав на золото и землю любого человека, не родившегося на этой территории.

Братья и сестры идут разными путями через свое горе и лишение собственности во взрослую жизнь. Но когда они воссоединяются, они должны принять решение о том, где их будущее. Когда Люси принимает это решение, она вспоминает свое детское окружение, свои воспоминания, неразрывно связанные с любовью, семьей и потерями:

Может быть, если бы вы только зашли достаточно далеко, достаточно долго ждали, сдерживали достаточно печали в своих жилах, скоро вы можете выйти на знакомую вам тропу, формы скал будут похожи на знакомые лица, деревья будут приветствовать вас, почки и пение птиц будут звучать, и поскольку эта земля выдолбила в вас звериные требования, бессмысленные для слов и законы …. затем, если вы бежите, вы можете услышать на ветру или в собственном пересохшем рту, что-то похожее и в отличие от эха, исходящего спереди или сзади, звук голоса, который вы всегда знали, называя ваше имя .

В то время как старые вестерны требовали земли, «Сколько в этих холмах золото» рассказывает о том, как «они захватывают», о том, как ландшафт и история объединяются, чтобы сформировать человеческую жизнь.

Anne Rearick / Agence Vu / Redux

Diaz, Obreht и Zhang предлагают разные виды отношений с землей и местом, чем те, которые предлагаются в традиционных вестернах.И такие отношения крайне необходимы, поскольку Америка начинает считаться со своим колониалистским прошлым и настоящим. «Многие из нас должны задаться вопросом, у кого есть права на место и чьи права были украдены в процессе», — сказал мне Чжан. «Не обязательно антагонистическим образом, но сочувственно, о чем свидетельствует запутанная, окровавленная история эксплуатации и насилия, которая привела нас к этому моменту».

На протяжении всего романа Чжан ясно говорит о том, чьи права были украдены на холмах Калифорнии — не только Люси и Сэма, но и прав коренных жителей, которые жили там до прибытия старателей.Напротив, в старых вестернах коренные народы либо вообще не появляются, либо преподносятся как препятствия, удерживающие белых людей от того, что должно им принадлежать. Например, в фильмах Джона Уэйна «мы часто видим героя, которого прославляют за убийство людей, похожих на меня», — сказал мне Джошуа Нельсон, заведующий кафедрой кино и медиа Университета Оклахомы и гражданин народа чероки.

Возможно, по этой причине писатели и кинематографисты из числа коренных народов не всегда были заинтересованы в пересмотре западных троп, сказал Нельсон.«Вестерн никогда особо не был посвящен индейцам», — пояснил он. «Так что, по большому счету, коренные народы вместо этого хотели рассказывать истории, которые были о них».

Многие из этих историй, хотя они могут не иметь отличительных черт ревизионистского вестерна, по-своему затрагивают вопросы земли и суверенитета, сказал Нельсон, цитируя работы Луизы Эрдрих и других писателей и режиссеров коренных народов, таких как Джефф Барнаби и Стерлин Харджо. Например, книга Эрдрича The Round House рассказывает о женщине-оджибве, которая подверглась сексуальному насилию возле границы резервации и земли Соединенных Штатов, что ставит под сомнение, какие суды обладают юрисдикцией в отношении этого дела.История следует за ее сыном Джо, который сам расследует преступление, придя к более глубокому пониманию травм, закона и справедливости.

Истории, подобные этой, написанные создателями коренных народов, и нео-вестерны, такие как рассказы Чжана, Диаса и Обрехта, выходят на первый план в то время, когда большее внимание культуры ко многим историям, которые были замаскированы, чтобы сделать миф Америки. Это также время, когда земля Запада серьезно подвержена риску изменения климата. «Пока я писал, редактировал и выпускал свой роман, в Калифорнии бушевали лесные пожары», — сказал мне Чжан.И это время, когда авторы продолжают экспериментировать с жанром и играть со временем в альтернативных историях, таких как The Underground Railroad или фантазиях, таких как The City We Become .

Когда вышел The Virginian , и в течение десятилетий после этого «граница» была местом фантазии многих белых читателей. «Практически каждый американский мужчина в то или иное время считал себя ковбоем или владельцем ранчо», — писал романист (и владелец ранчо) Стратерс Берт в своем предисловии к тексту 1951 года.Но сегодня так называемая граница может быть местом переосмысления — того, как жить на земле, не обладая ею, как построить дом, не крадя чужое, и как рассказать историю прошлого таким образом, чтобы это информировало окружающих. будущее. «Для меня истинная ДНК вестерна — это ностальгия», — сказал Чжан. «Вестерны существуют на дрожащей грани между одним миром и другим».

Конечно, Сколько в этих холмах золота и подобные романы обращаются к прошлому в поисках вдохновения. Но они также смотрят вовне, приглашая читателей не просто представить себя «ковбоем или владельцем ранчо», но представить себе другие жизни, другие путешествия и, возможно, другие миры.

Найдите сердце среди слонов


Венгерский художник Гергей Дудаш стал настоящей интернет-сенсацией. Художник прославился в 2015 году, когда выпустил вирусный пазл с просьбой найти панду среди снеговиков. С тех пор он создал больше головоломок из скрытых изображений и даже выпустил книгу праздничных головоломок под названием «Веселая книга скрытых вещей Медведя».

Последняя головоломка

Дудаша связана с Днем святого Валентина и просит людей найти сердце среди слонов.

Вот загадка:

Вот загадка сердца среди слонов. Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Мы обещаем, что там есть сердце.

Нашли?

Хотите подсказку?

Это ваш последний шанс закрыть вкладку, если вам не нужна подсказка.

Вы готовы к подсказке?

Вы уверены?

Хорошо, вот оно.

Сердце крошечное — не такое большое, как слон.

Все еще не можете найти?

Хотите еще подсказку?

Это ваше последнее предупреждение, чтобы закрыть вкладку, если вам больше не нужна подсказка.

Вы готовы?

Хорошо, пожалуйста.

Вы видите второго белого слона наверху? Подсчитайте одного слона — до светло-розового — и вы его увидите.

Все еще не видите? Вот доказательство:

Вот ответ на загадку слона.Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Вот увеличенное изображение ответа.

Гергей Дудас — Дудольф / Facebook

Зарегистрируйтесь здесь , чтобы получать любимые истории INSIDER прямо на свой почтовый ящик.

Heart Mountain Ranch

Что делать: Heart Mountain Trail

Хотя риск столкновения невелик, Гора Сердца находится в стране медведей. Чтобы быть полностью подготовленными, мы рекомендуем посетителям отправиться в поход с заповедником и научиться пользоваться спреем от медведей.
Подъем на гору Харт составляет примерно 8 миль в оба конца и довольно утомителен на верхнем конце.

Будьте готовы к полному дню на открытом воздухе и иметь много еды, воды и т. Д.Медицинская помощь недоступна, а услуги сотовой связи в горах ограничены.

Пожалуйста, соблюдайте опубликованные правила ранчо и оставьте своих собак дома.

Что делать: информационная кабина Heart Mountain Trailhead

Расположенный у подножия горы Харт, туристический домик Heart Mountain Trailhead Interpretive Cabin предлагает информацию о геологии, культурном значении и экологии горы Харт и окружающей местности.Установленная в сотрудничестве с Историческим центром Буффало Билла, хижина на тропе предлагает масштабную модель горы, панели для интерпретации и фотографии прошлых и сегодняшних дней. Кабина открыта с 8.00 до 17.00. С четверга по воскресенье с мая по сентябрь или по предварительной записи.

Что смотреть: растения

Heart Mountain Ranch поддерживает одно из самых больших скоплений редких растений, когда-либо обнаруженных на частной территории в Вайоминге. Особый интерес представляют несколько сообществ подушечных растений, обнаруженных на скалах недалеко от его вершины.Найденные здесь виды включают Shoshonea (подушечное растение), Howards ’Forget me not, Snake River кошачий глаз, ароматные киски, желтокорень абсарока.

Что смотреть: Животные

Индейцы шошоны назвали эту землю «Домом птиц» из-за большого количества обитающих здесь видов птиц. Часто встречаются беркуты и шалфеи. Недавно были замечены сапсаны, которые, как полагают, гнездятся на вершинах скал.

В течение нескольких лет биологи Департамента охоты и рыбной ловли штата Вайоминг изучали и инвентаризировали выдающийся лек шалфей, найденный в заповеднике.Шалфейный тетерев — крупные яркие птицы, зависящие от полыни — подвержены риску.

Здесь часто можно увидеть многих местных млекопитающих, особенно лосей, оленей и антилоп. Горный лев и рысь — обычные хищники, как и вездесущий койот. По его склонам иногда бродят черные медведи. Медведи гризли могут даже время от времени посещать этот район, учитывая заросшие кустарником коридоры и суровую местность, соединяющую Гору Сердца с близлежащим Абсарокасом.

Ранчо

Heart Mountain доступно для безмоторных путешествий и экскурсий.Вход с собаками запрещен.

Пожалуйста, свяжитесь с Heart Mountain Ranch для получения дополнительной информации.

Контакт

Heart Mountain Ranch
1357 Дорога 22
Пауэлл, Вайоминг 82435
Телефон: 307-754-8446
Эл. Почта: [email protected]
Брайан и Кэрри Питерс, Управление ранчо

История сердца

История сердца

ИСТОРИЯ СЕРДЦА

«За концепцию контура крови. не разрушает, а продвигает традиционную медицину.»- Уильям Харви, 1649

Сердце сыграло важную роль в понимание тела с древних времен. В четвертом веке до нашей эры Греческий философ Аристотель определил сердце как самый важный орган тело, сформировавшееся первым по его наблюдениям за цыпленком эмбрионы. Это было средоточием разума, движения и ощущений — горячего, сухой орган. Аристотель описал его как трехкамерный орган, который был центром жизненная сила в теле.Другие окружающие его органы (например, мозг и легкие) просто существовал, чтобы охладить сердце.

В своем трактате О «Полезность частей тела» , написанное во втором веке нашей эры, Гален подтвердил общие представления о сердце как об источнике врожденного тепла тела и как о самом органе. тесно связан с душой: «Сердце есть как бы очаг и источник врожденного тепло, которым управляет животное ». также внимательно наблюдал за многими его необычными физическими свойствами.»Сердце — плотная плоть, которую нелегко повредить. В твердости, напряжении, общая сила и устойчивость к травмам, волокна сердца далеко превзойти все остальные, потому что ни один другой инструмент не дает таких непрерывных, жестких работать как сердце ». Он утверждал, что расширение и сжатие сердце было функцией его роли как разумного органа: «Сложность [сердечных] волокон … была подготовлена ​​Природой для выполнения множества функций … увеличения, когда он хочет привлечь что полезно, сжимая его содержимое, когда пора наслаждаться тем, что был привлечен и сжимается, когда желает изгнать остатки.«

Однако Гален не боялся противоречить другим. в вопросах детальной анатомии, таких как утверждение Аристотеля, что сердце происхождение нервов. Он также утверждал, что сердце было вторична по отношению к печени по важности для функционирования организма, так как она не было местом производства юморов. Его идеи в целом преобладали до середины семнадцатого века.

Как научные и философские труды Аристотель стал более важным в средневековом исламе и Европе, врачи начали ломать голову над расхождениями между этими двумя древними.На начала одиннадцатого века, например, Авиценна в своем каноне г. Медицина объединила идеи Аристотеля с его преимущественно галеновской физиологией. когда он писал: «[Сердце] является корнем всех способностей и дает способности питания, жизни, опасений и передвижения для нескольких других членов «. Он считал, что сердце производит дыхание, «жизненную силу или врожденную силу». тепло «внутри тела; это был разумный орган, который контролировал и руководил всеми остальными.Он определил пульс как «движение в сердце и артериях, которое принимает форма попеременного расширения и сжатия, в результате чего дыхание становится подвергался влиянию вдохновенного воздуха ». Несмотря на то, что Авиценна рекомендацию уделять больше внимания сердцу, а сочинения Сирийский врач-юрист Ибн ан-Нафис в XIII веке по легочной медицине. транзита, большинство практикующих врачей предпочли идею Галена о том, что вены связывает операции печени с сердцем, которое циркулирует жизненно важные духи по всему телу через артерии.Посмотрите на это опубликованное изображение сердца слева. Как это иллюстрирует расплывчатость анатомия?

Возрождение анатомии в стиле Ренессанс сделало возможным для врачей для уточнения основных структур сердца. К этому моменту они сошлись во мнении, что сердце было разделено на четыре части с двумя желудочками и двумя предсердиями. Удивляясь путанице, связанной с разделением камеры сердца, писал Андрес де Лагуна в 1535 году: «Сердце имеет только два желудочка, правый и левый.я не знать, что означает загадка, предложенная людьми, добавляющими третий желудочек к сердцу, если, возможно, они не намерены им эти поры которые находятся в перегородке ». Рисунок Леонардо справа да Винчи, вероятно из 1490-х годов, иллюстрирует типичный образ эпохи Возрождения сердце как орган Галена с двумя основными камерами, разделенными перегородка. Посмотрите внимательно на это. Какую функцию будет «поры», о которых говорила Лагуна, послужили? Вы их видите?

Леонардо, при всей своей способности рисовать и наблюдать за сердцем с большой точностью, существенно не отклонялась от оценки Галена. счет этого.»Само сердце — не начало жизни, а сосуд состоит из плотных мышц, оживленных и питаемых артерией и веной, как есть другие мышцы. Сердце так плотно, что огонь едва ли может повредить это «. Тем не менее, он предложил более сложное механическое описание сердца, подчеркивая взаимосвязь между теплом и движением. Он начал ломать голову над действительным движением сердца пишем:

«В одно и то же время, в одном и том же предмете, два противоположных движения не могут иметь место, то есть покаяние и желание.Следовательно, если правый верхний [ушная раковина] и нижний желудочки — одно и то же, это необходимо, чтобы все в одно и то же время эффект, а не два эффекта, возникающие из диаметрально противоположных целей как можно видеть в случае правого желудочка с нижним, когда нижняя сжимается, верхняя расширяется, чтобы вместить кровь, вытеснен из нижнего желудочка ».

Посмотрите на его рисунок слева вверху.Как чем оно отличается от его более раннего образа сердца? В какой степени это отражать его интересы в области физики и техники?

К середине шестнадцатого века горстка врачей начали интересоваться несколькими ключевыми аспектами традиционных сердце. Действительно ли артерии отделены от вен? Был сердце действительно разделено перегородкой таким образом, что артериальная и венозная жидкости были физически отличными? Была ли перегородка ключевым местом обмена между кровью и пневмой ? И Майкл Серветус, и Реальдо Коломбо вернулся к теме, поднятой Ибн ан-Нафисом: легочный транзит.Андреас Везалий, который изначально принял идею пористой перегородки, в конце концов отклонил его, потому что он обнаружил, что не может видеть его при многократных анализах трупы. Однако только после того, как английский врач Уильям Харви написал его On the Circulation of the Blood (1628), что является жизнеспособной альтернативой Галеновая физиология получила широкое признание.

Харви поддержал аристотелевское представление о сердце. В 1653 году он писал: «Сердце расположено у 4-го и 5-го ребер.Поэтому [это] главная часть, потому что [она находится] в главном месте, как в центре круга, середину необходимого тела. «Он внимательно осмотрел функция всех его различных частей и пришел к обратному выводу Гален и его читатели средневековья и эпохи Возрождения: он считал, что сердце активно работал, когда он был маленьким, тяжелым и сокращенным (систола , ), изгоняя кровь, и в покое, когда она была большой и залитой кровью ( диастола ). В 1628 году он писал: «Единственная роль сердца — передача кровь и ее движение по артериям к конечностям повсюду «. Излишне говорить, что Харви категорически отверг идею пористая перегородка.

Но он не бросал вызов метафизическому интерпретация сердца. Сердце, как метко сказал мастер Николай наблюдаемый в конце двенадцатого века, был основным «духовным членом» тела. Таким образом, это было место все эмоции.»Если действительно от одного сердца поднимется гнев или страсть, страх, ужас, и грусть; если только из этого рождаются стыд, восторг и радость, зачем Я говорю больше? »- писал Андреас де Лагуна в 1535 году. Образно говоря, Харви. описал сердце как «король» или «солнце» тела, чтобы подчеркивает его космологическое значение. Популярные образы сердца, например, это изображение середины семнадцатого века слева от вас, вместе научные и культурные идеи. Это изображение, не из медицинского текста, эффективно передает подробную внешнюю анатомию сердца, демонстрируя его культурное значение.Как вы думаете, в чем состоит сообщение?

К концу семнадцатого века анатомические знания сердца были на удивление точным, и идеи Харви получили широкое признание. Французский философ Рене Декарт, который был одним из первых ученых, принявших новая теория тоже его идеи сделали шаг вперед, когда он утверждал, что сердце было похоже на насос или, еще лучше, двигатель внутреннего сгорания. Сердце стало важным сайт для обсуждения плюсов и минусов механистических и виталистических представлений о тело, поскольку оно служило обеим повесткам дня.

ВОПРОСЫ: ЧТО СДЕЛАНО СЕРДЦЕ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ ОРГАН? ЧТО ЭТО СДЕЛАНО, АНАТОМИЧЕСКИ И ФИЛОСОФИЧЕСКИ ТАК ТРУДНО ПОНЯТЬ?

Вернуться к истории Кузов Домашняя страница

Дополнительные материалы для чтения

Решение головоломки навыков: недостающий кусок — хорошая информация

В мире труда, который все больше определяется спросом и предложением навыков, а не квалификацией выпускников, работодатели испытывают проблемы с поиском нужных им работников, а работники изо всех сил стараются не отставать от меняющихся требований.Эмна Брахам и Стивен Тобин объясняют, как более качественная и доступная информация о рынке труда лежит в основе уточнения потребностей в навыках и обучении сегодня и в будущем.

Скачать отчет

Основные выводы

С учетом того, что более одной трети канадской рабочей силы имеют квалификацию выше, чем обычно требуется для их работы, и почти 35% работодателей сообщают о трудностях с поиском квалифицированных рабочих, нынешний подход к увязке навыков и рабочих мест кажется устаревшим.Брахам и Тобин объясняют, какие фундаментальные изменения необходимы в государственном, частном и научном секторах, и рецепт прост: мы все должны говорить на одном языке о навыках, и этот язык должен применяться в реальной работе — иначе мы не сможет использовать большие данные, чтобы связать все точки того, где находятся канадские рабочие и куда они направляются.

1

1/3 канадцев имеют квалификацию выше, чем требуется для их работы, и 35% работодателей сообщают о трудностях с поиском квалифицированных рабочих.

2

Без целостных данных о навыках мы не можем знать, страдает ли Канада нехваткой рабочей силы, несоответствием навыков или нехваткой навыков.

Краткое содержание

Каждый день канадцы делают выбор, который влияет на их карьеру и жизнь, а компании делают выбор, который влияет на их организации. Чтобы эти решения были хорошо обоснованными, необходима точная, своевременная и актуальная информация. Однако недавние события (в том числе технологические изменения) создали пробелы в информации о навыках и требованиях к навыкам для работы.Меняются даже требования к квалификации для многих традиционных рабочих мест, и работодатели сообщают о проблемах с поиском работников с нужными навыками для заполнения вакансий — как в старых, так и в новых отраслях. Точно так же работникам трудно понять меняющиеся навыки, необходимые для работы, и им часто не хватает инструментов и знаний для удовлетворения этих новых требований. Как работники и работодатели понимают этот рынок труда, который все больше определяется спросом и предложением навыков, а не квалификацией выпускников?

По большинству показателей экономика и рынок труда Канады находятся в хорошем состоянии, но для дальнейшего обеспечения процветания и экономических возможностей директивным органам и работодателям необходимо будет определить и лучше сформулировать навыки, необходимые в этом динамичном мире труда.Короче говоря, требуется более сильная и проницательная информационная архитектура вокруг навыков.

Требуются более четкие определения и измерение навыков, а также легкодоступная информация о навыках, востребованных сегодня и, как ожидается, будут востребованы завтра. В противном случае исследователи, политики и другие лица не смогут определить и измерить проблемы, связанные с навыками, на рынке труда.

И все же одной таксономии недостаточно. Чтобы работники процветали, а работодатели находили таланты, таксономия навыков должна быть связана с профессиями через Национальную классификацию занятий.Если таким образом навыки и рабочие места можно сопоставить друг с другом, это позволит лучше понять характеристики работника и должности.

Отсюда следует оценить все возможные подходы, включая новые методы сбора больших данных, и использовать их для измерения потребностей в навыках на рынке труда. Занятость и социальное развитие Канады и Статистическое управление Канады должны управлять этой таксономией и картированием, чтобы обеспечить их надежность, точность и целостность, поскольку эти федеральные департаменты обладают знаниями и статистической инфраструктурой для этого.

Дальнейший экономический успех Канады зависит от ее способности совершенствовать политику и программы в области повышения квалификации. В частности, должна быть улучшена информация о навыках и потребностях в обучении работодателей и работников, что, среди прочего, поможет провайдерам образования и обучения подготовить и лучше поддержать работников в ориентировании в меняющемся мире труда. Хорошая информация о рынке труда — вот что лежит в основе решения головоломки навыков.

Скачать отчет

Для получения дополнительной информации

Контактное лицо: Эглантин Ронфард — менеджер по коммуникациям
эглантин[email protected]
647.262.3706

Авторы

Эмна Брахам

Старший экономист, Информационный совет по рынку труда (LMIC), ESDC

Эмна Брахам присоединяется к LMIC в качестве экономиста для оценки текущего состояния рынка труда в Канаде и проведения перспективных исследований в сотрудничестве с заинтересованными сторонами. До прихода в LMIC Эмна была менеджером в CIDE, консалтинговой фирме, поддерживающей правительства и международные агентства в области экономического развития, образования и развития персонала.

Стивен Тобин

Исполнительный директор, Информационный совет по рынку труда (LMIC)

Стивен Тобин — исполнительный директор Информационного совета по рынку труда (LMIC), в обязанности которого входит обеспечение канадцев, заинтересованных сторон и политиков необходимой информацией и знаниями для достижения успеха в меняющемся, динамичном мире труда. До прихода в LMIC Стивен ранее занимал должности в ОЭСР, Международной организации труда, а также в правительстве федерального и провинциального уровней.

Вы пробовали… использовать пикминоподобных существ для решения головоломок и спасения мира в The Wild at Heart?

«Дикие сердцем» очаровательны, проникнуты душой и иногда заставляют меня чувствовать себя немного глупо. Пройдя через обугленную блокаду, пылающую красными углями, я бросаю одно из своих пикминоподобных духовных существ, пытаясь расчистить путь. Спрайт отскакивает от толпы и недоуменно смотрит на меня. Я пытаюсь бросить пять из них на препятствие, но все равно безуспешно.Я осматриваю свое окружение с другой стороны, но ничего полезного не выглядит.

Пройдя по миру в поисках другого маршрута, я возвращаюсь на заблокированную дорогу и понимаю, что рядом с соседней рекой есть небольшой листочек. Что, если я брошу спрайтлинг в лист? О, это расцвело и образовало мост, который позволяет мне перейти реку и перейти на другую сторону тропы за препятствием. Да, бормочу я себе под нос, прежде чем двинуться дальше.

Есть много таких моментов в The Wild at Heart, увлекательной инди-игре от Moonlight Kids и Humble Games с яркими оттенками пикмина, но не без собственной индивидуальности.

Вы играете ребенком по имени Уэйк и, в конце концов, его лучшим другом Кирби, парой детей, которые сбежали из дрянных домашних ситуаций, чтобы найти лучшую жизнь. Как оказалось, то, что находится за пределами дома, — это портал в другое измерение, где вы встретите всевозможные странные и сверхъестественные существа; что-то хорошее, что-то плохое. Ваша задача — воссоединить хороших, чтобы не дать плохим разрушить лес и сбежать в ваш реальный мир.

Я не буду портить то, что происходит в жизни Уэйка и Кирби, но приготовьтесь к удивительно острой истории с тяжелыми темами злоупотребления психоактивными веществами и родительского пренебрежения.Напротив, приготовьтесь много смеяться, потому что «Дикая природа» изобилует множеством по-настоящему забавных диалогов и риффов между персонажами.

Еще одна головоломка

(Изображение предоставлено Humble Games)

В любом случае, вернемся к головоломкам, потому что это в основном то, чем вы будете заниматься в The Wild at Heart. То есть выяснить, как преодолеть то или иное препятствие. Иногда возникает ситуация, подобная описанной выше, когда решение — смотреть вам в глаза инкогнито.В других случаях для решения головоломки требуется что-то, чего у вас еще нет. В таких случаях может быть немного неприятно пытаться понять, не хватает ли вам ключевого элемента или вам нужно уйти и сделать что-то еще, прежде чем вы сможете пройти через область. В редких случаях для выполнения некоторых задач требуются предметы, которые вам нужно создать, но игра не сообщает вам, что вам нужно или как это сделать. В таких случаях я бы посоветовал поискать пошаговое руководство или угадать, пока вы не разберетесь.

Это еще и та самая головоломка, от которой сложно отказаться от «Дикие сердцем». Было несколько ночей, когда я пообещал себе, что перестану играть после прохождения определенной части, но потом я добирался до этой точки и получал что-то, что позволяло вернуться и решить более раннюю головоломку. Итак, я возвращался и завершал эту головоломку , открывая при этом другую область или механику и попадал в порочный круг. Это как собрать настоящую настольную головоломку; чем больше вы кладете на место, тем больше становится видна более широкая картина и тем больше вы хотите продолжать.Вы можете по желанию переходить к разным частям карты, и иногда это позволяет сфокусировать внимание на других областях.

Тьма — это плохо

(Изображение предоставлено: Humble Games)

С наступлением темноты игра The Wild at Heart превращается из причудливой головоломки с дизайном уровней в стиле метроидвании в полноценную игру ужасов. «Темнота — это плохо», — говорят вам с самого начала, и вам лучше прислушаться к этому предупреждению. Мир становится тусклым, впечатляюще эффективная музыка приобретает леденящий характер, а Невидеры — ужасающие разумные пустоты — безжалостно преследуют вас до рассвета.Вы можете бежать обратно в свой лагерь в целях безопасности, но часто не хватает одного или двух спрайтов.

Это еще одна вещь, ваши идеальные маленькие духовные приятели, которых схватывают и уносят, никогда не перестают травмировать. Еще хуже, когда они просто умирают. В игре говорится, что они никогда не умирают на самом деле , но похоже, что они умирают, когда их крошечные души уплывают от их тел и исчезают. Я случайно убил многих из них, просто проходя мимо кислой грязи, которая мне почему-то не повредит.В других случаях их убивают гигантские лягушки, капли и насекомые. Спрителинги также могут потеряться в ваших приключениях, и вам нужно решить в лагере, «уволить» их или пойти и найти их. К счастью, вы можете вылупить их из семян, которые очень легко найти, так что не слишком ругайте себя за то, что бросили маленьких ребят.

The Wild at Heart — жестокий, неумолимый мир, но он настолько полон очарования и интриги, что вы никогда не захотите покинуть его. Художественный стиль и музыка уникально красивы, история весомая, но мощная, а самое главное, головоломки и дизайн уровней неизменно полезны.Попробуйте The Wild at Heart — только постарайтесь не слишком привязываться к своим спрайлингам.

Wild at Heart теперь доступна на ПК, Xbox One, Xbox Series X, и вы можете получить ее на Xbox Game Pass.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>