МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Ограничение и лишение родительских прав: Ограничение и лишение родительских прав / КонсультантПлюс

Ограничение родительских прав и его последствия

Суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских.

Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, не зависящим от родителей (одного из них) (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав.

При рассмотрении дела об ограничении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на содержание ребенка с родителей (одного из них).

Последствия ограничения родительских прав:

Родители, родительские права которых ограничены судом, утрачивают право на личное воспитание ребенка, а также право на льготы и пособия, установленные законодательством для граждан, имеющих детей.

Ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка.

Ребенок сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением

, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства.

В случае ограничения родительских прав обоих родителей ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства.

Ст. 73 СК РФ. Ограничение родительских прав

1. Суд может с учетом интересов ребенка принять решение об отобрании ребенка у родителей (одного из них) без лишения их родительских прав (ограничении родительских прав).

2. Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие).

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав. Если родители (один из них) не изменят своего поведения, орган опеки и попечительства по истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязан предъявить иск о лишении родительских прав. В интересах ребенка орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о лишении родителей (одного из них) родительских прав до истечения этого срока.

3. Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка, органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 70 настоящего Кодекса), дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями и другими организациями, а также прокурором.

4. Дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства.

5. При рассмотрении дела об ограничении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них).

6. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган опеки и попечительства по месту вынесения решения и в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка, а в случае государственной регистрации рождения ребенка многофункциональным центром предоставления государственных и муниципальных услуг — в многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг по месту государственной регистрации рождения ребенка для информирования органа записи актов гражданского состояния, в котором хранится соответствующая запись акта о рождении.

См. все связанные документы >>>

1, 2. Ограничение родительских прав, о котором идет речь в комментируемой статье, — это прежде всего временная мера, которая обычно применяется в целях предупреждения какой-либо опасности, грозящей жизни, здоровью ребенка либо его воспитанию (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и т.д.). Вина родителей в этом случае отсутствует.

Ограничение родительских прав допускается также в случаях, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их поведения, является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Таким образом, ограничение родительских прав можно рассматривать и как меру ответственности в случае недостойного поведения одного из родителей и как предупредительную меру, применяемую для обеспечения безопасности ребенка в отношении родителей, которые не способны понимать значение своих действий и руководить ими либо имеют тяжелое заболевание.

Однако главная цель этой меры заключается не в наказании родителей, а в защите ребенка, оставление которого с родителями опасно для жизни, здоровья, нормального воспитания и развития ребенка.

Результатом удовлетворения иска об ограничении родительских прав становится отобрание ребенка у родителей, утрата ими права воспитывать своего ребенка лично на определенный период времени. Предусматривается также прекращение права на получение льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей.

Предъявление иска об ограничении родительских прав возможно только к родителям (или одному из них), но не к лицам, заменяющим родителей (опекунам, попечителям, приемным родителям).

3. В п. 3 комментируемой статьи содержится исчерпывающий перечень лиц, которые могут предъявлять иск об ограничении родительских прав. О близких родственниках см. комментарий к ст. 14.

Следует отметить, что круг лиц, которые могут предъявить иск об ограничении родительских прав, более широкий по сравнению с кругом заявителей по делам о лишении родительских прав. В частности, к ним дополнительно относятся дошкольные образовательные организации, общеобразовательные организации и другие организации. По сути, указание на другие организации говорит о том, что такой иск может быть предъявлен любым юридическим лицом.

4. Как и в случае лишения родительских прав дела об ограничении родительских прав рассматриваются с участием прокурора и органа опеки и попечительства. Их роль заключается в том, чтобы либо поддержать исковые требования либо выступить против, дав соответствующее обоснование.

5. Поскольку при ограничении родительских прав ребенок остается без попечения родителей, суд должен решить вопрос об алиментах. В связи с этим в п. 5 комментируемой статьи содержится специальное указание на то обстоятельство, что ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка, что позволяет обеспечить его интересы, где бы он ни находился.

Об этом же сказано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27. 05.1998 N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (ред. от 06.02.2007), согласно которому при рассмотрении дела об ограничении родительских прав суду необходимо разрешить и вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них) либо усыновителей.

6. Так же как и лишение родительских прав, ограничение родительских прав подлежит государственной регистрации в органах загса. В связи с этим в п. 6 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому суд в трехдневный срок с момента, когда соответствующее решение вступило в законную силу, обязан направить выписку из него в орган загса.

Вопрос 159. Лишение и ограничение родительских прав (понятие, последствия).

Вопрос 159. Лишение и ограничение родительских прав (понятие, последствия).

Лишениеродительских прав– мера ответственности, применяемая к родителям за совершение виновного правонарушения в отношении своих детей. Ее сущность состоит в прекращении родительских отношений (прав и обязанностей между родителями и детьми), за некоторыми исключениями.

Ограничениеродительских прав– мера ответственности, применяемая к родителям, нарушающим права несовершеннолетнего ребенка и уклоняющимся от выполнения возложенных на них родительских обязанностей. Кроме того, ограничение родительских прав является превентивной мерой, применяемой для обеспечения безопасности ребенка в отношении родителей, которые не способны понимать значение своих действий и руководить ими либо имеют тяжелое заболевание.

Лишение родительских прав производится в отношении конкретного ребенка и не может быть проведено в отношении неродившегося ребенка. Лишение родительских прав производится судом в порядке гражданского судопроизводства с обязательным участием прокурора и представителя органа опеки и попечительства.

В соответствии с постановлением Пленума ВС от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» родители могут быть лишены судом родительских прав только в случае их виновного поведения.

В соответствии с п. 1 ст. 70 СК подавать заявление о лишении родительских прав вправе:

— один из родителей независимо от того, проживает ли он вместе с ребенком;

— лица, заменяющие родителей: усыновители, опекуны, попечители, приемные родители;

— прокурор;

— орган или учреждение, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками и др.).

Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они (ст. 69 СК):

— уклоняются от выполнения родительских обязанностей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

— без уважительных причин отказываются взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения,воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений;

— злоупотребляют своими родительскими правами;

— жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

— являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

В случае лишения родительских прав родители утрачивают все как личные, так и имущественные права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они лишены родительских прав (ст. 71 СК), а ребенок, в отношении которого родители или один из них лишены родительских прав, сохраняет все свои имущественные права, основанные на факте родства с лишенными родительских прав родителями и их родственниками, в том числе право на получение наследства.

Лица, лишенные родительских прав, не могут быть усыновителями, опекунами, попечителями или приемными родителями, но само лишение родительских прав не освобождает лиц, их лишенных, от обязанности содержания своего ребенка.

В решении суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому на воспитание передаетсяребенок.Выписка из решения суда о лишении родительских прав в течение трех дней со дня вступления его в законную силу должна быть направлена судом в орган загса по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Вопрос о восстановлении в родительских правах решается судом с обязательным участием прокурора и органов опеки и попечительства по заявлению родителя, их лишенного.

При рассмотрении требований о восстановлении в родительских правах суд проверяет, изменились ли поведение и образ жизни родителей, лишенных родительских прав, и (или) их отношение к воспитанию ребенка. При этом необходимо учитывать, что суд не вправе удовлетворить иск, даже если родители изменили свое поведение и могут надлежащим образом воспитывать ребенка, но он уже усыновлен и усыновление не отменено в установленном порядке, а также в случае, когда ребенок, достигший возраста 10 лет, возражает против этого независимо от мотивов, по которым он не согласен на восстановление родительских прав (п. 4 ст. 72 СК).

Одновременно с иском родителей о восстановлении в родительских правах может быть рассмотрено требование о передаче ребенка родителям. Кроме того, суд с учетом интересов ребенка может принять решение и об ограничении родительских прав, т. е. отобрании ребенка у родителей (одного из них) и без лишения их родительских прав. Ограничение родительских прав применяется, если оставление ребенкас родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, которые не зависят от родителей. Ограничение родительских прав может быть применено в случаях, если оставление ребенка с родителями вследствие их поведения является для него опасным, но для лишения родителей родительских прав нет достаточных оснований.

По истечении шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав, если родители не изменят свое поведение и образ жизни, орган опеки и попечительства предъявляет иск о лишении их родительских прав, но действуя в интересах ребенка он вправе предъявить такой иск до истечения этого срока.

Право на обращение в суд с иском об ограничении родительских прав в соответствии с п. 3 ст. 73 СК предоставлено прокурору, близким родственникам ребенка, а так же органам и учреждениям, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей, дошкольным образовательным учреждениям, общеобразовательным и другим соответствующим учреждениям.

Последствиями ограничения родительских прав является утрата лицами, чьи родительские права ограничены, права на личное воспитание ребенка, а также права на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей.

Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения об ограничении родительских прав направить выписку из такого решения суда в орган загса по месту государственной регистрации рождения ребенка.

При рассмотрении дела об ограничении родительских прав суд также обязан решить вопрос о взыскании с родителей (одного из них) алиментов на содержание ребенка, так как ограничение родительских прав не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка.

Ребенок, в отношении которого родители ограничены в родительских правах, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства.

В случае ограничения родительских прав обоих родителей ребенокпередается на попечение органа опеки и попечительства.

Контакты родителей, ограниченных в родительских правах, с ребенком допустимы с согласия органа опеки либо с согласия опекуна (попечителя), приемных родителей ребенка или администрации учреждения, в котором находится ребенок, в случае если это не оказывает на него негативного влияния.

Если основания, в силу которых родители (один из них) были ограничены в родительских правах, отпали, суд по иску родителей (одного из них) может вынести решение о возвращении ребенка родителям (одному из них) и об отмене установленных ограничений. Суд с учетоммнения ребенка вправе отказать в удовлетворении иска, если возвращение ребенка родителям (одному из них) противоречит его интересам

Юридическая компания по гражданским делам

ГДЕ МЫ НАХОДИМСЯ

Наш офис расположен в ВАО г. Москвы по адресу:

г. Москва, Преображенская площадь, дом 7а строение 1, Офис 220.

Приём ежедневно c 9.00 до 21.00, запись по тел.: 8 495 517-20-95

Офис расположен вблизи от метро:

Преображенская площадь, в 2 минутах ходьбы

Подробная схема проезда есть в контактах.

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Расскажем вам
как выиграть дело и
стоит ли начинать
судебный процесс

ЗАЯВЛЕНИЯ В СУД

Подготовим
качественный иск
для подачи его в суд
по вашему делу

СУДЕБНЫЕ ДЕЛА

Ведём судебные
дела любой сложности
до получения
решения суда

НАСЛЕДСТВО

Соберем все
справки и документы
для оформления
наследства

НЕДВИЖИМОСТЬ

Грамотно
оформляем все
виды сделок
с недвижимостью

АРБИТРАЖ

Выиграем дело
в Арбитражном суде
или взыщем долг
в мировом порядке

МЫ ВЕДЕМ ДЕЛА:

КАК МЫ РАБОТАЕМ

  • Консультируем;
  • Заключаем договор;
  • Составляем документы;
  • Собираем доказательства;
  • Ведем все переговоры с другой стороной;
  • Консультируем вас о всех этапах и изменениях в деле;
  • Еcли нужно решаем дело мировым путем;
  • Выезжаем на все суды;
  • Выигрываем дело;
  • Получаем решение суда;
  • Контролируем его исполнение.  
  • Мы относимся серьезно и ответственно к каждому делу;
  • Каждое дело ведет специалист в своей области;
  • Мы имеем огромный опыт работы в судах Москвы и области;
  • Разрешаем даже самые сложные и
    запутанные судебные споры;
  • Заключаем выгодные мировые соглашения.

РАБОТАТЬ С НАМИ ПРОСТО

  • Вы всегда можете получить необходимую информацию по делу позвонив вашему юристу;
  • Кроме того, мы проинформируем вас письменно (по электронной почте) о новых событиях по делу;
  • Вы всегда можете договориться о встрече с юристом, ведущим ваше дело, и обсудить все волнующие вас вопросы.

СТОИМОСТЬ НАШИХ УСЛУГ

  • Основной прайс наших юридических услуг.
  • Поскольку каждое дело индивидуально,
    стоимость лучше уточнить у нашего специалиста.
  • Мы делаем скидки постоянным клиентам и
    даём вознаграждение за новых

У ВАС ЕЩЁ МНОГО ВОПРОСОВ?

Мы ответим на все!

Пишите на наш форум

или звоните специалисту:

8 (495) 517-20-95

Одна из самых невосполнимых потерь — потеря времени. Ж. Бюффон

Не тратьте своё время на бесконечные очереди и споры, оставьте это для других.

Адвокаты и юристы Москвы

Наши адвокаты и юристы предоставляют широкий спектр юридических услуг по городу Москве и области.

Мы поможем Вам юридически грамотно разрешить любые, даже самые сложные ситуации!

Ищете юриста для судебного представительства в суде, считайте, что ваши поиски благополучно завершены. Наши специалисты оказывают успешную помощь гражданам на протяжении многих лет и заслуживают Вашего доверия.

Если вы не хотите каждый раз «тестировать» новых неизвестных вам юристов, предлагаем услугу «семейный юрист». После заключения договора на правовое обслуживание семьи ваш юрист всегда будет в курсе ваших дел, проконсультирует по любому правовому вопросу и подскажет наилучший вариант решения.

О сайте

Надеемся, что на нашем сайте DOGMA Вы найдете ответы на интересующие Вас
юридические вопросы:

  • о взыскании алиментов;
  • ограничении родительских прав,
  • принятии наследства;
  • расторжении недействительного брака;
  • разделе имущества супругов;
  • установлении или оспаривании отцовства.

Наши специалисты по взысканию алиментов полноценно проконсультируют Вас в офисе или по телефону.

Для консультации в отношении алиментов необходимо предварительно записаться на встречу к юристу. 

Наши специалисты имеют огромный опыт в разрешении юридических споров в области:

  • соглашения об уплате алиментов;
  • лишения родительских прав;
  • усыновления или удочерения;
  • ликвидации и регистрации ИП;
  • составления и расторжения брачного договора;
  • оспаривания отцовства различной сложности.

По делам, связанным с нарушением прав потребителей, мы окажем
судебное представительство:

  • при предоставлении недостоверной информации о товаре при продаже товаров;
  • нарушении сроков выполнения требований потребителя;
  • ненадлежащем выполнении работ и оказании услуг;
  • возврате или обмене товаров ненадлежащего качества.

В сфере жилищных споров наши юристы:

  • проконсультируют Вас как можно грамотно выписать из квартиры и выселить бывшего члена семьи;
  • помогут выселить бывшего супруга в судебном порядке;
  • юридически грамотно оформят право собственности на жилое помещение;
  • переведут жилое помещение в нежилое и наоборот;
  • осуществят выдел вашей доли в собственности.

Вы получите профессиональную консультацию жилищного юриста по вашему юридическому вопросу.

Если Вашей компании требуется корпоративный юрист, наши адвокаты осуществляют долговременное юридическое обслуживание предприятий и представительство в Арбитражных судах.

Каждым делом у нас занимается специалист своей квалификации. Например по делам о расторжении брака с Вами будет работать юрист по семейному праву.

Семейные дела

В области семейных правоотношений мы предоставляем
квалифицированную юридическую помощь:

  • при расторжении брака (разводе) в судебном порядке в судах г. Москвы и Подмосковья;
  • при признании брака недействительным, доказательстве фиктивности брака;
  • при разделе имущества супругов, а также бывших супругов;
  • при составлении брачного договора. Вы получите консультацию юриста высокой квалификации, помощь при изменении, прекращении действия или признании договора недействительным.
  • при установлении отцовства. Такие дела требуют должной компетенции юриста, предоставление суду результатов анализа днк и юридических оснований опровергающих оспаривание отцовства для успешного исхода дела.
  • при установлении судом факта признания отцовства;
  • помощь адвоката при оспаривании отцовства или материнства;
  • юридическую помощь при усыновлении и удочерении детей;
  • услуги профессионального юриста при лишении родительских прав;
  • при выписке из квартиры бывшего супруга или другого члена семьи;
  • юридическую помощь адвоката при восстановлении в родительских правах;
  • при составлении, изменении, прекращении или признании недействительным соглашения об уплате алиментов;
  • при определении (установлении) алиментов;
  • юридические консультации и помощь по прочим семейным вопросам.

Нашим опытным юристам по семейным делам хорошо известны юридические тонкости лишения родительских прав нерадивых и безответственных родителей, пьющих отцов или матерей.

Вопрос юристу

На юридическом форуме нашего Интернет-сайта вы можете задать вопрос юристу .

Форум уже сейчас содержит множество профессиональных ответов юриста по гражданскому праву на множество юридических вопросов.

Обращаем ваше внимание, что ответы на юридическом форуме Dogma  – это первичная бесплатная консультация юриста сайта, для более детальной проработки вопроса необходимо записываться на платную юридическую консультацию к юристу по телефону в Москве 8 (495) 517-20-95.

На юридическом форуме много вопросов к юристам по разделу имущества при разводе, оспариванию отцовства и жилищным делам.

Но иногда при простых ситуациях можно получить юридическую помощь и советы квалифицированного гражданского юриста онлайн бесплатно путем консультации через Интернет-форум.

Звоните нам в любое время, и наш юрист будет рад помочь Вам!

 

Порядок ограничения родительских прав – образец заявления об ограничении родительских прав

Ранее мы уже рассказывали о процедуре лишения родительских прав. В данной статье пойдёт речь об их ограничении.

Когда могут ограничить родительские права?

Ограничить родительские права суд может в нескольких случаях:

  1. Если проживание ребёнка с родителями или одним из них опасно для него по причинам, не зависящим от самих родителей, например, из-за их психических расстройств, хронических заболеваний, тяжелых жизненных обстоятельств.
  2. Если проживание с родителями из-за их поведения является опасным для ребёнка, но не имеется достаточных оснований для лишения родительских прав. Ограничение родительских прав в данном случае – это своего рода предупреждение, стимул для родителей задуматься, что они делают что-то не так.

Если родитель или родители не исправятся, не изменят своё поведение, то через 6 месяцев им следует ожидать от органов опеки и попечительства уже более серьёзного иска о лишении родительских прав. Причём, это может произойти и раньше истечение шестимесячного срока, если будут веские на то основания.

Лишение и ограничение родительских прав

В отличие от лишения родительских прав, их ограничение – это временная мера, целью которой является защита интересов ребёнка без полного лишения родителей их прав.

Кроме этого, родительские права ограничиваются по причинам, или не зависящим от воли родителей, или не достаточным для полного лишения родительских прав. А лишение родительских прав происходит в случае виновного поведения родителей, и когда имеются достаточные на то основания.

Порядок ограничения родительских прав

Ограничить родительские права можно только через суд.

С таким иском вправе обратиться:

  • близкие родственники ребёнка;
  • прокурор;
  • органы опеки и попечительства;
  • комиссии по делам несовершеннолетних;
  • организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
  • дошкольные образовательные организации;
  • общеобразовательные организации и другие аналогичные учреждения.
К близким родственникам в данном случае относятся: один из родителей, дедушки и бабушки, родные братья и сёстры.
Например, если с таким заявлением обратится тётя или дядя ребёнка, суд откажет в принятии иска, так как они не являются близкими родственниками.

Дела о лишении родительских прав и об их ограничении рассматриваются с участием прокурора и органов опеки. Их следует указывать в исковом заявлении, как органы, компетентные дать заключение по существу спора.

Обратите внимание, что можно ограничить родительские права только родителей. Нельзя обратиться с таким иском к опекунам, попечителям, патронатным воспитателям.

В решении суда должно быть обязательно прописано, кому передаются на воспитание несовершеннолетние: второму родителю, опекуну (попечителю) или органам опеки и попечительства, которые далее сами уже будут определять судьбу детей.

При этом опеке детей передают только в случаях, когда они не могут проживать со вторым родителем и официального опекуна у них тоже нет.

Выписка из решения в течение 3 дней с момента его вступления в законную силу направляется в опеку и ЗАГС по месту регистрации рождения ребёнка. Если рождение ребёнка было зарегистрировано МФЦ, выписка направляется в МФЦ.

Скачать образец искового заявления в суд об ограничении родительских прав

Последствия ограничения родительских прав

При ограничении родительских прав суд одновременно решает и вопрос взыскания алиментов, даже независимо от того, требовал ли этого истец. Если алименты ранее не были взысканы, суд обязательно определит, какой размер содержания ограниченный в родительских правах родитель будет должен выплачивать на содержание своего ребёнка.

Главное последствие ограничения родительских прав – это утрата права родителей на личное воспитание ребёнка. Также они утрачивают право на получение льгот и пособий, назначенных гражданам, имеющим детей.

Дети при этом сохраняют все имущественные права, основанные на родстве с родителями, они не лишаются наследства своих родителей. Также они сохраняют ранее приобретённое право собственности на жилое помещение и право пользования жильём.

С согласия органов опеки, второго родителя или опекуна (в зависимости от того, кому передан ребёнок), ограниченному в родительских правах родителю могут быть разрешены контакты с несовершеннолетним, но при условии, что они не будут оказывать на него вредного влияния и не будут опасны для него.

Суд отменит ограничение, если поведение, образ жизни родителей, их состояние здоровья изменятся в лучшую сторону.

А теперь перейдём от теории к практике и проанализируем несколько судебных дел по искам об ограничении родительских прав, рассмотренных районными судами Москвы. На их примере вы увидите, где та грань поведения родителей, после которой можно лишиться права на воспитание собственных детей.

Отменяется ограничение родительских прав также в судебном порядке

Ограничение родительских прав отца

Мать ребёнка обратилась в Щербинский районный суд Москвы с иском к отцу дочери об ограничении родительских прав. Несколько лет назад с отца были взысканы алименты, однако он имеет задолженность по их уплате.

Материально обеспечивают девочку мать и её новый супруг. Родной отец с ребёнком практически не общается. Почти год он не появлялся в жизни девочки, ни разу не звонил. Однако два месяца назад прибыл в детский сад и начал угрожать воспитателям, пытаясь забрать дочь, чем очень сильно её напугал.

Дождавшись мать дочери, он начал угрожать ей тем, что заберёт ребёнка и лишит её родительских прав, нецензурно выражался, угрожал физической расправой на глазах у других людей. После произошедшего мать ребёнка обратилась в полицию и органы опеки и попечительства, к детскому невропатологу.

Ранее отношения родителей были весьма благополучные, бывшая жена не запрещала мужчине видеться с ребёнком, не ограничивала в общении, но особого внимания мужчина к дочери не проявлял.

Два года назад отец в присутствии нотариуса выдал согласие на выезд девочки за границу, спустя год мать решила отправиться с дочкой на море, купила тур, оформила визы и страховки. Однако при пересечении таможенной границы выяснилось, отцом наложен запрет на выезд дочери за пределы РФ. Со слов истицы, ответчик злоупотребляем спиртными напитками и неоднократно проходил лечение в частных клиниках. В связи со всем вышеперечисленным она просила суд ограничить его в родительских правах.

Отец ребёнка возражал против удовлетворения иска, пояснил, что алименты он уже выплачивает, более двух лет не употребляет алкоголь по состоянию здоровья.

Судом были направлены запросы в медицинские учреждения, из одного из них поступил ответ, что ответчик дважды обращался за наркологической помощью с диагнозом «зависимость от алкоголя», нигде на учёте он не состоял.

Сотрудники территориального отдела полиции в ответ на судебный запрос сообщили, что жалоб на ответчика за всё время его проживания по адресу регистрации от других жильцов не поступало, по месту жительства он характеризуется положительно, компрометирующими материалами в отношении него они не располагают.

Органы опеки направили в суд акт обследования условий жизни по месту жительства отца, который содержал информацию о том, что в квартире созданы необходимые условия для проживания и полноценного развития ребёнка, оборудованы места для подготовки уроков, игр и отдыха. В квартире сделан хороший ремонт и имеется всё необходимое для дочери ответчика. Опека возражала против удовлетворения требования об ограничении родительских прав ответчика.

Акт обследования жилищных условий по месту жительства ребёнка также был положительный, однако и вторая опека возражала против удовлетворения иска, указывая на то, что истицей не представлены документы, подтверждающие основания для ограничения в родительских прав отца девочки.

Суд принял во внимание, что ответчик больше не употребляет алкоголь, ранее предпринимал попытки лечения от алкогольной зависимости, характеризуется положительно, на учёте в ПНД и НД не состоит.

В удовлетворении иска об ограничении отца в родительских правах Щербинский районный суд отказал.

Таким образом, вышеописанное поведение отца не подпадает под ограничение родительских прав, а тем более под их лишение.

Ограничение родительских прав матери

С исковым заявлением в суд об ограничении родительских прав матери детей обратилась их бабушка (являющаяся матерью ответчицы). Она пояснила, что уже несколько лет занимается воспитанием внучек, содержит их на свою пенсию, также ей финансово помогает её младшая дочь.

Сама мать детей не принимает никакого участия в их воспитании, не осуществляет своих родительских прав и обязанностей, не заботится о них, не интересуется жизнью дочерей, их здоровьем, не оказывает никакой материальной помощи, никаких подарков детям никогда не привозит.

Ответчица проживает отдельно, изредка навещает дочерей, примерно 1 раз в месяц, продолжительность встреч с детьми 1-2 часа, иногда звонит и интересуется состоянием их здоровья.

Где и кем работает мать детей, бабушке неизвестно. Уход за детьми осуществляет только истица. Фактически мать бросила своих детей.

Бабушка несовершеннолетних просит ограничить свою дочь в родительских правах на 6 месяцев, чтобы она одумалась и изменила своё поведение.

Ответчица в свою очередь не стала возражать против ограничения её в родительских правах. Она пояснила, что живет в Московской области, там же и работает, поэтому с детьми не проживает, не содержит их, поскольку ей не хватает средств даже на своё содержание.

Органы опеки поддержали исковые требования бабушки, указав, что считают целесообразным ограничить мать детей в родительских правах, дав ей шанс на исправление и возможность на общение, содержание и воспитание детей.

Прокурор также считал возможным ограничить ответчика в родительских правах.

На момент посещения семьи органами опеки малолетние выглядели здоровыми, активными, жизнерадостными, чистыми, ухоженными, были одеты в чистую одежду, соответствующую полу и возрасту, охотно шли на контакт со специалистом, рассказывали про детский сад и лагерь, про друзей, показывали игрушки. В квартире для детей отведена отдельная светлая комната, в которой обустроены спальные места на одном раскладном диване. Со слов малолетних, они скучают по матери, обижаются на неё, если мать обещает, но не приезжает.

Суд принял решение ограничить ответчицу в родительских правах в отношении её двоих несовершеннолетних детей и взыскать с неё алименты на содержание дочерей в размере 1/3 её доходов.

Таким образом, такое поведение матери является достаточным основанием для ограничения родительских прав, но не достаточным для их лишения. В данном случае это скорее предупреждение для матери. Если она не изменит своего отношения к детям, последует полное лишение её родительских прав.
Для отмены ограничения родительских прав родитель должен обратиться с иском в суд к лицу, на попечении которого находится ребёнок

Ограничение родительских прав комиссией по делам несовершеннолетних

Как мы уже говорили, с иском в суд об ограничении родительских прав могу обратиться не только близкие родственники, но и другие компетентные органы.

Например, в Кунцевский районный суд Москвы обратилась районная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав с иском об ограничении родительских прав матери в отношении старшего сына и о лишении родительских прав в отношении младшего. Отцы несовершеннолетних самоустранились от их воспитания и содержания, а мать ненадлежащим образом исполняет свои обязанности, злоупотребляет алкоголем. Семья состоит на учёте как семья, находящаяся в социально-опасном положении.

Два года назад мать, находясь дома в состоянии алкогольного опьянения, в присутствии детей нанесла себе несколько ударов ножом в область груди, после чего была госпитализирована, через некоторое время ситуация повторилась, на фоне употребления спиртного женщина пыталась покончить жизнь самоубийством, после произошедшего была госпитализирована в Психиатрическую клиническую больницу.

Комиссия по делам несовершеннолетних многократно привлекала мать детей к административной ответственности. После прохождения лечения от алкоголизма женщина обратилась в органы опеки с просьбой о заключении договора о социальном патронате на один год. Дети были помещены в соответствующее учреждение, однако мать их не навещала и продолжала выпивать, на работу не устраивалась. Через год дети вернулись домой.

Во время визитов органов опеки препятствовала проведению обследований условий жизни детей, вела себя неэтично, к рекомендациям не прислушивалась. На последней проверке, предшествовавшей обращению в суд, женщина находилась дома в состоянии сильного алкогольного опьянения с посторонними лицами, местонахождения детей ей было неизвестно. Сотруднику полиции она пояснила, что она с друзьями отмечала день рождения её сожителя, в среднем она выпивает в день 0,5 литра водки.

По просьбе специалистов органа опеки она стала звонить на мобильный телефон старшего сына, однако не дозвонилась, так как осуществляла звонок по пульту от телевизора. В квартире был сильный беспорядок, грязь.

Сотрудниками полиции в отношении неё неоднократно составлялся протокол об административном правонарушении за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей.

Кунцевская районная комиссия по делам несовершеннолетних обратилась с иском в суд об ограничении и о лишении родительских прав.

Органы опеки поддержали все требования.

Ответчица возражала против удовлетворения иска, говорила, что надлежащим образом исполняет родительские обязанности.

В судебном заседании также были опрошены сами дети.

Старший сын рассказал, что живёт с мамой, её сожителем и братом. Мама иногда по праздникам выпивает. Готовит он сам или мама. Дома убирается и стирает иногда мама, но чаще он. С братом нормальные отношения, он ему помогает. С мамой у них нормальные отношения. Мама постоянно меняет место работы. Папа никак не помогает. Брат часто гуляет один, мама приучает его гулять одного. Сама отпускает, либо он сам уходит.

Младший сын пояснил, что живёт с мамой, папой (сожитель матери), а также с братом. Уроки делает сам, обедает в школе. Днём мама на работе, дома бывает, макароны варит. Летом он гуляет с ребятами или со старшим братом. Иногда гуляет с мамой. В зоопарке или цирке не был. Хочет жить с мамой. На улице один бывает часто. Гости к ним приходят каждый день. Мама днём часто спит или уезжает из дома.

Классный руководитель одного из детей положительно охарактеризовал мать, пояснил, что она посещает родительские собрания, дети выглядят опрятно, на еду не бросаются.

Из наркологического диспансера сообщили, что истица его несколько раз посещала, от предложенного курса реабилитации, психотерапии и медикаментозной терапии отказалась.

Суд решил исковые требования удовлетворить. В отношении одного из сыновей лишить мать родительских прав, а в отношении другого ограничить родительские права.

Такие споры весьма неоднозначны и трудны. Если вы столкнулись с лишением или ограничением родительских прав, рекомендуем доверить представление ваших интересов в суде опытным семейным юристам.
Если вам необходима консультация специалиста по лишению и ограничению родительских прав, звоните по номеру: + 7 (495) 722-99-33 или пишите в WhatsApp.

Основания для ограничения родительских прав в ДНР

Ограничение родительских прав нередко путают с их лишением, однако на практике эти меры имеют между собой определенные отличия.

Лишение родительских прав является крайней мерой, которая применяется в случаях, если предыдущие способы (в том числе и ограничение) не принесли должного результата, в части обеспечения нормальной жизни ребенка.
Лишают родительских прав на бессрочный период вплоть до совершеннолетия ребенка. Ограничивают родительские права только на определенный срок, в течение которого наблюдают за поведением родителей. Данная мера предпринимается в профилактических целях.
Ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно по не зависящим от родителей обстоятельствам (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие). Ограничение возможно и тогда, когда оставить ребенка с родителями опасно вследствие их поведения, однако нет объективных оснований для начала процедуры по лишению родительских прав.
Срок ограничения составляет до 6 месяцев, которые даются родителям для изменения своего поведения. По прошествии 6 месяцев органы опеки и попечительства проверяют поведение родителей. Если их поведение спустя полгода все еще может нанести ребенку вред, то уполномоченные государственные органы будут ходатайствовать о лишении родительских прав через суд.
Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен близкими родственниками ребенка, дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями, а также прокурором.
При ограничении родительских прав, отцу или матери могут позволить видеться с ребенком, но только при условии, что это не будет причинять вред ребенку и представлять для него опасности. Установление наличия или отсутствия угрозы происходит в судебном порядке, после рассмотрения всех обстоятельств дела.
Доказательства для ограничения родительских прав:
  • справки о вызове представителей органов полиции или копии составленных по факту нарушения протоколов;
  • заключения уполномоченных должностных лиц о физическом или психологическом здоровье ребенка;
  • справки о размере задолженности по алиментам;
  • характеристики от участкового инспектора полиции.
В случае ограничения родительских прав родитель лишается возможности: воспитывать ребенка; представлять и защищать его интересы; проживать с ним; отбирать его у других лиц; получать льготы и государственные пособия на ребенка.
Если обстоятельства из-за которых гражданин был ограничен в родительских правах отпали, то суд по иску может вынести решение о возвращении ребенка и об отмене ограничений.
Суд вправе отказать в удовлетворении иска, если возвращение противоречит интересам ребенка.
Источник: Уполномоченный по правам человека в ДНР.
Tagged

Навигация по записям

Копирование материалов с сайта разрешено с указанием ссылки на источник

Права и обязанности родителей. Ограничение родительских прав

Родительские права возникают с момента рождения ребенка. Родители обязаны защищать права и интересы своих детей. Они являются законными представителями своих детей и без специальных полномочий могут выступать в их защиту в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в суде.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей предполагает систематическое невыполнение родительского долга, отсутствие заботы о своих детях — об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду и т.п. О виновном поведении родителей можно говорить в тех случаях, когда они умышленно или вследствие безразличного отношения не кормят своих детей, оставляют их одних на длительный срок, не лечат, когда дети больны, не записывают и не водят ребенка в школу.

Если родители не выполняют свои обязанности, они могут быть лишены родительских прав либо их права могут быть ограничены. Такая мера применяется только по решению суда и не распространяется на усыновителей, опекунов (попечителей), приемных родителей.

Суд может принять такое решение, если оставление ребенка с родителями опасно для ребенка, но в этом нет вины родителей (хроническое заболевание, психическое расстройство, стечение тяжелых обстоятельств и т.д.). Если родители признаны судом недееспособными, ребенок считается оставшимся без родительского попечения и должен быть устроен в воспитательное учреждение или взят под опеку. Такую же меру суд может применить и к родителям, поведение которых опасно для ребенка, но достаточных оснований для лишения их родительских прав не установлено. Если после решения суда родители в течение 6 месяцев не изменят своего поведения, они будут лишены родительских прав.

Иск об ограничении родительских прав может подать не только один из родителей, но и другие близкие родственники ребенка: бабушки, дедушки, братья, сестры.

В суд с таким иском могут обратиться прокурор, орган опеки и попечительства, комиссия по делам несовершеннолетних, детский сад, школа и другие учреждения, работники, которых непосредственно общаются с ребенком и имеют возможность длительно его наблюдать в повседневной жизни.

Иски об ограничении родительских прав суд рассматривает с обязательным участием прокурора и органов опеки и попечительства.

Главным последствием ограничения родительских прав является отобрание ребенка у родителей. Они при этом лишаются права лично воспитывать ребенка, выбирать для него образовательное учреждение и форму обучения, защищать его права и интересы личного характера, выступать в роли его законных представителей.

Ограниченные в правах родители лишаются всех льгот и государственных пособий, установленных для граждан, имеющих детей.

Если суд принимает решение об ограничении родительских прав обоих родителей (либо одинокой матери или одинокого отца), ребенок передается органу опеки и попечительства, который устраивает его в воспитательное учреждение, либо устанавливает опеку (попечительство).

Родители могут подать в орган опеки и попечительства совместное заявление о назначении их ребенку опекуна или попечителя на период, когда по уважительным причинам они не смогут исполнять свои родительские обязанности. В акте органа опеки и попечительства о назначении опекуна или попечителя указывается срок действия его полномочий.

Ограничение в родительских правах не освобождает родителей от обязанности по содержанию ребенка, поэтому суд взыскивает с родителей (одного из них) алименты на ребенка.

Жилищные права ребенка — он либо остается жить в том же помещении, где жил ранее с родителями, ограниченными в родительских правах (при этом его интересы защищает другой родитель, опекун или попечитель), либо переселяется к опекуну, попечителю или в детское учреждение. Во всех этих случаях он сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением. Родители, даже если ребенок с ними не проживает, не могут отчуждать жилое помещение, в котором ребенок имеет право собственности либо право пользования (право проживания) без согласия органа опеки (попечительства).

Ограничение родительских прав не затрагивает прав ребенка. Он сохраняет не только право на получение наследства после смерти родителей, но и все другие имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками.

Решение о форме и продолжительности контактов ребенка с родителями принимает лицо или организация, которые непосредственно заняты его воспитанием. Это могут быть личные встречи различной продолжительности, переписка, телефонные переговоры, которые помогают сохранить связь с ребенком, поддержать в нем добрые чувства к родителю. Единственное условие — контакт должен осуществляться вне стен дома, где существовала и существует угроза для ребенка.

Отмена ограничения родительских прав (и возвращение ребенка) возможна только в судебном порядке. Обратиться в суд может только родитель, ограниченный в родительских правах. Он же сам должен доказать суду, что основания, по которым он был ограничен в родительских правах, отпали.

При отмене ограничения в родительских правах суд может одновременно отказать в возврате ребенка родителям (одному из них). В этой ситуации учитывается и мнение ребенка.

Если ребенка невозможно даже на короткий срок оставить родителям, не опасаясь за его жизнь и здоровье, может быть применена процедура немедленного отобрания ребенка, для которой не требуется решения суда.

Немедленное отобрание ребенка у родителей (других лиц, на попечении которых находится ребенок) производится, если имеется непосредственная угроза его жизни или здоровью. Не имеет значения, наступили негативные последствия для здоровья ребенка или еще нет, достаточно самого факта наличия такой опасности.

Только орган опеки и попечительства вправе принять решение об отобрании ребенка. Никакой другой орган, в том числе и полиция, этим правом не наделен. Немедленное отобрание ребенка производится на основании постановления местной администрации, в котором конкретно изложено, какая именно опасность угрожает жизни и здоровью ребенка, и дано соответствующее распоряжение органу опеки и попечительства.

Орган опеки и попечительства в первую очередь обязан обеспечить временное устройство ребенка — это может быть специальное детское учреждение, больница, школа-интернат и т. п. Если в интересах ребенка необходимо немедленно назначить ему опекуна или попечителя, орган опеки и попечительства вправе принять акт о временном назначении опекуна или попечителя и нецелесообразности помещения ребенка в организацию для детей-сирот.

О каждом случае отобрания ребенка незамедлительно должен быть уведомлен прокурор. В некоторых случаях возможно возбуждение уголовного дела в отношении родителей.

В течение 7 дней после вынесения органом местного самоуправления решения о немедленном отобрании ребенка орган опеки и попечительства должен подать в суд исковое заявление о лишении или ограничении родительских прав.

Краткое изложение дела: Re RD (лишение или ограничение свободы) [2018] EWFC 47 (28 июня 2018 г.)

Судья счел, что, если он обнаружит, что Р.Д. была лишена свободы, он будет обязан отложить рассмотрение Закона о детях и предложить местным властям, присутствующим при обращении в nobile officium Сессионного суда, добиваться санкционирование лишения свободы Р. Д. Было также вновь заявлено, что в тех случаях, когда в отношении ребенка вынесено постановление об опеке (будь то временное или окончательное), родитель не может выполнять свои родительские обязанности таким образом, чтобы дать действительное согласие на рассматриваемое родоразрешение.

Судья также изложил общепринятое мнение, что типичный 14- или 15-летний подросток не может свободно покинуть свой дом. Однако его основное внимание было сосредоточено на реальных обстоятельствах РД в Леннокс Хаус. Он счел необходимым изучить, составляют ли обстоятельства режим «полного надзора и контроля» по сравнению с условными обстоятельствами типичного ребенка того же возраста, положения, семейного происхождения и относительной зрелости, который свободен от инвалидности.

Судья был удовлетворен тем, что Р.Д. не была «свободна покинуть» Леннокс Хаус навсегда, так же как 14-летний ребенок не мог «свободно покинуть» дом своей семьи.

Он считал, что уровень контроля, обеспечиваемый персоналом, был не более интенсивным или явным, чем родительское наблюдение за молодыми подростками в домашних условиях при аналогичных обстоятельствах. Он считал, что степень надзора, вероятно, была выше для RD, учитывая ее «более молодое» проявление или позднее развитие зрелости. Сама Р.Д. не чувствовала, что за ней все время «наблюдают», что отражало фактическую степень надзора.

Считалось, что наблюдение за Р.Д., когда она выходит на территорию Леннокс-Хаус, было «почти-родительским здравым смыслом», особенно в свете оживленной главной дороги.

Судья не счел, что географическое расположение Леннокс-Хауса по отношению к местному городу само по себе было функцией какого-либо полного контроля или надзора со стороны государства, и поэтому не рассматривал соображения в соответствии со статьей 5.

Было сочтено, что, когда поведение Р.Д. (побеги, неповиновение и/или ее бедственное положение) оправдывало некоторые ограничения на ее передвижение, они применялись и применялись должным образом, исходя из того, что каждый 14-летний ребенок подлежит соответствующим ограничениям и санкциям. .Одним из следствий для RD стало усиление надзора, который считался сродни тому, что родители запирают своего подростка или руководители школ-интернатов налагают ограничения или ужесточают ограничения на возможность ученика покидать кампус. Как правило, РД мог свободно бродить по дому и пользоваться значительной степенью автономии.

В тех случаях, когда РД временно скрывалась, она возвращалась либо добровольно, либо по убеждению. Re A-F отметил, что если 14- или 15-летний ребенок убегает из дома, его, скорее всего, вернут.Р.Д. не подвергалась насильственному задержанию или задержанию с целью обеспечения ее возвращения, и даже если бы это произошло, это может отражать разумную и эффективную родительскую власть, а не полный контроль.

Таким образом, судья пришел к выводу, что, в целом, режим в Леннокс Хаус не обладал степенью или интенсивностью полного контроля или надзора за Р.Д., который оправдывал бы описание лишения ее свободы. Судья счел, что в той мере, в какой сотрудники налагают ограничения или границы на ее передвижения и свободы, они представляют собой ограничения типа, которые наложил бы на нее ребенок такого возраста, положения, семейного положения и относительной зрелости.

Родительская ответственность и лишение свободы, Софи Майлз

Верховный суд вынес свое долгожданное решение по делу Re D, когда его спросили:

«входит ли в компетенцию родителей согласие на условия проживания для 16- или 17-летнего ребенка, которые в противном случае приравнивается к лишению свободы по смыслу статьи 5?»

Дело Д. рассматривалось судом в первой инстанции в двух предыдущих случаях: первый, когда ему было 15 лет, и когда Кихан Дж. пришел к выводу, что можно полагаться на согласие его родителей, чтобы лишить его свободы в психиатрической больнице (Re D (Ребенок) (Лишение свободы) [2015] EWHC 922 (Fam), [2016] 1 FLR 142) и, во-вторых, когда ему было 16 лет (Городской совет Бирмингема против D [2016] EWCOP 8, [2016] PTSR 1129).Во втором случае Кихан решил, что нельзя полагаться на согласие родителей (согласно статье 20 Закона о детях 1989 г.) для санкционирования объективного лишения свободы Д. в обществе. Кихан Дж. также утверждал, что условия проживания Д. были возложены на государство в лице местных властей, которые взяли на себя инициативу в поиске помещения, его разработке с соответствующими специалистами в области здравоохранения и его финансировании.

Сэр Джеймс Манби поддержал апелляцию местных властей. Вы можете прочитать наш пост о решении апелляционного суда здесь.

В Верховном суде официальный солиситор подал апелляцию от имени D и утверждал, что:

«какой бы ни была позиция в общем праве, ни одно лицо не может согласиться на заключение ребенка, достигшего 16-летнего возраста и не имеет возможности принимать самостоятельные решения. Если такой ребенок находится в заключении, и такое заключение связано с государством, он лишается свободы по смыслу статьи 5, и должны быть предусмотрены гарантии, обеспечивающие законность лишения свободы.Закон о психической дееспособности 2005 года обеспечивает полную основу для принятия решений по уходу и лечению лиц в возрасте 16 лет и старше, которые не в состоянии самостоятельно принимать решения. Его альтернативный вариант состоит в том, что, даже если такое согласие входит в сферу родительской ответственности, лицо, дающее его, должно применять принципы и процедуру для принятия решения о том, отвечают ли меры наилучшим интересам ребенка, изложенные в разделе 4 Закона о психической дееспособности 2005 г. ».

Городской совет Бирмингема подтвердил, что решение Апелляционного суда было правильным, и согласие на заключение 16-17-летнего подростка, не дееспособного по Гиллику, находится в зоне родительской ответственности.Комиссия по вопросам равенства и прав человека утверждала (как и в Апелляционном суде), что это будет нарушением статьи 14 ЕКПЧ в сочетании со статьей 5 и/или статьей 8, а также положений КПИ и КПР.

Государственные секретари по вопросам образования и юстиции утверждали, что даже если ребенок находится в заключении, лицо, несущее родительскую ответственность, может дать на это согласие, если ребенок не является дееспособным по Гиллику.

Тем не менее, все согласились с тем, что местные органы власти, несущие родительскую ответственность в соответствии с постановлением об опеке или временным распоряжением, или с другой установленной законом ответственностью за ребенка (например, соглашение в соответствии с разделом 20 Закона о детях 1989 г. (CA 1989) не могут предоставить действительное согласие.

Первое женское большинство в суде (леди Хейл, леди Блэк, удовлетворила апелляцию.  Исследуя степень родительской ответственности, леди Хейл пришла к выводу, что совокупный эффект действующего и прежнего законодательства предполагает, что родительская власть никогда не санкционировала лишение ребенка ребенка свободы после того, как она достигла «возраста свободы действий» (§24-26). полная история.Ребенок может приобрести способность принимать определенные решения самостоятельно до достижения 16-летнего возраста. Леди Хейл отметила, что, хотя ответственность родителей может распространяться на решения в отношении недееспособного ребенка любого возраста, это зависит от полномочий суда. вмешиваться в соответствии с Частями 2 и 4 Закона США от 1989 года. «Возвращаясь к влиянию согласия родителей на действие статьи 5A, леди Хейл заявила, что лицо будет заключено под стражу в соответствии со статьей 5 со ссылкой на тест в Чешир-Уэст (§ 33): 

«Кислотное испытание» заключается в том, что человек находится под постоянным наблюдением и контролем и не может уйти.Тот факт, что такие ограничения могут быть необходимы для того, чтобы предотвратить причинение человеком вреда себе или другим, не имеет значения. Не имеет значения и тот факт, что условия проживания этого человека максимально приближены к нормальной домашней жизни».

«Суть дела» при применении этого теста к ребенку изложена леди Хейл в §39:

«Подпадают ли ограничения под нормальный родительский контроль для ребенка этого возраста или нет? Если да, то они не подпадают под действие статьи 5; но если они выходят за рамки обычного родительского контроля, применяется статья 5 (с учетом вопроса о том, отменяет ли согласие родителей подпункт (b) критериев Сторка, см. пункт 42 ниже).Совершенно очевидно, что степень надзора и контроля, которым подвергался D в условиях размещения B и размещения C, не была нормальной для ребенка 16 или 17 лет. Это было бы равносильно лишению свободы в случае ребенка того возраста, который не был лишен дееспособности. Тогда возникает вопрос, какое значение имеет умственная отсталость Д., если оно вообще есть?»

Возможно, неудивительно, что леди Хейл недвусмысленно отвергла аргумент «относительной нормальности» применительно к детям-инвалидам, как она это сделала в Западном Чешире в отношении взрослых-инвалидов:

«Из этого следует, что умственно отсталый ребенок, который подвергается более строгому контролю, чем обычно для ребенка его возраста, ограничивается смыслом статьи 5.Часть (a) из трех критериев Storck для лишения свободы (см. пункт 1 выше) была соблюдена».

Леди Хейл согласилась с Киханом Дж. в том, что решения Европейского суда по правам человека «очень далеки от принятия общего принципа подмены согласия», и пришла к выводу, что родительская ответственность не может заменить «субъективный элемент» лишения свободы.

Общепризнанно, что договоренности Д. «приписываются государству», и леди Хейл прокомментировала  (§43, курсив добавлен), что

«очевидно, что первое предложение статьи 5 налагает на государство позитивное обязательство защищать лицо от посягательств на свободу со стороны частных лиц, по крайней мере, i если оно знало или должно было знать об этом: см., например, Storck, para 89».

Это прояснило позицию относительно прав ребенка по отношению к государству. Кроме того, у государства есть позитивные обязательства по вмешательству, если задержанным является родитель или частное лицо, действующее от его имени; также родитель не может уполномочить государство задержать ребенка. Как отметила леди Хейл, права D были защищены Защитным судом, и в будущем новые гарантии защиты свободы будут применяться к детям в возрасте 16 лет и старше, которые не могут дать согласие на «мероприятия», которые приводят к лишению свободы.Важно отметить, что леди Хейл указала, что:

«Логически этот вывод применим и к ребенку младшего возраста, чья свобода была ограничена до степени, ненормальной для ребенка его возраста, но в данном случае этот вопрос не возникает. Общее право может проводить резкое различие в отношении лишения свободы между лицами, достигшими 16-летнего возраста, и лицами, не достигшими 16-летнего возраста, но степень, в которой это влияет на анализ в соответствии с Законом о правах человека, неясна. меня, и мы не слышали никаких аргументов по этому поводу.Поэтому я предпочитаю не высказывать никакого мнения по этому вопросу. Я также не буду выражать какое-либо мнение о степени родительской ответственности в отношении других вопросов, таких как серьезное и необратимое лечение, которые не влекут за собой лишения свободы».

Эти вопросы вполне могут вернуться как «незавершенные дела».

Леди Блэк рассмотрела авторитеты общего права, восходящие к 19 веку, и отметила, что (§56):

«Что важно в решениях для настоящих целей, так это то, что они устанавливают, как положение общего права, что (i) до достижения возраста усмотрения право родителя ограничивать свободу ребенка было абсолютным (с некоторыми очень ограниченными исключениями), (ii) как только ребенок достиг возраста усмотрения, это право исчезало, и (iii) по достижении возраста осмотрительность была вопросом достижения необходимого хронологического возраста, а не вопросом умственных способностей.

Апелляционный суд отнесся к Гиллику как к замене фиксированного «возраста усмотрения» проверкой «дееспособности Гиллика». Как и леди Хейл, леди Блэк не соглашалась с тем, что тест Гиллика применим к затронутому в данном случае аспекту родительской ответственности — к физической свободе. Она отметила, что право на лишение свободы имеет «особый режим» как в Законе о дееспособности 1989 г., так и в Законе о психической дееспособности 2005 г. (MCA 2005).

Хотя MCA 2005 не заменяет CA 1989 в отношении лиц в возрасте 16 лет и старше, у которых отсутствуют способности, преднамеренный выбор 16 для применения MCA 2005 

«указывает на понимание различных потребностей этого конкретного возраста. группа.

В отношении того, что Апелляционный суд полагался на Гиллика, леди Блэк пришла к следующему выводу:

«Я допускаю, что некоторые вещи, сказанные на Гиллике, могут быть истолкованы как применимые к ситуации, подобной настоящей, но это не будет , на мой взгляд, было бы уместно интерпретировать их таким образом, чтобы втянуть в сеть Гиллика ситуацию, диаметрально противоположную той, которой занималась Палата (не смягчение родительской ответственности в отношении несовершеннолетних группа, но ее расширение по отношению к лицам в возрасте 16 и 17 лет, с тем чтобы дать ей роль, которая иначе не была бы предоставлена ​​общим правом). Мое нежелание принять эту интерпретацию подкрепляется тем, что я считаю отчетливыми и довольно специфическими чертами области лишения свободы, которой мы здесь занимаемся. Из этого следует, что права родителя в отношении ограничения свободы ребенка остаются в соответствии с общим правом, как описано в деле Hewer v Bryant. Я думаю, что неизбежным результатом этого является то, что родители не несут ответственности за то, чтобы родители давали разрешение на содержание их 16-летнего ребенка таким образом, который при отсутствии согласия был бы равносилен лишению свободы. Свобода.

Леди Блэк предпочла оставить «полностью открытым» вопрос о детях до 16 лет. Она добавила, что

«ничто из того, что я сказал, не ставит под сомнение полномочия судов, Я упомянул и все еще доступен сегодня как в юрисдикции parens patriae, так и в соответствии с законом, в частности, в Законе о детях 1989 года, чтобы отдавать приказы в наилучших интересах детей до совершеннолетия с должным учетом их желаний и пожеланий их родителей, но не продиктовано ими.

Важно: Леди Блэк отметила, что в соответствии с Положением 7 Правил о детях (безопасное размещение) 1991 г. (SI 1991/1505 – использование Раздела 25 CA 1989 г. не ограничивается теми детьми, за которыми «присматривают»). Раздел 25 также может распространяться на детей, которые размещены в домах престарелых или независимых больницах, если это размещение «предоставляется с целью ограничения свободы» (раздел 25(1) CA 1989) и если соблюдены критерии раздела 25. Леди Блэк выразил реальную озабоченность по поводу того, может ли под действие статьи 25(1) CA 1989 подпадать только те помещения, которые были одобрены министром для этой цели.Учитывая нехватку одобренных приспособлений, это создает реальный риск того, что ребенок может столкнуться с двойным предубеждением: находясь в неутвержденных приспособлениях и вне строгих критериев раздела 25.  

Высказывая эту озабоченность, она использование имманентной юрисдикции для ограничения свободы ребенка в несанкционированном доме. Не придя к заключению, леди Блэк указала (в §113), что:

«Однако проведенных нами упражнений было достаточно, чтобы убедить нас в том, что раздел 25 не предназначен для широкого толкования, с тем чтобы поймать все дети, потребности которых в уходе удовлетворяются в помещениях, где существует определенная степень ограничения их свободы, вплоть до лишения свободы. Утверждение о том, что при определении того, является ли конкретное жилье безопасным, следует обратить внимание на само приспособление, имеет большую силу, а не на атрибуты заботы о рассматриваемом ребенке. Это соответствует формулировке, используемой в разделе 25(1), если читать ее в целом. Это также согласуется с целью обеспечения того, чтобы этот раздел не был настолько широким, чтобы наносить ущерб способности местных органов власти предлагать детям необходимую им помощь, и это должно сделать его более простым для применения, чем это было бы в случае, если бы проблемы зависели от особенностей режима индивидуального ухода за ребенком, с тем чтобы ребенок мог быть признан находящимся в безопасном месте в любых условиях.

Леди Арден вновь подтвердила различие в деле Р. (Феррейра) против старшего коронера Внутреннего Южного Лондона о том, что будут случаи, когда человек теряет свободу, но «кислотный тест» не применяется, разница здесь в том, что это дело касается жилищные условия, а не неотложная медицинская помощь для спасения жизни. Эта проблема также возникала в некоторых делах о лечении маленьких детей, например, в безуспешной попытке родителей Алфи Эванс подать апелляцию в Верховный суд: см. комментарии леди Хейл об отказе в разрешении здесь.Подобно леди Блэк, чье решение она описала как «устанавливающее ориентир на будущее» (в § 120), леди Арден предпочла оставить открытым вопрос о степени применения статьи 25.

Лорд Карнват вынес особое решение, с которым согласился лорд Ллойд-Джонс. Лорд Карнват не согласился с тем, что тот факт, что MCA 2005 применяется к детям 16 лет, подразумевает какое-либо изменение пределов родительской ответственности: парламент косвенно не меняет закон. Он отметил, что Европейский суд не отошел от толкования дела Нильсен против Дании как касающегося «ответственного осуществления матерью заявителя своих прав опеки».

Он сомневался в толковании Леди Блэк пределов судебного решения по делу Гиллика и удовлетворил бы апелляцию.

Комментарий :

Последствия судебного решения будут далеко идущими и, возможно, потребуется время, чтобы проявиться в полной мере. По первоначальному мнению, они включают следующее:-

Местные органы власти не смогут полагаться на согласие родителей для организации ухода, что приведет к лишению свободы ребенка в возрасте 16 лет и старше.

Если такие дела не подпадают под действие раздела 25 CA 1989, они потребуют обращения в суд. Как отметили леди Хейл и лорд Карнват, такие дела могут — на первый взгляд — быть разрешены в соответствии с «Гарантиями защиты свободы» после вступления в силу Закона о психической дееспособности (поправка) 2019 года («MCAA 2019»).

Однако местные органы власти должны будут рассмотреть вопрос о том, существуют ли какие-либо ограничения, которые не являются «мероприятиями по уходу» и требуют отдельного разрешения.Согласно решениям первой инстанции по делу A, делу B и решению Апелляционного суда по делу B ограничения на использование Интернета и социальных сетей не являются «подвидом» медицинской помощи (см. § 25, дело A).

Руководство по Кодексу практики Закона о психическом здоровье 1983 года было подготовлено после вынесения решения по делу Чешир-Уэст, но до вынесения первого решения по данному делу. В руководстве отмечается в 19.48, что практикующие врачи должны «рассматривать и применять изменения в прецедентном праве» в отношении того, могут ли родители давать согласие на прием 16-17-летних подростков, что повлечет за собой лишение свободы, и советует обращаться за юридической консультацией во всех таких случаях.Теперь это можно уточнить.

«Незавершенное дело», оставленное решением, включает положение детей в возрасте до 16 лет.  Учитывая комментарии леди Хейл, предполагается, что, по крайней мере, требуется осторожный подход, полагаясь на согласие родителей на любую заботу. меры, приводящие к лишению свободы лиц моложе 16 лет, особенно лиц, находящихся ближе к «отсечению». Сфера действия статьи 25 СА 1989 года явно является вопросом, который, вероятно, потребует дальнейшего рассмотрения судами.

Лишение свободы для 16/17 лет

Опубликовано 26 сентября 2019 г.

Может ли родитель дать согласие от имени своего 16/17-летнего ребенка на меры по уходу/проживанию, которые в противном случае были бы равносильны лишению свободы?

Это вопрос, лежащий в основе многолетней саги о D (Дитя) , которая, наконец, достигла своего завершения сегодня, когда высший суд страны постановил, что ответ «нет».Это означает, что если 16- или 17-летний подросток не может дать согласие на условия, которые соответствуют «жесткому тесту» на лишение свободы (т.е. под постоянным надзором и контролем и не могут уйти), согласие родителей не остановит это равносильно лишение свободы и, если это не разрешено законом, такое лишение будет незаконным.

Мы рассматриваем решение Верховного суда и его последствия для тех, кто занимается оказанием помощи 16- и 17-летним подросткам.

О чем было дело?

D родился в 1999 году, и в молодом возрасте у него диагностировали СДВГ, синдром Аспергера, синдром Туретта и легкую неспособность к обучению.

Его вызывающее поведение означало, что о нем нужно заботиться в помещении, где он находился под постоянным наблюдением и контролем, поскольку все внешние двери были заперты, он не мог выходить на улицу без сопровождения и имел поддержку персонала 1: 1 в течение дня, а также персонал в постоянное присутствие в ночное время.

Характер этих мер по уходу означал, что D находился «под непрерывным наблюдением и контролем и не мог уйти» (в соответствии с «кислотным тестом» Cheshire West на лишение свободы с учетом возрастных компараторов) и, следовательно, был «лишен его свободы’ , если только можно было бы сказать, что на эти договоренности было получено действительное согласие.

Вопрос заключался в том, могли ли его родители дать такое согласие (учитывая, что D сам не мог дать согласие). Если это так, то лишение свободы по закону не применяется (для целей статьи 5). В противном случае имело место лишение свободы, которое необходимо было бы санкционировать через суд, учитывая, что гарантии лишения свободы в соответствии с Законом о психической дееспособности не могут применяться к лицам моложе 18 лет.

Суд уже постановил, когда Д. было еще 15 лет, что родители Д. могли дать согласие на его заключение, пока ему не исполнилось 16 лет.Однако более сложный вопрос заключался в том, смогут ли они сделать это, когда ему исполнится 16 лет, учитывая, что существуют различные законодательные акты (не в последнюю очередь MCA, который применяется к лицам в возрасте 16 лет и старше), которые относятся к 16/17-летним по-разному. дети.

Защитный суд постановил (в январе 2016 г.), что родители D могут , а не дать согласие на его содержание в интернатном учреждении после достижения им отсутствие дееспособности потребует разрешения суда.Однако в следующем году (октябрь 2017 г.) Апелляционный суд отменил это решение и постановил, что согласие на такие договоренности от имени 16/17-летних может подпадать под «зону» родительской ответственности. Это означало, что согласие родителей могло фактически предотвратить приравнивание мер по уходу к лишению свободы (для целей статьи 5), тем самым избегая необходимости в разрешении суда в таких обстоятельствах. Такова была юридическая позиция в течение почти двух последних лет после решения Апелляционного суда.

Что решил Верховный суд?

Теперь Верховный суд снова перевернул этот вопрос с ног на голову, придя к выводу, что , а не входит в сферу родительской ответственности родителей 16-17-летнего подростка, если они соглашаются на условия ухода/проживания, которые лишают этого молодого человека его Свобода.

По мнению леди Хейл, суть дела такова: « Подпадают ли ограничения под нормальный родительский контроль для ребенка этого возраста или нет?» .Если они это сделают, это не будет подпадать под действие статьи 5 Европейской конвенции о правах человека, право на свободу, но, если ограничения выходят за рамки обычного родительского контроля, будет применяться статья 5, и лица с родительская ответственность. В данном случае степень надзора и контроля, которым подвергался D, совершенно явно не соответствовала норме для ребенка 16 или 17 лет.  Соответственно, он мог быть лишен свободы на законных основаниях только в порядке, предусмотренном законом, т.е.е. разрешение суда (как это фактически произошло в случае D в любом случае).

Тем временем другой судья Верховного суда, леди Блэк, провела более подробный анализ вопроса о том, насколько далеко распространяется родительский контроль, и пришла к выводу, что родительская ответственность за ребенка в возрасте 16 или 17 лет не , а не распространяется на санкционирование заключения ребенка при обстоятельствах, которые в противном случае были бы равносильны лишению свободы. Леди Блэк также рассмотрела применение Раздела 25 Закона о детях 1989 года (который предусматривает безопасное размещение), обнаружив, что Раздел 25 « не предназначен для широкого толкования, чтобы охватить всех детей, чьи потребности в уходе удовлетворяются в приютах». где существует определенная степень ограничения их свободы, вплоть до лишения свободы».

Какими бы ни были причины, результатом решения Верховного суда является то, что согласия родителей на меры по уходу/проживанию, равные лишению свободы 16-17-летнего подростка, уже недостаточно.

Практические последствия?

Суть в том, что теперь необходимо будет запрашивать разрешение суда для организации ухода/проживания для молодых людей в возрасте 16 или 17 лет, которые не в состоянии сами дать согласие на эти меры. Согласие родителей на эти меры больше не будет достаточным для предотвращения незаконного лишения свободы в противном случае.

Однако, как указал Верховный суд, ключевым недавним событием стало принятие Закона о психической дееспособности (поправка) 2019 г., который, как ожидается, вступит в силу с 1 октября 2020 г., введет меры защиты свободы взамен существующего лишения свободы. Режим защитных мер (DoLS). В отличие от нынешней системы, гарантии защиты свободы будут применяться к 16-ти и 17-летним подросткам. Таким образом, после вступления в силу нового режима в следующем году закон обеспечит механизм защиты прав 16/17-летних так же, как и взрослых, что заполнит правовую «дыру», существующую в настоящее время для этого возраста. группа.

Важно отметить, что влияние этого приговора можно было ощутить более широко, поскольку леди Хейл заметила, что, по логике вещей, тот же вывод применим к детям младшего возраста, чья свобода ограничена в степени, ненормальной для ребенка их возраста (хотя другие судьи были намерен оставить этот вопрос полностью открытым). В то время как вопрос о лицах моложе 16 лет конкретно не возникал в этом деле, поэтому ничего не сказано о том, что имеет обязательную силу, потенциально была открыта дверь для того, чтобы в будущих делах, касающихся лиц моложе 16 лет, утверждать, что разрешение суда также необходимо для прекращения договоренностей, равнозначных незаконное лишение ребенка свободы.Однако это вопрос другого дня.

Другим вопросом для другого дня, вероятно, будет дальнейшее рассмотрение того, когда укусы Раздела 25 (предоставление безопасного жилья).

Как мы можем помочь

Наша национальная команда специалистов по регулированию в сфере здравоохранения может предоставить оперативные и практические советы уполномоченным и поставщикам медицинских и социальных услуг по всем аспектам законодательства в этой области, включая:

  • Консультации по вопросам лишения свободы при уходе за детьми/услугах, в том числе о том, могут ли меры по уходу приравниваться к лишению свободы;
  • Консультации по защите и охране детства;
  • Разрешения DoLS и связанные с ними судебные заявления;
  • Согласие на консультацию по лечению детей и взрослых, включая обращение в суд, когда это необходимо в случаях серьезного лечения;
  • Поддержка при внедрении системы гарантий защиты свободы, включая обучение правовой базе применительно к вашей организации и обзор политик и процедур для обеспечения соответствия новой системе.

Наследие Гинзбурга в области защиты детей: внимание к родительским правам

У покойного судьи года Рут Бадер Гинзбург было много даров, одним из которых было использование языка, чтобы передать суровое воздействие закона на тех, кто живет на обочине. Рассмотрим ее слова в M.L.B. против SLJ , в котором она написала мнение большинства, требующее от штатов предоставить родителям бесплатные стенограммы апелляций о прекращении родительских прав (TPR).

Она описала суровость наказания как то, что родитель «навсегда стал чужим для своего ребенка.Она описала подход Суда как «учитывающий серьезность санкции, наложенной на [мать]». И она отметила, что TPR связаны с «непоправимым разрушением самых фундаментальных семейных отношений».

Вивек Санкаран, профессор права
Мичиганского университета.

Ее слова убедительно показали, что судьи должны проявлять сдержанность, прежде чем принять решение о постоянном и бесповоротном разрыве отношений между родителями и детьми. Ее точка зрения согласуется с основополагающей конституционной точкой зрения: прежде чем правительство лишит кого-либо основных прав, оно должно продемонстрировать, что его действия являются наименее ограничительным средством для удовлетворения насущных государственных интересов.Другими словами, он должен показать, что его действия абсолютно необходимы и другого выхода не существует.

Последние несколько недель я много думал о словах судьи Гинзбурга, прочитав сотни страниц стенограмм апелляций TPR. Это ежегодный ритуал для меня примерно в это время года в рамках моей работы в Апелляционной клинике защиты детей при Юридической школе Мичиганского университета, в которой мои студенты представляют родителей в апелляциях о лишении родительских прав.

Но одно чувство, которого я никогда не испытывал после прочтения этих расшифровок, — это чувство судебной сдержанности перед тем, как суды применили свою ужасающую власть, чтобы лишить родительских прав.

Скорее суды лишают родительских прав из соображений удобства. Ребенок находится в приемной семье 15 месяцев, так что давайте расторгнем. Приемный родитель предпочитает усыновить ребенка, так что давайте прекращать. Родитель не полностью выполнил услуги, так что давайте прекратим. В одном случае судья даже заявил вслух, что он предпочел бы расторгнуть брак, несмотря на то, что ребенок живет в безопасности со своим отцом, потому что предоставление отцу права добиваться опеки заняло бы больше времени и было бы неудобно для отца.

Но чего часто не хватает, так это тщательного изучения того, почему прерывание беременности является лучшим и единственным вариантом для ребенка. Зачем прекращать, если у ребенка все еще есть любящая связь со своим родителем? Зачем увольнять, если ребенок уже благополучно живет с родителем или родственником? Зачем расторгать, если система не определила для ребенка другой постоянный дом?

Вместо того, чтобы решать эти сложные вопросы, суды обходят их, используя модные фразы, такие как «необходимость ребенка в постоянстве». Я представлял сотни детей в своей карьере, хотя некоторые дети, безусловно, хотят окончательности, многие другие все еще хотят поддерживать отношения со своими родителями.Навсегда. Даже если они не могут жить с ними.

Наша система защиты детей должна учитывать, когда мы должны лишить родительских прав. Мы должны признать, что наше использование TPR — ради удобства — нанесло вред детям и их родителям. Мы больше не можем мириться с практикой, в результате которой дети не могут иметь отношений с любящими родителями просто потому, что их родители не могут о них позаботиться.

Чтобы перестроить нашу систему, мы должны четко определить ценности, которые мы хотим продвигать, когда суды должны лишить родительских прав.Хотя Верховный суд заявил, что Конституция разрешает штату лишать родительских прав только в случае обнаружения непригодности, он не дал определения этому слову, вместо этого оставив штатам определять, когда должны быть прекращены родительские права.

Государства могут по своему усмотрению определять как поведение, которое делает родителя неспособным иметь законные права на своего ребенка, так и время, которое должно быть предоставлено родителям для исправления этой неспособности. Неудивительно, что штаты сильно различаются по тому, как часто и как быстро они лишают родительских прав.Например, в 2014 году в Мэриленде на каждые 100 000 детей приходилось 10,5 прерывания беременности. Показатель в Западной Вирджинии, соседнем штате, составил 283, что почти на 2700% выше.

Таким образом, способность родителя сохранить свое основное конституционное право зависит от того, в каком штате он проживает или даже в каком округе штата он проживает. Когда на карту поставлены основные конституционные права, такого рода неравенства должны вызывать у всех нас дискомфорт.

Прежде чем суды «навсегда» сделают родителя «чужим для своего ребенка», не следует ли нам хотя бы поговорить об этом? Настоящий разговор.Это не прячется за модными фразами. Это не основывается на спекулятивных предположениях, а вместо этого исследует доказательства того, как TPR на самом деле влияют на детей и их семьи. Тот, который признает безотзывность рассматриваемого действия и призывает к судебной сдержанности.

Когда на карту поставлена ​​такая сила, удобство никогда не может быть нашей руководящей ценностью.

Об авторе
Вивек Санкаран

Вивек Санкаран является директором Юридической клиники по защите прав детей и Апелляционной клиники по защите детей при Юридической школе Мичиганского университета.Следуйте за ним в Твиттере на @vivekssankaran.

Родительские права при рождении — FindLaw

Как биологический родитель ребенка, вы имеете право принимать решения относительно ухода и содержания вашего ребенка, если это не ставит под угрозу здоровье и безопасность ребенка. Иногда это включает в себя трудное решение отдать ребенка на усыновление.

Однако, что касается вашего эмоционального и финансового благополучия, вы никогда не должны чувствовать себя обязанным отказываться от своих родительских прав, не поняв сначала, как это решение может повлиять на вас в долгосрочной перспективе.Поэтому, если вы подумываете о том, чтобы отдать своего ребенка на усыновление, важно знать пределы ваших прав биологических родителей, наиболее радикальным из которых является лишение родительских прав.

Лишение родительских прав в целом

Существует несколько оснований для лишения родительских прав – как добровольных, так и недобровольных. Как правило, биологические родители имеют право выбирать, что лучше всего отвечает интересам их детей, и это включает в себя трудное решение, отдавать ли их на усыновление.

С одной стороны, когда биологические родители отдают своего ребенка на усыновление, они добровольно лишаются родительских прав. И наоборот, когда биологические родители лишаются своих родительских прав, это известно как недобровольное прекращение прав биологических родителей.

Добровольное прекращение и согласие

Прежде чем добровольное прекращение может иметь место, законы штата требуют, чтобы один или оба биологических родителя юридически «согласились» на усыновление. Согласие возникает, когда биологические родители юридически соглашаются (без принуждения, угроз или силы) отказаться от всех прав и обязанностей ребенка, чтобы разрешить усыновление.

В большинстве штатов требуется, чтобы согласие было составлено в письменной форме и сделано перед судьей или другим лицом, назначенным судом. Это в равной степени относится к биологическим матерям и биологическим отцам, установившим отцовство. (Прочитайте обсуждение «Неженатые отцы и усыновление».)

Кроме того, многие штаты разработали программы, облегчающие переход для всех вовлеченных сторон, включая детей, биологических и приемных родителей, чтобы предотвратить тревогу, травму, принуждение или другие негативные психологические последствия, которые могут возникнуть в процессе усыновления. .

Однако, если один или оба родителя умерли или лишились родительских прав по другим причинам, согласие может быть дано следующим:

  • Опекун ребенка
  • Суд, обладающий юрисдикцией в отношении ребенка
  • Агентство или лицо, осуществляющее опеку над ребенком
  • Близкий родственник ребенка

Вынужденное прекращение

В отличие от добровольного прекращения, бывают случаи, когда права биологических родителей могут быть прекращены принудительно при соблюдении определенных условий.При принудительном прекращении большинство штатов исходят из наилучших интересов ребенка и определяют, существуют ли конкретные причины для прекращения биологических отношений родитель-ребенок.
Наиболее распространенными основаниями для принудительного лишения родительских прав являются:

  • Жестокое обращение с ребенком или отсутствие заботы о ребенке
  • Психическое заболевание или недееспособность, вызванная употреблением алкоголя или наркотиков родителем
  • Заброшенность
  • Осуждение родителем преступления с участием детей
  • Осуждение родителем за совершение преступления, требующее тюремного заключения, по истечении которого это негативно скажется на ребенке

ГРМ

В зависимости от штата точный момент, когда права биологических родителей могут быть прекращены, может варьироваться от момента сразу после рождения ребенка до 30 дней после этого (или более в ограниченных случаях).) Таким образом, поскольку прекращение прав биологических родителей является серьезным вопросом, в большинстве штатов действуют строгие временные требования, которые должны быть соблюдены, прежде чем права биологических родителей могут быть прекращены.

Отзыв согласия

Как правило, согласие на усыновление является безотзывным, поскольку согласие должно быть прочным и обязывающим соглашением, помогающим обеспечить стабильное окружение для ребенка. В некоторых штатах биологическим родителям запрещено отзывать свое согласие на усыновление. В других штатах разрешены крайне ограниченные ситуации для отзыва согласия на усыновление — обычно до того, как усыновление завершено — и могут включать следующие обстоятельства:

  • Мошенничество или принуждение
  • Государство предоставляет установленный период времени для отзыва согласия
  • Штат (или другой руководящий орган) определяет, что аннулирование отвечает наилучшим интересам ребенка
  • Биологические родители и приемные родители взаимно соглашаются на отзыв

Поскольку законы об усыновлении различаются, важно проверить законы об усыновлении в вашем конкретном штате.

Поговорите с адвокатом о правах биологических родителей

Предлагаете ли вы своего ребенка на усыновление или сами усыновляете ребенка, важно знать позицию всех сторон в отношении их прав и обязанностей. В то время как приемные родители являются основными опекунами и попечителями, биологические родители могут по-прежнему сохранять определенные права в определенных ситуациях. Если у вас возникнут вопросы, опытный адвокат по семейным делам сможет дать ответы.

Понимание родительских прав в штате Иллинойс


Закон штата Иллинойс предполагает, что родители имеют возможность должным образом заботиться о своих детях и обеспечивать безопасную среду обитания.Следовательно, любой, кто установил отцовство или отцовство в отношении ребенка, имеет право на определенные родительские права. Среди этих прав есть право на получение «времени для родителей» или времени, проведенного с ребенком. Однако некоторым родителям придется принять меры для получения родительских прав. Кроме того, некоторые обстоятельства могут привести к ограничению или прекращению родительских прав родителя.

Когда родитель имеет право на посещение?

Время воспитания, которое раньше называлось «посещением», — это время, когда родитель наблюдает за своим ребенком и заботится о повседневных потребностях ребенка.Разведенные родители выделяют время на воспитание детей в своем плане воспитания. Однако для того, чтобы иметь право на родительское время, неженатым отцам может потребоваться установить отцовство. Отцовство может быть установлено путем подписания Добровольного признания отцовства (VAP) при рождении ребенка или в судебном или административном порядке.

Родители могут быть подвергнуты ограничению времени воспитания, если есть опасения, что обычное время воспитания может поставить под угрозу здоровье или благополучие ребенка. Ограничения времени воспитания могут включать сокращение времени воспитания, посещения под присмотром или, в редких случаях, полное прекращение родительского времени.

Может ли родитель лишиться родительских прав?

Некоторые родители добровольно отказываются от родительских прав, чтобы разрешить усыновление ребенка. Однако родители также могут лишиться родительских прав, если их объявят «непригодными». Прежде чем родитель будет признан негодным, сторона, добивающаяся лишения родителя родительских прав, должна будет представить «четкие и убедительные доказательства» того, что родитель совершил или подпадает под одно или несколько из следующих действий:

  • Брошенный ребенок

  • Неоднократно безнадзорный ребенок

  • Физическое насилие над ребенком

  • Не удалось защитить ребенка от опасности

  • Не смог обеспечить основные потребности ребенка

  • Не удалось проявить разумную заботу о ребенке

  • Был осужден за определенные уголовные преступления, такие как убийство и сексуальное насилие

  • Имеет проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, из-за которых он или она не может выполнять родительские обязанности

  • Имеет когнитивное или психическое заболевание, из-за которого он или она не может выполнять родительские обязанности

Связаться с адвокатом по родительским правам в Чикаго

Семейный адвокат округа Кук Джордж Дж.Skuros обеспечивает квалифицированное юридическое представительство и консультации по целому ряду родительских проблем. За помощью в установлении отцовства, распределении родительских обязанностей и родительского времени, составлении плана воспитания, защите ваших родительских прав и многом другом обращайтесь в Адвокатское бюро Джорджа Дж. Скуроса. Позвоните в наш офис для бесплатной конфиденциальной консультации по телефону 312-884-1222.

Источник:

 

https://www.ilga.gov/legislation/ilcs/ilcs3.asp?ActID=2098&ChapterID=59

Лишение свободы Определение | Law Insider

Ребенок находится в компании или под контролем лица, арестованного по статье 278 Уголовного кодекса (задержание или сокрытие ребенка от законного опекуна) или по статье 278 Уголовного кодекса.5 ( Лишение опеки ребенка или права на посещение) (Уголовный кодекс § 279.6).

Лишение свободы под стражей запрашивается только в том случае, если невозможно применить другие, более мелкие меры по улучшению положения или если такие меры были опробованы без приемлемых результатов.

Лишение свободы под стражей может быть запрошено только в том случае, если невозможно применить менее строгие меры или если такие меры были предприняты без приемлемых результатов.

Лишение опеки в связи с разводом, раздельным проживанием, действием другого родителя.

Ребенок является похищенным ребенком. (c) Ребенок находится в компании или под контролем лица, арестованного в соответствии с § 278 Уголовного кодекса или § 278.5 Уголовного кодекса (задержание или сокрытие ребенка от законного опекуна) или Уголовный кодекс § 278.5 ( Лишение опеки ребенка или права на посещение) (Уголовный кодекс § 279.6). Ребенок, взятый под охрану, должен быть доставлен в CFS, если иное не предписано судом.

Однако любой работник, который не заявит в письменной форме своему работодателю об изменении места жительства, повлекшем за собой дополнительные расходы, не имеет права на увеличение пособий, указанных в статье 24.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>