МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Взаимоотношения семьи: Здоровье семьи – советы психолога

ПРАВИЛАСОЗДАНИЯ ПРИЕМНОЙ СЕМЬИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КОНТРОЛЯЗА УСЛОВИЯМИ ЖИЗНИ И ВОСПИТАНИЯ РЕБЕНКА (ДЕТЕЙ)В ПРИЕМНОЙ СЕМЬЕ

Утверждены

Постановлением Правительства

Российской Федерации

от 18 мая 2009 г. N 423

 

 

1. Настоящие Правила устанавливают порядок создания приемной семьи и осуществления контроля за условиями жизни и воспитания ребенка (детей) в приемной семье.

2. Приемной семьей признается опека или попечительство над ребенком (детьми) на основании договора о приемной семье, заключенного органом опеки и попечительства и приемными родителями (приемным родителем), на срок, указанный в договоре.

Договор о приемной семье заключается в соответствии с Правилами заключения договора об осуществлении опеки или попечительства в отношении несовершеннолетнего подопечного, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423, и с учетом положений статьи 153.1 Семейного кодекса Российской Федерации.

3. На воспитание в приемную семью передается ребенок, оставшийся без попечения родителей.

Количество детей в приемной семье, включая родных и усыновленных детей, не превышает, как правило, 8 человек.

4. Приемные родители (приемный родитель) являются законными представителями принятого на воспитание ребенка и вправе выступать в защиту его прав и законных интересов в любых отношениях без специального полномочия.

5. При рассмотрении вопроса о возможности лиц (лица) стать приемными родителями (приемным родителем) орган опеки и попечительства принимает во внимание их личностные качества, состояние здоровья, способность к исполнению обязанностей по воспитанию ребенка, взаимоотношения с другими членами семьи, проживающими совместно с ними.

6. При принятии на воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья в акте органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя указывается о наличии у них необходимых для этого условий.

7. Орган опеки и попечительства предоставляет гражданам, выразившим желание взять ребенка на воспитание в приемную семью, информацию о ребенке, который может быть передан на воспитание в приемную семью, и выдает направление для посещения ребенка по месту его жительства (нахождения).

8. Организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, под надзор которой помещен ребенок, обязана ознакомить лиц, выразивших желание взять ребенка на воспитание в приемную семью, с личным делом ребенка и медицинским заключением о состоянии его здоровья.

Указанные организации несут ответственность в установленном законом порядке за достоверность предоставляемых сведений.

9. При передаче ребенка на воспитание в приемную семью орган опеки и попечительства руководствуется интересами ребенка.

Передача ребенка в приемную семью осуществляется с учетом его мнения.

Передача в приемную семью ребенка, достигшего 10 лет, осуществляется только с его согласия.

Дети, являющиеся родственниками, передаются в одну приемную семью, за исключением случаев, когда они не могут воспитываться вместе.

10. Основанием для заключения договора о приемной семье являются заявление лиц (лица) о передаче им на воспитание конкретного ребенка, которое представляется в орган опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка, и акт органа опеки и попечительства о назначении указанных лиц (лица) опекунами или попечителями.

11. Контроль за условиями жизни и воспитания ребенка (детей) в приемной семье осуществляется в соответствии с Правилами осуществления органами опеки и попечительства проверки условий жизни несовершеннолетних подопечных, соблюдения опекунами или попечителями прав и законных интересов несовершеннолетних подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а также выполнения опекунами или попечителями требований к осуществлению своих прав и исполнению своих обязанностей, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. N 423.

 

 

 

 

Открыть полный текст документа

Взаимоотношения в семье и созависимость

Алексей, лет, так описывает свой мотив обращения за психотерапевтической помощью: «В детстве у меня были очень сложные взаимоотношения в семье. Отец часто выпивал, в таком состоянии он становился агрессивным. Он мог легко наорать на меня, а иногда даже ударить меня или мать. Пока был совсем маленьким, я его очень боялся. Помню, как со страхом гадал, придет отец пьяным или нет. Из-за этого старался меньше времени проводить дома. Одно из воспоминаний детства – отец ломает входную дверь, так как мать его не пустила. Потом приезжает милиция, вызванная соседями, но мать настаивает на том, чтобы отца не забирали, а оставили дома. В подростковом возрасте в адрес отца больше испытывал злости. Был стопроцентно уверен в том, что у меня в семье это точно не повторится. Решил пораньше начать самостоятельную жизнь. Переселился в общежитие. Собственные отношения с алкоголем понемногу менялись. В подростковом возрасте был категорически против любых алкогольных напитков. Когда начал работать, иногда выпивал с коллегами. Сохранялась собственная уверенность, что со мной подобного никогда не произойдет. Прошло 5 лет. И вдруг, я заметил, что мой собственный сын боится меня!

Это событие явилось для меня страшным ударом, я вдруг понял, что с алкоголем нужно что-то делать пока я полностью не превратился в отца. Поэтому и пришел за помощью к психотерапевту».

Почему же Алексей наступил на те же грабли, что и его отец? Широко известным фактом является вероятность развития алкогольной зависимости от наличия проблем со спиртным в родительской семье. Можно подумать, что «это генетика во всем виновата». Да, генетическая предрасположенность важна для развития зависимости, но серьезную лепту вносит «семейный сценарий». Именно в семье закладываются основы взаимоотношения людей между собой и с окружающим миром. В детстве ребенок еще не имеет своего четкого мнения о том, «что такое хорошо, что такое плохо». Для него родители являются очень значимыми фигурами. Ребенок во многом пытается подражать им. Именно родителей дети часто идеализируют: «Моя мама самая красивая, папа самый сильный и умный!» То как родители общаются, как решают конфликтные ситуации, как проводят свободное время, крепко запоминается и становится некоторым внутренним сводом законов или правил. Данные правила, как правило, не осознаются. Заметить их можно, когда начинается совместная жизнь со второй половиной. В такой момент начинается «притирка», когда соприкасаются не только муж и жена, но и фактически две родительские семьи. Каждая со своим укладом. Понятно, что человек не воспроизводит усвоенное в родительской семье «один к одному», но многое, хоть и с коррективами начинает проявляться. Какие же можно сделать выводы для себя? Ваши взаимоотношения с алкоголем влияют не только на Вас, но и на Ваших детей, и на Ваших внуков. Наиболее значимое влияние на детей оказывают не слова, а Ваше поведение. Если Вы говорите, что пить плохо, но при этом каждую пятницу приходите домой «на рогах», то слова о вреде пьянства не стоят и ломаного гроша. Подумайте над тем, какую жизнь Вы хотите видеть у своих детей и внуков. Помните, что их жизненный сценарий закладывается уже сейчас!

В семьях зависимых людей можно найти характерные особенности. Близкие люди в ответ на непредсказуемое поведение зависимого родственника начинают вести стереотипно. Эти характерные особенности поведения суммировали и систематизировали, таким образом, и появилась схема созависимых отношений, названная треугольником Карпмана. Один и тот же человек может играть одну или несколько ролей, совершая «перескоки» из роли в роль.

Основные роли и их описание. Спаситель это тот человек, который постоянно спасает зависимого. Спасителем может являться жена, знакомый врач или (чаще всего) мать больного. Основная функция спасителя – помощь «бедному» пьющему человеку в различных кризисных ситуациях. Зависимый человек в кризисные ситуации попадает часто, поэтому спаситель как нельзя кстати. Например, вечером негодовавшая жена утором начинает, как больного ребенка отпаивать «перебравшего» мужа минеральной водой. При необходимости, она может даже вызвать доктора с капельницей, чтобы облегчить страдания зависимого человека. Роль спасителя может быстро надоедать. Как и любая другая роль из созависимого репертуара, роль спасителя несет психологическую выгоду. Может возникнуть гневный возглас: «Что Вы говорите, как же это мне может быть выгодно спасать пьяницу от последствий!?». Очень даже может. Психологическая выгода чаще всего не осознается и в плане жизненных последствий ее выгодой назвать сложно. Но спасая зависимого человека, спасатель чувствует, что он сейчас очень нужен, в нем нуждаются теперь уже точно никуда от него не денутся. К сожалению, играя роль спасателя, близкие люди ограждают пьющего человека от ответственности за свое поведение и жизнь в целом. Благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда. Чем позднее человек осознает всю губительность зависимости, тем меньше шансов победить болезнь. Часто в начале лечения сам больной и его близкие пытаются поставить врача-психотерапевта или нарколога на пьедестал спасителя:

«Вы и только Вы может спасти нашего … Мы Вам верим. Сделайте так, чтобы он не пил!». Врачу легко поддаться и взойти на шаткий пьедестал, но надолго там закрепиться шансов практически нет. С этого момента ответственность за принятие решения «пить или не пить» принимает на себя врач. Это было бы вполне справедливо, если бы врач решал для себя какие отношения ему стоит иметь с алкоголем.

РЕШЕНИЕ ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ ВСЕГДА ПРИНИМАЕТ САМ ЧЕЛОВЕК! Зависимый человек с радостью освобождается от ответственности и начинает искать удобное место и время для того, чтобы это отпраздновать!

Преследователь всегда пытается проверять и наказывать пьющего человека. Он постоянно беспокоится и злится. Супруги пьющих людей часто надолго застревают в роли преследователя или жертвы. Преследователь относится к преследуемому не как к взрослому человеку, а скорее как к набедокурившему ребенку. Преследователь может манипулировать зависимым человеком. Сам преследователь не всегда замечает свои манипуляции: «А какое ты имеешь право принимать решения в семье, если ты пьешь?», «Раз ты опять напился, то теперь ты должен …». Вариантов манипулятивного поведения масса, зачастую они очень тонки и изящны.

Жертва всегда страдает. Своими страданиями жертва привлекает внимание окружающих и их сочувствие. Всем своим поведением она говорит: «Посмотрите, как я мучаюсь с этим алкоголиком!», «Как я страдаю, никто другой этого бы не вынес!». Поведение жертвы постепенно начинает утомлять окружающих людей. Они видят, что поведение жертвы часто расходится с ее словами. Можно десять и пятнадцать лет говорить о том, что «если он еще раз напьется, то точно уйду» и продолжать жить вместе.

Играя любую из созависимых ролей, человек обречен на медленное разрушение. Зависимого человека убивает алкоголизм, а созависимого попытки контролировать чужую жизнь. Эрик Берн писал:

«Созависимые пытаются спасать других потому, что для них это легче, чем переносить дискомфорт и неловкость, а порой и душевную боль, сталкиваясь с неразрешенными проблемами. Созависимые не говорят: “Это очень плохо, что у тебя такая проблема. Чем я могу тебе помочь?”. Их ответ таков: “Я здесь. Я это сделаю за тебя”». Созависимые заблуждаются, думая о том, что они помогают близкому человеку. Да, в конкретный момент зависимому может стать легче, его «спасут», но в будущем он будет пить дальше и вероятность его смерти от алкоголизма только увеличивается. Созависимый человек, как и зависимый, не видит своих проблем, он всецело ориентирован только на управление жизнью зависимого члена семьи. Созависимый перестает жить своей жизнью, своими интересами. Ему кажется, что он помогает, есть ощущение нужности. На самом деле, он только подталкивает больного человека в пучину зависимости. Очень часто созависимые сами нуждаются в психологической помощи. Не случайно наряду с группами «Анонимных Алкоголиков существуют группы Анонимных Созависимых. Специально для тех людей, чьи близкие страдают зависимостями, был предложен термин «жесткая любовь». Что же он обозначает? Жесткая любовь – это когда «я эмоционально поддерживаю близкого человека, но не поощряю его зависимость. Я продолжаю к нему относиться хорошо, но не снимаю с него ответственности за свое состояние, путем дачи денег, «прикрывания» на работе или любым другим путем». На первых этапах понятие «жесткая любовь» в основном относилось к поведению в семьях наркозависимых, но в последующем оказалось справедливым для большинства семей пьющих людей, пациентов страдающих патологической склонностью к азартным играм. Близким, придерживающимся принципов «жесткой любви», бывает тяжело следовать по выбранному пути, но только так они действительно могут помочь зависимому человеку. Гуревич К.М. пишет: «Сдвиг ролей в треугольнике сопровождается изменением эмоций, причем довольно интенсивных. Время пребывания созависимого человека в одной роли может длиться от нескольких секунд до нескольких лет, за один день можно двадцать раз попеременно побывать в роли спасателя – преследователя – жертвы. Цель психотерапии в данном случае заключается в том, чтобы научить созависимых распознавать свои роли и сознательно отказываться от роли спасателя. Профилактика состояния жертвы заключается в сознательном непринятии роли спасателя».

Удачи Вам и своевременного решения жизненных проблем!

изучение отношения к браку и к воспитанию детей в русской деревне.

Отношение к браку и к воспитанию детей в русской деревне, пример того, как общественное мнение может отличаться от общепринятых норм права.

Бреус Елена Михайловна.
Кандидат исторических наук,
научный сотрудник, Центр азиатских и тихоокеанских исследований Института этнологии и антропологии РАН

Правовая культура как предмет исследования может рассматриваться разными науками, причем в последнее время и сами юристы не склонны к узурпации тем, связанных с изучением правовых вопросов, хотя зачастую имеют свой, профессиональный взгляд на эти проблемы. Данная статья — это попытка рассмотрения семейных отношений в сельской местности как одной из составляющих правовой культуры XX в. Собранные в «поле» материалы должны продемонстрировать «правовой образ жизни» и те основания, на которых он базируется. Был осуществлен ряд экспедиционных выездов для сбора материала среди русского населения в сельские районы Омской области в 2002–2003 гг.: с. Усть-Тара, с. Нагорное Тарского района, д. Слобода Саргатского района, рабочий пос. Русская Поляна Русско-Полянского района.

На мой взгляд, существует симбиоз семьи и общества, причем в данном случае имеется в виду не общество в глобальном смысле, а скорее тот коллектив, который непосредственно влияет на создание, функционирование, а иногда и распад конкретной семьи. Несомненно, что этот коллектив, который может включать родственников, соседей, жителей одного или нескольких населенных пунктов, также является частью гражданского общества, а потому неизбежно является выразителем идей, разделяемых всеми членами общества. С другой стороны, именно мнение «знакомых» людей оказывает определенное влияние на поступки того или иного человека.

Вряд ли стоит относить сходные черты семейных отношений в разных временных периодах лишь к устойчивости традиций и относительной консервативности семьи как социальной ячейки общества. В связи с этим следует обратить внимание на факт существования общественного мнения и его роли в функционировании семьи.

Особенностью нравственных норм является то, что они складываются и функционируют в непосредственной практике поведения людей, в процессе их общения, будучи отражением и закреплением их совместного жизненного опыта. Общественное мнение представляется одним из компонентов нравственных норм, а также является определенным транслятором бытующих в обществе правовых традиций.

Основной задачей ставилось не столько выяснение конкретных обычно-правовых норм, сколько отношение к тем или иным правовым ситуациям, описание существовавшей практики. Несмотря на собранные полевые материалы, рассмотрение правовой культуры невозможно без учета норм официального законодательства, поскольку правовая культура включает в себя не только выработанную народом правовую практику, но и функционирование государственной правовой системы. Имеющиеся полевые данные я попытался сопоставить с нормами официального законодательства для определения той роли, которую играла народная правовая практика в сфере семейных отношений.

Во всех населенных пунктах, где производился сбор материалов, информаторы говорили о том, что вопросы воспитания детей были прерогативой не только родителей, особенно в условиях, когда они были вынуждены большую часть своего времени проводить на колхозных работах. Определенную роль в воспитании играли не только родственники, но и соседи, односельчане, особенно пожилого возраста. Об участии односельчан старшего возраста в воспитании подрастающего поколения информаторы говорили как о естественном процессе:

«Когда мы маленькие были, то стариков уважали, в их присутствии старались не безобразничать. Можно было и по шее получить, и родителям еще скажут» (с. Усть-Тара Тарского района). «За непотребное поведение любой взрослый мог подзатыльник отвесить и никто не считал это неправильным»

Можно выделить несколько вариантов, посредством которых происходило усвоение принятых в обществе норм.

Стихийно действующее влияние окружающей среды играло не последнюю роль в этом процессе, прежде всего через наглядные примеры поведения окружающих людей. В тесной связи со стихийным усвоением норм, правил поведения находилось целенаправленное, сознательное воспитание детей. Эта связь проявлялась в тех оценках, которые родители, являвшиеся для ребенка авторитетом, давали тем или иным поступкам, которые ребенок мог наблюдать. Наибольшее же влияние оказывал личный пример родителей, поэтому, будучи уже взрослым, человек пусть и несознательно реализовал именно родительскую модель семьи.

Для ребенка несомненными авторитетом также являлись бабушка и дедушка, которые могли принимать и принимали свое участие в воспитании внуков. Нормы законодательства не только гарантировали права деда и бабушки на общение с внуками, но и обязывали их участвовать в их материальном содержании, если такового не могли в полной мере обеспечить родители.

Сельская школа в России

Имеющиеся материалы позволяют говорить, что деды и бабушки не только пользовались правом на общение со своими внуками, но в некоторых ситуациях брали практически на полное содержание одного из них. Такая ситуация характерна была в основном для военного и послевоенного периода.

«Когда отца забрали в армию, в 1941 году, мне было четыре года. Сразу после этого меня забрали к себе дед с бабкой, а три моих брата жили с матерью. Дома стояли рядом, и я часто бегала к братьям, чтобы поиграть с ними. Дед и бабка полностью обо мне заботились: кормили, одевали, как могли, учили всему, что знали. Домой вернулась жить, только когда отец с армии пришел».

Рассказ информатора свидетельствует о том, что законодательство фактически санкционировало бытовавшие отношения, особенно если учесть тот факт, что описанная информатором практика имела место в 1940-х годах, а соответствующие статьи закона появились в Кодексе о браке и семье 1969 года.

Как отмечали сельские жители, чем старше становился ребенок, тем строже было к нему отношение и со стороны родителей, и со стороны общества, поскольку теперь оценивались не только совершаемые поступки, но и общие качества как взрослого члена общества в скором времени. С определенного времени (14–15 лет) подростки должны были обладать не только качествами будущего хозяина и хозяйки, но и соответствующими правовыми взглядами и навыками. Этот возраст был близок к моменту совершеннолетия, а соответственно, к тому моменту, когда каждый член общества становился полноправным гражданином, обладающим всей полнотой как прав, так и обязанностей. Одним из таких прав являлось право на заключение брака. Важность брака как такового обусловлена рядом причин. Если для людей заключение брака было во многом естественным результатом принятых в обществе норм, которые таким образом санкционировали отношения между людьми, то перед государством и законодателем стояла необходимость нормативного оформлении целого комплекса возникающих правовых отношений. Несмотря на то что законы о браке и семье регулировали многие вопросы, такие как заключение и прекращение брака, усыновление, опека и др., все же определенная часть отношений подвергалась регуляции со стороны общества.

Особенно это касалось вопроса выбора будущей жены, которая должна была обладать определенными качествами. Но прежде чем стать невестой, девушка должна была какое-то время «дружить» с парнем. Уже в этот период родители и окружающие (прежде всего друзья) высказывали о ней свое мнение. Зачастую это мнение основывалось не на личном опыте, а на репутации девушки:

«Для девушки очень важным было то, что о ней думали окружающие, особенно когда она начинала дружить с парнями. Если ее поведение считали неправильным, например, когда она гуляла со многими парнями, многие не считали ее подходящей невестой».

Несмотря на то что правовыми основаниями для вступления в брак являлось достижение определенного возраста (по Кодексу 1918 г. для мужчин — 18 лет, для женщин — 16; по Кодексу 1926 г. — 18 лет для обоих полов) и согласие сторон (то есть самих вступающих в брак), правовая традиция вносила свои дополнения, зачастую существенные. Прежде всего это касалось той роли, которую играли родители. В ряде случаев к их мнению не только прислушивались, но оно было определяющим при выборе партнера. Сами родители руководствовались определенными представлениями в этом вопросе, например, репутацией жениха (невесты) и его (ее) семьи, члены которой не должны были быть «лодырями», «распутниками».

Местные жители на лавочке в деревне

Родители не только могли препятствовать заключению брака, но также активно способствовать этому, особенно в тех случаях, когда не могли позволить себе потерять свое лицо в обществе из-за неблаговидного поступка своего сына, например, когда он отказывался вдруг от женитьбы с девушкой, с которой на протяжении долгого времени встречался, и она оказывалась беременной. Хотя сама беременность с точки зрения официальных норм не являлась причиной для женитьбы, и при установлении отцовства через суд родителей могли связывать лишь алиментные отношения, с точки зрения традиционных правовых норм сам факт беременности мог иметь разные последствия. В одних случаях осуждению подвергалась девушка, про которую говорили, что она «нагуляла ребенка», а в других случаях винили конкретного молодого человека и его родителей, если не удавалось заставить его жениться. Одна из информаторов так рассказывала о причинах вмешательства родителей в дела молодых:

«Мой брат встречался долгое время со своей будущей женой, но после того, как она забеременела, не только отказался жениться на ней, но и уехал в другую деревню. К нам приходили родители его невесты, разговаривали с мамой и папой, вместе они думали, как поступить. Наши родители начали искать его по всем родственникам. Когда нашли, долго стыдили, заставляли жениться, так как им стыдно перед людьми было, и он не решился пойти против них».

Таким образом, общественное мнение обладало определенной гибкостью. Разобраться в этом представляется необходимым, поскольку общественное мнение в некотором смысле выступает регулятором, а потому интерес вызывают причины, которые лежат в его основании и позволяют проявлять гибкость к похожим, на первый взгляд, ситуациям.

Обозначенная гибкость еще не является доказательством большей объективности, к которой ближе понятие формализованности, тогда как отвлечение от конкретных фактов, напротив, свидетельствует о предвзятости. Если официальное право зачастую связывают с принципом «формального равенства как специфическим принципом социального регулирования», который должен быть общим для всех людей и поддерживаться принудительно, то общественное мнение видело прежде всего человека, причем человека, обладающего определенной репутацией в глазах окружающих. А в ситуациях, где действующими лицами выступали люди еще молодые, за них говорила репутация их родителей. А потому часто только из этих соображений виновной признавалась та или другая сторона. Сложнее дело обстояло в случаях, когда молодой человек и девушка принадлежали к семьям благополучным в глазах общества. Тогда основным критерием были отношения молодых, а поскольку в условиях сельской местности происходило «все на виду», то виновным считался обычно молодой человек, так как «продолжительные отношения являлись доказательством серьезных намерений».

Согласно полученной информации, заключению брака предшествовало не только сватовство, но и обязательный договор с родителями невесты, который зачастую совершался еще до сватовства. Предметом договора была материальная сторона предстоящей свадьбы и расходы на ее проведение. В данном случае речь может идти об определенном виде сделки, которая заключается между представителями брачующихся сторон. В XX в. брачный договор утрачивает некоторые элементы, которые позволяли бы говорить о нем как о чисто правовом элементе брачно-семейных отношений. Прежде всего это касается возможности обращения в судебные инстанции с требованием компенсации издержек при отказе от заключения брака одной из сторон. С другой стороны, такой договор считался обязательным в соответствии с традиционным правом.

Одна из информаторов так рассказала о начале своей будущей замужней жизни:

«В один из вечеров, когда я пришла после работы домой, я увидела за столом отца и незнакомого мужчину. Оба были навеселе. Отец, увидев меня, расплакался и стал говорить, что вот и его единственная дочь стала взрослой и выходит замуж. Я сначала не поняла, о чем идет речь, а потом, когда мужчина ушел, отец сказал, что этот человек приходил спрашивать разрешения жениться на мне и отец разрешил».

Эта история затрагивает несколько важных составляющих процедуры заключения брака, которые были характерны для того периода в целом. Первым моментом является факт решения родителями такого вопроса, как замужество, без учета мнения своей дочери. Данное решение по большому счету не только было связано с традиционными нормами, но и не противоречило нормам официального законодательства, когда вся ответственность за своих детей лежит на родителях. В данном случае родители посчитали возможным предопределить замужество своей дочери с конкретным человеком на основании «рекомендаций», данных его родственниками, проживавшими в одной деревне с невестой. Второй важный момент существенно менял всю картину, поскольку девушка не достигла возраста, необходимого для регистрации брака. Мать невесты по каким-то причинам отсутствовала при договоре с женихом. Тем не менее она не могла, по словам информатора, повлиять на ситуацию, так как согласие на брак было дано главой семьи при свидетелях и соответствующим образом «обмыто» участниками. Информатор, когда говорила о дате женитьбы, называла день проведения свадьбы, так как зарегистрирован брак был уже после рождения первого ребенка. Родители невесты также давали согласие на свадьбу, зная, что законно брак оформлен не будет, следовательно, в этом ничего зазорного не было, поскольку в сельской местности довольно щепетильно относились к тому, «что скажут люди». Об этом говорил и другой информатор:

«К тем, кто не расписывался, нормально относились в деревне. Главное, чтобы по-людски все было: к родителям жених сватов заслал да разрешение получил, чтобы свадьба была как у всех. Тогда никто ничего и не скажет».

Таким образом, большее значение имела общественная санкция, нежели законодательное оформление брачных отношений.

Из рассказов информаторов можно сделать вывод о том, что даже после заключения брака таким образом мужчина и женщина приобретали новый социальный статус, который был связан не только с женитьбой как таковой, но и с новыми правами и обязанностями. В повседневной жизни это лишь отчасти связывалось с официально действующими нормами права, особенно в тех случаях, когда брак не был оформлен официально. Вместе с тем жизнь вышедшей замуж женщины претерпевала серьезные изменения, поскольку в большинстве случаев она входила в другую семью не только в переносном, но и в прямом смысле, так как молодые чаще всего некоторое время жили вместе с родителями мужа. Объективные причины этого крылись, скорее всего, не столько в установках общества, сколько в невозможности отдельного проживания по материальным причинам. Однако на вопрос о том, почему после свадьбы молодые жили с родителями мужа, информаторы отвечали: «Так заведено было», «Такой закон был». Восприятие такого положения вещей как данности вполне адекватно было отношению к тем правилам, которые устанавливались в доме.

Главным вектором, в соответствии с которым строились отношения, было подчинение домочадцев, младших по возрасту, старшим. Как правило, в домашнем хозяйстве было два главных человека — старшая в семье женщина руководила делами, которые выполнялись женской половиной семьи, а старший мужчина — мужскими.

«Свекровь моя была как главком, она говорила, чем мы должны заниматься. И я, и вторая сноха — мы ее слушались и даже боялись»

«У нас с мужем уже дети были, но хозяином был дедушка. Он никогда не ругался, но муж и его старший брат и подумать не могли, чтобы не сделать того, о чем он говорил».

Перечень этих работ мог различаться в зависимости от имеющегося хозяйства, природных условий и т. п., однако в целом был довольно похож.

«Мама (мать мужа) занималась готовкой, уборкой, шила и чинила одежду для всех. На мне была скотина: кормила, поила, убирала в сарае. Летом вместе занимались огородом».

Распределение обязанностей в семье не подлежало влиянию норм законодательства, тогда как традиционные нормы закрепляли за каждым членом семьи определенный объем работ, который мог варьироваться как в соответствии с объективными причинами, так и субъективными, например, с желанием главы семьи.

Верховенство старших в семье было обусловлено не только воспитанием, которое во многом строилось на уважении к ним, но и реальными знаниями, которыми они обладали, и благодаря чему механизм функционирования семьи был устойчив:

«Я совсем молодая была, когда замуж вышла, и несмотря на то что дома (у своих родителей) все вроде бы делала по хозяйству, но после свадьбы оказалось, что многого не знала, особенно когда ребенок родился. Свекровь иногда смеялась, когда я что-нибудь неправильно делала, но никогда не переделывала, а мне было стыдно».

В результате бесед с информаторами складывалось впечатление, что вся работа в домашнем хозяйстве велась исключительно женщинами, и это отчасти так и было по причине занятости мужчин в колхозе. Женщины также работали в колхозе, но не все и не всегда, прежде всего по причине ухода за детьми, кроме тех случаев, когда отдельные виды общественных работ выполняли на дому, например, выпекали хлеб, шили спецодежду. На мужчин приходилось выполнение работ, с которыми не могли управиться женщины, а также основной объем сезонных заготовок кормов, пиломатериалов, строительство.

Информаторы не скрывали, что в семьях не обходилось без конфликтных ситуаций, особенно когда под одной крышей фактически проживало несколько самостоятельных семей. Согласно информации, полученной в с. Усть-Тара и рабочем пос. Русская Поляна, вне зависимости от того, чьи интересы были затронуты, своеобразным арбитром выступал самый старший член семьи.

Если оба родителя мужа были живы, то это был отец, а если только мать, то она. Причем главенство матери касалось и тех ситуаций, когда старший сын распределял мужские обязанности по хозяйству, то есть являлся старшим мужчиной в семье: «Однажды, когда свекровь была весь день занята, мне выпало готовить ужин. За ужином старший брат мужа постоянно делал мне замечания: это не так, то не так. Довел меня до слез. Мать (свекровь) не выдержала и позвала его в другую комнату. Не знаю, о чем они говорили, но пришел он тихий и больше никогда меня не задевал». Данный конфликт касался так или иначе разных семей в составе одной, а когда происходили ссоры между мужем и женой, то обычно такие ситуации разрешались самими конфликтующими сторонами без постороннего вмешательства, в том числе и правоохранительных органов, если дело не доходило до подачи официального заявления.

Ночь в деревне

Восприятие семейных отношений как дела исключительно внутрисемейного создавало ситуацию, когда семейные неурядицы старались не делать достоянием общественности, что подтверждает бытование такой фразы, как «не выносить сор из избы». Именно это обстоятельство, а также признание существовавших норм допускало нередкие случаи жестокого обращения мужа по отношению к жене. Причиной этого зачастую становилось употребление спиртных напитков. Однако в большинстве подобных случаев не следовало никакой реакции ни со стороны домочадцев, ни со стороны соседей, односельчан, которые, несмотря на нежелание распространяться о неурядицах, знали о положении дел в той или иной семье. Причина невмешательства посторонних была связана с нежеланием вмешиваться в жизнь чужой семьи:

«Некоторые в деревне били жен, и все это знали. Но такое случалось нечасто, в основном по пьянке. Никто в это не вмешивался, их семья — сами разберутся, к тому же еще неизвестно, кто там больше виноват был». «Родственник мой, бывало, иногда гонял свою жену, но только когда нетрезвый был. Про него вообще никто плохого подумать не мог: работящий был, спокойный, помогал всегда всем. Видимо, только когда выпивал, мог жене отпор давать, а то она в основном кричала, над ним даже мужики смеялись».

Тем более не происходило вмешательства общества в дела семьи, когда была известна причина конфликта и, согласно традиционным нормам, она считалась веской. Так, пьянство одного из супругов считалось достаточным основанием для проведения «силовых воспитательных мер». Чаще всего пили мужья, и случалось так, что не каждая жена была готова мириться с таким положением дел: «Сосед наш часто домой пьяный приходил, мог и зарплату всю пропить. Трезвый он спокойный был, да и выпивший тоже. Жена его частенько колотила за пьянки, потому что он хоть сам и не дрался, так и дома ничего не делал — придет пьяный и спит». Часто причиной для домашних скандалов было недопустимое поведение жены, и тогда претензии мужа считались обоснованными, а наказание жены считалось справедливым: «Он бил ее несколько раз, причем за дело. Все знали, что она при случае и гульнуть могла».

Можно объяснить невмешательство односельчан в дела другой семьи тем, что традиционное право оставляло разрешение семейных конфликтов на усмотрение членов конкретной семьи. Этим же можно объяснить и нежелание жен, которые подвергались побоям со стороны мужей и считали себя невиновными, предпринимать какие-либо действия для защиты своих прав в судебном порядке. Можно, конечно, предположить, что многие не знали, куда обратиться за помощью, и, возможно, в этом будет доля истины. Но такая ситуация, когда женщина, работавшая в районном суде и знавшая нормы действующего законодательства, сносила побои мужа, заставляет говорить о прерогативе традиционных норм в сфере семейных отношений: «Муж мой был работящий, хозяйство все на нем было. На работе его ценили как хорошего работника, но когда выпивал, то мне и дочкам из дома, бывало, приходилось уходить ночевать к родителям».

Таким образом, можно сделать вывод, что сфера семейных отношений в большей мере была подвержена влиянию традиционных правовых норм, выработанных обществом. Причина этого крылась не только в устойчивости этих норм и в недостаточной осведомленности широких масс населения относительно положений официального законодательства, но также и сам характер законов, касающихся брака и семьи. Несмотря на достаточную проработку вопросов, связанных с правами супругов, их детей, возможностью расторжения брака через суд и получения материального содержания в определенных ситуациях, все же значительная часть официальных норм вступала в силу, когда исчерпывались все возможности для решения проблем внутри семьи. Это подтверждалось применением санкций только в случаях отсутствия взаимного согласия участников в спорных вопросах. В этом существенно сближались традиционные и официальные нормы права. Что касалось действия традиционных норм, то они в своей основе не столько противоречили, сколько дополняли официальные и обеспечивали определенный процедурный механизм, который оставался за рамками закона.

Родители и ребенок с ОВЗ: успешные взаимоотношения дома

Идеи толерантности в отношении особых детей — детей с особыми образовательными потребностями, особенностям взаимоотношений в семье, воспитывающей ребенка с инвалидностью, с ограниченными возможностями здоровья. Семью, пережившую первый шок от новости о том, что у них в семье родился особенный ребенок, ощущают сомнения, смогут ли они стать теми родителями, которые создадут необходимые условия для максимального развития ребенка. Это сомнение может стать основой гиперопеки/ или эгоцентрической модели семейных отношений. К сожалению, в нашем гражданском обществе, в том числе и в столичном Мегаполисе, по-прежнему, сильны антитолерантные тенденции. Эти факторы сохраняют, многие неоднозначные социальные установки со стороны общества по отношению к особым детям и их семьям, препятствуя подлинной социальной инклюзии. Эти позиции стали в центре дискуссии участников круглого стола. Можно констатировать, что в рамках изучаемых дисциплин у студентов уже было сформировано коррекционно-педагогическое понимание уникальности института семьи и его значимости для ребенка с ограниченными возможностями здоровья — все участники круглого стола были единомышленниками. Можно сказать, что данное мероприятие стало обобщением научных мировоззрений его участников.

На круглом столе участники поделились своими размышлениями по вопросам:

  • «Особые» ли родители у особых детей?
  • В воспитании своего ребенка «особые» ли вопросы решают «особые» родители?
  • Какие стереотипы общества существуют по отношению к детям с ограниченными возможностями здоровья и их родителям?
  • Каковы должны стать действия родителей для того, чтобы, по-настоящему, быть рядом со своим особым ребенком?

Приведем некоторые цитаты выступлений первокурсников -дошкольных дефектологов, проникнутые духом оптимизма и сопереживания, с примерами из личного опыта:

Кожухарь С.: «К всеобщему сожалению, обществом правят предрассудки и стереотипы. И в нашем обществе сложилось представление, что ребёнок с особенностями в развитии — это приговор. Так ли это? Родители особых детей, ставшие счастливыми родителями, ответят: „НЕТ“!».

Лактионова И.: «Я работаю няней особого назначения и наблюдаю, как родители проявляют себя как герои. Я помогаю девочке 2 лет 7 месяцев. В народе таких детей называют „бабочками“. Из-за того, что у нее есть особенности с кожным покровом, родители каждый день тратят около 3 часов на перевязку, чтобы ребёнок мог более спокойней пережить следующий день. Считаю именно их современными супер- героями: они максимально собираются, чтобы облегчить жизнь своему малышу».

Браткова М.: «На мой взгляд, родители любых детей являются особенными. Нет одинаковых мам и пап, у всех свои принципы, методы воспитания, каждый по-разному показывает свою любовь и выражает заботу. Считаю, родители детей с ОВЗ должны не просто отличаться от родителей здоровых детей, они должны иметь совершенно другой подход».

Дождёва Д.: «Семьи, воспитывающие детей с ОВЗ, подвержены значительным изменениям как во внутрисемейных отношениях, так и в отношениях с посторонними людьми. Но это вовсе не означает, что в семьях, которые воспитывают таких детей, не может быть мира и гармонии».

Взаимоотношения супругов в моно- и полиэтнических браках русских и татар

Межэтнические браки являются объектом повышенного интереса социальных наук, поскольку их изучение затрагивает два аспекта, имеющих огромную значимость в современном обществе. Во-первых, на том этапе социального развития, который переживает наша страна в настоящий момент, возрастает актуальность исследования семьи как таковой, которая призвана играть исключительную роль в жизни общества, его стабилизации, преодолении социальной напряженности. По своей сути она является индикатором благополучия общества в самых различных сферах: утверждении нравственных устоев, социализации детей, развитии культуры и экономики, и т.д. Семья как социальная общность во всех цивилизациях выступала важнейшим элементом глобального развития. Во-вторых, одним из первоочередных вопросов не только в стране, но и во всем мире, является этнопсихологический и кросскультурный аспект общественных отношений. В условиях, когда, с одной стороны, во всем мире идут процессы глобализации и укрепления кросс-культурных связей, а с другой, остро стоит вопрос межэтнической напряженности и межнациональных конфликтов, к проблеме взаимоотношений между народами обращены многие науки, в том числе, конечно, психология.

Таким образом, изучая взаимоотношения супругов в этнопсихологическом аспекте, можно проанализировать ключевые проблемы общества в целом и проследить многие социальные тенденции, поскольку именно в семье проявляются социальные и этнические установки, ценности, привычки, а также первоначально складывается мировосприятие человека, формируются его социально-психологические качества и личностная (в том числе этническая) идентичность.

В данном исследовании мы поставили целью изучить взаимоотношения супругов как моноэтнических семьях русских и татар, так и в полиэтнических супружеских парах, где один из супругов является русским, а другой – татарином.

Взаимоотношения в семье во многом зависят от традиций общения, экономического и социального состояния общества, зависимости семьи от общества, участия супругов в ведении хозяйства, в общественном производстве, от типа семьи: многодетная, бездетная, кто главенствует, от личных качеств, характера родственников. Все эти аспекты прямо или косвенно связанны с культурой, обычаями этноса каждого супруга. Русские и татары на протяжении многих веков жили рядом, в современной России оба эти народа имеют много общего в образе жизни и истории. Однако, как показывают многочисленные исследования [2, 4] и др., эти народы имеют достаточно значимую специфику проявляющуюся, в первую очередь, на бытовом уровне. Эта специфика не может не сказаться на семейных взаимоотношениях.

Всю совокупность семейных отношений можно разделить на семь видов [5]:

  • социально-биологические отношения охватывают сферу половозрастной структуры и численности семьи;

  • хозяйственно-экономические включают ведение хозяйства, бюджет;

  • воспитательные отношения  – социализация молодого поколения;

  • социальные  отношения – ответственность членов семьи за поведение ее членов в обществе, в различных сферах деятельности, это обязанность между супругами, родителями и детьми, старшего поколения за младшими;

  • духовное общение – духовное обогащение каждого члена семьи;

  • социально-статусные  отношения —  предоставление членам семьи определенного социального положения в обществе;

  • досуговые отношения – организация рационального досуга, развитие взаимного обогащения интересов каждого члена семьи;

  • эмоциональные отношения – осуществление психологической защиты каждого члена семьи, организация эмоциональной стабильности личности, психологической терапии.

Многими авторами высказываются соображения о большом значении и одновременно с тесной связи друг с другом параметров, характеризующих распределение и реализацию супружеских ролей в семье. В частности, подход Р.Орта [9] в исследовании совместимости супругов. Он  считает главным условием счастья совпадение ролевых ожиданий и ролевого поведения.

В семье выделяют восемь «зон разногласий» [5]. Конфликты возникают на основе неудовлетворенности:

  1. сексуальных потребностей одного из супругов;

  2. потребности в ценности и значимости своего «я»;

  3. потребности одного или обоих супругов в положительных эмоциях;

  4. размолвки на почве пристрастия одного из супругов к спиртным напиткам и т.п.;

  5. финансовые разногласия;

  6. потребности  во взаимопомощи, взаимоподдержке, потребности в кооперации и сотрудничестве;

  7. ссоры на почве различных увлечений, потребностей и интересов в проведении отдыха и досуга.

Как видим, большинство ключевых моментов в семейной жизни связано с образом жизни, ценностями, привычками и традиционными ожиданиями супругов, обусловленными, зачастую, их этнической принадлежностью. Н. Пезешкиан [11], автор межкультурного подхода к проблеме внутрисемейных взаимоотношений, отмечает, что каждый конкретный индивид склонен смотреть на мир через призму собственного опыта, той конкретной системы культуры, в которой он рос и формировался как личность. В частности, во внутрисемейных взаимоотношениях мы нередко с опаской относимся к незнакомым обычаям, ценностям, образам поведения наших близких, что препятствует позитивному, принимающему и поддерживающему  отношению к  другому.

В частности, Н.Пезешкиан говорит, что «плюралистическое сосуществование во многих семьях и группах, где каждый придерживается различных философских, религиозных, этических взглядов и живет согласно специфическим производственным отношениям и  правилам человеческого поведения, становится нормой воспитательных отношений внутри отдельной семьи. Это превращает транскультурный подход в основу межличностных отношений» [10. С.28].

В.П. Левкович [6], исследуя взаимоотношения в разнонациональных семьях, предполагает, что источником деструкции супружеских отношений в таких семьях может быть противоречивость потребностей супругов, основанная на различиях их национальных культур, формирующих специфику национального сознания и самосознания супругов, которая особенно ярко проявляется в сфере семейно-бытовых обычаев и традиций. Следовательно, успешная адаптация супругов в разнонациональной семье зависит от того, насколько они способны преодолевать противоречия, обусловленные спецификой национальных культур брачных партнеров.

Говоря об этнической (национальной) культуре, нужно отметить, что  мы понимаем здесь способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системах общественных норм и в духовных ценностях, в совокупности отношение людей к природе, к себе, к другим людям в определенном этносе. В культуре фиксируется качественное своеобразие исторически конкретных форм этой жизнедеятельности – этнических общностей, эпох, этапов развития [12].

Именно семья играет главную роль в сохранении и передаче этнической культуры, так как с ослаблением семейно-родственных связей механизм этнокультурной трансмиссии нарушается.

В частности, Г.Л. Хиршхорн указывает на то, что «внутрисемейные межличностные взаимоотношения, с одной стороны, способствуют ассимиляции культурных схем общества в структуру личности, а с другой - аккомодируют внутренний мир индивида к культурным схемам общества» [15. С.66].

Этническая культура проявляется во всех областях жизнедеятельности этноса: в языке, воспитании детей, одежде, устройстве жилища, рабочего места, домашнем хозяйстве, фольклоре. На формирование этнической культуры оказывают влияние природные условия, язык, религия, а также психический склад этноса.

Национальная психика реально проявляется в поступках, поведении  и взаимоотношениях членов  семьи. Она  проявляется по механизмам национальной установки и национального стереотипа – устойчивый образ  или представление о каких-либо явлениях или людях, свойственных той или иной нации.

Таким образом, для человека, усвоившего стереотипы своей нации, они выполняют функцию упрощения и сокращения процесса восприятия другого человека. Это можно проследить по многим исследованиям.

Например, в результате проведенного исследования О.Г.Лопуховой и Ю.В.Пайгуновой [7], удалось выяснить, что зачастую фактором, препятствующим адаптации человека в сфере социального взаимодействия,  выступает не только несовместимость этнокультурных установок представителей разных этногрупп, но также и недопонимание традиций и норм собственной этнокультуры.

Социальные психологи, рассматривая природу межэтнических взаимодействий, определяют и особый момент в этих взаимоотношениях как толерантность и интолерантность. Социально-психологические характеристики взаимодействия и взаимоотношений в семье наряду с культурно-психологическими стереотипами являются базовыми причинами как интолерантного общения, так и длительности, интенсивности ее существования. Толерантность, прежде всего, ориентирована на взаимоуважительные отношения граждан, на сохранение этнического и культурного разнообразия. Она выступает как приемлемая основа урегулирования социальных и межэтнических конфликтов, снятия напряжённости и достижения взаимоуважения интересов и ценностей всех этносов.

С другой стороны, длительный опыт совместного проживания, развитие двустороннего двуязычия, культурного взаимовлияния, распространение межэтнических браков обуславливают надёжную степень толерантности в общении.  Безусловно, этническая толерантность во многом определяется длительностью совместного проживания, развитием многообразных форм межкультурного взаимодействия, поскольку она по своему значению и должна, прежде всего, формироваться в культуре. Реальными формами проявления толерантности в рассмотренных взаимоотношениях можно считать межэтнические браки, распространение двуязычия, в ряде случаев двойное самосознание, черты культурного взаимопроникновения (в распространении национальных блюд, в отмечаемых праздниках, гостеприимстве и т.д.)

Итак, говоря об этнических факторах, влияющих на взаимоотношения в семье, нужно учитывать, насколько  каждый член семьи принимает каждую подструктуру психологии своего этноса, каждый ее компонент: психический склад этноса; этническое сознание; этнические чувства; этнические вкусы.  Другими словами, насколько он идентифицирует себя с тем или иным этносом, например, русским или татарским, и насколько он повторяет поведение своих родителей в семье, в которой родился и вырос.

Описывая и анализируя специфику взаимоотношений в татарских и русских  семьях, мы обратились к работе  А.М. Аминова [3]. Он  рассмотрел и проанализировал национально культурные традиции  татарских и русских семей.

Традиционно татарские семьи были довольно многочисленными. Почти половину составляли семьи из шести и более членов. Наиболее желательным в татарской семье было рождение мальчика. Сыновья с малых лет вынуждены были работать вместе с отцом и другими старшими мужчинами в семье, приобщались к мужскому труду. Дочери помогали матери. Большое влияние уделялось привитию нравственных качеств.  Строго следили, чтобы ребенок не приучался пить, курить, играть в осужденные обществом игры. «Детей приучали жить законами шариата. В воспитании детей решающей была власть отца. Девочка с ранних лет слышала о том, что надо быть покорным мужу, «ибо повиновение ему равно повиновению богу», а мальчик знал, что ему предстоит быть господином над женой» [3. С.57].

У татар, как и у многих других народов, главой семьи являлся муж. В руках главы семьи были сосредоточены земля, рабочий инвентарь, скот. Он являлся владельцем имущества всей семьи движимого и недвижимого, которым мог распоряжаться по своему усмотрению. Владея всей собственностью, глава семьи имел над остальными ее членами власть, на которой держался моральный авторитет семьи.  Кроме того, власть усиливалась благодаря мусульманской традиции, которая всецело защищала права мужа, объявляя его фактическим хозяином всей семьи.

Основной формой заключения брака был брак по сватовству. На выбор супругов решающее влияние оказывали экономические или иные «деловые» соображения и воля родителей. Кроме брака по сватовству существовало еще бракосочетание посредством самовольного ухода девушки к своему избраннику. В таких случаях свадьба не проводилась.

Семья для русского человека всегда была сосредоточением его нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования, опорой не только государственности, но и миропорядка. Иметь семью и детей так же было необходимо, так же естественно, как необходимо и естественно было трудиться. Семья скреплялась нравственным авторитетом. Таким  авторитетом  пользовался традиционный глава семьи. Доброта, терпимость, взаимное прощение обид переходили в хорошей семье во взаимную любовь. Сварливость и неуживчивость как свойства характера считались наказанием судьбы и вызывали жалость к их носителям. Надо было уметь уступить, забыть обиду, ответить добром  или промолчать. Все руководство домашним хозяйством держала в руках жена. Хозяин, глава дома и семьи, был, прежде всего, посредником в отношениях подворья и земельного общества. Кстати, в добропорядочной семье любые важные дела решались на семейных советах, причем открыто, при детях. Браки создавались по сватовству.

Рассматривая особенности татарских и русских семей в конце 60 гг., исследователи отмечали, что «в силу большей устойчивости семейных традиций, сильных родственных связей, татары чаще, чем соседнее русское население, живут трехпоколенными семьями» [13. С.53].

Татары и русские живут бок о бок уже многие столетия, и это многовековое проживание на одной территории, давние экономические, культурные связи, тесное общение в быту, в трудовой деятельности не могло не наложить отпечаток на характер межэтнических контактов. В республике Татарстан, по данным переписи населения 2002 года, количество браков между татарами и русскими составляет приблизительно 1/3 от общего числа браков, а из числа ориентированных на межнациональные браки русских предпочтение отдают бракам с татарами 34,9%, а татары с русскими – 42,5% [8].

Показателен в связи с этим тот факт, что многие супруги в русско-татарских семьях в бытовом общении не делают различий, кто татарин, а кто русский, что можно объяснить длительностью совместного проживания, широким распространением межнациональных браков, культурной и языковой близостью, двойственностью самосознания. 

В межэтнических браках этническая идентичность имеет свои особенности. При смешанных браках русских и татар молодежь принимает преимущественно татарскую национальность, тогда как при смешанных браках русских с другими народами дети чаще избирают русскую национальность [14]. По-видимому, здесь все-таки преувеличивается этническое влияние татар в смешанных браках, особенно в последние десятилетия.  Тем не менее, при рассмотрении вопроса о смешанных браках татар и русских следует учитывать крайне важный аспект национальной принадлежности конкретно матери и отца. «Как представляется, в тех семьях, где мать – татарка, до половины детей становятся татарами, если же отец — татарин, то в большинстве случаев дети становятся русскими» [1].

Объектом данного исследования были супружеские пары моно- и полиэтнических браков русских и татар. Обследовалась случайная выборка, состоящая из 120 пар, проживающих в Республике Татарстан.  Для анализа были выделены четыре группы – татарская моноэтническая семья, русская моноэтническая семья, полиэтническая семья, где муж русский, жена татарка и семья, где муж татарин, жена русская. Каждая группа состояла из 30 пар. Возраст респондентов и стаж семейной жизни не учитывался.

В ходе исследования  использовались следующие методики (авторы Ю.А.Алешина, Л.Я.Гозман, Е.М.Дубовская): шкала любви и симпатии, тест на удовлетворенность браком, тест на распределение ролей в семье.

По результатам исследования можно констатировать следующее.

1. Результаты исследования эмоциональной привлекательности супругов в моно- и полиэтнических браках неодинаковые. Например, эмоциональная привлекательность супругов в русских семьях ниже, чем в татарских. В полиэтнических браках эмоциональная привлекательность русских мужей для жен-татарок ниже, чем эмоциональная привлекательность татарских мужей для русских жен. В целом по исследованию, эмоциональная привлекательность супругов-татар выше, чем супругов-русских, что видимо, связано, с более высокой ценностью семьи и родственных отношений в татарской культуре.

2. Результаты исследования удовлетворенности браком в моно- и полиэтнических браках имеют ряд особенностей. Удовлетворенность браком супругов в русских семьях ниже удовлетворенности браком супругов татарских семей. Другими словами, браки татар приносят супругам больше удовлетворения, чем в русских семьях. При этом удовлетворенность жен вне зависимости от типа семьи ниже удовлетворенности мужей. Результаты удовлетворенности браком в полиэтнических браках следующие: жены-татарки в меньшей степени удовлетворены браком с русскими мужьями, хотя мужья русские имеют высокую удовлетворенность браком. А вот показатель удовлетворенности браком русских жен очень высокий, однако, мужья татары браком удовлетворены меньше, т.е татары в меньшей степени удовлетворены браком с русскими. В целом по исследованию удовлетворенность браком супругов моноэтнических браков выше удовлетворенности браком супругов полиэтнических браков, что, видимо, объясняется тем, что в полиэтническом браке больше разногласий и несовпадения образа жизни и привычек.

3. По методике изучения распределения ролей в семье можно сделать следующие выводы. В русских семьях жена ответственна за материальное обеспечение семьи. Основная роль мужа в этих семьях – это «психотерапевт». Остальные роли распределены равномерно. У жен в татарских семьях нет явных ролей, они распределены в равной степени с мужем. Однако ведущие роли мужа – это роль «хозяина», «психотерапевта» и воспитание детей. Если рассматривать результаты по распределению ролей в полиэтнических браках, то  они по обеим семьям почти совпадают. В обеих группах жены исполняют роль ответственного за материальное обеспечение, а роль мужа – «хозяин».

4. Также в ходе нашего исследования было выявлено, что если удовлетворенность супругов браком высокая, то и эмоциональная привлекательность супругов будет  высокой, что, в принципе, очевидно. У мужей моноэтнических браков эмоциональная привлекательность супруги обратно пропорционально его удовлетворенностью браком. Думается, что эта особенность и ведет к высокой удовлетворенности браком в моноэтнических браках. Это подтверждается результатами исследований в татарских семьях, где высокий показатель удовлетворенности супругов браком, и это соответственно дает высокие результаты эмоциональной привлекательности супругов.

5. Удовлетворенность браком зависит от зон конфликтов по распределению ролей в семье. Например, в русских семьях ярко проявляющаяся себя зона конфликта – «сексуальный партнер», где удовлетворенность браком низкая. Зоны, где могут происходить конфликты в татарских семьях, достаточно много, но они не связаны с основными семейными ролями – воспитание детей, материальное обеспечение, «сексуальный партнер» и роль «хозяина», поэтому и удовлетворенность браком более высокая. В полиэтнических браках  очень много зон конфликтов, как по основным ролям, так и по «второстепенным», в частности, «организация семейной субкультуры». Думается, что это и приводит к более низкой эмоциональной привлекательности супругов и соответственно к низкой удовлетворенности браком. В моноэтнических семьях зон конфликтов по основным ролям не существует. Можно предположить, что это также  приводит к высокой удовлетворенности браком, то есть ролевое совпадение и ролевое ожидание приводит к высокой удовлетворенности браком.

Таким образом, из исследования видно, что этнопсихологический и этнокультурный аспект супружеских отношений является важным фактором успешности брака. Изучение взаимоотношений в моно- и полиэтнических семьях позволяет выявить ряд проблем, решение которых имеет большое значение не только в масштабе отдельного этноса, но и на общероссийском уровне. Русские и татары являются самыми многочисленными этносами в Российской Федерации. В их взаимоотношениях наблюдается толерантность и взаимное принятие. Однако, как подчеркивалось нами ранее [4], невозможно говорить о полном отсутствии межэтнической напряженности между этими двумя этносами, что в поликультурном обществе было бы невозможно.

Как семья влияет на формирование личности ребенка

Почему успешность ребенка в жизни напрямую зависит от семейного окружения? Существуют ли критерии, по которым можно оценить взаимоотношения детей и родителей? О чем взрослым необходимо знать, чтобы в будущем у их ребенка была собственная счастливая семья? На эти вопросы отвечает психолог Центра содействия семейному воспитанию имени Ю. В. Никулина Екатерина Кушникова.

Все начинается с семьи

Традиционно основным институтом воспитания человека, начиная с его рождения и заканчивая становлением как личности, выступает семья. Там ребенок получает любовь, поддержку и принятие со стороны родителей, учится устанавливать доверительные отношения с ближайшим окружением, наблюдает за отношениями между членами семьи и берет их за основу для своих будущих отношений. Семья выступает базой для формирования чувства безопасности, и именно с нее начинается привитие ребенку определенных качеств, идей и взглядов. «Именно в семье ребенок проводит 70% своего времени. Дети обычно стремятся копировать поведение других людей, чаще всего тех, с кем они находятся в самом близком контакте», — отмечает Екатерина.

Не навреди!

Дети, имеющие разнообразный социальный опыт, умеющие справляться со сложностями, радоваться разносторонним социальным взаимодействиям, как правило, положительно реагируют на происходящие вокруг перемены и умеют лучше адаптироваться в новой обстановке. Если же родители не уделяли ребенку должного внимания, не научили его адекватно заданной ситуации реагировать на раздражители, то, вероятнее всего, у него будут наблюдаться трудности с адаптацией и проблемы в общении с друзьями и сверстниками.

«Если родитель невнимателен к особенностям ребенка, склонен к директивному стилю воспитания, не принимает свое чадо таким, какое оно есть, а старается вогнать его в рамки собственных ожиданий, скорее всего, отношения между таким родителем и ребенком не станут доверительными, у них будут часто возникать конфликты. В то же время возможными трудностями в социализации чревата и гиперопека. У ребенка, чьи родители излишне его опекали, будут наблюдаться тревожность, страх всего нового и неизвестного. Он будет осторожен, застенчив и боязлив», — говорит специалист.

Что нужно для счастья ребенка

На примере семей, где в отношениях родителей и детей не было проблем, можно выделить ряд критериев:

  • Родители принимают детей такими, какие они есть.
  • Родители стараются понимать свои эмоции и состояния и в корректной форме сообщать о них членам семьи, не стесняются говорить о своих чувствах.
  • Родители с уважением относятся к нуждам и потребностям всех членов семьи.
  • Родители формируют отношения с ребенком через совместную деятельность: это может быть совместное приготовление еды, занятия спортом, изготовление поделок. Придерживаются внутрисемейных традиций: кто-то уезжает за город в праздники, а кто-то делает игрушки своими руками или зимой ездит кататься на лыжах.
  • Родители искреннее интересуются переживаниями ребенка.
  • Родители не формируют ожиданий и не навязывают их своему ребенку; не реализуют через ребенка свои несбывшиеся желания.

«Если, например, мама мечтала быть балериной, то совершенно не обязательно, что ее дочь захочет быть примой Большого театра. Любое насильственное воздействие негативно сказывается на ребенке и, несомненно, в дальнейшем отразится на детско-родительских отношениях», − отмечает специалист.

Дети уникальны и особенны, и только бережное отношение, любовь и принятие могут стать залогом формирования доверительных детско-родительских отношений и сохранения родительского авторитета в глазах ребенка.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Взаимоотношения в неполной семье

Неполная семья – группа ближайших родственников, состоящая из одного родителя с одним или несколькими несовершеннолетними детьми. Неполная семья возникает в силу разных причин: рождения ребенка вне брака, смерти одного из родителей, расторжения брака, либо раздельного проживания родителей. Следовательно, выделяются основные типы неполной семьи: внебрачная, осиротевшая, разведенная, распавшаяся. Различают также отцовскую и материнскую семьи.

Существует ряд проблем, касающихся неполных семей, к которым относятся социально-экономические, педагогические, медицинские и психологические. Среди проблем неполных семей, в большинстве случаев, особенно остро стоит проблема экономического характера – материальные трудности, испытываемые семьей.

Воспитание детей в неполной семье обладает рядом особенностей. Вследствие отсутствия одного из родителей, оставшемуся приходится брать на себя решение всех материальных и бытовых проблем семьи. При этом, ему необходимо также восполнять возникший дефицит воспитательного влияния на детей. Совмещение всех этих задач весьма затруднительно. Поэтому большинство неполных семей, испытывая материально-бытовые трудности, сталкиваются еще и с педагогическими проблемами.

Психологический климат неполной семьи во многом определяется болезненными переживаниями, возникшими вследствие утраты одного из родителей. Большинство неполных семей возникают по причине ухода отца. Матери редко удается сдерживать и скрывать свое раздражение по отношению к мужу, ее разочарование и недовольство нередко бессознательно проецируется на их общего ребенка. Возможна и иная ситуация, когда мать подчеркивает роль безвинной жертвы, в которой оказался ребенок. При этом она стремится с избытком восполнить недостаток родительской заботы и переходит все разумные пределы: окружает ребенка атмосферой приторной ласки и чрезмерной опеки.

Во всех подобных случаях воспитательная атмосфера семьи искажается и отрицательно сказывается на становлении личности ребенка. Немаловажно и то, что при отсутствии одного из родителей, ребенок лишен возможности полноценного формирования стереотипа поведения своего пола. Так, при отсутствии отца, мальчик не имеет возможности на ближайшем примере наблюдать особенности мужского поведения и невольно перенимает женские черты. И для девочки мать в этой ситуации вынуждена совмещать собственную материнскую роль и роль отсутствующего отца, в результате психосексуальное развитие отличается противоречивостью.

Сегодня многие семьи нуждаются в помощи и поддержке с целью полноценной реализации своих функций. В такой помощи нуждаются и неполные семьи. Социальная работа с неполными семьями направлена на решение повседневных семейных проблем, укрепление и развитие позитивных семейных отношений, восстановление внутренних ресурсов, стабилизацию достигнутых положительных

результатов, социально-экономического положении и ориентацию на реализацию социализирующего потенциала.

Семья как залог стабильности общества, в целом, требует пристального внимания со стороны власти и общественности, принятия необходимого объема мер по улучшению положения семей.

ГБУ Центр социальной помощи семье и детям «Гелиос»

Семейные отношения: возраст 7–11 лет

Семейные отношения: возраст 7–11 лет

Хотя дети школьного возраста проводят больше времени вне дома, чем в младшем возрасте, их самые важные отношения по-прежнему устанавливаются дома. Семейные отношения детей обычно включают их родителей, бабушек и дедушек, братьев и сестер, а также членов расширенной семьи.

Среднее детство — это переходный этап — время, когда родители начинают разделять власть и принимать решения со своими детьми.Однако, поскольку у детей ограниченный опыт, на который можно опираться при рассмотрении ситуаций и проблем взрослых, родители должны продолжать устанавливать правила и определять границы. Примером разделения власти могут быть родители, позволяющие своим детям договариваться о размере пособий. Примером отказа от разделения власти может быть решение родителей, с кем их дети могут играть, а с кем нет.

В период среднего детства дети испытывают повышенную ответственность. В дополнение к большей свободе, например, походу без присмотра в субботний дневной фильм со своими сверстниками, детям могут быть поручены дополнительные домашние дела.Эти обязанности могут включать наблюдение за своими младшими братьями и сестрами после школы, пока их родители на работе. Большинство детей школьного возраста ценят и радуются тому, что родители принимают их более взрослую роль в семье.

Дисциплина, не обязательно является синонимом наказания , но остается проблемой в среднем детстве. Вопрос, который обсуждается в кругах социальных наук на протяжении десятилетий, превращается в роль дисциплины в обучении ребенка ценностям, морали, порядочности и самоконтролю.Сегодня большинство авторитетов согласны с тем, что наказание, вероятно, имеет меньшую ценность, чем положительное подкрепление, или вознаграждение за приемлемое поведение.

Большинству современных семей требуется два дохода, чтобы сводить концы с концами. Следовательно, некоторые дети выражают негативные чувства по поводу того, что они дети с замком или дети, родители которых оставляют их одних, пока они работают. Дети могут задаться вопросом, почему их родители предпочитают проводить с ними так мало времени или обижаться на то, что их не приветствуют после школы один или оба родителя.Прямое и честное общение между родителями и детьми может облегчить любые возникающие проблемы или огорчения. Родители могут напоминать своим детям, что качество времени более важно, чем количество времени, которое они проводят вместе. В свою очередь, родители должны убедиться, что они действительно проводят время со своими детьми.

Как справиться с трудными отношениями с семьей

Это нормально — время от времени испытывать недопонимание, разногласия или даже эгоизм среди членов семьи.На самом деле проблемы и трудности не так уж редки.

Но если вы обнаружите, что ваши отношения с членами семьи — или даже с одним членом семьи в частности — особенно трудны, вы можете потратить некоторое время, чтобы изучить эти отношения более внимательно.

Начните с того, что спросите себя, небезопасны ли отношения или вам просто неудобно управлять. Если ваши семейные отношения оскорбительны, возможно, вы захотите ограничить свое общение с этим человеком.Фактически, исследования показывают, что длительный конфликт с людьми, а также негативные отношения могут повлиять на ваше здоровье.

С другой стороны, если вы просто имеете дело с негативом, неприятным поведением, небольшими неприятностями или чрезмерно драматичными членами семьи, вы можете сделать это, чтобы сделать эти взаимодействия менее стрессовыми для вас. Вот несколько советов, как справляться со сложными отношениями с семьей.

Как управлять сложными отношениями

Если вы изо всех сил пытаетесь справиться с трудными отношениями с членом семьи, это может помочь уравнять игровое поле и нейтрализовать некоторые трудности.Начните с напоминания себе, что вы не можете контролировать действия другого человека, но вы можете изменить свою реакцию.

Найдите время, чтобы подумать о том, что вы цените в члене семьи, вместо того, чтобы сосредотачиваться на вещах, из-за которых с ним трудно быть рядом. Когда вы вместе, у вас меньше шансов сосредоточиться на их недостатках.

Вот еще несколько советов, как эффективно управлять сложными отношениями.

  • Предложите встречу в нейтральном месте. Выбор места, где вам обоим будет комфортно, поможет создать более спокойную атмосферу. Публичные встречи часто приводят людей к лучшему поведению, поскольку большинству не нравится привлекать внимание или устраивать сцены.
  • Подготовьте себя мысленно к взаимодействию. Если вы знаете, что вам предстоит собрание, на котором вы будете общаться с трудными членами семьи, это может помочь заранее подготовиться. Например, если ваша тетя регулярно критикует ваш выбор карьеры или делает равнодушные замечания о том, что у вас нет детей, подумайте, как бы вы отреагировали, если это произойдет.Если вы будете заранее подготовлены, это поможет вам ориентироваться в сложных разговорах и взаимодействиях с меньшим стрессом.
  • Будьте чуткими. Самые трудные люди такими не рождаются. Вместо этого им стало сложно из-за своего жизненного опыта. Например, если член вашей семьи прожил особенно тяжелую жизнь, он может бороться с горечью, обидой или гневом из-за того, что с ним случилось. Вместо того чтобы раздражаться из-за их поведения, постарайтесь взглянуть на ситуацию с сочувствием.Хотя это не извиняет их плохого поведения, это, безусловно, поможет вам смотреть на вещи в перспективе.

Как общаться с трудным членом семьи

В зависимости от проблем и горячих кнопок вашего члена семьи общение может быть затруднительным, особенно если с ним особенно трудно ладить.

Если они склонны к гневу, манипуляциям или запугиванию, вы можете подумать, в ваших же интересах или нет общение с этим членом семьи.То, что они члены семьи, не означает, что вы должны подвергаться каким-либо образом эмоциональному насилию.

Однако, если с членом вашей семьи просто сложно находиться или с ним сложно общаться, эти советы могут помочь вашему общению пройти немного более гладко.

Избегайте горячих или деликатных тем

Если разговоры о религии, политике или деньгах обычно приводят к горячим спорам, постарайтесь избегать этой темы. Если член вашей семьи настаивает на обсуждении вопросов, которые доставляют вам дискомфорт, подумайте о том, чтобы просто выслушать то, что они говорят.

Иногда людям нравится обсуждать изменчивые темы, потому что им нравится драма, которая их окружает. Если вы не спорите с ними и не пытаетесь доказать свою точку зрения, они могут устать от обсуждения. Конечно, если их комментарии станут для вас слишком много, нет ничего плохого в том, чтобы извиниться и выйти на улицу, чтобы прочистить голову.

Обращайте внимание на свои эмоции

Если вы проводите много времени с трудным членом семьи, следите за своими эмоциями.Обратите внимание на свой уровень стресса и знайте свои собственные ограничения. Если вы чувствуете себя особенно расстроенным или нервным, попробуйте глубокое дыхание или другие методы релаксации.

Кроме того, ищите способы отдохнуть от стресса, например сходить в туалет или вывести собаку на улицу. Если вся ситуация становится слишком сложной, не бойтесь прервать визит.

Быть преднамеренным

Хотя может быть очень сложно не реагировать, когда семья говорит что-то возмутительное или неприятное, важно сделать паузу, прежде чем ответить.Вы хотите быть уверены, что ваш ответ будет спокойным и взвешенным. Такой ответ не только предотвратит ненужные аргументы, но и предотвратит втягивание вас в драму.

Избегайте попыток «исправить»

Если вы находитесь на семейном мероприятии и разгорелся спор, или если у одного из членов вашей семьи случился кризис, не спешите и пытайтесь исправить ситуацию. Точно так же не пытайтесь как-то исправить своего трудного члена семьи. Если они не просят совета, вам нужно воздерживаться от его советов или принуждения к другим действиям.

Воздерживайтесь от угождения людям

Имея дело с трудными членами семьи, очень заманчиво заниматься угождением людям, особенно для того, чтобы сохранить мир. Оставайтесь верными себе, какой бы сложной ни была ситуация.

Как бороться с токсичной семейной динамикой

Если ваши отношения с членом вашей семьи болезненны или оскорбительны, вы можете подумать, хотите ли вы поддерживать контакт с этим человеком. Иногда лучше всего держаться подальше от вас двоих, а не пытаться поддерживать нездоровые отношения.

Тем не менее, будут моменты, когда вам придется взаимодействовать с этим членом семьи, например, на свадьбах или похоронах. В результате может быть полезно подготовиться. Вот несколько советов по выходу из этих ситуаций.

  • Установить границы. Заранее решите, чего вы не потерпите и что вы будете делать, если член вашей семьи переступит эту черту. Конечно, вам не нужно делиться с ними своими границами, если вы этого не хотите. Просто убедитесь, что вы уважаете их, если член вашей семьи переступает черту.
  • Разрешите себе уйти. Никогда не заставляйте себя терпеть насилие ради семьи. Если член вашей семьи оскорбляет вас словесно или каким-то образом запугивает вас, дайте себе разрешение уйти.
  • Будьте избирательны в том, какой информацией вы делитесь. К сожалению, токсичные члены семьи обычно не заслуживают доверия. По этой причине будьте осторожны с тем, какой информацией вы делитесь. Люди, которые оскорбляют других, часто используют личную информацию в своих интересах и могут даже подорвать вашу уверенность или использовать эту информацию, чтобы каким-то образом манипулировать вами.
  • Звоните 9-1-1, если вы в опасности. Если ваше общение обострится до такой степени, что вы почувствуете, что находитесь в опасности, не стесняйтесь звонить 9-1-1 за помощью. Многие люди хотят защитить членов семьи от ответственности, но нельзя подвергать себя риску. Поэтому, если член вашей семьи причиняет вам боль или угрожает причинить вам боль, обязательно обратитесь в полицию.
  • Поговорите с консультантом. Преодоление сложных семейных отношений может быть чрезвычайно стрессовым и эмоциональным.Убедитесь, что вам помогает психиатр. Они могут помочь вам определить лучший способ справиться со сложными семейными отношениями и позаботиться о своем психическом здоровье.

Слово от Verywell

Хотя может показаться несправедливым, что именно вы пытаетесь найти способы справиться с трудными семейными отношениями, имейте в виду, что единственное, что вы можете контролировать в этой ситуации, — это ваше собственное поведение.

Даже если член вашей семьи может действительно раздражать или мешать находиться рядом, вы не можете изменить его или его поведение.Единственное, что вы можете сделать, — это научиться эффективно ориентироваться в таких ситуациях.

С другой стороны, умение справляться со сложными семейными отношениями или управлять сложной семейной динамикой может принести вам пользу в долгосрочной перспективе. Как только в вашем арсенале появятся некоторые инструменты, ваше общение с трудным членом семьи станет для вас менее обременительным. Скорее всего, вы сможете использовать эти инструменты с другими трудными людьми. Ведь непростые люди есть везде, не только в семье.

С возвращением личных встреч, возвращением токсичных семейных отношений тоже

Мы все сталкивались с непредвиденными семейными проблемами в наших домах на протяжении всей пандемии: проводить время с близкими, заставлять наших детей слушать, рассуждать с членом семьи, который отказывается от вакцинации, учитывая эмоциональную температуру в доме, который уже находится в стрессовом состоянии.

Какой бы ужасной ни была пандемия, она позволила нам избежать некоторых давних семейных проблем, таких как дедушка и бабушка, которые не одобряют наш стиль воспитания, или взрослого брата или сестры, которого мы просто не можем выносить за его политику или нарциссизм.

До пандемии — это те типы проблем во взаимоотношениях, с которыми сталкивались многие мои клиенты. Но во время Covid многим не приходилось видеть этих трудных членов семьи, и во многих случаях казалось, что конфликт вообще исчез.

Теперь те семейные проблемы вернулись.

Всего за последние несколько недель я вижу, как эти отрицательные члены семьи возвращаются в жизнь моих клиентов с удвоенной силой. По мере того как семьи снова собираются вместе в Соединенных Штатах, приостановленные суждения и личные конфликты возникают снова, часто с новой силой.

Как оказалось, семейные модели до пандемии были устойчивыми и устойчивыми к изменениям. Эти конфликты и обиды никогда не исчезали. Они просто отошли на второй план, готовые снова появиться в любой момент.

Многие мои клиенты расстроены таким поворотом событий. Они думали, что наконец-то освободились от семейных беспорядков, но они вернулись после пандемии. Теперь они еще больше злятся и расстраиваются из-за одних и тех же устаревших тем. А для тех, кто выполняет тяжелую эмоциональную работу в наших семьях, их бремя выросло довольно быстро и довольно быстро.

Границы могут быть частью новой нормы

Есть одно изменение со времени до пандемии: я слышал, что мои клиенты говорят, что они больше не хотят придерживаться докандемического статус-кво, вместо этого устанавливая более четкие, твердые границы, чтобы защитить себя эмоционально.

Я работаю с женщиной в возрасте 40 лет, которая с подросткового возраста испытывала трудности в отношениях с матерью. Она описывает свою мать как склонную к осуждению, отстраненную и эмоционально недоступную.Она почувствовала облегчение от этих чувств во время коротких, но приятных разговоров с матерью во время пандемии. Но как только они снова сели друг напротив друга, без масок и близко, токсичность быстро вернулась.

В ходе терапии мы обнаружили, что у нее есть некоторая свобода действий в этих отношениях, о которой она не подозревала до Covid-19. У нее был выбор. Она могла дать понять матери, что если она скажет что-нибудь оскорбительное, она уйдет. Она могла запретить определенные темы. Она могла устанавливать границы.

В любых токсичных семейных отношениях вы можете делать то же самое. Вы не можете изменить других людей, но вы можете решить не видеть их больше или видеть их гораздо реже. Вы можете отказаться от телефона или уйти, когда вас обидят. Вы можете решить, что ночевки не допускаются. А с четкими, не подлежащими обсуждению границами, эту боль в отношениях действительно можно уменьшить.

Установление четких границ не является ни уступкой, ни наказанием. Вместо этого он обеспечивает структуру вокруг сложных отношений.Эта ясность может сохранить отношения, которые в противном случае были бы непоправимыми. Например, мать упомянутой выше женщины очень хорошо отреагировала на границы, установленные моим клиентом. И установка границ работает не только в семейных отношениях, но и практически во всех отношениях, которые излишне истощают нашу драгоценную эмоциональную энергию.

Итог

Прежде чем вернуться к тем же схемам, уделите время размышлениям о своих семейных отношениях. Пандемия позволила нам сделать шаг назад и подвести итоги того, как мы проводим время и с кем проводим время.

Мы более четко осознаем токсичность наших отношений. И у нас есть возможность отреагировать на это до того, как вернутся наши негативные предпандемические модели.

В этот постпандемический период я ​​настоятельно рекомендую вам подвести итоги отношений с расширенной семьей и подумать, какие из них приносят вам энергию, а какие истощают. Для последней группы установите явные, четкие границы сейчас, прежде чем эти хорошо отрепетированные паттерны восстановятся.

Токсичные семейные отношения: всегда ли мы должны быть правыми? | Мнение

Во время одной из театральных сцен, которая волновала мою большую семью на протяжении многих лет, мне пришла в голову идея создать книгу-бестселлер.Это называется «WASP-терапия», и она учит людей сдерживать свои чувства.

Моя семья не очень большая, толстая или греческая — мы евреи и немного меньше — но определенно есть элемент драмы, который, кажется, пронизывает наше общение: люди, которые никогда не прощали других людей за то, что они не пришли на свадьбу или не присутствовать на похоронах. Люди, у которых были ссоры, из-за которых они не пришли на свадьбу или похороны. У нас были взрывы из-за мелких проступков — например, формулировка на праздничном торте — и из-за больших вещей, например, женитьбы вне веры.Есть члены моей семьи, которые обмениваются оскорблениями в письмах редактору местной газеты. (Нет, редактор не знает, что они связаны.)

Я часто задавался вопросом, насколько распространены подобные конфликты. Прочитав о недавнем опросе профессора человеческого развития Корнелла Карла Пиллемера, я почувствовал себя лучше (моя семья не одна) и хуже (моя семья не одна). Из 1300 человек, опрошенных Пиллемером, 10% сообщили, что живут отдельно от родителей или детей, 8% — от братьев и сестер и 9% — от расширенных членов семьи.

Есть много причин для такого развития событий, хотя мы мало знаем о том, насколько распространенными были отчуждения в прошлом. По мнению Брэда Уилкокса, профессора социологии Университета Вирджинии и соавтора Deseret News, одной из причин кажущегося увеличения количества сообщений об отчуждении между родителями и их взрослыми детьми является развод. «Когда родители разводятся, дети часто страдают. И теперь, похоже, некоторые молодые люди избегают общения с одним или обоими своими родителями, потому что злятся на то, как закончился брак их родителей.”

Но это не просто развод. Это также факт, что меньше людей вообще вступают в брак. Кей Хаймовиц из Манхэттенского института указывает на «большое количество не состоящих в браке отцов, которые исчезают из жизни своих детей». Она цитирует отчет Центра исследований народонаселения Мичиганского университета за 2016 год, согласно которому 20% молодых людей в США абсолютно не контактируют со своими отцами (не считая умерших).

Но так же, как брак и отношения стали меньше касаться выполнения обязательств перед другими людьми и нашим сообществом, так и отношения с другими членами нашей семьи также стали больше ориентироваться на самореализацию.Джош Коулман, психолог и старший научный сотрудник Совета по современным семьям, писал, что «решение о том, кого оставить в своей жизни, а какие нет, стало важной стратегией для достижения… счастья. Хотя нет ничего особенно современного в семейном конфликте или желании чувствовать себя изолированным от него, понимание отчуждения члена семьи как выражения личностного роста, как это обычно делается сегодня, почти наверняка ново ».

Если вы прочитаете достаточно колонок с советами, вы увидите, что и авторы писем, и обозреватели описывают отношения как «токсичные» и обсуждают, в какой степени они просто проблемы, которые нужно исключить из жизни.Решает ли это на самом деле проблему или просто заменяет токсичность большой зияющей дырой — вопрос, который, кажется, остается неизученным.

В исследовании

Пиллемера также полезно посмотреть на тех, кто смог примириться. Почти все «отказались от потребности отчужденного родственника принять их версию прошлого и извиниться». Вместо этого они сосредоточились на настоящем и будущем отношений, принимая более реалистичные ожидания в отношении другого человека, а не пытаясь их изменить. … »

Действительно, исследование показывает, что «выполняя своего рода расчет рентабельности инвестиций, примирившиеся члены семьи определили минимальные отношения, с которыми они могут жить, например, чтобы установить отношения между внуками и бабушками и дедушками».

Такой практический подход к семье в наши дни кажется редкостью. Это включает в себя определенное поглощение гордости и ощущение того, что поддержание семейных связей жизненно важно, даже если эти члены семьи не такие, какими вы хотите, чтобы они были.Необходимо признать, что есть вещи более важные, чем быть правым. Откровенно говоря, это урок, который приходит только с возрастом, и слишком многие из этих отношений разрываются до того, как люди достигают такого уровня зрелости.

Тем не менее, мне интересно, что мы можем сделать больше, чтобы предотвратить эти конфликты в первую очередь. Может быть, нам не нужно отвечать на каждую провокацию в социальных сетях или читать лекции нашим старейшинам на обеде в День Благодарения о том, что их язык устарел. Возможно, и это будет звучать по-настоящему старомодно, некоторые вещи лучше не говорить.

Наоми Шефер Райли — научный сотрудник Американского института предпринимательства и сотрудник Deseret News.

Национальный совет по семейным отношениям

Научные журналы

NCFR издает три академических рецензируемых журнала, в которых публикуются лучшие исследования о семьях со всего мира. Текущее и архивное содержимое журнала доступно в Интернете.

Библиотека ресурсов

Изучите множество статей, учебных программ, вебинаров и других материалов в онлайн-библиотеке NCFR.

Двигайтесь вперед с NCFR

Воспользуйтесь практическими инструментами, которые предлагает NCFR, чтобы продвинуть свою карьеру.

Сертификат CFLE

Аттестат сертифицированного педагога по семейной жизни (CFLE), признанный на международном уровне, подтверждает ваше образование и опыт работы в качестве педагога по семейной жизни.

Руководство по программам на получение диплома

Полученная в университете или колледже степень по семейным вопросам может быть хорошей отправной точкой для вашей карьеры. Найдите подходящую программу.

Центр вакансий

Найдите возможности карьерного роста в семейных профессиях или разместите объявления о вакансиях в своей организации, чтобы представить их квалифицированным кандидатам.

Получите максимум ресурсов NCFR

Как член сообщества NCFR вы получите доступ к эксклюзивному профессиональному контенту, получите скидки на продукты и мероприятия NCFR, создадите свои профессиональные (и личные!) Сети и найдете возможности получить признание за свою работу и достижения.

Понимание паттернов нездоровых взаимоотношений в семье

Наша изначальная семья оказывает значительное влияние на то, как мы видим себя, как мы видим других и как мы интерпретируем мир.В идеале дети растут в семейной среде, которая помогает им чувствовать себя стоящими и ценными. Они узнают, что их чувства и потребности важны и могут быть выражены. Дети, которые растут в благоприятной среде, с большей вероятностью будут строить здоровые, открытые отношения во взрослом возрасте.

Определение происхождения семьи может быть субъективным и включать в себя опекунов родителей, а также других опекунов, таких как бабушки и дедушки, тети / дяди, другие родственники или даже друзья семьи, которые обеспечивают благоприятную среду.На наше определение семьи также влияет наша культурная идентичность — расовые или этнические группы, которые мы идентифицируем, наша религиозная принадлежность и влияние маргинализации или привилегий.

Однако семьи могут не удовлетворять многие эмоциональные и физические потребности своих детей. Кроме того, модели общения в семье могут серьезно ограничивать проявление ребенком чувств и потребностей. Дети, растущие в таких семьях, могут развить заниженную самооценку и чувствовать, что их потребности не так важны или, возможно, не должны восприниматься всерьез другими.В результате у них могут складываться неудовлетворительные отношения, когда они становятся взрослыми.

College дает возможность поразмышлять о себе и о влиянии нашей семьи на наше развитие. Мы можем распознавать как адаптивные, так и неадаптивные модели семьи, включая токсичную или дисфункциональную семейную динамику, которая повлияла на наш рост и развитие.

Нездоровая семейная динамика

Наша изначальная семья обеспечивает основу для стиля привязанности, моделей общения, согласования потребностей / границ в отношениях, регулирования эмоций и самооценки.Иногда родители и опекуны могут не понимать, что определенные семейные тенденции не являются здоровыми, или у них нет инструментов для решения этих проблем. Тем не менее, полезно понять влияние нездоровых привычек на собственную жизнь. Ниже приведены некоторые примеры этих моделей:

Один или оба родителя имеют пристрастия или компульсии (например, наркотики, алкоголь, распущенность, азартные игры, переутомление и / или переедание), которые сильно влияют на членов семьи.

Один или оба родителя угрожают физическим насилием или используют его в качестве основного средства контроля.Дети могут быть свидетелями насилия, могут быть принуждены участвовать в наказании братьев и сестер или могут жить в страхе перед взрывными вспышками.

Один или оба родителя эксплуатируют детей и обращаются с ними как с вещами, основная цель которых — удовлетворять физические и / или эмоциональные потребности взрослых (например, защищать родителей или подбадривать тех, кто находится в депрессии).

Один или оба родителя не могут предоставить финансовую или базовую физическую помощь своим детям или угрожают лишить их. Точно так же один или оба родителя не могут оказать своим детям адекватную эмоциональную поддержку

Один или оба родителя сильно контролируют детей.Часто эти семьи строго придерживаются определенных убеждений (религиозных, политических, финансовых, личных). Соблюдение ролевых ожиданий и правил ожидается без какой-либо гибкости. Существует много различий в том, как часто дисфункциональные взаимодействия и поведение происходят в семьях, а также в видах и степени их дисфункции. Однако когда модели, подобные приведенным выше, являются скорее нормой, чем исключением, они систематически способствуют жестокому обращению и / или пренебрежению. Дети могут:

  • Принуждать к тому, чтобы встать на чью-то сторону в конфликте между родителями.
  • Испытайте «изменение реальности», когда сказанное противоречит тому, что происходит на самом деле. Это происходит, когда родитель отрицает то, что наблюдает ребенок, или говорит о прошлых событиях иначе, чем они произошли на самом деле.
  • Игнорировать, недооценивать или критиковать за свои чувства и мысли.
  • Родители неуместно навязчивы, чрезмерно вовлечены и защищают.
  • Родители неуместно отстранены и не связаны со своими детьми.
  • Имеют чрезмерную структуру и требования к своему времени, выбору друзей или поведению; или, наоборот, не получите никаких указаний или структуры.
  • Испытайте отказ или преференциальное отношение.
  • Запрещается полное и прямое общение с другими членами семьи.
  • Разрешать или поощрять употребление наркотиков или алкоголя.
  • Не входите в дом.
  • Быть шлепком, ударами, царапинами, кулаками или ногами.

Возникающие проблемы

Жестокое обращение и пренебрежение мешают доверять другим и себе.Позже, став взрослыми, этим людям может быть трудно доверять поведению и словам других, своим собственным суждениям и действиям или собственному чувству самооценки. Неудивительно, что они могут испытывать проблемы в своей академической работе, в отношениях и в самой своей личности. Как и другие люди, члены семьи, подвергшиеся насилию и оставленные без внимания, часто с трудом воспринимают свои семьи как «нормальные». Тем больше им приходится приспосабливаться, чтобы ситуация казалась нормальной (например, «Нет, меня не били, меня просто шлепали.Мой отец не склонен к насилию, это просто его привычка »), тем больше у них вероятность неверно истолковать себя и развить негативные представления о себе (например,« У меня это было, я плохой ребенок »).

Вы можете избавиться от нездоровых привычек и даже жестокого обращения / пренебрежения, чтобы построить позитивные, сострадательные отношения и жить жизнью, соответствующей вашим ценностям.

Внесение изменений

Иногда нездоровые семейные стереотипы продолжаются, потому что мы ждем, пока кто-нибудь даст нам «разрешение» на изменение.Однако разрешение на изменение находится только внутри вас. Фактически, родители в неблагополучных семьях часто чувствуют угрозу из-за изменений в своих детях. Иногда они могут критиковать ваши попытки измениться и настаивать на том, чтобы вы «изменились обратно». В процессе исцеления от нездоровых семейных привычек вам очень важно доверять своим собственным представлениям и чувствам. Изменения начинаются с вас.

Соображения при внесении изменений

Подумайте о болезненных или трудных переживаниях, которые произошли в вашем детстве.Узнайте, как эти события повлияли на вас или продолжают влиять на вас. Подумайте, как вы можете лечить. Помимо работы самостоятельно, вам может быть полезно поработать с профессиональным консультантом или заняться групповой терапией.

Откажитесь от попыток быть идеальным. Кроме того, не пытайтесь сделать свою семью идеальной. Сосредоточьтесь на достижении прогресса.

Вы также можете желать изменений в динамике своей семьи, но осознайте, что есть пределы того, что вы можете контролировать, и что важно установить четкие границы.Определите, чего бы вы хотели, чтобы произошло. Осознайте, что если вы перестанете вести себя так, как привыкли, даже на короткое время, ваша семья или друзья могут отреагировать на это. Спрогнозируйте, какой будет реакция (например, слезы, крик и другие устрашающие реакции), и решите, как вы отреагируете.

Заключительная записка

Разработка новых моделей поведения может занять время; часто разочаровываются, если вы обнаруживаете, что следуете старым образцам. Изменения — это медленный постепенный процесс, поэтому важно отмечать небольшие успехи, когда вы начинаете видеть изменения в своем поведении и реакциях.

Хотите узнать больше?

Брач, Т. (2003). Радикальное принятие: Примите свою жизнь сердцем Будды. Нью-Йорк: Bantam Books.

Браун, Б. (2007). Я думал, что это только я (но это не так): Путешествие по теме «Что подумают люди?» на «Я достаточно». Издательство New York Penguin Publishing.

Форвард, С. (2002). Токсичные родители. Нью-Йорк: Bantam Books.

Gibson, L.C. (2015). Взрослые дети эмоционально незрелых родителей: как лечить от далеких, отвергающих или самовлюбленных родителей. Окленд: New Harbinger Publications.

Браун, Б. Слушая стыда [видеофайл]. Получено сted.com/talks/brene_brown_listening_to_shame.

Вовлечение семей: подход, ориентированный на отношения

«Я не чувствую, что мы делаем достаточно, чтобы привлечь наши испаноязычные семьи», — сказал мне недавно директор. «Я хочу узнать ваши мысли о том, как мне начать работать лучше».

Как директор по семейным связям школьного округа Боулдер-Вэлли, я был рад принять участие.Месяц спустя мы с директором совместно провели первую вечеринку для родителей в латиноамериканском стиле в начальной школе Кроссвилля (псевдоним). Собрание состояло из 12 родителей-латиноамериканцев, одного белого директора и трех сотрудников. Начало было немного неустойчивым. Когда я предложил родителям назвать свои имена и имена своих детей, я почувствовал их сдержанность. В спешке я не рассказал им о своем опыте двуязычного учителя и директора и другой информации, которая могла бы заставить их почувствовать себя более открытыми для меня как для совершенно незнакомого человека в их школе.

Делая краткий обзор того, что мы будем делать той ночью, я уловил выражение лица, которое интерпретировало как: «Кто этот белый парень приходит в нашу школу из« округа »? Что он собирается попросить нас сделать?» Несмотря на это, я придерживался своего первоначального плана. Прошлый опыт показал мне алхимию, которая возникает, когда мы даем возможность членам семьи открывать свои сердца, поощряя позитивные, веселые взаимодействия и приветствуя их подлинные голоса.

Мы провели тимбилдинг под названием «Попался», который вызвал много смеха.Директор поделился о себе профессионально и как личность, объяснив, почему он заботится об углублении связей школы со всеми латиноамериканскими семьями. В течение оставшейся части вечера родители в небольших группах задавали три вопроса:

  • Каков настоящий опыт вашего ребенка и вашей семьи в этой школе?

  • Что идет хорошо и что можно улучшить, особенно с точки зрения школьной коммуникации?

  • Какая информация и темы для разговора могли бы привлечь вас к другим латиноамериканским родительским вечерам? Какой день и время лучше всего подходят для вас?

Родители выдвинули по крайней мере 10 конкретных предложений относительно того, что школа могла бы делать дальше, включая отправку им сокращенной версии школьного информационного бюллетеня с переводом на испанский язык и проведение семинаров о том, как помочь своим детям с домашними заданиями по математике.После того, как они поделились своими разговорами, одна мать сказала: «Мы хотим сделать это снова. Мы бы хотели поговорить еще о чем-то».

«Как насчет того, чтобы мы снова были вместе через пару месяцев?» — ответил директор.

«Мы хотели бы провести еще одну подобную встречу в следующем месяце. Можем ли мы это сделать?»

Когда директор согласился, я почувствовал, как родители вступают в их коллективную власть.

Примат отношений

Этот опыт, который произошел на втором году моей работы в качестве директора по семейным отношениям, подтвердил для меня, что подход к работе с семьями, основанный на отношениях, меняет ощущаемый опыт для семей и расширяет возможности школы к сотрудничеству. с ними в создании изменений.Это верно как в средней, так и в начальной школе.

Наш школьный округ был признан одним из лучших в штате, но в нем сохраняется один из самых больших разрывов в успеваемости между начинающими двуязычными учащимися и учащимися, говорящими на английском языке. Моя основная обязанность в нашем округе — укреплять связь между нашими школами и семьями, которые часто находятся в маргинальном положении. Я попытался разработать подход, который уделяет приоритетное внимание недопредставленным семьям, включает в себя призму социальной справедливости и явно ориентирован на отношения.

Этот акцент на отношениях и создании пространства для значимого, взаимного взаимодействия имеет важное значение для партнерства с семьями изучающих английский язык. Центрирование отношений приводит к большему чувству сотрудничества и доверия между семьями и педагогами и помогает маргинализованным семьям чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы искренне участвовать и делать так, чтобы их голоса были услышаны. Исследования показали, что сосредоточение внимания на постоянном диалоге и развитии взаимопонимания имеет центральное значение для вовлечения латиноамериканских семей (Delgado-Gaitan, 2004).

Но исторически школы не поддерживали двусторонние отношения, в которых семьи изучающих английский язык считались равноправными партнерами (Ishimaru, 2018). Я знал, что нам нужно работать с семьями изучающих английский язык таким образом, чтобы показать, что мы искренне заботимся о них, и это развило бы силу отношений, вместо того, чтобы использовать власть над из них (Warren et al., 2009). Как выразился Стивен Кови (2008): «Изменения происходят со скоростью доверия. Доверие движется со скоростью отношений.«

Four Pillars

« Я [был ребенком] в этой школе в течение 12 лет, и я никогда не чувствовал себя таким связанным, как сегодня вечером », — поделился со мной отец в конце нашей родительской ночи для Семьи, говорящие по-испански. «Завтра я поздороваюсь с учителем, которому я бы не поздоровался сегодня».

Что произошло за 90 минут, чтобы создать эту смену для этого отца и десятков других родителей? Ответ заключается в четырех столпах (на основе исследования Сьюзан Ауэрбах 2011 года), которые лежат в основе нашей работы с семьями:

  • Развитие отношений и доверия

  • Участие в двустороннем общении

  • Поддержка обучения и социально-эмоционального благополучия.

  • Совместное принятие решений и власть

Межкультурное взаимопонимание — это фундамент, на котором держатся эти четыре столпа.Подлинная забота требует понимания социального, культурного и политического контекста друг друга, включая динамику власти. Отношения, сформировавшиеся на таких мероприятиях, как родительская ночь в Кроссвилле, и постоянное общение об интересах и потребностях родителей включали в себя первые два столпа. Также стало происходить совместное принятие решений.

Чтобы уважать эти четыре столпа и перейти от модели «вовлечения» семьи, которая доминировала в школьной работе с семьями, к более аутентичным партнерским отношениям, наш округ внес критические изменения.Мы начали сосредотачиваться на том, что участвующие родители чувствуют больше, чем на том, что они делают на собраниях, поэтому процесс будет иметь приоритет над содержанием. Спрашивать семьи, что им нужно (вместо того, чтобы гадать) и выделять время на собрания, чтобы послушать семьи и зажечь их взаимодействие друг с другом, вместо того, чтобы разговаривать с ними , было еще одним значительным изменением. Мы также старались ценить все способы, которыми семьи могут поддерживать обучение своих детей дома, вместо того, чтобы уделять внимание посещаемости мероприятий как главному критерию вовлеченности.

Поддержка социального и эмоционального благополучия также является ключевой частью нашего подхода. Когда я стал директором по семейным партнерствам, я не был хорошо осведомлен о передовых методах семейного партнерства, но я поделился опытом в области социального и эмоционального обучения. Сочетание нашей работы с принципами и практиками SEL дало возможность нашим семьям и преподавателям получить новый опыт.

Текущая акция: «Семья и педагоги вместе»

Такие мероприятия, как родительский вечер, помогли школам в районе Боулдер, как средним, так и начальным, построить отношения и довериться.Затем мы спросили себя, как сделать так, чтобы связь семей со школой выходила за рамки этих значимых, но изолированных вечеров. Как может выглядеть подход, ориентированный на отношения, с точки зрения постоянных действий? Ответ на этот вопрос побудил нас создать группы «Семья и педагоги вместе» (FET).

В настоящее время у нас есть команды FET в 10 из более чем 50 школ. 1 Команды ежемесячно собирают вместе учителей, недопредставленных или традиционно маргинализированных членов семьи, а также руководителей школ, чтобы укрепить усилия школы по налаживанию партнерских отношений между школой и семьей таким образом, чтобы это привело к значимым изменениям для заинтересованных сторон.Команды вступают в откровенный диалог, который в конечном итоге приводит к действию. Участвующие семьи в подавляющем большинстве являются латиноамериканцами, но в некоторых командах есть родители из других недопредставленных культур. Иногда белые родители выступают в роли союзников.

Вот некоторые обнадеживающие события, происходящие в школах Боулдера в результате воспитания более сильного родительского голоса и доверия через FET:

  • Мать упомянула о своей страсти к созданию произведений искусства из переработанных материалов на собрании команды и вскоре после этого положила возвести алтарь в школе за Dia de Los Muertos .Спустя несколько месяцев она начала преподавать после уроков изобразительного искусства для студентов и их семей. Год спустя ее попросили возглавить команду FET.

  • Отец рассказал на собрании команды FET о своем пути от ожирения к марафонскому бегу.

  • Мать рассказала, что транспорт — главное препятствие, мешающее семьям в одном районе посещать родительские конференции. Директор школы предложил организовать автобус для перевозки семей на конференции и обратно.

  • Три школы экспериментировали с организацией World Café для семей, изучающих язык. В этом структурированном диалоговом процессе люди периодически меняют столы и знакомятся с предыдущим обсуждением за своим новым столом с помощью «хоста стола». Я наблюдал, как члены семьи ели и смеялись, переходя от одного стола к другому, сосредоточившись на таких вопросах, как: «Что наша школа может сделать, чтобы укрепить отношения с вами?»

  • После того, как три матери узнали о предстоящем важном школьном мероприятии, они взяли на себя ответственность распределить маршруты школьного автобуса и пройтись по домам, рассказывая семьям о мероприятии и о том, почему они должны присутствовать.

Влияние этих различных проектов на самочувствие участвующих членов семьи ощутимо. Один отец сказал мне в конце первого года посещения собраний FET: «Когда мы приходим в школу, многие из нас, говорящих по-испански, чувствуют себя робкими, когда видят директора. Мы стараемся спрятаться. Даже если она не говорит наш язык, теперь я чувствую себя комфортно, когда вижу ее. Я чувствую, что это моя школа ».

Мать из другой школы поделилась:

Мне как матери было очень трудно доверять учителям.FET сломал барьер между матерями и педагогами…. [Мы] латиноамериканцы часто оказываемся на обочине не потому, что учителя плохо относятся к нам, а потому, что наши страхи удерживают нас там. Благодаря команде FET многие родители получили возможность заявить о себе и найти возможности, о которых раньше они боялись спросить или воспользоваться.

Практика расширения возможностей семей

При планировании собраний и мероприятий FET мы структурируем повестку дня таким образом, чтобы уделять первоочередное внимание укреплению доверия, укреплению отношений и стимулированию высокого уровня участия.Например, мы:

  • Предоставляем время до начала мероприятия семьям и педагогам, чтобы они могли поесть и пообщаться друг с другом в неформальной обстановке.

  • Всегда начинайте встречи со времени для совместной деятельности, которая приводит к смеху и сплочению коллектива, будь то быстрое занятие или dinamica . В dinamica учителя и члены семьи обсуждают тему, связанную с их собственной жизнью (например, «Как ваши родители участвовали в вашем образовании?») С партнером или небольшой группой, а затем размышляют всей группой о том, как это информирует их о семейном партнерстве.

  • Включите структуры обсуждения, связанные с равенством и социально-эмоциональным обучением, такие как диады и общественные круги, в которых участники рассказывают о темах, которые раскрывают их человечность (например, («Что-то, что приносит вам много радость прямо сейчас? ») Диады — это практика SEL, потому что они способствуют аутентичному разговору и глубокому слушанию.

  • Следите за соотношением времени, в течение которого лидеры и участники говорят, чтобы у членов семьи была возможность часто высказывать свое мнение в разговоре.Мы используем динамические структуры от таких организаций, как Kagan и Passageworks Institute, такие как пара-доля-квадрат или группы, которые вдохновляют участников посредством конструктивного диалога.

  • Отдавайте приоритет родному языку семьи на наших встречах и обеспечивайте доступность переводчиков.

Мы также создаем значимое закрытие для каждого собрания, часто через закрывающий круг. Каждый участник делится словом, которое отражает то, что он чувствует в этот момент, или делится своим величайшим намерением, прежде чем мы снова соберемся.

Системы позитивной коммуникации: «Тонна радости»

Два других проекта укрепили партнерские отношения школы и семьи в округе: посещения на дому и позитивное общение. О посещениях на дому много писали другие люди, и, поскольку я обнаружил, что позитивное общение — это практика, которая создает укрепляющие обучение союзы с семьями (при этом не тратя много времени или планирования), я опишу эту основанную на общении стратегию в деталь.

Когда я был школьным руководителем, у меня часто были ограниченные возможности для творческого размышления о том, как выйти за рамки традиционных стратегий взаимодействия с семьями.Но одна практика партнерства, которую я реализовал, принесла астрономическую отдачу от вложений в общение с семьями: положительные телефонные звонки семьям студентов. Поэтому, когда я перешел на свою нынешнюю должность, я принес с собой эту систему поощрения положительных отзывов.

Положительные звонки приносят пользу всем. Учащийся воодушевлен, их одноклассники воодушевлены тем, что их узнают, члены семьи приятно удивлены звонком, а учителя чувствуют удовлетворение, когда ученик возвращается в класс с более глубокой мотивацией.И все это без участия кого-либо, проводящего более пяти минут в день.

Исследования показывают, что, согласно одному анализу, «частые персонализированные телефонные звонки домой немедленно увеличили вовлеченность родителей в учебу, измеряемую выполнением домашних заданий, поведением в классе и участием в классе» (Kraft & Dougherty, 2013). Тем не менее, недавний опрос показал, что 59 процентов родителей государственных школ сообщили, что никогда не получали телефонных звонков домой из школы своих детей в течение предыдущего года (Kraft, 2017).

Чтобы внедрить эту практику позитивного общения в нескольких школах нашего округа, мы ожидали, что директора начальных школ будут придерживаться одной высокоэффективной стратегии семейного партнерства, а позитивные звонки домой — вариант, который я активно продвигал. Системы позитивного общения были основным компонентом любой возможности, которую я представлял директорам. Я поделился с ними влиянием, исследованиями, краткими историями из моего собственного опыта работы на их месте и подчеркнул соотношение результатов и усилий.Один директор сказал мне через месяц после такой презентации:

Мы уже третью неделю делаем положительные звонки домой. Мы создали простую форму для заполнения, а затем представитель сообщества помогает мне собрать студентов. Я звоню родителю в присутствии ученика или учеников. Вау, как здорово сделать для учеников и родителей. Это также добавляет радости работе и является отличным способом продолжать строить позитивные отношения.

Некоторые директора также начали писать позитивные открытки, другие интегрировали систему звонков, а другой контингент начал писать позитивные электронные письма семьям в режиме реального времени, наблюдая в классах.

Я рассказал об этой новой инициативе одному из родителей — матери четырех сыновей. Ее ответ подтвердил ее силу для меня:

У моих мальчиков буквально было более 100 учителей с тех пор, как они начали работать в этой школьной системе. За восемь лет я получил один положительный звонок. Я до сих пор помню имя того учителя. Два ее звонка осенью и весной были для нас очень важны. Мой сын сказал мне: «Я люблю эту учительницу. Я мог представить, что из-за нее я пошел в медицинскую школу».

Другие способы расширения прав и возможностей родителей

Наш округ предпринимает другие шаги для формирования доверительных отношений сотрудничества между нашими учителями и семьями, воплощая в жизнь четыре столпа:

  • Ежеквартально мы объединяем нашу сеть семейного партнерства. до двух представителей от каждой школы, чтобы углубить их способность выполнять эту работу в своих школах и сотрудничать с директорами для внедрения подхода, ориентированного на отношения, в их школьную культуру.

  • Мы создали Консультативный совет для родителей-латиноамериканцев, чтобы у этого сообщества был форум для предоставления информации и участия в содержательном разговоре друг с другом, а также с суперинтендантом и другими руководителями округа.

  • Мы проводим родительские вечера для недостаточно представленных семейных групп в отдельных школах, чтобы узнать их мнение по актуальным вопросам, и саммиты по вопросам справедливости, чтобы получить мнение недостаточно представленных семей и членов сообщества о том, как мы можем улучшить нашу практику.

  • На форумах суперинтендантов семьи изучающих английский язык могут откровенно поделиться своим положительным и трудным опытом, задать вопросы и дать рекомендации школьному округу о том, как школы могут улучшить опыт их или их детей.

  • На семейных ретритах двуязычные родители из разных школ собираются вместе, чтобы узнать у учителей и лидеров сообщества темы, которые они выбрали. И в партнерстве с союзниками сообщества мы предлагаем опыт обучения взрослых, в котором наши латиноамериканские родители могут научиться у лидеров сообщества, как раскрыть свою силу, ориентироваться в нашей школьной системе и защищать своих детей.

  • Мы предоставляем преподавателям и семьям вопросы, переведенные на несколько языков, чтобы члены семьи могли задавать вопросы на родительских конференциях.

Доверие — ключ к успеху

Я не могу переоценить важность построения доверия для этого процесса. Как я узнал, руководя как преуспевающими, так и испытывающими трудности школами, вы не сможете успешно выполнять более глубокую работу, пока не создадите сильное сообщество, в котором каждый человек будет чувствовать себя в безопасности, вовлеченным и ценным. Школы, которые ускоряют свои усилия по укреплению доверия, — не случайно — это те же школы, которые добиваются огромного прогресса в достижении своих целей (Tschannen-Moran, 2014).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>