МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Судебно психологическая экспертиза посмертная: Особенности проведения посмертной судебной психологической экспертизы по факту самоубийства

Посмертная судебно-психологическая экспертиза — Центр экспертизы и оценки

Проведение экспертизы в отношении обвиняемых

Судебно-психологическая экспертиза обвиняемых, как и любая другая подобная экспертиза, будет отвечать на следующие поставленные вопросы:

  • Какие индивидуальные психологические особенности имел человек, который умер, и каков уровень их влияния на обстоятельства, при которых погиб этот человек?
  • Было ли у этого человека перед смертью состояние, которое могло поспособствовать его суициду, и если оно было, то объясните, какие конкретно раздражители его вызвали и в какой период времени его жизни?

Провести посмертную психолого-психиатрическую экспертизу вы можете в нашем центре экспертиз по телефону: +7 (495) 771-5831

Экспертиза подобного типа считается одной из самых сложных практик в работе психологов. Основания назначения судебно-психологической экспертизы могут быть самые разные. Обращаться здесь нужно исключительно к профессионалам, ведь в прерогативу специалистов этого спектра входит психологический анализ пациента без очной ставки. Никаких подтверждений того, что психолог прав у него нет, поэтому он должен опираться исключительно на свой опыт и интуицию, которая всегда должна быть стопроцентной для того, чтобы не подвести семью погибшего. Сами посудите: человек мёртв, но при этом специалист должен провести процесс восстановления его личности, психологического портрета, социального статуса в плане психологии, а также постараться понять, что творилось у него в душе на тот момент его жизни, о чём он думал и как себя ощущал в мире. После сбора подобного рода информации, психолог должен это всё проанализировать и выдать ряд причин, по которым человек в той или иной ситуации мог покончить жизнь самоубийством. А если он поймет, что никаких причин для совершения суицида у умершего не было, а это якобы самоубийство — полнейшая бутафория и постановка, которой пытались замаскировать обычное убийство, он должен об этом сообщить.

Это исследование, как, собственно, и судебно-психологическая экспертиза аффекта, проводятся на основе данных, которые собрало следствие. Если количество материалов по истине огромное, объемное и объективное, то специалистам-психологам намного проще будет определить истинное положение дел по определенному вопросу. Если же нет — то эксперты должны собственноручно начать собирать материалы по делу, а это может намного затянуть время проведения исследования. Заключение судебно-психологической экспертизы основывается на том, что специалист-психолог находится рядом со следователем тогда, когда тот допрашивает свидетелей, а также самостоятельно может опрашивать родственников, приятелей и даже самых близких людей, которые находились с умершим в конкретный промежуток времени. Основания судебно-психологической экспертизы таковы, что она проводится почти всегда, когда существуют спорные моменты по поводу чьей-то смерти.

Судебно-психологическая экспертиза в судопроизводстве требует огромного сотрудничества с органами внутренних дел и суда, ведь полиция должна передать абсолютно все личные вещи умершего — от записных книжек до личных писем — для того, чтобы эксперты смогли сделать вывод. Это основы судебно-психологической экспертизы.

Судебно-психологическая экспертиза личности проводится тогда, когда эксперты располагают абсолютно всеми данными, которые смогут пролить свет на психологическое состояние человека на том промежутке времени, который поспособствовал его смерти.

За этой и любой другой экспертизой вы можете обратиться к нам по телефону указанному на сайте! Мы гарантируем объективность, качество и безопасность!

Похожие записи

Посмертная психологическая экспертиза: задачи, объекты, типовые вопросы

Чаще всего посмертную психологическую экспертизу назначают, чтобы выяснить особенности психологического и психического состояния личности, индивидуальные черты характера, которые могут помочь в установлении обстоятельств произошедшего.

Когда нужна посмертная психологическая экспертиза

Подобные исследования назначают в рамках гражданских или уголовных дел, когда:

  • преступник или потерпевший скончался до суда,
  • совершен суицид,
  • важно установить дееспособность умершего лица.

Задачи посмертной психологической экспертизы

В ходе изучения материалов эксперт-психолог определяет:

  • эмоциональное состояние и степень психологического напряжения человека перед смертью,
  • возможные причины ухудшения эмоционального состояния,
  • наличие состояния аффекта.

Что нужно предоставить эксперту

Объектами исследования для посмертной психологической экспертизы становятся любые материалы, которые могут охарактеризовать человека и особенности его поведения. Для ответа на поставленные вопросы эксперт изучает:

  • показания свидетелей,
  • медицинские документы,
  • фотографии и видеозаписи,
  • страницы в соцсетях, материалы личной переписки,
  • характеристики.

Типовые вопросы

Чтобы определить психическое состояние лица, окончившего жизнь самоубийством:

  • В каком психическом состоянии находился Ф.И.О. в период, предшествующий его смерти (самоубийству)?
  • Существует ли причинно-следственная связь между действиями обвиняемого Ф.И.О. (изнасилование, угроза, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства) и психическим состоянием потерпевшего Ф.И.О. в период, предшествовавший самоубийству?

Чтобы установить способность лица понимать значение своих действий или руководить ими

(ст. 177, 178 ГК РФ):

  • Находился ли Ф.И.О. в момент заключения сделки в состоянии, ограничивающем его способность к произвольному волевому управлению своим поведением (состояние растерянности, стресса, фрустрации, психической напряженности)?
  • Мог ли Ф.И.О., с учетом его индивидуально-психологических и возрастных особенностей, а также эмоционального состояния, правильно воспринимать существенные элементы сделки (указать, какие именно) и условия ее заключения, а также осознанно и самостоятельно принимать адекватное решение с учетом всех действующих условий сделки?

Посмертная экспертиза | Психологическая экспертиза

 

В судебной практике часто возникают ситуации, требующие дополнительного выяснения и уточнения. В этом случае может понадобиться такая юридическая процедура как посмертная (заочная) психолого-психиатрическая экспертиза.

 

Посмертная экспертиза проводится в том случае, если в ходе рассмотрения судебного спора между сторонами возникли разногласия по поводу психического состояния умершего лица в момент совершения им рассматриваемых действий. Целью такой процедуры является установление дееспособности и адекватности умершего лица, ведь от этих факторов зависит трактовка совершённых лицом действий и их правовых последствий.

Судебная посмертная психолого-психиатрическая экспертиза:

когда проводится и в чём заключается

   Посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза применяется

в следующих областях:

   1. Гражданское производство. Речь идёт о спорах, связанных с признанием недействительности определённого гражданского акта. Чаще всего это завещания, договоры дарения и иные сделки по отчуждению имущества.​

​   2. Уголовное производство. В ряде случаев без психолого-психиатрической экспертизы невозможно установить обстоятельства уголовного правонарушения и/или квалифицировать действия подсудимого. В частности, такая проверка поможет выявить причины смерти потерпевшего (имелись ли у него основания для совершения самоубийства) и прояснить факт применения подсудимым мер самообороны, повлекшим за собой смерть человека.

   3. Внесудебное производство. Проводится по обращениям граждан и юридических лиц, в случаях, когда суд, органы следствия и дознания отказали в назначении судебной посмертной экспертизы.

Посмертная экспертиза проводится в обязательном порядке в следующих случаях:

  • рассмотрение дела об умышленном причинении вреда здоровью;

  • признание человека недееспособным;

  • наличие сомнений в адекватности поведения обвиняемого;

  • наличие отклонений в психике потерпевшего.

При рассмотрении уголовных дел преступление будет считаться недоказанным, если в рамках данного разбирательства не была проведена комплексная заочная экспертиза.

Проведением посмертной психолого-психиатрической экспертизы занимаются квалифицированные судмедэксперты, работающие в области психологии и психиатрии и владеющие знаниями в сфере юриспруденции. Помимо профильного высшего образования и опыта соответствующей практической работы, специалисты должны также иметь сертификат компетентности. Такой документ выдаётся Единым государственным реестром экспертов, все члены которого обязаны каждые 5 лет проходить профессиональную переподготовку.

Порядок проведения экспертизы

   Перед началом процедуры суд адресует эксперту ряд вопросов, среди которых наиболее распространенные:

​​

  1. В каком психическом и эмоциональном состоянии пребывал умерший в момент совершения рассматриваемых действий?

  2. Имеются ли какие-либо внешние раздражители, повлиявшие на поведение умершего?

  3. Можно ли предположить, что умерший действовал в состоянии аффекта?

  4. Можно ли считать умершего психологически вменяемым при жизни?

Далее эксперт приступает к изучению имеющихся в его распоряжении сведений.
В частности, он анализирует следующее:

  • Физическое здоровье лица при жизни. Это ключевой параметр, определяющий поведение человека. Действия лица могут носить девиантный характер, если у него имелись какие-либо врождённые или приобретённые физические отклонения. Особую важность представляют такие дисфункции головного мозга как болезнь Альцгеймера, мозговые кровоизлияния, нарушение мозгового кровообращения, фатальная бессонница и др. В расчёт принимается также возраст умершего.

  • Психическое здоровье лица при жизни. В данном случае эксперт выясняет, наблюдалось ли лицо у психиатра, как долго оно состояло на учёте в ПНД, были ли зафиксированы в отношении данного лица случаи расстройства психики, имелись ли у него острые фобии и страхи.

  • Временные расстройства. Если в физическом и психическом состоянии лица не было выявлено никаких отклонений, то эксперт должен понять, могло ли лицо действовать в состоянии аффекта. К временному изменению психо-физического портрета может приводить, в частности, приём некоторых сильнодействующих медикаментов.

  • Показания свидетелей. Об особенностях поведения человека многое могут сказать его близкие родственники, друзья и коллеги. Например, был ли умерший склонен к домашнему насилию, и были ли у него такие пагубные зависимости как алкоголизм или наркомания. На основе свидетельских показаний, эксперт составляет личностную характеристику умершего, делая дополнительные выводы о том, мог ли умерший совершить неадекватный поступок, и если да, то по какой причине.

  • Особенности обстоятельств, в которых действовало лицо. В случае если человек находился под влиянием экстремальной физической или психической нагрузки (тяжкий труд, смерть близкого, финансовые трудности), велика вероятность того, что подобные обстоятельства могли повлиять на действия лица.

По окончании работы составляется экспертное заключение, содержащее все сделанные специалистом выводы и отвечающее на поставленные судом вопросы.

Впоследствии эксперт будет приглашён на судебное заседание для озвучивания и (при необходимости) прояснения составленного заключения.

Последствия проведения посмертной экспертизы.
Польза для суда, органов следствия и дознания.

Грамотно проведённая посмертная психолого-психиатрическая экспертиза представляет неоценимую пользу для следственных и судебных органов. Она позволяет прояснить обстоятельства дела и сформировать более объективное понимание личности и поведения умершего. При наличии подробного экспертного заключения следственные действия упрощаются, а вероятность вынесения справедливого судебного постановления повышается.

Достоверность экспертизы и ошибки при производстве

Особенность посмертной психолого-психиатрической экспертизы состоит в том, что эксперт лишён возможности общаться с человеком лично; он может только изучать имеющиеся в отношении данного лица материалы и показания. В связи с этим такую экспертизу может быть полностью объективной при наличии медицинских документов и многочисленных свидетельских показаний. На результаты надлежит полагаться только при наличии необходимого объёма достоверных (подтвержденных документально) данных.

К сожалению, при отсутствии документов, в ряде случаев эксперты не могут прийти к однозначному выводу относительно наличия у умершего того или иного психического расстройства в конкретный момент времени, не говоря уже об определении точной стадии заболевания и степени стойкости его проявлений. В такой ситуации экспертное заключение прилагается к материалам дела только в качестве рекомендательного документа, носящего предположительный характер.

Психологическая экспертиза по материалам дела

Стандартная

7 — 14   Дней

Срочная

2 — 3 Дня

Психологическая экспертиза по материалам дела — это один из видов судебно-психологических исследований, где эксперт выносит решение исключительно на основании анализа документов дела, то есть не проводя освидетельствование живого лица. По-другому данная экспертиза называется заочной.

Довольно-таки часто проводимый вид психологической экспертизы по материалам дела – это посмертная психологическая экспертиза. Данный вид исследования применяется, если по каким-либо причинам невозможно произвести очное освидетельствование лица, чей психический статус подвергается сомнению. Чаще всего, заочная экспертиза назначается в случае смерти обследуемого, отсутствия в городе, где осуществляется исследование. Цель назначения посмертной психологической экспертизы – получение информации о психологическом состоянии умершего гражданина, не имеющего, однако, психической болезни, на момент совершения юридически значимого поступка и его возможности руководить своим поведением.

Основаниями для проведения посмертной психологической экспертизы являются:

  • документы, полученные из психиатрических клиник, наркодиспансеров, других медицинских учреждений где подэкспертный обследовался или проходил лечение;
  • официальные характеристики с его места работы, учебы;
  • данные, полученные путем опроса членов семьи, свидетелей.

Психологическая экспертиза по материалам дела – наиболее трудоемкий вид судебно-психологических исследований, требующий от проводящего его специалиста высокого уровня квалификации и обширного профессионального опыта. Эксперт составляет свое профессиональное мнение по отдельным штрихам и свидетельствам, не имея клинической картины, которую дает личное освидетельствование человека. Общее впечатление создается на основе разрозненных фрагментов данных, сведение которых воедино подчас требует ювелирной точности, досконального знания психиатрии и большого опыта. Исследование состояния психики по документам – кропотливый и сложный процесс. Если представленных документов недостаточно для формирования достоверного вывода о состоянии обследуемого человека, эксперт сообщает о невозможности дачи заключения по исследуемому вопросу. Отсутствие полной картины при проведении психиатрической экспертизы по материалам дела (заочной и посмертной) в судебных процессах позволяет эксперту вынести предположительное заключение.

Чаще всего психологическую экспертизу по материалам дела проводят в случаях:

1) При расследовании самоубийств, когда нужно причины, по которым лицо покончило с собой, обстоятельства смерти, психической состояние в момент самоубийства. Также, когда есть подозрения на доведения обследуемого гражданина до самоубийства другим лицом.
2) Экспертиза состояния потерпевшего лица, умершего от полученных повреждений, когда потерпевший перед смертью успел сообщить о противоправных действиях в отношении него.
3) В процессе разбирательства по гражданским делам, если под сомнение ставится состояние умершего в момент составления им завещания, подписания договора или осуществления иного правового акта.
4) В случае физической невозможности освидетельствовать человека, например, если он находится в другой стране.
5) В случае стремительного развития у обследуемого психического заболевания в острой форме, в результате которого он не в состоянии присутствовать в суде и проходить освидетельствование. Когда нужно выяснить его психическое состояние в определенный момент времени в прошлом.

Какие же документы рассматриваются при проведении психологической экспертизы по материалам дела:

1) Материалы следствия – описание места происшествия, показания участников совершенного правонарушения.
2) Показания потерпевших и свидетелей.
3) Медицинские карты подэкспертного, выписки из историй болезни (из психиатрических лечебных учреждений, в частности).
4) Протоколы опросов членов семьи и близких обследуемого лица, в которых может содержаться информация о состоянии и особенностях поведения человека, в отношении которого производится экспертиза.
5) Источники, содержащие рукописные тексты обследуемого лица, а также его переписку (включая электронные письма). Если возможно (и при наличии таковых), изучению также подвергаются рисунки и другие творческие работы.

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза | Медицинский центр Помощь

Проведение посмертной психолого-психиатрической экспертизы может потребоваться в разных обстоятельствах. Во всех случаях необходимо оценить психическое состояние человека, составить его психологический портрет, определить его вменяемость и мотивы совершённого действия, наличие или отсутствие психических заболеваний. Наиболее распространённые случаи:

Завещание

Человек после смерти оставляет завещание или акт дарения, с которым не согласны близкие и родственники, причем состояние умершего в прошлом позволяло предположить психическое расстройство. Возникает необходимость посмертно провести диагностику состояния умершего.
С возрастом в психике могут происходить изменения, которые могут повлиять на принятие решения. Опытный специалист может определить в каком состоянии находился умерший, путём анализа различных сведений. Выявить движущие причины и мотивы. Выяснить насколько умерший был вменяем, отдавал ли отчёт своим действиям на момент смерти, не подвергался ли он давлению или психологическому манипулированию. Процедура в данном случае – судебно психиатрическая экспертиза давшего завещание.

Необходимые документы, собранные и предоставленные в Ассоциацию, рассматриваются в течение 10 дней, после чего составляется экспертное заключение. Сбор документов для проведения судебно-психиатрической экспертизы посмертно – длительные процесс, и мы также можем ускорить его после консультации.

Самоубийство

Необходимо определить склонность погибшего к суициду, чтобы отмести возможность замаскированного убийства. Возможно обратное: самоубийство может маскироваться под убийство. Требуется вскрыть мотивы умершего, определить возможность доведения до самоубийства. Анализ психического состояния, характера, отношений с родными и близкими может дать ценную информацию. Во всех этих случаях трудно переоценить значение психолого-психиатрической экспертизы.

Потерпевший перед смертью сообщает важную информацию – в виде записки или послания. Бывает необходимо установить психологическое состояние и для этого на основании документов проводится посмертная психолого-психиатрическая экспертиза.

Непосредственно перед смертью могут возникать помутнения сознания и расстройства психики. Особенно если смерть вызвана различными травмами и повреждениями. Потерпевший в таком состоянии может сообщить неверную информацию. Для оценки того, в каком состоянии перед смертью пребывал человек, может потребоваться экспертиза.

Сложность оценки психического состояния и составления психологического портрета определяется тем, что эксперты не могут непосредственно наблюдать умершего и проводить диагностику. Состояние психики оценивается по доступным источникам информации:

• Изучение материалов судебного и досудебного следствия, показаний свидетелей и пострадавших.
• Изучаются медицинские карточки, справки и прочая медицинская документация. Опрашиваются медицинские сотрудники, лечившие и наблюдавшие умершего. Многие болезни оказывают непосредственное влияние на психику, что позволяет сделать важные выводы о состоянии умершего.
• Характеристики с места работы и учёбы, заключения психологических обследований.
• Анализ взаимоотношений с окружающими, опрос близких и родственников, экспертиза семейных отношений. Для составления психологического портрета важны не только сведения предшествующие смерти, но и вся история жизни.

История семьи, взаимоотношения с близкими дают ценную информацию о характере. Доказано, что многие психологические проблемы проистекают из детства и взаимоотношений с близкими в раннем возрасте. Кроме этого, в случае с наследованием, семейная экспертиза позволяет оценить систему отношений с близкими людьми и её соответствие завещанию. Это помогает выявить случаи, когда завещание явно противоречит сложившимся в течение жизни убеждениям умершего. Например, когда пожилой человек подпадает под влияние религиозной секты или мошенников.

• Изучение записных книжек, дневников, личных страниц в социальных сетях, видеозаписей, информации с жёсткого диска персонального компьютера и других продуктов деятельности умершего.

Проведение посмертной психолого-психиатрической экспертизы требует больших затрат времени и сил специалистов. В результате экспертизы редко удаётся получить категорический вывод. Чаще всего суду предоставляется вероятностное заключение, которое используется судом аналогично косвенным доказательствам. Во многом это обусловлено невозможностью личного обследования. Сложность вызывает однозначное истолкование мотивов и поступков умершего, нехватка материалов, подтверждающих определённую версию. Однако опытный судебный эксперт способен по части восстановить целое и представить убедительные доказательства.

Комплексная психиатрическая экспертиза — проведение судебной психолого психиатрической экспертизы

Проводим амбулаторные комплексные судебно-психиатрические экспертизы по поручению судебных и следственных органов, нотариуса

Организуем проведение комплексных судебно-психиатрических экспертиз, консультируем адвокатов, подготовка заключения специалистов:

  • в гражданских делах по сделкоспособности
  • в гражданских делах с посмертными судебными экспертизами
  • в гражданских делах при спорах о детях
  • в делах особого производства о недееспособности
  • в уголовных делах с разрешением вопросов о невменяемости
  • в уголовных делах, связанным с педофилией

Проводим на основании медицинской лицензии, экспертиза может быть проведена по поручению судебных или следственных органов.
   

Проведение экспертизы возможно также по поручению нотариуса, к которому обратилось заинтересованное лицо. Данное нотариальное действие совершается нотариусами в порядке ст. 102,103 Основ законодательства РФ о нотариате и возможно в том случае, если в будущем, в случае судебного спора, есть основание предполагать, что проведение такой экспертизы будет невозможно (например, в рамках оспаривания завещания) или в том случае, если необходимо на момент сделки зафиксировать непонимание продавцом своих действий и их последствий.  

По поручению стороны или адвоката у нас проводится независимая психолого-психиатрическая экспертиза. По некоторым категориям дел у нас проводится посмертная комплексная психиатрическая экспертиза.

Назначение судебно-психиатрической экспертизы осуществляется судом или следователем как по собственной инициативе, так и по ходатайству адвоката.

Более подробную информацию по назначению и проведению экспертизы  Вы можете посмотреть в соответствующих разделах:

При проведении комплексных психолого-психиатрических экспертиз по уголовным делам и о недееспособности в тех случаях, когда ограничена возможность доставлять исследуемого в экспертную организацию — наши эксперты смогут выехать в место нахождения подэкспертного для проведения исследования на месте.

При проведении судебно-психиатрического исследования во внесудебном порядке или по поручению стороны (адвоката) в делах о сделкоспособности (договор купли-продажи квартиры, дарения или ренты) необходимо письменное обращение заинтересованной стороны о проведении такого психиатрического исследования.

 

Так, например, в сложных случаях при купле-продаже недвижимости, такое предварительное полноценное психиатрическое исследование (в том числе по запросу нотариуса) сможет в дальнейшем практически гарантировать положительное разрешение спора о понимании продавцом своих действии при сделке.

 

Обследовать посмертно — PRAVO.UA

Семейные дела в юридической практике занимают отдельную нишу, поскольку являются достаточно специ­фическими и по-своему сложными. В практике юрис­тов, занимающихся семейными делами, зачастую возникают вопросы о наследовании. В этой статье будет затронут такой интересный вопрос, как посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, который часто возникает в гражданском процессе при рассмотрении споров об отчуждении наследодателями своего имущества незадолго до смерти.

Практический опыт

В последние годы посмертная судебно-психиатрическая экспертиза приобрела значительный удельный вес среди других видов экспертизы в гражданском процессе и тенденцию к количественному росту. Ее специфика требует от эксперта глубоких теоретических знаний и большого практического опыта.

Посмертная судебно-психиатри­ческая экспертиза представляет собой отдельную отрасль судебной психиатрии и содержит в себе целый ряд малоизученных вопросов относительно ее теории и практики, в частности, относительно определения дееспособности, недееспособности, ограниченной дееспособности, методологии и методики исследования объектов экспертизы, доказательности экспертного заключения и т.д. Между тем в последние десятилетия посмертная судебно-психиатрическая экспертиза не исследовалась и не анализировалась относительно ее предметов, задач, особенностей, специфики методических подходов и экспертной оценки психических расстройств с учетом современных достижений судебной экспертологии и изменений в национальном законодательстве. Поэтому не случайно, что именно проведение посмертной судебно-психиатрической экспертизы является почвой для злоупотреблений в виде фальсификаций и подделок объектов исследования. Кроме того, на сегодняшний день нередки случаи проведения подобной экспертизы неспециалистами в области судебной психиатрии, в том числе судебными медиками или психологами.

Практический опыт показывает, что гражданские дела, при рассмотрении которых возникают сомнения относительно психического здоровья умершего на период оформления последним того или иного юридического документа, продолжаются годами из-за невозможности суда получить полноценное и четкое экспертное заключение, что, в свою очередь, является основанием для назначения ­повторных судебно-психиатрических экспертиз.

Остановимся подробнее на ситуации, когда судебные эксперты явно злоупотребили своими обязанностями, что повлекло выдачу несоответствующего действительности экспертного заключения.

Так, уже семь лет длится одно любопытное дело, суть которого состоит в следующем. Пожилой мужчина, имевший сына от первого брака и состоявший во втором браке, за год до смерти составил завещание, по которому все его имущество переходило сыну. Важно отметить, что этот мужчина имел неврологическое заболевание, которое влияло на деятельность его мозга. Однако, как выяснилось после его смерти, за месяц до своей кончины он составил новое завещание, согласно которому все его имущество переходило последней супруге.

Понимая природу возникновения последнего завещания, сын обратился в суд с иском о признании его недействительным. В ходе судебного разбирательства по ходатайству истца была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. В ходе проведения исследования не без помощи ответчиков было установлено, что за месяц до смерти, несмотря на продолжительную болезнь, наследодатель был полностью дееспособен и осознавал значение своих действий при составлении завещания у нотариуса.

С такими выводами экспертов истец не согласился и подал ходатайство о назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы. На данной стадии судебного разбирательства возникли трудности, и до сегодняшнего дня дело проходит второй круг инстанций без проведения повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы.

В ожидании решения

Так, согласно статье 12 Закона Украины «О судебной экспертизе», независимо от вида судопроизводства, судебный эксперт обязан провести полное исследование и дать обоснованное и объективное письменное заключение.

В упомянутом случае юристы руководствовались статьей 150 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, в которой указано, что если заключение эксперта будет признано необоснованным или противоречащим другим материалам дела, вызывать сомнения в его правильности, судом может быть назначена повторная экспертиза, которая поручается другому эксперту (экспертам).

Таким образом, поскольку проведенная ранее судебно-психиатрическая экспертиза вызывала сомнения у одной из сторон процесса и противоречила медицинским документам, находящимся в материалах дела, истец абсолютно законно просил назначить повторное исследование.

Руководствуясь статьей 4 Закона Ук­раины «О судебной экспертизе», юристы просили суд защитить права истца и применить гарантию относительно возможности назначения повторной судебной экспертизы.

Частью 1 статьи 143 ГПК Украины установлено, что для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела и требующих специальных знаний в облас­ти науки, искусства, техники, ремесла и т.п., суд назначает экспертизу по заявлению лиц, участвующих в деле.

В рассматриваемом деле единственным и основным мотивом искового заявления были ссылки истца на то, что завещатель в период составления оспариваемого завещания не мог руководить своими действиями и осознавать их значение, поскольку страдал неврологическим расстройством, которое приводит к некрозу частей головного мозга, следствием чего являются психические расстройства. Таким образом, без наличия заключения специалиста в области медицины, как того требуют нормы статьи 143 ГПК Украины, истец лишен возможности представить доказательства для обоснования своей правовой позиции. Именно поэтому истец просил суд обеспечить принцип равенства, диспозитивности и состязательности сторон в деле путем удовлетворения его ходатайства о назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы в другом экспертном учреждении.

По рассмотренному делу до сих пор нет окончательного решения. Истцу остается только надеяться, что суд все-таки примет решение о назначении повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы, и истина будет установлена.

КРУТЬ Татьяна — адвокат АФ «Династия», г. Днепропетровск


Мнения

Как правило

Юрий СИВОВНА,
юрист АК «Правочин»

Основная слож­ность посмертной судеб­но-пси­хиат­ри­чес­кой экспертизы заключается в том, что в связи с отсутствием непосредственного объекта исследования экспертизу приходится проводить на основании медицинской или иной документации, которая может свидетельствовать о психическом состоянии интересующего суд субъекта правоотношений.

Кроме того, исход экспертизы напрямую зависит от того, насколько правильно и точно поставлены вопросы перед специалистом. В данном контексте нельзя не вспомнить о позиции Верховного Суда Украины, изложенной в письме Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 15 мая с.г. № 648/0/4-12. Так, если экспертное заключение не содержит информации об абсолютной невозможности участника сделки в момент ее осуществления осознавать значение своих действий и руководить ими, а указывает только на то, что нарушения психической деятельности могли влиять на его способность осознавать свои действия и руководить ими, — оно не может служить основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, полнота и правильность постановки вопросов для эксперта может иметь решающее значение для разрешения того или иного спора.

Требование мотивации

Алексей СТЕПАНЕНКО,
юрист LCF Law Group

При оформлении резуль­татов проведения посмертной судебно-пси­хиатрической экспертизы огромное значение имеет мотивировочная часть экспертного заключения (ошибки, допущенные в мотивировочной части, ставят под сомнение и подытоживающий вывод эксперта). Ведь не нужно забывать, что вся сложность проведения данного рода экспертиз заключается именно в отсутствии лица, психиатрическое состояние которого исследуется.

Именно в мотивировочной части заключения эксперт должен обосновать свою точку зрения, описать логическую цепочку, которая связывает факты и выводы, приведенные в заключении. Так, нередко на практике эксперты вообще не приводят каких-либо аргументов в пользу своих выводов и после исследовательской части сразу излагают выводы без предварительного их обоснования. Кроме того, говоря о подобного рода экспертизах, следует помнить, что изучается психиатрическое состояние лица в момент совершения определенного юридически значимого действия. Таким образом, изучению подлежит именно этот отрезок времени, и все аргументы должны излагаться в соответствии с этим временным промежутком.

Вы проводите терапию с мертвыми людьми? : Демистификация судебной психологии

В 2008 году произошло столетие основания судебной психологии, начало которому положила публикация в 1908 году новаторского текста On the Witness Stand профессором психологии Гарвардского университета Хьюго Мюнстербергом. Сегодня судебная психология — это процветающая специальность, признанная как Американской психологической ассоциацией , так и уголовными и гражданскими судами США.Действительно, судебная психология сегодня является одной из самых быстрорастущих областей психологии. Что такое судебная психология? Кто может это практиковать? Каков его вклад? И почему вдруг так жарко?

Давайте начнем с еще одного эксперимента со словесными ассоциациями : Что в первую очередь приходит на ум, когда вы слышите фразу судебная психология ? Кто из вас сейчас задается вопросом, занимается ли (и как!) Судебная психология с мертвыми людьми? Ты не одинок.Кажется, это самый частый вопрос, когда я говорю кому-нибудь в непринужденной беседе, что занимаюсь судебной психологией. Я полагаю, что это распространенное заблуждение исходит из таких шоу, как CSI или Forensic Files , и наблюдения за различными реальными судебными патологоанатомами и судебно-медицинскими экспертами, такими как доктора доктора. Сирил Вехт и Майкл Баден регулярно выступают в качестве экспертов-комментаторов кабельных новостных передач, небрежно обсуждая скорость разложения трупов возможных жертв убийств и выполняя ужасные вскрытия трупов для определения точной причины смерти.Отсюда и интимная, но неточная ассоциация в общественном сознании между термином судебно-медицинский и смертью.

На самом деле слово судебно-медицинский не имеет ничего общего со смертью как таковой. Вместо этого это относится к системе правосудия. Термин forensis происходит от латинского forēnsis , что означает принадлежность к форуму, на котором в Древнем Риме проводились публичные презентации или дебаты по важным темам дня. Теперь такие оживленные публичные дебаты регулярно происходят между судебными экспертами всех мастей на юридической арене.Каждый раз, когда врач, психолог, дантист или любой другой специалист, включая антропологов, социологов, криминологов или даже бухгалтеров, выступают в качестве профессиональных свидетелей или экспертов правовой системы, их называют судебно-медицинскими экспертами. Судебная психология — это просто пересечение психологии и закона. В моем случае, как судебный клинический психолог, я делюсь своими знаниями в области клинической психологии с уголовной судебной системой, и делаю это уже почти два десятилетия.

А что именно судебный психолог делает для суда? Я и мои коллеги из утвержденной группы психиатров и психологов уголовного отдела Верховного суда округа Лос-Анджелес должны провести клиническую оценку обвиняемых по уголовным делам, многим из которых были предъявлены обвинения в насильственных преступлениях или других злодеяниях. Иногда эти оценки представляют собой конфиденциальные консультации, запрошенные адвокатом ответчика относительно психического здоровья их клиента, и включают психиатрический диагноз, прогноз и рекомендации по лечению.Эти конфиденциальные оценки объединяют консультационную психологию с судебной психологией, поскольку мы консультируем адвоката обвиняемого по ключевым клиническим вопросам, а также решаем конкретные судебно-медицинские вопросы, чтобы помочь определить, как действовать в соответствии с законом. Другие виды назначенных судом оценок требуют сообщать наши выводы относительно дееспособности обвиняемого предстать перед судом , судебного невменяемости или опасного состояния ума непосредственно в суд.Девять из десяти судебно-медицинских экспертиз, которые я провожу, происходят в окружении окружной тюрьмы, где обвиняемый находится в заключении, ожидая суда или другого судебного решения.

Практика судебной психологии предполагает сочетание психолога, сыщика, криминолога, социолога, археолога, философа, теолога, юриста, учителя, писателя и психотерапевта. Но роль судебного психолога сильно отличается от роли психотерапевта, требуя гораздо большей степени отстраненности, дисциплины и объективности.Оценка — это не лечение. Для проведения такой оценки судебные психологи должны быть в достаточной мере знакомы с правовыми вопросами, связанными с этими делами, иметь обширный опыт работы с тяжелой психопатологией и преступным поведением, уметь сочувственно, но систематически вовлекать обвиняемого в структурированный процесс оценки и обладать чрезвычайно острым клиническим опытом и диагностические навыки. В некоторых случаях суд дополнительно требует от оценивающего судебного психолога или психиатра давать показания на судебных или иных слушаниях в качестве свидетеля-эксперта .

В этой серии постов я подробно расскажу о своей работе в качестве назначенного судом судебного психолога, применив свой судебно-медицинский опыт к уголовным делам в новостях (см. Мои предыдущие посты) и попытаюсь предоставить вам ощутимое ощущение того, каково это — встретиться лицом к лицу с предполагаемыми убийцами, насильниками, педофилами, социопатами и другими серьезно обеспокоенными людьми, нарушившими закон. Из чего состоят типичные судебно-медицинские экспертизы, как и в каком контексте они проводятся и используются.Сколько времени они займут. Кто за них платит. Почему не все эксперты-криминалисты одинаково видят обвиняемого и не приходят к одним и тем же выводам? Какие правовые, философские, клинические и этические вопросы актуальны в судебной практике. Различия между судебными психологами или психиатрами и криминальными «профилировщиками». Как реальность практики судебной психологии сравнивается с ее драматическим изображением в таких фильмах, как 88 минут (2008), Стефани Дейли (2006), Like Minds (2006), Along Came A Spider (2001) и Copycat (1995) и популярные телешоу, такие как Law & Order .И почему нам действительно нужно больше и лучше судебной психологии в системе уголовного правосудия. Я также постараюсь ответить на любые ваши вопросы о судебной психологии. Так что не стесняйтесь спрашивать.

Новый судебно-медицинский инструмент для посмертной оценки завещательной способности

Корреляция

находилась в диапазоне от 0,7961 до 0,9447, а соответствующие

значения F находились в диапазоне 4.95 и 18,08, с

p <0,0001 во всех случаях, что указывает на очень хорошее согласование между экспертами

. В таблице 2 приведены соответствующие статистические данные.

Корреляция между почерком и когнитивными способностями —

ентность

Каждая характеристика почерка (зрительные и лексические навыки,

пространственная ориентация) была проанализирована для каждого типа письма

(спонтанное, продиктованное на чистом листе и продиктованное на

).

лист в коробке). Соответствующие баллы были отдельно

, коррелировавшими с баллами MODA и MMSE

одного и того же пациента.Как и ожидалось, имелась значимая положительная корреляция между

баллами MODA и MMSE

(r2 = 0,85, df = 23, p <0,0001). Корреляция теста

(MODA или MMSE) с характеристиками рукописного ввода составляет

, приведенных в Таблице 3, и с общей оценкой письма в

Рис. 1 и Рис. 2. Была значительная корреляция

между оценкой письма и обоими MODA и MMSE для

— все параметры, которые были проанализированы. В частности, низкий общий балл

по общему письму предсказал более низкую успеваемость по

в обоих тестах психического состояния.Нас особенно интересовала корреляция между коэффициентами почерка

и оценками MODA или MMSE в диапазоне, который может указывать на психическое ухудшение

. С этой точки зрения,

Рис.1 показывает, что 95% доверительный интервал пересечения X-

при Y = 80 (нижний предел нормальности для

MODA) составлял от 7,9 до 10 для спонтанного письма, от 8,1 до 11.

для диктовки на чистом листе и от 8,3 до 10 для диктовки

на листе в коробке.Однако необработанные данные показывают, что несколько

пациентов, имеющих оценку письма ниже нижнего

95% доверительного предела вышеупомянутого X-интервала, по-прежнему имели оценку

MODA> 80, что свидетельствует о нормальном когнитивном статусе.

Напротив, 95% доверительные интервалы X-inter-

, за исключением случаев, когда Y = 60 (указывает на серьезное ухудшение, как

, обозначенное MODA), составляли от 5,2 до 6,8 для спонтанного письма

, от 4,8 до 10 для диктовки. на чистом листе и 5.С 7 по

7.3 для диктовки на листе в коробке. Исходные данные показывают, что

, когда мы использовали в качестве порогового значения нижний 95% доверительный интервал

последнего X-пересечения, ни один пациент с более низким значением записи

не имел баллов MODA выше 60. На рисунке 2 показано

. такая же корреляция с MMSE. В этом случае также ни у одного пациента

, имеющего общий балл по письму ниже 5, показатель

по шкале MMSE был выше 20. Считается, что последний представляет собой

пороговую точку, отличающую легкую деменцию от более

тяжелых форм [12 ].

Из 25 пациентов, принявших участие в исследовании, 9 были даже оценены как

с нормальным когнитивным статусом, а у 16 ​​

была диагностирована деменция. Последняя составляла

из-за болезни Альцгеймера в 13 случаях, в то время как оставшиеся

3 были диагностированы как нормотензивная гидроцефалия, деменция смешанного типа

и сосудистая деменция, соответственно. У пациента

, страдающего сосудистой деменцией, были множественные лакунарные инфаркты

без выраженных очаговых признаков или симптомов, а у пациента

, в частности, у него не было афазии.

Обсуждение

Полуколичественная шкала, которую мы проверили, является многообещающим инструментом для

помощи судебным экспертам в оценке завещательной способности покойного человека

, давая оценку его когнитивного статуса

на момент написания завещания от руки. . Насколько нам известно,

представляет собой новый подход к решению этой проблемы.

Фактически, посмертная оценка завещательной способности —

ty обычно основана на медицинских записях и показаниях свидетелей —

, которые часто являются неполными, несовместимыми или даже отсутствующими

.Напротив, анализ почерка дает возможность напрямую оценить разумное действие, совершенное покойным

в момент написания завещания. Последние

завещаний часто написаны от руки, в качестве альтернативы — письма или другие записи

, подготовленные во время или почти в то время, когда было написано завещание.

можно было бы проанализировать предлагаемым нами способом. Во всех случаях записи

могут предложить понимание познания автора

и, если рассматривать вместе с другими доказательствами,

может помочь поддержать решение о завещательной способности.

Шкала, которую мы разработали, имеет значительное согласие между экспертами —

, и она значительно коррелирует с принятыми, валидированными нейропсихологическими шкалами, оценивающими когнитивные способности пациента. Наши данные показывают, что ни один пациент, у которого

набрал ≤5 баллов по письму, не имел баллов по MODA выше 60,

или MMSE выше 20. Таким образом, оценка по письму ≤5 является сильным показателем тяжелого умственного расстройства с

.

Для диагностики и наблюдения за живыми пациентами существует

различных тестов.Напротив, мы разработали этот инструмент с

с очень конкретной целью, а именно, чтобы поддержать суждение о

, которое ранее было психическим состоянием ныне умершего сына

, состояние, при котором более сложное формальное нейропсихологическое

логическое состояние. экспертиза не может быть проведена. Использование короткого теста

с конкретной целью (например, скрининг, обследование у постели больного или телефонное обследование

) хорошо задокументировано и принято в нейропсихологии

[13-16]. Идея использования почерка

завещания в качестве инструмента для оценки психического статуса

умершего является новой, и, насколько нам известно,

не предлагалась до сих пор.Хотя он может иметь некоторые ограничения

(см. Ниже), он, тем не менее, может быть полезным дополнением

к инструментам, доступным судебному психиатру в

для формулирования своего суждения.

На все три теста, которые мы использовали (MODA, MMSE и запись

баллов), помимо прочего влияет уровень образования

предмета. Это соображение не влияет на значение

наших результатов, которые просто устанавливают корреляцию между

баллами за письмо и принятыми тестами на умственный уровень

tus.Пациенты с письменным баллом ≤5 никогда не имели MODA

> 60 или MMSE> 20. Таким образом, мы заключаем, что, когда полное нейропсихологическое исследование

не может быть проведено (как

, это, очевидно, случай, когда субъект умер), ручной анализ письма

в соответствии с нашей оценкой позволяет сделать некоторый вывод:

260 Neurol Sci (2008) 29: 257–261

(PDF) Психологическое вскрытие — способ раскрыть загадку сомнительной смерти

Международный журнал судебной медицины

Гитика Саксена и Винита Саини.Психологическое вскрытие — путь к

Раскрытие загадки сомнительной смерти. Int J Forens Sci 2017, 2 (2):

000123.

Авторские права © Geetika Saxena и Vineeta Saini.

8. Роль алкоголя или наркотиков в (а) общем образе жизни

жертвы и (б) его смерти.

9. Межличностные социальные отношения жертвы (в том числе

отношений с врачами / психиатрами).

10.Фантазии, мечты, мысли, предчувствия или страх

жертвы, связанные со смертью, несчастным случаем или самоубийством.

11. Краткие изменения в обычном расписании жертвы и

привычках непосредственно перед смертью.

12. Информация о жизни жертвы (например, победы и планы

).

13. Летальность метода самоубийства.

14. Реакция информаторов на смерть потерпевшего.

15. Оценка суицидального намерения i.е., роль жертвы

в его собственной кончине.

16. Комментарии, любые особенности.

Проведение психологического вскрытия

Множество обстоятельств может потребовать проведения психологических обследований после вскрытия трупа. Психологическое вскрытие обычно составляет

, запрашиваемое в гражданских судебных процессах, когда возникает запрос

относительно того, должны ли пособия быть

предоставлены имуществу умершего или оставшимся в живых

получателям.По уголовным делам

ОО были использованы для оценки психического состояния умершего до

виновности ответчика по уголовному делу. При подозрении на самоубийство

семьи могут попросить коронера / следователя

начать ментальное патологоанатомическое исследование. Полиция

может иногда спрашивать о методологии, чтобы

позволила им решить, действительно ли очевидное самоубийство было убийством

в камуфляже.Дело США против Сент-Джин относится к

уголовному делу, в котором запрашивалась полиция, чтобы помочь решить

, если человек, обвиняемый в убийстве своей жены, был ложно обвинен

, в случае смерти его жены скорее самоубийство.

В этом случае лейтенант Сен-Жан позвонил в полицию по номеру

, сообщив о самоубийстве своей жены, после того, как якобы

обнаружил его жену мертвой в ванной с пистолетом

в непосредственной близости от раковины.Из-за противоречивых заявлений, данных

мужем покойного за то, что у него было оружие, обвинение

попросило доктора Уильяма Гранта провести психологическое вскрытие

умершей жены. На суде доктор

Грант показал, что жертва не соответствовала профилю суицидального человека

. Сен-Жан был признан виновным, и хотя

он оспорил допущение психологического вскрытия

в качестве доказательства, апелляционный суд оставил приговор

в силе [6].

Какая бы методика ни была выбрана, каждое психологическое вскрытие

включает сбор и исследование всей соответствующей

информации об умершем [7]. Купер в своем блоге

последовательно описывает весь процесс психологического вскрытия

. При проведении психологического вскрытия

психолог всегда должен начинать

с информации с места преступления. Эта информация

может быть собрана в полицейском протоколе.Поскольку личность

интриги (т.е. покойный) недоступна при психологическом вскрытии

, в ходе расследования детектив

должен полностью зависеть от дополнительных или «третьих лиц»

источников информации. Эти дополнительные источники

включают любые записи, оставленные умершим

(письма, электронные письма, записи в журнале, записи сотовых телефонов, аудиозаписи

или видеозаписи, банковские счета, записи студента или сотрудника

) и информацию о человеке. собрано

из интервью с друзьями, членами семьи или

коллег, которые контактировали с умершим до

его или ее смерти.Психолог

также должен искать в полицейских отчетах такую ​​информацию, как отношения

, системы поддержки и род занятий. Анализ места преступления

должен проводиться с использованием фотографий и доказательств

, собранных на месте преступления. Тщательная реконструкция

места преступления может быть очень полезной при психологическом вскрытии

. Следующим шагом будет просмотр

отчетов о физическом вскрытии и токсикологии.

может дать представление о душевном состоянии покойного в момент

смерти.

https://criminologyjust.blogspot.in/search/label/Tabeth

a% 20Cooper # .WXiOyIiGNPY [8]. Имея в виду конечную цель

по сбору информации, есть два заслуживающих внимания источника данных

, включая интервью и обзор

записей обеспечения.

Интервью: Как правило, интервью проводятся с

людьми, которые имеют тесные личные отношения с

жертвой (родители, супруги, братья и сестры, дети-подростки

и друзья), но не обязательно родственниками.Основная цель

проведения дополнительных интервью для получения

полного понимания

повседневных моделей образа жизни, личности, поведенческих моделей умершего

(реакция на стресс, приспособляемость, резкие

изменения в привычках или обычном распорядке). до смерти), семья

факторов, история злоупотребления алкоголем и наркотиками, возможные

намерения в прошлом суицидальные попытки.Следует помнить, что

члены семьи и близкие друзья могут испытывать чувство вины, гнева или стыда, что может привести к предвзятому сообщению

. Обычно для интервью задают открытый вопрос

, который призван побудить

к полному содержательному ответу с использованием собственных знаний

и / или чувств испытуемого. Тем не менее, эти люди обычно

больше всего знают об истории умершего и могут дать

особые представления и хронологические условия

, относящиеся к событиям и обстоятельствам, произошедшим незадолго до

до его / ее кончины.Типы вопросов, которые обычно следует задавать

во время PA, можно найти по адресу

Роли судебных психологов | Работа

Судебные психологи обучены применять принципы психологии в системе правосудия. В основном судебные психологи используются в уголовных процессах, чтобы установить, соответствует ли психическое состояние обвиняемого необходимым правовым стандартам. Судебные психологи должны получить степень бакалавра психологии, за которой следует степень магистра, хотя многие продолжают получать степень доктора.Судебная психология — это узкоспециализированная область, требующая глубокого понимания философии и стандартов судебной системы.

Правоспособность предстать перед судом

Пороговый вопрос в любом уголовном деле заключается в том, обладает ли подсудимый умственными способностями, чтобы предстать перед судом и предстать перед своим обвинителем. Судебного психолога часто выбирают для оценки компетентности обвиняемого, чтобы определить, сможет ли он проконсультироваться со своим адвокатом, поддержать разумную степень понимания процесса или иным образом помочь в своей защите.Психолог оценит обвиняемого, чтобы определить, если применимо, причину некомпетентности, необходимое лечение, доступность лечения, соответствие обвиняемых критериям принудительного помещения в психиатрическую лечебницу и вероятность того, что обвиняемый сможет предстать перед судом после получения лечение. Эти выводы представляются судье в виде официального отчета, после чего проводится слушание по вопросу о компетентности.

Терапевтические услуги

Терапевтические услуги может предлагать судебный психолог, занимающийся судебно-медицинской практикой.Консультативные услуги предлагаются тем, кто в настоящее время находится в заключении за насильственные преступления или преступления на сексуальной почве, а также могут включать консультации для тех заключенных, которые вызывают проблемы в тюрьме. По данным Национальной ассоциации судебно-медицинских консультантов, терапия может помочь снизить уровень рецидивов и помочь заключенным, которые также имеют дело со злоупотреблением психоактивными веществами.

Психологическое вскрытие

Судебно-психологическое вскрытие — это посмертная оценка психического состояния умершего, включающая оценку данных из записей психического здоровья субъекта.All-About-Forensic-Psychology.com считает эти вскрытия полезными, когда причина смерти неизвестна, что может произойти примерно в 20 процентах случаев, обращенных к судмедэксперту. Судебно-психологическое вскрытие будет включать анализ биографической информации, семейного анамнеза, политических документов, личных дневников, взаимоотношений, зависимости от психоактивных веществ или источников стресса.

Состояние ума

В любом уголовном деле обвиняемый должен иметь необходимое душевное состояние, чтобы его признали виновным по всем признакам преступления.Другими словами, большинство преступлений содержат требование «умысла», которое ограничивает установление вины обвиняемыми, которые до совершения деяния приняли решение совершить преступление. Эта область может стать спорной в некоторых случаях, когда ответчик может страдает от психического состояния в момент совершения преступления, что делает его невозможным для него, чтобы сформировать требуемое намерение. Это также может иметь значение, когда обвиняемый находился в состоянии алкогольного опьянения или находился под принуждением во время преступления. Судебный психолог изучит доказательства и историю болезни пациента, чтобы дать показания в суде относительно того, имел ли обвиняемый возможность сформировать преступный умысел.

Ссылки

Биография писателя

Стефани Рид занимается профессиональным писательством с 2007 года, ее работы опубликованы в «Ежеквартальном бюллетене по семейному праву» Ассоциации адвокатов Вирджинии и в «Уиттиерском журнале защиты интересов детей и семьи». Она получила степень доктора юридических наук в Регентском университете и степень бакалавра французского языка и степень развития ребенка в Университете штата Флорида. Рид допущен к юридической практике в штатах Делавэр и Мэриленд.

Использование традиционных психологических тестов в судебной экспертизе

Было проведено несколько исследований по использованию традиционных психологических тестов в различных условиях судебной экспертизы, и они неизменно указывали на то, что психологические тесты играют важную роль в большинстве судебно-медицинских экспертиз.Однако у этого использования есть как преимущества, так и недостатки. Судебно-медицинский эксперт должен учитывать набор стандартов для выбора, проведения и интерпретации психологических тестов при судебно-медицинской оценке.

Клиническая оценка; Судебно-медицинская экспертиза; Психологическая оценка; Психологические тесты

Психологическая оценка — это процесс сбора и интеграции данных, связанных с психологией, для проведения психологической оценки с использованием таких инструментов, как тесты, интервью, тематические исследования, наблюдение за поведением, а также специально разработанное оборудование и процедуры измерения.Как правило, процесс оценки начинается с направления на оценку от такого источника, как учитель, школьный психолог, консультант, судья, клиницист или корпоративный специалист по кадрам, чтобы ответить на один или несколько вопросов направления. , решить проблему или прийти к решению с помощью инструментов оценки [1].

Психологическая оценка может помочь в понимании психологического и психического состояния здоровья людей, вовлеченных в судебный процесс, оценка может охватывать депрессию, злоупотребление психоактивными веществами, компетентность, преступный умысел, опасность, родительскую пригодность и интеллект, а также цель психологической оценка в судебно-медицинском учреждении (например,g., программы ювенальной юстиции, исправительные учреждения и некорректные учреждения, в которых психотерапевтические услуги предоставляются судебно-медицинским экспертам, таким как жертвы жестокого обращения и жертвы преступлений) призваны помочь лицу, принимающему судебные решения, путем предоставления ему клинических и научных данных, собранных в результате психологической оценки, проводимые специалистами в области психического здоровья, такими как психолог или психиатр, эта оценка отличается от других оценок, проводимых в терапевтических целях, таких как планирование лечения и диагностика, которые будут обсуждаться в следующем разделе [2-5].

Хейбрун и его коллеги определили различия между судебно-медицинской экспертизой и терапевтической оценкой во многих аспектах следующим образом:

Первые различия связаны с целями каждого из них, в то время как основная цель судебно-медицинской экспертизы, как упоминалось ранее, заключается в предоставлении лицо, принимающее юридические решения, посредством информации о соответствующих способностях человека, лежащих в основе конкретного гражданского (например, опека над ребенком, телесные повреждения) или уголовного (например, способность предстать перед судом, вменяемость на момент совершения преступления) правового вопроса.Терапевтическая оценка, напротив, обычно проводится по причинам диагностики и лечения [5,6].

Второе различие между двумя типами оценивания связано с характером взаимоотношений между экзаменуемым и экзаменуемым. В судебно-медицинской экспертизе психолог или психиатр играет объективную или квазиобъективную роль в сборе и документировании данных, он или она озабочены объективностью и точностью. В то время как роль психолога или психиатра в терапевтической оценке является вспомогательной, он или она заботятся о человеке, который оценивается [5].

Стандарты, используемые при судебно-медицинской и терапевтической оценке, различаются. Стандарты терапевтической оценки помогают в диагностике и лечении, а также выполняют организующие, обобщающие и ориентирующие функции. При этом судебно-медицинская экспертиза включает как клинические, так и юридические стандарты. Например, когда оценщика просят рассмотреть связь между лежащими в основе умственными, эмоциональными и когнитивными нарушениями и множеством юридических вопросов, таких как соображения вынесения приговора, компетенции или уголовная ответственность [5].

Четвертое существенное различие между двумя типами оценивания касается источников информации, используемых в каждом из них. Оба они полагаются на клинические данные и психосоциальную информацию, используя методы самоотчета, психологическое тестирование и поведенческую оценку. В отличие от терапевтической оценки, этих источников недостаточно для судебно-медицинской экспертизы. Требуется больше информации за счет использования сопутствующей информации (например, обзор документов, интервью) для оценки точности и последовательности собранной информации посредством самоотчетов [6].

Лица, прошедшие судебно-медицинскую экспертизу, имеют множество причин для предоставления неточной информации. Например, некоторые люди могут переоценивать свои родительские навыки по получению опеки над своими детьми, в то время как другие могут преувеличивать проблемы психического здоровья, чтобы избежать уголовной ответственности или получить денежную выгоду в случаях телесных повреждений, тогда как в большинстве случаев терапевтической оценки обычно ограниченное ожидание относительно возможности того, что оцениваемый человек намеренно (путем преувеличения или минимизации) исказит природу симптомов или переживаний [5,7].

Еще одно различие между терапевтической оценкой и судебно-медицинской экспертизой связано с уточнением аргументов и ограничениями знаний. При терапевтическом оценивании не приходится ожидать, что допущения и методы, использованные для завершения оценки, будут подвергнуты сомнению, потому что терапевтическая оценка зависит от обучения, теоретической ориентации, профессионального опыта и знаний оценщика. В отличие от терапевтической оценки, судебно-медицинская экспертиза проводится в состязательном правовом контексте и может быть оспорена с помощью правил доказывания или перекрестного допроса адвокатом противной стороны [6].

Документирование и передача результатов — еще одно различие между терапевтической оценкой и судебно-медицинской экспертизой. При терапевтической оценке нет определенных ожиданий относительно структуры, формата, уровня детализации и содержания письменного отчета, необходимого для документирования такой оценки. Обратное верно в отношении судебно-медицинской экспертизы: отчеты о судебно-медицинской оценке обычно бывают длинными и подробными из-за юридических вопросов, требующих направления, которые требуют дополнительной информации о процедурах, выводах и аргументации, использованных в оценке, и это связано с ожиданием того, что предположения и методы, использованные в оценке, будут подвергнуты сомнению [5,6].

Также существует важное различие между двумя типами оценивания в свете устного сообщения о результатах оценивания. Вероятность того, что терапевт даст свидетельство эксперта по юридическим вопросам, очень мала. В то время как судебно-медицинский эксперт всегда должен давать показания в качестве свидетеля-эксперта, и эти показания будут связаны с оценкой, судебно-медицинский эксперт в качестве свидетеля-эксперта должен четко объяснять судье по факту (часто присяжным, в некоторых случаях судье) теорию. который формирует контекст и структуру для тестов, используемых при оценке, как тесты были созданы, способы использования тестов, как интерпретируются результаты, и способы, с помощью которых имеющиеся результаты тестов могут быть достоверно и надежно используется, так что поверенный не может продемонстрировать, что эксперт на самом деле не является экспертом в этой области и неправильно понял, неправильно использовал или неверно изложил работу и результаты тестов [6,8].

Последнее различие между терапевтической оценкой и судебно-медицинской оценкой имеет отношение к предыдущему пункту, судебная оценка делает упор на психометрические аспекты, такие как нормативные данные, надежность, валидность и чувствительность. Напротив, терапевтическая оценка опирается на теоретическую ориентацию практикующего врача и соответствующий набор подходов и инструментов оценки [6], в следующей таблице приведены различия между судебно-медицинской оценкой и терапевтической оценкой:

Назначение

Судебно-медицинская экспертиза

Терапевтическая оценка

Помощь лицам, принимающим решения

Диагностика и лечение

Взаимоотношения между экзаменуемым и экзаменуемым

Объективная или квазиобъективная роль

Вспомогательная роль

Стандарты

Клинические и правовые стандарты

Клинические стандарты

Источник информации

Клиническая, психосоциальная и дополнительная информация

Клиническая и психосоциальная информация

Разъяснение рассуждений и пределы знаний

Ожидания будут оспорены

Никаких возражений не ожидается

Документация и сообщение результатов

Отчет об оценке обычно бывает длинным и подробным

Нет определенных ожиданий относительно структуры, формата, уровня детализации и содержания отчета об оценке

Устное сообщение о результатах оценки

Высокие ожидания дачи показаний в качестве свидетеля-эксперта

Не ожидается дачи показаний в качестве свидетеля-эксперта

База оценки

Психометрические соображения (нормативные данные, надежность, валидность и чувствительность)

Теоретическая ориентация, оценочные подходы практикующего врача

Таблица 1: Различия между судебно-медицинской экспертизой и терапевтической оценкой.

В судебной экспертизе используется широкий спектр инструментов и процедур оценки. Они могут включать три основные категории: инструменты судебной оценки (FAI), инструменты судебной экспертизы (FRI) и инструменты клинической оценки (CAI) [4,9].

FAI специально разработаны для непосредственной оценки психолого-правовых конструкций или возможностей, таких как способность обвиняемого по уголовному делу предстать перед судом или способность пожилого человека решать юридические, финансовые и медицинские вопросы.Примерами FAI являются инструмент оценки компетентности Макартура — судебное решение по уголовным делам и проверка компетентности [4,10]. В то время как FAI сосредотачиваются на психолого-правовых конструктах, FRI сосредотачиваются на клинических конструктах, которые иногда имеют отношение к правовому контексту. Примеры FRI включают те, которые используются для оценки симуляции и «набора тестов», рецидивизма, риска насилия и психопатии [4]. Последняя категория включает CAI, которые относятся к стандартным психологическим тестам, которые в первую очередь предназначены для оценки таких клинических конструкций, как тревога, депрессия, психопатология и гнев.Эти инструменты используются для оценки, диагностики и планирования лечения клинических групп в терапевтических контекстах [4,9].

Кроме того, область судебно-медицинской экспертизы делится на две большие категории: гражданские и уголовные. Сферы гражданской практики включают отношения между членами сообщества, и цель состоит не в том, чтобы наказать правонарушителя, а в том, чтобы предотвратить или компенсировать проступок. Примерами гражданских дел являются оценка содержания под стражей и судебное разбирательство по делу о телесных повреждениях. В то время как уголовная практика обычно включает дела, в которых уголовное законодательство было нарушено, и цель состоит в том, чтобы надлежащим образом наказать правонарушителя.Примеры судебной экспертизы в уголовном праве могут включать в себя способность предстать перед судом и оценку вменяемости в дополнение к смягчению приговора к смертной казни [7,11].

Было проведено несколько исследований по использованию психологических тестов в различных судебно-медицинских учреждениях, и они неизменно указывали на то, что психологическое тестирование является важным компонентом большинства судебно-медицинских экспертиз, а конкретный характер используемых тестов варьируется в зависимости от постановки или фокуса оценки [12 ].И наиболее часто используемыми инструментами в судебной оценке являются Миннесотский многофазный опросник личности-2 (MMPI-2) для оценки личности и шкалы Векслера для интеллектуального измерения.

В раннем исследовании, проведенном Lees-Haley et al., Для оценки частоты различных психологических тестов, используемых при судебно-медицинской экспертизе [13]. Данные собраны из отчетов 100 экспертов-нейропсихологов об оценке травм у взрослых. Результаты показали, что количество тестов, использованных в 100 судебных нейропсихологических оценках, варьировалось от 1 до 32.А пересмотренная шкала интеллекта Векслера для взрослых (WAIS-R) была наиболее часто используемой шкалой, MMPI / MMPI-2 была второй по частоте использования, а шкала памяти Векслера (WMS) / пересмотренная шкала памяти Векслера (WMS-R) ) занял третье место.

Куиннелл и Боу провели опрос, чтобы изучить использование психологических тестов при оценке опеки над детьми 198 психологами [14]. Результаты показали, что половина участников сообщили об использовании тестов IQ с детьми и взрослыми в рамках оценки опеки.MMPI / MMPI-2 был вторым наиболее часто используемым объективным тестом у взрослых, а Millon Clinical Multiaxial Inventory II или III (MCMI) был вторым наиболее часто используемым. Также использовались другие тесты, такие как «16 факторов личности» и «Калифорнийская личностная инвентаризация», но на ограниченной основе. Для тестирования подростков Миннесотский многофазный опросник личности — подростковая версия (MMPI-A) обычно использовался с Millon Adolescent Clinical Inventory (MACI).

В другом исследовании, проведенном в Австралии Мартином и соавт., чтобы оценить использование психологических тестов и то, как они используются 79 австралийскими психологами, которые занимаются частной практикой, государственными ведомствами или учреждениями, которые проводят оценки для судов [15]. Результаты показали, что шкалы интеллекта Векслера и MMPI считаются наиболее часто используемыми тестами. Вторыми по популярности личностными тестами были PAI, а третье место занял MCMI.

В недавнем опросе, проведенном Арчером и соавторами, для оценки психологических тестов, используемых в судебно-медицинских оценках членами Американского общества психологии и права Американской психологической ассоциации и дипломатами Американского совета судебной психологии [12 ].Участников попросили сообщить об их использовании тестов в рамках определенных категорий, таких как способность предстать перед судом, оценка содержания под стражей и оценка риска для сексуальных преступников. Кроме того, результаты опроса были также собраны для конкретных типов тестирования, таких как когнитивные / интеллектуальные тесты, многомасштабные инвентаризации, нейропсихологические тесты и одномасштабные тесты. Результаты показали, что наиболее традиционными инструментами клинической оценки, используемыми в судебной экспертизе, были MMPI-2 и шкала интеллекта Векслера.Результаты также показали, что другие меры оценки, такие как опросник оценки личности (PAI) и показатели самоотчета родителей (например, индекс родительского стресса (PSI), используются в сфере оценки ребенка вместе с более устоявшимися инструментами, такими как Контрольный список поведения детей (CBCL) и личный опросник детей (PIC)

Viljoen et al. Опросили судебно-медицинских экспертов о методах, которые они используют для оценки риска насилия среди несовершеннолетних и взрослых правонарушителей [16].Участников попросили оценить использование ими широких категорий тестов (например, психопатологических тестов, когнитивных тестов, инструментов оценки риска и тестов на психопатию). Также клиницистов попросили перечислить конкретные тесты, которые они использовали. Результаты показали, что для юных клиницистов наиболее часто используемые тесты включали шкалу интеллекта Векслера, многофазные тесты личности Миннесоты и Структурированную оценку риска насилия среди молодежи. Для взрослых клиницистов наиболее часто используемые тесты включали контрольный список психопатии Хейра, HCR-20 и MMPI-II.

Маклафлин и Кан представили 102 экспертами-криминалистами обновленную информацию об использовании инструментов оценки при оценке стиля реагирования / симуляции, способности предстать перед судом (CST), психического состояния во время предполагаемого правонарушения (MSO) и риска несексуального насилия [ 17]. Результаты показали, что использование тестов различается в зависимости от типа инструмента оценки и типа судебно-медицинской оценки психического здоровья. FAI / FRI чаще всего использовались при оценке стиля реакции / симуляции, CST и риска несексуального насилия, а многомасштабные инвентаризации, такие как MMPI – 2, MMPI – 2, MCMI и PAI, наиболее часто использовались в оценках MSO.Оценщики реже всего использовали проективные методы (например, тест чернильных пятен Роршаха, тематический тест апперцепции) по всем четырем вопросам.

В другом исследовании, проведенном Нилом и Гриссо с целью изучения самоотчетов судебно-психиатрических специалистов об использовании структурированных инструментов в своих судебных оценках в гражданском и уголовном контексте (N = 434 эксперта, 868 случаев), результаты показали, что большая часть судебно-медицинских экспертиз при оценке психического здоровья (74,2%) использовался один или несколько структурированных инструментов для оказания клинической помощи [18].Кроме того, инструменты оценки личности были наиболее распространенным видом инструментов, который включал MMPI с любой версией, используемый в 15,2% оценок, и PAI в 9,6% оценок. Эти два инструмента вошли в «десятку» всех 10 наиболее распространенных типов рефералов. Результаты также показали, что несколько инструментов, которые были разработаны для конкретных видов рефералов, чаще всего или исключительно используются для этих рефералов. Например, Исторический клинический риск-менеджмент 20 (HCR-20), инструмент оценки риска насилия был оценен как инструмент номер один для оценки риска насилия (35.6%). и риск сексуального насилия-20 (SVR-20), протокол риска сексуального насилия (RSVP) и оценка риска сексуального преступника использовались при оценке риска сексуального преступника. Инструменты судебной компетенции использовались для оценок CST, которые включали в себя оценку компетенции предстать перед судом с поправками (ECST-R), инструмент оценки компетенции Макартура — решение по уголовным делам (MacCAT-CA) и собеседование на предмет судебной компетенции несовершеннолетних (JACI). Результаты также показали, что Пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R) был еще одним инструментом, который наиболее часто использовался при оценке риска насилия (35.6%), а также часто встречались при оценке риска сексуальных преступников, гражданских обязательствах, помощи в приговоре и оценке безумия. Стиль ответа или инструменты симуляции были наиболее распространенными инструментами при оценке безумия и 2 из 10 как для оценки CST, так и для оценки инвалидности. Например, тест на нарушение памяти (TOMM) использовался примерно в 10–15% оценок безумия, инвалидности и CST.

Как видно из обзора, рассмотренного выше, традиционные психологические тесты широко используются в различных контекстах судебной медицины.Однако стоит отметить, что у использования традиционных психологических тестов при судебно-медицинской экспертизе есть как преимущества, так и недостатки. Первое преимущество состоит в том, что большинство из них, как правило, психометрически структурировано и имеют соответствующую исследовательскую базу, поддерживающую их использование в судебной экспертизе [19]. Например, существует обширное количество исследований, подтверждающих судебное применение MMPI-2 [20-22]. Кроме того, большинство этих инструментов могут быть особенно полезны для оценки стиля ответа.Например, MMPI-2 включает ряд шкал, которые полезны при оценке различных стилей реакции, включая защиту / отрицание (шкалы K и S), отображение положительных качеств (шкала L), симуляция, нерелевантные ответы, а также преувеличенные или фальшивые отвечая (F, F (B) и F (p)) [2,10]. Кроме того, клинические тесты могут дать широкое представление о многих областях функционирования [7]. Еще одна ценность использования стандартизированных психологических тестов в судебной экспертизе состоит в том, что они объективны при оценке людей, поэтому их результаты объективны и предоставляют достоверную информацию, выходящую за рамки импрессионистических суждений [2].

Несмотря на эти преимущества, психологические клинические инструменты имеют много проблем, связанных с их использованием в судебной медицине. Во-первых, эти инструменты были разработаны для клинических целей, таких как диагностика и планирование лечения, а не для судебной экспертизы [9]. Мелтон и др. Указали, что большинство психологических тестов не были разработаны и не утверждены для законного использования [23]. Например, MMPI-2 был разработан для диагностических целей, а не для юридических вопросов или стандартов; у него нет шкалы для измерения способности предстать перед судом [24].

Другая проблема, связанная с использованием психологических клинических тестов для судебно-медицинских целей, заключается в том, что исследовательская база, поддерживающая такое использование, варьируется в зависимости от конкретного теста. Это означает, что многие клинические тесты, используемые для судебно-медицинских целей, имеют вспомогательную исследовательскую базу для использования в этом контексте, например MMPI-2. В то время как другие тесты имеют небольшую поддержку исследовательской базы или не имеют никакой поддержки [24].

Кроме того, стандартные психологические тесты имеют меньшую ценность в реконструктивных оценках (реконструируют индивидуальное психическое состояние в предыдущий момент времени), чем в оценках, которые сосредоточены на индивидуальном текущем психическом состоянии.Дело в том, что некоторые психологические функции относительно стабильны во времени (например, интеллект), в то время как другие аспекты личности и симптоматология, такие как тревога и депрессия, менее стабильны. Чем больше промежуток времени между оценкой и интересующим временем, тем больше вероятность того, что на результаты теста могут повлиять естественные или ситуационные факторы, поэтому судебно-медицинскому эксперту следует использовать архивную информацию [23].

Другая проблема, связанная с использованием психологических тестов в судебно-медицинских учреждениях, заключается в том, что большинство психологических тестов зависит от самоотчетов.А результаты самоотчета показывают только то, что люди хотят рассказать о себе. Кроме того, люди не всегда точны в отношении себя. Меры самоотчета могут привести к неточным результатам в различных условиях судебной экспертизы. Например, при оценке опеки над ребенком родители всегда переоценивают свои отзывы о положительных качествах, связанных с получением опеки [25].

Несмотря на эти проблемы, исследования показывают, что традиционные психологические тесты будут по-прежнему использоваться в судебной экспертизе.Однако многие авторы предложили руководящие принципы, которые помогают судебным психологам выбирать меры для конкретного использования в судебной экспертизе, которые заслуживают рассмотрения [2,7,10,26].

Первое, что следует учитывать при использовании традиционных психологических тестов в судебной экспертизе — это то, что данные тесты должны иметь желаемую степень стандартизации [7]. Стандартизация касается группы стандартизации или нормативной выборки, на которой будет сравниваться индивидуальный результат теста.Группа стандартизации должна быть представительной и достаточно большой, чтобы проводить такое сравнение. Чем больше отличается человек от этой группы стандартизации, тем менее полезен тест для оценки. Стандартизация также касается процедур администрирования, оценки и интерпретации результатов [27]. Шкалы интеллекта Векслера и различные формы MMPI (MMPI-2, MMPI-2-RF и MMPI-A) являются примерами стандартизированных тестов. Как указали Арчер и др., Например, интеллектуальные шкалы Векслера представляют собой весьма адекватный стандартизированный тест для использования в судебно-медицинских оценках [7].В руководствах по тестированию как для взрослых, так и для детских версий шкал интеллекта Векслера разъясняются условия проведения тестов, оценки и интерпретации результатов. Вдобавок тест имеет пределы применимости при должной организации судебной экспертизы [7].

Второе соображение при использовании психологических тестов в судебной экспертизе связано с надежностью и валидностью теста. Судебному оценщику следует рассмотреть надежность теста, прежде чем использовать его в процессе оценки.Приемлемый диапазон надежности частично зависит от измеряемой переменной. В общем, стабильные черты или способности имеют более высокую надежность, чем изменчивые состояния. Однако, хотя тест может быть надежным, но не действительным, обратное неверно. Дело в том, что тест должен достигнуть адекватного уровня надежности [27]. Чем ниже надежность данного теста, тем ниже предел достоверности измеряемой конструкции [26]. Таким образом, валидные тесты — это тесты, оценивающие конструкции, для оценки которых они предназначены.Тем не менее, высокие уровни валидности теста во время его создания не гарантируют его валидность в конкретной ситуации, потому что на практике многие переменные могут повлиять на результаты теста. Валидность в практике оценки также зависит от того, в какой степени тесты могут работать вместе для повышения точности друг друга. Некоторые тесты имеют инкрементную достоверность (способность тестов производить информацию, превышающую уже известную), поскольку они повышают точность дополнительной информации по мере использования все большего числа источников данных [27].

Третье соображение заключается в том, что традиционные психологические тесты имеют ограниченную полезность при непосредственном ответе на психолого-правовые вопросы. Следовательно, судебно-медицинский эксперт должен использовать психологический тест, имеющий отношение к юридическому вопросу. Как указал Хейльбрун, релевантность может быть продемонстрирована либо путем прямого измерения юридических конструкций, лежащих в основе данной судебно-медицинской проблемы, либо путем измерения психологической конструкции, которая считается частью юридического стандарта [26]. Например, шкалы интеллекта могут использоваться для оценки способности испытуемого понимать выдвинутые против него обвинения.В связи с этим Гринберг и др. Рекомендовали экспертам-криминалистам рассматривать стандартные психологические тесты, которые они используют, как генерирующие концептуальные гипотезы относительно юридических вопросов, которые могут быть приняты или отклонены [10]. И то, что они не должны использоваться без подтверждения другой информацией, касается данного вопроса.

Кроме того, судебно-медицинский эксперт должен быть осведомлен о научно-исследовательской базе, которая проясняет связь между конкретными результатами испытаний и соответствующими юридическими результатами [23].И, если нет литературы, подтверждающей связь между данным тестом и юридическим вопросом, судебно-медицинский эксперт должен уточнить в своем отчете теоретическое обоснование выбора теста [26].

Еще одно важное соображение при использовании психологических тестов в судебной экспертизе, связанное с интерпретацией результатов тестов. В общем, любые результаты психологического теста следует интерпретировать в свете группы стандартизации, которая может ограничивать их использование в судебной экспертизе [2]. Как указал Грот-Марнат, хорошо построенный тест имеет нормы специализированных подгрупп, а также основные нормы группы стандартизации [27].Знание каждой из этих норм подгруппы позволяет более уместно и осмысленно интерпретировать оценки. К сожалению, это доступно не для всех психологических тестов, особенно тех, которые используются в судебно-медицинской экспертизе. Исключением является MMPI-2-RF, широкая мера психопатологии, имеющая базовые нормы для нормальных людей и множество групп сравнения для поддержки ее использования среди лиц, подавших иски о причинении телесных повреждений, участников судебных процессов по оценке опеки и заключенных [7] .

Хейльбрун обсудил еще один аспект интерпретации результатов тестирования, связанный с индивидуальным стилем ответа [26]. Стиль ответа относится к характеру и точности информации, предоставленной оцениваемыми лицами [6]. Практически большинство людей, оцениваемых в различных контекстах судебно-медицинской экспертизы, могут быть мотивированы произвести особое впечатление или рассматриваться определенным образом при психологической оценке, поэтому Хайльбрун рекомендовал интерпретировать результаты психологического тестирования в контексте стиля реакции человека [ 2,26].Если стиль ответа кажется имитирующим, защитным или неуместным, результаты, возможно, придется не принимать во внимание или даже игнорировать, и следует использовать другие источники данных. Как упоминалось ранее, MMPI-2 имеет множество шкал, которые оценивают паттерны неверных ответов, чем любые другие психологические инструменты измерения [2].

Судебно-медицинская экспертиза и анализ места преступления — бакалавр гуманитарных наук

Анализ места преступления

Судебно-медицинская экспертиза, или анализ места преступления, включает научные исследования, применяемые к правовым вопросам путем оказания помощи присяжным, адвокатам и судьям в понимании вещественных доказательств уголовного дела и имеет решающее значение для выявления и осуждения преступника.Судебно-медицинские эксперты проводят физический и химический анализ улик и сообщают о своих выводах в суд, где вещественные доказательства могут быть найдены на месте преступления, на жертве или и том и другом. Судебные эксперты используют математические принципы, методы решения проблем, сложные инструменты и методы микроскопического исследования для анализа доказательств. Судмедэксперты устанавливают связи на основе вещественных доказательств, чтобы определить определенную информацию и объяснить результаты в суде, описывая методы, использованные для достижения указанного заключения.Некоторые судмедэксперты работают в лабораториях, а некоторые работают на месте преступления.

Криминалистическая экспертиза включает в себя различные вопросы, от проверки подписи на завещании до оценки ответственности за качество продукции и расследования соблюдения корпорацией законов об охране окружающей среды. Доказательства и данные, полученные судебными экспертами, основаны на научных исследованиях, а не на косвенных доказательствах или показаниях свидетелей. Надежность их выводов часто убеждает адвокатов, судей или присяжных в том, что определенные дела не требуют судебного слушания, и эта судебная медицина помогает исключить общее количество дел, поступающих в судебную систему.Эти данные также помогают доказать факт совершения преступления или установить связь с преступлением. Судмедэксперт должен уметь описывать сложные химические реакции и функционирование научных приборов или медицинские условия, чтобы каждый мог их понять, а не на научном жаргоне в качестве свидетеля-эксперта.

Судебная антропология, особая часть судебной экспертизы, специализируется на биологии человеческого скелета и часто включает в себя обучение археологическим методам, умение определять скелетные материалы и опознавать мертвых.Судебная антропология может включать извлечение человеческих останков из различных мест, таких как пустыни или места, или в таких ситуациях, как массовые бедствия, включая землетрясения или цунами. Эти специалисты также могут помочь в обнаружении улик на месте преступления благодаря своему опыту в области картографирования и раскопок. В связи с широким кругом обязанностей судебного антрополога, знание археологии, физической и культурной антропологии, генетики, химии и анатомии было бы наиболее полезным.

Методы определения пола, возраста, расы, состояния здоровья, следов травм и профессионального стресса, а также жизненного роста помогают судебной антропологии. Судебные антропологи также могут работать вместе с судебными патологами, чтобы определить причину смерти. Некоторые судебно-медицинские антропологи имеют опыт репродукции лица и могут смоделировать, как могло выглядеть лицо, используя только останки скелета, в то время как другие могут определить время, прошедшее после смерти, исследуя останки насекомых и состояния разложения тела.

Работа

Судебные антропологи, работающие в академическом мире, работают через университеты или учреждения, преподают классы и выполняют индивидуальные исследовательские проекты. В прикладной области судебные антропологи могут работать с правоохранительными органами, следователями или судебно-медицинскими экспертами. В этих местах судебные антропологи часто работают с судебными патологами, одонтологами и следователями по расследованию убийств, чтобы идентифицировать покойного, травму скелета или посмертный период.

Судмедэксперты часто работают в лабораториях, на местах преступлений, в офисах и моргах. В частности, они могут работать на федеральные, государственные или местные органы власти, лаборатории судебной экспертизы, кабинеты медицинских экспертов, больницы, университеты, токсикологические лаборатории, полицейские управления, кабинеты медицинских экспертов / коронеров или в качестве независимых консультантов по судебной экспертизе. Судебные антропологи работают в аналогичных областях, особенно в местах, где исследуются скелеты.

Студенты, интересующиеся анализом места преступления, должны изучать несовершеннолетние по химии и антропологии.

Судебная психология

Американская психологическая ассоциация опубликовала статью о судебной психологии:

Интерес к судебной психологии резко возрос в последние годы, в первую очередь благодаря таким телевизионным программам, как «Мыслить как преступник», где у криминальных профилей есть почти психическое здоровье. способность давать подробные описания личности и поведения преступников («UNSUBs»). Это неправильное представление о роли, которую играют судебные психологи, и приводит к путанице в отношении того, кто такой судебный психолог.Поскольку судебная психология — относительно новая область в психологии, она все еще испытывает болезни роста. Таким образом, вероятно, лучше всего было бы начать с определения.
Большинство авторов учебников судебной психологии описывают судебную психологию как имеющую широкое и узкое определение. Судебная психология, по определению Американской психологической ассоциации, — это применение клинических специальностей в правовой сфере. Это определение подчеркивает применение клинической психологии в судебной медицине.Кристофер Кронин, автор известного учебника по судебной психологии, определяет его как «Применение клинических специальностей к юридическим учреждениям и людям, вступающим в контакт с законом» (стр. 5), снова подчеркивая применение клинических навыков. такие как оценка, лечение, оценка в условиях судебно-медицинской экспертизы. Это считается узким определением. В широком определении судебной психологии подчеркивается применение исследований и экспериментов в других областях психологии (например,ж., когнитивная психология, социальная психология) на юридическую арену. Это будет включать применение результатов исследований в таких областях, как когнитивная психология, к юридическим вопросам. Два хороших примера включают многочисленные исследования Элизабет Лофтус по идентификации очевидцев и исследования Стивена Сеси о детской памяти, внушаемости и способности свидетельствовать. Кронин называет это определение «юридической психологией» или «научным исследованием воздействия закона на людей и того влияния, которое люди оказывают на закон».
Таким образом, практика судебной психологии и, возможно, наиболее частая обязанность судебных психологов — это психологическая оценка лиц, так или иначе связанных с правовой системой.Таким образом, несмотря на то, что необходима подготовка в области права и судебной психологии, наиболее важными навыками, которыми должен обладать судебный психолог, являются серьезные клинические навыки. То есть такие навыки, как клиническая оценка, собеседование, написание отчетов, сильные устные коммуникативные навыки (особенно если это свидетель-эксперт в суде) и представление дела очень важны для создания основы судебной психологии. Обладая этими навыками, судебные психологи выполняют такие задачи, как оценка угроз для школ, оценка опеки над детьми, оценка компетентности обвиняемых по уголовным делам и пожилых людей, консультирование жертв преступлений, процедуры уведомления о смерти, проверка и отбор кандидатов в правоохранительные органы, оценка посттравматическое стрессовое расстройство, а также проведение и оценка программ вмешательства и лечения для несовершеннолетних и взрослых правонарушителей.Практика судебной психологии включает в себя расследования, исследования, оценки, консультации, разработку и реализацию программ лечения и дачу свидетельских показаний в суде.
Возможно, одна из самых интересных оценок для судебного психолога — это оценка в случаях «mens rea» (безумия). В США человек не может быть привлечен к ответственности за преступление, если он / она не обладали «виноватым умом» (mens rea) на момент совершения преступного деяния. Есть несколько условий, при которых закон признает отсутствие виновного (например,г., самооборона). «Безумие» — это не психологический термин, а юридический. Стандарт безумия определяется каждым штатом, также существует федеральный стандарт. Распространенным стандартом является то, знал ли человек о том, что он / она делал неправильно. Судебный психолог должен определить не то, как человек функционирует в настоящий момент, а его психическое состояние на момент совершения преступления. Таким образом, большая часть работы судебного психолога является ретроспективной и должна полагаться на информацию третьих лиц, дополнительные контакты и письменные сообщения (например,g., показания, сделанные во время совершения преступления). Несмотря на то, что есть степени магистра в области судебной психологии, все судебные психологи должны иметь докторскую или психологическую степень по программе докторантуры, аккредитованной APA или Канадской психологической ассоциацией (CPA). Они также должны иметь эквивалент двух лет организованного, последовательного, контролируемого профессионального опыта, один год из которых — это преддокторская стажировка, аккредитованная APA или CPA. Часто есть и другие требования. Кандидат может подать заявку на лицензию и сдать устный или письменный экзамен (в зависимости от штата, в котором кандидат будет практиковать).Практикующие также могут получить сертификаты (в качестве дипломатов) Американского совета судебной психологии.
Судебная психология выросла за последние 20 лет. Это широкая прикладная область, которая предлагает практикующим многочисленные возможности. Судебные психологи работают в самых разных юридических средах, составляя отчеты, давая показания, занимаясь прямым лечением или работая с терапевтическими сообществами. В своей книге «Судебные процессы над судебным психологом: сборник дел» Чарльз Патрик Юинг дает четкое представление о том, что значит оценивать, писать и давать показания в суде по сложным уголовным делам.Во многих исследованиях Стивена Сеси и Элизабет Лофтус проблемы судебной медицины меняют характер наших концептуальных представлений о памяти и недопонимании. Судебная психология определенно никуда не годится.

Студенты, интересующиеся судебной психологией, должны изучать несовершеннолетних в области уголовного правосудия и психологии.

Судебная антропология

Американский совет судебной антропологии предоставляет следующий список судебной антропологии

  • Анализ скелетов, плохо разложившихся или неопознанных человеческих останков важен как в юридическом, так и в гуманитарном контексте.
  • Судебные антропологи применяют стандартные научные методы, разработанные в области физической антропологии, для анализа человеческих останков и помощи в раскрытии преступлений.
  • Помимо помощи в поиске и извлечении останков человеческих скелетов, судебные антропологи работают, чтобы оценить возраст, пол, происхождение, рост и уникальные особенности скелета умершего.
  • Судебные антропологи часто работают вместе с судебными патологами, одонтологами и следователями по расследованию убийств, чтобы идентифицировать умершего, задокументировать травму скелета и / или оценить посмертный интервал.

Судебная медицина

Студенты с общим интересом к судебной медицине должны получить предварительную медицинскую подготовку с рекомендованным несовершеннолетним в уголовном правосудии.

Патологоанатомическое исследование | Encyclopedia.com

Вскрытие трупов, также известное как вскрытие или патологоанатомическое исследование, проводится патологами-анатомами, которые препарируют трупы, чтобы определить причину смерти и расширить медицинские знания. «Вскрытие» от греческого «вскрытие» означает «увидеть своими глазами».

Греческие врачи проводили вскрытия трупов еще в V веке до н. Э .; Египетские врачи использовали их для обучения анатомии между 350 и 200 годами до н. Э .; а врачи из римских легионов вскрывали мертвых варварских солдат. В 1533 году первое вскрытие трупа в Новом Свете предположительно определило, есть ли у сиамских близнецов одна душа или две. В 1662 году Генеральный суд Хартфорда, штат Коннектикут, постановил провести вскрытие, чтобы выяснить, умер ли ребенок от колдовства (она умерла от закупорки верхних дыхательных путей). В начале двадцатого века многие врачи проводили вскрытие трупов своих пациентов, часто по месту жительства умершего.

В двадцать первом веке патологоанатомы проводят почти все вскрытия. После не менее четырех лет обучения патологии (ординатуры) патологоанатомы тратят еще один-два года на то, чтобы стать судебными патологоанатомами. Эти специалисты являются экспертами в области судебно-медицинских вскрытий, уголовных расследований, судебных свидетельских показаний, токсикологии и других судебно-медицинских наук.

Хотя вскрытия трупов проводятся в первую очередь для определения причины смерти, они также обеспечивают контроль качества медицинской практики, помогают подтвердить наличие новых заболеваний, обучать врачей и расследовать преступную деятельность.Современная медицина не гарантирует, что врачи всегда ставят правильный диагноз. У более чем одной трети вскрытых пациентов есть расхождения между клиническим диагнозом и диагнозом вскрытия, что могло отрицательно повлиять на их выживаемость. Выявив ошибки лечения, вскрытие также помогло клиницистам разработать методы, используемые сегодня для лечения пациентов с травмами. Обществу также выгодны вскрытия; например, только в период с 1950 по 1983 год вскрытие помогло обнаружить или прояснить восемьдесят семь болезней или групп болезней.

Кто проходит вскрытие?

Будут ли люди вскрыты, зависит от обстоятельств их смерти, места их смерти, их ближайших родственников и, в некоторых случаях, их предварительных указаний или страховых полисов. По многим причинам патологоанатомы в Соединенных Штатах сейчас вскрывают менее 12 процентов немедицинских смертей. Например, менее 1 процента тех, кто умирает в домах престарелых, проходят вскрытие.

Судмедэксперты проводят судебно-медицинские или судебно-медицинские вскрытия.Типовой закон о патологоанатомическом исследовании 1954 года, принятый в большинстве юрисдикций США, рекомендует проводить судебно-медицинскую экспертизу всех случаев смерти, которые: (1) являются насильственными; (2) внезапны и неожиданны; (3) происходят при подозрительных обстоятельствах; (4) связаны с занятостью; (5) происходят с людьми, тела которых будут кремированы, рассечены, захоронены в море или иным образом недоступны для последующего изучения; (6) происходят в тюрьме или с сокамерниками психиатрических больниц; или (7) представляют угрозу для здоровья населения. Многие также включают смерти в течение 24 часов после общей анестезии или смерти, когда врач не видел пациента в течение последних 24 часов.Они могут заказать вскрытие, даже если смерть от насилия откладывается на много лет после события.

Не все случаи смерти, подпадающие под юрисдикцию судебно-медицинского эксперта, вскрываются, потому что они обычно работают в рамках ограниченного бюджета. Примерно 20 процентов всех смертей попадают в сферу компетенции судмедэксперта / коронера, но процент тех, кто подвергается судебно-медицинскому вскрытию, сильно варьируется в зависимости от места.

В Соединенных Штатах судмедэксперты вскрывают около 59 процентов всех смертей от тупых и проникающих травм, при этом вскрываются жертвы убийств и смертельные травмы в городских районах. чаще всего.Некоторые штаты могут уважать религиозные возражения против судебно-медицинских вскрытий, хотя официальные лица всегда будут проводить вскрытие, если они считают, что это отвечает общественным интересам. В 1999 г. Европейское Сообщество приняло исчерпывающий набор юридических правил вскрытия трупов, которые в целом совпадают с таковыми в Соединенных Штатах.

Разрешение на вскрытие

Хотя в случаях, когда медицинский эксперт не требует согласия, оставшиеся в живых, обычно ближайшие родственники, должны дать свое разрешение до того, как патологоанатомы проведут немедицинское вскрытие.Предварительное распоряжение умершего может помочь оставшимся в живых принять решение. Выжившие могут подать иск о возмещении ущерба, вызванного их душевными страданиями, в связи с вскрытиями, которые были проведены без официального разрешения или которые были более обширными, чем разрешено; денежные премии были относительно небольшими.

Формы разрешений на вскрытие обычно включают варианты «полного патологоанатомического исследования», «полного патологоанатомического исследования — возврат всех органов» (сюда не входят микроскопические слайды, образцы жидкости или парафиновые блоки, которые патологи обязаны хранить), «опустить голову , «только сердце и легкие», «только грудь и живот», «только грудь», «только живот» и «только голова».«Ограничения на вскрытие могут снизить их ценность.

Военные власти США определяют, проводить ли вскрытие военнослужащих, находящихся на действительной военной службе. Некоторые страховые полисы могут давать страховым компаниям право требовать вскрытия, а комиссия по компенсации Workman и Управление по делам ветеранов могут потребовать вскрытия до выживших. получают пособие по случаю смерти.

В некоторых странах для вскрытия трупа согласие не требуется, но семьи могут возражать против несудебного вскрытия. Когда человек умирает в другой стране, вскрытие может быть запрошено или потребовано по возвращении тела на родину (даже если он уже был вскрыт) для выяснения страховых случаев или для расследования преступной деятельности.

Молодые люди с высшим образованием, скорее всего, одобрят вскрытие своих родственников. Вопреки распространенному мнению, тип похоронного обряда (погребение или кремация) не влияет на количество разрешений на вскрытие, по крайней мере, в Соединенных Штатах. Хотя большинство людей разрешают вскрытие самих себя, ближайшие родственники или суррогатные матери часто отказывают в разрешении на основании семи ошибочных убеждений:

  1. Медицинский диагноз превосходен, а диагностические аппараты почти безошибочны; вскрытие не требуется.
  2. Если врач не смог спасти пациента, ему или ей нечего делать после этой неудачи в поисках ключей.
  3. Больной достаточно пострадал.
  4. Произошло нанесение увечий.
  5. Вскрытие длится много времени и откладывает окончательные приготовления.
  6. Результаты вскрытия переданы недостаточно хорошо.
  7. В результате вскрытия будет получено неполное тело, поэтому жизнь в потустороннем мире невозможна.

Однако все чаще выжившие заключают контракты с частными компаниями или университетскими патологическими факультетами для проведения вскрытия своих близких, потому что либо они не могут его сделать (например,ж., многие отделения патологии больниц перестали их делать) или не принимают результаты первого обследования.

Религиозные взгляды на вскрытие в целом совпадают с взглядами на донорство органов или тканей. Они различаются не только между религиями, но также иногда внутри религиозных сект и среди единоверцев в разных странах. Вера бахаи, большинство протестантов-нефундаменталистов, католиков, буддистов и сикхов разрешают вскрытия. Евреи позволяют им только спасти другую жизнь, например, чтобы оправдать обвиняемого убийцу.Мусульмане, синтоисты, Греческая православная церковь и зороастрийцы запрещают вскрытия трупов, кроме тех, которые требуются по закону. Растафари и индуисты находят вскрытие крайне неприятным.

Техника вскрытия

Полное вскрытие состоит из четырех этапов, включая осмотр внешнего вида тела; осмотр положения и внешнего вида внутренних органов; рассечение и осмотр внутренних органов; и лабораторный анализ тканей, жидкостей и других образцов. В судебно-медицинских делах следственная группа, обученная раскрытию преступлений, сначала выезжает на место смерти, чтобы собрать улики, исходя из положения и состояния тела, вещественных доказательств и окружения тела.Они также фотографируют тело, улики и место происшествия для возможного использования в суде.

Первым этапом вскрытия является осмотр внешнего вида трупа. Патологоанатомы тщательно исследуют одежду, еще оставшуюся на теле, включая воздействие проникающих предметов и наличие пятен крови или биологических жидкостей, что является наиболее полезным доказательством в судебно-медицинских случаях. Они используют метрические измерения (сантиметры, граммы) для записей вскрытия и американскую систему весов и измерений для любых связанных юридических документов.Раздевая тело, они внимательно осматривают его на предмет выявления следов, характеристик и признаков травм или насилия. Они скребут с трупа ногти, проверяют руки на наличие пороха и собирают любые следы краски, стекла или шин для будущей идентификации. Патологоанатом также пытается определить количество, места входа и выхода огнестрельных ранений. Часто делают рентгенограммы.

На втором этапе патологоанатомы вскрывают торакоабдоминальную (грудно-брюшную) полость. Разрез, как правило, Y-образный, начинается на каждом плече или подмышечной впадине и проходит под грудью до нижней части грудины.Разрезы соединяются и проходят по середине живота к лобку, чуть выше гениталий. Затем передняя часть ребер и грудина удаляются одним куском, обнажая большую часть органов. Затем патологи исследуют отношения органов друг к другу. На этом этапе часто исследуют мозг. Чтобы обнажить мозг, они разделяют волосы и делают надрез за ушами и у основания кожи головы. Затем переднюю часть скальпа натягивают на лицо, а заднюю часть — на затылок, обнажая череп.Череп вскрывают с помощью специальной высокоскоростной осциллирующей пилы. После отделения черепа от остальной части черепа с помощью долота патолог исследует покрытие головного мозга (мозговые оболочки) и внутреннюю часть черепа на наличие признаков инфекции, отека, травмы или ухудшения состояния.

Из косметических соображений патологоанатомы обычно не трогают кожу лица, рук, кистей и область над сосками. При вскрытии, проводимом в США, патологоанатомы редко удаляют крупные сосуды шеи.Однако судмедэксперты должны обследовать участки с конкретными повреждениями, такие как гортань, в случаях возможного удушения. При подозрении в изнасиловании или убийстве они могут удалить репродуктивные органы для дополнительных анализов.

На третьем этапе патологоанатомы удаляют органы тела для дальнейшего исследования и вскрытия. Обычно патологоанатомы удаляют органы из груди и живота последовательно или единым блоком (одним куском или «вместе»). Использование процедуры en bloc позволяет им передать тела гробовщику в течение тридцати минут после начала вскрытия; органы можно хранить в холодильнике и исследовать позже.В противном случае вся хирургическая часть вскрытия обычно занимает от одного до трех часов. Во время процедуры en bloc основные сосуды у основания шеи перевязываются, а пищевод и трахея перерезаются чуть выше щитовидного хряща (кадык). Патологи отщипывают аорту над диафрагмой и перерезают ее и нижнюю полую вену, удаляя сердце и легкие вместе. Затем они удаляют селезенку, тонкий и толстый кишечник. Печень, поджелудочная железа, желудок и пищевод удаляются как единое целое, за ними следуют почки, мочеточники, мочевой пузырь, брюшная аорта и, наконец, яички.Патологи берут образцы мелких мышц, нервов и фиброзных тканей для микроскопического исследования. Осматривая и взвешивая органы, вскрывают их для проверки на внутреннюю патологию. Они удаляют фрагменты тканей в любом месте, где они видят аномалии, а также репрезентативные фрагменты, по крайней мере, из левого желудочка сердца, легких, почек и печени.

Патологоанатомы удаляют мозг из черепа, перерезая нервы, ведущие к глазам, основные кровеносные сосуды, ведущие к головному мозгу, фиброзные прикрепления к черепу, спинной мозг и несколько других нервов и соединений.После осторожного извлечения мозга из черепа и повторной проверки его на внешние аномалии они обычно подвешивают его на нитке в двухгаллонном ведре, заполненном 10-процентным формалином. Это «фиксирует» его, укрепляя ткань, чтобы ее можно было должным образом исследовать через десять-четырнадцать дней. (Кость редко удаляется во время вскрытия, если нет подозрений на травму или поражающее ее заболевание.) Затем патологоанатомы зашивают любые большие разрезы.

Четвертый этап, наиболее затратный по времени, состоит из исследования мельчайших образцов тканей и жидкостей под микроскопом и путем химического анализа.Судмедэксперты обычно проверяют на предмет наркотиков и ядов (токсикологические экраны) спинномозговую жидкость, глазную жидкость (стекловидное тело), ​​кровь, желчь, содержимое желудка, волосы, кожу, мочу и, в разлагающихся телах, жидкость из волдырей. Патологи обычно проверяют младенцев с врожденными дефектами, выкидышами и мертворожденными на хромосомные аномалии, а плоды и младенцы, а также их плаценту и пуповину — на пороки развития, предполагающие врожденные аномалии.

После вскрытия патологоанатомы обычно помещают основные органы в пластиковые пакеты и хранят их в полостях тела, если у них нет письменного разрешения на их хранение.Судмедэксперты должны хранить любые органы или ткани, необходимые для доказательства по судебному делу. Медицинские устройства, например, кардиостимуляторы, выбрасываются. Обычно они хранят небольшие части органов (размером с гренок) для последующего микроскопического и химического анализа. Национальные стандарты требуют, чтобы «влажные ткани» после вскрытия хранились в течение шести месяцев после выдачи окончательного отчета о вскрытии, ткани в парафиновых блоках (из которых сделаны предметные стекла) должны храниться в течение пяти лет, а сами предметные стекла вместе с отчетами о вскрытии. должны храниться двадцать лет.

После завершения вскрытия патологоанатомы по возможности пытаются определить как «причину смерти», так и способствующие факторы. Наиболее распространенное заблуждение относительно судебно-медицинских расследований состоит в том, что они всегда определяют время смерти. Окончательный отчет о вскрытии может быть недоступен в течение многих недель. Ближайшие родственники, подписывающие обычное разрешение на вскрытие, должны только запросить копию отчета. В случаях, когда судмедэксперты не подозревают о подозрительных обстоятельствах смерти, ближайшие родственники должны запросить отчет в письменной форме.Когда результаты вскрытия могут быть представлены в суде в качестве доказательства, юристу может потребоваться запросить отчет.

Патологоанатомы также проводят вскрытия разлагающихся тел или частичных останков, чтобы идентифицировать умерших и, если возможно, определить причину и время смерти. Патологоанатомы обычно эксгумируют тела, чтобы (1) исследовать причину или способ смерти; (2) собирать доказательства; (3) определить причину несчастного случая или наличие болезни; (4) собрать доказательства для оценки злоупотребления служебным положением; (5) сравнить тело с другим человеком, считающимся умершим; (6) выявлять наспех похороненных жертв войны и несчастных случаев; (7) урегулировать иски о смерти в результате несчастного случая или ответственности; или (8) поиск потерянных предметов.В некоторых случаях они должны сначала определить, действительно ли останки принадлежат человеку и представляют ли они «новое» открытие или просто извлечение ранее известных останков. Это становится особенно трудным, когда труп был сильно изуродован или намеренно неверно идентифицирован, чтобы сбить с толку следователей.

См. Также: Вскрытие, психологическое; Похоронен заживо; Cadaver Experiences; Крионическая суспензия

Библиография

Андерсон, Роберт Э., и Ролла Б. Хилл. «Текущее состояние вскрытия в академических медицинских центрах США». Американский журнал клинической патологии 92, Suppl. 1 (1989): S31 – S37.

Бринкманн, Бернар. «Гармонизация медико-правовых правил вскрытия трупа». Международный журнал судебной медицины 113, нет. 1 (1999): 1–14.

Экерт, Уильям Дж., Дж. Стив Катчис и Стюарт Джеймс. «Дезинтерпретация — их значение и связанные с этим проблемы». Американский журнал судебной медицины и патологии 11 (1990): 9–16.

Хекерлинг, Пол С. и Мелисса Джонсон Уильямс. «Отношение распорядителей похорон и бальзамировщиков к вскрытию». Архив патологии и лабораторной медицины 116 (1992): 1147–1151.

Hektoen, Людвиг. «Ранние посмертные исследования европейцами в Америке». Журнал Американской медицинской ассоциации 86, нет. 8 (1926): 576–577.

Хилл, Роберт Б. и Ролла Э. Андерсон. «Пересмотренный кризис вскрытия: аргументы в пользу национальной политики вскрытия трупа».» Milbank Quarterly 69 (1991): 51–78.

Iserson, Kenneth V. Death to Dust: What Happens to Dead Body? 2nd edition. Tucson, AZ: Galen Press, 2001.

Ludwig, Jurgen Современные методы аутопсии . Филадельфия: WB Saunders, 1972.

Мур, Г. Уильям и Гровер М. Хатчинс. «Постоянная важность вскрытия». Mayo Clinic Proceedings 75 (2000): 557– 558.

Поллак, Дэниел А., Джоанн М. О’Нил, Р.Гибсон Пэрриш, Дебра Л. Комбс и Джозеф Л. Аннест. «Временные и географические тенденции в частоте вскрытий смертей от тупых и проникающих травм в Соединенных Штатах». Журнал Американской медицинской ассоциации 269 (1993): 1525–1531.

Рузен, Джон Э., Франс А. Уилмер, Дэниел К. Ноккарт и Герман Бобберс. «Сравнение предсмертных клинических диагнозов у ​​тяжелобольных пациентов и результатов последующих вскрытий». Mayo Clinic Proceedings 75 (2000): 562–567.

Старт, Роджер Д., Аха Кумари Дьюб, Саймон С. Кросс и Джеймс К. Э. Андервуд. «Влияет ли предпочтение в отношении похорон на исход запроса о вскрытии трупа?» Медицина и право 37, no. 4 (1997): 337–340.

«Единая система уполномоченных по закону: Типовой закон о патологоанатомических исследованиях 1954 г.» В изданиях Дебры Л. Комбс, Р. Гибсона Пэрриша и Роя Инга, Расследование смерти в Соединенных Штатах и ​​Канаде, 1992 . Атланта, Джорджия: Министерство здравоохранения и социальных служб США, 1992.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>