МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Статья ложные показания: Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний

Дача заведомо ложных показаний – преступление и наказание


Дата: 29.01.2021 15:58

В каждом судебном заседании истина по делу устанавливается с помощью доказательств, к которым процессуальный закон относит, в том числе показания свидетелей произошедшего. Именно свидетельские показания чаще всего решают судьбу подсудимого, а потому любое лицо, выступающее свидетелем в судебном процессе, обязано говорить только правду и ничего, кроме правды.

Нередко возникают ситуации, когда свидетель либо потерпевший лжёт – в личных интересах, по чьей-то просьбе, по какой-либо иной причине – не важно. В таком случае, он совершает уголовно наказуемое преступление. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает ответственность за заведомо ложные показания по статье 307.

Дача заведомо ложных показаний – статья 307 УК РФ, под этим понимается намеренное, сознательное искажение сведений, касающихся обстоятельств дела на этапе дознания, следствия или суда.

Объектом такого преступления, как лжесвидетельство, выступают права и свободы человека, а также деятельность следственных органов и суда, потому как главная опасность подобного поступка – наказание невиновного и вынесение незаконного решения суда.

Субъектом преступления может выступать не только свидетель, дающий ложные показания, а также потерпевший, оговоривший обвиняемого, и переводчик, эксперт или иные специалисты, давшие неверное заключение.

Статья 307 УК РФ предусматривает несколько вариантов наказаний для тех, кто ввёл следствие либо суд в заблуждение. Выбор того или иного вида наказания зависит от обстоятельств конкретного дела.

Самая минимальная ответственность – это штраф, однако сумма его достаточно весома – до восьмидесяти тысяч, или же в соответствии с размером заработной платы за полгода. Также за данное преступление можно получить обязательные работы на четыреста восемьдесят часов или лишение свободы на срок до двух лет.

Если же эти деяния были совершены с обвинением лица в тяжком, а также в особо тяжком преступлении, наказание может быть назначено в виде принудительных работ на пять лет или лишения свободы также на пять лет.

Есть также и специальное условие, отмеченное в примечании к статье 307 УК РФ, при выполнении которого уголовная ответственность не наступает. Это добровольное признание в даче ложных показаний. Однако работает это условие на этапе следствия, до вынесения приговора судом. Лицо, сознавшееся в искажении информации, не подлежит уголовному преследованию.

   Комментирует ситуацию помощник прокурора Кировского района г. Самары Анастасия Староверова

Внесение изменений в ст. 384 УК Украины, включив к субъектам преступления за заведомо ложные показания подозреваемого и обвиняемого Внесення змін до ст. 384 КК України, включивши до субєктів злочину за завідомо неправдиві показання підозрюваного та обвинуваченого

На данный момент подозреваемый имеет широкий спектр прав, установленных и охраняемых как национальным, так и международным законодательством. Он вместе с защитником, право на которого ему также гарантируется и обеспечивается, вправе подавать заявления, ходатайства, жалобы, представлять доказательства, давать пояснения и показания.
Согласно УПК Украины, подозреваемый имеет право (а не обязанность) давать показания, пояснения, по поводу предъявленного ему подозрения. Это понятно, и соответствует действующим национальным, так и международным принципам уголовного процесса.

В это же время, статья 84 УПК Украины относит показания подозреваемого к процессуальным источникам доказательств. А именно на основании доказательств, по ст. 84 УПК Украины, следователь, прокурор, следственный судья и суд устанавливают наличие либо отсутствие фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного процесса, и подлежат доказыванию.
Таким образом, показания такого субъекта, как подозреваемого, по идее, заложенной в соответствующих статьях, процессуально занимают свою нишу в «пирамиде доказывания», и на основе данных, полученных в ходе допроса, процессуальное лицо может принимать качественно важные процессуальные решения, имеющие свои последствия.
Добавлю, что в соответствии со ст. 9 УПК Украины, прокурор, руководитель органа досудебного расследования, следователь, обязаны всесторонне, полно и беспристрастно исследовать обстоятельства уголовного производства, выявить как те обстоятельства, которые разоблачают, так и те, что оправдывают подозреваемого, обвиняемого, а также те обстоятельства, которые смягчают либо отягощают его наказание, дать им надлежащую правовую оценку и обеспечить законность и беспристрастность процессуальных решений.
Из этого исходит, что процессуальный субъект, осуществляющий досудебное расследование, получив какую-либо информацию в ходе допроса подозреваемого, обязан дать исчерпывающую оценку такой информации, провести ряд необходимых следственных и процессуальных действий, пока данная информация не подтвердится либо не будет опровергнута в полной мере. В противном случае иной ход событий можно расценить как односторонность расследования, обвинительный уклон деятельности органа досудебного расследования, и кроме того – нарушение презумпции невиновности лица.

Что определяет «процессуальную ценность» показаний? На практике «процессуальная ценность» показаний определяется наличием ответственности за дачу заведомо ложных показаний. То есть, лицо, которое является субъектом преступления по ст. 384 УК Украины (введение в заблуждение суда или иного уполномоченного органа), считается «надежным источником» доказательств.
Подозреваемый не является субъектом данного преступления, и не несет какой-либо ответственности за заведомо ложные показания, что, по сути, дает ему право законно вводить в заблуждение органы досудебного расследования и суд, не неся при этом вообще какой-либо ответственности. Кроме того, подозреваемый не несет ответственности за изменения в своих показаниях, какими бы радикальными эти изменения не были.
Данное положение, по моему мнению, идет в разрез с самой сутью уголовного процесса – ведь целями уголовного процесса является защита личности, общества и государства от уголовных правонарушений, охрана прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также обеспечение быстрого, полного и беспристрастного расследования и судебного рассмотрения с тем, чтобы каждый, кто совершил уголовное преступление, был привлечен к ответственности в меру своей вины, ни один невиновный ни был обвинен или осужден, ни одно лицо не было подвержено необоснованному процессуальному принуждению и чтобы к каждому участнику уголовного судопроизводства была применена надлежащая правовая процедура.
Ведь как процессуальная деятельность не должна сводиться к фиксации обстоятельств с одной целью – направить производство в суд, не взирая на показания подозреваемого, так как «он может говорить, что угодно – он не несет за это ответственности».
Так же процессуальная деятельность не должна сводиться к тому, что подозреваемый, наделенный массой прав для своей защиты, может говорить и делать что угодно, называя это своей «линией защиты», затягивать таким образом процесс по каким-либо причинам и т.п.
Наличие в законодательстве в принципе возможности введения в заблуждение органа досудебного расследования и суда без какой-либо ответственности либо негативных последствий для подозреваемого является фактором, подрывающим авторитет органов государственной власти, а также противоречащим самой идее истинного правосудия.
И данное утверждение совершенно не противоречит нормам ст. 18 УПК Украины («Свобода от саморазоблачения и право не свидетельствовать против близких родственников и членов своей семьи»), а также аналогичным нормам где говорится о том, что никто не может быть принужден признать свою виновность в совершении уголовного преступления или принужден давать объяснения, показания, которые могут стать основанием для подозрения, обвинения в совершении уголовного преступления.
Также каждый человек имеет право не говорить ничего по поводу подозрения или обвинения против него, в любой момент отказать отвечать на вопросы, а также быть немедленно уведомленным об этих правах.
Законодатель дает право абсолютного отказа от дачи каких-либо показаний, опять же – без каких-либо последствий для оценки такой процессуальной позиции.
Поэтому в данном случае считаю необходимым уровнять статус подозреваемого в плане несения уголовной ответственности за введение в заблуждение органов досудебного расследования и суда, ибо уголовный процесс имеет свои цели, изложенные выше, а способы защиты – личный выбор каждого.
Кроме того, просто недопустимо давать возможность безнаказанно менять показания подозреваемому в зависимости от «удобных» ему обстоятельств. Например, подозреваемый, которому было надлежащим образом обеспечено право на защиту, дал признательные и подробные показания по обстоятельствам совершенного им преступления, а после ознакомления с материалами уголовного производства изменил данные показания в суде и отказался от предыдущей позиции. В данном случае по закону какой либо ответственности подозреваемый не несет, однако все ранее сказанное им теряет значение в силу того, что подозреваемый занимает другую позицию. Это в корне неверно, так как полностью обесцеливает досудебную процессуальную работу с подозреваемым.
Учитывая вышеизложенное, считаю необходимым внести в список субъектов ст. 384 УК Украины подозреваемого и обвиняемого.

Может усилиться ответственность экспертов за ложные заключения при расследовании преступлений

Комитет по государственному строительству и законодательству рекомендовал принять во втором чтении поправки в Уголовный кодекс РФ, устанавливающие уголовную ответственность за заведомо ложные заключения или показания эксперта при рассмотрении сообщения о преступлении.

В настоящее время уголовная ответственность экспертов и специалистов за дачу ложных сведений предусмотрена ст.

307 УК РФ «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод». Положения этой статьи распространяются на стадию предварительного расследования по уголовному делу, а также на стадию рассмотрения дела в суде — то есть на период, когда уголовное дело уже возбуждено.

Вместе с тем заключения, показания эксперта или специалиста зачастую необходимы не только после возбуждения уголовного дела, но и на стадии проверки сообщения о преступлении, чтобы определить наличие или отсутствие признаков преступления. Например, проведение судебно-медицинской экспертизы потерпевшего; почерковедческой экспертизы; экспертизы веществ в случае сообщения о незаконном обороте наркотиков, взрывчатых веществ и т. д. При этом ложные сведения, представленные экспертом в такой ситуации, создают условия либо для необоснованного уголовного преследования невиновного, либо для незаконного отказа в возбуждении уголовного дела, нарушающего право потерпевшего на доступ к правосудию. «Поэтому очевидно, что такие деяния представляют не меньшую общественную опасность, чем те, которые осуществлены на других стадиях уголовного производства», — сказал соавтор законопроекта, Председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников

Крашенинников
Павел Владимирович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» .

«В целях устранения законодательного пробела предлагается внести изменение в ст. 307 УК РФ, установив, что уголовная ответственность за заведомо ложное показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод предусматривается на всех стадиях судебного и досудебного производства», — сообщил парламентарий.

«Если такое деяние сопряжено с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то максимальное наказание для эксперта или специалиста составит до пяти лет лишения свободы», — сказал глава Комитета.

«Предлагаемые изменения позволят усилить защиту прав граждан на доступ к правосудию, ограждая от возможных злоупотреблений со стороны нечистых на руку экспертов, чьи заключения зачастую имеют решающее значение для возбуждения уголовного дела или отказа в нем», — отметил Павел Крашенинников.

Уголовная ответственность за дачу ложных показаний по уголовным делам

МВД Просмотров: 85

По статья 307 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность – За заведомо ложные показание  свидетеля, потерпевшего либо заключение эксперта, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования — наказываются штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Показания являются ложными, если в них полностью либо частично искажаются факты, важные для разрешения дела по существу. Умолчание о таких фактах также  относятся к ложным показаниям.

В июне текущего года по данной статье органами предварительного следствия возбуждено  уголовное  дело по ч. 1 ст. 307 УК РФ в отношении гражданина гражданина «С», который во время судебного процесса будучи  предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний,  в ходе  допроса в качестве свидетеля из личной заинтересованности дал заведомо ложные показания в суде. В последствии он был изобличен в даче заведомо ложного показания. В настоящее время  данное уголовное дело направлено в суд с обвинительным заключением.

В примечании к ст. 307 УК РФ установлен специальный вид освобождения от ответственности лиц, совершивших данное преступление, в случае, если они до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или о неправильном переводе.

Практика показывает, что лица, давшие в суде заведомо ложные показания, в конечном итоге изобличаются и привлекаются к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

особенности наказания, исключения из правил

Дата публикации: 30.04.2019 14:27

Во время допроса свидетелей, как в гражданских, так и уголовных делах, их предупреждают об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Соответствующее наказание регламентировано статьей 384 Уголовного кодекса Украины и предполагает:
  • исправительные работы сроком до двух лет;

  • арест сроком до 6-ти месяцев;

  • ограничение свободы на срок до двух лет.

Если ложные показания дает человек, обвиняемый в тяжком или особо тяжком преступлении, это совмещено с искусственным созданием доказательств сторонами дела, либо неверные показания даются из корыстных побуждений, наказание будет более серьезным. В перечисленных случаях лицу грозит до двух лет исправительных работ, ограничение свободы сроком до пяти лет, либо лишение свободы сроком от двух до пяти лет.

Определить неправдивость показаний на практике сложно, поэтому следователи могут применять повторные допросы свидетеля в разные отрезки времени, соотносить его слова с показаниями других свидетелей и прочими имеющимися доказательствами. Как правило, целью дачи ложных показаний обычно является:

  • защита виновного лица от ответственности перед законом;

  • получение материального вознаграждения;

  • уход от ответственности за иное преступление;

  • наличие личной заинтересованности в деле (месть, ненависть в отношении обвиняемого или потерпевшего и т.д.).

Следователи, которые занимаются расследованием уголовных производств, чаще всего могут определить ложные показания, особенно если в деле имеется несколько свидетелей. При этом отказ свидетеля от дачи показаний без уважительных причин также является уголовным правонарушением, которое квалифицируется по статье 385 Уголовного кодекса Украины.

Согласно закона, отказ от дачи показаний может выражаться в следующем:

  • свидетель открыто и категорично заявил о нежелании давать показания в целом или частично, что может быть сделано письменно или устно;

  • свидетель сделал ложное заявление об отсутствии у него информации по делу;

  • замалчивание отдельных фактов и обстоятельств в предоставляемых показаниях.

Человек будет нести ответственность только в том случае, если его предупредили о ней в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством (под расписку). Если в материалах дела есть такой документ, за отказ от показаний предусмотрено уголовное наказание. В противном случае это будет квалифицироваться как уклонение от явки в органы досудебного расследования или к прокурору, что предусматривает административную ответственность (штраф в размере 51-136 грн. ).

Человек не понесет уголовной ответственности, если он откажется давать показания против себя, а также членов семьи и близких родственников (статья 63 Конституции Украины). В число близких родственников и членов семьи входят:

  • супруги;

  • родители, в том числе и приемные;

  • дети, в том числе и приемные;

  • родные братья и сестры;

  • дедушки и бабушки;

  • прадедушки и прабабушки;

  • внуки и правнуки;

  • опекуны и подопечные;

  • иные совместно проживающие лица, которые связаны общим бытом и имеют взаимные права и обязанности (проживающие в гражданском браке также могут отказаться от дачи показаний без последствий).

Согласно Единого реестра судебных решений, в среднем ежегодно к ответственности за дачу ложных показаний и отказ от предоставления информации привлекают около 30-ти человек. Это свидетельствует о том, что доказать неправдивость показаний достаточно сложно, но в любом случае, не стоит рисковать и передавать следствию неверные данные, особенно если целью является защита подозреваемого или обвиняемого лица.

Чтобы обеспечить эффективную защиту, не нарушая при этом закон – обратитесь к опытному адвокату. Ознакомившись с материалами дела, я разработаю наиболее действенную стратегию защиты клиента, без необходимости дачи ложных показаний. Я помогу защитить права и свободы человека на любой стадии дела: как досудебном расследовании, так и при рассмотрении в суде, стоит только обратиться ко мне и обеспечить себе профессионального защитника.

Статья 160 КАС РФ. Предупреждение свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний

1. Перед допросом свидетеля его личность устанавливает председательствующий в судебном заседании либо суд или учреждение, обеспечивающее участие свидетеля в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи. Председательствующий в судебном заседании разъясняет ему права и обязанности, предусмотренные статьей 51 настоящего Кодекса, предупреждает об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации, за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. У свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Подписка приобщается к протоколу судебного заседания.

2. Свидетелю, не достигшему возраста шестнадцати лет, председательствующий в судебном заседании разъясняет обязанность правдиво изложить все известные ему сведения относительно данного административного дела. Такой свидетель не предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

В ст. 160 КАС РФ, предусматривающую и регламентирующую предупреждение свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, вошли положения, аналогичные положениям ст. 176 ГПК РФ. Так, ч. 1 ст. 160 КАС РФ содержит положения, аналогичные следующим положениям ч. 1 ст. 176 ГПК РФ: до допроса свидетеля председательствующий устанавливает его личность, разъясняет ему права и обязанности свидетеля и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний; у свидетеля берется подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность; подписка приобщается к протоколу судебного заседания. Права и обязанности свидетеля предусмотрены ст. 51 КАС РФ, к которой и отсылает ч. 1 ст. 160 КАС РФ.

Часть 1 ст. 160 КАС РФ также предусматривает, что личность свидетеля могут устанавливать суд или учреждение, обеспечивающие путем использования систем видеоконференц-связи участие свидетеля в судебном заседании лиц. Это положение закреплено аналогично соответствующим положениям ч. ч. 3 и 4 ст. 155.1 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 26 апреля 2013 г. N 66-ФЗ).

В ч. 1 ст. 160 КАС РФ (как и в ч. 1 ст. 176 ГПК РФ) имеется в виду ответственность, установленная ст. 307 УК РФ за заведомо ложные показания свидетеля и ст. 308 того же Кодекса за отказ свидетеля от дачи показаний. Согласно примечанию к ст. 307 УК РФ свидетель освобождается от установленной данной статьей уголовной ответственности, если он добровольно в ходе судебного разбирательства до вынесения решения суда заявил о ложности данных им показаний.

Часть 2 ст. 160 КАС РФ содержит положения, аналогичные следующим положениям, установленным в ч. 2 ст. 176 ГПК РФ: свидетелю, не достигшему возраста 16 лет, председательствующий разъясняет обязанность правдиво рассказать все известное ему по делу, но он не предупреждается об ответственности за неправомерный отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Положения ч. 2 ст. 160 КАС РФ (как и ч. 2 ст. 176 ГПК РФ) закреплены соответственно норме ч. 1 ст. 20 УК РФ, в которой в качестве общего правила предусмотрено, что уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста.

статья 307 УК РФ и ответственность



Последнее обновление:

Информация от человека признается ложной в случае, если он осведомлен о том, что дает неверные сведения представителям правоохранительных органов, а также суду.
Таким образом, ложные сведения – это информация, которая передается в судах, следователю, органам дознания. Человек, информирующий их о каком-либо событии, знает, что говорит неправду, но целенаправленно это делает. Но его обязаны информировать в письменном виде об ответственности, которая предусмотрена законом за недостоверные данные.

Дача ложных показаний – это передаваемые сведения, которые делятся на 2 категории:

  • донос;
  • сведения.

Донос – это сведения, не соответствующие действительности, передаваемые правоохранительным органам, в ситуации, когда один человек нелестно отзывается о действиях другого с напором, что последний преступил закон. Хотя информирующий отлично знает, что никто не совершал противоправного деяния. В качестве доноса может быть сообщение, передаваемое в устной или письменной форме, скрытно, анонимно.

Сведения потерпевших, а также свидетелей события. Информация, переданная этими лицами, искажается. Это делается умышленно в целях усугубить положение подозреваемого лица. В итоге то, что сказано ими, может привести к приговору, вынесенному невиновному человеку.

Ложные показания – статья 307 УК РФ. По ней наказываются лица, которые сознательно вводят правоохранительные органы в заблуждение.

Ст.307 УК РФ

Статья 307 УК РФ устанавливает периоды наказания за незаконное деяние. В назначении его длительности имеет решающее значение квалификация преступного деяния по его составу.

ОбъектОбъект. сторонаСубъектСубъект. сторона
общественные отношения, которые обеспечивают полное и объективное рассмотрение дела;
факультативно – честь и достоинство человека
• действия индивида, имеющие общественно-опасное значение, дезоинформирование правоохранительных органов, судов относительно обстоятельств дела
• недостоверная информация от свидетелей, экспертов
лица от 16 лет• прямой умысел;
• действия человека направлены на дезоинформирование компетентных органов;
• информирующий понимает их значение, а также совершает их умышленно, осознавая последствия

О ложности показаний можно говорить в случае, если информация, доносимая до компетентных органов, искажается. Кроме того, сведения замалчиваются. Например, выступающий в суде свидетель не рассказывает о том, что на месте совершенного противоправного деяния находились третьи лица. Или эксперт, описывающий полученные женщиной телесные повреждения, умалчивает о наличии следов изнасилования.

Ответственность за эти действия наступает в случае, если они совершаются в ходе процессуальных действий в рамках закона. Исходя из этого, дача сведений, которые заведомо ложные, не может быть рассмотрена в качестве преступления, если информация принималась лицом, не имеющим право на это. Либо, если никто из тех, кто дал неверные данные, не был предупрежден о возможной ответственности за это.

По составу преступления – они формальные. При этом учитывается, что преступление окончено с момента дачи показаний.

Виды ответственности за дачу заведомо ложных показаний

Статья  306, 307 устанавливает виды ответственности за рассматриваемое правонарушение.  Помощь им – положения КоАП.

Административная Статья по КоАПУголовнаяСтатья по УК
ложный вызов скорой, пожарной охраны19.13сообщение о противоправном деянии, которого не было;
сообщение о противоправном деянии, которого не было (особо тяжкая квалификация)
306:
• штраф до 120000
• обязательные работы до 480 ч.
• работы исправительного характера до 24 мес.
• арест до 2 лет
штраф до 300000
лишение свободы до 3 л.
искусственное создание доказательств виновного человекалишение свободы до 6 л.
ложное уведомление о теракте207:
лишение свободы до 5 л.
дача показаний (ложных) 307:
штраф – до 8000
работы обязательного (480 ч) и исправительного характера до 2 л.

Объективная сторона ст.307 УК РФ

Объективная сторона противоправного деяния заключается в опасных действиях, которые оно несет. В частности, происходит дезоинформирование правоохранительных органов. А также судебных инстанций: в это понятие включена дача свидетелями и экспертами на заседании заведомо ложных данных.

О том, что информация ложная, можно говорить в случае ее искажения или непредставления данных, которые сопутствовали совершению противоправного деяния.

Показания, которые незаконны – это те, которые относятся к предмету доказывания и оказывают непосредственное влияние на вынесение инстанцией приговора человеку.

ВАЖНО: все лица, которые могут быть привлечены за дачу показаний, являющихся заранее ложными, должны быть предупреждены об ответственности. Это обязательное требование, без которого санкции по статьям УК РФ не могут быть наложены на человека.

Субъективная сторона ст.307 УК РФ

Субъективная сторона преступного деяния характеризуется виновными действиями гражданина в форме прямого умысла. На это указывает ложность показаний. Человек осознавал и понимал заранее, что он говорит неправду. Для квалификации преступления его мотивы не имеют никакого значения.

Субъект рассматриваемого правонарушения – специальный. Уголовный Кодекс устанавливает ответственность с 16 лет. Правонарушителями могут быть лица, которые указаны в ст. 307:

  • переводчик;
  • лицо, которое выступает потерпевшим в деле;
  • эксперты;
  • свидетель;
  • специалист.

СПРАВКА: лица, которые участвуют в рассмотрении уголовного дела, если им нет 16 лет, не привлекаются к наказанию!

В ст. 307 содержится примечание. В нем указано, что все перечисленные лица не несут ответственности, если они по своей воле в ходе дознания и ведения следственных мероприятий признались о том, что они дали ложные показания. Либо был осуществлен неверный перевод. Но обязательным условием выступает то, что они должны это сделать до суда.

Объект преступления по ст.307 УК РФ

Объектом противоправного деяния выступает порядок дачи показаний. Он установлен положениями процессуального закона. Кроме того, это заключение, данное экспертом, показания специалиста при осуществлении уголовного преследования или правосудия. Дополнительно или факультативно объектом данного правонарушения выступают полномочия, которыми обладают граждане и ЮЛ, выступающими участниками судопроизводства или уголовного преследования.

Общественная опасность правонарушения состоит в том, что истина искажается. Показания, которые дают свидетели в суде, а также специалисты и эксперты, не помогут установлению реальных обстоятельств дела и создают в этом препятствия. Нарушается нормальная работа суда, правоохранительных органов, так как может быть вынесено ошибочное решение по конкретному делу.

Необходимо понимать, что такое ложные показания, для верной квалификации преступного деяния. Это сведения, которые:

  1. Не соответствуют реальности: в полном или частичном объеме.
  2. Допустимы к рассмотрению. Это означает, что они переданы компетентному лицу в порядке, который установлен требованиями законодательства. Кроме того, были надлежаще оформлены. Если человек рассказывает о том, что ему известно, следователю без протокола, эти сведения не имеют никакого правового значения. По ГПК они не обладают критериями допустимости.

Ложные показания в гражданском праве

По ст. 30 ГПК РФ, человек, участвующий в гражданском судопроизводстве, обязан давать показания, которые соответствуют действительности. В ином случае, закон предусматривает последствия, которые предусмотрены ст. 307 УК РФ. Свидетель за дачу показаний также обязан отвечать, но на практике это происходит нечасто.

Ситуация объясняется тем, что положения ГК РФ содержат возможные последствия в случае обмана одной стороны договора другой. Например, в вопросах непредставления правдивых данных о товаре, сроках его годности. А также сообщение о том, что предмет договора находится под обременением.

Если одна сторона сообщает второй ложные ведения, которые касаются предмета их договора, то наступают последствия 179 ст. ГК. Сделка признается недействительной. Иск потерпевшей стороны подлежит в суде удовлетворению.

Судебная практика

Приговор суда по ч. 1 ст. 307 УК РФ № 1-959/2017

В суде рассматривалось дело гражданки И., которая вместе со своим сожителем пришла в магазин поздно вечером. На торговой точке между мужчиной и покупателем возник конфликт. Он происходил вне помещения, на улице: сожитель гражданки И. и покупатель поспорили друг с другом. В результате ссоры был избит сожитель подсудимой.

Ранее, она выступала по этому делу в качестве свидетеля. Было доказано, что она дала ложные показания. В результате был осужден покупатель магазина. По словам гражданки И., он нанес телесные повреждения ее сожителю. На самом деле, ситуация развивалась иным образом.

По материалам суда, получается, что гражданка И. действовала в сговоре со своим сожителем. В качестве свидетеля, несмотря на то, что она была предупреждена предварительным следствием о даче ложных показаний, она сообщила недостоверную информацию. И с обвинением, впоследствии ей предъявленным, она согласилась.

Суд учел при вынесении приговора смягчающие вину обстоятельства. В частности, у нее на иждивении находятся родители, которые не могут работать из-за проблем со здоровьем. На работе женщина характеризуется только с положительной стороны. Бывшая спортсменка. Ранее не привлекалась к ответственности. Суд приговорил ее по ст. 307, ч. 1 УК РФ. В частности, гражданка И. выплатит штраф в размере 5000 в доход государства. При наказании суд учитывал степень правонарушения – небольшой тяжести. А также личность подсудимой.

Когда ответственность не наступает

Всегда ли человека привлекают к ответственности, если он солгал? Необходимо помнить, что невозможно привлечь человека к ответственности в ситуации, когда он заблуждался относительно своих показаний, и это носило добровольный характер.

Таким образом, ответственность лица, наступающая по ст. 307 УК РФ, имеет место в случаях, если происходит судопроизводство по уголовным делам. Если в суд подан иск при судопроизводстве по гражданской категории правоотношений и даются показания, ложные по своей сути, то ответственность по рассматриваемой статье УК не наступает.

Не привлекается к ответственности лицо по ст. 307 УК – свидетель, в отношении которого уголовное дело было выведено в отдельное производство.

Заказать бесплатную консультацию юриста

Лжесвидетельство | закон | Britannica

Лжесвидетельство , по закону, дача ложных показаний под присягой по вопросу или пункту расследования, рассматриваемому как существенный.

Как традиционные, так и современные правовые системы имеют положения о даче показаний под присягой и предусматривают наказание за дачу ложных показаний. Например, исламское право в значительной степени полагается на свидетельские показания под присягой для вынесения обвинительного приговора. Учение Мухаммеда, записанное в Коране, содержит четкие предписания против ложной присяги и конкретные наказания, когда это происходит.

Лжесвидетельство первоначально состояло из дачи ложных показаний под присягой в суде, но в 19 веке его определение было расширено и теперь включает дачу ложных показаний по подтверждению другим трибуналам, имеющим власть закона. Лжесвидетельство может быть совершено свидетелями обвинения или защиты (или свидетелями с обеих сторон в гражданском процессе), а также в ходе судебного разбирательства перед присяжными или после вынесения вердикта в ходе судебного разбирательства, ведущего к вынесению приговора.

Чтобы быть виновным в лжесвидетельстве, обвиняемый должен продемонстрировать преступный умысел — i.е., человек должен сделать ложное заявление и должен либо знать, что это утверждение ложно, либо не верить в его истинность. Кроме того, ложное заявление должно иметь отношение к рассматриваемым вопросам в ходе судебного разбирательства; Обычно лицо не может быть обвинено в лжесвидетельстве, если прокурор дал ложные показания исключительно для получения доказательств по обвинению в лжесвидетельстве. Лицо, которое делает ложное заявление, но позже исправляет его, не лжесвидетельствовало. Во многих юрисдикциях закон устанавливает особые требования для доказательства лжесвидетельства; одно из таких требований состоит в том, что лицо не может быть осуждено за лжесвидетельство на основании показаний только одного свидетеля.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Дачу ложных показаний под присягой отличает лжесвидетельство от преступного неуважения, которое является препятствием отправлению правосудия, как правило, в нарушение постановления суда. За лжесвидетельство, препятствующее рассмотрению дела, по этой причине может быть назначено более строгое наказание. Однако, как правило, наказание направлено не столько против эффекта лжесвидетельства, сколько против игнорирования самой клятвы.Таким образом, лицо, многократно давшее лжесвидетельство в ходе рассмотрения дела, может быть признано виновным только в одном лжесвидетельстве, хотя наказание может быть ужесточено.

Преступления, связанные с лжесвидетельством, включают подстрекательство к лжесвидетельству (убеждение других лиц к лжесвидетельству или знание о чужом лжесвидетельстве и не доведение этой информации до сведения властей) и широкий спектр установленных законом правонарушений, связанных с ложными заявлениями в официальных документах (например, заявление на получение водительских прав).

Дача ложных показаний в Швеции

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. четыре года или, если преступление мелкое, к штрафу или тюремному заключению на срок не более шести месяцев.

Если преступление является тяжким, назначается лишение свободы на срок от двух до восьми лет.При оценке того, является ли преступление тяжким, особое внимание следует уделять тому, было ли оно совершено с намерением осудить невиновное лицо за тяжкое преступление или кому-то был причинен очень значительный вред. (Закон 1975: 1292)

Раздел 2

Лицо, которое во время слушания дела в суде, после заявления о том, что он расскажет правду, сообщает неправду или утаивает правду, должно быть приговорено к тюремному заключению за неправдивое заявление. на срок не более двух лет или, если преступление является незначительным, к штрафу или тюремному заключению на срок не более шести месяцев.

Раздел 3

Лицо, совершившее действие, описанное в Разделах 1 или 2, по грубой неосторожности, должно быть приговорено за неосторожное заявление к штрафу или тюремному заключению на срок до шести месяцев.

Раздел 4

Наказание не налагается, если доказано, что утверждение, описанное в Разделах 1-3, не имеет значения для вопроса.

Вышеизложенное также применяется, если лицо предоставило ложную информацию или утаило правду в отношении чего-то, о чем он имел бы право отказаться выражать свое мнение, и обстоятельства дают ему разумное оправдание.

Раздел 4 a

Лицо, которое подлежит наказанию, предоставляет ложную информацию или скрывает правду от суда в Дании, Финляндии, Исландии или Норвегии, должно быть приговорено за ложные показания перед северным судом к санкциям, предусмотренным в Разделе 1, если свидетельские показания были бы даны под юридической присягой в этом Королевстве, и в соответствии с Разделом 2 в случае свидетельских показаний стороной в гражданском деле. Если деяние совершено по грубой неосторожности, лицо за неосторожное заявление в скандинавском суде подлежит наказанию в соответствии с положениями Раздела 3.

Положения статей 4, 14 и 15 применяются соответственно к деянию, упомянутому в первом параграфе. (Закон 1975: 1292)

Раздел 4b

Если свидетель или эксперт под присягой перед Судом Европейских сообществ, в суде первой инстанции этого суда или в суде Европейской зоны свободной торговли (Суд ЕАСТ), предоставляет ложную информацию или скрывает правду, приговор за неправдивое заявление в международном суде выносится в соответствии с с Разделом 1, при условии, что заявление было дано под юридической присягой в этом Царстве.Если деяние совершено по грубой неосторожности, наказание за неосторожное заявление в международном суде должно быть вынесено в соответствии с разделом 3.

Применимые части положений разделов 4, 14 и 15 также применяются к деянию, описанному в первый абзац. (Закон 1995: 316)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. такое действие, а также попытка фальсификации улик.Если бы преступление, если бы оно было завершено, было бы признано мелким, наказание, предусмотренное здесь, не налагается.

1. Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений против отправления правосудия, совершенных умышленно:

а) дача ложных показаний при наличии обязательства в соответствии с пунктом 1 статьи 69 говорить правду;

Страница не найдена | Институт мира США

Найдите USIP.орг

Тип содержания Запись в блогеЦентрКурсЦифровая библиотека мирного процесса в Южном СуданеСобытиеВнешние новостиСтандартТема обсужденияGC — Academy LandingGC — Продвижение курсаGC — СобытиеГлоссарий TermGrantINPROL PublicationЦентральная страницаНовостиОнлайн курс

Страны Африка-Ангола-Бенин-Ботсвана-Буркина-Фасо-Бурунди-Камерун-Кабо-Верде-Центральноафриканская Республика-Чад-Коморские Острова-Кот-д’Ивуар-Демократическая Республика Конго-Джибути-Экваториальная Гвинея-Эритрея-Эфиопия-Габон-Гана- Гвинея-Гвинея-Бисау-Кения-Лесото-Либерия-Мадагаскар-Малави-Мали-Мавритания-Маврикий-Мозамбик-Намибия-Нигер-Нигерия-Руанда-Сан-Томе и Принсипи-Сенегал-Сейшельские острова-Сьерра-Леоне-Сомали-Южная Африка-Южная Африка Судан-Судан-Свазиленд-Танзания-Гамбия-Республика Конго-Того-Уганда-Замбия-Зимбабве Америка-Антигуа и Барбуда-Аргентина-Багамы-Барбадос-Белиз-Боливия-Бразилия-Канада-Чили-Колумбия-Коста-Рика- Куба-Доминика-Доминиканская Республика-Эквадор-Сальвадор-Гренада-Гватемала-Гайана-Гаити-Гондурас-Ямайка-Мексика-Никарагуа-Панама-Парагвай-Перу-Сент-Китс и Невис-Сент-Люсия-Сент-Винсент и Гренадины-Тринидад и Тобаго-США-Уругвай-Венесуэла Азия-Афганистан-Австралия-Бангладеш-Бутан-Бруней-Бирма-Камбоджа-Китай-Фиджи-Индия-Индонезия-Япония-Казахстан-Кирибати-Кыргызстан Стан-Лаос-Малайзия-Мальдивы-Маршалловы острова-Микронезия-Монголия-Науру-Непал-Новая Зеландия-Северная Корея-Пакистан-Палау-Папуа-Новая Гвинея-Филиппины-Самоа-Сингапур-Соломоновы острова-Южная Корея-Шри-Ланка-Суринам- Таджикистан-Таиланд-Восточный Тимор-Тонга-Туркменистан-Тувалу-Узбекистан-Вануату-Вьетнам-Европа-Албания-Андорра-Армения-Австрия-Азербайджан-Беларусь-Бельгия-Босния-Герцеговина-Болгария-Хорватия-Кипр-Чехия-Дания-Эстония- Финляндия-Франция-Грузия-Германия-Греция-Гренландия-Святой Престол (Ватикан) -Венгрия-Исландия-Ирландия-Италия-Косово-Латвия-Лихтенштейн-Литва-Люксембург-Македония-Мальта-Молдова-Монако-Черногория-Нидерланды-Норвегия -Польша-Португалия-Румыния-Россия-Сан-Марино-Сербия-Словакия-Словения-Испания-Швеция-Швейцария-Турция-Украина-Соединенное Королевство Ближний Восток и Северная Африка-Алжир-Бахрейн-Египет-Иран-Ирак-Израиль и палестинские территории -Иордания-Кувейт-Ливан-Ливия-Марокко-Оман-Катар-Саудовская Аравия-Сирия-Тунис-Объединенные Арабские Эмираты-Йемен

Области проблемы Военно-гражданские отношенияАнализ и предотвращение конфликтовДемократия и управлениеЭкономика и окружающая средаОбразование и обучениеЭлекторальное насилиеХрупкость и устойчивость ПолГлобальное здоровьеГлобальная политикаПрава человекаСправедливость, безопасность и верховенство законаМедиация, переговоры и диалогНасилие Сортировать

Актуальность

Дата

Проблемы с допросом очевидцев по уголовным делам

Грег Херли, аналитик служб знаний и информации, Национальный центр судов штатов

Исследования показали, что свидетельские показания очевидцев могут быть очень ненадежными.Правоохранительные органы и суды должны следовать рекомендациям социологов при использовании и оценке методов работы с очевидцами, таких как составление списков, в уголовных делах.

Социологи продемонстрировали в исследованиях с 1960-х годов, что есть серьезные основания для беспокойства по поводу точности свидетельских показаний, используемых в уголовных процессах. Хотя свидетели часто могут быть очень уверены в том, что их память верна при опознании подозреваемого, податливая природа человеческой памяти и зрительного восприятия делает свидетельские показания одним из самых ненадежных доказательств.

Суды очень мало обращали внимания на проблемы, связанные с опознанием очевидцев, до тех пор, пока ДНК-доказательства не начали использоваться для оправдания обвиняемых по уголовным делам, в некоторых случаях спустя десятилетия после того, как они были осуждены. В неопровержимых случаях неправомерного осуждения люди как в судебной системе, так и за ее пределами начали подвергать сомнению факторы, которые привели к каждому неправомерному осуждению. Стало ясно, что преобладающей причиной было неточное опознание очевидцев.

В 2014 году Национальная академия наук (НАН) выпустила отчет « Выявление виновника: оценка свидетельств очевидцев» . Это был очень всесторонний обзор исследований, которые определили характер проблемы и предложили решения, которые могут быть использованы для смягчения воздействия. В отчете стало ясно, что это очень сложная проблема, коренящаяся в психологии человека, которая повлияла на работу полиции и судебных заседаний. После отчета NAS был опубликован ряд статей, в которых рассматриваются психологические основы проблемы, методы работы полиции и возможные судебные решения.

В 2016 году профессор Кейт А.Финдли опубликовал «Применение уроков, извлеченных из неправомерных убеждений: эмпирический анализ проблем реформы идентификации свидетелей» ( Missouri Law Review , том 81). Статья профессора Финдли была важна, потому что он обобщил предыдущую работу в этой области и представил ее в понятной форме для юридического сообщества. Он также рассказал о механизмах, которые некоторые государственные судебные органы использовали для смягчения проблемы.

Следует отметить, что наиболее важные реформы в области установления личности свидетелей должны будут исходить от правоохранительных органов.Однако суд играет важную роль в качестве хранителя доказательств, которые могут быть использованы против обвиняемого.

При использовании очередей для идентификации очевидцев в литературе рекомендуются следующие реформы, как это определено профессором Финдли:

  • Только один подозреваемый на процедуру
  • Правильный выбор «наполнителей»
  • Инструкции для объективных свидетелей
  • Двойное слепое управление
  • Оперативная запись заявлений о доверии
  • Последовательная презентация
  • Ограничьте использование массовых встреч

Предлагается включить в список только одного подозреваемого, даже если подозреваемых несколько.Составы составов предназначены для проверки памяти, и включение более одного подозреваемого увеличивает вероятность того, что обвиняемый будет выбран на основе простых предположений. Эта рекомендация в равной степени применима к составам на бумаге, где свидетелям показывают фотографии, и к более традиционным составам реальных людей. «Наполнители», включенные в состав, должны быть одной расы и возраста и в целом соответствовать описанию преступника. Настоящий подозреваемый не должен выделяться из-за некоторых физических характеристик наполнителей.Инструкции, данные свидетелю, должны включать заявление о том, что преступник может не присутствовать в очереди. Это критически важно, поскольку исследования показали, что эта инструкция уменьшает количество ошибочных идентификаций. В идеале инструкции должны быть стандартизированы, и те же инструкции должны читаться каждому свидетелю перед составом.

Люди могут тонко и неосознанно передавать информацию. Это может быть движение глаз, жест или другое движение тела. По этой причине управление составами должно быть «двойным слепым», что означает, что ни свидетель, ни офицер, управляющий составом, не знают, кто является подозреваемым по делу.Это исключает любое возможное «засорение» модельного ряда. Когда свидетели выбирают человека, которого они считают виновным, степень их уверенности должна регистрироваться одновременно. Это важно, поскольку исследования показали, что доверие свидетелей к своему выбору со временем может возрасти. Изменения в уровне достоверности позже могут стать критическим вопросом для проверяющего факты при рассмотрении достоверности опознания очевидца.

Недостатком традиционного набора или набора изображений, когда все изображения представлены одновременно, является то, что свидетель может сравнивать людей и выбирать человека, наиболее приближенного к тому, что они помнят.Хотя литература по этому вопросу разделена, большинство отчетов и исследований предполагают, что последовательная линейка может быть более надежной. В последовательной очереди свидетелям по одному показывают людей или картинки. Это заставляет свидетеля сосредотачиваться исключительно на представленном человеке или изображении, а не участвовать в сравнении.

Худшая форма состава — это «показ». Разоблачения обычно используются на местах и ​​проводятся вскоре после совершения преступления. Правоохранительные органы заставят свидетеля увидеть одного подозреваемого, который часто находился поблизости от места преступления.Чаще всего подозреваемый находится в наручниках и может проявлять другие признаки стресса, например, потливость. Очевидно, что эти обстоятельства создают весьма наводящую на размышления ситуацию, в которой резко возрастает риск ошибочной идентификации. Хотя могут быть некоторые ситуации, когда у полиции нет вероятной причины для ареста, и это может быть единственным жизнеспособным следственным механизмом, который у них есть, в противном случае эту практику использовать нельзя.

Суды исторически придерживались позиции, что доверие к свидетелям является прерогативой присяжных.Однако судебные органы некоторых штатов приняли меры для снижения риска ошибочной идентификации. Например, и Нью-Джерси, и Массачусетс ввели новые инструкции присяжных для штата, которые дают присяжным советы относительно проблем, связанных с опознанием очевидцев, и того, как они могут лучше оценить достоверность этих показаний. Суды Нью-Джерси также создали Правило 3:11 (Правила, регулирующие суды штата Нью-Джерси), «Протокол внесудебной процедуры идентификации». Правило требует, чтобы сотрудник правоохранительных органов делал одновременную запись процедуры составления списка, а правило определяет, что должно быть включено в запись.При невыполнении сотрудником правоохранительных органов требований правила результаты расстановки недопустимы. Это отличный пример того, как судебная система использует свою функцию контроля за доказательствами для внесения необходимых изменений в правоохранительные процедуры.

Чтобы защитить общественность от неправомерных приговоров, основанных на ложной идентификации очевидца, важно, чтобы и правоохранительные органы, и суды принимали во внимание недавние события в области социальных наук.Суды должны быть осведомлены о податливой природе человеческой памяти и о правилах расстановки кадров, используемых правоохранительными органами в юрисдикции. Несмотря на то, что суды несут ответственность за основную проблему, суды имеют право и обязаны надлежащим образом инструктировать присяжных, способность отказывать в принятии доказательств, не отвечающих фундаментальному уровню надежности, а также способность работать с партнерами системы правосудия для улучшения система уголовного правосудия.

Канцлеру Австрии Себастьяну Курцу предъявлены обвинения в даче ложных показаний на Ибице Probe

Австрийская прокуратура проинформировала канцлера Себастьяна Курца, что он подозревается в даче ложных показаний парламентскому комитету, сформированному для расследования политического скандала, свергнувшего его бывшее правительство.

Курц сказал, что ему и его руководителю аппарата грозят потенциальные обвинения в том, что они лгут законодателям, расследовавшим так называемое дело Ибицы в 2019 году, в котором участвовал его младший партнер по коалиции. Выступая перед журналистами перед заседанием кабинета министров в среду, канцлер Австрии отрицал правонарушения и сказал, что не уйдет в отставку, даже если расследование приведет к предъявлению обвинений.

«Я всегда отвечал на все вопросы правдиво», — сказал Курц репортерам в Вене, добавив, что он работает, исходя из предположения, что теперь прокуратура Австрии будет проводить расследование.

Представитель прокуратуры подтвердил расследование в отношении Курца, но сказал, что еще слишком рано говорить о том, будут ли предъявлены обвинения.

Прокуратура обнаружила расхождения между заявлениями Курца в комитете и текстовыми сообщениями Курца, министра финансов Гернота Блумела и других партнеров, согласно 58-страничному документу, который просмотрел Bloomberg News, в котором подробно излагаются предварительные результаты расследования.

Хотя Курц заявил, что он лишь косвенно участвовал в создании новой государственной холдинговой компании Австрии и выборе ее генерального директора и наблюдательного совета, сообщения показывают, что Курц управлял даже небольшими деталями процесса и принимал активное участие в разработке законопроектов и подбор персонала.

Крупнейшая правящая партия Австрии оказалась в центре внимания при расследовании обвинений в коррупции, вызванных утечкой видео с участием членов крайне правой Партии свободы. Министр финансов Гернот Блюмел подвергся критике со стороны оппозиционных партий за несвоевременное выполнение постановления конституционного суда о передаче пакета электронных писем.

Правительство доставило документы на этой неделе после редкого призыва президента страны выполнить приказ.Блюмел сказал, что задержка связана с проблемами конфиденциальности сотрудников Министерства финансов.

(Актуализация с отчетом прокуратуры в пятом абзаце)

Прежде чем оказаться здесь, он находится на терминале Bloomberg.

УЧИТЬ БОЛЬШЕ

Как дикие показания этого афериста отправили десятки в тюрьму и 4 человека в камеру смертников температура взлетела до 90-х.«Каждый день мне приходилось копать ямы в земле вдоль линии нашего забора, под палящим солнцем и без воды», — сказал мне Андерсон. «Мне не разрешали принимать душ, не разрешали чистить зубы. Мне разрешалось есть только один раз в день. Я так падал в обморок, что видел звезды ». Когда Скальник разрешил ей войти внутрь, ей пришлось оставаться в своей комнате, отрезанной от остального мира. Только после месяца изоляции, когда она была в наиболее отчаянном и уязвимом состоянии, Скальник предложил ей выход. «Он вошел в мою спальню и сказал:« У меня есть идея, которая улучшит отношения между нами », — сказала она.

Андерсон не сказала ни слова о последовавшем сексуальном насилии — «Я не думала, что кто-нибудь мне поверит», — объяснила она, — до конца того лета, когда она набралась храбрости и доверилась другу семьи. «Она сказала мне, что должна сообщить о насилии, и с этого все началось», — сказал Андерсон. Заклятие, которое Скальник наложило на ее мать, в одно мгновение было разрушено. «Как только моя мать узнала, что он делал, она позвонила в полицию, — сказал Андерсон. Скальник был арестован по обвинению в изнасиловании ребенка.

В глазах закона Скальник впервые совершил сексуальное преступление. «Если бы он был ранее осужден за сексуальное насилие над ребенком, ему оставалось бы 25 лет жизни», — сказала Маргарет Хиндман, бывший помощник окружного прокурора округа Галвестон, которая его преследовала. Вместо этого ему грозило от двух до 20 лет. Тем не менее, Хиндман преследовал его с энергией, которой не хватало прокурорам округа Пинеллас. Она была удивлена, когда я рассказал ей о длительном участии Скальника в качестве государственного свидетеля. «Этот парень явно был грандиозным, бредовым и страдающим нарциссическим расстройством личности», — сказала она.«Он хвастался, что был с ФБР, что он был с ЦРУ, и ничего из этого не подтвердилось. Трудно поверить, что прокуратура полагалась на него ».

Скальник признал свою невиновность, но отказался от участия в конкурсе в обмен на 10-летний тюремный срок — сделка, которая была не такой суровой, как хотелось бы Андерсону, хотя и избавила ее от необходимости терпеть судебное разбирательство. Она училась в колледже, когда Скальник впервые обратился за условно-досрочным освобождением, и она написала членам комиссии по условно-досрочному освобождению, призывая их не освобождать его досрочно, и они выполнили ее пожелания.

В 2002 году он был освобожден, отсидев десять лет в тюрьме. Вместо того, чтобы зарегистрироваться в качестве сексуального преступника, как это требовалось по закону, он просто исчез. В следующем году он был арестован в округе Мидлсекс, штат Массачусетс, к западу от Бостона, за воровство и подделку документов после того, как он украл тысячи долларов у ничего не подозревающих клиентов, которые наняли его под ложным убеждением, что он был адвокатом. Он признал себя виновным и отбывал срок в тюрьме штата, а затем бежал из штата примерно в 2009 году после неоднократного нарушения условий своего испытательного срока.

Следующие шесть лет ему удавалось жить без внимания в Восточном Техасе, где его звали Э. Пол Смит. Заявив, что он адвокат, агент национальной безопасности под прикрытием, бывший летчик-истребитель, сбитый над Вьетнамом, и неизлечимо больной раком, он занимался различными мелкими мошенничествами. «Он составлял завещания людей, выполнял для них юридическую работу и инвестировал их деньги, хотя никто никогда не видел никакой отдачи», — сказала Ширли Саатхофф, старший инспектор Маршалов США в отставке, которая начала расследование в отношении Скальника летом 2015 года после дочь одного из его любовных интересов выяснила его настоящее имя и проверила его судимость.«Он причинил боль и использовал множество женщин», — добавил Саатхофф. Все, даже его свадьба с женщиной по имени Джуди Смит, которая была бы его девятой женой, оказалось фикцией, вплоть до фальшивого разрешения на брак, которое он дал ей на свидание и подписал. (Теперь она Джуди Бити.) «Пол вложил в ложь ровно столько правды, чтобы заставить вас поверить в это», — сказала она мне.

Когда в октябре того же года правоохранительные органы наконец догнали его и арестовали за то, что он не зарегистрировался в качестве сексуального преступника, у него было более 30 поддельных удостоверений личности, а также диплом юридического факультета в рамке, юридический словарь с тиснением слова E.ПОЛ СМИТ, адвокат, адвокат и пистолет. После ареста он попросил поговорить с правоохранительными органами. «Он хотел заключить сделку, — сказал мне Джеймс Феррис, следователь из департамента шерифа округа Панола, однажды утром в своем аккуратном офисе в Карфагене, штат Техас. — Он начал говорить мне, что может быть полезен в тюрьме, и я сказал ему, что мне не интересно разговаривать с ним дальше ». Феррис категорически возражал, почему он не хотел бы работать со Скальником. «Я никогда не смогу сказать на стенде, что я верю, что информация, которую он мне дал, была правдивой и достоверной.

Закон лжи: лжесвидетельство, ложные заявления и воспрепятствование

Среди основных тем слушаний HPSCI в понедельник были необоснованные заявления Трампа о том, что президент Обама приказал прослушивать телефонные разговоры тогдашнего кандидата Трампа в Башне Трампа, и обвинения Белого дома в том, что британская разведка вел наблюдение по указанию Обамы.

В последнее время было много публичных дискуссий о значении лжи. Кажется, что Трамп, его Белый дом и сотрудники предвыборной кампании начинают или увековечивают новую ложь почти ежедневно.Несмотря на репутацию своей администрации как лживую, президент Трамп регулярно обвиняет своих оппонентов в «фейковых новостях», а его сотрудники отстаивают «альтернативные факты».

Хотя многие осудили недавний раунд обвинений Трампа в «прослушивании телефонных разговоров» — обвинение, за которым стоит Белый дом, — опрометчивы, мало кто считает, что эта ложь является преступной.

Но утверждения о лжи со стороны должностных лиц администрации Трампа и соратников кампании часто сопровождались утверждениями о том, что ложные заявления приравниваются к преступным действиям.После заявлений бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна в ФБР о том, что он не обсуждал санкции с Кисляком, многие отметили, что Флинн мог нарушить уголовный закон о ложных заявлениях. Когда Джефф Сешнс заявил сенатору Франкену, что у него «не было связи с русскими», Франкен и другие обвинили Сешнса в лжесвидетельстве. И когда Рейнс Прибус, по-видимому, попросил ФБР опровергнуть сообщения о том, что сотрудники предвыборной кампании Трампа «неоднократно контактировали» с российской разведкой во время кампании, некоторые комментаторы предположили, что эти контакты могут представлять собой препятствие правосудию.

Подтверждение режиссером Коми существования расследования вмешательства России в выборы в США и возможного сговора или преступного поведения, вероятно, усилит риторику. Для критиков будет тем более соблазнительно утверждать, что ложь в отношении «Связи с Россией» приравнивается к преступному поведению. Поэтому стоит сделать шаг назад и посмотреть на законы, которые на самом деле управляют ложью.

Далее следует краткое рассмотрение трех основных уголовных законов о лжи, которые пронизывают общественный дискурс о Russia Connection.Есть законные причины, по которым мы криминализируем ложь, но также есть опасность зайти слишком далеко. И поскольку критическое расследование в отношении России продолжается, Конгрессу необходимо будет осторожно идти по черте, закладывая основу для четкого и законного применения уголовного закона, если свидетели лгут.

Лжесвидетельство, ложные показания и воспрепятствование правосудию

Лжесвидетельство, уголовно наказуемо по 18 U.S.C. § 1621 — это, пожалуй, самый узнаваемый закон против лжи. Закон объявляет преступлением «умышленное и вопреки [] клятве заявить [] или подписать [] любой материальный вопрос, который он не считает правдой.Он также предусматривает уголовную ответственность за это в письменном заявлении, сделанном под страхом наказания за лжесвидетельство, и применяется к заявлениям, сделанным в федеральном суде или в других судебных процессах под присягой, включая слушания в Конгрессе.

Лжесвидетельство чрезвычайно сложно доказать. Прокурор должен показать не только существенное искажение фактов, , но и то, что это было сделано так, умышленно, — то, что человек знал, что это было ложным, когда они это говорили. В деле Bronston v. United States единогласный Верховный суд постановил, что буквально верный, но неответленный ответ не может служить основанием для обвинительного приговора за лжесвидетельство, даже если лицо намеревалось ввести в заблуждение.В том случае, когда дело о банкротстве, показания были следующие:

В: У вас есть банковские счета в швейцарских банках, мистер Бронстон?

A: Нет, сэр.

Q: А вы когда-нибудь?

A. У компании был счет в Цюрихе около шести месяцев.

Допрос явно подразумевал личные банковские счета, но г-н Бронстон ответил относительно своей компании, подразумевая, что у него лично никогда не было счетов в швейцарских банках. Оказывается, у Бронстона был личный банковский счет в швейцарском банке около пяти лет.Правительство преследовало его за лжесвидетельство; присяжные были признаны виновными, обнаружив, что его ответы преднамеренно вводили в заблуждение.

Верховный суд отменил обвинительный приговор и объяснил чрезвычайно строгие стандарты лжесвидетельства. Хотя Суд согласился с тем, что второй ответ подразумевает, что Бронстон никогда не имел личных банковских счетов в швейцарских банках, подразумеваемой материальной лжи было недостаточно. Суд написал, что, хотя «в случайном разговоре это толкование может быть разумно составлено», лжесвидетельство «не касается [] случайного разговора, и статут не квалифицирует свидетелем как уголовное преступление умышленное изложение любого существенного вопроса, который подразумевает любой материальный вопрос, который он не считает правдой.”

Суд ясно дал понять, что бремя допроса лежит на допросе: «Под давлением и напряжением допроса наиболее серьезные свидетели нередко дают не совсем отзывчивые ответы. Иногда свидетель не понимает вопроса или может с чрезмерной осторожностью или опасением прочитать в нем слишком много или слишком мало. . . . Ответственность за зондирование лежит на [вопрошающем]; допрос с показаниями, и, в частности, перекрестный допрос — это зондирование, любопытство и неотложная форма дознания.”

Кроме того, не имело значения, что присяжные в деле Bronston установили, что ответ свидетеля был намеренно вводящим в заблуждение, потому что «присяжным не должно быть позволено строить догадки, является ли неответ правдивым и полным по его словам. лицо, было направлено на то, чтобы ввести в заблуждение или отвлечь экзаменатора ».

Итак, когда Аль Франкен спросил Джеффа Сешнса, «что он [будет] делать», если «есть какие-либо доказательства того, что кто-либо, связанный с кампанией Трампа, общался с российским правительством в ходе этой кампании», Джефф Сешнс ответил: «Я был вызывал суррогатную мать за раз в той кампании, и у меня не было… не было связи с русскими », что, скорее всего, не является лжесвидетельством в соответствии со стандартом Bronston .Позже Сешнс сказал, что, по его мнению, вопрос касается контактов, связанных с кампанией, и утверждений, что у него не было контактов, связанных с кампанией. Без лишних слов его ответ в худшем случае вводил в заблуждение. Вопрос Франкена и ответ Сешнса просто не были достаточно однозначными. То, что может показаться ложью или преднамеренным введением в заблуждение «в обычном разговоре», не считается лжесвидетельством.

Ключевым моментом здесь является то, что на слушаниях в Конгрессе по расследованию России конгрессмены должны исследовать и любопытствовать, распознавая попытки запутать ситуацию и требуя четких ответов на очень четкие вопросы.Так вы узнаете всю правду и создадите явное преступление лжесвидетельства, если кто-то лжет.

  • Оговорка о выступлениях и дебатах?

Проблема, конкретно связанная с обвинением Джеффа Сешнса в лжесвидетельстве, требует здесь краткого обходного пути. После того, как стало известно о встречах Джеффа Сешнса с Кисляком, некоторые предположили, что, возможно, в качестве действующего сенатора его подтверждающие показания были защищены оговоркой о выступлениях и дебатах.

Конституция защищает конгрессменов от допроса и преследования «за любое выступление или дебаты в любой палате».По сути, это иммунизирует ложь конгрессменов — но только в их законодательном качестве. Представление о том, что сенатор иммунизируется согласно положению, когда он дает показания в качестве кандидата в президенты, не соответствует функции положения о выступлениях и дебатах, подрывается прецедентом Верховного суда и может привести к аномальным результатам.

В деле Hutchinson v. Proxmire , иск о диффамации против сенатора за заявления, распространенные в информационном бюллетене сенатора, Верховный суд постановил, что сенатор не был защищен положением о выступлениях и дебатах.Суд написал, что целью этой статьи является «защита только законодательной деятельности», и что «[c] претензии по этой статье, выходящие за рамки того, что необходимо для защиты законодательной независимости, должны быть тщательно изучены».

Сессии на слушании по утверждению его кандидатуры выступал в качестве кандидата, а не , а не в качестве сенатора. Пункт не предназначался для обеспечения абсолютного иммунитета конгрессменов, и Верховный суд не рассматривал его как таковой. Его защита функциональна: она зависит от того, действовал ли говорящий в законодательном качестве, в широком смысле.А аномальный результат, заключающийся в том, что сенаторские сессии будут защищены, а Бетси ДеВос — нет, подтверждает функциональный подход.

Самым широким федеральным законом, криминализирующим ложь, является 18 U.S.C. § 1001, который квалифицирует как преступление «сознательное и умышленное. . . делать [] любые существенно ложные, фиктивные или мошеннические заявления или представления »в ходе« любого дела, находящегося в юрисдикции исполнительной, законодательной или судебной власти »федерального правительства. Заявление под присягой не требуется.

История статута свидетельствует о постепенном расширении с течением времени: статья 1001 восходит к 1863 году и первоначально применялась к искам военнослужащих против правительства. В 1934 году в него были внесены поправки, чтобы применяться более широко к любому человеку и охватывать «любой вопрос, находящийся в юрисдикции любого департамента или агентства Соединенных Штатов». В деле United States v. Bramblett Верховный суд постановил, что «любой департамент или агентство» включает Управление по выплатам Палаты представителей. (Конгрессмен Брамблетт солгал Управлению по выплате денежных средств, чтобы получить зарплату для несуществующего сотрудника.)

В ходе судебного преследования Иран-контрас несколько федеральных окружных судей предположили, на основании Bramblett , что должностные лица исполнительной власти могли быть признаны нарушившими § 1001, когда они лгали Конгрессу в заявлениях без присяги, даже по вопросам, не связанным с получением федеральных пособий. Хотя обвинительные заключения Иран-контрас в основном были сосредоточены на лжесвидетельстве и утаивании доказательств, это было аналитически значимое расширение — охватило межотраслевую ложь без присяги. Первое практическое применение § 1001 произошло вскоре после этого, сформировав основу для расследования дела Теда Олсона независимым адвокатом, в результате которого было принято решение Morrison v.Olson , в котором Верховный суд подтвердил конституционность статута о независимом адвокате.

В 1996 году § 1001 был пересмотрен, чтобы прямо применяться к «любому вопросу, находящемуся в юрисдикции исполнительной, законодательной или судебной власти».

Заявление должно быть «существенным», но существенность означает только то, что заявление «предсказуемо способно повлиять». . . [официальное] решение ». То же определение существенности применимо к лжесвидетельству. В деле United States v.Gaudin, Верховный суд постановил, что вопрос о существенности должен решаться присяжными.

В его нынешней форме § 1001 распространяется очень широко: практически любое существенное заявление должностному лицу любой ветви федерального правительства по делу, которое они расследуют. Это также подразумевает множество письменных заявлений в адрес федерального правительства. На вчерашних слушаниях представитель Адам Шифф попросил директора Коми предоставить комитету копию SF-86 бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна, предположительно, чтобы проверить, раскрыл ли Флинн иностранные контакты и платежи.В трех отдельных местах формы SF-86 предупреждает об уголовных наказаниях в соответствии с § 1001. Он даже требует подтверждения того, что составитель понимает, что сокрытие, фальсификация или искажение информации в форме «подлежит наказанию за неточность или ложное заявление (в соответствии с Уголовным кодексом США, раздел 18, раздел 1001) ».

Поскольку ложь не обязательно должна происходить в ходе официального разбирательства под присягой, существование продолжающегося расследования повышает вероятность того, что § 1001 будет иметь значение: он устранит почти все искажения, представленные государственным чиновникам в ходе этого расследования.В случае проведения любых расследований утечки, § 1001 обычно является основанием для обвинений и в этих случаях. Как писали мы со Сьюзен в феврале:

.

Это положение используется гораздо чаще, чем [основные законы о борьбе с утечками], отчасти из-за отягчающего характера лжи правоохранительным органам, а отчасти потому, что правонарушение легче доказать.

Еще одно серьезное преступление, которое звучит в общественном дискурсе вокруг Russia Connection, — воспрепятствование отправлению правосудия. До 18 лет.SC § 1505, уголовное преступление совершается любым лицом, которое «коррумпировано, либо с помощью угроз или силы, либо с помощью любого письма с угрозами или сообщениями влияет, препятствует или препятствует или пытается влиять, препятствовать или препятствовать надлежащему и надлежащему управлению закон, в соответствии с которым любое незавершенное производство ведется в любом департаменте или агентстве Соединенных Штатов, или надлежащее и надлежащее осуществление полномочий по расследованию, в соответствии с которыми любое расследование или расследование, проводимое любой Палатой или любым комитетом любой Палаты или любой объединенный комитет Конгресса.”

Раздел сопровождающих кодов, 18 U.S.C. В § 1515 (b) «коррумпированный» определяется как «действие с ненадлежащей целью, лично или путем оказания влияния на другого человека, , включая предоставление ложных или вводящих в заблуждение заявлений , либо утаивание, сокрытие, изменение или уничтожение документа или другой информации» ( курсив добавлен). Здесь воспрепятствование правосудию пересекается с законом о ложных высказываниях. Если вы сознательно и умышленно сделаете ложное заявление о существенном факте в ходе судебного разбирательства федерального правительства, вы потенциально нарушите § 1001, и когда вы добавляете цель, чтобы повлиять, воспрепятствовать или воспрепятствовать расследованию, вы теперь, возможно, нарушили § 1505 также.Таким же образом лжесвидетельство может пересекаться с воспрепятствованием правосудию.

Согласно статуту, «разбирательство» может быть расследованием. Раздел 1503 предусматривает уголовную ответственность за такое же поведение в ходе судебного разбирательства. Таким образом, воспрепятствование во время расследования может нарушить § 1503, в то время как, если то же расследование приведет к уголовному преследованию, воспрепятствование во время самого судебного преследования нарушит § 1505. Человек также должен знать, что разбирательство происходит, чтобы нарушить закон, и должны иметь намерение воспрепятствовать, то есть действовать с целью воспрепятствовать, даже если они не добьются успеха.

Соответственно, 18 U.S.C. Согласно § 1512, ложь свидетелю с целью склонить его к лжи перед Конгрессом или судебным слушанием является преступлением. Так что, если чиновник кампании Трампа лжет свидетелю, который собирается предстать перед Конгрессом для дачи показаний, в надежде, что свидетель передаст ложь, это федеральное преступление. Согласно § 1512 (e), это положительная защита, если поведение было законным и представляло собой всего лишь попытку убедить свидетеля дать правдивые показания, но бремя доказывания этого лежит на ответчике.

Ложь может подразумевать множество других законов. Например, лжесвидетельство в определенных делах иногда составляет отдельные преступления: § 1516 устанавливает уголовную ответственность за воспрепятствование федеральному аудиту, § 1517 касается воспрепятствования федеральной проверке финансового учреждения, а § 1518 — к уголовным расследованиям правонарушений в сфере здравоохранения. И если вы соглашаетесь солгать, это может быть преступный сговор согласно 18 USC. Статья 371.

Прикрытие и преступления

Существует множество оправданий для криминализации лжи: ложь мешает расследованиям, тратит время и ресурсы и угрожает получением неверных результатов.Но ложь со стороны государственных структур грозит еще большим вредом: они мешают демократическому самоуправлению, скрывая соответствующую информацию от голосующих, подрывают веру в институты и могут вовлекать области с информационным дисбалансом, что особенно затрудняет раскрытие лжи.

Есть причина: «Это не преступление, это сокрытие» — это трюизм расследований политиков. Часто ложь хуже, чем исходное преступление.

Тем не менее, несмотря на ценности, которые могут быть продвинуты путем строгого соблюдения уголовного законодательства против лжи, чрезмерная криминализация лжи также сопряжена с опасностями.

Иногда сокрытие хуже преступления; иногда просто доказать проще. Так часто бывает при судебном преследовании за утечку информации. Но есть веская причина требовать от правительства доказать наличие существенных правонарушений: там, где на кону стоит личная свобода, мы не хотим, чтобы правительство могло уклоняться от бремени доказывания с помощью подставных правонарушений.

В самом деле, мы можем исследовать многие из наших собственных реакций на некоторую предполагаемую ложь в истории о России, чтобы найти эту тенденцию. Мы можем спросить, перескакиваем ли мы к «ложь — это преступление!» потому что мы убеждены и возмущены каким-то другим , лежащим в основе преступления , или мы тщательно рассмотрели, оправдывает ли конкретный случай уголовное преследование.Мы должны спросить себя об этом, потому что законы, описанные выше, невероятно широки и просто не могут и не будут применяться единообразно во всех случаях лжи.

Далее, возможно, особые проблемы сдержанной речи возникают при криминализации межотраслевой лжи, в частности. Мы хотим, чтобы исполнительная власть, и Белый дом в частности, делилась информацией с Конгрессом не только по повестке в суд, но и свободно и на постоянной основе.

Однако в конечном итоге расследование Russia Connection затрагивает самую суть наших институтов, веру в наше правительство и защиту нашей демократии.Ложь в этих расследованиях недопустима. Но у Конгресса есть возможность выследить ложь и обеспечить прочную основу для принуждения.

Поскольку лжесвидетельство является конкретным и трудно доказать, а преследование за лжесвидетельство, а не § 1001, уменьшает проблемы, связанные с замораживанием межотраслевой речи и неравномерным исполнением, его исполнение может показаться более законным. Но он может быть реализован только в том случае, если Конгресс задаст достаточно четкие, подробные и зондирующие вопросы и откажется принимать что-либо, кроме полностью однозначных ответов.

Исправление: в этом посте ранее и неправильно говорилось, что вопрос существенности оставлен на усмотрение судей, а не присяжных. В то время как существенность была в какой-то момент юридическим вопросом для суда, она была проблемой для присяжных после решения Верховного суда 1995 года по делу United States v. Gaudin.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>