МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Льготы детям репрессированных родителей в россии: Ежемесячная пожизненная денежная компенсация лицам, подвергшимся политическим репрессиям и впоследствии реабилитированным В избранное

Жертвам политических репрессий хотят дать жильё вне очереди

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

Комитет по делам национальностей 19 января поддержал инициативу, которая гарантирует жертвам репрессий приоритетное право на получение жилья взамен ранее утраченного. Эта норма действовала до 2004 года.

Общая очередь или компенсация в 10 тысяч

Законодательная инициатива депутатов парламентской фракции «Справедливая Россия» направлена на дополнительную защиту жертв политических, религиозных и национальных репрессий. Чаще всего личное имущество депортированных и репрессированных подлежало полной конфискации, из-за чего даже после полной реабилитации им некуда было вернуться. 

В 1991 году был принят закон о реабилитации жертв политических репрессий, где были перечислены все категории граждан, подпадающих под это определение. В этом документе также были прописаны льготы и преференции для жертв политических репрессий. Так, граждане, пострадавшие за политические и религиозные убеждения, имели первоочередное право на получение жилья в местах, откуда их насильственно выселили. В 2004 году в закон были внесены изменения, согласно которым реабилитированным лицам давали жильё в порядке общей очереди. Другими словами, выделением квартир для репрессированных россиян занимался регион. Понятно, что скорость движения такой очереди напрямую зависела от его возможностей. 

589 тысяч россиян признаны репрессированными по политическим и национальным мотивам

Далеко не все репрессированные имели возможность вернуться в родной город или деревню. Согласно законодательству, альтернативой возвращению имущества является денежная компенсация — не более четырех тысяч за имущество без жилых домов или 10 тысяч за всё имущество, включая жилые дома.

Законопроект Сергея Миронова, Олега Нилова и Олега Шеина призван восстановить историческую справедливость. «Эти люди и так подверглись чудовищной несправедливости со стороны государства.

Настрадались больше, чем кто-либо, лишились не только жилья, потеряли своих близких, здоровье, провели годы жизни в ссылке и лагерях. Многого государство не в состоянии им компенсировать. Но то малое, что возможно, мы обязаны им вернуть, и как можно скорее«, — говорится в сообщении пресс-службы фракции »Справедливой России».

Так же, как и в действующем законодательстве, проект депутатов «Справедливой России» распространяется не только на граждан, лишившихся вследствие репрессий крыши над головой, но и на членов их семей. Реабилитированными считаются и дети, находившиеся вместе с репрессированными родителями в ссылке, высылке и на спецпоселении. А также дети репрессированных, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте сиротами.

На что имеют право потомки

Законопроект только готовится к рассмотрению в Госдуме в первом чтении, а уже вызвал резонанс в обществе. Большинство членов думского Комитета по делам национальностей его поддерживают. При этом некоторые выражают сомнения, насколько целесообразно перекладывать на регионы, многие из которых являются банкротами, проблему с предоставлением жилья репрессированным. «Попытка решить вопрос натыкается на экономическую ситуацию в регионах. Мы ещё больше усугубляем эту проблему», — высказал мнение член комитета Александр Кравец.

С одной стороны, цель, безусловно, благая, с другой — это очередная попытка педалирования темы политических репрессий.

Эту точку зрения разделяет российский политолог, журналист и правозащитник Алексей Мартынов: «У меня двоякое отношение к этой инициативе. С одной стороны, цель, безусловно, благая, с другой — это очередная попытка педалирования темы политических репрессий», — высказал своё мнение «Парламентской газете» Мартынов. В числе тех, кто сейчас пользуется правом на приоритетное получение жилья, напоминает политолог, ветераны Великой Отечественной войны, ветераны труда — не менее заслуженные и нуждающиеся в отдельной квартире люди.

Сенатор от Крыма Сергей Цеков согласен с тем, что реабилитированные лица должны иметь возможность вернуться в родные края и получить жильё вне очереди. А вот на потомков распространять эту норму, считает сенатор, не стоит. «Мой прадед — этнический грек, был сослан на Урал, где и умер. Как потомок репрессированного я категорически против того, чтобы родственники реабилитированных граждан пользовались их правами», — заявил «Парламентской газете» сенатор.

В русской общине полуострова инициативу депутатов тоже не поддерживают. По данным организации, если кто и нуждается в улучшении жилищных условий, то это в основном славянские семьи, чьи родственники не были депортированы.

Льготников посчитают по заявлениям

Заместитель председателя Комитета Госдумы по делам национальностей Руслан Бальбек считает, что предельно ясный и конкретный законопроект справедливороссов, наоборот, должен остановить все спекуляции на тему репрессий. «Документом чётко определено — воспользоваться всеми льготами можно только на основании справки о реабилитации, а получение такой справки ограничено 1956 годом», — уточнил «Парламентской газете» депутат от Крыма. То есть первоочередное право на получение жилья будет у тех, кто был признан репрессированным 60 лет назад.

Сейчас вообще трудно представить, кто воспользуется данными льготами, считает Бальбек, ведь предоставлять жильё будут по заявительному принципу. Принятие закона, как убеждён депутат, не потребует увеличения бюджета региона. Ведь деньги на приоритетное выделение жилья в бюджет субъекта уже заложены.

Льготы детям репрессированных родителей в россии 2019

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники


Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Льготы детям репрессированных родителей в россии 2019». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Какие льготы положены детям репрессированных родителей? В ходе процесса реабилитации жертва или ее дети получают отобранные права и свободы гражданина, им возвращают звания и награды, российское гражданство.

По статистике, сталинским репрессиям подверглось около нескольких миллионов человек. К репрессированным лицам относят тех людей, на которых органы безопасности повесили необъективное обвинение и арестовали.
В качестве приговора чаще всего выступала ссылка на Север, или даже смертная казнь. Помимо масштабных репрессий, достаточно распространенными были случаи политического преследования. Кроме этого, стоит упомянуть целые народности, которых насильно переселили с их исконных мест обитания в неприглядные и далекие северные районы, а также в азиатские республики.

Какие льготы предоставляются детям репрессированных

Если реабилитированный гражданин пользуется твердым топливом для обогрева жилого помещения, ему компенсируется часть потраченных средств.

Льготы устанавливаются сотрудниками органов Социальной защиты. Подробнее узнать о них можно, обратившись лично в службу.

Слышал,что правительство Германии Выплачивает Репрессированным советским немцам единовременную выплату в размере 2000 евро. Какие нужны для этого документы и куда предоставлять*?

Третьей по численности категорией считаются депортированные народы. В I половине XX века огромное количество народов было принудительно переселено в северные районы, а также в среднюю Азию.
На льготы репрессированным пенсионерам в 2019 году правительство планирует выделить около двух миллионов евро.

В третью категорию входят депортированные народы. I половина прошлого века ознаменовалась тем, что огромное количество жителей небольших республик принудительно переселяли в районы Севера и Средней Азии. Особенно частыми такие репрессии были в период ВОВ, когда представителей малочисленных народов считали пособниками немецкой армии.

Для тех, кто все-таки пережил непростые времена, положены следующие льготы (по данным 2019 года):

  • выплаты, которые перечисляются каждый месяц;
  • репрессированным пенсионерам дадут жилье, если во время советских событий их выселили или заставили съехать;
  • льготы, касающиеся гражданства, то есть если его лишили, то сейчас его быстро можно восстановить;
  • лица, ущемленные в гражданских правах, полностью восстанавливаются в павах и свободах, а также получают обратно присужденные награды и звания;
  • компенсация 50% от оплаты коммунальных счетов;
  • бесплатный проезд в городском транспорте или возможность вернуть потраченные на билеты деньги;
  • денежная компенсация железнодорожного проезда – раз в год;
  • бесплатная установка городского телефона и компенсация абонентской платы;
  • бесплатное ортопедическое протезирование;
  • компенсация трат на лекарственные препараты;
  • прием вне очереди в государственных лечебных учреждениях;
  • прием вне очереди в дом престарелых;
  • топливные льготы, то есть возврат половины средств, потраченных на отопление (если нет центрального).

Поскольку, как уже отмечалось, все жертвы сталинского режима в нынешнее время находятся в пенсионном возрасте, помимо особых льгот, для них действуют все преимущества, которые имеют пенсионеры.

Прошу заметить, что это не ежемесячное пособие, как, например, для одиноких матерей. Эта сумма будет выплачена всего один раз», — сказал он.

Список льгот для детей репрессированных родителей в России в 2019 году

Распад СССР произошел более 30 лет назад, поэтому большинство лиц, подвергшихся репрессии являются пенсионерами.

Льготы для репрессированных устанавливаются социальной защитой населения региона, где проживает претендент. Согласно статистическим данным, репрессии во времена И. Сталина ощутили на себе миллионы человек. Сегодня к таким лицам относят людей, к которым были в то время предъявлены неправдивые обвинения и произведен арест. Сейчас все инкриминирования сняты, а репрессированные люди уже пребывают в пенсионном возрасте.

Практически все возможные льготы репрессированным пенсионерам в 2019 году предоставляются из местного бюджета, который наполняют из государственного путем субсидирования.

Льготы детям жертв политических репрессий

Совет Федерации накануне одобрил изменения в закон «О реабилитации жертв политических репрессий». За эти изменения проголосовало 135 сенаторов, против — 1, воздержались — 4.

Это сегодня быть несогласным с властью, иметь на все свое мнение и обсуждать каждый шаг политического лидера в соцсетях модно.

Верховная рада Украины приняла за основу законопроект N5040 «О внесении изменений в закон Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине» (относительно статуса лиц, которые в детстве пострадали от политических репрессий)».

Им насчитывается двойной размер страховой части, полностью оплачивается капремонт жилья. Гражданам на пенсии, проживающим в северных районах страны, компенсируется один раз в 2 года проезд на отдых. Если потомок репрессированных является инвалидом, для него компенсация размера пенсии составит: Кроме того, эти категории пользуются социальными льготами, установленными государством для каждой группы.

Пособия для репрессированных лиц Для людей, противоправно репрессированных во время периодов германской и советской оккупации (с 16 июня 1940 до 20 августа 1991 года), и приравненных к репрессированным предусмотрены в особом порядке пособия, льготы и государственная пенсия. Для получения льгот и пособий для репрессированных сначала ходатайствуйте о выдаче свидетельства репрессированного лица.

Также положены следующие льготы: Оформление льгот жертвам репрессий производится в территориальном отделении органов соцзащиты.

Реабилитированные граждане ежегодно получают путевки в санатории и профилактории для поправки здоровья.
Важно! Льготы жертвам политических репрессий в Москве могут быть несколько более обширными, что связано с самостоятельной политикой, проводимой в некоторых регионах.

Хоть что-то хорошее нашим старикам дают. Действительно это благородно и честно включить годы в тюрьме в страховой стаж, ведь некоторые уж очень много лет пробыли в заключение и, конечно же, не заработали хорошей пенсии на старость. Главное, чтобы все по-честному было, чтобы под эти привилегии не попал действительно преступник и предатель родины.

Советские суды, а также псевдосудебные органы того времени вынесли огромное количество приговоров по подобным делам.

Это означает, что человек имеет право претендовать на льготы и преференции, установленные действующим законодательством.

При наличии подтверждения участия в трудовой деятельности до и после особых периодов, их длительность включается в стаж.
Собственность возвращается детям в порядке очередности. Предоставляется новое жилье взамен отобранного.

Однако правительством государства предусмотрено предпочтение для пенсионеров этой категории. Они имеют право на получение компенсации в денежном эквиваленте. Это фиксируется в 15 статье закона № 1761-1. Для получения нужно обратиться в органы социальной защиты региона, где проживает репрессированное лицо, или по месту репрессий, и предоставить пакет документов:

  • паспорт;
  • справку о реабилитации;
  • подтверждение факта репрессии (получается в госархиве).

Назначение инвалидности, возвращение государственных наград и специальных званий также может существенно расширить или изменить круг льгот и порядок начисления пенсий и денежных выплат.

Какие льготы у репрессированных

В регионах помощь узникам тоталитаризма различна, но не может исключать льготы по федеральному законодательству.

Отправить еще раз. РИА Новости. Детям репрессированных предоставили льготы 22 января , Госдума приняла в среду на пленарном заседании в третьем, окончательном чтении поправки в закон «О реабилитации жертв политических репрессий».

Репрессированные граждане, которые приобретут статус пенсионера в 2019 году, согласно законодательству РФ, получат такие же пенсионные льготы, как и те, кто вышел на пенсию раньше. Период нахождения в ссылках, психиатрических лечебницах и местах лишения свободы по политическим причинам, засчитываются, как страховой стаж.

Первыми к ссылке и расстрелу были приговорены сторонники белого движения, затем список расширился и в него попали все те, кто представлял угрозу для правительства, подозреваемые в шпионаже, государственной измене, саботаже, предательстве и подстрекательству к мятежу. Пик репрессий пришелся на е годы, незадолго до начала Великой Отечественной войны в ссылку были отправлены тысячи кадровых военных.

Какие льготы дают детям репрессированных родителей в России в 2019 году

Теперь давайте рассмотрим какие именно льготы положены репрессированным и реабилитированным гражданам.

Первыми к ссылке и расстрелу деянии, но также близкие и родные – супруг, супруга, дети, родители, внуки. Льготы жертвам политических репрессий в году.

В целом, сенаторы поддержали все предложенные изменения, и теперь закон будет направлен на подпись президенту России.
Принятие документа законодательно закрепляет восстановление репрессированных в гражданских правах и позволяет компенсировать материальный ущерб невинно пострадавшим.

Как передает корреспондент РИА «Новости», при необходимых голосах за закон проголосовало депутатов, 4 — «против», воздержавшихся не было. Лента новостей. Спецпроекты Реклама Продукты и услуги Пресс-центр Ria. Версия Правила использования материалов. Главный редактор: Анисимов А. Адрес электронной почты Редакции: internet-group rian.
Если Вам необходима помощь справочно-правового характера у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают , то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:. К сожалению, на деле все обстоит по-другому.

Также законом определен перечень лиц, которые не могут себя приравнивать к жертвам политических репрессий.

Субъектам РФ предоставлены широкие полномочия по выработке и реализации социальных мероприятий. Часть из них направлена на компенсирование потерь незаконно репрессированным гражданам.

Льготы репрессированным из местного бюджета

Пенсионные преференции Время ограничения свободы передвижения включается в трудовой стаж при назначении пенсии.

В случае смерти реабилитированных лиц возврат имущества, возмещение его стоимости или выплата денежных компенсаций производится их наследникам по закону первой очереди.

Чтобы получить исчерпывающую информацию о положенных именно вам льготах, необходимо обратиться в отдел СОБЕСа по месту вашего проживания и получить либо справку о реабилитации, либо справку о том, что вас признали пострадавшим от полит.репрессий.

Похожие записи:

дети репрессированных имеют право получить жилье там, где жили их родители

Конституционный суд подтвердил это после жалоб трех женщин — детей репрессированных москвичей, которые хотят вернуться в Москву

Мемориал с именами жертв репрессий «Сад памяти» в Бутово. Фото: АГН «Москва»

Конституционный суд РФ встал на сторону жертв политических репрессий в их споре с московскими властями. Судьи признали, что введенные в столице ограничения на предоставление репрессированным бесплатного жилья не соответствуют конституции.

Москвичи, обратившиеся в суд, родились в спецпоселениях или ссылках. Согласно закону, они также считаются репрессированными. В 1991 году за ними закрепили право на получение компенсаций. Но в 2005 году Госдума передала полномочия устанавливать механизм компенсаций регионам. Люди зачастую не могли добиться положенных льгот, рассказывает адвокат трех женщин — дочерей репрессированных и руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан.

Григорий Вайпан руководитель судебной практики Института права и публичной политики

Как пишет «Новая газета» со ссылкой на Московскую комиссию по реабилитации, в 2016 году на учете для получения жилья в Москве состояла 91 иногородняя семья реабилитированных, при этом в 2014-2016 годах жилье получила только одна семья.

Руководитель проекта о жертвах сталинизма «Последний адрес» Николай Иванов общался со многими родственниками репрессированных, когда занимался проектом в Петербурге. Он говорит, что несколько раз были ситуации, когда люди пытаются вернуть не только жилье, но и имущество — картины, старые книги.

— Один раз была проговорена эта проблема о том, что необходимо бы вернуть жилплощадь, которую отобрали вскоре после репрессий. И еще один раз я случайно наткнулся уже в комментариях в Instagram или еще где-то под одной из табличек последнего адреса, которая была с именем бухгалтера Константина Лианудиса, комментарий правнучки его, которая отказалась с нами общаться по поводу репрессий. Я так думаю, что у нее не очень все гладко с осознанием того, что это было, но она задала вопрос: а как бы вернуть мне жилплощадь?

— Можно ли в данном случае говорить о некоем запросе от общества?

— Нет, я думаю, что это еще как будто бы не висит в воздухе. Общаясь с репрессированными, я этого не заметил. Если еще не осуждена законным образом эта самая фигура злодея мирового масштаба, то что уж говорить о том, чтобы волны самые мелкие уже были заглажены и каким-то образом память и справедливость были восстановлены. Но я горячо приветствую любой разворот государства в сторону того, чтобы каким-то образом восстановить утраченное имущество родственникам репрессированных.

Решение КС активно поддерживал депутат Госдумы, писатель Сергей Шаргунов. Он обещает в ближайшее время принять законодательные акты, чтобы помочь этим людям.

— Понятно, что у нас очень много тех, кто нуждается в таком законном праве. Это, например, большое количество выпускников детских домов, ветераны Великой Отечественной войны. Решение в пользу одной из категорий не должно ущемлять другую группу или умалять ее значение. Но то, что должен торжествовать закон, если люди незаконно пострадали, то они должны получить обратно то, что у них было отнято. Я полагаю, что решение Конституционного суда абсолютно справедливое, и у государства достаточно ресурсов, чтобы всем людям, которым это жилье полагается, его выдать. К сожалению, мы видим постоянную проволочку. Я буду содействовать тому, чтобы закон в отношении репрессированных и их потомков был принят Государственной думой. К сожалению, есть еще одна большая беда — правоприменительная практика, когда суды принимают правильные решения, а люди все равно ничего не получают. А в данном случае мы говорим еще и о пожилых людях.

— Речь не идет именно о возвращении, люди в коммуналках же жили, куда возвращаться?

— Конечно, речь идет об адекватной замене.

— Материальной компенсации?

— Либо жилье. Понятно, что не по тому же месту, где уже другие люди живут.

Юристы отмечают, что ситуация с репрессированными похожа на историю с чернобыльцами. И тем и другим вред причинен государством, в обоих случаях потребовался специальный закон, чтобы как-то компенсировать последствия. Для чернобыльцев государство ввело жилищные сертификаты. Вопрос с репрессированными нужно решить как можно скорее, потому что сейчас это уже достаточно пожилые люди, напоминают юристы.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Эксперты «АГ» проанализировали постановление КС о защите жилищных правах жертв политических репрессий

Одна из экспертов отметила, что КС объективировал “конституционно-правовые отношения” между жертвами политических репрессий и РФ, и обратила внимание, что постановление должно быть реализовано в правоприменительной практике уже сейчас, не дожидаясь новых правовых норм. Другая адвокат заметила, что постановление Суда является важным шагом на пути к совершенствованию жилищного законодательства Москвы.

Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление № 39-П от 10 декабря по делу о проверке конституционности ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий и ряда положений Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 об обеспечении права жителей столицы на получение жилья, об оглашении которого уже писала «АГ».

Обстоятельства дела

Как сообщала ранее «АГ», инициаторами жалоб в КС РФ выступили Евгения Шашева, Алиса Мейсснер и Елизавета Михайлова. Все три женщины проживают в разных регионах страны и являются жертвами политических репрессий. Они родились в высылке или спецпоселении, куда были отправлены их родители в 1930–1940-е гг. Заявительницы хотят получить жилье в Москве, где их родители проживали до репрессий.

Читайте также

Решение о незаконности отказа поставить реабилитированную на жилищный учет не устроило обе стороны спора

Департамент настаивает, что суд должен был учесть требование закона проживать в столице не менее 10 лет для признания нуждающимся в жилых помещениях, а представитель истицы уверен, что решение препятствует своевременному восстановлению ее нарушенных прав

20 Марта 2018

В 2017–2018 гг. женщины обращались с заявлениями о постановке их на жилищный учет в Департамент городского имущества г. Москвы, но получили отказ. Ведомство мотивировало свою позицию тем, что заявительницы не проживали в столице на законных основаниях не менее 10 лет (п. 3 ст. 7 Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29). Они безуспешно оспаривали отказ департамента в различных судебных инстанциях, включая Верховный Суд РФ. Суды поддержали позицию департамента о том, что к жертвам политических репрессий должны применяться общие основания постановки москвичей на жилищный учет, закрепленные в Законе г. Москвы № 29. При этом Елизавете Михайловой в 2017 г. удалось добиться в районном суде удовлетворения ее требований, однако впоследствии апелляция отменила это решение.

Не увенчалась успехом и попытка обжалования отдельных положений Закона г. Москвы № 29 в административном судопроизводстве. Заявительницы настаивали, что оспариваемые положения противоречат ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий как нормативного акта, обладающего большей юридической силой. Тем не менее Мосгорсуд отказался рассматривать иски по существу, апелляция поддержала отказ.

Доводы жалобы в КС

В связи с этим женщины обратились в Конституционный Суд, где их интересы представляет руководитель судебной практики АНО «Институт права и публичной политики» Григорий Вайпан.

Заявительницы привели три основания для признания ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий неконституционной: она требует самостоятельного возвращения реабилитированных на прежнее место жительства; данная норма не позволяет жертвам репрессий получить жилье в приоритетном порядке, хотя до 2005 г. это такое право предоставлялось; она позволяет субъектам РФ дополнительно ограничивать права реабилитированных в постановке на жилищный учет.

Читайте также

Жертвы политических репрессий добиваются в КС получения жилья в столице

В Конституционный Суд  поданы сразу три жалобы на нормы законодательства, ограничивающие право граждан на получение в особом порядке жилья в Москве, где ранее проживали их репрессированные родители

29 Марта 2019

Как отмечалось в жалобах, на практике это означает, что заявительницы должны самостоятельно вернуться в Москву, оформив там постоянную регистрацию, и только потом встать на жилищный учет. Однако, как полагают женщины, они лишились жилья в Москве из-за репрессий и не могут сами переехать в столицу на постоянное проживание, если власти предварительно не обеспечат их жильем.

Кроме того, Елизавета Михайлова дополнительно оспаривала ст. 13 Закона о реабилитации жертв политических репрессий в части понятия «вынужденное переселение», так как ранее КС подчеркивал, что репрессии не только наносят физический вред конкретному лицу, но и влекут тяготы и эмоциональные страдания членов его семьи, вынужденных уехать в место высылки вслед за супругами.

Оспаривая п. 3 ст. 7, п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 8 Закона г. Москвы № 29, заявительницы отметили, что данные положения устанавливают общие требования к тем, кто хочет встать на жилищный учет в столице. Евгения Шашева дополнительно оспаривала п. 5 ст. 7 того же закона в отношении требования быть малоимущим, полагая, что это требование неприменимо к реабилитированным жертвам политрепрессий.

Читайте также

СПЧ поддержал жертв политических репрессий, добивающихся в КС получения жилья в столице

В своем обращении на имя председателя Конституционного Суда Михаил Федотов привел развернутую правовую позицию в поддержку соответствующих жалоб в КС

12 Апреля 2019

Указанные ограничения, по мнению заявительниц, противоречат идее реабилитации жертв политических репрессий, а обязанность восстановить нарушенные государством права не может зависеть от наличия или размера квартир, где они живут сейчас до переезда в Москву – в место проживания их родителей до репрессий.

Жалобы заявительниц в КС получили отклик в юридическом сообществе. Как писала ранее «АГ», 11 апреля Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека опубликовал письмо Михаила Федотова на имя председателя Конституционного Суда Валерия Зорькина в поддержку вышеуказанных жалоб. Также сообщалось, что в поддержку заявительниц высказалось и международное общество «Мемориал», которое совместно со своим одноименным правозащитным центром направило соответствующее обращение на имя председателя КС РФ.

Органы власти разошлись в оценках законодательных норм

Как ранее сообщала «АГ», в ходе судебного разбирательства в Конституционном Суде РФ представители госорганов высказались за конституционность оспариваемой статьи федерального закона, но раскритиковали московское законодательство, препятствующее реализации права заявительниц на предоставление им столичного жилья. В частности, полпред Президента РФ Михаил Кротов отмечал, что власти Москвы вышли за пределы своих полномочий, а жертвы политических репрессий лишены возможности восстановления их нарушенных прав.

В свою очередь, представители московских властей сочли, что удовлетворение изложенных в жалобах требований нарушит права других лиц. Представитель мэра г. Москвы Владимир Ланда также заметил, что заявительницы, по сути, требуют установления отдельного льготного режима, не предусмотренного в отношении ни одной другой социальной группы, даже ветеранов ВОВ.

КС пояснил, почему жилищные права жертв репрессий нуждаются в дополнительной защите

Читайте также

КС решит, нарушает ли федеральное и московское законодательство права жертв политических репрессий

В Суде оспаривается конституционность законоположений, ограничивающих право граждан на получение в особом порядке жилья в Москве, где ранее проживали их репрессированные родители

22 Октября 2019

Конституционный Суд напомнил, что Закон о реабилитации жертв политических репрессий объективировал возникшие в связи с фактом причинения соответствующего вреда конституционно-правовые отношения по поводу его возмещения между гражданами, являющимися жертвами политических репрессий, и РФ как правопреемником СССР (государства, с деятельностью которого связано такое причинение вреда). Это обстоятельство обязывает РФ стремиться к возможно более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала.

Как пояснил КС РФ, вышеуказанный закон от 1991 г. предусматривал, что в случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей имели право на первоочередное получение жилья. Проживавшие же в сельской местности жертвы политических репрессий были вправе рассчитывать на получение беспроцентной ссуды и первоочередное обеспечение строительными материалами для строительства жилья.

При этом предусматривалось, что порядок восстановления прав реабилитированных лиц устанавливался специальными положениями, утверждаемыми российским правительством. Правительственные положения, в свою очередь, конкретизировали круг лиц, имеющих право на первоочередное получение жилья, ссуд или строительных материалов. В их число также входили дети репрессированных родителей, родившиеся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

В 2004 г. широкие полномочия по решению таких вопросов перешли в компетенцию регионов, некоторые из них не закрепили конкретные гарантии и механизмы в целях реализации права детей репрессированных лиц возвращаться в места проживания их родителей. Это обстоятельство породило неопределенность в реализации соответствующего права указанной категорией лиц.

Конституционный Суд подчеркнул, что региональный законодатель не должен вводить процедуры и условия, которые искажают само существо тех или иных конституционных прав и гарантий. Исходя из того что соответствующие правоотношения комплексно реализуются на территории нескольких субъектов РФ, их правовое регулирование не может быть осуществлено только на уровне отдельно взятых регионов, а потому оно может быть предусмотрено только федеральным законом.

«Отсутствие же в федеральном законе специального нормативного обеспечения права реабилитированных лиц и членов их семей возвращаться в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий, порождает неопределенность в отношении возможности реализации этого права указанной категорией лиц – притом что их интерес в обеспечении жилыми помещениями конкурирует с таким же интересом иных категорий граждан, за которыми законодателем по социально значимым основаниям признано право на улучшение жилищных условий и которые обеспечиваются жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда», – отмечено в постановлении Суда.

Конституционный Суд РФ отметил, что применение норм, устанавливающих порядок и условия предоставления жилья отдельным категориям граждан (в частности, в Москве), к детям жертв политических репрессий влечет фактическую невозможность возмещения им вреда в гарантированном государством объеме, в том числе в части осуществления их жилищных прав. В связи с этим он признал неконституционными оспариваемые нормы.

Федеральному и региональным законодателям (в том числе законодательному органу российской столицы) надлежит незамедлительно внести в действующее правовое регулирование соответствующие изменения. До этого лица, относящиеся к указанной категории граждан, включая заявительниц по рассматриваемому делу, принимаются на учет для обеспечения жильем без соблюдения условий, установленных жилищным законодательством для иных категорий граждан. Конституционный Суд также распорядился пересмотреть судебные дела заявительниц по указанному вопросу.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

В комментарии «АГ» ведущий эксперт Института права и публичной политики, доцент РГУП Ольга Кряжкова отметила, что постановление КС РФ – это второй с 1995 г. случай защиты прав жертв политических репрессий в практике данного Суда, на этот раз – жилищных. «Напомню, что существенные изменения в механизм обеспечения реабилитированных лиц жильем внес Закон о монетизации льгот 2004 г. Забота об этом была переложена на субъекты РФ. И где-то дети репрессированных, родившиеся в местах, куда выслали их родителей, получали реальную возможность вернуться обратно, а где-то, как в Москве, нет. Эта проблема неоднократно ставилась перед Конституционным Судом, но тот ограничивался определениями, как правило, краткими, которые никак не влияли на ситуацию. Теперь же подход КС РФ изменился», – пояснил она.

Эксперт выделила несколько важных выводов Суда. «Во-первых, Закон о реабилитации объективировал “конституционно-правовые отношения” между жертвами политических репрессий и РФ как правопреемницей СССР – причинителем “реально не исчисляемого и невосполнимого” вреда. Тем самым четко определена правовая природа правоотношений по возмещению такого вреда как вытекающих непосредственно из ст. 52 и 53 Конституции РФ. Во-вторых, именно федеральный законодатель обязан урегулировать уже признанные жилищные права жертв политических репрессий, причем так, чтобы они реально гарантировались на всей территории России, сейчас ЖК РФ в этом плане совершенно неопределенный. В-третьих, ситуация, при которой в Москве к жертвам советского террора предъявляются общие требования по постановке на жилищный учет, препятствует возмещению им вреда в гарантированном государством объеме, она должна быть изменена законодательным путем. В-четвертых, переселение семьи к репрессированным и высланным родственникам в прошлом “не может рассматриваться как добровольное”. Этот вывод адресован судам, устанавливающим факт вынужденного переселения», – отметила Ольга Кряжкова.

Она также подчеркнула, что постановление КС РФ должно быть реализовано в правоприменительной практике уже сейчас, не дожидаясь новых правовых норм. «Суд установил временный порядок обеспечения людям, утратившим жилье в связи с репрессиями, права на возвращение: они должны приниматься на жилищный учет без соблюдения условий, предусмотренных жилищным законодательством. Временный порядок обязателен как для Москвы, так и для других субъектов РФ, где ситуация аналогична московской. Не подлежит сомнению, что этот порядок касается как заявительниц по делу, так и всех остальных жертв советских репрессий, объективно имеющих право вернуться на прежнее место жительства», – подытожила Ольга Кряжкова.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина согласилась с тем, что жилищное законодательство г. Москвы действительно содержит ряд условий, необходимых для постановки на жилищный учет в столице (среди них – проживание в этом городе не менее 10 лет, признание малоимущими в порядке, установленном законодательством указанного субъекта РФ). «После вступления в силу ЖК РФ в 2005 г., а также Закона г. Москвы от 14 июня 2006 г. № 29 об обеспечении права жителей г. Москвы на жилые помещения постановка на жилищный учет в столице стала очень сложной задачей в силу необходимости соблюдения всех условий и оснований, – пояснила эксперт. – Суды при рассмотрении таких дел в последнее время принимают весьма формальный подход, руководствуясь именно жилищным законодательством г. Москвы».

Анна Минушкина добавила, что установить факт 10-летнего проживания в Москве на основании решения суда крайне проблематично, а при определении членов семьи, желающих встать на жилищный учет, Департамент городского имущества г. Москвы учитывает всех проживающих в квартире лиц, включая супругов и детей. «Данные нормы (касательно 10-летнего срока проживания в г. Москве) были предметом рассмотрения Мосгорсуда, который отказался признать их противоречащими федеральному законодательству», – отметила адвокат.

По ее мнению, постановление КС РФ является важным шагом на пути к совершенствованию жилищного законодательства Москвы. «Представляя интересы граждан в спорах со столичным Департаментом городского имущества относительно предоставления жилья по договору социального найма, хочу отметить, что каждый год и Департамент, и суды изменяют практику в сторону, ухудшающую права граждан. При малейшей возможности ДГИ г. Москвы отказывает в постановке на жилищный учет, а также снимает с жилищного учета, именно поэтому назрела необходимость правовой определенности в данном вопросе», – заключила Анна Минушкина.

Член СПЧ Наталия Евдокимова, выступавшая на заседании КС РФ в пользу заявительниц, сообщила «АГ», что положительно расценивает выводы Суда. По ее мнению, оспариваемое московское законодательство влекло фактическую невозможность реализации реабилитированными лицами своего права на жилье в месте проживания их репрессированных родителей.

Член СПЧ отметила, что в ходе судебного заседания в Конституционном Суде представители московских властей заявили, что их закон соответствует федеральному законодательству и что у них есть льготные категории граждан. «Так и казалось, что перед ними находятся не жертвы политических репрессий, а “члены семей врагов народа”, но ведь речь идет о возмещении государством вреда, причиненного его незаконными действиями указанным лицам, – отметила Наталия Евдокимова. – Таким образом, постановление Суда следует рассматривать как победу заявительниц в этом нелегком деле».

Редакция «АГ» не смогла оперативно получить комментарий Григория Вайпана относительно выводов Суда.

Правовые и социальные аспекты положения жертв политических репрессий советского периода в современной Украине

Реабилитация

До принятия специального Закона о реабилитации жертв политических репрессий 17 апреля 1991 года украинское законодательство полностью соответствовало общему советскому законодательству, и никаких своих внутренних нормативных актов не было.

Закон охватывает временной период с 1917 по апрель 1991 года и распространяется на «лиц, необоснованно осужденных за это время судами Украины или репрессированных на территории республики иными государственными органами в любой форме, включая лишение жизни или свободы, переселение в принудительном порядке, высылку и ссылку за пределы республики, лишение гражданства, принудительное помещение в лечебные учреждения, лишение либо ограничение иных гражданских прав или свобод по мотивам политического, социального, классового, национального и религиозного характера». Это определение политической репрессии, данное в преамбуле Закона, породило на Украине довольно большое количество заявлений от людей, требующих признать их жертвами репрессий на основании преамбулы и статьи 1 Закона, которые суды в основном отклоняли.

В статье 1 перечислены категории лиц, которые автоматически реабилитируются: осужденные судами или репрессированные «двойками», «тройками», особым совещанием, – то есть внесудебными органами и в любом ином внесудебном порядке, за совершение на территории Украины деяний, квалифицируемых как контрреволюционные преступления по уголовному законодательству Украины до вступления в силу Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 25 декабря 1958 года, за исключением лиц, указанных в статье 2 Закона. Также признаются реабилитированными люди, осужденные за: 

«антисоветскую агитацию и пропаганду по статье 7 Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 25 декабря 1958 года и статье 62 Уголовного кодекса Украинской ССР в редакциях до принятия Закона Украины от 28 октября 1989 года «Об утверждении Указа Президиума Верховного Совета Украинской ССР от 14 апреля 1989 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украинской ССР»;

распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, то есть по статье 187-1 Уголовного кодекса Украины;

нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви, посягательство на личность и права граждан под предлогом совершения религиозных обрядов, если совершенные действия не были соединены с причинением вреда здоровью граждан либо половой распущенностью. »

Кроме того, в статье 1 указано, что подлежат реабилитации лица, в отношении которых по политическим мотивам были применены меры медицинского характера.

В статье 1 речь идет о реабилитации граждан Украины, то есть на репрессированных по политическим мотивам иностранцев закон не распространяется. Например, поляки, расстрелянные НКВД в апреле-мае 1940 года в Харькове, реабилитации в соответствии с украинским законом не подлежат. Согласно части третьей статьи 1 ее действие «распространяется на лиц, граждан Украины, которые постоянно проживали в Украине и которые по разным причинам были перемещены за пределы бывшего Советского Союза, необоснованно осуждены военными трибуналами, Верховным Судом Союза ССР либо подвергнуты репрессиям внесудебными органами». Таким образом, Закон о реабилитации действует в отношении граждан Украины, репрессированных за ее пределами или центральными органами.

Следует заметить, что категория «политических мотивов» является оценочной, понятие политических мотивов государства не определяется нормативными актами и фактически отдается на усмотрение суда. Украинская практика в этой сфере сложилась таким образом, что если человека обвиняли по перечисленным выше статьям УК, а потом к нему были применены меры принудительного медицинского характера, то его реабилитировали. А если обвинения не были связаны со статьями, по которым закон предполагает автоматическую реабилитацию, то шансы на реабилитацию у него мизерны, в случае же психиатрических репрессий – практически отсутствуют. То есть фактически суды признавали политическими мотивами только те мотивы, по которым обвиняли в преступлениях по статьям, подлежащим реабилитации.   

Статья 2 Закона указывает на исключения, когда статья 1 не может быть применена:

«Реабилитации не подлежат лица, в отношении которых в материалах уголовных дел имеется совокупность доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения их к ответственности за:

— измену родине, шпионаж, диверсии, вредительство, саботаж, террористические акты;

— преступления против человечества и человечности, карательные акции в отношении мирного населения, убийства, истязания граждан и пособничество в этом оккупантам в период Великой Отечественной войны;

— вооруженные вторжения на территорию Украины, организацию вооруженных формирований, совершавших убийства, разбои, грабежи и другие насилия, и личное участие в совершении этих преступлений.

Не подлежат реабилитации также лица, осужденные за преступления против правосудия, связанные с применением репрессий, даже если они сами впоследствии подверглись репрессиям».

Порядок применения статей 1 и 2 установлен статьей 7 Закона о реабилитации: «Органы прокуратуры во взаимодействии с органами государственной безопасности проводят проверки и составляют соответствующие заключения по всем уголовным делам, указанным в статьях 1 и 2 настоящего Закона, решения по которым не были отменены к моменту его принятия».

Нужно признать, что все, кто был подвергнут политическим репрессиям так, как описано в  статье 1, автоматически реабилитировались. Справки о реабилитации выдавали органы прокуратуры, которые пересматривали подряд все архивно-следственные дела, находящиеся в архиве Службы безопасности Украины, и либо выносили решение о реабилитации, либо отказывали в ней на основании статьи 2 Закона. В этом случае «прокурор направляет дело с заключением:

в отношении осужденных судами – в те же суды, которые выносили последнее судебное решение. Дела, по которым приговоры, определения, постановления были вынесены упраздненными или расформированными судами, а также военными трибуналами в отношении гражданских лиц передаются на рассмотрение тех судов, к подсудности которых эти дела отнесены действующим законодательством. Территориальная подсудность дела определяется по месту вынесения последнего судебного решения;

в отношении подвергшихся наказанию по решению внесудебных органов – в Верховный Суд Украины, областные и Киевский городской суды, военные трибуналы округов, Черноморского флота, на территории которых применялись репрессии».

Вследствие рассмотрения дела суд может принять одно из следующих решений:

«- признать, что лицо обоснованно осуждено или подвергнуто наказанию внесудебным органом и на него не распространяется действие статьи 1 настоящего Закона;

— признать, что лицо необоснованно осуждено или подвергнуто наказанию внесудебным органом и оно подлежит реабилитации согласно статье 1 настоящего Закона.

При рассмотрении дела суд может также внести изменения в ранее вынесенные приговор, определение и постановление судов либо в решение внесудебных органов.»

Кроме того, статья 7 предоставляет Верховному Суду Украины полномочия по пересмотру в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам уголовных дел, рассмотренных Верховными Судами Украины, Союза ССР, военными трибуналами и внесудебными органами, в том числе за пределами территорий бывшего Советского Союза, в отношении лиц, которые на момент применения репрессий были гражданами Украины.

По поводу вышеперечисленных в статье 2 исключений нужно говорить более подробно. Обвинения в диверсиях, вредительстве и саботаже были очень распространены во время искусственного голода 1932–1933 годов в отношении, прежде всего, председателей колхозов, учетчиков, бухгалтеров, которые пытались каким-то образом спасти людей от голода, и шли на самые разные ухищрения – например, оплачивали заработанные трудодни. Люди по-разному сопротивлялись государственной политике, направленной на то, чтоб не выдавать никому хлеб до тех пор, пока не будет выполнен спущенный сверху абсолютно нереальный план по хлебозаготовкам. Многие, осужденные по таким уголовным делам, так и не были реабилитированы. Такой вывод можно сделать на основании материалов уголовного дела, возбужденного в 2009 году Службой безопасности Украины по факту совершения геноцида в 1932–1933 годах (имелся в виду искусственный голод). СБУ с апреля по декабрь 2009 года провела огромную работу с архивными документами и вскрыла весь механизм осуществления искусственного голода. Она составила список руководителей высших партийных и советских органов, ОГПУ и ГПУ УССР и список документов, подписанных ими лично, которые привели к искусственному голоду и обуславливали репрессии против тех, кто пытался сопротивляться этой политике. СБУ составила также списки руководителей и сотрудников местных органов ГПУ УССР, прокуратуры, органов юстиции областного и районного уровней во всех областях Украины – Винницкой, Днепропетровской, Донецкой, Киевской, Молдавской автономной ССР, Одесской, Харьковской, Черниговской, и список документов из созданных фигурантами этих списков уголовных дел против крестьян, сопротивлявшихся в различных формах – сопротивление хлебозаготовкам, помощь другим голодающим, попытки скрыть хлеб и других. В целом эти списки включают 136 организаторов и исполнителей искусственного голода и политических репрессий на всесоюзном, всеукраинском, областном и районном уровнях.

В этом уголовном деле СБУ раскрыла механизм осуществления политики, приведшей к искусственному голоду, указала ее конкретных архитекторов и исполнителей, дойдя от центрального уровня до районного. Рядом с именами людей, пострадавших на основании принятых нормативных актов, указано, реабилитированы они, или нет. Так вот, большинство из них не реабилитировано. 

Далее следует отметить, что приговор по статье «измена Родине» стандартно получали люди, пытавшиеся бежать из СССР, это больше характерно для послесталинского периода. На сайте Харьковской правозащитной группы изложено 115 таких историй, собранных из разных источников. Обычное наказание в таких случаях было – 10 лет лишения свободы. Эти люди большей частью не реабилитированы.

Также в законе идет речь о преступлениях против человечности и карательных акциях в отношении мирного населения в период Великой Отечественной войны (осужденные по статье 58 УК СССР). Если в деле есть доказательства таких действий, то реабилитация невозможна. Это положение применялось в отношении воинов Украинской повстанческой армии, дела их пересматривались индивидуально, и, если находились доказательства их участия в насилии в отношении мирного населения, в реабилитации отказывалось. Во всяком случае, такова норма закона, а практика складывалась по-разному в разных регионах. В 1992 году на семинаре в Киеве для членов комиссии по восстановлению прав реабилитированных, выступал прокурор из Львовской области и рассказывал о результатах реабилитации. Он сказал, что 90% дел воинов УПА по Львовской области пересмотрены, и почти все они реабилитированы. Данных в целом по стране, касающихся воинов УПА, у меня нет, но, поскольку большая часть их проживает именно в Галичине, в западных областях, можно с большой степенью вероятности утверждать, что львиная доля воинов УПА по этому закону реабилитирована. Чем дальше мы движемся на восток и на юг страны, тем ниже этот процент. Когда говорят о необходимости реабилитации бойцов УПА, не очень понятно, о чем идет речь, поскольку на сегодняшний день большая часть их уже реабилитирована.

Статья 3 гласит: «Реабилитировать всех граждан, сосланных и высланных с постоянного места жительства и лишенных имущества по решению органов государственной власти и управления по политическим, социальным, национальным, религиозным и иным мотивам под предлогом борьбы с кулачеством, противниками коллективизации, так называемыми бандпособниками и их семьями.»

На самом деле, понимать эту статью буквально не следует, она вовсе не означает, что раскулаченные автоматически реабилитируются. Справки об их реабилитации выдаются комиссиями по восстановлению прав реабилитированных на основании архивных и иных документов.

Количество реабилитированных в Украине уменьшается в силу естественных причин, и на сегодня в целом по Украине их не более, чем несколько сотен человек.

Жертвы политических репрессий, которые не подпадают под действие закона о реабилитации

Рассмотрим категории репрессированных, которые вообще не упомянуты в законе.

Во-первых, это депортированные по этническому признаку: представители т.н. репрессированных народов, в частности жертвы депортаций из Крыма в период и по окончании Второй мировой войны – крымские татары, греки, болгары и т.д., депортированные поляки, немцы и представители других депортированных этнических групп. К этой же категории относятся жертвы масштабных депортаций украинцев, связанные с украинско-польскими отношениями в конце и после войны, и депортации за пособничество УПА, которые коснулись около двух миллионов человек. На самом деле, это огромный массив репрессированных, и они, казалось бы, должны подпадать под действие статьи 3 Закона, как и жертвы крымских депортаций. Однако пункт 4. Постановления  ВС УССР о введении в действие Закона о реабилитации гласит: «Действие статей 3, 4 и 9 Закона Украинской ССР «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» не распространяется на репрессированные народы, насильственно переселенные (крымские татары, немцы, греки, болгары, поляки, армяне и другие), поскольку вопрос о реабилитации этой категории граждан решен Постановлением Верховного Совета СССР от 7 марта 1991 года «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». Была предпринята попытка принятия отдельного закона о реабилитации крымскотатарского народа, этим занимались сами крымские татары. К сожалению, они не ставили вопрос о реабилитации жертв депортаций по этническому признаку в целом. Но даже и крымские татары не смогли добиться принятия такого закона, хотя многократно вносили соответствующие законопроекты и добились принятия одного из них в первом чтении. Нежелание государства принять такой закон связано с чисто экономическими причинами. Крымских татар в Крыму примерно 260 тысяч, к тому же большое количество людей готово сняться с места и переехать в Крым из Узбекистана, где осталось много потомков депортированных. Они не едут только потому, что не имеют экономической возможности переехать и поселиться. Та помощь, которая была, ныне фактически прекратилась. Закон о реабилитации депортированных должен быть принят не относительно представителей одной этнической группы, а относительно жертв депортации всех этнических групп, а также депортаций по иным признакам. Однако для реализации такого закона нужны огромные средства, которые наше государство просто не способно изыскать.

Во-вторых, это жертвы депортаций по политическим или социальным признакам, люди, репрессированные за неуплату непомерных налогов и подвергшиеся за это ссылке, высылке, лишению гражданства. Это значительная группа людей, если учитывать членов семей репрессированных.

В-третьих, Закон о реабилитации никоим образом не касается детей репрессированных. Многократно говорилось о дискриминации: люди, живущие в России и Украине, подвергавшиеся фактически одинаковым репрессиям, находятся в неравном положении. В России после известного решения Конституционного суда был изменен закон и введен статус потерпевшего от политических репрессий, а после дети репрессированных сами были признаны репрессированными и были реабилитированы. В Украине же ничего подобного нет. Мы часто сталкивались с ситуацией, когда пожилые люди, переехавшие к своим детям из России (где они имели статус реабилитированных и льготы) в Украину, теряли все права. Это прямая дискриминация. Было много попыток принудить парламент принять такие законы, всего больше десятка законопроектов, и один из них в 2010 году даже прошел первое чтение. Но на этом всё и застопорилось. Закон о реабилитации жертв политических репрессий на Украине с 1991 года претерпел чисто косметические изменения, по существу он не изменялся ни разу. Дети репрессированных, а также их вдовы или вдовцы, совсем не охватываются законом.

К этой же категории репрессированных, которые должны быть реабилитированы, относятся дети, которые содержались в спецприемниках и распределителях НКВД, детских домах, а также были вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, на спецпоселении или высланы, а также родились в этих местах до освобождения родителей.

Нужно сказать, что в отдельных городах Украины были приняты решения, что за счет местных бюджетов такие люди получают те же льготы, что и реабилитированные. В частности, в Харькове еще в 1990 году, впервые в СССР, нам удалось провести решение о льготах, оно касалось вдов и, в исключительных случаях, детей репрессированных. Если ребенок вследствие репрессий остался без опеки родителей, мы всегда давали эти льготы, независимо от его нынешнего материального положения. Если ребенок содержался в спецприемнике НКВД, мы тоже льготы давали автоматически, так как это был тот же лагерь, и это те же жертвы политических репрессий, которые должны были бы подпадать под действие закона. Кроме того, в отношении каждого сына или дочки репрессированных производилось обследование материальных условий, и результат был дополнительным основанием для предоставления льгот из местного бюджета или отказа в них. В 2006 году нам удалось добиться решения об отмене этих «исключительных случаев», в Харькове льготы получают абсолютно все дети репрессированных. На сегодняшний день их примерно 300 человек, а население Харькова составляет 1,4 млн. человек, и мы по этому примеру можем судить о проценте представителей этой категории жертв репрессий.

Такие же решения были приняты еще в нескольких городах Украины, но отнюдь не всюду. Следует сказать о большой степени социальной защиты жертв политических репрессий, независимо от того, были они реабилитированы, или нет, в трех западных областях Украины: Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской. Там бывшие бойцы УПА получают из местного бюджета пособия, построен специальный санаторий для их лечения и т. д. 

Четвертая категория – значительная часть верующих протестантских церквей, которые были осуждены по статье 72 Уголовного кодекса за отказ от службы в армии по религиозным мотивам (санкция до 3 лет лишения свободы). Это баптисты, пятидесятники, иеговисты, адвентисты седьмого дня и прочие – на Украине представлено 18 протестантских церквей. В советский период, когда не было закона об альтернативной службе (он принят в декабре 1991 года), за отказ от службы в армии верующие до 28 лет успевали посидеть дважды, по два-три года. На мой взгляд, это типичные узники совести, которые должны были быть реабилитированы в обязательном порядке, и то, что они не включаются в закон, ненормально. Российским законом они тоже не охватываются, и на бывшей территории СССР ни один закон о реабилитации эту категорию не охватывает. По-видимому, это связано в том числе и с тем, что сами репрессированные не добиваются реабилитации. Мои попытки помогать осужденным по этой статье не увенчались успехом – они благодарили за предложение помочь, но считали, что всё в руках Божьих. До сих пор такое отношение к этому вопросу превалирует. На самом деле, списка осужденных по статье 72 не существует, его никто не составил. Хотя многие из пострадавших считают, что это должно быть сделано. Я говорил с пастором одной из баптистских церквей Харькова Михаилом Дубовиком, и он был согласен, что нужно составить такой список – но не составил.

Пятая категория – немалая группа людей, подвергшихся психиатрическим репрессиям, в частности, авторы антисоветских анонимных листовок. По данным Президентского архива, опубликованным в 1992 году, КГБ в течение года «отлавливал» примерно сто авторов таких листовок, и только 7% из них шли под суд, остальные отправлялись в психушку. Таким образом, только из этой группы репрессированных ежегодно примерно 90 человек попадало в психушку – где они и что с ними стало, нам неизвестно.

Шестая категория – люди, которые были осуждены по сфальсифицированным уголовным делам (что особенно характерно для Украины, по-видимому, с нее началось апробирование этих технологий) по разным статьям – от хулиганства до самых гнусных: изнасилование, мужеложство и пр. Мало кто из них был реабилитирован. Известные мне политзаключенные, которые имели по три судимости, одна из которых уголовная, не хотели этим заниматься и никуда не обращались за реабилитацией. Так, остались не реабилитированными Вячеслав Чорновил, Мыкола Горбаль, Васыль Овсиенко, Мыкола Плахотнюк и многие другие украинские политзаключенные. Некоторые вообще стыдятся и скрывают факт такой судимости, и даже запретили доступ к своим архивно-следственным делам.

Седьмая категория жертв политических репрессий – люди, которые по политическому, социальному, классовому или этническому признаку были ограничены в праве проживания в некоторых городах и регионах СССР, направлялись в «трудовые армии», были лишены гражданских прав, их называли «лишенцами». К этой же категории относятся и так называемые «тунеядцы».

Восьмая категория – лица, вернувшиеся в СССР по репатриации после окончания Второй мировой войны и содержавшиеся в проверочно-фильтрационных лагерях (пунктах).

Мы указали большие группы людей, которые пострадали от политических репрессий, но не охватываются законом о реабилитации. В апреле-июне 2014 года был подготовлен законопроект о реабилитации жертв политических репрессий советского периода, который охватывает все перечисленные группы. Однако перспектива его принятия неясна, поскольку его реализация предполагает значительные бюджетные ассигнования, которые в сегодняшних условиях представляются нереальными. Количество людей, которые подпадут под действие этого закона, если он будет принят, по разным оценкам колеблется от нескольких сотен тысяч человек до нескольких миллионов.

Социальные последствия реабилитации для бывших жертв политических репрессий

Выплата компенсаций реабилитированным, возврат им изъятого имущества или компенсация его стоимости регулируется законом о реабилитации и Положением, утвержденным Постановлением правительства.

Компенсация за лишение свободы выплачивается только тем, кто отбывал наказание в виде лишения свободы или принудительного помещения в лечебные учреждения по приговору суда и был реабилитирован в соответствии со статьей 1 Закона. Компенсация выплачивается из местных бюджетов в размере одной минимальной заработной платы (что в два раза меньше, чем до распада СССР), установленной на время рассмотрения заявления, за каждый месяц лишения свободы, но не более 75 минимальных заработных плат. Та же категория реабилитированных получает льготы согласно статье 6 Закона. Те, кто реабилитирован согласно статье 3 Закона за лишение свободы в виде ссылки, спецпоселения и спецучета компенсацию не получают.

Те, кто был репрессирован на территории Украины, признан реабилитированным по статье 1 Закона, но проживают в других странах, обращаются с заявлениями о компенсации в дипломатические представительства и консульские учреждения Украины, а если их нет – то в областные советы по месту репрессии.

Объем льгот для реабилитированных в соответствии со статьей 1 Закона примерно соответствует льготам для участников Великой Отечественной войны («получение льготных путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха; при наличии медицинских показаний для обеспечения автомобилем и отсутствии противопоказаний к управлению им – обеспечение автомобилем бесплатное, при наличии медицинских показаний для обеспечения автомобилем и противопоказаний к управлению им – обеспечение автомобилем с правом передачи управления автомобилем члену семьи на льготных условиях; бесплатный проезд всеми видами городского пассажирского транспорта (кроме такси) и на автомобильном транспорте общего пользования (за исключением такси) в сельской местности в пределах административного района; снижение оплаты жилой площади и коммунальных услуг на 50 процентов в пределах норм, предусмотренных действующим законодательством; внеочередное оказание медицинской помощи и 50-процентную скидку стоимости лекарств по рецепту; преимущественное право на вступление в садоводческие товарищества, первоочередное право на вступление в жилищно-строительные кооперативы; первоочередную установку телефона; право на бесплатную правовую помощь по вопросам, связанным с реабилитацией»). Участники Великой Отечественной войны имеют дополнительно льготу по снижению на 50% оплаты за телефон[1]. Оформление и возмещение льгот возложено на местные советы, и их реализация существенно зависит от того, кто возглавляет советы, как на местах относятся к реабилитированным. Когда в Харькове изменился состав местных органов власти, нам приходилось отстаивать права стариков, добиваться, чтоб из местного бюджета выделяли деньги для реализации льгот.

Согласно статье 5 Закона о реабилитации «Изъятые строения и иное имущество по возможности (если дом не занят, а имущество сохранилось) возвращаются реабилитированному или его наследникам в натуре. При отсутствии такой возможности заявителю возмещается стоимость строений и имущества… Порядок выплаты компенсации, возврата имущества или возмещения его стоимости реабилитированным регулируется Положением, утверждаемым Кабинетом Министров Украины». Решение вопросов, связанных с установлением факта раскулачивания, административного выселения, с возмещением материального ущерба, восстановлением трудовых, жилищных, пенсионных и иных прав граждан возлагается на штатные комиссии по вопросам восстановления прав реабилитированных при местных Советах народных депутатов. В приложении приведено Постановление Кабинета министров Украины №112 от 18 февраля 1993 года с последующими изменениями, которым вводятся Положение о порядке выплаты компенсаций, возврата имущества или возмещения его стоимости реабилитированным гражданам и Положение о комиссиях Советов народных депутатов по вопросам восстановления прав реабилитированных.

На практике эта формулировка – «если дом не занят» – практически исключает передачу домов, потому что они, если сохранились, то, как правило, заняты. Тем не менее, в случаях, когда дома заняты не просто живущими в них людьми, а какими-то учреждениями, местные органы власти имеют возможность перевести учреждения в другие помещения и отдать дом хозяину. Такие случаи были, в Харькове их зафиксировано несколько, вернули как-то дом в 500 квадратных метров. Это всегда длительный судебный процесс, фактически имущественный спор между человеком и государством в лице органа местного самоуправления.

Если имущество не сохранилось, его стоимость компенсируется теми предприятиями и организациями, которые первыми получили это имущество, или их правопреемниками. В иных случаях возмещение стоимости имущества производится за счет средств местного бюджета. Независимо от определенной стоимости изъятых зданий и имущества общая сумма компенсации не должна превышать 65 минимальных заработных плат. В случае, если возвратить имущество или возместить его стоимость в порядке, предусмотренном пунктами 12 и 15 настоящего Положения, невозможно, реабилитированным на семью выплачивается денежная компенсация в размере до 15 минимальных заработных плат. Эти суммы (65 и 15 минимальных заработных плат) являются настолько мизерными, что многие реабилитированные отказывались от получения компенсации за изъятое имущество, считая это унизительным для себя.

Согласно статье 77 Закона Украины «О пенсионном обеспечении» всем реабилитированным пенсия увеличивается на 50%, а членам их семей, кто был принудительно переселен – на 25% от минимальной пенсии по возрасту. Практика сложилась таким образом, что решение о надбавке принималось комиссиями при местных советах, которые обычно доброжелательно относились к реабилитированным и членам их семей и назначали надбавку тем, чью семью выгнали из занимаемого жилья после репрессии. Однако, на самом деле, это были совершенно унизительные суммы, поскольку до 2008 года расчет проводился, исходя из суммы минимального необлагаемого налогом минумума доходов граждан – 19.91 гривен, и размер надбавки к пенсиям составлял около 10 гривен, а члены семей получали вообще около 5 гривен. С 1 сентября 2008 года эти надбавки были увеличены соответственно до 54,4 гривны и 43,5 гривны. Но и эти суммы мизерны[2].

Общественный статус жертв. Сохранение памяти

Вопросам изучения истории политических репрессий на Украине и сохранения памяти уделяется серьезное внимание со стороны государства. Еще в 1992 году по инициативе СБУ, Академии наук Украины и общественных организаций были созданы редакционно-издательские группы во всех 27 регионах Украины (Автономная республика Крым, 24 области, города Киев и Севастополь) для подготовки и издания тематической серии «Реабилитированные историей» в каждом регионе (см. в приложении Постановление правительства №530 от 11 сентября 1992 года с последующими изменениями). Эти группы работают в составе областных государственных администраций, финансируются из местного бюджета. Они уже частично подготовили и издали региональные книги «Реабилитированные историей» (иногда многотомные) во многих регионах страны и создают банк данных жертв политических репрессий. Например, в Харькове  планируется издать 6 книг в 8 частях. На сегодняшний день издана первая книга в двух частях, которая охватывает период с 1917 года до середины 1934 года. В 2014 году планируется издать следующие две книги по периоду  с середины 1937 года до конца 1938 года. Эта работа координируется Институтом истории НАН Украины и архивом Службы безопасности Украины. С 1993 года дважды в год издается научный журнал «Из архивов ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ».

Историческая память о политических репрессиях воплощена в многочисленных мемориалах памяти, памятниках, памятных досках, многочисленных публикациях, выставках, отмечаемых на государственном уровне дней памяти. В 2005 году был создан специальный государственный орган – Институт национальной памяти, который является основным проводником государственной политики памяти. Эти вопросы отражались в нескольких президентских указах, от Кравчука до Януковича. В 1998 году президентом Леонидом Кучмой был введен «День памяти жертв голодомора», отмечаемый в последнюю субботу ноября. Позже президент Виктор Ющенко расширил название, ввел «День памяти жертв голодоморов и политических репрессий». В 2007 году этот памятный день «разделили» на День памяти жертв голодоморов и День памяти жертв политических репрессий (третье воскресенье мая). В торжественных церемониях в этот день участвуют и представители власти, и простые люди, обычно в память о жертвах проводят молебны и зажигается множество свечей.

При этом приоритетное значение уделяется многочисленным жертвам искусственного голода. 1932–1933 годов. Перед 75-летием Голодомора было дано указание областным государственным администрациям в каждой области установить памятник жертвам голодомора и политических репрессий, создать Книгу памяти. И это указание было в основном выполнено. Мемориалов построили немало. Кроме того, и раньше были мемориалы в местах массовых захоронений погибших во время террора, но они поставлены не везде – хотя практически все известные места отмечены какими-то памятными знаками. Не все места массовых захоронений известны, в конце 80-х – начале 90-х гг. их открывали довольно легко, а потом перестали, и сейчас этого делать упорно не хотят. До сих пор идет спор, существует ли захоронение поляков в Быковне (польские офицеры и гражданские лица, расстрелянные в апреле-мае 1940 года). Это пока не определено, необходимые процедуры не были проведены.

Еще нужно сказать, что был указ президента Ющенко о переименовании улиц, названных в честь советских политических деятелей, имевших отношение к репрессиям, и о снятии памятников им. На основании этого указа часть улиц и площадей были переименованы (но далеко не все), демонтированы многие памятники Ленину и другим партийным деятелям (Свердлову, Дзержинскому). В последние годы это происходило в тех городах, где власть контролируется оппозицией, словно в пику центральной власти: Борисполь, Бровары и другие. В Харькове, наоборот, местные власти не выполнили указ президента, и сессия горсовета не выделила участок земли для установки памятника погибшим от искусственного голода, сказав, буквально, что голодомор был на территории области, пусть там и ставят памятник. В итоге памятник поставили за окружной дорогой, недалеко от границы города, но все-таки и не в городской черте. Весной 2014 года памятники Ленину были демонтированы во многих городах Украины, это явление получило название «ленинопад».

Следует сказать, что довольно регулярно выходят указы президента и постановления правительства о мерах по поддержке реабилитированных и сохранению исторической памяти, которые, по сути, во многом повторяют законодательство, но радует именно то, что они являются обязательными для исполнения местными органами власти. Последнее из таких постановлений правительства было в декабре 2012 года, и в нем фактически повторены нормы закона, касающиеся льгот, но есть и дополнительные задачи, например, провести мониторинг исполнения акта законодательства по вопросам социальной защиты бывших политзаключенных, репрессированных и членов их семей; провести обследование материальных условий представителей названных категорий, по результатам которого обеспечить их в установленном порядке материальной помощью; обеспечить предоставление социальных услуг одиноким гражданам. Есть и такие пункты:

содействовать освещению в государственных СМИ причин и следствий политических репрессий в Украине, проблем жизнеобеспечения бывших политзаключенных, репрессированных и членов их семей;

обеспечить объективное освещение в программах учебных заведений причин и следствий политических репрессий в Украине, начиная с 1917 года, и вплоть до 1990-х годов; содействовать изданию исторической литературы о событиях, связанных с политическими репрессиями;

обеспечивать проведение книжных выставок; принять меры для публикации рассекреченных архивных документов о репрессиях. 

Следует отметить, что в последние десять лет в Украине изменилась ситуация с доступом к архивной информации о политических репрессиях. В архиве СБУ процесс регулярного рассекречивания начался в 2009 году после соответствующего указа президента В. Ющенко (см. приложение). Сначала дела пересматривались медленно, в индивидуальном порядке, и за первый год было пересмотрено всего 2–3% от общего количества архивно-следственных дел и других документов о политических репрессиях. Потом их стали пересматривать целыми категориями, процесс ускорился, и к концу 2011 года был пересмотрен весь архив документов советского периода о политических репрессиях с грифом «секретно» и «совершенно секретно». Практика отказа в доступе к советским документам с этими грифами была незаконной, поскольку документ, на основании которого они были засекречены, а именно известная инструкция № 0126, сам был секретным, что противоречит Конституции Украины. Эти документы, в основном, были рассекречены, в СБУ называлась цифра 95% от общего количества, а остальные 5% получили гриф секретности в соответствии уже с украинским законом о государственной тайне. Более того, в архиве МВД произошло то же самое, а архив МВД – это более миллиона дел раскулаченных и депортированных, на которых тоже стояли советские грифы секретности, хотя прошло 75 лет (по украинскому закону об архивных учреждениях – максимальный срок ограничения доступа). Пересмотрели, открыли, и сегодня доступ к этим документам не ограничивается грифами секретности. В архиве МВД другие проблемы – всего шесть сотрудников, очень маленький зал, и фактически работать с документами невозможно, поэтому посетителей почти не принимают. Но архивные справки стали выдавать.

Нельзя сказать, что всё это коренным образом изменило практику доступа к архивным делам на Украине, поскольку действует такое же правило, как и в России – информация о гражданине является конфиденциальной, и доступ к ней может быть дан только с разрешения самого лица или его потомков, которых зачастую просто невозможно найти. Ограничение доступа по мотивам секретности сменилось ограничением по мотивам конфиденциальности. Архивно-следственные дела реабилитированных переданы из архива СБУ в областные архивы, а дела тех, кто не реабилитирован, остались в архиве СБУ. Этих дел довольно много (по разным данным, их почти столько же, сколько и дел реабилитированных), и доступ к ним по-прежнему закрыт, хотя никаких законных оснований для ограничения доступа к этим делам нет. 

Практика доступа к архивно-следственным делам реабилитированных складывается по-разному и очень сильно зависит от тех, кто работает в архиве, и тех, кто пытается получить доступ к документам. Для того чтобы получить доступ к делу, нужно подтверждать родство или иметь разрешение на доступ, данное исследователю реабилитированным или его наследниками. Но тут действуют разные факторы (давнее знакомство исследователя с архивистами, сотрудничество, отношение архивистов к исследователю, его репутация и т. д.). На практике некоторые авторитетные исследователи (например, профессор Юрий Шаповал) получают доступ к любым документам, особенно, если они работают по совместным программам архива СБУ и НАН Украины. При этом запрещается копировать документы процессуального характера. Этот запрет сформулирован следующим образом: «Реабилитированные или с их согласия, либо в случае их смерти близкие родственники имеют право знакомиться с материалами закрытых производством уголовных и административных дел и получать копии документов непроцессуального характера. Знакомиться с такими делами они могут только в случае, если в них отсутствуют данные, которые могут отрицательно повлиять на достоинство, законные права и интересы граждан – как самих потерпевших, их родных, так и других граждан. Реабилитированные лица и их наследники имеют право на получение рукописей, фотографий, других личных вещей, сохранившихся в делах. Государственные органы обязаны сообщить родным реабилитированного о месте его гибели (смерти) при наличии таких данных» (п.15 Постановления Верховного Совета Украины от 24 декабря 1993 года «О толковании Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине»»). В то же время документы процессуального характера из архивно-следственных дел постоянно публикуются.

На Украине действуют государственные и общественные музеи, которые специализируются на теме политических репрессий, наибольшее количество их сосредоточено в западных областях страны. Работают общественные организации жертв политических репрессий. Самой известной такой организацией является Всеукраинское товарищество политзаключенных и репрессированных. Оно большое, разветвленное, отделения есть в каждом областном центре и во многих провинциальных городах. Всё зависит от того, сколько бывших репрессированных в данном населенном пункте, насколько они активны. Там, где их много, и они активны, они влияют на местные власти, занимаются издательской деятельностью и т. д. С 2001 года эта организация время от времени получала бюджетное финансирование. В целом это товарищество сегодня, к сожалению, сходит на нет в силу естественных причин. Кроме того, есть местные отделения «Мемориала», также есть Украинское добровольное культурно-просветительское благотворительное товарищество «Мемориал» имени Василя Стуса. Но нужно сказать, что эти организации делают немного. Более активен Киевский городской «Мемориал» имени Василя Стуса в Киеве, которым руководит Роман Круцик, дважды бывший депутатом парламента. Именно они создали Музей советской оккупации в Киеве по образцу таких музеев в Латвии, Эстонии и Грузии, но украинский музей создан непрофессиональными историками, что сказывается на качестве его экспозиции.

Работает также небольшое количество исследовательских центров по истории политических репрессий. «Общественный комитет по чествованию памяти жертв Голодомора» создан в 2010 году, объединяет многих известных историков и общественных деятелей. Комитет поддерживает сайт http://holodomor33.org.ua/ Есть и другие общественные организации, объединяющие исследователей искусственного голода 1932-1933 гг. Известны также Центр исследования освободительного движения (Львов), поддерживающий сайт http://cdvr.org.ua, Харьковская правозащитная группа, одна из программ которой – исследование истории диссидентского движения в СССР и Украине (сайт http://archive.khpg.org), Музей шестидесятников и другие организации.

Январь-февраль 2014 года, текст обновлен весной 2014 года

 

[1] Участники боевых действий имеют 75% скидки там, где для участников войны предусмотрена 50%, а инвалиды Отечественной войны полностью освобождаются от выплат.

[2] Ср.: в 1996 году за 1 доллар США давали около 2 гривен, а к концу 2008 года 1 доллар стоил уже 8 гривен, сейчас – 12 гривен.

Репрессированных вновь поразили в правах – Газета Коммерсантъ № 86 (6566) от 22.05.2019

В Конституционный суд подана жалоба на закон «О реабилитации жертв политических репрессий» — правозащитники считают, что он ограничивает права бывших политзеков и их детей. В 1990-х годах государство обещало компенсировать гражданам жилье, отнятое в период «Большого террора». Но этого так и не произошло: власти регионов установили законодательные ограничения, из-за которых жертвы советских репрессий до сих пор не могут получить квартиры. Жалобу поддержал Совет по правам человека при президенте РФ. “Ъ” рассказывает историю одной из заявительниц иска в КС, 69-летней Евгении Шашевой, которая родилась в спецпоселении для заключенных в Республике Коми. Ее отца в 1937 году арестовали в Москве, и теперь женщина просит Конституционный суд помочь ей вернуться домой.

— Когда я маленькая была, мы с отцом часто в лес ходили гулять. И он всегда предупреждал: «Тут много холмиков, но ты не прыгай по ним, не надо. Это могилки, там люди лежат». С пяти лет я это запомнила — и на всю жизнь.

Сейчас Евгении Борисовне Шашевой 69 лет. Мы беседуем в приятном кафе на окраине Москвы: хорошие интерьеры, спокойная музыка, официантки улыбаются и подходят уточнить, понравился ли кофе. Кофе отличный. Но весь этот светлый и теплый мир рассыпается в одну секунду, когда аккуратная, похожая на птичку пожилая женщина представляется в диктофон:

— Я родилась в 1950 году в Республике Коми на Асфальтитовом руднике. Это был лагерь ГУЛАГа, потом спецпоселение для ссыльных. Мой отец там 18 лет отсидел, а я в этой ссылке всю жизнь прожила.

Слишком сильный контраст между светлым московским кафе и этими словами; после неловкой паузы прошу рассказать об отце.

Глава первая. Отец

— Мой папа, Борис Николаевич Чебоксаров, родился в 1911 году в Швейцарии.

Наверное, у меня очень удивленное лицо, потому что Евгения Борисовна сразу поясняет: «Мы знаем семейную историю с 1718 года. Предки наши жили в Симбирске, были купцами, довольно зажиточными. Даже паровая мельница у семьи была, одна из первых в стране. И до революции они могли позволить себе съездить в Швейцарию, вот отец и родился в Лозанне. Представляете советского человека с такой записью о рождении в паспорте?»

Представляю, понимающе киваю я и уже хочу рассказать смешную историю про коллегу, которого угораздило родиться в Новой Зеландии и как над ним из-за этого постоянно подшучивают гаишники. Слава богу, не успеваю — Евгения Борисовна продолжает, выделяя голосом нужное слово:

— Потом эта запись ему там очень сильно помешала.

Из Симбирска семья отправляется на Дальний Восток, а к 1925 году Чебоксаровы переезжают в Москву, живут в Козицком переулке. Отец семейства, Николай Николаевич, устраивается в один из отделов Главного управления консервной промышленности, Борис заканчивает московскую школу, учится в МГУ на биологическом факультете, работает биохимиком. Его старший брат Николай, востоковед и полиглот, дома бывает редко, не вылезает из далеких этнографических экспедиций. Именно это его спасет в 1937 году.

— В тот печальный год дядя опять был где-то на краю света, а дедушку и папу арестовали. Обвинили, что они японские шпионы.

Отцу дали восемь лет лагерей и десять лет ссылки. Срок он отбывал в Ухтаижмлаге, в Республике Коми. Там же, на спецпоселении, встретил мою маму. А дедушка так и сгинул — мы всю жизнь не знали, что с ним стало.

Только в начале двухтысячных через Центральный архив выяснили, что его почти сразу расстреляли. Он на Бутовском полигоне похоронен.

До этого момента Евгения Борисовна говорила спокойно, даже немного отстраненно. А теперь волнуется, прерывается, всхлипывает — но продолжает рассказывать:

— Когда мы с сыном Владом приехали в архив, пустили меня одну, как прямую родственницу. Я прочитала дело отца, дело деда… Вы не представляете, как это было жутко. Я вышла и сказала Владу: «Уведи меня отсюда. Не хочу здесь находиться». Жутко, просто жутко…

Дочь репрессированного Евгения Борисовна Шашева с сыном Владиславом возле дома, где жили ее родители

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Понимаете, оказалось, что они свидетельствовали друг против друга. Николай Николаевич дал показания на собственного сына. А тот — на него.

Там их пытали. Вот главное, что я поняла, побывав в архиве. Ведь никто добровольно не даст такие показания на самого родного человека. Это абсолютно невозможно. Значит, их пытали, выбивали нужные признания. И отец всю жизнь прожил с таким грузом на сердце — а я и не знала. Простите, мне сейчас надо немного помолчать, успокоиться.

Владислав, мощный, широкоплечий бородач, осторожно берет ее за руку. Пока Евгения Борисовна приходит в себя, Владислав рассказывает про ее маму.

Глава вторая. Мать

— Она была со Ставрополья. Галина Георгиевна Третьякова, родилась уже после революции, в 1919 году. Вспоминала, что была большая семья — сестра, два брата старших. Но в войну все погибли,— говорит Владислав.— И тут вот какая история: бабушка столько всего пережила, что психика не справилась, и у нее развилась амнезия. Спустя годы ей было сложно связать собственное прошлое в одну историю. Слишком много провалов в памяти. Вспоминала каких-то летчиков, которые отравились тормозной жидкостью — где она их видела? Рассказывала про танкиста обгоревшего — помнит только, что «совсем был молоденький парнишка». А однажды увидела, как мы, пацаны, возимся с пневматикой, в мишень стреляем. Забрала пистолет, руку вытянула — все пять пуль в яблочко. И начала объяснять, как надо правильно стоять, как целиться. «Бабушка, а ты откуда это все знаешь?» — «Партизаны учили». А что это были за партизаны, сама не помнит.

Одно известно точно: три года Галина Георгиевна провела в немецких трудовых лагерях. «Она рассказывала, как их вели колоннами по Польше,— говорит Евгения Борисовна.— Поляки стояли, смотрели на голодных людей и бросали хлеб рядом, на обочину. Нарочно так делали: не дай бог кто не выдержит, попробует отойти, подобрать — немцы сразу стреляли. До конца жизни она про Польшу и слышать не желала».

— Да, я помню, что у бабушки всегда был мешочек с хлебными крошками,— кивает Владислав.— Со стола их соберет — и в мешок, в мешок. Она даже горелую спичку не выкидывала — обязательно убирала к себе, «потому что в холод и горелая спичка согреет». Я маленький спрашивал: «Бабушка, зачем ты так делаешь? Еда же есть, много еды». А она отвечала: «Ты никогда не знаешь, что случится завтра». Вот что с человеком сделали.

Когда советские войска выбили нацистов из Польши, заключенные лагерей проходили фильтрацию. «Про маму написали, что она якобы работала в немецкой комендатуре. До сих пор не знаем, почему так решили,— говорит Евгения Борисовна.— И ее из немецких лагерей отправили в лагеря советские — в Республику Коми, на спецпоселение. Там, в Асфальтитовом руднике, они с отцом и познакомились. А потом я родилась».

Глава третья. Рудник

В 2009 году в Коми к 80-летию местной нефтяной промышленности несколько ухтинских компаний проспонсировали издание красочного альбома «Большая нефть Тимано-Печоры». В нем подробно рассказывается, каким способом в 1929 году правительство решило разрабатывать нефтяные месторождения. «Советская страна остро нуждалась в расширении производства нефти, каменного угля, радия и других полезных ископаемых для создания современной промышленной базы,— говорится в книге.— Для промышленного освоения Ухтинского района необходимо было, помимо капиталовложений, решение транспортных проблем и обеспечение региона трудовыми ресурсами. Две последние проблемы советское правительство решило возложить на лагеря ОГПУ». В июле 1929 года ОГПУ снарядило Ухтинскую экспедицию из 139 заключенных, «среди которых было 68 инженеров и техников». Встали лагерем на речке Чибью; уже на второй день заключенным установили двенадцатичасовые рабочие смены. «С прибытия экспедиции на реку Ухту начался принципиально новый период целенаправленного государственного регулирования промышленного освоения и развития региона»,— пишут авторы.

Труд заключенных использовался также для добычи стратегически важного асфальтита. Этот битумный материал использовался в промышленности и строительстве, а главное, при производстве боеприпасов. Его закупали в США, и когда в Коми нашли отечественное месторождение, ОГПУ спешно принялось за его разработку. «Из многочисленных этапов отбирали инженерно-технических работников и рабочих, до ареста имевших производственный опыт в химической и горнорудной промышленности, шахтеров, горнопроходчиков, электриков, плотников, механиков и т. д.,— говорится в книге «Историко-культурный атлас Ухты». — Разными этапами конвоировали в ОЛП №5 людей трагических судеб. Но все они встретились на Асфальтитовом руднике».

Возле рудника был создан отдельный лагерь на 500 заключенных, которые пробивали 25-метровые шахты и добывали асфальтит.

«Труд был каторжный, заключенные умирали часто. Их тела без гробов вывозили на телегах на левую сторону тракта»,— пишут авторы «Атласа».

Там же упоминается отец Евгении Борисовны: «Б. Н. Чебоксаров был специалистом высокого уровня, энциклопедически образованный, с пытливым умом ученого, изобретатель и рационализатор. Он не мог работать без технических усовершенствований производства. Свидетельство тому многочисленные удостоверения на рационализаторские предложения, технические разработки, авторские свидетельства на изобретения».

— Там были очень интеллигентные люди осуждены, образованные, интересные,— вспоминает Евгения Борисовна.— Маленький совсем был поселок, но они — бывшие и действующие заключенные — умудрялись в клубе ставить Шекспира, представляете? Обсуждали искусство, много говорили о науке, о работе.

— А о том, почему они оказались в лагере?

— Никогда. Я никогда не слышала разговоров об арестах, о Сталине, о том, за что они сидели. Эта тема была запретна.

Понимаете… это были хорошие люди, умные люди, добрые. Но жуткий страх остался с ними навсегда.

Глава четвертая. Детство

Я прошу рассказать, каково это — расти в спецпоселении для ссыльных. «Его как бы и не существовало — меня при рождении зарегистрировали в селе Изваиль, это ближайший «официальный» населенной пункт. А наш поселочек маленький был, даже тысячи человек не наберется. Дома — деревянные, барачного типа, на две семьи. Обогревались газом, дровами, воду возили бочкой,— вспоминает Евгения Борисовна.— Что еще вам рассказать… Вокруг тайга и болота. А болото есть болото: испарения, гнус, мошка, комары. Приходишь с болота, снимаешь сапоги — и мошка с ними снимается кровавой корочкой».

— Мы в детстве так играли,— смеется Владислав.— Заходишь в лес, изоленту на руку наклеиваешь и брызгаешь средством от комаров. Потом ленту снимешь и считаешь, сколько их село на ту полоску, куда аэрозоль не попал. За десять секунд — целый ряд, как солдаты на параде.

— Я вообще до сих пор боюсь далеко в болота заходить,— признается Евгения Борисовна.— Когда мне семь лет было, мы с мамой заблудились, очень страшно было. Там особые болота, плавуны, вы здесь таких не увидите. Представьте плотный слой мха, который накрывает воду. Идешь как по батуту, проминаешь мох на весь рост. Разойдетесь с человеком на пять-шесть метров — и уже не видите друг друга.

А от испарений теряешь чувство реальности, легко заблудиться. Или оступиться неудачно — тогда мох рвется, под ним течение тебя сразу уносит. Много таких случаев было…

Но люди все равно ходили собирать морошку, клюкву, это здорово помогало, витамины все-таки.

— А питались в поселке чем?

— Выращивали морковь, картофель, репу. Ничего другого мы не знали. Но среди бывших заключенных был агроном, ему удалось вырастить клубнику. Отец у него саженцы попросил, иногда и у нас клубника вырастала, если морозом не прибьет. Там суровый климат — в апреле еще метра полтора снега, в мае в лесу держатся сугробы, а в июне всегда заморозки бывают. Летом душно от болот, зимой до минус пятидесяти доходит.

В 1961 году Бориса Николаевича перевели на Ярегское нефтяное месторождение. «Папе было всего пятьдесят, но лагеря забрали все здоровье. Плохо уже ходил, с палочкой, я ему помогала. А он меня из-за этого называл не Женей, а «Женьшень»»,— вспоминает Евгения Борисовна. В Яреге Женьшень закончила школу, потом поступила в Ухтинский индустриальный институт, выучилась на горного инженера, вышла замуж и через несколько лет решила перейти в экономисты. Работала там же, на месторождениях.

Фото: Из семейного архива

«Всю жизнь я прожила в одном и том же районе — даже километров на сто севернее от того места, где отец в лагере сидел,— заканчивает рассказ Евгения Борисовна.— Уже в наше время московский судья у меня спросил: «Позвольте, но вас-то репрессии как затронули? Зачем вам жилье в Москве, если есть свое, на Севере?»

Он так и не понял, что я все 69 лет продолжаю отбывать наказание отца. Просто по факту рождения».

Глава пятая. Москва

Лагерный срок Бориса Николаевича формально истек в 1945 году, потом было десятилетнее поражение в правах: он не имел права жить в крупных городах, действовало правило «сто первого километра». В 1957 году его реабилитировали. Но отношение к бывшим заключенным не сильно изменилось. «Когда я училась в школе, меня наградили путевкой в «Артек»,— говорит Евгения Борисовна.— А потом отобрали — сказали, ты недостойна, у тебя отец сидел». Та же история повторилась через 19 лет: «В 1976 году мне выделили комсомольскую путевку в Венецию, я так обрадовалась. Потом вызывают в особый отдел и говорят: «Вы не забыли, что у вас отец — враг народа? Никуда не поедете»». Евгения Борисовна замолкает; видно, что она до сих пор тяжело переживает эту несправедливость.

Но реабилитация давала призрачный шанс снова получить московскую прописку и наконец вернуться из ссылки домой.

«Отец очень стремился в Москву, где прошла его юность,— говорит Евгения Борисовна. — Уже после его смерти мы разбирали бумаги и обнаружили: в 1963 году он даже смог взять в московском домуправлении справку о том, что до ареста семья законно проживала в Козицком переулке. Но дальше надо было ходить по инстанциям, а люди в то время были… как вам сказать… сломленными».

Было и другое препятствие. Галину Георгиевну реабилитировать отказывались: семья никак не могла доказать прокуратуре, что она не прислуживала нацистам. Борис Николаевич скончался в 1987 году, так и не увидев документы о невиновности жены. «Мы писали в немецкие архивы, запросили Ставропольский военно-учетный стол и в итоге смогли восстановить документально всю хронологию, прямо по месяцам — в каких польских лагерях мама сидела. Никакой службы на немцев не было,— говорит Евгения Борисовна.— И только в 1991 году ее реабилитировали. Знаете, что самое обидное? Ведь немецкие власти выплатили маме компенсацию за лагеря, а родная страна за искалеченную жизнь ничего не заплатила».

Нельзя сказать, что «родная страна» совсем не пыталась помочь жертвам репрессий. В 1991 году был принят федеральный закон о реабилитации, который предоставлял репрессированным гражданам возможность вернуться в город, где они жили на момент ареста. Понятно, что отобранные квартиры спустя столько лет вернуть было уже невозможно, в них давно жили другие люди. Поэтому закон дал репрессированным право на первоочередное получение жилья. Проще говоря, городские власти обязаны были поставить реабилитированных в самое начало очереди на бесплатные квартиры. Это касалось и их детей, родившихся уже в лагере или ссылке. Правда, в последние советские годы очередь на социальное жилье практически не двигалась — но это все равно был шанс на переезд домой.

«Я долго пыталась получить свидетельство о реабилитации. Ведь юридически я была обычным жителем Республики Коми. Мне пришлось по всем инстанциям доказывать, что родители оказались там не по своей воле, что я родилась в ссылке»,— говорит Евгения Борисовна. В 2003 году ее признали «членом семьи незаконно репрессированной» Галины Георгиевны, но в этом случае возвращаться было некуда — в Ставропольском крае не осталось ни родных, ни знакомых. Через год Галина Георгиевна умерла. И только в 2014 году верховный суд Республики Коми подтвердил реабилитацию и по отцовской линии. 64-летняя Евгения Шашева получила надежду на возвращение в город, где 77 лет назад незаконно арестовали отца.

Но к тому времени Госдума успела изменить закон о реабилитации: с 2005 года в нем говорится, что реабилитированные граждане «обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов РФ».

«Фактически законодатели отдали права граждан на откуп региональным властям,— говорит руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан.— Многие регионы тут же ввели дополнительные ограничения, которые блокируют реабилитированным возможность вернуться».

В Калмыкии, Коми и Вологодской области реабилитированные должны доказать, что обеспечены жилплощадью «меньше учетной нормы», в Саратовской области добавлена необходимость быть малоимущими. Самые жесткие ограничения действуют в Москве: бывшие ссыльные должны сначала прожить в столице десять лет, при этом не иметь в собственности или пользовании другого жилья и вдобавок быть малоимущими. Выполнить эти требования практически невозможно, говорит Григорий Вайпан: «Получается замкнутый круг: чтобы вернуться на прежнее место жительства в Москву, эти люди должны сначала прожить в Москве не менее десяти лет».

В феврале 2018 года столичный Департамент городского имущества отказал Евгении Шашевой в предоставлении социального жилья, указав, что дочь ссыльных «не проживает в Москве на законных основаниях в общей сложности не менее десяти лет». Пресненский суд встал на сторону департамента. «Отец и дед жили в Москве нужные десять лет, как раз до 1937 года,— рассуждает она.— Но оказалось, что по закону я должна купить квартиру в Москве, прожить в столице десять лет и при этом быть малоимущей». «Мы мыкались по судам и постепенно убеждались, что мамина история никому не интересна,— говорит Владислав.— Это видно даже по тому, как судьи знакомятся с делом. Полистает папку, кладет на стол и скучающе произносит: «Ну, давайте начнем». И ты понимаешь, что дело, которое для тебя жизненно важно, будут разбирать невнимательно».

Фото: Из семейного архива

Правозащитники из Института права и публичной политики решили оспорить региональный ценз как противоречащий Конституции. В марте 2019 года юристы Григорий Вайпан и Наталия Секретарева подали в Конституционный суд жалобу от имени Евгении Шашевой, в апреле ее передали для изучения судье КС. Теперь шанс Евгении Борисовны вернуться в город, где жил до 1937 года ее отец, зависит от того, примет ли КС ее дело к рассмотрению. За последние 24 года подобное произошло лишь однажды, когда КС признал право на реабилитацию детей, «находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении». С тех пор жалобы таких лиц высший суд России отказывался рассматривать.

Жалобу поддержали «Мемориал» и президентский Совет по правам человека. Глава СПЧ Михаил Федотов направил председателю КС Валерию Зорькину письмо, где говорит о необходимости установить «внеочередной порядок предоставления жилья» реабилитированным во всех регионах РФ.

Советник президента подчеркивает, что вопрос с восстановлением справедливости надо решить как можно скорее, поскольку «число таких лиц постоянно и необратимо сокращается».

По данным президентской комиссии по реабилитации жертв репрессий, сейчас правом на возвращение в Москву обладает минимум 91 семья. В 2014–2016 годах жилье смог получил только один человек.

— Я смотрел по телевизору, с каким пафосом открывали памятник жертвам репрессий, сколько красивых слов говорили,— рассказывает в конце встречи Владислав.—

И после всех этих судов у меня только одна мысль была: «Какие же вы лицемеры. Памятник поставить можете, а от живых людей — отмахиваетесь». Хотя их не так много осталось.

— Людей не так много осталось,— задумчиво повторяет Евгения Борисовна.— Зато холмики вдоль тракта никуда не делись. Сейчас вернусь из Москвы, зайду в лес и снова их увижу.

Александр Черных, Анна Пушкарская


Сотрудники “Ъ” о том, как коммунистический террор коснулся их семей

Читать далее

Жертвы политических репрессий и реабилитированные граждане

Жертвы политических репрессий и реабилитированные граждане

В соответствии с Федеральным законом РФ от 18. 10.1991 N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются:

  • дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении;
  • дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам;
  • дети, супруга (супруг), родители лиц, расстрелянных или умерших в местах лишения свободы и реабилитированных посмертно.
  • граждане Российской Федерации, подвергшиеся политическим репрессиям на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года;
  • лица, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, репрессированные советскими судебными и административными органами, действовавшими за пределами СССР, либо военными трибуналами, либо центральными судами Союза ССР и внесудебными органами (Верховным Судом СССР и его коллегиями, Коллегией ОГПУ СССР, Особым совещанием при НКВД — МГБ — МВД СССР, Комиссией НКВД СССР и Прокуратуры СССР по следственным делам).

Меры социальной поддержки реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий предоставляются в соответствии со статьей 5 Закона Томской области от 16.12.2004 N 254-ОЗ «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих на территории Томской области».

Обращаться за назначением мер социальной поддержки следует в областное государственное бюджетное учреждение – Центр социальной поддержки населения по месту жительства (в городе Томске за назначением ЕДВ ЖКУ следует обращаться в областное государственное бюджетное учреждение – Центр социальной поддержки населения по оплате жилого помещения и коммунальных услуг).

Опубликовано:2015-07-17 11:56 | Обновлено:2017-02-01 12:56

Комментирование доступно авторизованным пользователям, Войти

Александр II | Император России

Жизнь

Будущий царь Александр II был старшим сыном великого князя Николая Павловича (который в 1825 году стал императором Николаем I) и его жены Александры Федоровны (которая до замужества с великим князем и крещения в православной церкви , была принцессой Шарлоттой Прусской). Юность и ранняя зрелость Александра были омрачены властной личностью его доминирующего отца, от авторитарных принципов правления которого он никогда не смог освободиться.Но в то же время по наущению матери ответственность за нравственное и интеллектуальное развитие мальчика возложили на поэта Василия Жуковского, гуманитарного либерала и романтика. Александр, довольно ленивый мальчик среднего интеллекта, на протяжении всей жизни сохранял следы романтической чувствительности своего старого учителя. Напряженность, созданная противоречивым влиянием Николая I и Жуковского, наложила свой отпечаток на личность будущего императора. Александр II, как и его дядя Александр I до него (которого воспитывал швейцарский наставник-республиканец, последователь Руссо), должен был превратиться в «либерализирующего» или, во всяком случае, гуманного самодержца.

Александр вступил на престол в возрасте 36 лет после смерти своего отца в феврале 1855 года, в разгар Крымской войны. Война показала явную отсталость России по сравнению с более развитыми странами, такими как Англия и Франция. Поражения России, ставшие печатью окончательной дискредитации репрессивного режима Николая I, спровоцировали в образованной элите России общее стремление к радикальным переменам. Именно под воздействием этого широко распространенного побуждения царь приступил к серии реформ, направленных на «модернизацию», чтобы привести Россию в соответствие с более развитыми западными странами.

Александр II, фрагмент портрета неизвестного художника, XIX век; в коллекции миссис Мерриуэзер Пост, Хиллвуд, Вашингтон, округ Колумбия

Предоставлено Хиллвудом, Вашингтон, округ Колумбия

Одной из первых забот нового императора (после того как весной 1856 года в Париже был заключен мир на условиях, которые русская общественность сочла суровыми) было улучшение связи. У России в то время была только одна значимая железнодорожная линия, которая соединяла две столицы Санкт-Петербурга.Петербург и Москва. При воцарении Александра было менее 600 миль (965 км) путей; когда он умер в 1881 году, в эксплуатации находилось около 22 525 км железных дорог. В России, как и везде, строительство железных дорог, в свою очередь, означало общее оживление экономической жизни в прежде преимущественно феодальном земледельческом обществе. Развивались акционерные общества, банковские и кредитные учреждения. Было облегчено перемещение зерна, основной статьи экспорта России.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишись сейчас

Такого же эффекта достигла и другая мера модернизации — отмена крепостного права. Столкнувшись с резким противодействием землевладельческих интересов, Александр II, преодолевая свою естественную праздность, принял активное личное участие в тяжелой законодательной работе, которая 19 февраля 1861 года завершилась принятием Закона об освобождении. Одним росчерком пера самодержца десятки миллионов человеческих вещей получили личную свободу. Более того, благодаря длительной операции по выкупу они были также наделены скромными наделами земли.Хотя по ряду причин реформа не достигла своей конечной цели — создания экономически жизнеспособного класса крестьянских собственников, ее психологическое воздействие было огромным. Его описывали как «величайшее социальное движение со времен Французской революции», и оно стало важным шагом на пути к освобождению рабочей силы в России. Но в то же время это помогло подорвать и без того пошатнувшиеся экономические основы класса российских землевладельцев.

Отмена крепостного права повлекла за собой коренную перестройку некоторых архаичных административных институтов России.Наиболее вопиющие злоупотребления старой судебной системы были исправлены судебным статутом 1864 года. России впервые была предоставлена ​​судебная система, которая во многих отношениях могла выдерживать сравнение с западными странами (фактически, во многих деталях она последовал примеру Франции). Местное самоуправление, в свою очередь, было преобразовано статутом 1864 года, учредив выборные местные собрания, известные как земства. Их постепенное введение расширило сферу самоуправления, улучшило местное благосостояние (образование, гигиена, медицинское обслуживание, местные ремесла, агрономия) и принесло первые лучи просвещения в отсталые русские деревни. Вскоре земские сельские школы сильно поддержали распространение сельской грамотности. Между тем Дмитрий Милютин, просвещенный военный министр, проводил обширную серию реформ, затрагивающих почти все ветви российской военной организации. Воспитательная роль военной службы была подчеркнута заметным усовершенствованием военных училищ. Армейский статут 1874 года впервые ввел призыв на военную службу, в результате чего юноши всех классов подлежали военной службе.

Александр II

Александр II, цветная гравюра на дереве XIX века.

© Photos.com/Thinkstock

Лейтмотивом этих реформ — а было много меньших из них, затронувших различные аспекты российской жизни, — была модернизация России, ее освобождение от феодализма и принятие западной культуры и технологий. Их целью и результатами были снижение классовых привилегий, гуманитарный прогресс и экономическое развитие. Более того, Александр с момента своего воцарения установил политическую «оттепель». Политзаключенные были освобождены, а сибирским ссыльным разрешили вернуться.Лично терпимый император устранил или смягчил тяжелую инвалидность, отягощающую религиозные меньшинства, особенно евреев и сектантов. Были сняты ограничения на выезд за границу. Были отменены варварские средневековые наказания. Жесткость русского правления в Польше ослабла. Однако, несмотря на эти меры, было бы неправильно, как это иногда делается, называть Александра II либералом. Фактически он был твердым сторонником автократических принципов, искренне убежденным как в своем долге поддерживать данную Богом автократическую власть, унаследованную им, так и в неготовности России к конституционному или представительному правлению.

Практический опыт только укрепил эти убеждения. Таким образом, ослабление русского правления в Польше привело к патриотическим уличным демонстрациям, покушениям на убийства и, наконец, в 1863 году, к национальному восстанию, которое было лишь с трудом подавлено — и под угрозой вмешательства Запада со стороны поляков. Еще более серьезным, с точки зрения царя, было распространение нигилистических доктрин среди российской молодежи, выпуск радикальных листовок, тайных обществ и начало революционного движения.Правительство после 1862 года все чаще реагировало репрессивными полицейскими мерами. Пик наступил весной 1866 года, когда молодой революционер Дмитрий Каракозов попытался убить императора. Александр, храбро выдержавший перед лицом огромной опасности, спасся почти чудом. Эта попытка, однако, оставила свой след, завершив его обращение в консерватизм. Следующие восемь лет главным министром царя, поддерживавшим свое влияние, по крайней мере частично, пугая своего хозяина реальными и мнимыми опасностями, был Петр Шувалов, глава тайной полиции.

Период реакции на покушение Каракозова совпал с поворотным моментом в личной жизни Александра, началом его связи с княгиней Екатериной Долгорукой, молодой девушкой, к которой стареющий император был страстно привязан. Дело, которое невозможно было скрыть, поглотило энергию царя, ослабив его авторитет как в собственном семейном кругу (жена, бывшая принцесса Мария Гессен-Дармштадтская, родила ему шестерых сыновей и двух дочерей), так и в Петербурге. Петербургское общество. Более того, его чувство вины сделало его уязвимым для давления панславянских националистов, которые использовали больную и фанатичную императрицу в качестве своего защитника, когда в 1876 году Сербия была вовлечена в войну с Османской империей. Хотя Александр был решительно миролюбивым человеком, он стал сопротивляться угнетенным славянским народам и в 1877 году наконец объявил войну Турции. После первоначальных неудач русское оружие в конечном итоге восторжествовало, и в начале 1878 года авангард русских войск стоял лагерем на берегу Мраморного моря.Главной наградой за победу России — серьезно уменьшенной европейскими державами на Берлинском конгрессе — была независимость Болгарии от Турции. Соответственно, эта страна до сих пор чтит Александра II среди своих «отцов-основателей» статуей в центре своей столицы, Софии.

Александр II

Александр II, иллюстрация Джеймса Тиссо к выставке Vanity Fair , октябрь 1869 года.

© Photos. com/Thinkstock

Сравнительная военная неудача 1877 года, усугубленная сравнительной неудачей дипломатии за столом переговоров, привела к серьезному кризису в Российском государстве.Начиная с 1879 года, произошел всплеск революционного терроризма, вскоре сконцентрированный на личности самого царя. После безуспешных попыток застрелить его, сорвать поезд и, наконец, взорвать Зимний дворец в самом Санкт-Петербурге, Александр, который под личным нападением проявил непоколебимое мужество, основанное на фаталистической философии, доверил верховную власть временному диктатору. Министру внутренних дел графу Михаилу Лорис-Меликову было предъявлено обвинение в уничтожении террористической организации (называвшейся «Народная воля») при одновременном примирении с умеренными взглядами, отчужденными репрессивной политикой, проводимой с 1866 года.В то же время после смерти императрицы в 1880 году царь в частном порядке женился на Екатерине Долгорукой (родившей ему троих детей) и собирался провозгласить ее своей супругой. Чтобы сделать этот шаг приемлемым для российской общественности, он намеревался объединить это заявление со скромной уступкой конституционалистским устремлениям. Должны были быть две законодательные комиссии, в состав которых войдут косвенно избранные представители. Эта так называемая Лорис-Меликовская конституция в случае ее реализации могла бы стать зародышем конституционного развития в России.Но в тот день, когда после долгих колебаний царь, наконец, подписал прокламацию о своих намерениях (1 марта 1881 г.), он был смертельно ранен бомбами в рамках заговора, организованного Народной волей.

Можно сказать, что он был великой исторической фигурой, но не великим человеком, что то, что он делал, было важнее того, чем он был. Его Великие реформы действительно имеют такое же значение, что и реформы Петра Великого и Владимира Ленина, но влияние его личности было намного хуже, чем их.Место царя в истории — существенное — почти полностью обусловлено его положением абсолютного правителя огромной империи, находящейся на решающем этапе своего развития.

% PDF-1.4 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 2 0 obj > транслировать 2013-08-07T12: 38: 02-04: 00pdftk 1.44 — www.pdftk.com2013-08-07T17: 38: 32 + 01: 002013-08-07T17: 38: 32 + 01: 00itext-paulo-155 (itextpdf .sf.net-lowagie.com) uuid: a47dd639-a580-4530-91e6-0452abdc2440uuid: a1786d1e-96be-4ca0-854d-412b127658d1application / pdf конечный поток endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > / XObject> >> / Аннотации [45 0 R 46 0 R] / Родитель 3 0 R / MediaBox [0 0 595 842] >> endobj 6 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] / XObject> >> / Повернуть 0 / Тип / Страница >> endobj 7 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 8 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject> >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 9 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 10 0 obj > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 11 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 12 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 13 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 14 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 15 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 16 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 17 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 18 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 19 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 20 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 21 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 22 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 23 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 24 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 25 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 26 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 27 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 28 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 29 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 30 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 31 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 32 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 33 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 34 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 35 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 36 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 37 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 38 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 39 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 40 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 41 0 объект > / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Повернуть 0 / TrimBox [21 21 453 669] / Тип / Страница >> endobj 42 0 объект > транслировать xW] oF76 «! Um6S coRm} wf

В Россию с любовью: первый пресвитерианин оказывает помощь в детском лагере для детей с ограниченными возможностями — Новости — The Courier-Tribune

АШЕБОРО — Конни Уивер только что вернулась из двухнедельной поездки за границу.

АШЕБОРО — Конни Уивер только что вернулась из двухнедельной поездки за границу.

Она является помощником пастора Первой пресвитерианской церкви в Эшборо. Вместе с командой из Анн-Арбора, штат Мичиган, она поехала помогать в детский лагерь для детей с особыми потребностями в России.

Давыдова, произносится как да-вед-ова, это небольшая деревня к северо-востоку от Москвы. Уивер впервые посетила его пару лет назад и была впечатлена всеми служениями, которые она видела. Поскольку ее церковь только что заключила долгосрочное обязательство в Бразилии, они искали новый долгосрочный миссионерский проект, она предложила эту деревню.Ее церковь согласилась и начала оказывать им финансовую поддержку в этом году.

Уивер посетил летние лагеря, которые являются частью летних служений Русской Православной Церкви. Она надеется вернуться в следующем году с небольшой группой из своей церкви.

«Частью миссионерского партнерства является финансовая поддержка, но большая часть этого — развитие отношений», — сказала она. «Так что дело не только в деньгах, но и в том, что христиане в одном месте находятся в партнерстве с христианами в другом месте».

Ее миссия была двоякой: она была здесь, чтобы учиться и служить.И она, и группа из Мичигана по очереди помогали на кухне кормить отдыхающих и персонал русского волонтерского лагеря. Они также помогали в лагере делать поделки с детьми и помогать с проектом дров. Поскольку зимой церковь отапливается дровяной печью, туристы помогают сортировать и складывать дрова.

Этот лагерь специально для детей с особыми потребностями и подростков, предлагая два трехнедельных занятия летом. Большинство из них были мальчиками с аутизмом или синдромом Аспергера.

За время пребывания Уивера здесь было около 25 отдыхающих. Все дети приходят с одним родителем, обычно с матерью. На помощь приходят подростки-волонтеры из разных мест.

Лагерь — это место, где дети свободны от насмешек и насмешек, которые они могли бы испытать дома. Это безопасная и любящая среда. Родители испытывают своего рода группу поддержки.

Они приходят и, пока их дети участвуют в мероприятиях и богослужениях, они могут собраться как родители и рассказать о своем опыте, о том, как они справились с определенными проблемами, с которыми они столкнулись, и о том, как им помогают.

Жизнь в Давыдове сосредоточена вокруг русской православной церкви, построенной в 1800-х годах. Как и многие церкви, она пришла в упадок в советское время, но около 12 лет назад мужчина перевез туда свою семью. Он вместе с другими сельчанами начал ремонтировать старое здание.

Со временем он начал ощущать Божий призыв к его жизни и то, что Бог привел его и его жену сюда с определенной целью. Он прошел необходимые шаги, чтобы стать священником Русской Православной Церкви.Их служения включают богослужения, общественную ферму, небольшой детский сад и лагеря.

Уивер сказал, что во время продолжительных церковных служб, когда отдыхающие могут беспокоиться, жители деревни были очень добрыми и любящими.

«Русская православная традиция очень богослужебная, — сказала она. Другими словами, у них есть установленная литургия, которую они используют для своих служб. Она не только на русском, но и на древнерусском языке, поэтому я действительно не понимаю, что они все время говорят, но вы чувствуете смысл этого.Вы знаете, что находитесь в присутствии поклонения. Вы знаете, что находитесь в месте, где возносится имя Бога, где восхваляют Христа.

«У них прекрасное пение а капелла. Нет инструментов, только голоса, поэтому есть хор. В этой маленькой деревенской церкви звучит красивое пение. Я подумал, смогу ли я стоять полтора или два часа. Один службы длились почти три часа. Я подумал: «Смогу ли я выстоять так долго?»

«Но я мог, и я просто закрывал глаза и терялся в этой литургии, в этом чувстве молитвы и благоговения, так что это было Для меня совершенно другой тип поклонения, но очень хороший.»

Одно из ее самых ярких воспоминаний связано с тем, что местные жители называли народными танцами с использованием старых русских танцев и песен. Уивер интерпретировала это как нечто похожее на игры вроде Red Rover.

» Я не всегда точно знал, что они говорили. Участники лагеря, подростки-волонтеры и люди из нашей команды, которые были там; я и люди из Мичигана; мы все вместе играли в эти игры. Несмотря на то, что мы плохо понимали язык друг друга, нам было очень весело играть в эти игры.Я не знаю, как это описать, кроме этого.

«Вы действительно чувствуете, что находитесь в центре чего-то особенного. Во многих отношениях у них есть что-то, что мы потеряли в нашей культуре, а именно простоту. Жизнь вращается вокруг этой церкви и ее служения. Это одно кусок.»

Несмотря на то, что христианство подавлялось во время коммунизма, вера продолжала оставаться незамеченной бабушками и дедушками, которые могли учить Иисуса дома и обеспечивать крещение детей.

В 1990-е годы, когда все стало меняться, были люди, готовые снова открыто выражать свою веру.Церкви возникают или обновляются, как церковь в Давыдове.

«Люди жаждут восстановления веры и церквей. Это действительно захватывающе».

Уивер вспоминает годы холодной войны. Ее мысленный образ бывшего Советского Союза был где-то бесплодным, индустриальным и серым. Она не была готова к невероятной красоте сельской местности и городов. Для нее было особенно важно иметь возможность встретиться с русскими христианами и посмотреть, как они живут.

«Я думаю, нам есть чему у них поучиться. Их вера закалялась. Они знают, каково это пережить время, когда вы не можете говорить о своей вере. Я думаю, это сделало их сильнее. в нашей стране мало кто помнит об этом. У нас так долго была свобода вероисповедания, и мы воспринимаем ее как должное.

«Русская Православная Церковь и их прихожане живы. Они полны верных людей, людей, которые возвращаются и ищут выражение своей христианской веры.Я рад, что пресвитерианская церковь в этой стране поддерживает партнерские отношения. Наша деноминация также работает с баптистскими церквями в России. Но так уж получилось, что церковь в этом селе — русская православная.

«Я не сомневаюсь, что их вера глубокая, искренняя и радостная».

Дела детей жертв политических репрессий

Обращаем ваше внимание, что данное мероприятие прошло.

Аннотация

Российский закон о реабилитации жертв политических репрессий, принятый в 1991 году, был направлен на защиту прав лиц, пострадавших от злоупотребления властью, их реабилитацию, восстановление гражданских прав, устранение последствий произвола и обеспечение адекватной компенсации материального ущерба. повреждать.Закон также содержал ряд специальных мер по восстановлению прав детей репрессированных родителей, рожденных в местах лишения свободы, ссылки, депортации и спецпоселения. Однако эти права были размыты последующим законодательством.

Знаменательным решением от 10 декабря 2019 года Конституционный суд Российской Федерации подтвердил жилищные права трех граждан России, Алисы Мейснер, Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой, все они родились от родителей, которые жили в Москве, но были депортированы или переселены. в 1930-е гг.На этом семинаре будут рассмотрены правовая основа решения и его более широкое политическое значение.

Биография докладчика

Марина Белых — доцент Уральского государственного юридического университета в Екатеринбурге, Россия, по совместительству заведующая отделом конституционного права Уставного суда Свердловской области. До недавнего времени она была директором юридической клиники Института юстиции Уральского государственного юридического университета.

Кандидат конституционных наук. Ее исследования в основном касались российского конституционного права и сравнительного конституционного права. Она также изучала новые методы преподавания права, в частности, будучи получателем стипендии Chevening Министерства иностранных дел и по делам Содружества и совместного гранта Германской службы академических обменов и Министерства образования и науки России. До основания юридической клиники в Уральском государственном юридическом университете она исследовала юридические клиники в Великобритании и писала, в частности, о синергии между юридическим образованием и опытом студентов в области права «в реальной жизни», работая волонтером в юридической клинике. .

Д-р Белых является членом редколлегии российского юридического журнала Business, Management and Law .

Биография дискуссанта

Джейн Хендерсон — ученый-юрист, давно интересующийся иностранным и сравнительным правом, в частности российской правовой системой. До недавнего времени она была старшим преподавателем российского права в юридической школе Диксона Пуна. Она вышла на пенсию в сентябре прошлого года, но продолжает заниматься исследованиями российского конституционного права.Она является докладчиком по России в журнале European Public Law.

О правах человека, развитии и глобальном правосудии Серия

Наша серия нацелена на создание открытой междисциплинарной академической платформы для обсуждения вопросов, связанных с правами человека, развитием и глобальной справедливостью. Особое внимание уделяется глобальному югу, но не исключению других мест.

Мы надеемся наладить обмены, способствующие академическому пониманию и творчеству, укрепить связи Школы с учеными по всему миру и обогатить учебные программы бакалавриата и магистратуры среди широкого предложения Школы модулей, связанных с юриспруденцией в области прав человека, транснациональными правами человека, и глобальная справедливость в более широком смысле.

В настоящее время организатором серии мероприятий является профессор Ева Пилс. Он поддерживается за счет средств, предоставленных Школой права Диксона Пуна. Для получения информации о других событиях этой серии посетите веб-сайт Королевского колледжа Лондона.

Кремль защищает репрессии, поскольку протестующие заполняют центры содержания под стражей в Москве

Кремль отрицает начало волны репрессий против протестующих и журналистов во время митингов в поддержку заключенного в тюрьму лидера российской оппозиции Алексея Навального, поскольку московские центры содержания под стражей изо всех сил пытались справиться с количеством арестованных.

Независимые наблюдатели говорят, что полиция задержала более 10 000 человек во время акций протеста, призывающих к освобождению г-на Навального, который был заключен в тюрьму во вторник по делу, которое Европейский Союз и Соединенные Штаты считают политически мотивированным.

«Репрессий нет. Полиция принимает меры … против участников несанкционированных митингов », — заявил в четверг официальный представитель Кремля Дмитрий Песков, когда появились фотографии полуразрушенных камер, заполненных заключенными, многие из которых были арестованы за нарушение ограничений социального дистанцирования во время протестов.

«Заключенных больше, чем могут вместить эти камеры. А задержанных больше, чем можно обработать за короткое время. Так что, к сожалению, такие последствия возникают », — добавил Песков.

Сергей Смирнов, главный редактор независимого новостного сайта MediaZona, сообщил, что его вместе с 27 другими людьми держали в камере на восемь человек в центре для мигрантов под Москвой.

Ретвиттинг

Его посадили в тюрьму на 25 суток за ретвит шутки о своем сходстве с рок-певцом, который появился в объявлении о протесте в поддержку Навального; хотя он даже не присутствовал на митинге, его признали виновным в призыве к несанкционированному шествию.

Несколько новостных агентств выступили с заявлениями, в которых жаловались на этот случай и осуждали часто жестокие аресты многих журналистов во время недавних демонстраций.

«Как и сотрудники многих других российских СМИ, мы считаем арест Сергея Смирнова давлением на MediaZona и попыткой запугать других журналистов … Избиения и массовые аресты не должны становиться нормой в нашей стране», — заявил «Коммерсантъ». газета.

Тихон Дзядко, главный редактор телеканала «Дождь», сообщил: «Журналисты задержаны массово — более 100 человек… Это делается для того, чтобы СМИ не освещали происходящее на протестах. Полицейские, задерживающие журналистов без причины, должны нести ответственность ».

Отравление

Г-н Навальный был заключен в тюрьму на два года и восемь месяцев за то, что якобы нарушил условно-досрочное освобождение из-за того, что не поддерживал связь с властями российской тюрьмы во время выздоровления за границей после почти смертельного отравления в Сибири в августе прошлого года.

Он обвинил президента России Владимира Путина в организации атаки с нервно-паралитическим веществом и его тюремном заключении в связи с делом 2014 года, которое Европейский суд по правам человека признал «произвольным и явно необоснованным».

Ожидается, что глава внешнеполитического ведомства ЕС Хосеп Боррелл обсудит отношение России к г-ну Навальному, гражданскому обществу и независимым СМИ во время переговоров в Москве в пятницу.

«Мы надеемся, что не произойдет ничего более глупого, чем увязка перспектив отношений Россия-ЕС с делом одного человека, находящегося в следственном изоляторе», — заявил г-н Песков ранее на этой неделе.

Орган ООН по правам человека открывает заседание в связи с угрозой Мьянмы

ЖЕНЕВА (AP) — Высший орган ООН по правам человека открыл свое первое заседание на высшем уровне в 2021 году на фоне растущей обеспокоенности по вопросам, включая военный переворот в Мьянме, арест лидера российской оппозиции Алексея Навального и положение с правами человека в странах, включая Эфиопию и Шри-Ланку.

Четырехнедельная сессия Совета по правам человека, начавшаяся в понедельник, собрала несколько президентов и премьер-министров для своего «сегмента высокого уровня». Президент Венесуэлы Николас Мадуро высказался против «экономической агрессии» со стороны критиков, которые наложили санкции на его страну за насильственные действия его правительства. подавление инакомыслия.

Некоторые западные державы озвучили обширный список проблем, связанных с правами человека. Министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб назвал «ужасную и шокирующую ситуацию» в России и сказал, что «позорно», что Навальный, яростный критик президента Владимира Путина, был осужден по «произвольным обвинениям» после отравления в прошлом году.

Министр иностранных дел Германии Хейко Маас выступил с речью о Китае, сославшись на «произвольное задержание этнических меньшинств», таких как мусульманские уйгуры в районе Синьцзян, и «подавление Китаем гражданских свобод в Гонконге».

Его китайский коллега Ван И повторил частую критику своего правительства иностранному вмешательству во «внутренние дела» Китая и защитил политику Пекина в Гонконге, где он заявлял о общественной поддержке широко критикуемого закона о безопасности, и в Синьцзяне.

«В Синьцзяне никогда не было так называемого геноцида, принудительного труда или религиозного угнетения», — сказал Ван, по словам переводчика. «Такие подстрекательские обвинения сфабрикованы по незнанию и предубеждениям. Это просто злонамеренная и политически мотивированная шумиха, и они не могут быть дальше от истины ».

«Права человека не являются монополией небольшого числа стран», — сказал он. Ван также повторил приглашение Китая в U.Глава правозащитной организации Мишель Бачелет посетит Синьцзян.

Помимо таких злободневных вопросов, ожидается, что на заседании будет рассмотрен целый ряд проблем в области прав человека, таких как репрессии в Беларуси после выборов, давление со стороны правительства Эфиопии на регион Тыграй страны и насилие, спонсируемое государством, в странах, включая Никарагуа. .

«Каждый уголок земного шара страдает от болезней нарушений прав человека», — сказал У.Н. Генеральный секретарь Антониу Гутерриш.

Военный переворот и жестокое подавление протестов в Мьянме с начала февраля были одними из самых неотложных вопросов в повестке дня совета.

«Сегодня я призываю вооруженных сил Мьянмы немедленно прекратить репрессии, — сказал Гутерриш. — Освободите заключенных. Прекратить насилие. Уважайте права человека и волю людей, выраженную на недавних выборах. Переворотам нет места в современном мире

Сессия, проводимая почти исключительно в режиме онлайн, проводится в связи с тем, что борьба с COVID-19 стала предлогом для некоторых правительств для ограничения прав человека и усугубила гендерное неравенство и крайнюю бедность — даже несмотря на то, что усилия по вакцинации в основном проводились в самых богатых странах мира .

Гутерриш также осудил расизм, дискриминацию, ксенофобию и «транснациональную угрозу» превосходства белой расы и неонацистских движений, заявив, что такие группы «разжигают безумие ненависти».

«Слишком часто эти группы ненависти получают поддержку со стороны людей, занимающих ответственные должности, что еще недавно считалось невероятным», — добавил он, не вдаваясь в подробности.

Соединенные Штаты собираются возобновить участие в совете после двух с половиной лет забастовки со стороны администрации бывшего президента Дональда Трампа, которая обвинила ее в чрезмерном внимании к Израилю и принятии автократических режимов, которые регулярно нарушают права человека. со ссылкой на Венесуэлу, в частности.

Сенатор Рик Скотт из Флориды, республиканец Трампа, раскритиковал участие Мадуро в понедельник и громко заявил, что орган, состоящий из 47 членов, «должен убрать из названия слова« права человека »и объяснить свое решение миллионы венесуэльцев, страдающих от режима Мадуро ».

Администрация Байдена, возглавляющая возвращение США в международные институты, такие как Совет по правам, которых избегал Трамп, должна была принять участие в сегменте высокого уровня в среду с речью государственного секретаря Энтони Блинкена.

Woo американцев индийского происхождения во втором поколении | Hindustan Times

Невзирая ни на погоду, ни на кошелек, они делают свое дело — держат плакаты, выкрикивают лозунги, лоббируют законодателей и невольно добавляют приставку «наш» к упоминаниям премьер-министров Индии.

Они все еще вносят свой вклад, но не так часто, как когда-то. Их дети? Даже меньше. «Диаспора, о которой стало известно индийскому правительству, не статична», — говорится в новом отчете, основанном на опросе американцев индийского происхождения 2020 года.Американцы индийского происхождения, родившиеся и выросшие в Соединенных Штатах (США), «проявляют разную чувствительность как в отношении политики в Индии, так и политики, близкой к родной». Они также «меньше связаны с Индией и больше ориентированы на США, чем поколение их родителей».

Этот аспект отчета — «Как американцы индийского происхождения относятся к Индии? Результаты исследования отношения индейцев и американцев к 2020 году », авторами которого являются Девеш Капур, Милан Вайшнав и Сумитра Бадринатан, — заслуживают большего внимания. Американцы индийского происхождения во втором поколении, как правило, больше американцы, чем индийцы, по сравнению со своими родителями, и, следовательно, менее снисходительны и снисходительны к Индии.

Чуть более трети рожденных в США — 36% — заявили, что чувствуют себя чрезвычайно или хорошо связанными с Индией, по сравнению с почти шестью из 10 — 59% — натурализованных американцев индийского происхождения, родившихся за границей, которые чувствовал то же самое. Двадцать пять процентов американцев индийского происхождения, родившихся в США, заявили, что не чувствуют себя слишком или совсем не связанными, по сравнению с всего лишь 15% натурализованных американцев индийского происхождения.

Американцы индийского происхождения, родившиеся в США, не только меньше связаны с Индией, но и с большей вероятностью идентифицируют себя как либералы — от 55% до 41%.Они, как правило, больше озабочены правами человека, демократическими ценностями и правами меньшинств — проблемами, которые подвергали испытанию каждое правительство в Индии, одной партии больше, чем другие.

Американцы индийского происхождения имеют значение. Они лоббировали Конгресс США и Белый дом с целью отмены санкций, введенных президентом Биллом Клинтоном в ответ на ядерные испытания Покрана-2 в 1998 году, которые в конечном итоге были отменены президентом Джорджем Бушем. Они сплотились — частично мобилизованные премьер-министром Нарендрой Моди, который тогда был восходящим лидером партии Бхаратия Джаната, и Сушмой Свараджем — чтобы оказать давление на Конгресс и администрацию с целью наказать Пакистан за вторжение в Каргил в 1999 году.И они помогли облегчить принятие в 2008 году ядерного соглашения между Индией и США, что стало знаковым событием, навсегда изменившим двусторонние отношения. В 2016 году сообщество помогло заблокировать продажу администрацией Барака Обамы самолетов F-16 Пакистану.

Индия выразила им свою признательность высшими гражданскими наградами. Правительству пора обратиться к их детям, американцам индийского происхождения во втором поколении, которые сейчас занимают ключевые государственные должности. И это не должно быть трудным.

Ключ к разгадке дает то же исследование, в котором отмечена проблема. Американцы индийского происхождения во втором поколении, родившиеся в США, редко бывают в Индии; поэтому «Пункт назначения — Индия» может не работать. Но 51% из них сказали, что смотрели индийские фильмы / телевидение за последний месяц; и 67% из них ели индийскую еду за этот период. Могут ли еда и фильмы быть полезными для начала разговора?

[email protected]

Выраженные мнения являются личными

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>