МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Субсидии для репрессированных: Репрессированные жители Бурятии получили 12,8 млн руб субсидий

Репрессированные жители Бурятии получили 12,8 млн руб субсидий

https://ria.ru/20131030/973542723.html

Репрессированные жители Бурятии получили 12,8 млн руб субсидий

Репрессированные жители Бурятии получили 12,8 млн руб субсидий

Всего в республике проживает более 2,5 тысяч граждан, пострадавших от политических репрессий, в это число входят не только сами репрессированные, но и их дети, которые в результате преследований остались без опеки родителей.

2013-10-30T06:32

2013-10-30T06:32

2020-03-01T16:22

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/sharing/article/973542723.jpg?1583068940

россия

сибирский фо

европа

весь мир

республика бурятия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2013

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

россия, правительство бурятии, сибирский фо, европа, весь мир, день памяти жертв политических репрессий, республика бурятия, общество

06:32 30.10.2013 (обновлено: 16:22 01.03.2020)

Всего в республике проживает более 2,5 тысяч граждан, пострадавших от политических репрессий, в это число входят не только сами репрессированные, но и их дети, которые в результате преследований остались без опеки родителей.

Репрессированным помогли с жильем – Газета Коммерсантъ № 228 (6708) от 11.12.2019

Конституционный суд (КС) РФ встал на сторону жертв политических репрессий в их споре с московскими властями. Судьи признали, что введенные в столице ограничения на предоставление репрессированным бесплатного жилья не соответствуют Конституции, как и федеральный закон, на который опирались московские чиновники. КС напомнил, что Россия «осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа», и постановил «незамедлительно» исправить законодательство.

Открывая заседание, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин напомнил, что «мы сегодня работаем в знаменательный день» — и от имени КС поздравил присутствующих со Всемирным днем прав человека. После этого судья подробно пересказал обстоятельства дела о «праве вернуться домой». Жалобу в КС подали дети репрессированных москвичей Елизавета Михайлова, Евгения Шашева и Алиса Мейсснер (“Ъ” публиковал очерки об истории каждой семьи). Они родились в спецпоселениях или ссылках и, согласно законодательству РФ, также считаются репрессированными. Принятый в 1991 году закон о реабилитации предусматривает право граждан на компенсацию за отнятое имущество, в том числе бесплатное жилье в городе, где семьи проживали на момент ареста. Однако в 2005 году Госдума изменила законодательство, передав регионам полномочия устанавливать механизм компенсации. Самые строгие критерии действуют в Москве: только для постановки на жилищный учет жертвам репрессий требуется жить в столице не менее десяти лет, одновременно быть малоимущими и не иметь жилья. «Получается, что право вернуться домой гарантировано законом. Но оно обставлено таким количеством разных барьеров и препятствий, что воспользоваться этим правом никто не может»,— пояснял КС представитель заявительниц руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан. Представители мэрии Москвы поясняли, что внеочередная выдача жилья репрессированным приведет к увеличению времени ожидания квартир другими лицами, «например ветеранами Великой Отечественной войны».

«За годы советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам,— чеканил судья Валерий Зорькин.— Россия как демократическое правовое государство осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости».

Он добавил, что «это обязывает Российскую Федерацию стремиться к возможно более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала».

После этого КС полностью согласился с жалобами заявительниц. Суд признал, что подобное сочетание федерального и регионального законодательств не дает жертвам репрессий реализовать право на получение жилищной компенсации, а значит, оба закона противоречат Конституции. КС потребовал от федеральных и региональных законодателей «незамедлительно» внести изменения, которые позволят заявительницам и другим репрессированным наконец-то получить жилье.

«Нарушался сам принцип, который был заложен в Конституции,— возместить вред, причиненный жертвам политических репрессий»,— позже пояснила решение судья-докладчик по делу Лариса Красавчикова. «Субъекты федерации не создали специального порядка компенсации для этой особой категории граждан,— сказала она в беседе с “Ъ”.— Конституционный суд не может указать, каким должен быть этот механизм, но он потребовал его разработать».

«Это практически максимум того, что можно было ожидать от КС»,— сказал “Ъ” Григорий Вайпан. По его мнению, при разработке механизма компенсаций законодатели могут ориентироваться на уже существующие категории льготников, которые вне очереди получают от государства жилищные субсидии, например военнослужащие, молодые ученые. «С юридической точки зрения ситуация с репрессированными очень похожа на историю с чернобыльцами,— сказал господин Вайпан.— И тем и другим вред причинен государством, в обоих случаях потребовался специальный закон, чтобы хоть как-то компенсировать последствия.

Для чернобыльцев государство ввело жилищные сертификаты, значит, это возможно и для репрессированных». Юрист добавил, что вопрос должен быть решен Госдумой как можно скорее, «еще десять лет — и возвращаться будет уже некому».

«Люди пожилые, тянуть с этим нельзя»,— согласился депутат Госдумы Сергей Шаргунов (КПРФ). Он заявил “Ъ”, что готов «внести или поддержать» законопроект, закрепляющий постановление КС.

«Рад, что восстановлена справедливость. То, что было отнято у людей, должно быть возвращено через новое жилье или выплату компенсаций»,— сказал господин Шаргунов.

«Это постановление КС я бы назвала самым главным и ярким событием в российском конституционном правосудии за 2019 год,— заявила “Ъ” доцент Российского государственного университета правосудия, соавтор отзыва на жалобу трех заявительниц Ольга Кряжкова.— КС признал обязанность российского государства возместить вред от советских репрессий как можно в большем объеме. Кроме того, КС установил, что первоочередная обязанность обеспечить возмещение вреда лежит на федеральном законодателе, а Москва и другие регионы могут лишь дополнять федеральные гарантии, но никак не вводить собственные ограничения». Госпожа Кряжкова уточнила, что законодательство отводит на разработку поправок не более 6 месяцев.

Александр Черных


Сотрудники “Ъ” о том, как коммунистический террор коснулся их семей

Читать далее

10 лет с правом прописки

Конституционный суд РФ подтвердил право детей репрессированных лиц на жилье в Москве и других городах, откуда родители были высланы незаконно. Региональные законы, которые обязывают граждан выполнить несколько обязательных условий для постановки на учет, на них распространяться не должны.

Поводом к проверке статьи 13 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», а также положений закона города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» послужили сразу три аналогичных заявления от женщин, чьи родители невинно пострадали в 1930 — 1940-е годы. Мать Алисы Мейсснер была выслана из Москвы в 1941 году по национальному признаку — немка. Отец Елизаветы Михайловой был полномочным торгово-посольским представителем в Азербайджане, имел большой партийный стаж, но это не спасло его от лагерей в 1937 году.

Семья Евгении Шашевой после отбывания наказания отцом осталась в Республике Коми, так как для бывших осужденных действовал запрет селиться во многих городах Советского Союза.

— Заявители прожили всю свою жизнь и сейчас продолжают жить в ссылке, — подчеркнул в ходе публичных слушаний представитель заявителей Григорий Вайпан. — Статья 13 закона о репрессированных делает их право на возвращение иллюзорным, его реализацию — невозможной.

Причина — право регионов устанавливать собственный порядок постановки граждан на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. Для Москвы это проживание не менее 10 лет, признание малоимущими, отсутствие другого жилья в собственности. Однако для людей, чьи родители жили в Москве и были выселены насильно, выполнить эти условия не представляется возможным. Представители органов власти, принявших и подписавших оспоренные нормативные акты, сочли такой подход не соответствующим Конституции РФ.

— Ситуация нарушает конституционные права заявителей — это безусловно, — считает представитель Совета Федерации в КС РФ Андрей Клишас.

— Требования к постановке на учет в порядке общей очереди совершенно справедливы, но какое отношение они имеют к ситуации заявителей? Их отсылают к нормам, которые не могут быть к ним применены. Однако это не делает неконституционным оспоренный закон.

Примерно такого же мнения придерживаются и другие представители органов государственной власти, принявших и подписавших оспоренный нормативный акт. Так, полпред президента в КС Михаил Кротов полагает, что закон не противоречит Конституции, поскольку не позволяет ограничивать право репрессированных на жилище. Представитель Московской городской Думы Елена Сомина, в свою очередь, сослалась на то, что в федеральном законодательстве «отсутствует требование о первоочередном порядке предоставления жилых помещений репрессированным». Поэтому депутаты, принимая региональный закон «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», руководствовались желанием обеспечить единообразный подход, «не создавая преференций и не ущемляя прав тех граждан, кто уже стоит на учете».

Теперь этот закон предстоит исправить. КС обязал Московскую городскую Думу «незамедлительно» внести в действующее правовое регулирование необходимые изменения.

— До этого лица, относящиеся к указанной категории граждан, в том числе заявительницы по настоящему делу, принимаются на учет для обеспечения жилыми помещениями без соблюдения условий, установленных жилищным законодательством для иных категорий граждан, — постановил КС РФ. — Дела заявительниц подлежат пересмотру.

Как отметила судья-докладчик по данном делу Лариса Красавчикова, такое решение было предсказуемым и ожидаемым.

— КС признал сочетание федерального закона и закона субъекта Федерации не соответствующим Конституции РФ, потому что нарушался сам принцип возмещения вреда, причиненного жертвам политических репрессий, — отметила она. — И решение КС касается не только Москвы, но и других субъектов РФ.

Заявительниц по данному делу Алису Мейсснер, Елизавету Михайлову, Евгению Шашеву теперь поставят в очередь на столичную квартиру. Однако вопрос в том, успеют ли пожилые женщины ее получить — защитник репрессированных Григорий Вайпан посчитал, что в общей очереди ждать пришлось бы 33 года. Насколько короче ожидание станет после решения КС, пока неясно.

КС обсудил отказ Правительства Москвы предоставить жилье репрессированным | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 22 окт — РАПСИ, Михаил Телехов. Конституционный суд (КС) РФ исследовал нормы, позволившие Правительству Москвы отказать в предоставлении жилья в столице жертвам политических репрессий, рожденным в ссылках, на выселках или в спецпоселениях, передает корреспондент РАПСИ из суда.

Хотят жилье в Москве

Судья-докладчик Лариса Красавчикова сообщила, что поводом для рассмотрения этого дела стали жалобы уроженки Кировской области Алисы Мейсснер, жительницы Владимирской области Елизаветы Михайловой и уроженки Республики Коми Евгении Шашевой. По словам Красавчиковой, Мейсснер, Михайлова и Шашева являются детьми реабилитированных жертв политических репрессий. «Они родились или в высылке, или в спецпоселении, куда были отправлены их родители в 1930-1940 годы. Женщины хотят получить жилье в Москве, где их родители жили до репрессий. Но столкнулись с дополнительными ограничениями в получении жилья, установленными на уровне субъектов РФ», — пояснила судья.

Она отметила, что заявительницы оспаривают конституционность положений статьи 13 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», а также пункты 3 и 5 статьи 7, пункт 1 части 1 статьи 8, часть 2 статьи 8 закона города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения».

Оспариваемое положение федерального закона гласит, что признается право реабилитированных лиц, утративших жилые помещения в связи с репрессиями, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий. В норме отмечено, что это право распространяется также на членов семей и других родственников, проживавших совместно с репрессированными лицами до применения к ним репрессий, а также на детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

Но региональным законом определены условия и основания для получения жилья. Согласно условиям, для признания нуждающимися в жилых помещениях Москвы им необходимо прожить в столице больше 10 лет и быть малоимущими. Основаниями для признания граждан нуждающимися в жилых помещениях являются наличие жилья площадью менее учетной нормы, а при утрате имевшихся ранее жилых помещений — отсутствие у них и членов их семей жилья в собственности.

Они до сих пор живут в ссылке

Представитель заявителей — адвокат Григорий Вайпан — подчеркнул, что все заявительницы имеют свои семьи и владеют жилплощадью в регионах, где проживают, но он обратил внимание судей КС РФ на то, что в случае предоставления им жилья в Москве, они сразу отдадут государству свои квартиры в Кировской, Владимирской областях и в Коми.

По мнению адвоката, в настоящий момент его доверительницы не могут реализовать свое право на все положенные им компенсации ущерба, причиненного незаконными репрессиями их родителям.

Заявительница Шашева попыталась пояснить судьям свою позицию. «Нас часто спрашивают, а мы как пострадали. Все по-разному. Я, например, родилась в таком же бараке и жила в таких же условиях, что и отец, но без вышек по периметру, да и сейчас живу неподалеку от того места», — рассказала Шашева.

«Они до сих пор продолжают жить в ссылке», — заявил адвокат. «До вступления в силу Конституции РФ, которая разрешила свободу передвижения, реабилитированным разрешалось возвращаться на прежнее место жительства — работал институт прописки. Потом была внесена поправка о праве на получение социального жилья. А иначе им нет смысла возвращаться», — пояснил защитник.

Это не те нормы

Представители законодательных органов власти, а именно представитель Государственной думы РФ Марина Беспалова и представитель Совета Федерации РФ Андрей Клишас заявили, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, но отметили, что Правительство Москвы должно принять нормы, регулирующие именно возвращение реабилитированных жертв политических репрессий, членов их семей, их детей на прежнее место жительства. «Просто это не те нормы. Оспариваемые нормы определяют условия получения жилья жителями Москвы. И в этом они в полной мере удовлетворяют всем конституционным требованиям. То есть, не приняв специальное регулирование относительно реабилитированных жертв политических репрессий, власти отправляют заявителей к регулированию, к которому те не имеют никакого отношения. Они не жители Москвы. И этим, я считаю, права заявителей нарушены», — пояснил Клишас.

Полномочный представитель президента РФ в КС РФ Михаил Кротов считает, что в данном случае виноваты не законы. «В данном случае свои полномочия превысил Департамент городского имущества Москвы, именно он нарушил конституционные права реабилитированных жертв политических репрессий. Но я понимаю, почему заявительницы обратились в Департамент городского имущества Москвы. Ни одна денежная компенсация, на которую могли бы претендовать заявительницы, не сравнится по объему со стоимостью жилья в Москве», — отмечает полпред президента РФ.

У всех есть квартиры

Представитель Московской городской Думы, заместитель начальника Государственно-правового управления Елена Сомина, сославшись на определение КС РФ от 22 декабря 2015 года, указала, что на данный момент в федеральном законодательстве отсутствуют требования о первоочередном порядке предоставления жилых помещений реабилитированным жертвам политических репрессий. «Что касается возможности субъектов РФ сохранить в своем законодательстве положения о первоочередном порядке получения жилья данной категорией граждан, то Жилищный кодекс РФ говорит о порядке очередности в зависимости от времени постановки на учет за исключением граждан, проживающих в аварийном жилье. Иное регулирование может привести к ущемлению прав других категорий граждан», — пояснила Сомова позицию Мосгордумы.

Представитель мэра Москвы Владимир Ланда считает, что заявители просят запретить региональным властям оценивать их нуждаемость в жилье. «Даже в отношении ветеранов Великой Отечественной войны не применяется лишь один критерий из перечисленных в Жилищном кодексе РФ и в законе Москвы, а именно их имущественное положение, а так называемый «ценз оседлости» в отношении них соблюдается. Также хочу сказать, что закон «О реабилитации жертв политических репрессий» не обязывает субъекты предоставлять реабилитированным жилье в льготном порядке. А в общем порядке реабилитированные признаются нуждающимися и стоят в очереди на получение жилья», — заявил Ланге. Он также отметил, что в тех регионах, где проживают заявительницы, они обеспечены жильем. «Хотя этот момент не принимался в расчет при отказе заявительницам в предоставлении жилья. Им отказали только на основании того, что они не проживали в Москве больше 10 лет. А конституционность «ценза оседлости» неоднократно подтверждалась Конституционным судом РФ», — уточнил Ланда.

Сначала пусть переедут

Советник правового управления правительства Москвы Александр Санаев добавил, что региональный закон направлен на то, чтобы жилье получали те, кто действительно в нем нуждается, отсюда проверяется имущественная и жилищная обеспеченность. «Также встает порос, что делать с реабилитированными жертвами политических репрессий, которые без помощи государства вернулись на прежнее место жительство. Почему одни, обеспеченные жильем в отдаленных регионах, сами возвращаются в Москву. А другие, также обеспеченные жильем, хотят получить квартиры в Москве за счет государства?» — спрашивает Санаев.

Судья КС Юрий Рудкин спросил у Санаева, каким образом под нормы закона, регулирующего отношения жителей Москвы и Правительства Москвы, попали заявители, которые жителями Москвы не являются. Тот подчеркнул, что именно об этом говорил и он, и его коллеги. «Чтобы подавать заявление на предоставление жилья, реабилитированные жертвы политических репрессий должны уже вернуться на старое место жительства и предъявить регистрацию в нашем городе. Сначала пусть переедут. Большинство из них так и делают — они переезжают, становятся в очередь, получают жилье. Статистика вся есть», — ответил Санаев.

Представитель Правительства РФ Михаил Барщевский продолжил дискуссию, отметив, что всего лишь один вопрос судьи Рудкина полностью перечеркнул всю позицию законодательной власти и Правительства Москвы.

Ветераны не преодолели «ценз оседлости»

«Я мог бы камня на камне не оставить на этой их позиции. Но хочу сказать, что власть — старая власть — ломала жизни людей, жизни семей. А сегодня кто-то находит юридические крючки, чтобы сказать, что мы ни за что не отвечаем, мы здесь ни при чем. Мол, это не мы, это федеральный законодатель исключил первоочередность в порядке получения жилья жертвами политических репрессий. Попробуйте принять неэмоциональное решение», — обратился Барщевский к судьям КС.

Его позицию поддержала и полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева. По ее словам, очень странно выглядят доводы представителей Правительства Москвы, что это федеральное законодательство дало им право отказывать в предоставлении жилья жертвам политических репрессий. «Закон о реабилитации говорит обратное. Надеемся, что КС РФ поставит в этом вопросе точку и защитит эту категорию граждан, которая очень немногочисленная», — высказала Васильева позицию Генпрокуратуры.

Советник министра юстиции РФ Мария Мельникова также заявила, что Минюст не поддерживает позицию Правительства Москвы и привела примеры региональных законов, регулирующих этот вопрос. «Например, в Петербурге нет ограничений для предоставления жилья жертвам политических репрессий. Они не подпадают даже под «ценз оседлости», достаточно только заявления по форме, подтверждающей, что положение заявителя соответствует нормам закона о реабилитации», — сказала Мельникова.

Одновременно, как пояснили РАПСИ в Жилищном комитете Администрации Петербурга, даже ветераны Великой Отечественной войны, желающие встать на учет, как нуждающиеся в жилье, должны прожить в Петербурге больше 10 лет, то есть не могут преодолеть «ценз оседлости», хотя неоднократно были попытки через суд исключить эту норму для ветеранов, но Верховный суд РФ отменял решения судов нижестоящих инстанций.

Об оглашении решения по этому делу в КС РФ будет объявлено дополнительно.

Эхо террора. Как потомки репрессированных продолжают бороться за свои права

Россия все еще переживает наследие тоталитарного прошлого. Пик массовых политических репрессий в СССР пришелся на конец 1930-х, время правления Иосифа Сталина. Целые народы были депортированы, миллионы людей осуждены и сотни тысяч казнены по политическим мотивам обвинениям в контрреволюционных преступлениях. По прошествии времени в стране не осталось самих жертв репрессий, но остались их потомки. Одни борются за пересмотр дел и восстановление честного имени своих предков, другие — пытаются добиться компенсаций от государства и вернуться из мест ссылки домой, туда, откуда их семьи были изгнаны десятилетия назад. И в одном, и в другом случае сделать это не так непросто.

«Документов у вас нет!» Юридическая коллизия в деле Георгия Шахета

Несмотря на широкие кампании по реабилитации, на многих делах до сих пор сохранился гриф секретности. Доступ к делам репрессированных, но не реабилитированных предков получить сложно — и практически невозможно, если человек был осужден не по политической, а по уголовной статье. Возникает юридическая коллизия: материалы дела не выдают, если человека не реабилитировали, а добиться реабилитации невозможно, не предоставив материалы дела. Первый, кому удалось выйти из этого замкнутого круга — актер Георгий Шахет, чей дед, инженер-строитель Павел Заботин был в 1930-х расстрелян по решению «тройки» .

«Шахет просто хотел узнать, что же произошло с его дедом Павлом Заботиным, которого расстреляли в 1933 году по указу “О трех колосках” , и он пришел к нам в “Мемориал”. Мы отправили запросы в архив и очень долго пытались доказать, что у них есть информация. Потом они согласились, но сказали, что не дадут их нам, потому что “документов у вас нет”. А документов у нас не было таких, по которым бы Павел Заботин был реабилитирован. Это была основная проблема. В архивах говорили, что на основании положения о доступе к уголовным делам реабилитированных лиц они не имеют права давать Шахету доступ к материалам уголовного дела “тройки”»,— говорит юрист правозащитного центра «Мемориал» Марина Агальцова.

Георгию Шахету понадобилось несколько лет борьбы, прежде чем Верховный суд обязал архив МВД ознакомить его с материалами уголовного дела его деда.

Агальцова отмечает, что сейчас проблема доступа в архив МВД решена — он выдает материалы нереабилитированных, однако сохраняется аналогичная проблема с архивами других ведомств, в частности, ФСБ. «Когда наши доверители обращаются в архив ФСБ, там говорят, что решение Верховного суда им не указ. Сейчас у нас идут параллельно два процесса, один в Москве и другой в Барнауле. Пока счет “один-один”: суд в Барнауле мы выиграли, а московские суды согласились с архивом ФСБ. Мы судимся дальше», — резюмирует Агальцова.

Вечная ссылка «детей ГУЛАГа»

Еще с бо́льшими сложностями сталкиваются «дети ГУЛАГа» — те, кто родился в спецлагерях и за «сто первым километром» у репрессированных родителей. Многие из них все еще не могут вернуться на прежнее место жительства своих семей и получить там от государства жилье взамен отнятого. Де-юре это предусматривает закон «О реабилитации жертв политических репрессий»; но де-факто это сложно осуществимо. Все дело в 13 пункте закона, в который в 2005 году были внесены изменения. Если изначально там значилось, что реабилитированные лица и члены их семей «имеют право вернуться в родной город и быть обеспеченными жильем в первоочередном порядке», то новая редакция закона уже гласила, что они «принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации». Региональные власти внесли изменения в свое жилищное законодательство, после чего реализация права репрессированных на возвращение в некоторых регионах стала фактически невозможной.

Например, в Москве жертв репрессий приравняли к льготникам. Это значит, что, чтобы встать в очередь на получение жилья, необходимо не только доказать сам факт репрессий и насильственного переселения, но и прожить на территории города не менее десяти лет в статусе малоимущих, не имея при этом собственного жилья.

На невозможность выполнения федерального закона «О реабилитации жертв политических репрессий» региональными властями в полной мере в прошлом году указал Конституционный Суд РФ после рассмотрения дела Елизаветы Михайловой, Евгении Шашевой и Алисы Мейсснер, чьи семьи до репрессий проживали в Москве.   

Елизавета Михайлова появилась на свет в городе Орхей Молдавской ССР в 1948 году. Ее матери пришлось покинуть Москву за связь с «врагом народа». Отца Елизаветы, Семена Михайлова, в 1938 году приговорили к восьми годам лагерей за «участие в антисоветской организации правых и вредительстве», после чего лишили возможности жить рядом с крупными городами. Отца и деда Евгении Шашевой, Бориса и Николая Чебоксаровых, арестовали в 1937 году за шпионаж в пользу Японии. Старшего Чебоксарова расстреляли на полигоне в Бутове под Москвой, а младшего сослали в республику Коми — работать на асфальтитовом руднике в Ухтижемлаге. Там в 1950 году у него родилась его дочь Евгения. Мейсснеры же оказались «виновны» в не слишком «патриотичной» фамилии, их, как и других граждан немецкого происхождения, с началом Великой Отечественной войны их выслали из Москвы. Алиса Мейсснер родилась в 1950 году в спецпоселении в Кировской области, куда ее мать, Анну Мейсснер, мобилизовали работать в лесной промышленности.

Уже пожилые женщины прошли несколько судов, пока не добрались до высшей инстанции — Конституционного суда. При помощи юристов Института права и публичной политики были поданы три независимых иска, которые позже объединили в одно дело. В итоге суд признал часть 13 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» не соответствующей Конституции РФ, поскольку она фактически влечет невозможность возмещения вреда репрессированным в гарантированном государством объеме. Также суд потребовал внести изменения в федеральное и региональное законодательства.

«Конституционный суд не решил проблему комплексно, но запустил процесс, который годами никуда не двигался <…> В случае с делом «детей ГУЛАГа» сыграли роль два фактора. Первый — качественная правовая поддержка заявителя, и второй — общественная поддержка. Ни того, ни другого у всех, кто жаловался Конституционный суд ранее, не было», — считает руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан.

По словам юриста, Институт права и публичной политики был первым, кто оспаривал сразу две нормы — в федеральном законе («О реабилитации жертв политических репрессий») и региональном («Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения»). Ранее заявители сталкивались с ситуацией, когда суд при оспаривании одного закона попросту ссылался на второй. Также  существенную роль сыграли заключения так называемых «друзей суда» — позиция правозащитного центра «Мемориал» и Совета при президенте по правам человека были отражены в официальных материалах дела.

Сейчас в Государственной думе находятся на рассмотрении два законопроекта. Один разработан Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства, второй подготовлен экспертами Совета при президенте по правам человека, Института права и публичной политики, независимыми экспертами и внесен в Госдуму Сергеем Мироновым и Галиной Хованской из «Справедливой России».

В «Справедливой России» предложили предоставить реабилитированным жертвам политических репрессий единовременные финансовые выплаты за счет федерального бюджета, которые можно будет потратить на приобретение или строительство жилья в том населенном пункте, в котором семья жила до репрессий. Субсидии предлагается предоставить в срок не позднее одного года со дня подачи заявления. Законопроект Минстроя убирает некоторые ограничения региональных законов, но предполагает сохранение регионами полномочий по распределению жилья и не регулирует сроки.

По словам Григория Вайпана, подготовленный правительством законопроект практически ничего не меняет по сравнению с существующим положением вещей. «Жертвы репрессий, как и прежде, попадут в конец общей очереди на жилье с перспективой получить его через 25-30 лет. Учитывая, что им за 60, а многим за 70 или даже больше, никто из них не доживет до реального возвращения», — уверен юрист.

Оба законопроекта будут рассмотрены во второй половине ноября. 11 ноября комитет Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов большинством голосов одобрил законопроект Минстроя и рекомендовал отклонить законопроект «Справедливой России».

В настоящее время петиция в поддержку законопроекта «Справедливой России» набрала 67 тысяч подписей. Его также поддержала уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. 30 октября 2020 года, в День памяти жертв политических репрессий, больше сотни московских депутатов направили обращение в Госдуму на имя председателя нижней палаты Вячеслава Володина с просьбой принять закон.

10 ноября 2020 года ООН обратилась к российским властям. В письме, подписанном спецдокладчиком по вопросу о праве на достаточный жизненный уровень Балакришнаном Раджагопалом и его коллегой, спецдокладчиком по вопросу о содействии правосудию и возмещению ущерба Фабианом Сальвиоли, говорится, что в ООН приветствуют постановление Конституционного Суда от 10 декабря 2019 года , однако обеспокоены тем, что право жертв репрессий на жилье не может быть полностью гарантировано, «пока не будут приняты оперативные меры по обеспечению необходимой координации между федеральным и региональным уровнем власти», а «учитывая возраст некоторых жертв, эти меры являются неотложными». Представители организации призвали Россию в течение двух лет решить этот вопрос и обеспечить жертвам репрессий жильем в родных городах.

С целью помочь пострадавшим от репрессий разобраться в документах и юридических процедурах, связанных с реализацией права на возвращение, Институт права и публичной политики совместно «Международным Мемориалом» создали спецпроект «Право вернуться домой». Там можно найти инструкцию, которая помогает начать собирать необходимые документы. Проект «Право вернуться домой» существует одновременно на двух площадках (на сайте Международного Мемориала и Института права и публичной политики).

Пережить тоталитарное прошлое

Авторитаризм не кончается со сменой политического режима — он остается живым в исторической памяти. Социологические опросы показывают довольно противоречивые данные об отношении россиян к еще недавнему прошлому. В целом жители России знают о политических репрессиях, однако окончательная оценка событий 1930-х годов в обществе все еще не сложилась.

Согласно опросу ВЦИОМ, о репрессиях знают большинство россиян об этом сказали 90% респондентов. Почти четверть опрошенных (24%) сообщила, что в их семье были репрессированные родственники. При этом самая низкая информированность наблюдается среди молодежи в возрасте от 18 до 24 лет и людей с неполным средним образованием: среди них тех, кто ничего не слышал о репрессиях, — 24% и 30% соответственно. Если 47% процентов считают, что «репрессии нельзя ничем оправдать», то 43% уверены, что они «были вынужденной мерой, которая позволила Сталину обеспечить порядок в обществе». Мнения россиян разделились и по вопросу того, какие люди подвергались репрессиям. По мнению большинства, это были «люди, несогласные с политикой властей» (37%), среди популярных ответов также «предатели и заговорщики» (24%), «жулики и воры» (23%) и «пользующиеся авторитетом в народе» (22%).

По словам председателя правления международного общества «Мемориал» Яна Рачинского, в общественном сознании советские репрессии считаются чем-то вроде «стихийного бедствия, в котором никто не виноват, и никто не должен нести ответственность», а люди, которые хотят вернуться домой, воспринимаются «как люди, ищущие дармовщинки». «Сейчас мы движемся в нужном направлении. Мы хотим все-таки дать правовую оценку, нам не нужны приговоры конкретным людям, но нам нужно, чтобы деяниям была дана правовая квалификация», — считает Рачинский.

При всех аналогиях с тоталитарными режимами в Испании и Германии, отмечает Рачинский, российская история уникальна тем, что нигде не было террора такого масштаба против собственного народа.

Конституционный суд заставил московские власти выделить жилье жертвам репрессий

Конституционный суд признал, что введенные в Москве ограничения на предоставление репрессированным бесплатного жилья, противоречат Конституции, и потребовал от чиновников «незамедлительно» внести изменения в законодательство, пишет «Коммерсантъ».

Жалобу в КС подали дети репрессированных москвичей Елизавета Михайлова и Алиса Мейсснер, которые родились в спецпоселениях или ссылках и, согласно законодательству РФ, также считаются репрессированными.

В 1991 году был принят закон «О реабилитации репрессированных народов», который предусматривает право граждан на компенсацию за отнятое имущество, в том числе бесплатное жилье в городе, где семьи проживали на момент ареста. Однако в 2005 году Госдума изменила законодательство, передав регионам право устанавливать механизм компенсации. В Москве действуют самые строгие критерии: только для постановки на жилищный учет жертвам репрессий требуется жить в столице не менее 10 лет, одновременно быть малоимущими и не иметь жилья.

По словам представителя заявительниц, руководителя судебной практики Института права и публичной политики Григория Вайпана, гарантированное законом право вернуться домой «обставлено таким количеством разных барьеров и препятствий, что воспользоваться этим правом никто не может».

Представители мэрии Москвы отметили, что внеочередная выдача жилья репрессированным увеличит время ожидания квартир другими лицами, «например, ветеранами Великой Отечественной войны».

КС полностью согласился с жалобами заявительниц. Суд признал, что подобное сочетание федерального и регионального законодательств не дает жертвам репрессий реализовать право на получение жилищной компенсации, а значит, оба закона противоречат Конституции. КС потребовал от федеральных и региональных законодателей «незамедлительно» внести изменения, которые позволят заявительницам и другим репрессированным наконец-то получить жилье.

«Нарушался сам принцип, который был заложен в Конституции, — возместить вред, причиненный жертвам политических репрессий», — пояснила решение судья-докладчик по делу Лариса Красавчикова. «Субъекты федерации не создали специального порядка компенсации для этой особой категории граждан. Конституционный суд не может указать, каким должен быть этот механизм, но он потребовал его разработать», – сказала Красавчикова.

«Это практически максимум того, что можно было ожидать от КС», — сказал Григорий Вайпан. По его мнению, при разработке механизма компенсаций законодатели могут ориентироваться на уже существующие категории льготников, которые вне очереди получают от государства жилищные субсидии: например, военнослужащие, молодые ученые.

«С юридической точки зрения ситуация с репрессированными очень похожа на историю с чернобыльцами. И тем, и другим вред причинен государством, в обоих случаях потребовался специальный закон, чтобы хоть как-то компенсировать последствия. Для чернобыльцев государство ввело жилищные сертификаты, значит, это возможно и для репрессированных», — отметил Вайпан. Он также добавил, что вопрос должен быть решен Госдумой как можно скорее, «еще десять лет — и возвращаться будет уже некому».

По мнению доцента Российского государственного университета правосудия Ольги Кряжковой, это постановление Конституционного суда – самое главное и яркое событие в российском конституционном правосудии в 2019 году

«КС признал обязанность российского государства возместить вред от советских репрессий как можно в большем объеме. Кроме того, КС установил, что первоочередная обязанность обеспечить возмещение вреда лежит на федеральном законодателе, а Москва и другие регионы могут лишь дополнять федеральные гарантии, но никак не вводить собственные ограничения», – пояснила Кряжкова, отметив, что законодательство отводит на разработку поправок не более 6 месяцев.

Льготы на оплату ЖКУ. Когда, кому, сколько?

Какие категории граждан могут рассчитывать на льготные условия по оплате жилищно-коммунальных услуг и как получить эти субсидии?

MNStudio/Fotolia

Местные органы власти дают субсидии на оплату ЖКХ гражданам, которые испытывают определенные материальные трудности. Это могут быть временные трудности (например, временная нетрудоспособность) или постоянные (например, инвалидность).

Размер льготной субсидии рассчитывается ежемесячно и зависит от двух цифр: сумма, которую необходимо оплатить за ЖКХ, и доход человека. К льготным категориям относятся многодетные семьи и семьи с одним кормильцем – в этом случае льготы будут социальным поощрением от государства и продлятся до тех пор, пока дети не достигнут совершеннолетия. Кстати, на строчку «капитальный ремонт», которая часто вызывает недовольство жильцов, льготы тоже распространяются и рассчитываются индивидуально.


Может ли УК выставить дополнительный счет за отопление?

Сколько стоят услуги ЖКХ в разных районах Москвы и Подмосковья?


Работники госучреждений также могут получать определенные скидки на оплату коммунальных счетов. Льготы для пенсионеров и многодетных семей зафиксированы на федеральном уровне (то есть действуют по всей России), но размер льготы устанавливает сам регион. Например, в Москве и области многодетные семьи имеют право на 30% скидку на оплату коммунальных услуг. Если в квартире прописан один пенсионер или супружеская пара пенсионеров, то они могут рассчитывать на субсидию.

Территориальный разброс

В разных субъектах Российской Федерации разные требования к соотношению доходов и расходов на оплету коммуналки. Причин, которыми это обусловлено, довольно много: территориальная удаленность региона от ресурсов, разные нормы по минимальной оплате труда и т. д.

Например, в Москве ежемесячные коммунальные платежи могут снизить тем гражданам, у которых расходы на ЖКУ составляют более 10% от суммарного семейного дохода (считается совокупный «чистый» доход), а в Санкт-Петербурге для получения субсидии расходы на ЖКУ должны быть более 14%. В Нижнем Новгороде ставка еще выше: семья должна тратить на ЖКУ 22% дохода или более, чтобы рассчитывать на скидку. В Новосибирске ставки средние: субсидия предоставляется, если расходы превышают 16% от дохода. В Уфе есть разные ставки для разных категорий льготников: для неполных семей — 15% от общего дохода, для одиноких пенсионеров расходы должны быть более 18%, а остальные категории, которые могут рассчитывать на субсидию, должны тратить на ЖКУ не менее 20%.


Как решать проблемы с управляющей компанией?

Как остановить оплату коммуналки в пустующей квартире?


Как оформить льготы?

Все льготы предоставляются только по постоянному месту жительства. В крупных городах льготы можно оформить через МФЦ. Если же МФЦ нет, то необходимо обратиться в УСЗН (управление социальной защиты населения) района по месту проживания. Там расскажут, в каком случае возможно оформление льготной оплаты коммунальных платежей, и какие документы необходимо будет предоставить в вашем случае.

Какие документы нужны для получения льгот?

Пакет документов стандартный и не очень большой. Самое главное — это наличие гражданства РФ, которое нужно подтвердить документально. Иностранные граждане льготы на оплату коммунальных услуг получить не могут. Кроме паспорта РФ с указанием места постоянной регистрации нужно будет также представить:

  • данные о составе семьи;
  • документы, подтверждающие, что заявитель имеет права на жилье;
  • выписки, которые подтверждают уровень дохода членов семьи, зарегистрированных в квартире и имеющих доли в собственности;
  • чеки, подтверждающие оплату коммунальных услуг в течение последних шести месяцев (задолженностей быть не должно).

В отдельных случаях могут потребоваться еще какие-то документы – например, подтверждение о разводе.


Как не платить за ЖКХ офисов и кафе в нашем доме?

Какие услуги я должен оплачивать до оформления прав на квартиру?


Разные метражи — разные льготы

Льготные условия оплаты ЖКУ распространяются лишь на один жилой объект. Даже если у человека подтвержден низкий уровень дохода, а в собственности есть другая недвижимость, то на вторую квартиру льготы не будет.

«Мы с мужем пенсионеры, детей у нас нет, и мы проживаем в квартире, которая по документам принадлежит супругу. Я же прописана и имею в собственности долю в квартире, которая досталась мне в наследство от матери. В этой квартире на данный момент никто не проживает, она принадлежит напополам мне и моей родной сестре (она тоже не пенсии). Сестра замужем, у нее есть совершеннолетняя дочь. Я думала, что смогу оформить льготы на оплату ЖКХ, но, как выяснилось, мы с мужем считаемся одинокими пенсионерам, а моя сестра — нет, поэтому льготы нам не положены», — рассказывает Татьяна Семёнова из Москвы.

Льготы можно оформить только на ту недвижимость, в которой зарегистрированы исключительно граждане льготной категории. Кстати, обязательным является условие постоянного проживания в квартире, на оплату которой предоставляются льготы (впрочем, проверить вас довольно сложно).

Есть также установленные социальные нормы площади жилого помещения, на основе которых делается расчет и предоставляется льгота на оплату ЖКУ. Для одного проживающего это 33 кв. метра; для семьи из двух человек — 42 кв. метра, а для семьи из трех и более человек — 18 кв. метров на каждого из членов семьи. Так, одинокому пенсионеру, проживающему в квартире площадью 90 кв. метров, могут отказать в предоставлении льготы на всю площадь квартиры, так как она существенно выше, чем установленные нормативы.

«Раньше я жила в трехкомнатной квартире в Москве на улице Вавилова — это достаточно дорогой район Москвы. Квартира у меня была площадью 82 кв. метра. Когда-то мы ее получили на большую семью, но сейчас остались вдвоем с дочерью (она уже пенсионер, а я и подавно — мне 79 лет), – делится своей историей Валентина Рыбакова из Троицка. – Несмотря на то что нам была положена субсидия на ЖКУ, квартплата у нас все равно получилась существенно выше, чем нам было бы комфортно платить с учетом наших двух пенсий. Дело в том, что под субсидию попадала не вся площадь, а лишь установленные нормативы на человека. В итоге мы приняли решение продать эту недвижимость и купить квартиру в Троицке (малоэтажная застройка типа таунхаусов). Это Новая Москва, поэтому оплата коммунальных услуг там адекватная, и в целом для нас это существенная экономия. Разницу в цене от купли-продажи мы положили на депозитный счет и получаем с нее небольшой ежемесячный процент».

Не пропустите:

Как рассчитывается расход теплоэнергии?

Должен ли солдат-срочник оплачивать ЖКУ?

Могу ли я получить субсидию для молодых семей, покупая жилье?

Могу ли я получить субсидию на жилье как молодой специалист?

Статьи не являются юридической консультацией. Любые рекомендации являются частным мнением авторов и приглашенных экспертов.

IDFI начала кампанию по увеличению субсидий на жизнь репрессированным лицам

Со дня своего основания Институт развития свободы информации (IDFI) работал над проблемой советских репрессий, опубликовал многочисленные исследования и статьи, провел различную деятельность и хорошо сотрудничал с международными организациями. -известные университеты, исследовательские институты и центры. Одним из важнейших вопросов является изучение большевистских, так называемых сталинских репрессий в Грузии, реабилитация пострадавших и их финансовая и юридическая поддержка.

Также общество памяти жертв Советского Союза и солидарности «Мемориал» и его руководитель Гурам Соселия обратились к правительству и Министерству по делам вынужденных переселенцев с оккупированных территорий, труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии. раз, чтобы защитить принцип равенства, закрепленный в Конституции, признать исторический вклад репрессированных лиц и предпринять эффективные шаги для восстановления их прав и их реабилитации.К сожалению, эти попытки не увенчались успехом.

IDFI, в сотрудничестве с «Мемориалом», запускает новую кампанию. Первое мероприятие состоит в том, чтобы потребовать увеличения пособия на жизнь репрессированным лицам , потому что среди субсидий на жизнь, установленных для различных социальных категорий, сумма для жертвы политических репрессий (вместе с лицами, находившимися на Чернобыльской АЭС) — 7 лари — это самый низкий показатель. IDFI обратилась к премьер-министру с открытым письмом.

Письмо, направленное премьер-министру, было направлено в Министерство по делам внутренне перемещенных лиц с оккупированных территорий, труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии. Согласно полученному из министерства ответу (№01 / 7411, 1 июля 2020 г.), увеличение суммы ассигнований не было предусмотрено законом «О Государственном бюджете Грузии на 2020 год». Кроме того, согласно позиции министерства, повышение прожиточного минимума только жертвам репрессий вызовет справедливое недовольство у лиц других социальных категорий, получающих жилищные субсидии (ветераны ВОВ, инвалиды из-за аварии). демонстрации 9 апреля, инвалиды на Чернобыльской АЭС и др.).

1 июля 2020 года IDFI опубликовала петицию на ichange.gov.ge, в которой организация требует увеличения субсидии на проживание в размере 7 лари для репрессированных лиц, чтобы уравнять ее с размером субсидии на проживание для других социальных категории — 44 лари. Если петиция наберет не менее 10 000 подписей в течение 30 дней, Правительство Грузии будет обязано обсудить петицию через экспертов электронной петиции в администрации.

В случае увеличения субсидии до 44 лари (это сумма для ветеранов Второй мировой войны, людей с ограниченными возможностями из-за разгрома демонстраций 9 апреля и т. Д.) с сентября 2020 года общая стоимость составит 3,8 миллиона лари (увеличение на 2,95 миллиона лари) и 5 ​​миллионов лари (увеличение на 4,2 миллиона лари) в 2021 году.

Качественные данные о жертвах политических репрессий, получающих пособие на жизнь, показывают, что количество получателей с каждым годом сокращается. Например, в 2010 году 20 775 человек получили субсидию на проживание в размере 7 лари, в то время как в 2020 году их количество составляло 10 396.

Учитывая, что репрессии включали массовые казни, переселение, конфискацию имущества репрессированных, стигматизацию членов их семей, их исключение из общества, создание для них неравных социальных условий и их угнетение, размер субсидий не пропорционален по сравнению с ущербом, нанесенным репрессированным людям и их потомкам. Повышение субсидии на жизнь репрессированным лицам стало бы важной и реальной поддержкой для 10 000 граждан со стороны государства.

Вы можете найти статьи по этому же вопросу, опубликованные IDFI 24 и 28 апреля здесь — «Жертвы советских репрессий в Грузии — правовые средства защиты и их оценка» и «Статистика социальной помощи жертвам политических репрессий».

___

Этот материал был профинансирован Шведским агентством международного сотрудничества в области развития, Sida.Ответственность за содержание полностью лежит на создателе. Sida не обязательно разделяет выраженные взгляды и интерпретации.

IDFI призывает премьер-министра Грузии увеличить субсидию репрессированным лицам в госбюджете на 2021 год

В ближайшее время 10 Парламент Грузии проголосует за Законодательное предложение по бюджету Грузии на 2021 год. Повышение размера субсидии на проживание в размере 7 лари лицам, признанным жертвами политических репрессий (далее — репрессированные), пока не заложено в бюджет.

В этом году Институт развития свободы информации (IDFI) и общество памяти жертв Советского Союза и солидарности «Мемориал» обращаются к Премьер-министру уже в третий раз по поводу увеличения прожиточного минимума для граждан. репрессированные от 7 лари до 44 лари. Письма, направленные премьер-министру 24 июня и 27 июля, были перенаправлены в Министерство по делам внутренне перемещенных лиц с оккупированных территорий, труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии.В ответе на письмо, отправленное 24 июня, официальная позиция министерства заключалась в том, что « увеличение размера прожиточного минимума только для жертв репрессий вызовет справедливое недовольство лиц, принадлежащих к другим социальным категориям, получающих жилищные субсидии ( Ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды в результате разгрома демонстрации 9 апреля, инвалиды, побывавшие на Чернобыльской АЭС и др. — Ред.) ».

IDFI подробно изучил вышеупомянутый вопрос в апреле 2020 года, опубликовал две статьи — «Жертвы советских репрессий в Грузии — правовые средства защиты и их оценка» и «Статистика социальной помощи жертвам политических репрессий». По результатам выявлены следующие тенденции:

— Среди пособий на жизнь, установленных для различных социальных категорий, сумма для жертв политических репрессий (вместе с лицами, находившимися на Чернобыльской АЭС) — 7 лари является наименьшей.

— Число репрессированных уменьшается с каждым годом. Например, в 2010 году 20 775 человек получили жилищную субсидию, в то время как в 2020 году их число составляло 10 396, что в основном связано с возрастом репрессированных.

— В случае увеличения субсидии до 44 лари (это сумма для ветеранов Второй мировой войны, людей с ограниченными возможностями из-за разгрома демонстраций 9 апреля и т. Д.), Бюджет на 2021 год увеличится на 4,2 миллиона лари. .

1 июля 2020 года IDFI опубликовала петицию на ichange.gov.ge, требуя увеличения субсидии на жизнь репрессированным лицам. Если под петицией удалось собрать 10 000 подписей в течение 30 дней, правительство Грузии было бы обязано обсудить вопрос, изложенный в петиции. Несмотря на их готовность, для репрессированных пожилых людей, менее знакомых с современными технологиями, электронные процедуры подписания петиции оказались трудными для понимания. Для регистрации на портале петиций необходимо указать адрес электронной почты, в то время как у большинства репрессированных вообще нет электронной почты, и создание новой для них слишком сложно. Подписавший регистрируется на портале онлайн-петиций по электронной почте и подтверждает создание учетной записи с помощью специальной ссылки, отправленной на его / ее электронную почту.Только после прохождения этих процедур человек может подписать петицию. Поэтому неудивительно, что петиция IDFI не собрала 10 000 подписей.

11 декабря IDFI в очередной раз обращается к премьер-министру Грузии Георгию Гахариа и призывает правительство Грузии обеспечить увеличение прожиточного минимума для репрессированных лиц с 7 до 44 лари. Хотя это и незначительно, это решение все же улучшит тяжелые экономические условия членов семей репрессированных лиц, которые по возрасту относятся к группе риска, особенно во время прогрессирующей пандемии.

/public/upload/Sida/20201208.pdf

___

Этот материал финансировался Шведским агентством международного сотрудничества в области развития, Sida. Ответственность за содержание полностью лежит на создателе. Sida не обязательно разделяет выраженные взгляды и интерпретации.

Субсидия розничных цен, эффект компенсации и дефицит бюджета

Автор

Abstract

В этой статье на основе недавно появившихся советских материалов анализируются причины подавленной инфляции на советском потребительском рынке в 1965–1989 годах.Мы обнаружили, что субсидирование розничных цен, которое увеличилось с 4% расходов государственного бюджета в 1965 году до 20% в конце 1980-х годов, усилило неравновесие на потребительском рынке. Предоставление этих субсидий оказало негативное влияние на рынок, поддерживая покупательную способность домашних хозяйств. Потребительские товары и за счет увеличения бюджетного дефицита. Кроме того, спрос предприятий на потребительские товары без законного разрешения имел тенденцию к увеличению в течение 1965-1989 годов. Ключевые слова: подавленная инфляция, Советский Союз, субсидирование розничных цен, эффект откачивания, дефицит бюджета

Предлагаемое цитирование

  • Ким, Бён Ён, 2000.« Причины подавленной инфляции на советском потребительском рынке: субсидирование розничных цен, ответный эффект и дефицит бюджета », Документы для обсуждения BOFIT 9/2000, Банк Финляндии, Институт экономики переходного периода.
  • Рукоятка: RePEc: bof: bofitp: 2000_009

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите идентификатор этого элемента: RePEc: bof: bofitp: 2000_009 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Минна Найман). Общие контактные данные провайдера: http://edirc.repec.org/data/bofitfi.html .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать возможные ссылки на этот элемент, в отношении которого мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их с помощью этой формы .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого элемента ссылки. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле службы авторов RePEc, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что на фильтрацию исправлений может уйти несколько недель. различные сервисы RePEc.

    Ссуд Всемирного банка для субсидирования репрессий в Китае

    На прошлой неделе госсекретарь Майк Помпео призвал министров иностранных дел Центральной Азии «сопротивляться требованиям Китая репатриировать уйгуров» обратно в Китай, где коммунистическое правительство подвергло их принудительному интернированию, культурному и религиозному «перевоспитанию» и постоянному наблюдению.Пекин утверждает, что борется с терроризмом, но это больше похоже на попытку уничтожить культуру. В июле Помпео назвал кампанию Пекина против уйгуров, в основном мусульман, «пятном века».

    Этот процесс можно назвать культурным геноцидом. И это часть более широкой кампании в Китае по «китаизации религии», включая христианство и ислам. Через две недели у США будет возможность что-то с этим сделать.

    На ежегодном собрании Всемирного банка, которое начинается окт. 14, демократии, владеющие большинством голосующих акций, могут подкрепить своим финансовым весом требование прекратить преследование. Злоупотребления начались в 2014 году, когда президент Си Цзиньпин перевел Чэнь Цюаньго с поста секретаря коммунистической партии в Тибете на аналогичную должность в Синьцзяне, уйгурской провинции.

    Г-н Чен построил огромную систему лагерей для задержанных, которые пытаются внушить заключенным, что они считают себя китайцами и придерживаются коммунизма. Наши знания о том, что происходит внутри этих лагерей, серьезно ограничены секретностью Пекина.Но Михригуль Турсун, 30-летняя мать тройни, в прошлом году сообщила Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю, что она видела, как девять женщин умерли за три месяца в своей переполненной камере в Синьцзяне, где содержалось 68. Она сказала, что власти пытали ее. и заставили ее принимать неизвестные лекарства, что один из ее сыновей умер при загадочных обстоятельствах, и что она и двое ее выживших детей продолжают страдать от последствий для здоровья их заключения. Ее семье в Китае угрожают из-за ее показаний.

    За пределами лагерей уйгурские семьи живут под постоянным наблюдением людей и машин. Члены китайской партии хань, которые на самом деле называют себя «старшими сестрами и братьями», вторгаются в дома в Синьцзяне, распространяют оруэлловские лозунги, такие как «Посещайте людей, приносите пользу людям» и «Объединяйтесь как одна семья», и сообщают о таком «девиантном» поведении. как открытая молитва, чтение Корана и говорение на уйгурском языке. Синьцзян также является лабораторией по совершенствованию таких технологий, как распознавание лиц и искусственный интеллект, как части повсеместной системы наблюдения, которая будет применяться повсюду в Китае и продаваться диктаторам по всему миру.

    Решением Конституционного Суда РФ о выплате компенсации жертвам репрессий

    МОСКВА — Конституционный суд России поддержал иск трех российских женщин, которые борются за реституцию домов, отнятых у их семей во время сталинских чисток, в знаковом постановлении, подчеркивающем сохраняющиеся последствия преступлений советской эпохи.

    В своем решении от 10 декабря суд Санкт-Петербурга заявил, что Елизавета Михайлова, Алиса Мейснер и Евгения Шашева — три женщины пенсионного возраста, родившиеся в изгнании от родителей, репрессированных при советском лидере Иосифе Сталине, были несправедливо удержаны лист ожидания на дотационное жилье в Москве из-за обременительных требований, которые у них не было никакой перспективы выполнить.

    Он также приказал правительству внести поправки в закон, запрещающий другим жертвам репрессий добиваться реституции, и призвал российские регионы ускорить выплату компенсации сотням людей, которые, возможно, еще ждут получения жилья.

    «Это важное признание правительством того, что права жертв репрессий до сих пор не признаются и что они заслуживают компенсации», — сказал RFE / RL после вынесения решения адвокат Григорий Вайпан, представляющий трех женщин.

    «Это символическое решение и важный шаг к закрытию этой главы в истории России».

    В телефонном разговоре Мейснер, которая сегодня живет в спартанских условиях всего в 70 километрах от «особого поселения», куда ее семья была сослана в 1930-е годы и где она родилась, сказала, что все еще знакомится с решением суда.

    Мейснер сказала, однако, что она надеется, что процесс реституции произойдет быстро.

    «Я даже не знаю, что сказать», — сказала она.

    «Для моей семьи это решение означает улучшение жизни, которую мы вели так долго. Мы будем жить лучше».

    Дело Михайловой, Мейснер и Шашевой касается статьи 13 знаменательного закона 1991 года, описывающего процесс реабилитации жертв политических репрессий и направленного на установление процедур компенсации преследуемым семьям.

    Он давал право любому, кто потерял свой дом из-за репрессий, а также своим детям, вернуться в города, в которых их семьи жили до изгнания, и быть помещенным в лист ожидания на получение государственного жилья.

    Знаковый закон стал первым разом, когда Советское правительство признало преступления, совершенные им против своих граждан, и предложило им компенсацию.

    Но на практическом уровне критики заявили, что процесс выплаты компенсаций тысячам жертв репрессий был медленным и чрезмерно бюрократическим и встретил отпор в 1990-х со стороны официальных лиц, которые стремились увести страну от подрывающих моральный дух дискуссий о мучительном прошлом.

    Поправки к закону, внесенные в 2005 году, еще больше подорвали полезность закона для жертв репрессий, добивающихся возмещения, поскольку они предъявляли обременительные требования к истцам и делали практически невозможным для людей, живущих за пределами Москвы, соответствовать требованиям.

    Это те изменения, которые истцы оспаривали на слушании, которое состоялось в Конституционном суде 22 октября. Это всего лишь второй раз в истории России, когда иск о жертвах советских репрессий дошел до суда.

    В ходе жарких дебатов, развернувшихся в огромных залах зала, Михаил Барщевский, представитель правительства в высших судах России, потребовал принять меры для исправления травм, причиненных семьям трех женщин.

    «Государство уничтожило [их] жизни», — сказал он.

    «Но мы вместе сегодня государство. И если мы не ответим за действия того государства, которое было, то подумайте, какая судьба ожидает наших потомков», — добавил он.

    В своем решении Конституционный суд оспорил текст поправки 2005 года и заявил, что она противоречит законодательству, гарантирующему право жертв репрессий на компенсацию.

    Он поручил правительству «немедленно внести изменения» в соответствующие законы в соответствии с новым постановлением, что подготовило почву для других подобных случаев в будущем.

    Правосудие для бедных или путь к гибели?

    Для того, чтобы обещание Конгресса о выборах сработало, потребуется политическая смелость, невиданной в Индии. Рахул Ганди раскрыл детали схемы поддержки доходов, которую он объявил ранее в качестве основной предвыборной программы Конгресса: искоренение бедности за счет перечисления в среднем 72000 рупий на семью пяти миллионам бедных семей для обеспечения их ежемесячного дохода. до 12 000 рупий.Это дает счет в размере 3 60 000 крор рупий, что составляет около 13% бюджета Центра, равно как и законопроект о прямых субсидиях плюс расходы на национальную схему гарантии занятости. Это также около 14% налогов, собираемых Центром. Политика может быть разрушительной, если она будет дополнять существующие субсидии. Это может быть искуплением, если все существующие субсидии будут переконфигурированы, а некоторым подавленным ценам будет позволено вырасти.

    Ганди обещает компенсировать разницу между тем, что пять кроров беднейших семей зарабатывают в месяц, и доходом в 12 000 рупий, который считается необходимым для того, чтобы поднять семью над бедностью.Предполагается, что в среднем это составляет 6000 рупий на семью в месяц. У правительства по-прежнему должны быть средства для выполнения основных задач управления и расходов на развитие. Это может произойти только в том случае, если все существующие субсидии будут включены в новую схему. Сверните продукты питания, топливо и различные процентные субсидии и схему гарантий занятости в Nyuntam Aay Yojana — сокращенно NYAY, что означает справедливость. Превратите субсидии на удобрения в еще одну схему поддержки доходов фермеров. Затем поднимите плату за электроэнергию и воду до реалистичного уровня.Что еще более важно, подушка дохода для наиболее уязвимых может создать пространство для прекращения подавления цен на сельскохозяйственную продукцию, что является единственным способом положить конец укоренившемуся бедствию в сельской местности.

    Если схема поддержки доходов откроет путь к прекращению раздачи и воровства электроэнергии, она почти окупится, вернув здоровье пострадавшему энергетическому сектору. Но все это требует уймы политического мужества. Политического мужества не хватало, лидеры предпочитали политику покровительства и идентичности, чтобы мобилизовать поддержку.За вычетом политической смелости эта схема может означать разрушение или джумлу.

    FacebookTwitterLinkedinEmail

    Эта статья появилась как редакционное мнение в печатном издании The Economic Times.

    КОНЕЦ СТАТЬИ

    движение подавлено, но борьба только начинается

    Прошло две недели с момента всплеска протестов по всему Ирану после того, как режим неожиданно сократил субсидии на топливо. Несмотря на героическую борьбу людей на улицах, движение было подавлено режимом в течение пяти дней. Но это была далеко не триумфальная победа режима, который сейчас слабее, чем когда-либо.

    Когда была снята удушающая блокада Интернета и стали поступать сообщения со всей страны, вырисовывается ужасающая картина беспрецедентного уровня государственного насилия.

    Одно видео, получившее широкое распространение, показывает, как группа государственных сил неоднократно избивала молодого человека топором, а затем трижды стреляла в него.В другом сообщении объясняется, как известный сторонник местного правительства бросил обугленное тело в аптеке. После событий все люди, находившиеся в аптеке и узнавшие его, были задержаны.

    90 224 گرگان

    25

    98 آبان

    تیراندازی از فاصله نزدیک به یک جوان معترض و ضرب و شتم دسته جمعی او توسط اشرار لباس شخصی و نیروی انتظامی

    نه میبخشیم و نه فراموش میکنیم pic.twitter.com/eYuCIcWb34

    — اعتراض مدنی بازار (@EterazB) 24 ноября 2019 г.

    Среди убитых было много молодых людей в возрасте от 12 до 13 лет, а также сообщалось об убийстве семилетней девочки.В некоторых местах бандиты режима без разбора открыли пулеметный огонь по мирно протестующим толпам и прохожим, а в одном случае в Бехбахане, как сообщается, против протестующих был применен танк. Многие районы были похожи на зоны боевых действий, все дороги с твердым покрытием были взорваны и разрушены.

    В то время как режим и международные организации, такие как Amnesty International, оценивают количество погибших от 100 до 200 человек, реальная цифра намного выше. Один из многочисленных сообщений, распространенных после снятия блокады Интернета, гласил:

    «Моя жена работает в операционных в одной из больниц Исфахана.На прошлой неделе многие ее коллеги, работавшие в дневную смену, оставались до утра. Благодаря нашим связям мы узнали, что они доставили в больницы многих убитых, но из-за хаоса не было точной статистики по ним … Когда [моя жена] вернулась со своей смены, она сказала, что было много мертвых. Она плакала. Она никогда не видела ничего подобного. Люди, работающие в операционных, отчасти привыкли видеть умирающих людей, но они видели столько ужасных сцен, что [она] была в полном шоке.Она сказала, что за эти два дня [суббота и воскресенье, 16-17 ноября] они приняли 20-25 таких людей. Это были люди, которые скончались по дороге в больницу. У нее не было информации о людях, которые были убиты на месте и их трупы увезены. И это было только из одного квартала Малак Шах в Исфахане. Даже если мы [предположим, что эта конкретная больница — особый случай], учитывая, что в Исфахане более 20 больниц, цифры ужасающие. Кроме того, количество раненых [в госпитале] составляло около 140-150 человек.

    Согласно другому отчету из больниц Шираза и Ахваза, число умерших в этих городах составляет около 100–150 человек. Похожие цифры приводятся из Тегерана. Эти цифры поступают либо из больниц, либо из источников в полиции, что дает лишь частичную картину о людях, убитых на месте по пути в больницу. Более того, не было сообщений о том, сколько человек умерло от полученных травм позже. Реальные цифры по стране могут составлять 500 и более. Режим требует заоблачных цен за доставку трупов их семьям.

    В то же время сам режим сообщил о 4800 раненых. Опять же, это консервативные цифры, не считая тех, кто не обратился в больницу, где располагались лагеря государственных войск, арестовавших тех, кто обратился за медицинской помощью с травмами. Количество раненых настолько велико, что учреждения здравоохранения выдают людям экстренные вызовы для сдачи крови, так как резервы крови истощаются.

    Более того, один член парламента заявил, что было арестовано 7000 человек.Многие из них были помещены в печально известную тюрьму Фашафуе, где 15 000 преступников содержатся в варварских условиях, в основном за преступления, связанные с наркотиками. Было бы правильно предположить, что около 10 000 человек были убиты, ранены или арестованы режимом в ходе репрессий. Эти цифры еще более шокируют, если учесть, что общее количество людей на улицах, по данным режима, не превышает 170-200 тысяч человек. Преследования все еще продолжаются, и молодые люди, которые, как считалось, участвовали в протестах, преследуются по всей стране.

    Эти (преимущественно) молодые люди на протяжении всей жизни пережили насилие в виде безработицы, жесткой экономии и бедности. Их бросил гнить, не видя будущего, правящий класс, который ничего не делает, кроме грабежа и замыслов. И когда они, наконец, начинают выражать свою боль и обиды (и, да, сжечь несколько заправочных станций и банков, которые являются ключевыми институтами в безумном мародерстве правящего класса), их встречают с величайшей жестокостью. А теперь нам говорят, что эти люди — головорезы и преступники.

    # Тегеран и другие города являются свидетелями продолжающихся протестов, поскольку иранцы добились смены режима 4 по крайней мере в 180 городах по всему # Ирану, по меньшей мере 450 убитых и более 4000 человек ранено репрессивными силами безопасности режима D. Арестовано более 10 000 протестующих. pic.twitter.com/YUmyQqXVZq

    — Saina M (@Sainaraha) 28 ноября 2019 г.

    На самом деле поражает не насилие протестующих, а их сдержанность, учитывая условия, в которых они были вынуждены мириться.Подавляющее большинство протестующих на самом деле были мирными и безоружными. Кроме того, многие сгоревшие банки и заправочные станции фактически были подожжены самими провокаторами режима. В сообщении граждан об одном инциденте в Карадже, промышленном городе за пределами Тегерана, утверждалось, что вооруженные силы арестовали большую группу людей, а затем приступили к поджогу соседнего банка.

    Реакция режима была далеко не мирной и сдержанной. Это самое жестокое подавление со стороны режима со времен контрреволюционного террора, осуществленного им в 1980-х годах.Это было гораздо более жестокое подавление, чем преследование Зеленого движения 2009 года, которое на пике своего развития насчитывало миллионы участников. Это показывает крайнюю изоляцию и страх перед режимом. Видео, подтверждающие это, распространяли сотрудники судебной системы, спецназа и других организаций.

    Это естественно, учитывая количество насилия, пропаганду в СМИ и угрозы превратить Иран в новую Сирию, что многие люди не вышли на протесты. Фактически, учитывая отсутствие какой-либо формы организации, лидерства или эффективных средств коммуникации, свидетельством силы движения является то, что 200 000 человек все еще вышли.По данным Стражей исламской революции, большинство из них были молодые, бедные и безработные мужчины и женщины из рабочих районов. Но эти слои отражали тот же гнев и недовольство, которые преобладают в рабочих массах. Эти настроения только углубились и распространились на более широкие слои из-за масштабов насилия, применяемого государством.

    Режим

    Но «победа» режима, торжественно провозглашенная днем ​​и ночью на всех телеканалах на прошлой неделе, кажется пустой.После подавления движения режим попытался закрепить свою победу, организовав серию «стихийных» прорежимных митингов «народа» против «нарушителей спокойствия», которые состоятся в понедельник, 25 ноября. Они проходили по тем же принципам, что и марши в поддержку режима 30 декабря 2009 года, которые использовались как средство подавления «Зеленого движения», которое достигло своего пика несколькими днями ранее. Тогда количество участников провластных демонстраций исчислялось сотнями тысяч, а может быть, даже миллионами.

    Однако на этот раз митинги, которые пропагандировались в течение четырех-пяти дней в большинстве СМИ и за которыми стояла вся мощь государственного аппарата, обернулись огромным провалом. В Тегеране в акции протеста, которая проходила между площадью Энгелаб и площадью Фирдоус, участвовало, по самым щедрым подсчетам, не более 100 000 человек, что очень мало для Большого Тегерана, в котором проживает 15 миллионов человек! Даже тогда, помимо государственных служащих, которые были бы вынуждены выйти, большинство из них были бы бедняками, которых подкупили за участие.Уже тогда режиму пришлось предпринять ряд отчаянных мер, чтобы «заполнить улицу». Например, все линии метро загадочным образом были остановлены — по «техническим» причинам, когда они доходили до ближайших станций метро. Учителя также пригласили на демонстрацию школьников и студентов. Один студент сообщил, что кто-то ворвался в ближайшую университетскую библиотеку, где он учился, и сказал им, что библиотеку и все близлежащие учреждения нужно закрыть, а людям уйти.Между тем, многие люди, которых в СМИ изображали протестующими, были обычными прохожими. Это было настолько унизительно, что, несмотря на то, что в воздухе появлялось множество новостных вертолетов, по телевидению не было показано никаких съемок с воздуха. Большинство изображений в газетах были сняты в передней части демонстрации под очень узким углом, чтобы создать впечатление улицы, заполненной демонстрантами. В Тебризе, городе с населением 1,5 миллиона человек, который был одним из немногих мест, отмеченных президентом Рухани за его выступление в защиту режима, вышло менее 500 человек!

    Рухани победил в 2013 году, пообещав более высокий уровень жизни и расширение демократических прав.Но на прошлой неделе он, вероятно, совершил более жесткие нападки, чем любой президент за 40-летнюю историю Исламской Республики / Изображение: PoR

    В зеленом движении 2009 года доминировали элементы среднего класса и возглавляли либеральные реформисты. движение, которое не привлекало бедных. Режим использовал это, наряду со своей обычной антиимпериалистической пропагандой, чтобы сплотить эти бедные слои за собой. Однако на этот раз на улицах вышли бедные и голодные. И режим, несмотря на все свои обычные взятки и угрозы, не смог мобилизовать сколько-нибудь значительную силу.Хотя на данном этапе среди людей нет значительных проимпериалистических настроений, также очевидно, что антиимпериалистическая риторика режима работает не так, как раньше. Десятилетия нападок на уровень жизни мулл, которые сами ведут экстравагантный образ жизни, опустошили почву под ними. Их благочестивое притворство совершенно не синхронизируется с повседневной коррупцией и кумовством, которые они осуществляют на виду. К этому добавляется жестокость, которой подвергаются самые бедные и уязвимые слои общества.Все это нанесло режиму непоправимый удар.

    В прошлом режим переключался между жесткими консервативными правительствами и более либеральными реформистскими правительствами, чтобы направить недовольство в обществе по официальным каналам. Но истинная природа всех политических лагерей стала полностью раскрыта на прошлой неделе, когда все фракции объединились, чтобы подавить движение.

    Сам президент Хасан Рухани пришел к власти на фоне огромных настроений, направленных против истеблишмента, которые грозили перерасти.Представив себя либералом-демократом, он победил в 2013 году на основе обещаний более высокого уровня жизни, освобождения политических заключенных и расширения демократических прав, в частности свободы прессы и свободы слова, а также открытия Интернета. Но на прошлой неделе он, вероятно, предпринял более жесткие атаки на уровень жизни, взял больше политических заключенных и ограничил демократические каналы, включая Интернет, чем любой другой президент за 40-летнюю историю Исламской Республики.

    Все ведущие политики-реформисты также сплотились вокруг режима. Самый популярный из них, бывший президент Мохаммад Хатами, которого продвигали как человека мира, демократии и прав человека, не делал никаких заявлений до вторника, 26 ноября. Даже тогда он поддерживал линию режима, с некоторыми оговорками вроде «нам нужно увидеть, сколько было иностранных агентов, а сколько простых иранцев на улицах». Это раскрывает истинную предательскую природу либеральных демократов, которые всегда боятся революционного движения масс гораздо больше, чем самой реакционной диктатуры.

    Между тем позиция жесткого крыла режима вокруг верховного лидера Али Хаменеи и Стражей исламской революции не лучше. Они не только полностью поддержали решение правительства о сокращении субсидий на топливо, но и были на переднем крае репрессий, с некоторыми из своих видных рупоров, таких как редактор газеты Kayhan Хоссейн Шариатмадари и бывший бескомпромиссный кандидат в президенты Эбрагим Раиси. , призывая к казни арестованных. Другие жесткие исламские «ученые мужи» выступали по телевидению с требованием ампутации рук и ног.

    Утрата легитимности повергла режим в глубокий кризис, и в верхах начинают появляться расколы. Жесткие политики и официальные лица все чаще нападают на правительство за то, что оно не проводит сокращения «должным образом» и не готовит население. Между тем, политики-реформисты атаковали сторонников жесткой линии за цензуру СМИ. В парламенте, который должен пройти через несколько месяцев, произошла серия столкновений. Депутат-независимый депутат Али Мотахарри внес закон об импичменте министру внутренних дел за то, что он организовал протесты.Между тем, жесткие депутаты добиваются импичмента министра нефти за то, что он не пресекал контрабанду бензина — фактор, который использовался в качестве предлога для повышения цен на топливо. Министру образования также грозит импичмент, в то время как министр сельского хозяйства ушел в отставку в начале этой недели, чтобы избежать импичмента, помимо прочего, за то, что он не обуздал инфляцию сельскохозяйственных товаров.

    В преддверии новых парламентских выборов депутаты со всех сторон пытаются дистанцироваться от истеблишмента.Хабиболла Кешцар, член парламента из Бехбахана, бедного района, где многие были убиты в недавних столкновениях, напал на правительство, сказав:

    «Вместо того, чтобы сжимать руки в карманы людей, вы могли бы сэкономить деньги, ограничив растрату бюджета. прекращение ненужных дорогостоящих поездок за границу и борьба с расточительностью некоторых членов вашей администрации «.

    Он также критиковал Рухани за то, что он заставляет «нуждающихся, которые жаждут хлеба, платить цену» за правительственные схемы. Мохаммад Голморади, депутат Махшахра, еще одного бедного города со многими жертвами, подрался в парламенте после того, как спросил правительство по поводу государственного насилия: «Что вы сделали с нами, чего не сделал идиот Шах?»

    Все это признаки режима, борющегося за свое выживание.В ближайший период эти разногласия будут углубляться. Между тем ничего не решено на местах, где ситуация ухудшается с каждым днем. Вопреки обещаниям режима рост цен на топливо уже ведет к росту цен. По данным информационного агентства IRNA, контролируемого государством, стоимость транспортировки и цены на некоторые товары, например, яйца, фрукты и овощи, с 15 ноября уже выросли на 25-50 процентов. Другое официальное издание заявило, что покупательная способность обычной рабочей семьи за тот же период снизилась на 10 процентов.

    Режим обещал мобилизовать ополчение Басидж для установления контроля над ценами, но это утопично. Инфляцию нельзя контролировать силой. Если режим попытается ввести контроль, это будет означать только переливание возросших расходов на топливо на плечи малого бизнеса, большинство из которых уже находятся на грани банкротства. Это то, что бывший шах предпринял незадолго до своего свержения. Разумеется, это не решит проблем и для нынешнего режима.Сокращение субсидий является частью плана, разработанного МВФ во время президентства Махмуда Ахмадинежада, который принял нынешнее правительство. После цен на топливо план направлен на сокращение субсидий на другие основные товары, такие как бытовой газ. Все эти атаки усилят рост классовых противоречий и еще больше изолируют режим.

    Новый период

    Независимо от непосредственного результата, эти протесты открыли новую главу классовой борьбы в Иране. Огромные новые слои, которые ранее были либо пассивными, либо даже поддерживающими режим в той или иной мере, переходят в резкую оппозицию. Реакция на жестокие репрессии перешла от шока и недоверия к гневу. Этот гнев ищет выхода. За последние несколько дней 15-минутное видео, снятое бывшим оппозиционером Хасаном Агамири, посмотрело более трех миллионов человек в Instagram.

    На видео Агамири, который недавно был лишен духовной одежды и приговорен к двум годам условно за его антиправительственные взгляды, звучит горько и вызывающе, нападая на режим за то, что он только приносит страдания массам. с его коррупцией, высокомерием и авторитаризмом.Хотя Агамири не обязательно указывает путь вперед для иранских масс, его популярность действительно отражает настроения в массах. Учитывая крайнее социальное и экономическое давление и отсутствие какого-либо руководства у рабочего класса, такие случайные элементы могут выдвинуться на первый план и стать центром более широкого движения.

    Именно отсутствие организации, лидерства и программы в конечном итоге изолировало молодежь на улицах. Это понятные слабости слоев, которые не проявляли значительной политической активности в течение последних 40 лет.

    Несмотря на свое поражение, эти протесты открыли новую главу классовой борьбы в Иране / Изображение: добросовестное использование

    Тактика режима была двоякой. Во-первых, оно пыталось заставить как можно больше людей держаться подальше от улиц и физически препятствовать тому, чтобы движение собиралось в достаточно большом количестве, чтобы противостоять репрессиям. Во-вторых, он пытался изолировать движение, подталкивая его к более агрессивному поведению, и утверждал, что движение сознательно или неосознанно играет на руку империализму США.Если бы движение было более организованным, оно могло бы действовать в гораздо большем масштабе и избежать многих трагических смертей.

    Более того, если бы у него была четкая программа с социальными и экономическими требованиями, обращающимися ко всем угнетенным слоям (в частности, к рабочему классу), противостоящей империализму США и указывающей четкий способ захвата власти в самом Иране, она могла бы перерезать границы режима.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>