МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Близкое родство: Близкие родственники и взаимозависимые лица

Ошибка 404 Not Found страница не найдена

 

Такое иногда случается. Самые вероятные причины — устаревшая ссылка или страница была удалена автором.

 

Для поиска нужной страницы Вы можете:

Если Вас не затруднит, сообщите нам о том, какая ссылка привела Вас на эту страницу.

Для любознательных:

  1. Новые адреса страниц

  2. Что такое «ошибка 404»

  3. Как исправить ошибку

  4. Полезные ссылки по теме

 

Новые адреса страниц

Уважаемые посетители, 15.12.2015 сайт http://advocatshmelev.narod.ru на http://yuridicheskaya-konsultaciya.ru, в связи с чем некоторые ссыли могут работать некорректно.

Как исправить ошибку

 

Что такое «ошибка 404 — Not Found (страница не найдена)»

Ошибка 404 или Not Found (не найдено) – стандартный код ответа HTTP о том, что клиент был в состоянии общаться с сервером, но сервер не может найти данные согласно запросу.
Википедия

Такое сообщение возникает тогда, когда посетитель переходит по «битой» или неправильной ссылке. То есть была страница, потом почему-то пропала, а ссылки на нее остались, вот при переходе по такой ссылке и возникает ошибка 404, то есть страница не найдена.

 

Как исправить ситуацию при получении сообщения


«ошибка 404 — страница не найдена»

Если Вы оказались на этой странице, то повода для беспокойства нет. Исправить ситуацию можно следующим образом:

  1. Попробуйте перезагрузить страницу (нажмите клавишу F5). Возможно, это просто случайность.

  2. Если ссылка набрана вручную, поищите ошибки в написании URL или попробуйте изменить расширение загружаемого документа (например, поменять *.htm на *.html и наоборот).

  3. Поднимитесь в структуре URL на один уровень выше и оттуда попытайтесь найти искомый документ.

  4. Попробуйте поискать нужную страницу с помощью поиска по сайту:

  5. Сообщите мне по адресу: [email protected]

 

Страница размещена 13 июля 2013 года. Дополнена — 13.08.2014, 23.12.2015, 19.01.2016, 10.02.2016, 11.08.2017, 30.11.2019

Автор: юрист и налоговый консультант Александр Шмелев © 2001 — 2020

 

Полезные ссылки по теме «Ошибка 404 — Not Found


(страница не найдена)»
  1. Главная страница сайта http://yuridicheskaya-konsultaciya.ru

  2. Карта сайта

  3. Юридическая консультация

  4. Налоговая консультация

  5. Новости законодательства

Tags: ошибка, 404, Not Found, страница не найдена

Ошибка 404 Not Found страница не найдена

 

Такое иногда случается. Самые вероятные причины — устаревшая ссылка или страница была удалена автором.

 

Для поиска нужной страницы Вы можете:

Если Вас не затруднит, сообщите нам о том, какая ссылка привела Вас на эту страницу.

Для любознательных:

  1. Новые адреса страниц

  2. Что такое «ошибка 404»

  3. Как исправить ошибку

  4. Полезные ссылки по теме

 

Новые адреса страниц

Уважаемые посетители, 15.12.2015 сайт http://advocatshmelev.narod.ru на http://yuridicheskaya-konsultaciya.ru, в связи с чем некоторые ссыли могут работать некорректно.

Как исправить ошибку

 

Что такое «ошибка 404 — Not Found (страница не найдена)»

Ошибка 404 или Not Found (не найдено) – стандартный код ответа HTTP о том, что клиент был в состоянии общаться с сервером, но сервер не может найти данные согласно запросу.
Википедия

Такое сообщение возникает тогда, когда посетитель переходит по «битой» или неправильной ссылке. То есть была страница, потом почему-то пропала, а ссылки на нее остались, вот при переходе по такой ссылке и возникает ошибка 404, то есть страница не найдена.

 

Как исправить ситуацию при получении сообщения


«ошибка 404 — страница не найдена»

Если Вы оказались на этой странице, то повода для беспокойства нет. Исправить ситуацию можно следующим образом:

  1. Попробуйте перезагрузить страницу (нажмите клавишу F5). Возможно, это просто случайность.

  2. Если ссылка набрана вручную, поищите ошибки в написании URL или попробуйте изменить расширение загружаемого документа (например, поменять *.htm на *.html и наоборот).

  3. Поднимитесь в структуре URL на один уровень выше и оттуда попытайтесь найти искомый документ.

  4. Попробуйте поискать нужную страницу с помощью поиска по сайту:

  5. Сообщите мне по адресу: [email protected]

 

Страница размещена 13 июля 2013 года. Дополнена — 13.08.2014, 23.12.2015, 19.01.2016, 10.02.2016, 11.08.2017, 30.11.2019

Автор: юрист и налоговый консультант Александр Шмелев © 2001 — 2020

 

Полезные ссылки по теме «Ошибка 404 — Not Found


(страница не найдена)»
  1. Главная страница сайта http://yuridicheskaya-konsultaciya.ru

  2. Карта сайта

  3. Юридическая консультация

  4. Налоговая консультация

  5. Новости законодательства

Tags: ошибка, 404, Not Found, страница не найдена

Близкое родство или свойство с определенной категорией должностных лиц

Родство — кровная связь лиц, основанная на происхождении одного лица от другого или разных лиц от общего предка.

 

Свойство — отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников (между супругом и родственниками другого супруга, между родственниками супругов).

 

Президентом РФ подписан Федеральный закон от 04.03.2014 № 23-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон),который внес поправки в порядок назначения на должность главы местной администрации по контракту.

 

С 15.03.2014 изменения, внесенные в Федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» вступили в силу.

В перечень лиц, которые находятся в близком родстве или свойстве с определённой категорией должностных лиц, включены супруги детей.

 

Ранее при назначении на должность муниципальной службы действовало ограничение, согласно которому гражданин не мог быть назначен на должность главы местной администрации по контракту, а муниципальный служащий не мог замещать должность главы местной администрации по контракту в случае близкого родства или свойства.

 

Близким родством или свойством признавалось родство или свойство с родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов с главой муниципального образования.

 

Законом предусмотрено, что гражданин не может быть назначен на должность главы местной администрации по контракту, а муниципальный служащий не может замещать должность главы местной администрации по контракту в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с главой муниципального образования.

 

Таким образом, с расширением понятия близкого родства или свойства круг ограничений при поступлении на муниципальную службу увеличился. Разработанные меры направлены на усиление противодействия коррупции в органах власти.

Последнее обновление: 21 мая 2015 г., 11:44

Документы, подтверждающие близкое родство – помощь юриста

Многим людям кажется, что не нужны доказательства близкого родства. Но это применимо только к повседневной жизни. Для совершения юридически значимых действий родство подтверждается на основании документов. В этом материале разберемся, зачем при наследовании нужны документы, подтверждающие близкое родство, какая помощь юриста в Москве нужна для их оформления.

Понятие близкого родства

За основу термина «близкое родство» следует взять трактование, указанное в СК РФ. В частности, ст. 14 Кодекса указывает на недопустимость бракосочетания между родней по прямой восходящей и нисходящей линиям, братьями и сестрами, усыновителями и усыновленными. Исходя из такого определения супруги по семейному законодательству не рассматриваются в качестве близких родственников. Но в России также действует УПК РФ, в котором супруги включены в этот состав (ст. 5 УПК РФ). Следовательно, к числу близких родственников умершего относятся:

  • бабушки и дедушки;
  • родители;
  • братья, сестры;
  • дети;
  • внуки;
  • супруги.

Однако близкое родство ни по СК РФ, ни по УПК РФ, не соотносится с очередностью наследования. Ведь все перечисленные выше лица подразделяются на 2 очереди наследовании:

  1. законный супруг, родители, дети, внуки (по праву представления) – 1-ая очередь наследования;
  2. братья, сестры (их дети по представлению) и родители родителей – 2-ая очередь наследования.

То есть близкое родство мужа и жены имеет значение, а вот близкое родство с бабушками или братьями таковое значение приобретает только в случае, если нет первоочередных наследников. Причем сам факт родства потребует подтверждения при наследовании по закону.

 

Подтвердить родственные узы

Связь между родственниками, в том числе ближайшими, устанавливается документально. В частности, наследнику придется вместе с заявлением о принятии (отказе) наследства предоставить документы, которые подтверждают их права.

  • Свидетельство о браке для супругов, которые наследуют за умершим супругом.
  • Свидетельство о рождении для детей, наследующих за своими родителями.
  • Свидетельство о браке, если наследник менял фамилию, или же это делал наследодатель.
  • Свидетельство о перемене имени, если данный факт регистрировался в ЗАГСе.

В подавляющем большинстве случаев близкие родственники, которые образуют I или II очередь наследования, обладают нужными документами. Как вариант, найти их не составляет труда, поскольку большинство людей хранить все личные документы в одном месте квартиры, дома. Но все-таки возможны ситуации, когда нужной бумаги найти не удается.

Если речь идет о личных документах, то в большинстве случаев проблем с получением утраченного дубликата не возникает. То же свидетельство о рождении можно получить бессчетное количество раз при оплате пошлины. Но, например, копию свидетельства о браке получить не получится, если брак уже расторгнут. Органы ЗАГС выдадут справку, которую также примет нотариус.

Когда речь идет о близких родственниках (именно 1-2-ая очереди), то в ЗАГСе выдают все запрашиваемые документы только при подтверждении личности заявителя и его родства с человеком, сведения о котором необходимо выдать. И здесь используются все те же «родственны» бумаги. Например, степень родства родителей даже при отсутствующем свидетельстве о рождении общего ребенка подкрепляется их паспортом.

Но все это предельно просто и не требует участия юриста, если все дети признаны, и никто не пытается оспорить отцовство или наоборот – требовать его признания. То есть если официально ребенок не признан, процедура установления родственной связи будет довольно сложной. И факт родства будет подтверждаться уже не бумагами из ЗАГСа, а решением суда.

 

Судебное признание

Обращаться в суд для установления родства с ближайшими родственниками приходится. Если родитель по каким-либо причинам не признан официально таковым, то установить родство сможет только суд и только в том случае, если будут представлены неоспоримые доказательства.

Как доказать родство с ребенком или с родителем (братом, сестрой)? Во-первых, придется собрать доказательства. К таковым относятся фото-, видео-, аудиоматериалы, личная переписка, свидетельские показания и даже доказательства ведения совместного быта. Но основной и главный – заключение ДНК экспертизы. Таковое полностью перевешивает любые другие доводы в совокупности.

Валерий И. скончался, оставив после себя не завещанную квартиру в Москве. У него осталось 2-е наследников по закону – жена и сын. Но они не знали, что у умершего был дочь. Дочь же знала о своем отце, хотя официально он признавать ее не хотел. После смерти родителя девушка отправилась к юристу за помощью в установлении родства.
Адвокат от имени клиентки обратился в суде с ходатайством о проведении ДНК-экспертизы. В качестве обоснования использовался личный фотоархив матери внебрачного ребенка умершего и ее показания. Экспертиза установила, что девушка является биологической дочерью умершего Валерия. Девушка получила причитающуюся 1/3 наследства.

Случаи посмертного установления родственных отношений отнюдь не редкость. Иногда инициаторами выступают прямые наследники наследодателя. В таком случае ходатайствовать в суд о проведении экспертизы не нужно. Ее можно провести с соблюдением требований судмедэкспертизы в любой аккредитованной лаборатории. Результаты будут приняты судом, и на их основании принято решение.

Примечательно, что решение суда не требует совершения других регистрационных действий. То есть с этим документом можно обратиться к нотариусу напрямую для оформления наследства. Если же срок принятия наследства вот-вот выйдет, а решения суд еще не принял, можно ходатайствовать о приостановлении выдачи свидетельств на наследство. Это исключит пропуск срока по не уважительной причине.

В связи с частым обновлением законодательства и юридической уникальностью каждой ситуации, 
мы рекомендуем получить бесплатную телефонную консультацию юриста. Свой вопрос Вы
можете задать по номеру горячей линии 8 (800) 555-40-36 или написать его в форме ниже.

«Непосредственная подконтрольность и подчиненность. Предотвращение конфликта интересов»

«Непосредственная подконтрольность и подчиненность. Предотвращение конфликта интересов»

Порядок поступления на государственную гражданскую службу и ее прохождения содержит ряд запретов и ограничений. Одно из таких ограничений касается совместного прохождения государственной гражданской службы близкими родственниками и свойственниками.  

Пункт 5 статьи 16 Федерального закона от 27.07.2004
№ 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» устанавливает запрет на прием гражданина на гражданскую службу, и нахождения  гражданского служащего на гражданской службе в случае близкого родства или свойства с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому.

Этим же пунктом, а так же частью 2 статьи 10 Федерального закона  от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» определен перечень лиц, являющихся близкими родственниками или свойственниками — родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей.

Данное ограничение установлено в целях недопущения возможного отрицательного влияния близких родственных связей на служебные отношения государственных гражданских служащих и качество их служебной деятельности, а также ограничение возможного злоупотребления служащими своим служебным положением.

Таким образом, в целях противодействия коррупции рассматривается не любая подчиненность или подконтрольность для близких родственников и свойственников, которая определяется по должностным инструкциям и другим документам, регламентирующим права, обязанности и взаимоотношения работников, а только непосредственная.

При решении вопросов, связанных с урегулированием конфликта интересов и соблюдением требований к служебному поведению государственных гражданских служащих, вызывает затруднение  толкование понятий «непосредственная подчиненность» или «подконтрольность», так как законодательством о государственной гражданской службе данные понятия не определены.  

Анализ судебной практики показывает, что суды разных инстанций термин «непосредственная подчиненность» толкуется как подчинение одного госудакрственного гражданского служащего другому в соответствии с должностным регламентом (инструкцией), положением о структурном подразделении государственного органа, а «подконтрольность» — как право одного государственного служащего на основании юридических документов, определяющих его статус, контролировать другого государственного служащего/, который ему непосредственно подчинен (Апелляционное определение Костромского областного суда от 11 сентября 2013 года по делу № 33-1467, Решение Заельцовского районного суда города Новосибирска от 26 сентября 2003 года по делу № 2-2393/2013, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 22 декабря 2014 года по делу № 33-12090, решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 09 января 2016 года по делу № 2-635).

 Таким образом, непосредственное подчинение и подконтрольность одного государственного гражданского или муниципального служащего другому предполагает прямое подчинение и прямой контроль.

Непосредственная подчиненность означает, что один государственный служащий подчинен другому в соответствии с должностным регламентом (должностной инструкцией), положением о структурном подразделении государственного органа.

Непосредственную подчиненность на государственной гражданской службе следует отграничить от подчиненности, не носящей непосредственного характера. Таковая имеет место в случаях, когда один служащий подчиняется другому не непосредственно, а через другое должностное лицо (должностных лиц). В таком случае можно говорить о прямой, но не непосредственной подчиненности. Прямая, но не непосредственная подчиненность государственных гражданских служащих друг другу, в соответствии с действующим законодательством не является нарушением и может иметь место в государственном органе.

Обстоятельства, связанные с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью гражданских служащих должны быть закреплены в документах, регламентирующих работу структурных подразделений и соответствующего государственного гражданского служащего.

Таким образом, федеральные законы запрещают совместное осуществление служебных отношений лицами, которые состоят в отношениях родства или свойства, если занимаемые ими должности предусмотрены в одном структурном подразделении, соподчинены и подконтрольны.

В случае, если должности государственной гражданской службы, замещаемые  лицами, которые состоят в близком родстве или свойстве, предусмотрены в одном структурном подразделении, но не соподчинены и не подконтрольны, основания для отказа в замещении таких должностей отсутствуют.

В Обзоре практики по рассмотрению в 2012 – 2013 годах дел по спорам, связанным с привлечением государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности за совершение коррупционных проступков, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 30 июля 2014 года прямо указывается на то, что близкое родство или свойство не является основанием для прекращения служебных отношений на государственной гражданской службе.  

При оценке запрета на совместную работу близких родственников и свойственников, следует учитывать то обстоятельство, что закон не запрещает непосредственную подчиненность и подконтрольность между бывшими супругами, которые расторгли брак только лишь формально, а фактически все существовавшие ранее супружеские отношения продолжают. Таким образом, законодателя интересует всего лишь формальность, а содержание отношений остается за рамками его внимания. Для принятия решения в каждом конкретном случае необходимо исследовать всю совокупность документов, определяющих должностные обязанности и взаимные права государственных гражданских и муниципальных служащих.

Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» ограничения, запреты и обязанности, установленные статьями 17, 18 и 20 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» распространены на военнослужащих, сотрудников прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, таможенных органов, судебных приставов, других государственных служащих [12].    

Кроме того, на основании п. 25 Указа Президента Российской Федерации от 02 апреля 2013 г. № 309 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона «О противодействии коррупции» Минтрудом России даны разъяснения, согласно которым непосредственная подконтрольность предполагает наличие у непосредственного начальника или иного вышестоящего начальника (при отсутствии прямого подчинения) специального полномочия по осуществлению контроля в силу своих должностных обязанностей. Таким образом, непосредственная подконтрольность возникает в правоотношениях государственных гражданских служащих, когда это прямо предусмотрено в должностных обязанностях одного из них или осуществление контрольных полномочий закреплено локальным правовым актом.

При выявлении случаев конфликта интересов или возможности его возникновения при совместном прохождении государственной гражданской службы работниками органа исполнительной власти, состоящими между собой в близком родстве или свойстве, должны быть приняты должные меры реагирования вплоть до расторжения служебных контрактов с государственными гражданскими служащими, допустившими нарушения пункта 5 части 1 статьи 16 Федерального закона от
27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июня 2016 г. N 594 (пункт 4 постановления) внесены изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 5 июля 2013 г. N 568 «О распространении на отдельные категории граждан ограничений, запретов и обязанностей, установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами в целях противодействия коррупции».

Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации с учетом внесенных изменений, предусмотрена обязанность подведомственных Министерству организаций по принятию локального нормативного акта организации, определяющего порядок сообщения работниками подведомственной организации о возникновении личной заинтересованности при исполнении трудовых обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов [13].  

При подготовке локального нормативного акта организации предписано руководствоваться Указом Президента Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. N 650 «О порядке сообщения лицами, замещающими отдельные государственные должности Российской Федерации, должности федеральной государственной службы, и иными лицами о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и о внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации» и Положением, утвержденным данным Указом, а также приказом Министерства от 4 июня 2015 г. N 344н «Об утверждении Порядка уведомления работодателя (его представителя) работниками организаций, созданных для выполнения задач, поставленных перед Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации, о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов».

Кроме того, постановление N 568 дополнено ограничением на осуществление трудовой деятельности работниками подведомственных Министерству организаций, должности которых предусмотрены перечнем, утвержденным приказом Министерства от 27 мая 2013 г. N 223н, в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с иными работниками данной организации, если осуществление трудовой деятельности связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому.

Данное ограничение означает, что в организации не могут работать родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей руководителя организации независимо от непосредственной подчиненности, поскольку все работники организации подконтрольны руководителю организации.

Также же, в организации не могут работать родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей заместителя руководителя (главного бухгалтера, руководителя филиала и др.) организации, если осуществление трудовой деятельности связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому.

 

Обращено внимание на то, что в случае непринятия руководителем подведомственной Министерству организации мер по соблюдению вышеуказанного ограничения, в том числе и в отношении иных работников организации, трудовой договор с руководителем подведомственной Министерству организации, будет расторгнут, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Путин предложил детализировать юридические понятия в антикоррупционном ФЗ

https://ria.ru/20210816/putin-1746003756.html

Путин предложил детализировать юридические понятия в антикоррупционном ФЗ

Путин предложил детализировать юридические понятия в антикоррупционном ФЗ — РИА Новости, 16.08.2021

Путин предложил детализировать юридические понятия в антикоррупционном ФЗ

Президент России Владимир Путин предложил уточнить понятия «конфликт интересов», «личная заинтересованность», «близкое родство» и «близкие отношения» в… РИА Новости, 16.08.2021

2021-08-16T21:48

2021-08-16T21:48

2021-08-16T22:40

коррупция

владимир путин

законы

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/08/0c/1745458813_0:0:3019:1698_1920x0_80_0_0_e6b0af5e5866450b8d0ea6ea06f12556.jpg

МОСКВА, 16 авг — РИА Новости. Президент России Владимир Путин предложил уточнить понятия «конфликт интересов», «личная заинтересованность», «близкое родство» и «близкие отношения» в антикоррупционном федеральном законе.Такое положение содержится в указе «О Национальном плане противодействия коррупции на 2021-2024 годы», опубликованном на официальном интернет-портале правовой информации.»Правительству РФ <…> провести с участием представителей научного и экспертного сообщества анализ применительной практики и зарубежного опыта использования в целях противодействия коррупции правового института конфликта интересов, при необходимости по итогам проведенного анализа представить предложения: по уточнению понятий «конфликт интересов», «личная заинтересованность», «лица, находящиеся в близком родстве или свойстве», «иные близкие отношения», содержащиеся в Федеральном законе «О противодействии коррупции», — говорится в документе.

https://ria.ru/20210816/korruptsiya-1746000346.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/08/0c/1745458813_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_defc2a3b06ee8a5fbb8445dab59944ed.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

коррупция, владимир путин, законы

21:48 16.08.2021 (обновлено: 22:40 16.08.2021)

Путин предложил детализировать юридические понятия в антикоррупционном ФЗ

Основные квалификационные требования к кандидатам

Основные квалификационные требования к кандидатам

Основные квалификационные требования к кандидатам

Условия поступления на государственную гражданскую службу в Межрегиональное управление № 81 ФМБА России:

— возраст — от 18 до 60 лет;

— владение государственным языком;

— наличие российского гражданства;

— отсутствие ограничений, связанных с гражданской службой:

1) признание кандидата недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу;

2) осуждение кандидата к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по вакантной должности, по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости;

3) отказ кандидата от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение должностных обязанностей по вакантной должности связано с использованием таких сведений;

4) наличие заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или ее прохождению и подтвержденного заключением медицинского учреждения;

5) близкое родство или свойство (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с гражданским служащим, если замещение вакантной должности связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому;

6) наличие гражданства другого государства (других государств), если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации;

7) представление подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на гражданскую службу;

8) непредставление установленных Федеральным законом от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» сведений или представление заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера;

9) наличие иных ограничений, связанных с поступлением на гражданскую службу и ее прохождением, установленных федеральными законами.

Основные квалификационные требования
к кандидатам на замещение должности государственной гражданской службы
в Межрегиональном управлении № 81 ФМБА России

Категория должностей гражданской службы

Группа, наименование должностей

Образование

Стаж

Специалисты

ведущая группа

— начальник отдела

— заместитель начальника

— советник

— консультант

Высшее профессиональное

не менее 2 лет стажа гос. гражд. службы (госслужбы иных видов) или не менее 4 лет стажа работы по специальности

старшая группа

— главный специалист-эксперт

— ведущий специалист-эксперт

— специалист-эксперт

Высшее профессиональное

без предъявления требований к стажу

Обеспечивающие специалисты

старшая группа

— старший специалист 1 разряда

— старший специалист 2 разряда

— старший специалист 3 разряда

Среднее профессиональное соответствующего направления

без предъявления требований к стажу

 

Тесные отношения — IResearchNet

Определение близких отношений

Почему нас привлекают некоторые люди? Как люди узнают, что у них хорошие отношения? Почему люди влюбляются? Действительно ли хорошее общение способствует успешным отношениям? Действительно ли мужчины с Марса, а женщины с Венеры? Это лишь некоторые из интригующих вопросов, на которые социальные психологи пытаются ответить. Действительно, изучение близких отношений стало одной из важнейших областей социальной психологии за последние несколько десятилетий.

Но что такое близкие отношения? Оказывается, ответить на этот вопрос не так просто, как кажется. Одна ключевая концепция, разработанная Гарольдом Келли и Джоном Тибо в 1960-х и 1970-х годах, описывает близкие отношения с точки зрения взаимозависимости. Близкие отношения отличаются от знакомств тем, что благополучие и психологические процессы одного человека перекликаются с теми же процессами другого человека и связаны с ними. Кроме того, близкие отношения характеризуются относительно высоким уровнем доверия, любви, знаний, обязательств и близости.Однако сами близкие отношения делятся на две дополнительные категории: платоническая дружба и романтические отношения. Романтические отношения отличаются от близких платонических дружеских отношений двумя основными способами. Во-первых, романтические отношения содержат элементы секса и страсти, а во-вторых, люди обычно имеют только одну романтическую привязанность одновременно. Дружба может быть интенсивной и иметь огромное психологическое значение в нашей жизни, но большая часть исследований в области социальной психологии посвящена пониманию романтических отношений.Соответственно, эта статья в синопсисе посвящена этой области.

Краткая история исследования близких отношений

Социально-психологический подход к близким отношениям фокусируется на взаимодействии между двумя людьми, уделяя пристальное внимание как поведению, так и тому, что происходит в сознании людей (эмоции и познания). В рамках социальной психологии до конца 1970-х годов исследования отношений были сосредоточены на межличностном влечении; а именно, какие факторы заставляют людей испытывать влечение друг к другу на начальных этапах развития отношений? Это исследование, как правило, было атеоретическим, и результаты читались как список переменных, которые влияют на привлекательность, включая сходство, близость, физическую привлекательность и так далее.В 1980-х годах психологический дух времени сместился в сторону изучения гораздо большей сложности, присущей фазам развития, поддержания и разрушения диадических романтических отношений. Этот сдвиг был вызван несколькими ключевыми событиями 1970-х годов. Во-первых, Джон Готтман и другие специалисты в клинической области начали исследование, в ходе которого впервые наблюдали и тщательно измеряли диадические обмены супружескими парами в попытке предсказать, кто разводится. Во-вторых, Зик Рубин и другие заинтересовались любовью и разработали надежные весы, которые могли измерить эту концепцию.В-третьих, Гарольд Келли возглавил команду социальных психологов, выпустившую основополагающую книгу, опубликованную в 1983 году («Близкие отношения»), в которой было представлено первое полноценное лечение близких отношений с точки зрения взаимодействия и социальной психологии.

Социально-психологические исследования в психологии за последние два десятилетия ознаменовались тремя важными событиями. Во-первых, произошел взрывной рост работ, связанных с пониманием роли социального познания (убеждений, когнитивных процессов и т. Д.).) и эмоции играют в интимных отношениях. В этой работе заимствованы теории и методологии как из социальной, так и из когнитивной психологии. Во-вторых, растет интерес к тому, как процессы привязанности и узы способствуют развитию романтических отношений между взрослыми. Исследования привязанности у взрослых заимствовали основные теории из работ 1960-х и 1970-х годов Джона Боулби и Мэри Эйнсворт о связях привязанности между младенцем и опекуном. В-третьих, изучение межличностного влечения (в контексте романтических отношений это обычно называют выбором партнера) снова стало горячей темой, но уже под новым знаменем эволюционной психологии.Этот подход основан на эволюционной работе Дарвина, но он был доведен до современного социально-психологического облика такими фигурами, как Дэвид Басс и Джеффри Симпсон.

Таким образом, как можно видеть, социальные психологи свободно заимствовали из других областей при изучении близких отношений. Однако этот процесс является улицей с двусторонним движением, когда социально-психологические исследования и теории возвращаются в эти же области и обогащают их. Социальные психологи внесли важный вклад в четыре основные области: как люди выбирают себе партнеров, любовь и приверженность, общение и взаимодействие в отношениях, а также гендерные различия в контексте романтических отношений.Здесь будет обсуждаться каждый из этих доменов.

В поисках «идеального» партнера

В Новой Зеландии, США, африканских культурах охотников-собирателей, да и во всем мире, люди сосредотачиваются на схожих категориях при оценке потенциальных партнеров: личностные факторы, связанные с теплотой и интеллектом, сигналы, связанные с привлекательностью и здоровьем, и обладание статусом. и ресурсы. Более того, существует замечательное согласие представителей обоих полов и культур относительно того, какие факторы являются наиболее важными при выборе партнеров для долгосрочных отношений: победитель — тепло и преданность, на втором месте — физическая привлекательность и общая жизнеспособность, а в дальнейшем — статус и Ресурсы.

Исследования показывают, что люди не различаются просто по тому, устанавливают ли они стандарты своего партнера как требовательные или скромные. Скорее, они придают большее или меньшее значение этим трем категориям независимо друг от друга. Таким образом, некоторые люди (как мужчины, так и женщины) по сути стремятся к захватывающим, страстным отношениям, в то время как другие относительно мало заботятся о страсти и озабочены поиском близости, тепла и обязательств. Тем не менее, третьи готовы пожертвовать чем-то на фронте страсти и близости, если они смогут получить партнера со значительным статусом и ресурсами.

Почему люди не хотят всего этого? Почему идеальный партнер Джейн не является невероятно добрым, красивым, удивительно подходящим с прекрасным телом — и богатым? Во-первых, таких людей может быть много в телесериалах, но в реальной жизни они удивительно худощавы. Во-вторых, даже когда Джейн встречает такого образцового мужчины, он, вероятно, не заинтересуется Джейн (которая не является идеальной десяткой во всех категориях). В-третьих, даже если Джейн удастся завязать отношения с такой уловкой, его может быть трудно удержать, и Джейн может обнаружить, что ей необходимо потратить утомительное количество времени и ресурсов на поддержание отношений.

Название брачной игры — сделать все возможное в свете имеющегося пула партнеров, собственной воспринимаемой ценности партнера и других преобладающих обстоятельств. Что заставляет людей придавать разное значение разным идеальным категориям? Возможно, главный фактор — это самооценка партнера. Например, те, кто считает себя более привлекательными, при выборе партнера придают большее значение именно этому аспекту. Это одна из основных причин, по которым люди сильно похожи на своих товарищей по таким факторам, как внешний вид и уровень образования.

Эволюционные модели выбора партнера обычно строят свои прогнозы и объяснения относительно двух разных целей: поиск краткосрочной сексуальной привязанности или поиск партнера, который стал бы подходящим партнером в долгосрочных отношениях. Следует подчеркнуть, что эти цели не обязательно являются осознанными и обычно находят свое выражение в эмоциях и желаниях. Это различие в целях используется Стивом Гангестадом и Джеффри Симпсоном, чтобы доказать, что люди могут менять и изменяют свои цели брачных отношений в зависимости от обстоятельств, но и мужчины, и женщины могут принять характерный стиль выбора партнера в зависимости от своего воспитания, личного характера. переживания, ситуативные обстоятельства и т. д.

При краткосрочных сексуальных связях женщинам необходимо вкладывать значительные средства в любое последующее потомство, полученное в результате такого союза, но они не будут иметь для своих детей супруга и отца на всю жизнь. Таким образом, в этом контексте женщины должны быть в основном на охоте за привлекательным мужчиной (хорошие гены), а не за чувствительным и поддерживающим партнером. В краткосрочной перспективе мужчины также не должны сильно интересоваться пригодностью своего партнера в качестве постоянного партнера, но, если у них есть выбор, они должны использовать лучшие гены (например,г., самая сексуальная женщина в баре). Однако, поскольку потенциальные вложения в последующее потомство для женщины огромны по сравнению с мужчиной, порхающим по городу, женщина в этом контексте должна быть еще более разборчивой, чем мужчина.

Исследования в целом подтвердили это предположение. Несколько исследований показали, что, когда мужчин и женщин спрашивают об их минимальных требованиях к спутнику жизни на одну ночь, мужчины обычно выражают более скромные требования, чем женщины, в отношении факторов, связанных с теплотой, лояльностью, интеллектом, статусом и т. Д.Учитывая, что мужчины обычно более убедительны, чем женщины, когда дело доходит до быстрых сексуальных завоеваний, женщины могут позволить себе быть гораздо более разборчивыми, чем мужчины в таком контексте. В известном исследовании Рассел Кларк и Элейн Хэтфилд заставили (смелых) соратников мужского и женского пола подходить к представителям противоположного пола в кампусе Университета штата Флорида и спрашивать их, пойдут ли они с ними в постель. 72% мужчин согласились, тогда как ни одна из женщин не согласилась.

Стандарты, используемые при оценке партнеров, также зависят от местных условий.Джеймс Пеннебейкер и его коллеги обнаружили, что с течением времени и мужчины, и женщины воспринимали потенциальных партнеров в барах как более привлекательные. Дальнейшие исследования воспроизвели результаты для обоих полов, подтвердили, что эффект вызван не просто постоянным опьянением, и показали, что эффект возникает только у тех, кто не вовлечен в интимные сексуальные отношения (и которые, таким образом, с большей вероятностью следить за планкой на предмет потенциальных партнеров).

В целом, однако, стандарты, которые наиболее неуклонно соблюдаются в краткосрочных и долгосрочных отношениях, касаются физической привлекательности, и это верно как для мужчин, так и для женщин.Эти результаты согласуются с теорией о том, что физическая привлекательность и жизнеспособность образуют основной фактор «хороших генов»: в краткосрочных отношениях все, что выходит из сделки (репродуктивно говоря), — это (потенциально) гены другого человека. При долгосрочном брачном сценарии женщины должны быть исключительно разборчивы в отношении факторов, которые делают хороших родителей и поддерживающего партнера, то есть теплоты / лояльности и статуса / ресурсов. Их также должны интересовать хорошие гены (привлекательность и жизнеспособность), но они могут быть готовы торговать такими характеристиками против личного тепла и лояльности или денег и статуса.Мужчины, безусловно, должны быть больше заинтересованы в способности женщины быть поддерживающим партнером и родителем, чем в контексте краткосрочного брачного союза, и им также следует продолжать поиск женщины с хорошими генами; в конце концов, мужчины вкладывают значительные средства как отец и партнер в долгосрочных отношениях.

Однако с точки зрения эволюции яйцеклетки женщины более или менее все в одной корзине: успех, с которым она может передать свои гены, зависит от ее мужа (и всей семьи).Напротив, у мужчины больше возможностей. Он может продолжать распространять свои гены, пока он женат, и он останется плодородным, имея возможность иметь детей в течение многих лет, чем женщины могут собрать. Таким образом, эволюционная логика диктует, что высокий уровень инвестиций со стороны мужчины должен быть важнее для женщины, чем наоборот (хотя в абсолютном выражении высокий уровень инвестиций должен быть важен для обоих полов в долгосрочных отношениях).

Существует множество исследований, подтверждающих существование гендерных различий в том, чего люди хотят от партнера и отношений.В длительных отношениях мужчины, как правило, придают большее значение привлекательности и жизненной силе, чем женщины, а женщины, как правило, придают большее значение лояльности и теплоте, статусу и ресурсам, чем мужчины. Эти результаты были обнаружены во многих культурах и последовательно воспроизводятся в западных культурах путем исследований с использованием стандартных рейтинговых шкал или анализа содержания личной рекламы. Важное предостережение заключается в том, что размер и значение таких гендерных различий зависят от культурного контекста.Элис Игли и Венди Вуд обнаружили, что по мере расширения прав и возможностей женщин (индексируемых по их доходам, их представительству в законодательном органе и их вовлеченности в профессиональные должности) по сравнению с мужчинами в разных культурах, женщины все меньше придают значения статусу и заработку партнера.

Любовь и преданность

Одно из наиболее важных обобщений, сделанных социальными психологами, состоит в том, что способ развития отношений глубоко связан с тем, что люди привносят в отношения в виде психических предрасположенностей, то есть ожиданий, убеждений и личностных черт.Как отмечалось ранее, люди выбирают себе партнеров (частично) в зависимости от того, в какой степени они соответствуют важным стандартам по таким параметрам, как теплота, привлекательность и статус. Следовательно, между партнерами существует сильное сходство по этим факторам. Однако ожидания и стандарты никогда не спят. По мере того, как знание друг друга развивается, а люди и восприятие меняются, люди продолжают оценивать своих партнеров и отношения по тому, насколько они соответствуют ожиданиям и стандартам. Расхождения между ожиданиями или стандартами и восприятием реальности затем используются для достижения четырех основных целей или функций в интимных отношениях: оценка, объяснение, предсказание и контроль.

Возьмите Фиону, которая придает огромное значение страсти и сексу в отношениях и, таким образом, придает большое значение жизнеспособности и привлекательности при оценке партнера. Первоначально Фиона была очень привязана к Чарльзу, главным образом потому, что он был спортивным и привлекательным. За два года отношений Чарльз сильно прибавил в весе и потерял интерес к занятиям в спортзале. В результате оценки Фионы Чарльза падают на слайд, и она сомневается в долгосрочном будущем отношений (функция оценки).Фиона может использовать разрыв между своими идеалами и представлениями, чтобы объяснить ей, почему она недовольна своими отношениями: Чарльз позволяет себе уйти (функция объяснения). Фиона также может использовать разрыв между своими идеалами и представлениями, чтобы предсказать будущее отношений: если Чарльз не позаботится о себе лучше, отношения обречены (функция предсказания). Наконец, на основе своих оценок, объяснений и прогнозов Фиона может активно пытаться изменить поведение своего партнера, например, купив Чарльзу годовую подписку в клуб здоровья на его день рождения (функция контроля).

Исследования показывают, что эта история о Фионе и Чарльзе точно отражает психологическую реальность отношений. При условии, что предыдущие основные ожидания в близких отношениях разумно оправдываются, создаются условия для процветания любви, приверженности и доверия. Однако еще одним важным фактором, определяющим способность доверять и формировать здоровые интимные отношения между взрослыми, являются так называемые рабочие модели, которые состоят из убеждений и ожиданий, касающихся поведения как самого себя, так и других в интимной обстановке.Эта конструкция была первоначально разработана Джоном Боулби в 1970-х годах (как часть того, что называется теорией привязанности) в качестве инструмента для объяснения того, как ключевые взаимодействия младенцев с опекунами продолжают влиять на людей по мере их развития во взрослой жизни.

Первое приложение теории привязанности к взрослым романтическим отношениям было опубликовано Синди Хейзан и Филипом Шейвером в 1987 году, что вызвало массовый всплеск теоретизирования и исследований, касающихся взрослой привязанности. Интересно, что между любовью, развивающейся между родителями и детьми, и романтической любовью взрослых существует много общего.Например, влюбленные часто используют любимые прозвища, переходят в певческие ритмы, испытывают сильную потребность проводить много времени вместе, часто ласкают и целуют друг друга, кажутся очарованными внешностью друг друга и вступают в длительные периоды продолжительного зрительного контакта. Точно так же и взаимоотношения родителей и младенцев. Основные нейрофизиологические процессы также схожи: одни и те же гормоны «любви», такие как окситоцин, участвуют как в привязанности взрослого к младенцу, так и в романтической любви взрослого и взрослого.

Сходство между формами привязанности взрослый-взрослый и ребенок-родитель поддерживает аргумент о том, что эволюционные процессы подняли и переработали древние механизмы, которые способствуют установлению связи между матерью и младенцем у млекопитающих, чтобы способствовать созданию пар между людьми. Таким образом, романтическая любовь состоит из исключительно сильной привязанности, которая вызывает сильные эмоциональные побуждения к приверженности и заботе, наряду со страстью и возбуждением, возникающими в результате сексуальной активности.

Более того, рабочие модели привязанности взрослых бывают двух широких измерений или стилей, аналогичных тем, которые встречаются в стилях привязанности младенцев: безопасная или избегающая, тревожная или амбивалентная.Те, кто обладает безопасными (неизвлекаемыми) рабочими моделями привязанности, чувствуют себя комфортно в близости и близости и счастливы полагаться на других для поддержки и помощи. Амбивалентные люди сильно желают близости и близости, но боятся быть отвергнутыми и постоянно следят за признаками того, что их партнеры могут предать их или уйти.

Рабочие модели привязанности у взрослых относительно стабильны, но они также чувствительны к опыту интимных отношений. Успешные и счастливые отношения подталкивают людей к надежным рабочим моделям, тогда как разрыв отношений движет людьми в противоположном направлении.Например, Ли Киркпатрик и Синди Хазан сообщили, что 50% из выборки из 177 человек, которые изначально были в безопасности и которые пережили разрыв отношений, временно переключились на избегающий стиль. Более того, по мере того, как младенцы развиваются во взрослых, модели работы с привязанностью становятся дифференцированными в разных сферах. Таким образом, исследования показали, что человек может иметь избегающую рабочую модель романтических отношений, но надежную рабочую модель для друзей или семьи.

Рабочие модели выполняют те же функции в социальном взаимодействии (как описано ранее) в отношении несоответствий между стандартами и восприятием партнера или отношений; а именно, они помогают людям оценивать, объяснять, предсказывать и контролировать свои отношения.

Например, Нэнси Коллинз показала, что, когда безопасные люди объясняют негативное поведение своих партнеров (например, не могут утешить их, когда они находятся в депрессии), они склонны создавать благотворительные, позитивные отношения (например, у партнера были плохие отношения). холодный), очевидно, предназначенные для того, чтобы сохранить веру в существенную теплоту и надежность своего партнера. Напротив, амбивалентные люди склонны придерживаться отрицательной модели отношений и подчеркивать безразличие своего партнера к их потребностям и отсутствие обязательств.

В своем новаторском исследовании Симпсон и его коллеги проверили гипотезу Боулби о том, что системы привязанности должны срабатывать, когда люди находятся в состоянии стресса. В этом исследовании женщины-члены встречающихся пар изначально испытывали стресс (им показали устрашающий на вид аппарат, к которому они якобы собирались подключиться в эксперименте). Затем замерзшие женщины вернулись, чтобы сесть со своими партнерами в зале ожидания, в течение которого поведение пары было тайно записано на видео.Чем больше стресса были у отдельных женщин, тем больше их стиль привязанности (оцениваемый до эксперимента), казалось, влиял на их поведение; защищенные женщины искали поддержки, в то время как избегающие избегали искать поддержки у своего партнера, вплоть до выражения раздражения, если их партнеры спрашивали, что было не так, или предлагали поддержку. Более того, надежные мужчины предлагали больше эмоциональной и физической поддержки, чем больше проявляли беспокойства их партнеры, тогда как избегающие мужчины становились менее услужливыми и, опять же, фактически выражали раздражение.

Наконец, людям нравится думать, анализировать, писать и говорить о своих интимных отношениях и отношениях с окружающими в совершенно сознательной манере. Однако исследование, проведенное Марио Микулинсером (и многими другими), продемонстрировало, что рабочие модели, убеждения и ожидания, связанные с привязанностью к отношениям, также автоматически и бессознательно влияют на суждения, решения и эмоции в повседневных отношениях.

Коммуникация и взаимоотношения Взаимодействие

Вера в то, что хорошее общение порождает успешные отношения, кажется почти самоочевидной.Тем не менее, такие неприукрашенные заявления проблематичны с научной точки зрения, отчасти потому, что определить и измерить природу (хорошего) общения совсем не просто. Тем не менее, все согласны с тем, что то, как пары справляются с неизбежным конфликтом или проблемами, которые возникают в отношениях, и как они сообщают друг другу свои последующие мысли и чувства, является критическим элементом (многие предложили критический элемент) в определении успешности интимных отношений.Практически каждый испытывает темные или немилосердные эмоции и мысли в интимных отношениях. Были выдвинуты две общие конкурирующие концепции, определяющие, как люди должны лучше всего справляться с такими ментальными событиями: хорошая модель общения и хорошая модель управления.

Хорошая модель общения основана на трех эмпирических постулатах, описывающих, что пары в успешных отношениях должны делать со своими негативными мыслями и эмоциями. Во-первых, они откровенно выражают свои негативные чувства и мысли (хотя и дипломатично).Во-вторых, они открыто разрешают конфликты — они не препятствуют, не уходят и не ходят по магазинам. В-третьих, они честно пытаются решить свои проблемы. Если проблемы не будут решены, то считается, что они останутся и разъедают основы отношений с течением времени или вернутся позже, возможно, в более агрессивной и смертельной форме.

Хорошая модель управления также основана на трех эмпирических постулатах. Во-первых, регулярное и открытое выражение негативных мыслей и чувств считается разрушительным для отношений.Во-вторых, предполагается, что развитие хороших коммуникативных навыков часто включает в себя компромисс и приспособление к поведению партнера (а не стрельбу с бедра недоброжелательными эмоциями и познаниями). В-третьих, в отношениях всегда есть проблемы или проблемы, которые невозможно решить. Люди в успешных отношениях якобы признают их, принимают их как неразрешимые и отбрасывают когнитивные функции на задний план. Они не зацикливаются на них или бесплодно пытаются их решить.

Обе модели обладают некоторой интуитивной правдоподобностью.Более того, у каждого есть ряд исследовательских данных, которые можно использовать в поддержку. Подтверждая хорошую коммуникативную модель, исследования Джона Готтмана и других показали, что избегание конфликтов и менее частое выражение отрицательных эмоций и мыслей в обсуждениях, связанных с решением проблем, связаны с меньшим удовлетворением отношениями и более высокими показателями растворения. В поддержку хорошей модели управления успешными отношениями, исследования показали, что те, кто находится в более успешных отношениях, склонны жертвовать своими личными интересами и потребностями, тяжело глотать и игнорировать или положительно реагировать на раздражающее или негативное поведение своего партнера.

Этот очевидный парадокс можно решить несколькими способами. Во-первых, обширные исследования показали, что важную роль играет то, как люди интерпретируют и объясняют негативное поведение в отношениях. Если партнеру Билла с ним не хватает, то конечный результат будет определять причинная атрибуция Билла. Если Билл приписывает своей партнерше нечувствительность и обвиняет ее, он вполне может наорать на нее. С другой стороны, если Билл приписывает ее замечание простуде, от которой она страдает, он с большей вероятностью простит ее ошибку и проявит заботу.Во-вторых, это может зависеть от совместимости партнеров, а не от самого стиля общения. Есть свидетельства того, что отношения, в которых один человек тщетно пытается обсудить проблему (чаще всего женщина), в то время как другой партнер отстраняется и препятствует (чаще всего мужчина), связаны как с краткосрочным, так и с долгосрочным несчастьем. В-третьих, социально-психологический подход предполагает, что способность людей корректировать свое выражение негативных мыслей и чувств в зависимости от ситуативных требований также может играть решающую роль.

Последний процитированный пункт (то есть способность стратегически изменять уровни честности и самовыражения) хорошо проиллюстрирован в исследовании гнева в отношениях. Выражение гнева (в пределах границ) кажется умеренно полезным для отношений, когда пары находятся в режиме разрешения конфликтов. В этом контексте гнев сообщает партнеру, что: а) я не тряпка; (б) это важно для меня, поэтому слушайте, что я говорю; (c) Я достаточно беспокоюсь об отношениях, чтобы беспокоиться о своих опасениях; и (г) не могли бы вы «пожалуйста» изменить свое поведение! С другой стороны, проявление даже легкого гнева, когда партнеру нужна поддержка и успокоение, особенно разрушительно для отношений.В этом контексте отсутствие поддержки в сочетании с выражением легкого раздражения сообщает: (а) мне наплевать на своего партнера, или (б) я не люблю своего партнера, или (в) на меня нельзя рассчитывать, когда фишки упали. Таким образом, способность корректировать коммуникативные стратегии и поведение в соответствии с контекстными требованиями имеет решающее значение для поддержания тесных и успешных отношений. Партнеры, которые принимают либо хорошее общение, либо хорошую стратегию управления в качестве последовательного варианта по умолчанию, во времени и в разных социальных контекстах, будут иметь меньше психологических ресурсов, чтобы справиться с неизбежными препятствиями в отношениях, встречающимися на их пути.Конечно, в интимных отношениях нужно учитывать двух людей, поэтому то, как пары ведут переговоры и гармонизируют свои индивидуальные коммуникативные стили, будет важным ингредиентом в определении успеха отношений. Однако один размер отношений не подходит всем. Существует ряд стилей общения, которые кажутся успешными, но разительно отличаются друг от друга.

Стиль общения важен для прогнозирования успеха в отношениях, но, очевидно, это не единственный важный фактор.Накоплено большое количество исследований, которые документально подтверждают лучшие предсказания счастья и долголетия в отношениях. Возможно, удивительно, что доказательства того, что сходство является важным фактором, неоднозначны, и многие исследования сообщают о нулевых результатах, хотя (отражая силу мышления отношений) хорошо воспроизведенный результат показывает, что пары, которые считают себя более похожими, значительно более довольны своими отношениями. отношения. Двумя наиболее мощными предикторами успеха отношений являются более позитивное восприятие качества отношений и более позитивное взаимодействие, когда обсуждаются проблемы или когда одному партнеру нужна помощь или поддержка.Измерение только этих двух факторов позволяет исследователям успешно предсказать от 80% до 90% пар, которые останутся вместе в супружеских или добрачных отношениях.

Гендерные различия в близких отношениях

Хорошо задокументированные гендерные различия в интимных отношениях можно резюмировать четырьмя утверждениями. Во-первых, в интимных отношениях женщины более мотивированы и опытны в области непрофессиональных психологов, чем мужчины (например, женщины говорят и думают об отношениях больше, чем мужчины, и более точно читают эмоции и мысли своих партнеров, чем мужчины).Во-вторых, мужчины занимают более собственническое (собственническое) отношение к женской сексуальности и репродуктивному поведению (например, мужчины проявляют более сильную сексуальную ревность по поводу гипотетической или реальной сексуальной неверности). В-третьих, мужчины обладают более сильным и менее податливым половым влечением и более сильной ориентацией на краткосрочные сексуальные связи, чем женщины (например, мужчины больше мастурбируют и имеют более частые сексуальные желания, чем женщины). В-четвертых, женщины больше ориентированы на уровень инвестиций в интимные отношения, чем мужчины (например,g. женщины считают статус и ресурсы потенциальных партнеров более важными, чем мужчины).

Происхождение этих гендерных различий остается спорным вопросом. Эволюционные психологи утверждают, что они связаны с биологической адаптацией, обусловленной гендерными различиями в инвестициях в детей (женщины вкладывают больше средств), различиями в возможности передачи генов (у мужчин больше возможностей) и неуверенностью в том, кто является биологическим родителем детей ( для мужчин, но явно не для женщин).Некоторые теоретики, напротив, полагают, что культура является главной движущей силой гендерных различий. Конечно, это не варианты либо-либо, наиболее разумный вывод состоит в том, что оба фактора важны для объяснения гендерных различий в интимных отношениях.

Некоторые предостережения в порядке. Во-первых, по всем четырем аспектам существуют существенные внутригендерные различия, которые обычно больше, чем различия между полами. Эта модель обычно приводит к массовому совпадению в распределении мужчин и женщин.Например, Гангестад и Симпсон подсчитали, что примерно 30% мужчин более против случайного секса, чем среднестатистические женщины (несмотря на то, что мужчины в целом больше одобряют случайный секс, чем женщины). Во-вторых, мужчины и женщины часто поразительно похожи в своих стремлениях, убеждениях, ожиданиях и поведении в интимных отношениях. И, наконец, как указывалось ранее, гендерные различия приходят и уходят по размеру в зависимости от обстоятельств.

Выводы

Общественность иногда насмехается над исследованиями любви социальными психологами и такими исследовательскими вопросами, как «Способствует ли хорошее общение успешным отношениям?» Они могут полагать, что здравый смысл уже дает людям все необходимое о любви.Либо так, либо они заявляют, что романтическая любовь — это тайна, которую никто не может объяснить. Эти общие убеждения ложны. Не стоит быть излишне уверенным в принципах, усвоенных на коленях у опекуна или взятых из последней прочитанной вами колонки об отношениях в журнале. Некоторые популярные стереотипы об отношениях верны, другие — ложны, а многие — полуправдой.

С другой стороны, мирские верования или непрофессиональные теории не должны автоматически отбрасываться как ненаучная чушь.В конце концов, миряне разделяют те же цели, что и ученые, а именно: объяснять, предсказывать и контролировать свои собственные отношения. Психологические народные теории и афоризмы, касающиеся любви и отношений, развивались на протяжении тысячелетий. Учитывая, что люди все еще здесь и процветают, маловероятно, мягко говоря, что такие непрофессиональные теории окажутся совершенно ложными и, следовательно, бесполезными в качестве инструментов, которые люди могут использовать для прогнозирования, объяснения и управления своими собственными отношениями.Более того, даже если теории или максимы, основанные на здравом смысле, ложны, это не означает, что они не заслуживают научного изучения. Ложные убеждения вызывают такое же поведение, как и истинные. Таким образом, (социальные) психологи, которые хотят объяснить поведение или познание в отношениях, вынуждены принимать во внимание существование здравых убеждений и теорий, даже если такие убеждения ложны.

Социальная психология близких отношений играет двоякую роль. Это улучшает понимание интимных отношений, одновременно внося вклад в научное понимание основных строительных блоков психологии: познания, аффекта и поведения.И это просто потому, что человеческое познание, эмоции и поведение в значительной степени носят межличностный характер.

Артикулы:

  1. Басс, Д. М. (2003). Эволюция желания: стратегии спаривания человека. Нью-Йорк: Основные книги.
  2. Флетчер, Г. Дж. О. (2002). Новая наука об интимных отношениях. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.
  3. Rholes, W. S., & Simpson, J. A. (Eds.). (2006). Теория привязанности и близкие отношения. Нью-Йорк: Guilford Press.
  4. Вангелисти, А., & Перлман Д. (ред.). (2006). Кембриджский справочник личных отношений. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Как близкие отношения помогают нам процветать

Во время летней прогулки по лесу молодая пара Сара и Билл спускаются по извилистой каменистой тропе из лесистой местности в уединенное место на берегу реки внизу. Через несколько ярдов тропа становится круче и сужается, а ветер усиливается. Саре становится не по себе, и она беспокоится, что может соскользнуть с края ныне опасного склона, но Билл прямо рядом с ней, и она чувствует поддержку.Однако, пройдя еще несколько ярдов, Сара замечает, что Билл отскочил назад, и не слышит ее из-за дующего ветра.

Саре ничего не угрожает — пара на самом деле в целости и сохранности в лаборатории виртуальной реальности. Социальный психолог Нэнси Коллинз, доктор философии, и ее коллеги из Лаборатории близких отношений Калифорнийского университета в Санта-Барбаре (UCSB) используют этот сценарий «виртуального обрыва» и другие подобные сценарии, в которых пары взаимодействуют в стрессовых обстоятельствах, для изучения очень реальных феномен взрослой привязанности.

Более 50 лет назад исследователи впервые описали узы привязанности, которые дети формируют со своими родителями. Спустя пару десятилетий психологи Фил Шейвер, доктор философии, и Синди Хазан, доктор философии, начали осознавать, что у взрослых в романтических отношениях также развиваются похожие виды привязанности друг к другу. Их классическая статья о привязанности взрослых, опубликованная в 1987 году, когда Коллинз училась в аспирантуре, оказала большое влияние на ее ранние исследования, которые касались того, как индивидуальные различия в стилях привязанности взрослых влияют на результаты отношений.С тех пор, по ее словам, она использовала теорию привязанности как основу для понимания благополучия и функционирования отношений во взрослых близких отношениях.

«В своей работе мы пытаемся провести аналогии между тем, как родители могут помочь ребенку справиться с стрессом, и тем, что мы видим во взрослых отношениях», — говорит она. «Мы ищем те типы взаимодействия, которые наиболее эффективны для создания безопасного убежища и надежной базы для обоих членов пары».

Коллинз и ее команда сосредоточены на понимании не только динамики близких отношений в зрелом возрасте, но и того, как эти отношения помогают людям развиваться умственно и физически.Они используют биопсихосоциальную перспективу и используют несколько методологий, включая экспериментальные, наблюдательные и ежедневные дневниковые исследования. Исследования Лаборатории близких отношений пролили свет на то, что нужно, чтобы быть поддерживающим партнером, и на нейробиологию, лежащую в основе привязанности взрослых. Исследователи также изучают уникальный вклад как словесной, так и физической поддержки, а также то, как социальная поддержка может модулироваться такими факторами, как физическая активность.

Проверка соединений

Коллинз открыла лабораторию тесных отношений в UCSB в 1999 году, получив докторскую степень в области социальной психологии в Университете Южной Калифорнии, а затем проработав четыре года профессором в Государственном университете Нью-Йорка в Буффало.На протяжении многих лет она стремилась изучить индивидуальные различия в способности людей искать помощи у других и сочувственно реагировать на потребности других. Вначале она построила в лаборатории пространство, напоминающее уютную гостиную, где пары могли чувствовать себя как дома, поскольку их незаметно снимали на видео (с их разрешения) во время различных взаимодействий. Многие из этих взаимодействий вращались вокруг того, что один партнер пережил искусственно созданное стрессовое событие, такое как выступление перед аудиторией или обратный отсчет до 13, в то время как Коллинз и ее команда либо экспериментально манипулировали социальной поддержкой другого партнера, либо, в других исследованиях, наблюдали натуралистическая поддержка партнера и закодировала ее как эффективную или неэффективную.

В одном типичном исследовании Коллинз продемонстрировал, что незащищенные участники рассматривали сообщения от партнеров как с низким, так и с высоким уровнем поддержки как не поддерживающие ( Journal of Personality and Social Psychology , Vol. 87, No. 3, 2004). В более недавнем исследовании участники, получившие любовное послание от своих партнеров, показали более низкую реактивность кортизола на задание по произнесению речи, а реактивность кортизола снизилась больше у участников, которые были больше всего подвержены стрессу при произнесении речи. Этот результат имеет потенциально важные последствия для здоровья, учитывая, что продолжительная реактивность кортизола может способствовать сердечно-сосудистым заболеваниям (статья в стадии подготовки).

Пока Коллинз акцентировала внимание на связи между поддержкой и здоровьем партнера, пара ее аспирантов, Лорен Винчевски, доктор философии, ныне доцент кафедры психологии в Колледже Напа Вэлли, и Джефф Боуэн, доктор философии, теперь преподают в Университете Джонса Хопкинса. University, заинтересовался тем, что нужно, чтобы стать эффективным поставщиком услуг поддержки. Винчевски сосредоточился на концепции эмпатической точности и идее о том, что для того, чтобы по-настоящему реагировать на потребности любимого человека, нужно понимать, что он или она думает и чувствует.

В одном из вариантов речевого задания, вызывающего стресс, исследователи записали, как партнеры обсуждают личный или личный стресс-фактор. Затем участники просмотрели запись взаимодействия и сообщили, что, по их мнению, думали и чувствовали их партнеры во время обсуждения.

Исследователи измерили две формы сочувствия: эмоциональное сочувствие или сострадание и когнитивное сочувствие, то есть способность точно понимать мысли и чувства партнера ( Psychological Science , Vol.27, No 3, 2016). «Мы показали, что наиболее отзывчивыми лицами, осуществляющими уход, были те, кто обладал высоким эмоциональным и когнитивным сопереживанием», — говорит Винчевски. «Вы можете точно понять, что думает и чувствует ваш партнер, но, не чувствуя заботливой мотивации помочь ему, вы можете не обеспечить того типа высококачественной поддержки, которая способствует развитию лучших отношений».

Боуэн пришел в лабораторию Коллинза, особенно заинтересованного в сопоставлении языковых стилей — форме поведенческой мимикрии, которая, как было показано, приводит к положительному взаимопониманию.Он и Коллинз выдвинули гипотезу о том, что хорошие воспитатели и те, кто эффективно обращается за помощью, будут склонны подстраиваться под манеру речи своего партнера (использование слов), создавая эмоциональную связь. Исследователи обнаружили, что большее соответствие в разговорах о социальной поддержке действительно было связано с разговорами с более положительной оценкой. Но в конфликтных беседах большее соответствие было связано с разговорами с более низкой оценкой ( Journal of Language and Social Psychology , Vol.36, No 3, 2017).

«Синхронность в значительной степени считалась благотворным явлением по всем направлениям, но мы обнаружили доказательства того, что зеркальное отображение может действительно улучшить некоторые из наиболее негативных аспектов разговора, если у вас возникли разногласия или при обсуждении области конфликта», — говорит Боуэн. . «Эти результаты действительно подчеркивают, насколько многое из того, что мы делаем в отношениях, не осознается».

Вложение становится физическим (и виртуальным)

Речь может вызывать стресс, но аспирантка Хайди Кейн, доктор философии, ныне доцент кафедры психологии Техасского университета в Далласе, хотела найти другой способ заставить сердце биться чаще в своих исследованиях привязанности.Итак, она и Коллинз с помощью коллеги из UCSB Джима Бласковича, доктора философии, создали виртуальную среду утеса с узкой тропинкой, огибающей гору. Виртуальная обстановка служит взрослым аналогом «Странной ситуации», классической экспериментальной парадигмы, разработанной Мэри Эйнсворт в 1970-х годах, которая оценивает безопасность привязанности ребенка, помещая его или ее в новую, пугающую среду с родителями или без них.


Исследователи UCSB подключили одного члена пары к очкам виртуальной реальности.Участники могли заглянуть за сторону виртуального утеса и увидеть каньон, в который они упали бы, если бы поскользнулись. Они также могли слышать, как дует ветер и падают камни, пока они шли. Воспроизводя результаты, полученные с участием родителей и детей, исследователи обнаружили, что участники в присутствии отзывчивого партнера чувствовали себя более спокойно, идя близко к обрыву, но что участники в присутствии неотзывчивого партнера не чувствовали большей поддержки, чем если бы они были одни. и фактически физически отказался от своих партнеров для выполнения следующей задачи ( Journal of Experimental Social Psychology , Vol.48, №1, 2012 г.). «Эти результаты показывают, что эмоциональная безопасность во взрослом возрасте — как и в детстве — зависит в первую очередь от воспринимаемой отзывчивости, а не от простого присутствия близкого человека», — говорит Коллинз. «Так же, как и в исследовании эмпатической точности, эмоциональная реакция играет ключевую роль в обеспечении работы поддержки».

Лаборатория

Коллинза также использовала нейровизуализацию для определения мозговых коррелятов характеристик романтических отношений. Бывший постдокторский исследователь Бьянка Асеведо, доктор философии, обнаружила, что молодожены с более высоким уровнем альтруизма по отношению к своим партнерам проявляли большую отзывчивость, чем те, у кого более низкий уровень альтруизма, в областях мозга, связанных с эмоциями и эмоциональной памятью, при просмотре счастливых или грустных фотографий своих партнеров » лица по сравнению с незнакомцами.Она также обнаружила, что люди, сообщающие о большем альтруизме по отношению к своим партнерам, демонстрируют более сильную реакцию мозга на лицо партнера в тех же областях, которые связаны с парными связями и привязанностью. Сила этих результатов зависела от генетических вариантов окситоцина и вазопрессина, молекул, которые, как известно, играют роль в социальном поведении, эмпатии и создании пар ( Behavioral Neuroscience , Vol. 133, No. 1, 2019).


Какие еще факторы способствуют поддержке? Этот вопрос лежит в основе исследования аспирантки Пейдж Харрис.Она и Коллинз недавно изучали роль, которую физическая активность может играть в близких отношениях. «Идея состоит в том, что физическая активность может позволить нам регулировать свои эмоции, улучшить настроение и обеспечить физиологические преимущества, которые затем помогут нам стать лучшими партнерами», — говорит Харрис. До сих пор исследователи сосредоточились на ежедневных записях в дневниках о физической активности и о том, предсказывают ли они реакцию партнеров. В конце концов, они приведут пары в лабораторию для выполнения умеренных физических нагрузок и проведут эксперименты, чтобы получить социальные выгоды.

В другом недавнем исследовании Коллинз и аспирантка Делэнси Ву использовали стрессовую речевую задачу, чтобы определить относительную эффективность физической привязанности, словесной поддержки и их комбинации в снижении физиологической реактивности на стресс у любимого человека. Ву и Коллинз также сотрудничают с коллегой по UCSB Хиджунгом Кимом, доктором философии, чтобы изучить, как ласковое прикосновение различается в разных культурах. «В 1990-е годы было проведено множество исследований касаний, показывающих, что в разных культурах разная частота прикосновений или разное поведение при прикосновении, но на самом деле они никогда не смотрели на то, как это различное поведение влияет на результаты отношений», — говорит Ву.«Итак, мы тестируем людей в США, Великобритании, Франции, Японии и Южной Корее, чтобы увидеть, влияет ли прикосновение по-разному в зависимости от культуры или есть универсальный эффект».

«Буквально на днях мы с Деланси просматривали видеозаписи пар, и было так прекрасно видеть, как партнеры реагируют на физическую привязанность, насколько они искренне ценят это», — говорит Коллинз. «Я думаю, что близкие отношения важнее, чем когда-либо прежде, и я не думаю, что люди когда-либо перестанут нуждаться в этой поддержке и желать ее.Пары, которые я вижу, так вдохновляют, и я так рада, что всю свою карьеру училась у них ».

Близкие отношения — обзор

Психологические методы лечения расстройств желудочно-кишечного тракта

Тесная взаимосвязь между мозгом и кишечником через ось мозг-кишечник, высокая распространенность сопутствующих психических расстройств при заболеваниях желудочно-кишечного тракта и очевидное влияние психологических процессов на Симптомы желудочно-кишечного тракта, течение заболевания и общее качество жизни — все это подтверждает, что психологическое здоровье должно быть клиническим соображением при лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта.Психологические методы лечения использовались как часть подхода к лечению некоторых заболеваний желудочно-кишечного тракта. Эти психосоциальные вмешательства были более подробно изучены при функциональных заболеваниях, таких как СРК и неязвенная диспепсия, но эффективность различных терапевтических подходов также изучалась при ВЗК. Психотерапия и, в частности, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), тип психологической терапии, использующий активный, ограниченный по времени и структурированный подход, хорошо зарекомендовал себя как эффективное лечение депрессии и тревоги, и в этом отношении он может быть подходящим вмешательством при психических расстройствах у пациентов с желудочно-кишечным трактом.Однако психологическая терапия также направлена ​​на улучшение совладания, снижение реактивности на стресс и устранение проблемного поведения (например, несоблюдение режима приема лекарств, плохие привычки в отношении здоровья), что, в свою очередь, может иметь положительное влияние на исход заболевания желудочно-кишечного тракта. Хотя психологические методы лечения могут влиять на работу желудочно-кишечного тракта и иммунной системы, существует некоторый вопрос о том, улучшают ли они непосредственно симптомы желудочно-кишечного тракта и течение заболевания, в зависимости от того, какое заболевание желудочно-кишечного тракта рассматривается.

Растет интерес к эффективности психологических вмешательств при органических расстройствах желудочно-кишечного тракта, отчасти из-за положительных результатов при функциональных расстройствах желудочно-кишечного тракта (описанных ниже).Вмешательства, которые оценивались на предмет ВЗК с помощью рандомизированных контролируемых исследований, включали управление стрессом, КПТ, психодинамическую терапию и, совсем недавно, гипнотерапию, с результатами, связанными с психологическим функционированием и влиянием на симптомы и течение ВЗК. Было проведено несколько систематических обзоров со смешанными выводами, частично связанными с разными решениями по критериям включения и группам исследований. Большинство обзоров включали любые вмешательства типа психотерапии, а не рассматривали только психологические методы лечения с эмпирической поддержкой эффективности в общей психотерапевтической литературе.В одном метаанализе психологических вмешательств при ВЗК (Timmer et al., 2011) сделан вывод об отсутствии значительного влияния на эмоциональные проблемы или активность болезни. Однако в этом обзоре объединены теоретически разные подходы с потенциально различающейся эффективностью, что снижает вероятность демонстрации эффекта.

В целом, существует некоторый консенсус в отношении того, что эмпирически поддерживаемые методы лечения, такие как КПТ и управление стрессом (на основе стратегий КПТ), более последовательно демонстрируют улучшение качества жизни и качества жизни у пациентов с ВЗК, а также направленной коморбидной депрессии и тревоги (Knowles et al., 2013). Напротив, было мало положительных результатов воздействия непосредственно на исходы ВЗК, хотя многие исследования включали только пациентов в стадии ремиссии, что способствовало потенциальным эффектам пола. Одно хорошо спланированное крупное исследование «случай-контроль» выявило снижение использования лекарств, уменьшение количества посещений врача и меньшее количество рецидивов заболевания после психологического лечения (Wahed et al., 2010). Также исследования лечения с использованием гипнотерапии сообщили о снижении тяжести симптомов ВЗК. Результаты гипнотерапии следует считать многообещающими, но предварительными, учитывая, что они были основаны на небольшом количестве пациентов, прошедших лечение.Методологические вопросы необходимо решать более систематически, чтобы лучше определять эффективность, в частности, для исходов болезней.

Исследования психотерапевтических вмешательств при функциональных расстройствах желудочно-кишечного тракта значительно расширились за последнее десятилетие. В исследованиях оценивались различные методы терапии, включая краткую психодинамическую терапию, гипнотерапию, тренировки по релаксации и когнитивно-поведенческую терапию. Психологические методы лечения, как класс вмешательств, оказались эффективными для уменьшения симптомов СРК по сравнению с объединенными результатами для контрольной группы (Lackner et al., 2004). Было показано, что КПТ оказывает прямое влияние на симптомы СРК, независимо от его воздействия на психологический стресс. Систематический обзор и метаанализ результатов СРК и психологических методов лечения, в ходе которых были получены данные о почти 1300 взрослых пациентах в рандомизированных контролируемых исследованиях, также пришел к выводу, что психологические методы лечения были эффективны при СРК (количество необходимых для лечения = 4; Ford et al., 2009 ). В аналогичном обзоре педиатрических исследований был сделан аналогичный вывод о том, что психологические вмешательства с несколькими терапевтическими компонентами (например,(например, релаксация, психообразование, когнитивная терапия) превосходили стандартные методы лечения боли и функционирования (Brent et al., 2009). В то время как большая часть исследований была сосредоточена на СРК, психотерапевтические исследования, оценивающие результаты при неязвенной диспепсии, почти всегда сообщали о значительном улучшении симптомов после лечения, и было установлено, что положительный эффект сохраняется до 1 года (Soo et al., 2005).

Все эти обзоры признают ограничения исследований, которые определяют силу выводов, отражая общие проблемы во многих психотерапевтических исследованиях, такие как небольшой размер выборки и сложность скрытия от назначения лечения.Тем не менее, рекомендации по лечению СРК включают психологическую терапию в качестве рекомендуемых вмешательств, с особым упором на КПТ, психодинамическую межличностную терапию и гипноз. Новые направления психологического вмешательства при СРК исследовали интероцептивное воздействие кишечных ощущений, внимательность и минимальные контактные методы лечения, такие как Интернет-доставка вмешательств КПТ, с многообещающими результатами.

Исследования, в которых напрямую сравнивали поведенческую терапию с антидепрессантами при функциональных расстройствах (Drossman et al., 2003) сообщили о лучшем отклике на психологическое вмешательство и более низком уровне отсева, последнее свидетельствует о большей переносимости психологической терапии по сравнению с фармакологической. Было также установлено, что психотерапия приводит к значительно более низким затратам на здравоохранение, чем лекарства или обычные подходы к лечению, что подчеркивает важную компенсацию затрат на психотерапию.

Многие, но, конечно, не все пациенты, восприимчивы к психологической помощи в рамках плана лечения заболеваний желудочно-кишечного тракта.Включение психологической терапии может зависеть от доступности лечения и часто рекомендуется в зависимости от серьезности симптомов, очевидной неадаптивной адаптации, осведомленности пациента о связи стресс-симптом и готовности пациента участвовать в этом типе лечения. Хотя специализированные клиники GI во многих странах приняли биопсихосоциальный подход к лечению заболеваний, этот подход еще не является стандартной или общепринятой практикой.

Источники и характеристики близких отношений

Источник: Башня Рони Бет

Кому вы чувствуете себя ближе всего, кому вы звоните, чтобы подбодрить ребенка, когда его зачисляют в колледж, или плакать, когда ваш рабочий проект отправляют обратно на чертежную доску? Когда собака ломает ногу и вам нужно обратиться к ветеринару, кого вы просите сопровождать? Когда родители неожиданно дарят вам билеты на шоу, которое вы так долго хотели увидеть, какие лица всплывают у вас в голове как любимые спутники? Какие сигналы бессознательно заставляют человека постоянно следить за тем, когда он или она заболевают? Что приходит на ум, когда вас нужно отвезти на медицинскую процедуру и вы вынуждены обратиться за помощью? Чью дату рождения ты никогда не забудешь, сколько бы лет ни прошло? Откуда пришли эти люди?

Семья может приносить друзей. Многие из нас в первую очередь ищут близких отношений в своей собственной истории или в том месте, где мы живем. Семья. Супруг. Возможно, умерший родственник. (Несмотря на то, что это было тридцать два года назад, я все еще время от времени держу в голове разговоры с покойным мужем). Дети могут быть близки, некоторые более или менее, а некоторые более или менее после того, как вырастут и начнут жить своей взрослой жизнью. Вы можете чувствовать себя ближе к супругу ребенка и к любым внукам, которые у него могут быть — опять же, некоторые из них ближе, чем другие, или близки по-разному.Но семейные или домашние связи не делают людей автоматически ближе друг к другу, равно как и отсутствие конфликта. Отношения могут быть случайными или сердечными, но определенно не «близкими». Подумайте о двоюродной бабушке, которую вы послушно навещаете раз в год, или о брате, сестре или другом родственнике, который относится к вашему дому как к отелю.

«Семья по выбору» включает в себя близких друзей, людей, которым можно позвонить посреди ночи. Те, чьи лица или голоса приходят на ум, когда вы слышите песню, смотрите фото, вспоминают особенно эмоциональный момент.С кем вы празднуете хорошее или сочувствуете грустному или разочаровывающему. С кем вы отметили период значительного личностного роста или истории и, разделив моменты перехода или кризиса, решили продолжать поддерживать связь, внимательно следить за жизнью друг друга. Люди, которые появляются ночью в ваших снах, по крайней мере, более счастливые.

Другие пути к близости . Близкие дружеские отношения могут развиться из-за повторяющихся контактов, кажущегося сходства или таинственной связи, которая объединяет людей из двух разных миров и заставляет их войти в жизнь друг друга.Они могут длиться час, день или всю жизнь. Они отражают «воспринимаемую реакцию партнера». Их присутствие делает вашу жизнь другой, напоминая вам о том, где вы находитесь в данный момент, кем вы были или хотите быть. Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Цель без плана — просто желание». Близкий человек — это человек, с которым вы можете разделить цель, создать и протестировать план и с удивлением наблюдать за развитием траектории.

Определения. Почему мы маркируем людей «близкими»? Совместное использование.Близкие друзья — это люди, с которыми мы делимся не только информацией. Даже больше, чем интерес, активность или даже страсть, хотя дружба, возможно, началась с этого сходства. Обмен, вероятно, включает в себя общение с кем-то, с кем вам нравится проводить время в реальном времени. Поддержка, независимо от того, являются ли предоставленные ресурсы финансовыми, материально-техническими, эмоциональными или социальными. Вдохновение или хотя бы признание роста друг друга. Утешает. Быть там, когда наступают сложные времена. Щедрость. Люди в близких отношениях отдаются друг другу.Знания. В поле зрения. Смех. Имущество. Время. Уважение к различиям. Близкие друзья заслуживают доверия, надежны и прощаются, когда они люди, склонные ошибаться. Их ценят не только за то, что они приносят, но и за то, кем они являются сами по себе, за то, что они приносят миру. Доверие. Возможно, это люди, которым вы можете доверять и чье доверие вы, в свою очередь, поддерживаете. Отношения, в которых вы можете говорить невыразимое и чувствовать, что вас слышат и, возможно, даже понимают. Кто-то, с кем секреты могут быть изложены словами и вынесены на свет, где они могут быть исследованы, возможно, обновлены и пересмотрены, или противостоять глупым убеждениям.

Жизнь может быть наполнена потерянными возможностями для близких отношений. Соседка, которую вы хотели знать, когда слушали, как другие описывают ее на ее похоронах. Человек, с которым вы сидели рядом в классе, или с которым вы играли в одной команде, или занимались растяжкой в ​​одной студии йоги, но так и не узнали.

А еще есть темная сторона близких отношений, которая поднимает свою голову, когда доверие нарушено, доверие или соглашение нарушены. Или когда необходимая поддержка превышает то, что может быть предоставлено, и нуждающийся чувствует разочарование в человеке с ограниченными материальными или эмоциональными ресурсами, по крайней мере, в определенный момент своей жизни.Или когда невысказанные ожидания приводят к непониманию того, какое время, энергия или привязанность действительно доступны в каждом конкретном случае или с течением времени. Когда двое людей растут в разных направлениях, и давнишней основы узы, обычно семьи или истории, больше не достаточно, чтобы обеспечить источник пропитания для тех, кто вовлечен в процесс. Когда баланс отдачи и получения становится слишком обременительным для любой из сторон, и новый способ общения друг с другом не может быть создан. Возможность потерять близкие отношения может быть настолько пугающей, настолько пронизанной потенциальной грустью, что некоторые люди вообще избегают их.Им не хватает радостей и других преимуществ, которые они могут принести.

Десять характеристик близких отношений

  • Они могут длиться час, день, всю жизнь.
  • Они могут появиться в вашей жизни, чтобы научить вас, помочь вам, полюбить вас, поддержать вас, вдохновить вас, утешить вас, доставить вам радость или испытать вас.
  • Они могут начаться в семье, которую не выбрали, или в отношениях, то есть
  • Они могут развиваться, разделяя важный рост или травму; преследование интереса, деятельности или страсти; наслаждаться привлекательностью, подтверждением или комфортом воспринимаемого сходства; через интригу уважаемых различий; или в магнетизме, который таинственным образом привлекает людей друг к другу.
  • Они могут создавать моменты, которые вызывают полный спектр эмоций, тем самым расширяя и углубляя наш человеческий репертуар.
  • Они могут предъявить к вам требования, которые помогут вам правильно использовать ваши ресурсы, помогут вам расти или сокрушат вас. Они приходят с ожиданиями, с которыми иногда можно договориться.
  • Они могут быть прерваны или прекращены разочарованием, неразрешенным конфликтом, предательством, удалением интересов, деятельностью или сходством, которые изначально свели вас вместе, или просто двумя людьми, развивающимися в разных направлениях.
  • Их преимущества могут включать предоставление помощи, доверенного лица, вторую пару ушей для выслушивания информации, провоцирующей тревогу, товарищеские отношения, возможность использовать значимые части себя для служения другому человеку.
  • Без обслуживания они приходят в негодность. Как и все остальное, необходимо внимание, чтобы избежать необходимости ремонта — всегда более дорогостоящего по времени, деньгам и энергии, а иногда даже невозможно.
  • Они держат зеркало, чтобы мы могли видеть и развивать себя шире и глубже.По другую сторону зеркала они позволяют нам действовать в качестве агентов вдохновения и роста.
  • Основа близких отношений — доверие; его спасательный круг — прощение, когда другие разочаровываются.

Близкие отношения обычно — но не всегда — могут быть храбрыми нападками со стороны не одобряющих родственников, завистливых других, различий во взглядах, физической дистанции и разочарования. Послужной список, который делает кого-то «безопасной гаванью» в трудные времена или чирлидером в моменты радости, приносит ему или ей место в вашем сердце, достойное случайных жертв и непреходящей чести.Мудрые слова из песни Линды Уорстер «That’s All» напоминают: «Я люблю тебя, потому что ты есть ты».

Рейс HT, Кларк MS, Холмс JG. Воспринимаемая партнерская реакция как организующая конструкция в исследовании близости и близости. В: Машек Д.Д., Арон А.П., редакторы. Справочник близости и интимности. Махва, Нью-Джерси: США: издательство Lawrence Erlbaum Associates; 2004. С. 201–225

Copyright 2016 Башня Рони Бет

Посетите меня на www.miracleatmidlife.com.

Значение теории привязанности для здоровья и болезней

Health Psychol.Авторская рукопись; доступно в PMC 2014 1 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3648864

NIHMSID: NIHMS451908

Паула Р. Пьетромонако

Массачусетский университет

, Амхерстский университет

ino

Кристин Дункель Шеттер

Калифорнийский университет, Лос-Анджелес

Паула Р. Пьетромонако, Массачусетский университет, Амхерст;

Корреспонденция по этой статье должна быть адресована Пауле Пьетромонако, Департамент психологии, 135 Hicks Way, Tobin Hall, University of Massachusetts, Amherst, MA [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Health Psychol. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Реферат

Цели

Психология здоровья внесла значительный вклад в понимание связи между психологическими факторами и здоровьем и благополучием, но она не часто включала достижения науки о взаимоотношениях в создание гипотез и дизайн исследований. Мы представляем один пример теоретической модели, вытекающей из основной теории взаимоотношений (теории привязанности), которая объединяет конструкции и процессы взаимоотношений с биопсихосоциальными процессами и результатами для здоровья.

Методы

Мы кратко описываем теорию привязанности и представляем общую структуру, связывающую ее с процессами диадических отношений (поведение в отношениях, посредники и результаты) и процессами здоровья (физиология, аффективные состояния, поведение в отношении здоровья и результаты для здоровья). Мы обсуждаем полезность модели для исследований в нескольких областях здоровья (например, саморегуляция поведения, связанного со здоровьем, боль, хронические заболевания) и ее значение для вмешательств и будущих исследований.

Результаты

Эта схема выявила важные пробелы в знаниях об отношениях и здоровье.Дальнейшая работа в этой области выиграет от учета индивидуальных различий в привязанности, принятия более явного диадического подхода, изучения более интегрированных моделей, которые проверяют опосредствующие процессы, и включения более широкого диапазона конструкций отношений, которые имеют значение для здоровья.

Выводы

Теоретическая основа для изучения здоровья, основанная на науке о взаимоотношениях, может ускорить прогресс за счет создания новых направлений исследований, направленных на определение механизмов, посредством которых близкие отношения способствуют укреплению или подрыву здоровья.Кроме того, эти знания могут быть применены для разработки более эффективных вмешательств, чтобы помочь отдельным лицам и их партнерам по взаимоотношениям с проблемами, связанными со здоровьем.

Ключевые слова: близкие отношения, стиль привязанности, социальная поддержка, здоровье, биопсихосоциальные процессы, здоровое поведение, качество отношений

Поддерживающие отношения защищают здоровье (например, Berkman, Glass, Brissette, & Seeman, 2000; Cohen, 2004; Учино, 2009). Люди, у которых отсутствуют социальные связи или социальная интеграция, подвержены более высокому уровню смертности, особенно от сердечно-сосудистых заболеваний, но также и от других заболеваний, таких как рак (см. Holt-Lunstad, Smith, & Layton, 2010).Хотя связи между отношениями и здоровьем хорошо установлены, меньше известно о межличностных процессах, посредством которых отношения влияют на результаты в отношении здоровья, несмотря на призыв к проведению такого рода исследований более 20 лет назад (например, House, Landis, & Umberson, 1988 ). Был достигнут прогресс в области биологических посредников (например, Miller, Chen, & Cole, 2009), но передовые исследования в области науки взаимоотношений обычно не включались в психологию здоровья. В этой статье мы опираемся на недавнюю теорию и исследования теории привязанности взрослых в науке об отношениях, чтобы разработать интегративную основу для исследования того, как конструкции и процессы взаимоотношений влияют на результаты, связанные со здоровьем.

Область науки о взаимоотношениях значительно расширилась за последние три десятилетия, и она привела к появлению ряда богатых теорий близких отношений, которые породили множество инновационных направлений исследований (обзоры см. В Clark & ​​Lemay, 2010 и Reis, in Нажмите). Примерно в тот же период времени психология здоровья также возникла как отдельное и быстро расширяющееся и развивающееся подразделение психологии. Хотя многие теории и эмпирические результаты науки о взаимоотношениях имеют отношение к пониманию ряда вопросов, связанных со здоровьем, наука о взаимоотношениях и психология здоровья часто развивались параллельно или независимо, за некоторыми исключениями (например,г., Belcher et al., 2011; Ким, Карвер, Деси и Кассер, 2008 г .; Manne et al., 2004a). Многие конкретные идеи, почерпнутые из социальной и личностной литературы о близких отношениях, появляются в медицинской литературе, но в целом психология здоровья, как правило, не включала теории науки о взаимоотношениях для генерации гипотез или интегрированных парадигм науки о взаимоотношениях в дизайн и методологию исследования. У этой статьи три цели: представить один пример теоретической модели, которая объединяет ключевые конструкции и процессы взаимоотношений с биопсихосоциальными процессами и результатами в отношении здоровья, проиллюстрировать, как модель может быть применена к нескольким конкретным областям здоровья, и предложить рекомендации для руководства. исследование будущих взаимоотношений, направленное на понимание и укрепление здоровья и благополучия.

Три основных теоретических основы лежат в основе большинства современных социальных и личностных исследований близких личных отношений: теория привязанности, теория взаимозависимости и теории, основанные на эволюционных подходах (Reis, в печати). Кроме того, исследования взаимоотношений основывались на различных более конкретных теориях, таких как структура коллективного обмена (Clark & ​​Mills, 1979) и модель процесса близости (Reis & Shaver, 1988), а более поздние подходы включают самооценку. модель расширения (Aron & Aron, 2001), модель регулирования рисков (Murray, Holmes, & Collins, 2006) и подходы к целям взаимоотношений (Canevello & Crocker, 2011; Gable & Impett, в печати).В этой статье мы выборочно сосредотачиваемся на одной из основных теоретических перспектив, теории привязанности для взрослых , потому что она стимулировала непропорционально большой сегмент исследований процессов и результатов взаимоотношений за последние 25 лет и, как было показано, имеет широкую объяснительную силу. и имеет очевидное значение для поведения и результатов, связанных со здоровьем (см. Mikulincer & Shaver, 2007).

В следующих разделах мы сначала даем краткий обзор теории привязанности взрослых.Во-вторых, мы представляем теоретическую модель, включающую компоненты теории привязанности, чтобы указать, как ключевые переменные отношений могут предсказывать поведение и результаты в отношении здоровья, и подчеркиваем, как эта основанная на привязанности модель может генерировать новые направления исследований для понимания и содействия здоровью и благополучию. В-третьих, мы обсуждаем конкретные приложения модели для исследования связей между процессами взаимоотношений и здоровьем (например, поведение в отношении здоровья, преодоление боли) у взрослых. В-четвертых, мы предлагаем примеры того, как модель может помочь в проведении вмешательств.Наконец, мы предлагаем план для будущих исследований. Мы сосредотачиваемся на взаимосвязях между близкими отношениями и здоровьем, и из-за нехватки места, а также из-за того, что тесные связи играют центральную роль в нашей жизни, мы не обсуждаем другие типы потенциально значимых отношений, такие как более широкие социальные сети, системы друзей или социальные сети. возможность подключения (например, см. Kawachi & Subramanian, 2008 и Smith & Christakis, 2008, все они также достойны интеграции науки о взаимоотношениях и психологии здоровья.

Теория привязанности

Хотя подробный обзор теории привязанности выходит за рамки данной статьи (обзоры см. В Collins & Feeney, 2010 и Mikulincer & Shaver, 2007), здесь мы кратко опишем основные принципы, а в последующих разделах , мы подробно останавливаемся на их значении для исследований в области здравоохранения. Теория привязанности (например, Bowlby, 1969, 1973; Mikulincer & Shaver, 2007) фокусируется на понимании функций тесной связи с фигурой привязанности, такой как родитель или супруг.Хотя первоначальная теория касалась связей между младенцем и опекуном, она была развита и распространена на другие отношения привязанности на протяжении всей жизни, особенно на романтических партнеров (см. Mikulincer & Shaver, 2007). Мы делаем упор на теорию привязанности в применении к взрослым отношениям, поскольку им уделяется наибольшее внимание в социальных исследованиях и исследованиях личности; приложения в детстве важны для здоровья, но не включены здесь.

Поведенческая система привязанности концептуализируется как биологически основанная, врожденная система, которая защищает людей, удерживая их рядом с лицами, осуществляющими уход, перед лицом опасности (Bowlby, 1969).Он служит эволюционной цели — помочь младенцам выжить и позволяет людям любого возраста , которые чувствуют угрозу, восстановить эмоциональную безопасность посредством контакта и комфорта от фигуры привязанности. Угрозы привязанности, такие как болезнь, боль или факторы стресса, такие как разлука, активируют поведение привязанности, например, стремление приблизиться к опекуну, направленное на восстановление и поддержание связи (см. Mikulincer & Shaver, 2007).

Система привязанности запускает поведение, предназначенное для защиты людей от физического вреда, но также для помощи в регулировании аффекта (например,g., бедствие) (Bowlby, 1973; см. Mikulincer & Shaver, 2007). Эта регулирующая функция очевидна, когда напуганные младенцы стремятся приблизиться к своему опекуну, и когда опекуны отвечают, обеспечивая утешение и успокоение, тем самым помогая младенцам регулировать дистресс и восстанавливать чувство безопасности. Параллельно с процессом, наблюдаемым у детей, взрослые, находящиеся в бедственном положении, могут искать фигуру привязанности (часто своего супруга) в попытке восстановить эмоциональное благополучие, а взрослые партнеры часто реагируют, оказывая помощь посредством успокоения, утешения и / или ощутимой поддержки. (Коллинз и Фини, 2010).Эта динамика отношений, связанных с привязанностью, также требует способности регулировать поведение по отношению к опекуну (например, стремиться к близости) и решать, когда приближаться к цели или уходить от нее (см. Mikulincer & Shaver, 2007). Кроме того, поведенческая система привязанности работает вместе с другими постулируемыми поведенческими системами (например, заботой, сексуальным поведением, исследованием; см. Mikulincer & Shaver, 2007). Например, система по уходу обычно заставляет людей быть настроенными на сигналы бедствия их партнера по взаимоотношениям и обычно запускает поведение, которое будет защищать, поддерживать и способствовать благополучию партнера по взаимоотношениям.В отличие от нормативных родительско-детских отношений, во взрослых отношениях оба партнера могут полагаться друг на друга для удовлетворения потребностей в привязанности, и оба партнера также могут выступать в качестве опекунов; таким образом, у взрослых процессы привязанности и заботы тесно взаимосвязаны (см. Collins & Feeney, 2010).

Согласно теории привязанности, индивидуальные различия возникают в том, как работает система привязанности, в результате разного опыта повторяющихся взаимодействий с фигурами привязанности. Эти индивидуальные различия отражаются в так называемых рабочих моделях , которые состоят из ожиданий относительно достоинства себя по отношению к другим значимым, а также доступности и отзывчивости фигур привязанности (Bowlby, 1973).Рабочие модели демонстрируют некоторую преемственность от детства к взрослой жизни, хотя они могут меняться в зависимости от опыта и различных отношений (Mikulincer & Shaver, 2007; Pietromonaco & Barrett, 2000). У взрослых индивидуальные различия в стиле привязанности обычно фиксируются двумя измерениями: тревога привязанности и избегание (см. Mikulincer & Shaver, 2007). Тревожная привязанность относится к модели гиперактивации перед лицом угрозы, включая повышенный стресс и постоянный поиск близости и поддержки от других. Избегание привязанности относится к модели деактивации в ответ на угрозу, включая минимизацию стресса, отвлечение внимания от угрозы и чрезмерную самостоятельность. Безопасность привязанности, ключевое понятие в теории, относится к комбинации низкой тревожности и низкого избегания , отражающей чувство комфорта в близости и уверенность в том, что партнер будет доступен и отзывчив, когда это необходимо. Было показано, что эти стили привязанности позволяют предсказать, будут ли люди искать поддержки у близких, и как, а также способность обеспечить комфорт и поддержку, когда в этом нуждается их партнер (т.е., уход; Collins & Feeney, 2010) и многие другие аспекты функционирования отношений (см. Mikulincer & Shaver, 2007). Фактически, объяснительная сила этих индивидуальных различий была удивительно широкой и последовательной.

Мы решили сосредоточиться на теории привязанности как на образце теории науки об отношениях, поскольку она способна генерировать множество интересных гипотез, относящихся к связи между отношениями и здоровьем, поведением и результатами. В частности, он предлагает понимание как нормативных процессов ухода, так и ухода, которые имеют большое значение в контексте угроз здоровью и индивидуальных различий в стиле привязанности, которые могут влиять на поведение людей в отношении здоровья и результаты на протяжении всей жизни.

Теоретическая основа для исследования процессов взаимоотношений и здоровья

представляет собой теоретическую основу для представления существующих исследований и направления будущей работы. Он включает в себя как процессы взаимоотношений, так и процессы здоровья. Мы извлекли из основных элементов теории привязанности, как ментальные представления об отношениях могут способствовать процессам взаимоотношений, особенно заботе и заботе, и проиллюстрировали последствия процессов взаимоотношений для физиологических реакций, аффективных состояний, поведения в отношении здоровья и, более того, для результатов в отношении здоровья.Прежде всего, эта теоретическая схема является общей схемой, из которой исследователи могут выводить варианты и конкретные более подробные модели и, что важно, гипотезы и исследовательские вопросы. Во-вторых, в качестве основной исходной конструкции используется стиль привязанности, хотя общий подход может быть изменен для моделирования других конструкций отношений (например, целей отношений; см. Canevello & Crocker, 2011 и Gable & Impett, в печати). В-третьих, это принципиально диадическая модель, хотя аналогичные подходы для таких групп, как семьи или социальные сети, также возможны, чтобы связать науку о взаимоотношениях с психологией здоровья.В-четвертых, он включает в себя динамический набор процессов, которые со временем разворачиваются между партнерами по взаимоотношениям, а также их событиями, связанными со здоровьем. В-пятых, его можно применять на различных этапах жизни, но здесь мы рассматриваем его в первую очередь в диадах взрослых партнеров.

Теоретические основы исследования процессов диадических отношений и здоровья.

иллюстрирует типичные диадические отношения, в которых ориентации отношений (стиль привязанности) могут формировать диадические процессы (см. Пути a / b).Диадические процессы включают моделей поведения в отношениях (например, поиск поддержки, забота) и посредников отношений и результатов (например, отзывчивость партнера, удовлетворенность отношениями, приверженность), которые могут взаимно влиять друг на друга (Пути c / d). Отзывчивость партнера является ключевым понятием в науке о взаимоотношениях и относится к восприятию людьми того, что их партнеры принимают, понимают и заботятся (Reis & Shaver, 1988). Обратите внимание, что как положительные, так и отрицательные диадические процессы (например,g., уход, социальный негатив) включены, потому что они имеют различные эффекты. Например, социальный негатив (конфликт, нечувствительность) предсказывает неблагоприятные последствия для здоровья, помимо отсутствия поддержки (Brooks & Dunkel Schetter, 2011). На диадические процессы каждого партнера могут влиять и на них влияют физиологические реакции, аффект и поведение в отношении здоровья (Пути f / g), а также результаты здоровья и болезни (Пути k / l).

Структура также включает примеры путей, посредством которых каждый партнер может влиять на другого (Пути e, h – j).Для простоты показаны только некоторые эффекты партнера, но возможны и другие (например, стиль привязанности партнера A может повлиять на посредников и результаты отношений партнера B, и наоборот; здоровье партнера B и исходы болезни могут повлиять на физиологию, аффект и поведение партнера A в отношении здоровья и т. Д. на). Подобные партнерские эффекты непосредственно детально моделируются во многих социально-психологических подходах к процессам взаимоотношений (Badr, Carmack, Kashy, Cristofanilli, & Revenson, 2010; Butler, 2011; Lemay & Clark, 2008; Iida, Stephens, Rook, Franks, И Салем, 2010).Мы сосредотачиваемся здесь на том, как привязанность и диадические процессы способствуют процессам и результатам, связанным со здоровьем, потому что эти научные примеры взаимоотношений не были полностью разработаны в литературе по психологии здоровья. Процессы здоровья в этой структуре являются общими, отражая аналогичные модели в моделях, описанных в медицинской литературе (Paths m / n, Berkman et al., 2000; Cohen, 2004; Smith, 2006; Uchino, 2009). Например, в обширной литературе рассматриваются физиологические реакции и аффективные состояния как предикторы здоровья и поведения (Chida & Steptoe, 2010; Dickerson, 2008; Kiecolt-Glaser, McGuire, Robles, & Glaser, 2002; Smith, 2006; Uchino, 2009). ).Таким образом, хотя подробное обсуждение всех соответствующих процессов науки о взаимоотношениях или процессов здоровья выходит за рамки данной статьи, наша цель — проиллюстрировать полезность интеграции для стимулирования более детальных подходов.

Диадический компонент

На концептуальном уровне теория привязанности взрослых, сродни другим основным теориям науки о взаимоотношениях, таким как теория взаимозависимости, подчеркивает, что отношения динамичны и взаимозависимы; реакции одного партнера влияют и находятся под влиянием реакции другого партнера.Чтобы адекватно отразить эти диадические процессы, исследование должно быть спланировано таким образом, чтобы позволять оценивать характеристики и результаты обоих партнеров. Кроме того, требуются специальные методы анализа данных, которые корректируют независимость между ответами членов диады (т. Е. Корреляцию между ответами партнеров), и которые позволяют оценить степень, в которой собственные характеристики каждого человека, характеристики его партнера, а взаимодействие между их собственными характеристиками и характеристиками партнера позволяет прогнозировать интересующие их результаты (см. Kenny, Kashy, & Cook, 2006).Например, модель взаимозависимости актер-партнер (APIM; см. Kenny et al., 2006) позволяет исследователям проверить степень, в которой (а) характеристики каждого партнера по взаимоотношениям влияют на его или ее собственные результаты (эффекты акторов), (б) характеристики одного партнера по отношениям влияют на результаты другого партнера (эффекты партнера), и (c) характеристики одного партнера по отношениям взаимодействуют с характеристиками другого члена при прогнозировании результатов одного или обоих партнеров (интерактивные эффекты партнера X).В идеале эти эффекты моделируются с течением времени, улучшая причинные выводы. APIM является одним из примеров семейства моделей, которые могут учитывать независимость между партнерами, а также выявлять различные эффекты для акторов, партнеров и их взаимодействия (например, Lyons & Sayer, 2005).

Хотя диадические взгляды стали более распространенными в некоторых сегментах психологии здоровья (например, Badr, 2004; Hong et al., 2005; Roberts, Smith, Jackson, & Edmonds, 2009), во многих других публикациях о здоровье не полностью используется эта перспектива.Например, во многих исследованиях вмешательства для пар участвуют оба партнера, но оцениваются результаты только для пациентов, хотя исходы для пациентов могут сильно зависеть от реакций и поведения партнера (см. Martire, Helgeson & Saghafi, 2010). Более того, даже в тех исследованиях здоровья, которые оценивают влияние актора и партнера, исследователи редко изучают, как характеристики одного партнера в сочетании с характеристиками другого партнера (т. Е. Интерактивный эффект партнера X) могут приводить к уникальным результатам ( c.ф., Бадр, 2004). Однако этот тип анализа позволяет исследователям более полно понять, как контекст взаимоотношений может повлиять на результаты в отношении здоровья. Чтобы проиллюстрировать, что тревожно привязанным людям может быть труднее приспособиться к раку, когда их партнер избегает и, следовательно, вряд ли обеспечит высокий уровень уверенности и поддержки, в отличие от тех случаев, когда их партнер безопасен и, следовательно, лучше способен удовлетворить их потребность в заверении и поддержке. служба поддержки. В первом случае взаимодействие между супругами может стать напряженным или конфликтным, тем самым обостряя тревожно привязанные заботы пациентов и потенциально приводя к ухудшению результатов адаптации как для пациента, так и для лица, осуществляющего уход.Такие важные интерактивные эффекты, как эти, не будут обнаружены при рассмотрении только эффектов актера и партнера в исследовании; вместо этого исследователи должны изучить, как стиль привязанности пациента, стиль привязанности его партнера и взаимодействие между ними предсказывают исходы для пациентов и лиц, осуществляющих уход. В следующих разделах мы подчеркиваем дополнительную ценность использования диадического подхода при концептуализации, разработке и анализе исследований в области здравоохранения.

Пол

Хотя мы специально не описывали разные процессы для мужчин и женщин, при оценке связей в рамках предлагаемой нами модели следует учитывать гендерные различия.Например, мужчины и женщины по-разному справляются с хроническими заболеваниями в контексте своих взаимоотношений (Badr, 2004). Согласно лабораторным исследованиям социального негатива, женщины также имеют тенденцию проявлять более сильные сердечно-сосудистые и нейроэндокринные реакции во время супружеского конфликта по сравнению с мужчинами (Kiecolt-Glaser & Newton, 2001). Напротив, мужчины, которые проявляют доминирующее поведение в результате лабораторных манипуляций, демонстрируют повышенные аффективные и физиологические реакции по сравнению с женщинами, что позволяет предположить, что доминирование может иметь большее значение для мужского здоровья (Smith, Limon, Gallo, & Ngu, 1996).Эти гендерные различия могут отражать сочетание биологических (например, Taylor et al., 2000) и социализационных процессов (например, агентство / общность, Helgeson, 2003), что приводит к большей чувствительности и усилиям в ответ на конкретные транзакции отношений и совладание с ними. стрессовые события (например, Smith et al., 2011).

Новые особенности

Предлагаемая модель — единственная интегрированная структура, о которой мы знаем, которая исследует механизмы, посредством которых такие концепции взаимоотношений, как привязанность, могут влиять на физиологические процессы, поведение в отношении здоровья и, таким образом, влиять на здоровье и результаты болезней.Кроме того, он подчеркивает не только диадические влияния на понимание связи между отношениями и здоровьем, но также указывает на ценность измерения опосредующих переменных (например, механизмов взаимоотношений, физиологических процессов). Немногочисленные исследования в медицинской литературе напрямую проверяли посредничество, но такие тесты необходимы для определения того, как процессы взаимоотношений приводят к лучшему или худшему поведению и результатам в отношении здоровья (текущие рекомендации по медиативному анализу см. В Rucker, Preacher, Tormala, & Petty, 2011). .Кроме того, эта общая структура предлагает отправную точку для создания множества конкретных гипотез и более конкретных моделей. Например, исследователи могут изучить влияние индивидуальных различий в ориентации на общность / обмен (Clark & ​​Mills, 1979) или в целях в отношениях (Canevello & Crocker, 2011), по отдельности или вместе со стилем привязанности (например, Clark, Lemay, Graham, Pataki, & Finkel, 2010) о последующих результатах в модели.

Применение модели к проблемам здоровья взрослых

В следующих разделах мы исследуем полезность нашей модели для выбранных областей здоровья.В соответствии с нашим акцентом на привязанности взрослых мы делаем упор на исследования с участием молодых и пожилых людей. Ограничения по объему мешают более всестороннему исследованию всех соответствующих областей психологии здоровья. Тем не менее, мы сосредоточены на нескольких активных областях исследований, которые значительно различаются по степени включения в них теорий, методов и открытий науки о привязанности и других взаимоотношений, при этом некоторые области в большей степени опираются на науку об отношениях, а другие — в меньшей степени или совсем не учитываются. . Даже когда перспективы взаимоотношений включены, они редко интегрируются с другими процессами, связанными со здоровьем, в модели (например,g., биологические пути).

Влияние на беременность / роды

Беременность — идеальное время для изучения межличностных процессов, потому что это время, когда семья, друзья и партнеры могут быть вовлечены в процесс. Это также может быть время стресса для пар, в течение которого процессы привязанности (поиск и оказание помощи / поддержки) могут быть особенно актуальными (Rholes et al., 2011). Однако существующая литература по здоровью младенцев и матерей не основана на каких-либо сильных теоретических основах для понимания взаимоотношений, таких как теория привязанности.

Социальная поддержка привлекла львиную долю внимания, но из-за теоретических и методологических недостатков она не была постоянно связана с исходами родов ни в обсервационных, ни в интервенционных исследованиях (Dunkel Schetter, 2010). Несколько проспективных обсервационных исследований показали, что более широкая пренатальная поддержка предсказывает более оптимальный рост плода, более высокую массу тела при рождении и снижение риска низкой массы тела при рождении (например, Buka et al., 2003; Dejin-Karlsson et al., 2000; Hedegaard et al. , 1996, обзор в Dunkel Schetter et al., 2000; Дункель Шеттер, 2010). Например, в одном исследовании социальная поддержка со стороны отца и семьи ребенка опосредовала благотворное влияние брака на контроль массы тела ребенка при рождении с учетом этнической принадлежности (латинские или белые), образования, медицинского риска и пола ребенка (Feldman et al. , 2000). Однако существует также много повторений процессов, не связанных с близкими отношениями, и здоровья 14, и эффекты поддержки обычно сильнее в таких подгруппах, как афроамериканцы, латиноамериканцы или женщины с низким СЭС (Dunkel Schetter, 2010).Несогласованные выводы могут быть связаны с разными концепциями социальной поддержки. Многие исследования измеряют воспринимаемую поддержку (которая больше отражает индивидуальный фактор различия), а не пытаются изучить поддерживающие взаимодействия. Наша концепция утверждает, что оба необходимы, особенно при диадическом подходе, который учитывает как членов пары, мать и отца, их обмены поддержкой, а также пристальное внимание к модераторам отношений и посредникам.

Хотя исследователи беременности признают важность супружеских отношений, лишь немногие из них опирались на концепции или теории науки о взаимоотношениях, чтобы понять, как отношения между матерью и отцом во время или после беременности влияют на здоровье матери, роды или результаты ребенка.Исключением является исследование, в котором поддержка партнера была тщательно концептуализирована и измерена, а факторы взаимоотношений были изучены вместе с индивидуальными предикторами предрасположенности поддержки, включая стиль привязанности (Rini et al., 2006). Беременные женщины (N = 176), которые были более надежно привязаны, сообщали, что получали более эффективную эмоциональную, справочную и информационную поддержку от своих партнеров (качество и количество относительно потребностей) и меньшее количество негатива при взаимодействии с партнером. Женщины с более прочной привязанностью также сообщили о большей зависимости от своей сети, более сильном коллективизме родственников, более эмоциональном самовыражении и более сильных навыках управления конфликтами.Кроме того, женщины, которые воспринимали более эффективную социальную поддержку со стороны своих партнеров в середине беременности, меньше тревожились во время беременности и в послеродовом периоде и сообщали о менее пугливом и тревожном поведении младенцев (Rini et al., 2006; Tanner et al., 2012). Дополнительное исследование с 23 партнерами из этого исследования показало, что, когда мужчины демонстрировали более позитивный стиль ухода, более сильную межличностную ориентацию и / или большее удовлетворение отношениями, партнеры-женщины оценивали свою поддержку как более эффективную (Rini & Dunkel Schetter, 2010).Это исследование является редким примером более разработанного подхода науки о взаимоотношениях к проблеме здоровья, согласованного с нашей концепцией, поскольку в нем изучаются некоторые пути (пути a / b, f / g, e), но не посредники отношений или результаты.

В отличие от большинства исследований социальной поддержки во время беременности, исследование перехода к отцовству включало обоих членов супружеских пар, но с основным интересом в период времени после рождения и на тему адаптации к воспитанию и благополучию родителей. быть (e.г., Симпсон и др., 2003). Например, Rholes et al. (2011) проследили за 192 парами, родившими первого ребенка в период от 6 недель до рождения до первых двух лет перехода к воспитанию детей. Это исследование касалось привязанности и депрессивных симптомов после рождения и является ярким примером того, как пары могут быть изучены с точки зрения науки о взаимоотношениях с помощью теории привязанности. Например, одно интересное открытие заключается в том, что, когда тревожно привязанные люди ощущали меньшую поддержку со стороны своих партнеров, депрессия мужчин со временем усиливалась, а депрессия женщин оставалась на высоком уровне; однако, когда тревожно привязанные мужчины и женщины ощущали большую поддержку, их депрессивные симптомы со временем уменьшались, иллюстрируя пути a / b и f / g структуры.Распространение этой работы на более ранний период беременности и измерение исходов родов и послеродового здоровья было бы идеальным с точки зрения тестирования нашей системы.

Сосредоточив внимание на стиле привязанности у обоих партнеров и на взглядах обоих партнеров на процессы взаимоотношений, исследования социальной поддержки во время беременности могут определить, какие аспекты этих процессов наиболее важны для целевых вмешательств при беременности. Прошлые пренатальные меры социальной поддержки страдали от неспособности улучшить результаты, даже когда они были крупными рандомизированными контролируемыми испытаниями (Hodnett & Fredericks, 2003; Lu, Lu & Dunkel Schetter, 2005).Однако ни одна из них не использовала теорию и прогностические модели, чтобы определить, какие аспекты социального контекста беременной женщины наиболее важны и какие процессы могут способствовать влиянию на результаты. Сосредоточив внимание на конкретных отношениях (партнер и мать беременной женщины) и конкретных потребностях в поддержке, одно исследование было более сложным, чем другие, и позволило снизить низкий вес при рождении (Norbeck, DeJoseph & Smith, 1996). Однако ни это, ни другие вмешательства не были конкретно связаны с динамикой диадических отношений и не использовались с использованием прогностической модели, указывающей, какие аспекты диадической поддержки или процессов отношений, как ожидается, будут влиять на результаты вмешательства, разработанного для улучшения этих механизмов.Беременные женщины из группы высокого риска — это женщины с низким доходом, с низким уровнем образования и афроамериканки, которым необходимо с умением и чуткостью переносить теорию науки о взаимоотношениях на новые группы населения и контексты. Доступны ограниченные знания о привязанности в этих группах населения, и устранение этого пробела представляет собой проблему и прекрасную возможность для будущих исследователей.

Саморегуляция и поведение, связанное со здоровьем

Процессы привязанности неразрывно связаны с тем, как люди регулируют свои эмоции и поведение, и поэтому могут иметь важное значение для прогнозирования поведения, связанного со здоровьем.Хотя исследований, связывающих стиль привязанности с конкретным поведением, связанным со здоровьем, немного, результаты показывают, что небезопасная привязанность (тревога, избегание или и то и другое) предсказывает риски для здоровья, такие как более широкое употребление наркотиков, ухудшение образа тела, рискованное сексуальное поведение, более широкое употребление алкоголя, худшее питание и т. Д. меньше физических упражнений как у подростков (например, Cooper, Shaver, & Collins, 1998), так и у молодых людей (например, Feeney, Peterson, Gallois, & Terry, 2000). Эта работа, как правило, была сосредоточена на процессах на индивидуальном уровне, а не на изучении связей между привязанностью и здоровьем на диадическом уровне, что могло быть плодотворным.Например, исследования могут быть больше сосредоточены на том, как диадические отношения подростков со сверстниками (например, лучшие друзья, романтические партнеры) влияют на употребление психоактивных веществ и рискованное поведение. Кроме того, в нескольких исследованиях изучались процессы, посредством которых привязанность влияет на способность людей регулировать свое поведение в отношении здоровья (например, Пути a – i).

Растущая литература по психологии здоровья фокусируется на том, как диадические процессы влияют на поведение взрослых в отношении здоровья (Paths f / g) в таких областях, как контроль веса (например, Dailey, Romo, & Thompson, 2011), диабет (Stephens, Rook, Franks, Khan, & Iida, 2010), профилактика ВИЧ (e.g., Burton, Darbes, & Operario, 2010) и курение (например, в парах, включая пациента-кардиолога, Vilchinsky et al., 2011). Например, в одном исследовании изучали, предсказывают ли определенные стратегии социального контроля, используемые одним из супругов, самооценки партнера в поведении, связанном со здоровьем, таких как физические упражнения, употребление более здоровой пищи и отказ от курения (Lewis & Butterfield, 2007). Партнеры более эффективно продвигали изменения, когда они использовали тактику положительного контроля (например, моделирование поведения), чем когда они использовали отрицательные (например.g., вызывая страх), предполагая, что качество общения партнеров может способствовать способности людей принимать и поддерживать здоровый образ жизни. Точно так же, когда супруги пациентов с диабетом сообщали об использовании стратегии отрицательного контроля, пациенты меньше придерживались своей диеты, тогда как когда супруги сообщали об использовании стратегий положительного контроля, пациенты придерживались большей (Stephens et al., 2010). Примечательно, что именно отчеты супругов об их стратегиях контроля, а не восприятие пациентами стратегий супругов предсказывали приверженность пациентов к диете (т.д., результаты выявили эффект партнера), подчеркивая важность диадических подходов, которые оценивают восприятие обоих партнеров.

Хотя исследования поведенческого здоровья уже включают диадический подход к проблемам здоровья взрослых в некоторой степени и исследовали некоторые процессы взаимоотношений, наша модель позволяет генерировать дополнительные потенциально интересные вопросы о том, как члены пар могут влиять на поведение друг друга в отношении здоровья. Учитывая задокументированные связи между небезопасной привязанностью и опасным для здоровья поведением, например, исследования этих проблем в контексте динамики пары дадут понимание того, как партнеры могут помочь или препятствовать усилиям друг друга по изменению поведения, связанного со здоровьем.Перспектива привязанности предполагает, что не все люди получат одинаковую пользу от явных попыток партнера побудить их изменить свое поведение в отношении здоровья. Одна из возможностей состоит в том, что избегающие люди могут быть не восприимчивы к очевидным попыткам партнеров повлиять на их поведение, потому что им некомфортно зависеть от других, но они могут более позитивно реагировать на более тонкие попытки. Однако индивидуальные стили привязанности — это только часть общей картины, и модель требует исследования того, как привязанность вместе с широким спектром посредников в отношениях и таких результатов, как отзывчивость партнера, приверженность и качество отношений, могут влиять на поведение в отношении здоровья ( Пути a – g).

Рак / хроническое заболевание у взрослых

Исследования здоровья взрослых, справляющихся с такими заболеваниями, как рак, изучали связь между процессами взаимоотношений, результатами и аффективными состояниями (Путь f / g). Например, женщины, привыкшие к раку груди на ранней стадии, испытывали меньше беспокойства при обсуждении темы, связанной с раком, когда их партнеры предлагали взаимное раскрытие, проявляли юмор или не предлагали решения (Manne et al., 2004b). Кроме того, пациенты с раком груди, которые использовали защитную буферизацию (например,g., скрывали беспокойство от своего партнера), и их партнеры были более обеспокоены, если они также воспринимали отношения как удовлетворительные (Manne et al., 2007).

Хотя исследования адаптации к болезни включали исследования пар, в большинстве из них не использовались теории науки о взаимоотношениях для создания гипотез, за ​​некоторыми заметными исключениями. Например, в работе, следующей из модели межличностного процесса близости (например, Laurenceau, Barrett, & Pietromonaco, 1998; см. Reis & Shaver, 1988), больные раком сообщали о большей близости, когда они воспринимали большее раскрытие партнера, и этот эффект был опосредованным. по воспринимаемой реакции партнера (например,g., чувствуя себя понятым, о котором заботятся; Manne et al., 2004a). В 7-дневном дневном исследовании пациенты с раком груди чувствовали большую близость в те дни, когда их супруги сообщали об оказании поддержки (по сравнению с днями, когда они не оказывали поддержки), а супруги демонстрировали параллельную картину (Belcher et al., 2011). В целом, отзывчивость и поддержка партнера, как центральные конструкции в теории привязанности, так и в науке об отношениях в целом (Clark & ​​Lemay, 2010), по-видимому, важны для функционирования отношений в парах, борющихся с раком (обращаясь к путям c – e in), и этот вывод следует обобщить. к другим болезням и проблемам со здоровьем.

Индивидуальные различия в стиле привязанности были связаны с аффективными состояниями в исследованиях, изучающих точку зрения только одного партнера (больного раком). В одном поперечном исследовании с участием 326 человек с метастатическим раком, пациенты с более тяжелыми физическими симптомами, которые также были более тревожно привязаны, с большей вероятностью испытывали симптомы депрессии; однако эта связь была ослаблена для людей с низким уровнем тревожности привязанности (Rodin et al., 2007). Эта работа поднимает несколько вопросов для будущих исследований.Во-первых, может случиться так, что связь между привязанностью и аффективными состояниями происходит через описанные пути взаимоотношений, и эту возможность необходимо изучить в ходе исследования обоих партнеров по взаимоотношениям. Во-вторых, перспектива привязанности предполагает, что более тяжелые симптомы болезни могут вызвать большую угрозу для людей с тревожной привязанностью, что делает их более уязвимыми к стрессу; и наоборот, надежная привязанность (например, низкая тревожность) может уберечь человека от стресса даже при угрожающих обстоятельствах.Таким образом, еще одно следствие этого исследования, которое требует более тщательного изучения, заключается в том, что факторы, связанные с заболеванием (например, состояние здоровья и исходы болезни), являются не только последующим результатом стиля привязанности, но также могут активировать проблемы привязанности (путь не показан в модели). Для исследования таких вопросов были бы полезны продольные планы, например, чтобы установить, становится ли связь между тревогой привязанности и депрессией сильнее по мере того, как симптомы болезни становятся более серьезными.

В целом безопасность привязанности способствует эмоциональной адаптации к стрессу (см. Mikulincer & Shaver, 2007).Кроме того, безопасность привязанности может защитить людей от бедствия через восприятие поддержки. В соответствии с этой идеей, в одном исследовании безопасность привязанности у больных раком на последней стадии (большинство из которых были старше и женаты) предсказывала большую воспринимаемую поддержку (Путь a / b), что, в свою очередь, предсказывало более низкие оценки депрессии (Пути f / g; Родин и др., 2007).

Хотя процессы взаимоотношений и индивидуальные различия в привязанности рассматривались в литературе по раку, наша модель указывает на некоторые важные пробелы.Например, большинство исследований супружеских пар, справляющихся с раком, сосредоточено в первую очередь на связях в рамках компонента диадических процессов в нашей модели (Пути c – e), и мало исследований посвящено изучению других путей, таких как то, как процессы взаимоотношений связаны с физиологическими реакциями, здоровьем и т. Д. последующие исходы болезни. В качестве одного примера, исследования пар, в которых один из партнеров подвержен риску рака, выиграют от изучения того, как динамика пары, связанная с привязанностью (например, отзывчивость партнера, забота) во время стрессовых взаимодействий, влияет на физиологические реакции на стресс (Путь f – i), которые имеют было показано, что они предсказывают важные результаты для здоровья (см. Miller et al., 2009). Более того, пары, в которых один или оба партнера привязаны ненадежно, могут подвергаться большему риску возникновения потенциально вредных физиологических реакций (Пути a – i). Например, супруги с более избегающей привязанностью демонстрируют повышенную воспалительную реакцию (IL-6) после конфликтного взаимодействия (Gouin et al., 2010), а более ненадежно привязанные партнеры по свиданиям демонстрируют большую реактивность кортизола в ответ на конфликт (Пауэрс, Пьетромонако, Gunlicks , & Sayer, 2006). Изучение связей между привязанностью, процессами взаимоотношений и физиологическими реакциями важно, потому что межличностные факторы (например,g., социальная поддержка) может влиять на биологические процессы, включая нейроэндокринную регуляцию, что, в свою очередь, может влиять на биологические факторы риска рака и развития и роста опухоли (см. Miller et al., 2009 и Stefanek & McDonald, 2009).

Боль

Переживание хронической боли является относительно обычным явлением и связано со значительными социальными, психологическими и медицинскими издержками (Meredith, Ownsworth, & Strong, 2008). Недавно Мередит и его коллеги (2008) предложили интегративную структуру привязанности хронической боли, которая согласуется со многими особенностями предлагаемой нами модели (например,g., привязанность, влияющая на поиск поддержки). Однако наша модель расширяет их анализ и исследования в этой области в более общем плане, выделяя более широкий спектр межличностных процессов (см. Пути c – e), включая социальный негатив. Это расширение важно, поскольку люди с ненадежной привязанностью могут реагировать на боль, используя межличностные стратегии, которые приводят к еще большему конфликту в их отношениях (Pietromonaco, Greenwood, & Barrett, 2004), что, в свою очередь, может повлиять на результаты адаптации (см. Meredith et al., 2008), например, переживание боли и реабилитация (см. Также «Пути f – l»).

Во-вторых, диадические особенности модели позволяют учесть реакции пациентов и партнеров на хроническую боль. Немногие исследования боли используют явный диадический подход, который может способствовать более широкому рассмотрению межличностных процессов. Например, как партнеры пациентов с хронической болью оказывают поддержку или реагируют на катастрофу, чтобы облегчить приспособление и выздоровление (Пути h / i)? Недавние работы предполагают многообещающий такой диадический подход.Например, в одном исследовании было обнаружено, что большее согласие по степени выраженности боли между пациентами с остеоартритом и их супругой было связано с улучшением самочувствия пациентов (Cremeans-Smith et al., 2003). Недавнее исследование, включающее как привязанность, так и диадические точки зрения, показало, что менее надежно привязанные женщины (например, тревожные) более негативно реагировали на экспериментально вызванную боль, когда они были с тревожно привязанным партнером (Wilson & Ruben, 2011). Хотя наша структура шире, чем большинство существующих моделей боли, ее можно использовать для уточнения этих моделей таким образом, чтобы сделать заметными межличностные процессы в диадическом контексте.

Пожилые люди и уход за ними

Широкая и активная область исследований в области психологии здоровья сосредоточена на последствиях ухода за психическим и физическим здоровьем. Уход в широком смысле включает в себя виды деятельности, требующие особого ухода, обычно выходящие за рамки нормативных стандартов (Schulz & Quittner, 1998). Это может произойти во многих контекстах, таких как уход за ребенком с серьезными травмами или нарушениями развития (например, черепно-мозговые травмы, шизофрения) или у члена семьи, который имеет хроническое заболевание (например,g., рак, болезнь Альцгеймера). Действительно, в обширной литературе существует связь между уходом и неблагоприятными последствиями для здоровья (Pinquart & Sorensen, 2007).

Большая часть работы по уходу за пожилыми людьми сосредоточена на членах семьи, осуществляющей уход за пациентами с болезнью Альцгеймера (БА). В соответствии с нашей моделью межличностные процессы, такие как социальная поддержка и качество отношений до болезни, по-видимому, влияют на связи между уходом и здоровьем (Paths f / g; Uchino, Kiecolt-Glaser, & Cacioppo, 1994).Однако наша структура выделяет несколько важных областей для будущих исследований. Во-первых, в этой работе мало внимания уделяется тому, как индивидуальные различия в привязанности (Пути a / b) могут влиять на то, как люди оказывают помощь пожилым членам семьи, или на результаты как для лиц, осуществляющих уход, так и для пожилых людей, несмотря на то, что эта ситуация ухода, вероятно, активирует систему привязанности ( например, угроза потерять фигуру привязанности, мотивированные попытки поддержания ощущаемой безопасности посредством поведения помощи, Magai, 2008).Недавнее исследование иллюстрирует ценность такого подхода: избегание привязанности предсказывало более высокую нагрузку на опекунов и меньшую готовность оказывать помощь в будущем (Karantzas, Evans, & Foddy, 2010).

Важность рассмотрения процессов привязанности в этом исследовании становится особенно важной в свете появляющейся литературы, предполагающей, что большая часть людей среднего и старшего возраста, как правило, имеет менее безопасный и избегающий стиль привязанности по сравнению с их более молодыми коллегами (Diehl, Эльник, Бурбо и Лабувье-Виф, 1998 г.).Причины этих результатов не ясны и могут отражать переживания потерь или когортные эффекты (Magai, 2008). Однако эти результаты показывают, что работа с избегающими пожилыми людьми в контексте ухода (или другого здоровья) может быть более распространенным опытом по сравнению с другими этапами жизни, что влечет за собой последствия для межличностной напряженности и осложнений с поддержкой (Пути a / b) которые могут повлиять на результаты, связанные со здоровьем (например, Пути f / g и k / l).

Уход также по своей сути является межличностным феноменом, включающим сложные модели взаимодействия между лицом, осуществляющим уход, и получателем ухода, что подчеркивает необходимость более широких диадических подходов в некоторых областях исследований в области ухода.Исследования, подтверждающие полезность таких подходов, появились в некоторых областях ухода за больными (Dorros et al., 2010; Hong et al., 2005; Manne et al., 2004b). Например, большая отзывчивость и меньшая негативность со стороны родителей были связаны с меньшим проявлением экстернализирующего поведения и симптомов у детей с тяжелыми черепно-мозговыми травмами (Wade et al., 2011). Конечно, явный диадический подход сложнее в некоторых ситуациях ухода (например, член семьи с запущенной болезнью Альцгеймера, неизлечимые пациенты), но поднимает интригующий вопрос о том, как диадические межличностные процессы, разворачивающиеся в нашей модели, могут повлиять на качество жизни, но также снижается уровень здоровья в группах получателей такой помощи (например,г., пути f – i, k / l).

Некоторые исследователи также концептуализировали уход как форму оказания поддержки и приводили доводы в пользу потенциальных преимуществ для здоровья от оказания поддержки (Brown et al., 2009). В одном лонгитюдном исследовании у людей, которые сообщили о том, что они уделяют как минимум 14 часов в неделю своему супругу, были более низкие показатели смертности (Brown et al., 2009). Кроме того, индивидуальные различия в склонности или общей тенденции оказывать неформальную поддержку другим связаны с более низким амбулаторным артериальным давлением в повседневной жизни, что позволяет прогнозировать сердечно-сосудистый риск в будущем (Piferi & Lawler, 2006).Эти результаты показывают, что большее внимание к позитивным межличностным процессам в модели может принести пользу в будущей работе по изучению как затрат, так и преимуществ ухода.

Наконец, большинство предыдущих исследований в литературе по уходу были сосредоточены на результатах адаптации (например, депрессия), взаимоотношений (например, удовлетворенность отношениями) или физического здоровья (например, иммунной функции). Исследования в этой области выиграют от более комплексного подхода, который рассматривает эти процессы как медиаторы долгосрочных результатов для здоровья (Пути f – n).

Пожилые люди и отношения между пациентом и практикующим врачом

Пожилые люди обычно больше взаимодействуют с системой здравоохранения из-за хронических заболеваний. В результате наша модель может быть плодотворно применена к взаимодействию пациента и поставщика медицинских услуг. В соответствии с этой моделью, большое количество литературы задокументировало, как межличностные переменные, такие как общение между пациентом и врачом и качество отношений, связаны с сотрудничеством с медицинскими режимами и курсом лечения (Пути f – n; e.г., Frostholm et al., 2005).

Однако мало исследований изучали, как привязанность может влиять на эти взаимодействия с поставщиками медицинских услуг, приводя к последующим воздействиям на результаты для здоровья (Пути a / b). Хотя считается, что привязанность связана с близкими отношениями, утверждалось, что пациенты могут желать прочных отношений привязанности со своим постоянным поставщиком, чтобы помочь им справиться с угрозами здоровью, и что привязанность может служить основой для ожиданий и поведения пациентов по отношению к практикующим врачам (Noyes и другие., 2003). Например, врачи оценивали отношения с незащищенными пациентами как более сложные, хотя они не знали о стилях привязанности пациентов (Maunder et al., 2006). Кроме того, диабетики, избегающие и избегающие, которые воспринимали низкое качество общения со своим поставщиком, показали более низкий метаболический контроль (Ciechanowski, Katon, Russo, & Walker, 2001).

Хотя в этой области исследований используется межличностный подход (например, общение), он также может выиграть от более явного диадического подхода, который учитывает несколько точек зрения и их синергетическое влияние (см. LeBlanc, Kenny, O’Connor, & Legare , 2009).Этот подход кажется важным, поскольку пациенты и поставщики медицинских услуг имеют разные цели и перспективы в общении друг с другом (Roter et al., 1997). Действительно, сообщения пациентов и практикующих врачей о причинах симптомов связаны лишь умеренно (Greer & Halgin, 2006). Акцент на коммуникации, ориентированной на пациента, в том числе на том, как практикующие врачи могут лучше понять переживания пациентов с болезнью (например, Stewart et al., 2000), подчеркивает необходимость учитывать такие диадические процессы и прогнозировать ли они более поздние исходы, связанные со здоровьем (Paths f – n).Модель также подчеркивает, что супруг (а) пациента или близкие ему люди могут способствовать или препятствовать взаимодействию пациента и практикующего врача (например, улучшение понимания или конфликта относительно режима лечения, Пути c – e) способами, которые впоследствии влияют на другие аспекты модели.

Значение вмешательств для здоровья

Наша теоретическая основа ориентации отношений, таких как привязанность, процессы взаимоотношений и здоровье, имеет много значений для повышения эффективности вмешательств для супружеских и сожительствующих пар и других диад.Недавний метаанализ 33 исследований, посвященных вмешательствам в парах при хронических заболеваниях, включая рак, артрит, сердечно-сосудистые заболевания, хроническую боль, ВИЧ и диабет 2 типа, показал, что такие вмешательства полезны для депрессивных симптомов, боли и супружеской жизни, хотя размеры эффекта были небольшими (Martire et al., 2010). Как отмечает Martire et al. (2010) отмечают, однако, что большинство исследователей не оценивали исходы как для пациента, так и для партнера, и, учитывая взаимные эффекты диадических процессов (как показано на рисунке), вмешательства можно улучшить, учитывая точки зрения обоих партнеров.Например, партнеры могут не иметь представления об уровне боли или усталости, испытываемой пациентом, что может привести к менее отзывчивой поддержке (Lehman et al., 2011).

Кроме того, вмешательства пары обычно не принимают во внимание индивидуальные различия, но, как предполагает наша модель, каждый партнер привносит определенные ориентации в отношениях, такие как стиль привязанности и соответствующие ожидания и убеждения относительно отношения к ситуации. Подсчитано, что примерно 55–65% взрослых безопасны, 22–30% избегают и 15–20% амбивалентны, при этом есть некоторые свидетельства того, что стили избегания более распространены в выборках пожилых людей (Magai, 2008).Таким образом, очень вероятно, что вмешательство пары будет включать как минимум одного человека с незащищенной привязанностью. Это важно, потому что вмешательство, которое эффективно для одной пары, такой как муж и жена, которые оба придерживаются безопасного стиля привязанности, может не сработать для другой, например, тревожной жены с избегающим мужем. Чтобы проиллюстрировать дальше, можно предположить, что надежный муж, который чувствует себя комфортно в близости и интимности, положительно откликнется на вмешательство, призванное помочь ему более благосклонно помочь своей жене приспособиться к раку груди, но избегающий муж, которому некомфортно в близости, не ожидается, что он будет восприимчив к вмешательству, сформулированному таким образом, и может потребовать другого изменения.Точно так же собственные стили привязанности пациентов также, вероятно, будут важны для того, как они будут реагировать на попытки поддержки со стороны своего супруга. Например, исследование пар знакомств показывает, что эффективность эмоциональной или инструментальной поддержки будет зависеть от стиля привязанности получателя; люди, демонстрирующие надежную привязанность к родителям, были более спокойными после того, как их романтический партнер оказал эмоциональную поддержку во время конфликтного взаимодействия, тогда как более отвергающие избегающие партнеры были более спокойными после получения инструментальной (конкретной, рациональной) поддержки (Simpson, Winterheld, Rholes, & Oriña, 2007 ).Таким образом, использование стилей привязанности, которые имеют широкую применимость, подчеркивает важность адаптации вмешательств с учетом не только индивидуальных потребностей пациентов или целевых лиц, но и соответствия между партнерами по взаимоотношениям с точки зрения того, насколько они безопасны, тревожны или избегают.

Хотя наша модель фокусируется на индивидуальных различиях в стилях привязанности, вмешательства могут учитывать другие индивидуальные различия, связанные с отношениями, такие как цели взаимоотношений (см. Canevello & Crocker, 2011 и Gable & Impett, в печати).Например, Каневелло и Крокер (2011) сообщают о работе, показывающей, что сострадательные цели в отношениях (которые сосредоточены на потребностях и благополучии другого человека) побуждают людей быть более отзывчивыми по отношению к близкому человеку, который, в свою очередь, более отзывчив к ним. Более того, когда люди, которые преследуют более сострадательные цели, оказывают больше поддержки другому, они также демонстрируют уменьшение со временем своего собственного психологического стресса. Эта работа предполагает, что многообещающим направлением для будущих исследований медицинских вмешательств будет обучение людей использовать сострадательные цели, чтобы быть более отзывчивыми друг к другу и регулировать стресс (см. Canevello & Crocker, 2011).

Очевидно, что близкие партнеры влияют на поведение друг друга в отношении здоровья, учитывая, что у них общая среда и повседневный распорядок. Вмешательства, направленные на изменение поведения одного из супругов, такие как потеря веса или отказ от курения, оказывают влияние на другого супруга во многих отношениях, включая его или ее поведение (например, Gorin et al., 2008; Pollak et al., 2006). В продольном исследовании беременных курильщиц и их партнеров женщины с большей вероятностью бросили курить на поздних сроках беременности, когда и они, и их партнеры сообщили о более высоком уровне более ранней положительной поддержки со стороны партнера (например,g., помогает ей думать о заменителях курения, хвалит ее за то, что она не курит), но отчеты женщин сами по себе не предсказывают отказ от курения (Pollak et al., 2006). В другом исследовании изучали, предсказывают ли более конкретные стратегии социального контроля, используемые одним из супругов, самооценки партнера в поведении в отношении здоровья, таком как упражнения, диета и курение (Lewis & Butterfield, 2007; Stephens et al., 2010). Эта работа показала, что попытки партнера способствовать изменениям более эффективны, когда партнеры используют тактику положительного контроля (например,ж., моделирование поведения), чем отрицательные (например, вызывающие страх). Эти эффекты были продемонстрированы даже после контроля социальной поддержки со стороны супруга (Lewis & Butterfield, 2007), что указывает на ценность изучения других аспектов межличностного обмена, таких как тактика влияния, а не только социальная поддержка. Таким образом, процессы, связанные с отношениями, такие как социальная поддержка и социальный контроль, были изучены как предикторы поведения в отношении здоровья, но в остальном исследования, изучающие Пути f и g в модели, отсутствуют и могут придать повышенную специфичность для руководства соответствующими вмешательствами.

Понимание процессов диадических отношений, которые влияют на поведение, способствующее укреплению здоровья, важно для разработки более эффективных программ изменения поведения в отношении здоровья, в которых участвуют оба партнера (см. Lewis et al., 2006). Эта цель требует исследования, которое изучает, как более широкий круг посредников в отношениях и результатов, таких как отзывчивость партнера и качество отношений, влияют на поведение в отношении здоровья. Насколько нам известно, ни одно исследование не изучало напрямую, как индивидуальные различия в стилях привязанности и других концепциях взаимоотношений могут изменить связь между посредниками отношений / результатами и поведением в отношении здоровья.Например, избегающие люди могут быть не восприимчивы к очевидным или явным попыткам партнеров поддержать или повлиять на их поведение, потому что им некомфортно зависеть от других, но они могут более позитивно реагировать на более тонкие или скрытые попытки.

Акцент на диадах также делает очевидной необходимость более комплексных вмешательств на основе супружеских пар. В качестве примера, в кардиологической литературе описанные в кардиологической литературе вмешательства, посвященные парам, сосредоточены главным образом на увеличении участия супругов или их поддержке в решении основных задач, связанных с ведением хронического состояния (Sher & Baucom, 2001, см. Также Levine et al., 1979 для раннего примера). Несмотря на свою эффективность, эти вмешательства могут быть усилены путем включения знаний из науки о взаимоотношениях. Например, программа «Партнеры ради жизни» поощряет кардиологических больных и их супругов к принятию здоровых поведенческих изменений, усилению социальной поддержки и мотивации для таких изменений, а также снижению стресса в отношениях в более общем плане посредством обучения навыкам (например, решение проблем, Sher et al., 2002) .

Наконец, большинство медицинских вмешательств сосредоточено на лицах, относящихся к группе риска (вторичный) или уже имеющих медицинские проблемы (третичный).В качестве альтернативы, вмешательства во взаимоотношения можно рассматривать как форму первичной профилактики для здоровых людей с целью улучшения общего состояния здоровья и благополучия и предотвращения проблем с психическим и физическим здоровьем. Учитывая, что многие хронические заболевания развиваются в течение десятилетий, может быть полезно рассмотреть меры по первичной профилактике, направленные на межличностные процессы на ранних этапах взаимоотношений, например, между молодоженами. Основанные на фактических данных меры вмешательства в семейную жизнь, призванные предотвратить ухудшение здоровья отдельных лиц, еще не рассматривались и могут дать надежду на улучшение состояния здоровья людей.

Рекомендации для будущих исследований

В этой статье основное внимание уделяется важности более тщательного изучения близких отношений, поскольку они имеют огромное значение для здоровья на протяжении всей жизни и для конкретных вопросов здоровья, таких как беременность и роды, саморегуляция и здоровое поведение, адаптация хроническим заболеваниям, уходу и многому другому. Было рассмотрено несколько тем: во-первых, диадические отношения имеют решающее значение для нашего здоровья, и мы подчеркивали близкие отношения, такие как отношения с супружеским партнером, которым уделяется наибольшее внимание в науке о взаимоотношениях, хотя большинство наших аргументов, конечно, не исключительно для диад.Во-вторых, следующее поколение исследований пар и здоровья должно вовлекать обоих партнеров, а не только восприятие одним человеком в паре. В-третьих, теории науки о взаимоотношениях привносят богатство и ценность в изучение здоровья на протяжении всей жизни, и, в частности, определенные теоретические взгляды, такие как теория привязанности, имеют долгую и выдающуюся историю объяснительной силы и вносят инновации в исследования психологии здоровья, посвященные близким отношениям. В оставшейся части статьи мы выделяем некоторые направления и даем рекомендации для будущих исследований.

Наша модель подчеркивает не только важность учета диадических эффектов при оценке процессов взаимоотношений для обоих партнеров, но и взаимное влияние между партнерами. Важным соображением при планировании будущих исследований в области здоровья является то, что диадические данные различаются по степени, в которой они отражают взаимные динамические процессы между членами пары (см. Butler, 2011). Например, методологический выбор использования самоотчетов от обоих партнеров (которые представляют собой диадические данные) не обеспечивает понимания восприятия и поведения пар, поскольку они взаимосвязаны и раскрываются во время взаимодействий.Таким образом, реализация парадигм диадического взаимодействия может обогатить некоторые исследования здоровья.

Чтобы проиллюстрировать с точки зрения теории привязанности, считается, что романтические партнеры влияют на психологические и физиологические реакции друг друга посредством корегуляции (см. Sbarra & Hazan, 2008), что по своей сути является диадическим процессом, происходящим с течением времени в близких отношениях. Исследования корегуляции являются довольно новыми, но можно задать много интересных вопросов о потенциальных связях между корегуляцией и здоровьем: в какой степени партнеры повышают или понижают физиологические реакции друг друга, связанные со здоровьем (например,г., кортизол, окситоцин)? Интригующая работа обнаруживает, например, что реактивность кортизола у жен повышается, когда за их собственным негативным поведением следует отстранение мужа (Kiecolt-Glaser et al., 1996), но остается много вопросов о том, когда и как могут происходить такие процессы корегуляции ( Сбарра и Хазан, 2008). Предсказывают ли такие физиологические связи, в какой степени партнеры приспосабливаются к состоянию здоровья или принимают меры, направленные на охрану здоровья или вредное для здоровья поведение? Могут ли они со временем способствовать основным результатам для здоровья, таким как повторный инфаркт миокарда, ремиссия рака или плохой контроль диабета? И, что важно, смягчают ли эти ассоциации индивидуальные различия в стиле привязанности? Ответ на подобные вопросы может лучше показать, как процессы диадических отношений трансформируются в процессы, поведение и результаты, связанные со здоровьем.

Наша модель предполагает, что конструкции и процессы взаимоотношений работают вместе, чтобы с течением времени производить определенные модели поведения и результаты в отношении здоровья. Однако в большинстве исследований одновременно изучались только один или два из этих процессов взаимоотношений (например, социальная поддержка и аффективная или сердечно-сосудистая реактивность). Точно так же прошлые исследования редко проверяют сложные модели диадических взаимодействий или посредников отношений, влияющих на физиологические процессы. Например, предыдущая работа показала, что качество брака предсказывает более низкую смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (например,г., Coyne et al., 2001; King & Reis, 2011), но наша модель также предполагает, что качество брака является функцией диадических процессов, которые в конечном итоге связаны со здоровьем и результатами болезней через другие процессы взаимоотношений, физиологию, аффект и поведение, связанное со здоровьем. Тесты интегративных моделей, даже более сложных, чем наша общая, которые адаптированы к конкретным проблемам со здоровьем, могут оценить постулируемую цепочку опосредующих факторов, которые будут важны для достижений в психологии здоровья и для построения теории в науке о взаимоотношениях.Более того, исследования, проводимые на основе таких моделей, могут помочь точно определить, какие конструкции и процессы взаимоотношений могут быть наиболее эффективными для целевых мероприятий, связанных со здоровьем. Для тщательного тестирования таких моделей потребуется анализ опосредующих факторов с использованием либо ковариационного структурного моделирования, либо соответствующих медиационных анализов (MacKinnon, 2008; Rucker et al., 2011). Таким образом, настоятельно рекомендуется сотрудничество с количественными экспертами и специалистами по различным дисциплинам.

Непропорционально большое количество медицинских исследований изучает три основных понятия — социальная поддержка, социальный негатив или удовлетворенность отношениями — таким образом, эти конструкции уже известны в психологии здоровья; тем не менее, наша структура подчеркивает важность интеграции более широкого диапазона переменных взаимоотношений из социальной психологической литературы в исследования психологии здоровья в качестве предикторов и посредников результатов для здоровья.Например, позитивные взаимоотношения пар (т. Е. Не связанные с проблемами или конфликтами) редко исследовались в контексте здоровья. Тем не менее, недавнее исследование показало, что обмен положительными событиями, обозначаемый капитализацией и , предсказывает улучшение здоровья в отношениях (см. Gable & Reis, 2010). Вопрос о том, предсказывают ли такие события физическое здоровье и как именно, остается открытым. Возможно, что влияние таких позитивных обменов на функционирование отношений, которые обычно возникают при слабом стрессе, может создать контекст, в котором члены пары могут более эффективно влиять на здоровье друг друга положительно, например, поощряя изменение поведения или сотрудничество с медицинским персоналом. режим.Другая возможность состоит в том, что пары, которые начали использовать капитализацию в начале истории своих отношений, могут быть предрасположены к тому, чтобы лучше справляться с серьезными событиями со здоровьем, которые развиваются позже.

В этой статье мы предложили несколько способов, с помощью которых индивидуальные различия в привязанности могут изменить отношение процессов взаимоотношений к исходам беременности, поведению в отношении здоровья, адаптации к раку, преодолению боли и проблемам, с которыми сталкиваются пожилые люди. В каждой из этих областей мы предположили, что подходы, которые относятся ко всем людям или парам одинаково, могут быть неэффективными; например, супружеские вмешательства могут быть более эффективными, если они адаптированы к конкретной ориентации привязанности отдельных людей и их партнеров.Обратите внимание, что мы не рекомендуем вмешательства для изменения стиля привязанности людей, что может оказаться трудным, длительным и дорогостоящим процессом или даже непреодолимой целью, особенно перед лицом опасных для жизни заболеваний, таких как рак. Вместо этого мы предлагаем, чтобы вмешательства были адаптированы к конкретным характеристикам, связанным с привязанностью, таким как степень, в которой пациенты и партнеры чувствуют себя комфортно при получении или оказании помощи или раскрытии своего партнера.

Еще одним важным направлением будет расширение и адаптация предложенной структуры для генерации гипотез по другим отношениям, связанным с привязанностью, во взрослом возрасте (с родителями, братьями и сестрами, друзьями и детьми; см. Doherty & Feeney, 2004).Новые работы показывают ценность применения точки зрения привязанности для понимания отношений между взрослыми детьми и их старшими родителями, которые нуждаются в уходе (например, Karantzas, Evans, & Foddy, 2010), отношений, в которых родители ухаживают за маленькими детьми с хроническими проблемами со здоровьем. (например, Berant, Mikulincer, & Shaver, 2008), а также во взаимоотношениях пациента и врача. Например, применение этой точки зрения к отношениям между пациентом и врачом представляет собой потенциально захватывающее направление, которое мы не можем раскрыть в деталях.Однако, как уже отмечалось, у ненадежно привязанных пациентов возникают большие трудности в отношениях с поставщиками медицинских услуг (например, Maunder et al., 2006; Noyes et al., 2003), что может повлиять на множество проблем здравоохранения, включая использование услуг, сотрудничество с планами лечения и понимание диагноза и вариантов лечения. Кроме того, будет важно изучить, как близкие родственники пациента (супруга, родственники, друзья), которые могут сопровождать его или ее на приемах, могут усилить или уменьшить негативные последствия небезопасной привязанности для отношений между врачом и пациентом.

Исследования в области науки о взаимоотношениях выявили некоторые гендерные различия в концепциях и процессах в модели, таких как социальная поддержка, регуляция эмоций и физиологические реакции, которые требуют более сфокусированного понимания гендерных ролей, поскольку они действуют в отношениях и влияют на здоровье. Большая часть этой работы сосредоточена на супружеских парах, учитывая центральное значение таких отношений для здоровья (Kiecolt-Glaser & Newton, 2001). Однако другие типы связанных с гендером процессов здоровья менее изучены с истинно диадической точки зрения.Например, гендерные различия могут возникать при взаимодействии пациента и практикующего врача, что имеет значение для результатов (например, раскрытие симптомов, Martin & Lemos, 2002). Важные гендерные различия также проявляются в процессах поддержки дружбы (Barbee, Gulley, & Cunningham, 1990). Расширение работы по исследованию роли пола в диадических контекстах поможет сформулировать более конкретные модели, которые будут интересны психологам здоровья и могут служить ориентиром для соответствующих вмешательств.

Наконец, несколько исследований в области науки о взаимоотношениях включали различные выборки с точки зрения социально-экономического статуса и этнической принадлежности.Психология здоровья, напротив, охватила главную проблему различий в состоянии здоровья между социально-экономическими группами и расовыми и этническими группами в Соединенных Штатах, и она все больше становится интернациональной в своем понимании разнообразия. Учитывая, что этническая принадлежность, раса, культура и социальный класс имеют большое влияние на процессы здравоохранения и что диспропорции в отношении здоровья широко распространены и имеют высокий приоритет для общественного здравоохранения, будущие исследования с более широким кругом участников позволят получить более обобщаемую и эффективную науку о взаимоотношениях.

Следует отметить, что наука о взаимоотношениях сама по себе является междисциплинарной наукой, которая включает не только психологию, но также социологию, антропологию, исследования коммуникации и другие дисциплины. Однако в науке о взаимоотношениях единообразным является присущий ей теоретический подход, позволяющий ставить точные вопросы о механизмах, лежащих в основе связей между близкими отношениями и здоровьем. Акцент здесь был сделан на социальных и личностных перспективах, и на примере конкретной теоретической основы мы продемонстрировали, как этот подход может дать понимание критических связей между близкими отношениями и здоровьем и выявить ценные направления для будущих исследований.Мы выборочно сосредоточились на теории привязанности, потому что это всеобъемлющая и эмпирически подтвержденная основа, и потому что процессы привязанности имеют центральное значение в том, как люди реагируют на угрозы, например, возникающие из-за физической боли или диагноза серьезного опасного для жизни заболевания. Теория привязанности особенно полезна для понимания того, как люди взаимодействуют с партнерами по взаимоотношениям, когда они или их партнеры сталкиваются с тяжелыми обстоятельствами, и в какой степени такое взаимодействие помогает или мешает регулированию эмоций и поведения.

Другие теории науки о взаимоотношениях (например, теория взаимозависимости, теория общин / обмена, подходы к реляционным целям) предлагают дополнительные точки зрения, которые также можно использовать для укрепления здоровья и благополучия. Например, теория взаимозависимости в большей степени, чем теория привязанности, фокусируется на непосредственных ситуационных особенностях, которые формируют конкретные взаимодействия между партнерами, и такие особенности могут быть изменены посредством вмешательства. Действительно, одна модель изменения поведения в отношении здоровья уже опиралась на теорию взаимозависимости, чтобы предложить, как мотивация членов пары может быть преобразована таким образом, чтобы люди отказывались от целей, которые продвигают их собственные интересы, и вместо этого принимают цели, которые принесут наилучшие результаты для обоих партнеров ( Lewis et al., 2006). Хотя необходимы эмпирические тесты этой модели, она предлагает еще одно потенциально многообещающее применение науки о взаимоотношениях в исследованиях, направленных на улучшение здоровья и благополучия как отдельных лиц, так и пар.

Психология здоровья и наука о взаимоотношениях исторически развивались по независимым траекториям как относительно молодые дисциплинарные области. На данном этапе, когда каждая из них созрела за несколько десятилетий, эти две области могут многое предложить друг другу.Психология здоровья может извлечь выгоду из значительного теоретического и методологического прогресса в науке о взаимоотношениях, а наука о взаимоотношениях может в равной степени извлечь пользу из результатов исследований и большого и широкого воздействия, которое возможно в психологии здоровья. Предлагаемая здесь структура подчеркивает множество конкретных возможностей интеграции теории с будущими исследованиями и разработками вмешательств в области здравоохранения, и это способы, которые, как мы надеемся, улучшат как науку о взаимоотношениях, так и психологию здоровья. Мы также надеемся, что этот анализ будет стимулировать сотрудничество между учеными-исследователями в области здравоохранения, поведенческой медицины, психологической науки и смежных областей в проведении исследований, направленных на расширение наших знаний о том, как именно близкие отношения влияют на результаты в отношении здоровья и поведение, а также на них влияют.

Благодарности

При подготовке этой статьи был предоставлен грант Национального института рака (5R01CA133908) Пауле Пьетромонако.

Информация для авторов

Паула Р. Пьетромонако, Массачусетский университет, Амхерст.

Берт Учино, Университет Юты.

Кристин Дункель Шеттер, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес.

Ссылки

  • Aron A, Aron EN. Модель самораспространения мотивации и познания в близких отношениях и за их пределами.В: Кларк М., Флетчер Г., редакторы. Справочник Блэквелла по социальной психологии, Vol. 2: Межличностные процессы. Оксфорд: Блэквелл; 2001. С. 478–501. [Google Scholar]
  • Бадр Х. Как справиться с супружескими парами: контекстуальный взгляд на роль пола и здоровья. Личные отношения. 2004; 11: 197–211. [Google Scholar]
  • Бадр Х., Кармак К.Л., Каши Д.А., Кристофанилли М., Ревенсон Т.А. Диадический копинг и метастатический рак груди. Психология здоровья. 2010; 29: 169–180. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Barbee AP, Gulley MR, Cunningham MR.Поиск поддержки в личных отношениях. Журнал социальных и личных отношений. 1990; 7: 531–540. [Google Scholar]
  • Белчер А.Дж., Лоренсо Дж.П., Грабер Е.С., Коэн Л.Х., Даш КБ, Сигель С.Д. Ежедневная поддержка пар, которые борются с раком груди на ранней стадии: поддержание близости во время невзгод. Психология здоровья. 2011. 30 (6): 665–673. [PubMed] [Google Scholar]
  • Берант Э., Микулинсер М., Британский PR. Стиль привязанности матерей, их психическое здоровье и эмоциональная уязвимость их детей: 7-летнее исследование детей с врожденными пороками сердца.Журнал личности. 2008. 76 (1): 31–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Беркман Л.Ф., Гласс Т., Бриссетт И., Симан Т.Е. От социальной интеграции к здоровью: Дюркгейм в новом тысячелетии. Социальные науки и медицина. 2000; 51: 843–857. [PubMed] [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 1. Вложение. Нью-Йорк: базовый; 1969. [Google Scholar]
  • Bowlby J. Привязанность и потеря: Vol. 2. Разлука: тревога и гнев. Нью-Йорк: базовый; 1973. [Google Scholar]
  • Brooks K, Dunkel Schetter C.Социальный негатив и здоровье. Компас социальной и психологии личности. 2011; 5 (11): 904–918. [Google Scholar]
  • Brown SL, Smith DM, Schulz R, Kabeto MU, Ubel PA, Poulin M, Yi J, Kim C., Langa KM. Уходящее поведение связано со снижением риска смертности. Психологическая наука. 2009. 20: 488–492. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Buka SL, Brennan RT, Rich-Edwards JW, Raudenbush SW, Earls F. Neighborhood Support and the Weight of Town Infants. Американский журнал эпидемиологии.2003. 157 (1): 1–8. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бертон Дж., Дарбс Л.А., Операрио Д. Поведенческие вмешательства, ориентированные на пары для профилактики ВИЧ: систематический обзор состояния доказательств. Поведение при СПИДе. 2010; 14: 1–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Батлер EA. Системы временных межличностных эмоций: «СВЯЗИ», которые формируют отношения. Обзор личности и социальной психологии. 2011. 15 (4): 367–393. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каневелло А., Крокер Дж. Межличностные цели и процессы близких отношений: потенциальные связи со здоровьем.Компас социальной и психологии личности. 2011. 5 (6): 346–358. [Google Scholar]
  • Chida Y, Steptoe A. Более сильная реакция сердечно-сосудистой системы на лабораторный психический стресс ассоциируется с плохим последующим статусом риска сердечно-сосудистых заболеваний. Гипертония. 2010; 55: 1026–1032. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ciechanowski PS, Katon WJ, Russo JE, Walker EA. Отношения пациент-поставщик: теория привязанности и приверженность лечению при диабете. Американский журнал психиатрии. 2001; 158: 29–35. [PubMed] [Google Scholar]
  • Clark MS, Lemay EP.Близкие отношения. В: Фиске С.Т., Гилберт Д.Т., Линдзи Г., редакторы. Справочник по социальной психологии. Хобокен, штат Нью-Джерси: Wiley; 2010. С. 898–940. [Google Scholar]
  • Clark MS, Lemay EP, Jr, Graham SM, Pataki SP, Finkel EJ. Способы предоставления преимуществ в браке: изменчивость норм использования и привязанности. Психологическая наука. 2010; 21: 944–951. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кларк М.С., Миллс Дж. Межличностное влечение в обмене и общественных отношениях. Журнал личности и социальной психологии.1979; 37: 12–24. [Google Scholar]
  • Коэн С. Социальные отношения и здоровье. Американский психолог. 2004. 59: 676–684. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз Н.Л., Фини, Британская Колумбия. Теоретический взгляд на привязанность к динамике социальной поддержки в парах: нормативные процессы и индивидуальные различия. В: Салливан К., Давила Дж., Редакторы. Поддерживайте процессы в интимных отношениях. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010. С. 89–120. [Google Scholar]
  • Купер М.Л., Shaver PR, Collins NL.Стили привязанности, регулирование эмоций и приспособление в подростковом возрасте. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74 (5): 1380–1397. [PubMed] [Google Scholar]
  • Койн Дж. К., Рорбо М. Дж., Шохам В., Соннега Дж. С., Никлас Дж. М., Крэнфорд Дж. А. Прогностическое значение качества брака для выживания при застойной сердечной недостаточности. Американский журнал кардиологии. 2001. 88 (5): 526–529. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cremeans-Smith JK, Parris Stephens MA, Franks MM, LM, Druley JA, Wojno WC. Восприятие супругами и врачами серьезности боли у пожилых женщин с остеоартритом: диадическое согласие и благополучие пациентов.Боль. 2003; 106: 27–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дейли Р.М., Ромо Л.К., Томпсон К.М. Подтверждение в общении пар о контроле веса: анализ того, как оба партнера влияют на поведение людей в отношении здоровья и результаты разговора. Исследования человеческого общения. 2011; 37: 553–582. [Google Scholar]
  • Дежин-Карлссон Э., Хэнсон Б.С., Остергрен П.О., Линдгрен А., Шоберг Н.О., Марсал К. Связь нехватки психосоциальных ресурсов и риска рождения маленьких для гестационного возраста детей: гипотеза стресса.Британский журнал акушерства и гинекологии. 2000; 107: 89–100. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дикерсон СС. Эмоциональные и физиологические реакции на социально-оценочную угрозу. Компас социальной и психологии личности. 2008. 2 (3): 1362–1368. [Google Scholar]
  • Диль М., Эльник А.Б., Бурбо Л.С., Лабуви-Виф Г. Стили привязанности взрослых: их отношение к семейному контексту и личности. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74 (6): 1656–1669. [PubMed] [Google Scholar]
  • Доэрти Н.А., Фини Дж. А.Состав сетей привязанности на протяжении взрослого возраста. Личные отношения. 2004. 11: 469–488. [Google Scholar]
  • Доррос С.М., Card NA, Segrin C, Badger TA. Взаимозависимость женщин с раком груди и их партнеров: межличностная модель дистресса. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2010. 78 (1): 121–125. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дункель Шеттер С. Психологические науки о беременности: процессы стресса, биопсихосоциальные модели и новые исследовательские проблемы.Ежегодный обзор психологии. 2010. 62: 531–558. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дункель Шеттер К., Гурунг РАР, Лобель М., Вадхва, полиция. Стрессовые процессы во время беременности и родов: психологические, биологические и социокультурные влияния. В: Баум А., Ревенсон Т., Зингер Дж., Редакторы. Справочник по психологии здоровья. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 2000. С. 495–518. [Google Scholar]
  • Фини Дж., Петерсон С., Галлуа С., Терри Д. Д.. Стиль привязанности как предиктор сексуальных отношений и поведения в позднем подростковом возрасте.Психология и здоровье. 2000. 14 (6): 1105–1122. [PubMed] [Google Scholar]
  • Feldman PJ, Dunkel-Schetter C, Sandman CA, Wadhwa PD. Социальная поддержка матери позволяет прогнозировать массу тела при рождении и рост плода во время беременности человека. Психосоматическая медицина. 2000. 62 (5): 715–725. [PubMed] [Google Scholar]
  • Frostholm L, Fink P, Oernboel E, Christensen KS, Toft T, Olesen F, Weinman J. Неопределенная консультация и удовлетворенность пациентов: влияние восприятия болезни пациентами и рандомизированное контролируемое исследование на обучение коммуникативным навыкам врачей.Психосоматическая медицина. 2005; 67: 897–905. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gable SL, Impett EA. Мотивы подхода и избегания и близкие отношения. Компас социальной и психологии личности. (под давлением). [PubMed] [Google Scholar]
  • Gable SL, Reis HT. Хорошие новости! Использование позитивных событий в межличностном контексте. В: Занна М., редактор. Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 42. Нью-Йорк: Elsevier Press; 2010. С. 198–257. [Google Scholar]
  • Горин А.А., Крыло Р.Р., Фава Дж. Л., Якичич Дж. М., Джеффри Р., Вест Д. С. и др.Лечение похудания влияет на нелеченных супругов и домашнюю среду: свидетельства волнового эффекта. Международный журнал ожирения. 2008. 32: 1678–1684. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Gouin J-P, Glaser R, Loving TJ, Malarkey, Stowell J, Houts C, Kiecolt-Glaser J. Избегание привязанности предсказывает воспалительные реакции на супружеский конфликт. Мозг, поведение и иммунитет. 2009; 23: 898–904. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Грир Дж., Халгин Р. Предикторы согласия пациента с физическим пациентом по поводу этиологии симптомов в первичной медико-санитарной помощи.Психосоматическая медицина. 2006. 68: 277–282. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hedegaard M, Henriksen TB, Secher NJ, Hatch MC, Sabroe S. Влияют ли стрессовые жизненные события на продолжительность беременности и риск преждевременных родов? Эпидемиология. 1996. 7 (4): 339–345. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хельгесон В.С. Гендерные особенности и здоровье. В: Сулс Дж., Уоллстон К., редакторы. Социально-психологические основы здоровья и болезни. Оксфорд, Великобритания: Блэквелл; 2003. С. 367–394. [Google Scholar]
  • Ходнетт Э.Д., Фредерикс С.Поддержка во время беременности для женщин с повышенным риском рождения детей с низкой массой тела. Систематический обзор Кокрановской базы данных. 2003; 3 CD000198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Холт-Лунстад Дж., Смит Т. Б., Лейтон Б. Социальные отношения и смертность: метаанализ. PLoS Medicine. 2010; 7: 1–20. [Google Scholar]
  • Хонг Т.Б., Франкс М.М., Гонсалес Р., Кетейян С.Дж., Франклин Б.А., Артиниан Н.Т. Диадическое исследование поддержки физических упражнений между кардиологами и их супругами. Психология здоровья. 2005; 24: 430–434.[PubMed] [Google Scholar]
  • House JS, Лэндис К.Р., Амберсон Д. Социальные отношения и здоровье. Наука. 1988; 421: 540–545. [PubMed] [Google Scholar]
  • Иида М., Стивенс М.А.П., Рук К.С., Фрэнкс М.М., Салем Дж.К. Когда дела идут плохо, начинается ли поддержка? Детерминанты оказания супружеской поддержки больным сахарным диабетом 2 типа. Вестник личности и социальной психологии. 2010; 36: 780–791. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карантзас Г.К., Эванс Л., Фодди М. Роль привязанности в уходе за нынешними и будущими родителями.Журнал геронтологии: психологические науки. 2010. 65B (5): 573–580. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кавачи И. С. В., Субраманиан К. Д.. Социальный капитал и здоровье. Нью-Йорк: Спрингер; 2008. [Google Scholar]
  • Кенни Д.А., Каши Д.А., Кук В.Л. Диадический анализ данных. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2006. [Google Scholar]
  • Kiecolt-Glaser JK, Newton TL. Брак и здоровье: его и ее. Психологический бюллетень. 2001; 127: 472–503. [PubMed] [Google Scholar]
  • Киколт-Глейзер Дж. К., Макгуайр Л., Роблес Т.Ф., Глейзер Р.Эмоции, заболеваемость и смертность: новые перспективы психонейроиммунологии. Ежегодный обзор психологии. 2002; 53: 83–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Киколт-Глейзер Дж. К., Ньютон Т., Качиоппо Дж. Т., МакКаллум Р. К., Глейзер Р., Маларки В. Б.. Брачный конфликт и эндокринная функция: действительно ли мужчины более подвержены физиологическому воздействию, чем женщины? Журнал консалтинговой и клинической психологии. 1996. 64 (2): 324–332. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ким Й., Карвер С.С., Деси Э.Л., Кассер Т. Привязанность к взрослым и психологическое благополучие у лиц, ухаживающих за больными раком: посредническая роль мотивов супругов для ухода.Психология здоровья. 2008; 27 (Дополнение) (2): S144 – S154. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кинг КБ, Рейс ХТ. Брак и долгосрочное выживание после аортокоронарного шунтирования. Психология здоровья. 2011 Aug 22; [PubMed] [Google Scholar]
  • Лоренсо Дж. П., Барретт Л. Ф., Пьетромонако ПР. Близость как межличностный процесс: важность самораскрытия, раскрытия партнера и воспринимаемой реакции партнера в межличностных обменах. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74: 1238–1251.[PubMed] [Google Scholar]
  • ЛеБлан А., Кенни Д.А., О’Коннор А.М., Легар Ф. Конфликт решений у пациентов и их врачей: диадический подход к совместному принятию решений. Принятие медицинских решений. 2009. 29: 61–68. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lehman AJ, Pratt DD, DeLongis A, Collins JB, Shojania K, Koehler R, Offer R, Esdaile JM. Знают ли супруги, какую усталость, боль и физические ограничения испытывают их партнеры с ревматоидным артритом? Последствия для социальной поддержки. Лечение артрита и исследования.2011; 63: 120–127. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lemay EP, Jr, Clark MS. Как голова освобождает сердце: проекция коллективной отзывчивости направляет развитие отношений. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94: 647–671. [PubMed] [Google Scholar]
  • Льюис М.А., Баттерфилд, RM. Социальный контроль в супружеских отношениях: влияние партнера на поведение в отношении здоровья. Журнал прикладной социальной психологии. 2007. 37: 298–319. [Google Scholar]
  • Льюис М.А., Макбрайд С.М., Поллак К.И., Пулео Д., Баттерфилд Р.М., Эммонс К.Понимание изменения поведения в отношении здоровья среди пар: подход к взаимозависимости и коллективному выживанию. Социальные науки и медицина. 2006. 62: 1369–1380. [PubMed] [Google Scholar]
  • Levine DM, Green LW, Deeds SG, Chwalow J, Russell RP, Finlay J. Медицинское просвещение для пациентов с гипертонией. ДЖАМА. 1979; 241: 1700–1703. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лу К., Лу М.К., Дункель Шеттер К. Уроки успеха и неудач психосоциального вмешательства: оценка испытаний по профилактике низкой массы тела при рождении.Журнал психологии здоровья. 2005. 10 (2): 185–195. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lyons K, Sayer AG. Продольные диадные модели в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 2005. 67: 1048–1060. [Google Scholar]
  • Маккиннон Д.П. Введение в статистический посреднический анализ. Нью-Йорк: Эрлбаум; 2008. [Google Scholar]
  • Магай К. Привязанность в среднем и старшем возрасте. В: Кэссиди Дж., Британский PR, редакторы. Справочник-приложение: теория, исследования и клиническое применение.2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2008. С. 532–551. [Google Scholar]
  • Манн С., Острофф Дж., Рини С., Фокс К., Гольдштейн Л., Грана Дж. Модель межличностного процесса интимной близости: роль самораскрытия, раскрытия информации о партнерах и реакции партнера во взаимодействии между пациентами с раком груди и их партнеры. Журнал семейной психологии. 2004a; 18 (4): 589–599. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манн С., Нортон Т., Острофф Дж., Винкель Дж., Фокс К., Грана Дж. Защитная буферизация и психологический стресс среди пар, борющихся с раком груди: сдерживающая роль удовлетворенности отношениями.Журнал семейной психологии. 2007. 21 (3): 380–388. [PubMed] [Google Scholar]
  • Манн С., Шерман М., Росс С., Острофф Дж., Хейман Р. Э., Фокс К. Связанные с поддержкой пары, психологический стресс и удовлетворенность отношениями среди женщин с раком груди на ранней стадии. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2004b; 72 (4): 660–670. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мартин Р., Лемос К. От сердечных приступов к меланоме: влияют ли здравые модели соматизации на интерпретацию симптомов у женщин-жертв?Психология здоровья. 2002; 21: 25–32. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мартир Л. М., Хельгесон В. С., Сагхафи Е. М.. Обзор и мета-анализ вмешательств, ориентированных на пары при хронических заболеваниях. Анналы поведенческой медицины. 2010. 40: 325–342. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Maunder RG, Panzer A, Viljoen M, Owen J, Human S, Hunter JJ. Трудности врачей с пациентами отделения неотложной помощи связаны со стилем привязанности пациентов. Социальные науки и медицина. 2006. 63: 552–562.[PubMed] [Google Scholar]
  • Мередит П., Оунсворт Т., Стронг Дж. Обзор данных, связывающих теорию привязанности взрослых и хроническую боль: представление концептуальной модели. Обзор клинической психологии. 2008. 28: 407–429. [PubMed] [Google Scholar]
  • Mikulincer M, Shaver PR. Привязанность в зрелом возрасте: структура, динамика и изменения. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2007. [Google Scholar]
  • Miller GE, Chen E, Cole SW. Психология здоровья: разработка биологически достоверных моделей, связывающих социальный мир и физическое здоровье.Ежегодный обзор психологии. 2009. 60: 501–524. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мюррей С.Л., Холмс Дж. Г., Коллинз Н.Л. Оптимизация гарантий: система регулирования рисков во взаимоотношениях. Психологический бюллетень. 2006. 132: 641–666. [PubMed] [Google Scholar]
  • Норбек Дж., Де Джозеф Дж. Ф., Смит РТ. Рандомизированное испытание эмпирически полученного вмешательства социальной поддержки для предотвращения низкой массы тела при рождении среди афроамериканских женщин. Социальные науки и медицина. 1996. 43 (6): 947–954. [PubMed] [Google Scholar]
  • Нойес Р., мл., Стюарт С.П., Лангбен Д.Р., Хаппель Р.Л., Лонгли С.Л., Мюллер Б.А., Ягла С.Дж.Тест межличностной модели ипохондрии. Психосоматическая медицина. 2003. 65: 292–300. [PubMed] [Google Scholar]
  • Pietromonaco PR, Barrett LF. Внутренние рабочие модели: что мы действительно знаем о себе по отношению к другим? Обзор общей психологии. 2000. 4: 155–175. [Google Scholar]
  • Pietromonaco PR, Greenwood D, Barrett LF. Конфликт во взрослых близких отношениях: перспектива привязанности. В: Роулз В.С., Симпсон Дж. А., редакторы. Привязанность взрослого: новые направления и возникающие проблемы.Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2004. С. 267–299. [Google Scholar]
  • Пифери Р.И., Лоулер К.А. Социальная поддержка и амбулаторное кровяное давление: исследование как получения, так и отдачи. Международный журнал психофизиологии. 2006. 62: 228–236. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пинкварт М., Соренсен С. Корреляты физического здоровья лиц, осуществляющих неформальный уход: метаанализ. Журнал геронтологии: психологические науки. 2007; 62B (2): P126 – P137. [PubMed] [Google Scholar]
  • Поллак К., Бауком Д.Х., Палмер Калифорния, Петерсон Б.Л., Остбай Т., Стэнтон С.Сообщения пар о поддержке отказа от курения, предсказывающие прекращение беременности у женщин на поздних сроках. Американский журнал укрепления здоровья. 2006; 21: 90–96. [PubMed] [Google Scholar]
  • Powers SI, Pietromonaco PR, Gunlicks M, Sayer A. Встречающиеся стили привязанности пар и модели реактивности кортизола и восстановления в ответ на конфликт в отношениях. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 613–628. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рейс HT. Краткая история исследования отношений в социальной психологии.В: Круглански А.В., Штробе В., редакторы. Справочник по истории социальной психологии. Нью-Йорк: Фрэнсис и Тейлор; (под давлением). [Google Scholar]
  • Рейс Х.Т., Британский PR. Близость как межличностный процесс. В: Дак С., редактор. Справочник по исследованиям личных отношений. Лондон, Англия: Wiley; 1988. С. 367–389. [Google Scholar]
  • Роулз В.С., Симпсон Дж. А., Кон Дж. Л., Уилсон К. Л., Мартин А. М., III, Тран С., Каши Д. А.. Ориентация привязанности и депрессия: продольное исследование новых родителей.Журнал личности и социальной психологии. 2011. 100 (4): 567–586. [PubMed] [Google Scholar]
  • Рини К.М., Дункель-Шеттер С., Хобель С.Дж., Глинн Л.М., Сандман, Калифорния. Эффективная социальная поддержка: антецеденты и последствия поддержки партнера во время беременности. Личные отношения. 2006. 13 (2): 207–229. [Google Scholar]
  • Рини К., Дункель Шеттер С. Эффективность попыток социальной поддержки в интимных отношениях: «Дело не в том, что вы делаете, а в том, как вы это делаете». В: Салливан К., Давила Дж., Редакторы.Поддерживайте процессы в интимных отношениях. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010. С. 26–70. [Google Scholar]
  • Робертс Б.В., Смит Дж., Джексон Дж. Дж., Эдмондс Г. Компенсационная сознательность и здоровье в пожилых парах. Психологическая наука. 2009. 20 (5): 553–559. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Родин Дж., Уолш А., Циммерманн К., Гаглис Л., Джонс Дж., Шеперд Ф. А. и др. Вклад безопасности привязанности и социальной поддержки в депрессивные симптомы у пациентов с метастатическим раком.Психоонкология. 2007. 16 (12): 1080–1091. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ротер Д.Л., Стюарт М., Патнэм С.М., Липкин М., мл. И др. Модели общения врачей первичной медико-санитарной помощи. Журнал Американской медицинской ассоциации. 1997. 277 (4): 350–356. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ракер Д.Д., Проповедник К.Дж., Тормала З.Л., Петти Р.Е. Анализ медиации в социальной психологии: современные практики и новые рекомендации. Компас социальной и психологии личности. 2011; 5/6: 359–371. [Google Scholar]
  • Сбарра Д.А., Хазан К.Совместная регуляция, дисрегуляция, саморегуляция: интегративный анализ и эмпирическая повестка дня для понимания взрослой привязанности, разлуки, потери и восстановления. Обзор личности и социальной психологии. 2008; 12: 141–167. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шер Т.Г., Baucom DH. Лечение разбитого сердца: пары подходят к снижению сердечного риска. Прикладная и профилактическая психология. 2001. 10: 125–133. [Google Scholar]
  • Шер Т.Г., Беллг А.Дж., Браун Л., Домас А., Розенсон Р., Канар В.Дж.. Партнеры на всю жизнь: теоретический подход к разработке вмешательства для снижения сердечного риска.Исследования в области санитарного просвещения. 2002; 17: 597–605. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шульц Р., Квиттнер А.Л. Уход за детьми и взрослыми с хроническими заболеваниями: Введение в специальный выпуск. Психология здоровья. 1998. 17: 107–111. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симпсон Дж. А., Роулз В. С., Кэмпбелл Л., Тран С., Уилсон К. Л.. Привязанность к взрослому, переход к отцовству и депрессивные симптомы. Журнал личности и социальной психологии. 2003. 84: 1172–1187. [PubMed] [Google Scholar]
  • Симпсон Дж. А., Винтерхельд HA, Роулз В. С., Орина М. М..Рабочие модели привязанности и реакции на различные формы заботы со стороны романтических партнеров. Журнал личности и социальной психологии. 2007; 93: 466–477. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Т.В. Личность как риск и устойчивость физического здоровья. Современные направления психологической науки. 2006; 15: 227–231. [Google Scholar]
  • Смит К.П., Кристакис Н.А. Социальные сети и здоровье. Ежегодный обзор социологии. 2008; 34: 405–429. [Google Scholar]
  • Смит Т.В., Криббит М.А., Нили-Мур Дж. Б., Учино Б. Н., Уильямс П. Г., Маккензи Дж., Тайер Дж. Ф.Вопросы вариабельного сердца: реакция респираторной синусовой аритмии на супружеские взаимодействия и ассоциации с качеством брака. Журнал личности и социальной психологии. 2011; 100: 103–119. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smith TW, Limon JP, Gallo LC, Ngu LQ. Межличностный контроль и сердечно-сосудистая реактивность: цели, поведение и сдерживающие эффекты секса. Журнал личности и социальной психологии. 1996; 70: 1012–1024. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стефанек М., Макдональд П.Г.Мозг, поведение и иммунитет при раке. В: Miller SM, Bowen DJ, Croyle RT, Rowland JH, редакторы. Справочник по борьбе с раком и поведенческой науке: ресурс для исследователей, практиков и политиков. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2009. С. 499–516. [Google Scholar]
  • Стивенс МАП, Рук К.С., Фрэнкс М.М., Хан К., Иида М. Супруги используют социальный контроль для улучшения соблюдения диеты пациентами с диабетом. Семьи, системы и здоровье. 2010. 28 (3): 199–208. [PubMed] [Google Scholar]
  • Стюарт М., Браун Дж. Б., Доннер А., Маквинни И. Р., Оутс Дж., Уэстон В. В., Джордан Дж.Влияние ухода, ориентированного на пациента, на результаты. Журнал семейной практики. 2000; 49: 796–804. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тейлор С.Е., Кляйн Л.С., Льюис Б.П., Грюневальд Т.Л., Гурунг RAR, Updegraff JA. Биоповеденческие реакции на стресс у женщин: поддерживай и дружи, а не сражайся или беги. Психологический обзор. 2000; 107: 411–429. [PubMed] [Google Scholar]
  • Таннер Л., Дункель Шеттер С. Воспринимаемая поддержка партнера во время беременности прогнозирует более низкий уровень материнского и младенческого дистресса. Рукопись 2012 г. отправлена ​​в публикацию.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Uchino BN. Понимание связей между социальной поддержкой и физическим здоровьем: перспектива продолжительности жизни с акцентом на разделение воспринимаемой и получаемой поддержки. Перспективы психологической науки. 2009. 4: 236–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Учино Б.Н., Качиоппо Дж. Т., Киколт-Глейзер Дж. Взаимосвязь между социальной поддержкой и физиологическими процессами: обзор с упором на основные механизмы и последствия для здоровья.Психологический бюллетень. 1996. 119 (3): 488–531. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вильчинский Н., Декель Р., Лейбовиц М., Регес О., Хаския А., Моссери М. Динамика восприятия поддержки среди пар, справляющихся с сердечным заболеванием: влияние на результаты выздоровления. Психология здоровья. 2011; 30 (4): 411–419. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wade SL, Cassedy A, Walz NC, Taylor HG, Stancin T, Yeates KO. Взаимосвязь родительской теплой реакции и негатива по отношению к возникающим поведенческим проблемам после черепно-мозговой травмы у маленьких детей.Психология развития. 2011; 47: 119–133. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Wilson CL, Ruben MA. Боль в руке: романтическая привязанность и задача наложить жгут. Личные отношения. 2011; 18: 242–265. [Google Scholar]

Как наладить более тесные отношения |

iStock

Советы 7 спикеров TED по улучшению связи.

«Почему я не чувствую себя ближе к своим родителям / брату / сестре / другу / коллеге?»

Это вопрос, над которым многие из нас задумывались в какой-то момент, и обычно он возникает из-за нашего желания почувствовать себя более связанными с настоящими VIP-персонами в нашей жизни: то есть людьми, о которых мы заботимся, людьми, с которыми мы разделяем ДНК и / или людей, с которыми мы проводим много времени.Существует ряд причин — таких как время, конкурирующие обязательства, различия во мнениях, география — почему эмоциональная дистанция может закрасться в самые важные связи. Вот совет семи спикеров TED, которые помогут некоторым из них соединить мосты. Предупреждение для эмоционально брезгливых: да, мы выходим на территорию, где чувствуют себя чувствительно. Но мы можем пообещать, что ни один из этих советов не повредит, и они могут даже укрепить ваши отношения.

1. Примите несовершенство.

Брене Браун в течение десяти лет консультировала пациентов, прежде чем начала проводить исследования.Область, которую она выбрала для изучения? Связь. Как она объясняет в одном из своих выступлений на TED: «К тому времени, как вы проработаете 10 лет социальным работником, вы поймете, что связь — вот почему мы здесь».

Проведя интервью о связи, она разделила испытуемых на две грубые группы: тех, у кого было сильное чувство любви и принадлежности, и тех, у кого нет. Что общего у людей из первой группы? По словам Брауна, профессора социальной работы в Университете Хьюстона, одной из наиболее важных черт была «смелость быть несовершенным».«У них хватило сострадания быть добрыми сначала к себе, а затем и к другим».

Подумайте об этом: временами, когда вы чувствовали себя тесно связанным с кем-то, насколько вы беспокоились о том, чтобы столкнуться с определенным образом? И наоборот, в моменты, когда вы были сосредоточены на чужих недостатках — или на своих собственных — насколько вы чувствовали себя близкими к этому человеку? Это понимание может применяться к различным типам отношений, от вашей семьи до ваших коллег по работе. Например, когда вы на работе, постарайтесь заметить, когда критический внутренний голос мешает вам общаться с другими, а также осознайте, сколько вы можете получить, раскрывая свою уязвимость.

Смотрите выступление Брен Брауна на TEDxHouston здесь:

2. Появись.

«Дело не только в вашем ноутбуке — возможно, у вас в голове слишком много открытых вкладок браузера», — говорит личный тренер Чарнита Арора. Если вы сомневаетесь в этом, вспомните несколько последних встреч с людьми, с которыми вы хотели бы быть ближе. Затем, предлагает Арора, спросите себя: «Чувствуют ли люди, которых я люблю, любимыми?»

В следующий раз, когда вы будете с кем-то, кто важен для вас, Арора напомнит себе: «Я потрачу эти пять минут, полностью предлагая свое истинное присутствие этому человеку.«Слушайте, что они говорят, и старайтесь не осуждать и не репетировать то, что вы скажете дальше. Смотрите им прямо в глаза. Как они выглядят по сравнению с вашей последней встречей? А как насчет первого раза?

Это не пятиминутное чудодейственное средство для достижения близости. В конце концов, вы не можете контролировать вкладки браузера других людей или что-либо еще, что происходит в их головах или жизни. Но вы все равно можете полностью посвятить себя важным моментам.

Смотрите доклад Чарниты Арора на TEDxThaparUniversity здесь:

3.Найдите место для уединения.

«Одиночество? Я думал, что эта история о том, чтобы быть ближе », — можете спросить вы. Профессор Массачусетского технологического института Шерри Теркл, изучающая технологии и личность, считает, что время, проведенное в одиночестве, необходимо, если мы хотим близости в нашей жизни.

«Одиночество — это место, где ты находишься, чтобы общаться с другими людьми и формировать настоящие привязанности», — объясняет она. «Когда у нас нет способности к одиночеству, мы обращаемся к другим людям, чтобы меньше беспокоиться или чувствовать себя живыми.Когда это происходит, мы не можем оценить, кто они ». И если мы не можем видеть их как реальных людей, тем больше вероятность, что мы посмотрим на них с точки зрения транзакций (подробнее об этом ниже) и будем рассматривать их как объекты, которые могут доставить нам то, что мы хотим.

Более того, времяпрепровождение вдали от других может дать нам время, необходимое для размышлений о том, что для нас наиболее важно, и пространство, чтобы зарядиться нашей творческой и эмоциональной энергией.

Смотрите выступление Шерри Теркл на TED здесь:

4.Определите, даете ли вы, принимаете или сопоставляете.

Наши отношения не строятся мгновенно; вместо этого они развиваются и развиваются в результате всех наших взаимодействий с другими людьми. А если вы хотите быть с кем-то ближе, вы можете посмотреть, как вы приближаетесь к этим обменам, какими бы незначительными они ни были. Организационный психолог Wharton School of Business Адам Грант специализируется на изучении поведения на рабочем месте и разделяет людей на три типа: дающие (люди, которые постоянно пытаются кому-то помочь), берущие (те, кто сосредоточен на том, что они могут получить от обмена) и мэтчеры ( те стараются поддерживать равный баланс взаимных уступок).Он говорит: «Чем чаще люди помогают, делятся своими знаниями и обеспечивают наставничество, тем лучше организации справляются с каждым показателем».

Но эта идея не ограничивается рабочим местом. Чем больше вы можете дать другим людям в любом аспекте своей жизни, тем ближе люди будут к вам относиться. Берущие, которые спрашивают: «Что вы можете для меня сделать?» им труднее строить отношения, потому что они слишком корыстны и нелицеприятны.

Грант указывает на серийного предпринимателя Адама Рифкина как на успешный пример человека, который овладел искусством дарения, оказывая «пятиминутные услуги».«Поиск небольших способов повысить ценность жизни других — от вступления до поблагодарить вас и выразить это словами — может укрепить ваши связи.

Смотрите выступление Адама Гранта на TED @ IBM здесь:

5. Откажитесь от старых обид и устаревших убеждений.

Иногда в жизни только после того, как случается самое худшее — смерть, болезнь, развод, потеря работы, — мы делаем приоритетной задачей переоценку наших отношений, развитие тех, которые у нас уже есть, и исправление тех, которые были нарушены.

Но, по словам специалиста по здоровью Элизабет Лессер, «вам не нужно ждать жизненной ситуации, чтобы навести порядок в отношениях, которые для вас важны, предложить сердцевину своей души и искать ее в другом». Она испытала это на собственном опыте, когда ее сестре потребовалась пересадка костного мозга от редкого рака крови — и Лессер ей подошел. Болезнь побудила сестер обратиться к своим отношениям с помощью терапии, раскрывая годы историй и предположений друг о друге, как она выразилась, «до тех пор, пока все, что осталось, — это любовь.”

Построение более тесных отношений может включать в себя тяжелую работу по признанию многолетних давних убеждений, приверженности честности и избавлению от старых обид. Но, как говорит Лессер, «мы можем быть подобны новым специалистам по оказанию первой помощи… тем, кто сделает первый смелый шаг навстречу другому».

Смотрите выступление Элизабет Лессер на TEDWomen здесь:

6. Обсудите свои различия.

В частности, в сегодняшней обстановке политические разногласия могут создавать труднопреодолимые разногласия между членами семьи, друзьями и коллегами.Но вместо того, чтобы довольствоваться атрофированными и увядающими отношениями, можно воспользоваться подсказкой двух друзей, у которых есть тактика, как заставить их работать.

Лучшие подруги Кейтлин Кваттромани и Лоран Арледж всегда были на противоположных сторонах политического спектра, и они предпочли участвовать в честном диалоге по таким темам, как участие в Марше женщин и голосование за Дональда Трампа. Как? Не воспринимать комментарии или мнения другого человека как личное оскорбление их собственных ценностей и убеждений.Две женщины научились «заменять наше эго и наше желание победить любопытством, сочувствием и желанием учиться», — говорит Арледж.

Важнейшие составляющие их связи — уважение и любопытство. Для женщин очень важно чувствовать — и действовать — так, будто их отношения всегда на первом месте, а выборы и проблемы будут приходить и уходить. «Мы взяли на себя обязательство друг перед другом, что наша дружба намного важнее, чем правота любого из нас или выигрыш в разговоре о политике», — говорит Кваттромани.

Смотрите TEDxMile Кейтлин Кваттромани и Лорана Арледжа. Обсуждение High:

7. Поделитесь чем-нибудь новеньким.

У кого больше есть время для многочасовых телефонных звонков или долгих послеобеденных завтраков? За наше внимание конкурирует так много требований, что отношениям часто легко попасть в конец списка дел. Но поддержание их не должно быть утомительным.

Актриса и активистка Джейн Фонда обнаружила, что небольшое внимание может иметь большое значение.Она пытается спланировать «свидания» со своими друзьями, но в перерывах между встречами она рассылает им по почте книги, которые, как она думает, им понравятся, давая им новую тему для разговора и новые общие связи.

Смотрите разговор Джейн Фонда и Лили Томлин на TEDWomen здесь:

Любить и любить в долгосрочной перспективе

8.2 Близкие отношения: любовь и любовь в долгосрочной перспективе

Цели обучения

  1. Обозначьте факторы, определяющие близкие отношения.
  2. Объясните, как люди могут лучше всего поддерживать свои близкие отношения.

До этого момента в этой главе мы сосредоточились на влечении, которое возникает между людьми, которые изначально знакомятся друг с другом. Но основные принципы социальной психологии также могут быть применены, чтобы помочь нам понять отношения, которые длятся дольше. Когда развиваются хорошие дружеские отношения, когда люди женятся и планируют провести остаток своей жизни вместе, и когда со временем семьи становятся ближе, отношения приобретают новые измерения и должны пониматься несколько иначе.Тем не менее, принципы социальной психологии все еще могут быть применены, чтобы помочь нам понять, что делает эти отношения продолжительными. Хотя люди кажутся единственными животными, которые способны развивать близкие отношения, в которых партнеры остаются сексуально верными друг другу на всю жизнь (Barash & Lipton, 2002), эти отношения складываются нелегко. Около половины современных браков в США и Канаде заканчиваются разводом (CDC, 2010).

Факторы, которые заставляют людей симпатизировать друг другу в длительных отношениях, по крайней мере частично, совпадают с факторами, которые приводят к первоначальному влечению.Например, независимо от того, как долго они были вместе, люди по-прежнему заинтересованы в физической привлекательности своих партнеров, хотя это относительно менее важно, чем для первых встреч. И сходство остается существенным. Отношения также становятся более удовлетворительными и с большей вероятностью продолжатся, когда люди развивают и поддерживают схожие интересы и со временем продолжают разделять свои важные ценности и убеждения (Davis & Rusbult, 2001). Близость также остается важной — отношения, которые подвергаются напряжению из-за того, что партнеры очень долго находятся отдельно друг от друга, больше подвержены риску разрыва.

А как насчет страсти? Со временем это все еще имеет значение? Да и нет. Люди в длительных отношениях, которые больше всего довольны своими партнерами, сообщают, что они все еще испытывают страсть к своим партнерам — они все еще хотят быть рядом с ними как можно больше, и им нравится заниматься с ними любовью (Simpson, 1987; Sprecher, 2006 ). А партнеры сообщают, что чем больше они любят своих партнеров, тем более привлекательными они их находят (Simpson, Gangestad, & Lerma, 1990). С другой стороны, высокий уровень страстной любви, который возникает при первых встречах, вряд ли будет поддерживаться на протяжении долгих отношений (Acker & Davis, 1992).Со временем познание становится относительно более важным, чем эмоции, и близкие отношения с большей вероятностью будут основаны на товарищеской любви Любовь, основанная на дружбе, взаимном влечении, общих интересах, взаимном уважении и заботе о благополучии друг друга. которое основано на дружбе, взаимном притяжении, общих интересах, взаимном уважении и заботе о благополучии друг друга . Это не означает, что прочная любовь менее сильна — она ​​просто имеет другую структуру, нежели первоначальная любовь.

Близость и близость

Хотя можно с уверенностью сказать, что многие из переменных, влияющих на первоначальное влечение, остаются важными в долгосрочных отношениях, со временем в игру вступают и другие переменные. Одно важное изменение заключается в том, что по мере развития отношений партнеры узнают друг друга более полно и в большей степени заботятся друг о друге. В успешных отношениях партнеры со временем становятся все ближе друг к другу, тогда как в неудачных отношениях близость не увеличивается, а может даже уменьшаться.Близость, переживаемая в этих отношениях, отчасти отмечена взаимным самораскрытием. Склонность к частому общению, без страха репрессий, в принимающей и чуткой манере 90, 125 склонность к частому общению, без страха репрессий и в принятии. и чутка.

Когда партнеры в отношениях чувствуют, что они близки, и когда они указывают, что отношения основаны на заботе, тепле, принятии и социальной поддержке, мы можем сказать, что отношения являются близкими (Sternberg, 1986).Партнеры в интимных отношениях, скорее всего, будут думать о паре как о «нас», а не как о двух отдельных людях. Люди, которые испытывают чувство близости со своим партнером, лучше способны сохранять положительные чувства по поводу отношений, в то же время имея возможность выражать отрицательные чувства и иметь точные (хотя иногда и менее положительные) суждения о других (Нефф и Карни , 2002). Люди также могут использовать положительные характеристики своего близкого партнера, чтобы чувствовать себя лучше (Lockwood, Dolderman, Sadler, & Gerchak, 2004).

Артур Арон и его коллеги (Aron, Aron, & Smollan, 1992) оценили роль близости в отношениях напрямую, используя простую меру, показанную на рис. 8.6 «Измерение близости отношений». Вы можете попробовать выполнить измерение самостоятельно для разных людей, которых вы знаете, например, членов вашей семьи, ваших друзей, вашего супруга, девушки или парня. Мера проста в использовании и интерпретации. Если человек выбирает круг, который представляет себя и другого как более пересекающиеся, это означает, что отношения близкие.Но если они выберут круг, который меньше пересекается, тогда отношения будут меньше.

Рисунок 8.6 Измерение близости родственных связей

Этот показатель используется для определения того, насколько близки друг к другу два партнера. Респондент просто обводит кружком, какие фигуры, по его мнению, характеризуют отношения. От Арона, Арона и Смоллана (1992).

Несмотря на то, что мера близости проста, было обнаружено, что она очень хорошо предсказывает удовлетворенность людей своими близкими отношениями и склонность пар оставаться вместе.Фактически, предполагаемая близость между романтическими партнерами может быть лучшим показателем того, как долго будут длиться отношения, чем количество положительных чувств, которые партнеры испытывают друг к другу. В успешных близких отношениях когнитивные репрезентации себя и другого имеют тенденцию сливаться в одно, и именно эта связь, основанная на принятии, заботе и социальной поддержке, так важна (Aron, Aron, Tudor, & Nelson, 1991). ).

Арон и его коллеги (Aron, Melinat, Aron, & Vallone, 1997) использовали экспериментальный план, чтобы проверить, может ли самораскрытие интимных мыслей другим увеличить близость.В лаборатории они соединили студентов колледжа с другим студентом, которого они не знали. Некоторых студентов попросили поделиться интимными мыслями друг с другом, задавая и отвечая на такие вопросы, как «Когда вы в последний раз плакали перед другим человеком?» По сравнению с контрольными участниками, которые вели светскую беседу со своими партнерами (отвечая на такие вопросы, как «Какой ваш любимый праздник?»), Студенты, которые рассказали о более интимных переживаниях, сообщили, что чувствовали себя значительно ближе друг к другу в конце разговора.

Коммунальные и обменные отношения

В интимных близких отношениях партнеры могут стать в высшей степени приспособленными к потребностям друг друга, так что желания и цели друг друга становятся столь же важными, как или даже более важными, чем собственные потребности. Когда люди внимательны к нуждам других — например, внимание родителей к потребностям своих детей или внимательность партнеров в романтических отношениях — и когда они помогают другому человеку удовлетворить его потребности, не отслеживая явно, что именно они отдают или ожидают взамен, мы говорим, что у партнеров общинные отношения.Коммунальные отношения — близкие отношения, при которых партнеры приостанавливают свою потребность в капитале и обмене, отдавая себя партнеру, чтобы удовлетворить его или ее потребности, и без учета затрат для себя. — это близкие отношения, в которых партнеры приостанавливают свою потребность в акционерном капитале и обмене, оказывая партнеру поддержку для удовлетворения его или ее потребностей и без учета затрат для себя. Коммунальные отношения противопоставляются отношениям обмена Отношения, в которых каждый из партнеров отслеживает свой вклад в партнерство., отношений, в которых каждый из партнеров отслеживает свой вклад в партнерство.

Предполагая, что общинные отношения могут быть полезными, исследования показали, что более счастливые пары с меньшей вероятностью будут «вести счет» за свой вклад (Buunk, Van Yperen, Taylor, & Collins, 1991). И когда людям напоминают о внешних преимуществах, которые предоставляют им их партнеры, они могут испытывать снижение чувства любви к ним (Seligman, Fazio, & Zanna, 1980).

Хотя партнеры в долгосрочных отношениях часто желают и готовы помогать друг другу в удовлетворении их потребностей, и хотя в некоторых случаях они отказываются от необходимости обмена и взаимности, это не означает, что они всегда или постоянно жертвуют отношениями без ожидая чего-нибудь взамен. Партнеры действительно отслеживают свои взносы и полученные выгоды. Если один или оба партнера чувствуют, что они несправедливо вносят больше, чем их справедливая доля, и если это неравенство сохраняется в течение определенного периода времени, отношения пострадают.Партнеры, которые чувствуют, что они вносят больший вклад, естественно расстраиваются, потому что они будут чувствовать, что их используют в своих интересах. Но партнеры, которые чувствуют, что получают больше, чем заслуживают, могут чувствовать себя виноватыми из-за того, что не вносят своего вклада в партнерство.

Члены долгосрочных отношений в значительной степени сосредоточены на поддержании равенства, и браки наиболее счастливы, когда оба члена считают, что они вносят свой вклад относительно одинаково (Van Yperen & Buunk, 1990).Люди остаются в отношениях дольше, когда чувствуют, что получают от них вознаграждение (Margolin & Wampold, 1981). Короче говоря, в отношениях, которые продолжаются, партнеры осознают потребности другого человека и пытаются удовлетворить их на справедливой основе. Но партнеры в лучших отношениях также могут смотреть дальше самих наград и думать об отношениях как о коллективе.

Взаимозависимость и приверженность

Еще одним фактором, который отличает долгосрочные отношения от краткосрочных, является их более сложный характер.Когда пара начинает вместе заниматься домашним хозяйством, заводит детей и, возможно, ей приходится заботиться о престарелых родителях, потребности в отношениях соответственно возрастают. В результате этой сложности партнеры в близких отношениях все чаще обращаются друг к другу не только за социальной поддержкой, но и за помощью в координации действий, запоминании дат и встреч и выполнении задач (Wegner, Erber, & Raymond, 1991). Члены близких отношений в значительной степени взаимозависимы, в тесных отношениях они в значительной степени полагаются друг на друга для достижения целей., полагаясь друг на друга в достижении своих целей.

Партнерам в отношениях требуется много времени, чтобы развить способность понимать потребности другого человека и сформировать позитивные модели взаимозависимости, в которых потребности каждого человека должным образом удовлетворяются. Социальное представление значимого другого является богатым, сложным и подробным, потому что мы так много знаем и заботимся о нем или о ней и потому что мы провели так много времени в его или ее компании (Andersen & Cole, 1990).Поскольку много энергии было вложено в создание отношений, особенно когда отношения включают детей, разрыв партнерства со временем становится все более дорогостоящим. Проведя долгое время с одним человеком, может стать все труднее и труднее представить себя с кем-либо еще.

В отношениях, в которых позитивное взаимопонимание между партнерами развивается и сохраняется в течение определенного периода времени, партнеры, естественно, довольны отношениями и становятся приверженными им.Обязательство — чувства и действия, которые заставляют партнеров работать вместе для поддержания отношений. относится к чувствам и действиям, которые заставляют партнеров работать вместе для поддержания отношений . По сравнению с теми, кто менее предан отношениям, партнеры, которые более привержены отношениям, видят своих партнеров более привлекательными, чем другие, менее способны представить себя с другим партнером, проявляют меньший интерес к другим потенциальным партнерам, менее агрессивны по отношению друг к другу. , и с меньшей вероятностью распадутся (Simpson, 1987; Slotter et al., 2011).

Приверженность может в некоторых случаях побудить людей остаться в отношениях, которые они могли бы оставить, даже если затраты на сохранение отношений очень высоки. На первый взгляд это кажется загадочным, потому что от людей ожидается, что они будут пытаться максимизировать свое вознаграждение в отношениях, и, как ожидается, бросят их, если они не вознаграждаются. Но помимо оценки результатов, которые человек получает от данных отношений, человек также оценивает потенциальные затраты на переход к другим отношениям или отсутствие каких-либо отношений вообще.Мы можем оставаться в романтических отношениях, даже если выгода от этих отношений невелика, потому что цена отсутствия отношений вообще воспринимается как еще более высокая. Короче говоря, при рассмотрении вопроса о том, остаться или уйти, мы должны учитывать как издержки и выгоды текущих отношений, так и издержки и выгоды альтернатив им (Rusbult, Olsen, Davis, & Hannon, 2001).

Хотя хорошие новости о взаимозависимости и приверженности очевидны — они помогают отношениям длиться дольше, — у них также есть потенциальная обратная сторона.Расставание, если это произойдет, сложнее в отношениях, которые взаимозависимы и преданы друг другу. Чем более тесными и преданными были отношения, тем более разрушительным будет разрыв.

Что такое любовь?

Хотя мы говорили об этом косвенно, мы еще не пытались дать определение любви как таковой — и все же очевидно, что все близкие отношения связаны с любовью. Социальные психологи изучили функцию и характеристики романтической любви и обнаружили, что у нее есть когнитивные, аффективные и поведенческие компоненты и что она возникает в межкультурном контексте.Романтическая любовь встречается во всех культурах, хотя способы ее переживания могут различаться.

Роберт Штернберг и другие (Arriaga & Agnew, 2001; Sternberg, 1986) предложили треугольную модель любви Подход к определению любви, основанный на сочетании страсти, близости и приверженности. типы любви, каждый из которых состоит из различных комбинаций когнитивных и аффективных переменных, определенных в терминах страсти, близости и приверженности .Модель, показанная на рис. 8.7 «Треугольная модель любви», предполагает, что только непревзойденная любовь имеет все три компонента (и, вероятно, испытывается только в самых лучших романтических отношениях), тогда как другие типы любви являются вымышленными. только одного или двух из трех компонентов. Например, люди, которые являются хорошими друзьями, могут иметь только симпатию (близость) или могут знать друг друга так долго, что разделяют приверженность друг другу ( товарищеская любовь ). Точно так же партнеры, которые сначала встречаются, могут просто быть влюблены друг в друга (только страсть) или могут испытывать романтическую любовь (и страсть, и симпатию, но не обязательства).

Рисунок 8.7 Треугольная модель любви

Треугольная модель любви, предложенная Робертом Штернбергом. Обратите внимание, что существует семь типов любви, которые определяются комбинацией основных факторов близости, страсти и приверженности. Из Штернберга (1986).

Центр исследований

Романтическая любовь снижает наше внимание к другим привлекательным

Эволюционные психологи предположили, что мы испытываем романтическую любовь, чтобы улучшить нашу эволюционную пригодность (Taylor & Gonzaga, 2006).Согласно этой идее, любовь помогает парам работать вместе над улучшением отношений, координируя и планируя действия, а также повышая приверженность партнерству. Если любовь действует как «средство обязательства», она может частично помогать людям избегать влечения к другим людям, которые могут представлять угрозу стабильности отношений (Gonzaga, Haselton, Smurda, Davies, & Poore, 2008; Сабини и Сильвер, 2005).

Джон Манер и его коллеги (Maner, Rouby, & Gonzaga, 2008) проверили эту идею, выбрав выборку участников, которые в настоящее время состояли в преданных отношениях, и манипулируя степенью, в которой участники в настоящее время испытывают романтическую любовь к своим партнерам.Они предсказали, что манипуляции романтической любовью уменьшат внимание к лицам привлекательных людей противоположного пола.

Половине участников (условие романтической любви ) было поручено написать краткое эссе о времени, когда они испытали сильные чувства любви к своему нынешнему партнеру. Участники, отнесенные к контрольному условию , написали краткое эссе о времени, когда они чувствовали себя чрезвычайно счастливыми. После завершения эссе участники завершили процедуру, в ходе которой им показали серию привлекательных и непривлекательных мужских и женских лиц.Процедура оценивала, насколько быстро участники могли переключить свое внимание с фотографии, на которую они смотрели, на другую фотографию. Зависимой переменной было время реакции (в миллисекундах), с которым участники могли переключить свое внимание.

Рисунок 8.8 Романтическая любовь и внимание к лицам

Активизация мыслей и чувств романтической любви снижает внимание к привлекательным лицам. Внимание к другим социальным целям осталось неизменным.Данные взяты из Maner et al. (2008).

Как вы можете видеть на предыдущем рисунке, участники, которых попросили подумать о своих мыслях и чувствах любви к партнеру, быстрее отвлекались от привлекательных фотографий противоположного пола, чем участники в любых других условиях. . Когда участники испытывали чувство романтической любви, казалось, что внимание участников отталкивается, а не захватывается очень привлекательными представителями противоположного пола.Эти данные свидетельствуют о том, что романтическая любовь может препятствовать восприятию сигналов физической привлекательности — тех самых сигналов, которые часто представляют серьезную угрозу для отношений.

Индивидуальные различия в любви: стили привязанности

Одним из важных факторов, определяющих качество близких отношений, является то, как партнеры относятся друг к другу. Эти подходы можно описать с точки зрения стиля привязанности, индивидуальных различий в том, как люди относятся к другим в близких отношениях.- индивидуальных различий в том, как люди относятся к другим в близких отношениях . Мы проявляем свой стиль привязанности, когда общаемся с нашими родителями, друзьями и романтическими партнерами (Eastwick & Finkel, 2008).

Стили привязанности изучаются в детстве, когда у детей развивается здоровый или нездоровый стиль привязанности к своим родителям (Ainsworth, Blehar, Waters, & Wall, 1978; Cassidy & Shaver, 1999). У большинства детей развивается здоровый или надежный стиль привязанности .Эти дети воспринимают своих родителей как безопасных, доступных и отзывчивых опекунов и могут легко с ними общаться. Для этих детей родители успешно создают уместное чувство принадлежности и обеспечивают безопасную основу, на которой ребенок чувствует себя свободным исследовать, а затем возвращаться. Однако для детей с нездоровым стилем привязанности семья не обеспечивает этих потребностей. У некоторых детей развивается тревожный / амбивалентный стиль привязанности , они становятся чрезмерно зависимыми от родителей и постоянно ищут от них большей привязанности, чем они могут дать.Эти дети беспокоятся о том, ответят ли родители взаимностью. Третьи дети вообще теряют способность общаться с родителями, становятся отстраненными, пугливыми и холодными (избегающий стиль привязанности , ).

Стили привязанности, которые мы развиваем в детстве, остаются в значительной степени стабильными во взрослой жизни (Caspi, 2000; Collins, Cooper, Albino, & Allard, 2002; Rholes, Simpson, Tran, Martin, & Friedman, 2007). Фрейли (2002) провел метаанализ 27 исследований, в которых изучалась взаимосвязь между поведением привязанности у младенцев и взрослых старше 17 лет, и была обнаружена значимая корреляция между этими двумя показателями.

Стабильность стилей привязанности на протяжении всей жизни означает, что дети, которые в младенчестве развивают надежную привязанность к своим родителям, лучше способны создавать стабильные, здоровые межличностные отношения с другими людьми, включая романтических партнеров, будучи взрослыми (Hazan & Diamond, 2000). Они дольше остаются в отношениях и реже испытывают ревность по отношению к своим партнерам. Но отношения тревожных и избегающих партнеров более проблематичны. Тревожные мужчины и женщины, как правило, менее тепло относятся к своим партнерам, чаще сердятся на них и им труднее выражать свои чувства (Collins & Feeney, 2000).Тревожные типы также склонны беспокоиться о любви и приверженности своего партнера им, и они интерпретируют поведение своего партнера более негативно (Collins & Feeney, 2004; Pierce & Lydon, 2001). Тревожные партнеры также видят больше конфликтов в своих отношениях и более негативно переживают конфликты (Campbell, Simpson, Boldry, & Kashy, 2005).

С другой стороны, у людей с избегающим типом личности просто возникают проблемы с установлением близких отношений (Габриэль, Карвалло, Дин, Типпин и Рено, 2005).Им трудно выражать эмоции, и они испытывают более негативные эмоции в своих взаимодействиях (Tidwell, Reis, & Shaver, 1996). У них также есть проблемы с пониманием эмоций других (Fraley, Garner, & Shaver, 2000), и они демонстрируют относительное отсутствие интереса к изучению мыслей и чувств своего романтического партнера (Rholes, Simpson, Tran, Martin, & Friedman, 2007).

Один из способов думать о стилях привязанности, показанных в Таблице 8.1 «Привязанность как забота о себе и забота о других», — это то, в какой степени человек способен успешно достигать важных целей, связанных с заботой о себе и другими людьми. беспокойство в его или ее близких отношениях.Люди с безопасным стилем привязанности положительно относятся как к себе, так и к другим. Люди с тревожным / амбивалентным стилями привязанности хорошо себя чувствуют (цель заботы о себе достигается), но у них нет особенно хороших отношений с другими. Люди с избегающим стилем привязанности в первую очередь озабочены другими. Они отчаянно хотят нравиться, но у них нет хорошего мнения о себе; это отсутствие самооценки вредит их способности строить хорошие отношения.Четвертая ячейка в таблице, нижняя правая, представляет людей, которые не достигают целей, связанных с заботой о себе или другими. Мы можем назвать этот стиль привязанности , избегающий страха, .

Этот способ мышления о привязанности снова показывает важность как заботы о себе, так и заботы о других в успешном социальном взаимодействии. Люди, которые не могут общаться с другими, не становятся хорошими партнерами. Но люди, которые не очень довольны собой, также не являются хорошими партнерами — необходимо достичь целей, связанных с заботой о себе, прежде чем мы сможем успешно достичь целей, связанных с заботой о других.

Таблица 8.1 Приложение как беспокойство о себе и другие заботы

Другая проблема
Самооценка Цели достигнуты Цели не достигнуты
Цели достигнуты

Надежное крепление

(Здоровое отношение к себе и другим важным людям)

Избегающая привязанность

(Здоровое чувство к себе, но боязнь связи с другими)

Цели не достигнуты

Тревожная / амбивалентная привязанность

(Желает достучаться до других, но также беспокоится о себе)

Привязанность к страху

(Отношения с другими плохими, но такова самооценка)

Поскольку стили привязанности имеют такое важное влияние на отношения, вам следует тщательно продумать, как ваш потенциальный партнер взаимодействует с другими людьми в его или ее жизни.Качество взаимоотношений людей с родителями и близкими друзьями предопределяет качество их романтических отношений. Но хотя они очень важны, стили привязанности не все предсказывают. У людей много опыта во взрослом возрасте, и эти взаимодействия могут как положительно, так и отрицательно повлиять на их способность развивать близкие отношения (Baldwin & Fehr, 1995; Scharfe & Bartholomew, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Интернет-отношений

Большинство из нас тратит больше времени на электронные контакты с другими людьми, и близкие отношения в Интернете становятся все более популярными.Но вы можете задаться вопросом, могут ли встречи и взаимодействие с другими людьми в сети создать такое же чувство близости и заботы, которое мы испытываем при личных встречах. И вы можете задаться вопросом, могут ли люди, которые проводят больше времени в Facebook, Twitter и Интернете, найти меньше времени для занятий с друзьями и близкими, которые находятся физически рядом (Kraut et al., 1998).

Несмотря на эти потенциальные опасения, исследования показывают, что использование Интернета на самом деле положительно влияет на наши близкие отношения (Bargh, 2002; Bargh & McKenna, 2004).В одном исследовании Kraut et al. (2002) обнаружили, что люди, которые сообщали об использовании Интернета чаще, также сообщали, что проводят больше времени со своей семьей и друзьями, и указали, что у них лучшее психологическое здоровье.

Интернет также кажется полезным для того, чтобы помогать людям развивать новые отношения, и качество этих отношений не хуже тех, которые формируются при личной встрече (Parks & Floyd, 1996). Маккенна, Грин и Глисон (2002) обнаружили, что многие люди, которые участвовали в новостях и группах пользователей в Интернете, сообщали, что установили близкие отношения с кем-то, с кем они первоначально встречались в Интернете.Более половины участников заявили, что у них сложились реальные отношения с людьми, которых они впервые встретили в Интернете, и почти четверть сообщили, что они поженились, обручились или живут с кем-то, с кем они впервые встретились в Интернете.

Маккенна, Грин и Глисон (2002) изучали развитие отношений в Интернете с помощью лабораторных исследований. В ходе своего исследования ранее незнакомые студентки колледжа и мужчины впервые встретились друг с другом либо в том, что, по их мнению, было в чате в Интернете, либо лично.Те, кто впервые встретились в Интернете, сообщали о том, что симпатизируют друг другу больше, чем те, кто впервые встретился лицом к лицу, даже если оба раза они встречались с одним и тем же партнером. Люди также сообщают, что могут лучше выражать свои эмоции и переживания своим партнерам в Интернете, чем на личных встречах (Bargh, McKenna, & Fitzsimons, 2002).

Вероятно, существует ряд причин, по которым Интернет-отношения могут быть такими успешными. Во-первых, отношения развиваются до такой степени, что партнеры раскрывают себя, делясь друг с другом личной информацией, а относительная анонимность взаимодействия в Интернете может позволить людям более охотно раскрывать себя.Еще одна характеристика Интернет-отношений — относительное отсутствие физических признаков привлекательности человека. Если исключить физическую привлекательность, люди с большей вероятностью будут строить отношения на основе других более важных характеристик, таких как сходство ценностей и убеждений. Еще одно преимущество Интернета заключается в том, что он позволяет людям оставаться на связи с друзьями и семьей, которых нет поблизости, и поддерживать более тесные отношения на расстоянии (Wellman, Quan Haase, Witte, & Hampton, 2001).Интернет также может быть полезен для поиска людей с общими интересами и ценностями. Наконец, главная цель многих занятий в Интернете — завести новых друзей. Напротив, большинство личных контактов менее способствует началу новых разговоров и дружбы.

Таким образом, в целом данные свидетельствуют о том, что взаимодействие с другими через Интернет помогает нам поддерживать тесные связи с семьей и друзьями, а не изолирует, а во многих случаях помогает нам формировать близкие и полезные отношения.

Гормоны и близкие отношения

Поскольку симпатия и любовь занимают центральное место в человеческом опыте, они во многом определяются фундаментальными биологическими механизмами человека. И одним из важных факторов, определяющих нашу реакцию на других, является выброс гормонов. Тот, который наиболее непосредственно участвует в межличностном влечении, — это окситоцин — гормон, который важен для женского воспроизводства и также влияет на социальное поведение, включая развитие долгосрочных романтических привязанностей., гормон, который важен для женского воспроизводства и который также влияет на социальное поведение, включая развитие долгосрочных романтических привязанностей . Уровни окситоцина повышаются, когда матери кормят грудью своих младенцев, и его присутствие помогает матери и младенцу сблизиться (Feldman, Weller, Zagoory-Sharon, & Levine, 2007; Penton-Voak et al., 2003; Pedersen, 2006). Но окситоцин также связывает нас с другими во взрослых близких отношениях (Floyd, 2006). Окситоцин побуждает нас доверять другим и сотрудничать с ними (Kirsch et al., 2005; Kosfeld, Heinriches, Zak, Fischbacker, & Fehr, 2005) и, в частности, положительно реагировать на других, которые являются членами нашей группы. Переживание романтической любви также связано с высвобождением окситоцина (Gonzaga, Turner, Keltner, Campos, & Altemus, 2006).

Гормоны, которые выделяются во время женского менструального цикла, влияют на влечение женщины к мужчинам. Женщин больше привлекают мужчины, особенно с симметричными и особенно мужскими характеристиками, в те периоды их менструального цикла, когда они, скорее всего, забеременеют (Gangestad, Thornhill, & Garver-Apgar, 2005; Pillsworth & Haselton, 2006). .Вполне вероятно, что эти предпочтения были выбраны эволюционно, потому что мужчины, обладающие этими характеристиками, также более генетически приспособлены (Johnston, Hagel, Franklin, Fink, & Grammer, 2001; Pawlowski & Jasienska, 2005).

Мужской половой гормон тестостерон также относится к симпатии, но особенно к страстной любви. Тестостерон связан с повышенным половым влечением как у мужчин, так и у женщин. Однако в долгосрочной перспективе тестостерон не помогает людям оставаться вместе. По сравнению с мужчинами, состоящими в краткосрочных сексуальных отношениях, у тех, кто состоит в длительных отношениях, относительно более низкий уровень тестостерона, а у женатых людей уровень тестостерона ниже по сравнению с людьми, которые не замужем (Dabbs & Dabbs, 2000; Gray et al., 2004).

Установление длительных отношений

Теперь, когда у вас есть лучшее представление о переменных, которые приводят к межличностному влечению и которые важны в близких отношениях, вы должны получить довольно хорошее представление о том, что партнеры должны делать, чтобы помочь им оставаться вместе. Верно, что многие браки заканчиваются разводом, и это число выше в индивидуалистических культурах, где акцент делается на отдельном человеке, чем в коллективистских культурах, где акцент делается на поддержании групповой сплоченности.Но даже на Западе количество разводов падает, по крайней мере, для наиболее образованных слоев американского общества (Marriage Project, 2011). Успешные отношения требуют работы, но работа того стоит. Люди, которые счастливы в браке, также в целом счастливее и имеют лучшее психологическое и физическое здоровье. И, по крайней мере, для мужчин брак ведет к более долгой жизни (Kiecolt-Glaser & Newton, 2002).

Частично представления британской супружеской пары Фрэнка и Аниты Милфорд о том, что сделало их отношения такими успешными, вероятно, верны.Давайте посмотрим на некоторые вещи, которые они, кажется, сделали, и сравним их с тем, что мы могли ожидать на основе социально-психологических исследований.

  • Будьте готовы к ссорам. В любых отношениях есть конфликты. Это не неожиданно или всегда плохо. Работа над незначительными конфликтами может помочь вам и вашему партнеру улучшить свои социальные навыки и укрепить отношения (Pickett & Gardner, 2005).
  • Не быть отрицательным. Негативные познания и эмоции крайне пагубно влияют на отношения (Gottman, 1994). Не позволяйте развиваться спирали негативного мышления и негативного поведения. Делайте все возможное, чтобы мыслить позитивно.
  • Будьте справедливы в оценке поведения. Люди в близких отношениях, как и большинство людей в повседневной жизни, склонны завышать собственную самооценку. Они оценивают свое положительное поведение как лучшее, чем поведение партнера, а отрицательное поведение партнера — как худшее, чем собственное.Постарайтесь дать партнеру право сомневаться — помните, что вы тоже не идеальны.
  • Не делай глупостей. Отношения разрываются, когда один или оба партнера изменяют отношениям. Конечно, сексуальная неверность создает серьезное напряжение, но женщины также обеспокоены эмоциональной неверностью своих партнеров. (Мужчины: перестаньте флиртовать; это вызовет у вашего партнера зависть!) Браки становятся более счастливыми, когда партнеры сосредотачиваются друг на друге, а не на других потенциальных партнерах (Maner et al., 2009).
  • Делайте то, что нравится вашему партнеру. Принципы социального обмена ясно показывают, что хорошее отношение к другим заставляет их быть хорошими в ответ.
  • Удачи. Отношения, в которых партнеры настроены позитивно и в которых им не скучно, как правило, длятся дольше (Tsapelas, Aron, & Orbuch, 2009).
  • Хватит сражаться. Конфликт в отношениях приводит к разводу (Birditt, Brown, Orbuch, & McIlvane, 2010).Научитесь говорить со своим партнером в позитивной, а не в негативной манере.

Партнеры, которые могут оставаться похожими по своим ценностям и другим убеждениям, будут более успешными. Похоже, именно так и произошло с Фрэнком и Анитой — они продолжали разделять деятельность и интересы. Партнеры также должны проявлять положительное влияние друг на друга. Счастливые пары находятся в хорошем настроении, когда находятся рядом друг с другом: они вместе смеются и выражают одобрение, а не критику поведения друг друга.Партнеры более счастливы, когда они рассматривают другого человека в позитивном или даже «идеализированном» смысле, а не в более реалистичном и, возможно, более негативном (Murray, Holmes, & Griffin, 1996). Анита и Фрэнк рассказали в своем интервью о том, что их время, проведенное вместе, было охарактеризовано положительными чувствами и романтикой, и, возможно, это помогло им остаться вместе.

Затем партнеры должны поделиться, в том смысле, что они готовы выразить свои мысли друг о друге. Успешные отношения включают в себя раскрытие собственных потребностей и желаний, что позволяет партнеру осознать потребности другого и попытаться удовлетворить их, если это возможно.Если партнеры не могут выразить свои опасения, отношения не могут стать более близкими. Успешные отношения предполагают успешные модели общения.

Наконец, что не менее важно, это социальное поведение. Многие люди думают (отчасти на основании того, что они видят по телевизору и читают), что внебрачные связи — обычная часть близких отношений. Но исследования показывают, что это не так. Обзор Чикагского исследования социального здоровья и жизни (Chicago Health and Social Life Survey, 2011) показал, что не только 87% женатых партнеров считают, что внебрачный секс является неправильным, но и что партнеры, похоже, также действовали в соответствии с этими ценностями.Отвечая на вопросы опроса, 75% мужчин и 90% женщин заявили, что были полностью верны своему партнеру на протяжении всего брака. А внебрачные связи, если они случаются, скорее всего, будут разовыми.

Эти данные подтверждают, что партнеры должны воздерживаться от поведения, которое наносит ущерб отношениям, например, измены партнеру, поскольку это, естественно, разрушает счастливые отношения. Партнеры не ожидают и не терпят обмана. «Открытые браки» не работают; неверность в отношениях прочно связана с разводом (Wiederman, 1997).

Даже если человек на самом деле не обманывает, занимаясь сексом с кем-то другим, его или ее партнер все равно может ревновать, а ревность может навредить отношениям. Ревность — это сильная эмоция, которая эволюционно выбрана для поддержания близких отношений. И мужчины, и женщины испытывают ревность, хотя испытывают ее в разной степени и по-разному. Мужчины в целом более ревнивы, чем женщины. И мужчин больше, чем женщин беспокоят сексуальные измены своих партнеров, тогда как женщин относительно больше беспокоят эмоциональные измены своих партнеров (Buss, Larsen, Westen, & Semmelroth, 1992).Обеспокоенность мужчин сексуальным изменом, вероятно, в значительной степени обусловлена ​​эволюционными факторами, связанными с отбором родственников: мужчины должны быть особенно уверены в том, что их партнеры сексуально верны им, чтобы время, которое они тратят на воспитание детей, было потрачено на воспитание собственных детей. не у других. А забота женщин об эмоциональной верности сочетается с акцентом на сохранении целостности отношений. Флирт предполагает, что мужчина на самом деле не привержен отношениям и может их бросить.

Когда отношения заканчиваются

Некоторые отношения неизбежно распадаются, и эти разлуки могут причинить значительную боль. Когда партнеры вместе долгое время, особенно в отношениях, характеризующихся взаимозависимостью и приверженностью, боль еще больше (Simpson, 1987). Боль разрыва отчасти вызвана возникающим в результате одиночеством. Люди, теряющие кого-то, о ком они заботятся, также теряют значительную социальную поддержку, и требуется время, чтобы восстановиться и развить новые социальные связи.Одинокие люди хуже спят, дольше восстанавливаются после стресса и в целом демонстрируют более слабое здоровье (Cacioppo et al., 2002).

Боль потери может усиливаться, когда люди чувствуют, что их отвергает другой. Опыт отказа заставляет людей грустить, злиться, с большей вероятностью нарушить социальные нормы и больше сосредоточиться на заботе о себе. Способность к эффективному саморегулированию снижается, и люди с большей вероятностью будут действовать в соответствии со своими импульсами (Baumeister, DeWall, Ciarocco, & Twenge, 2005).Но люди, которые были отвергнуты, также больше мотивированы заботой о других; они особенно часто пытаются найти новых друзей, чтобы компенсировать отказ (Gardner, Pickett, & Brewer, 2000). Хотя люди, которые были отвергнуты, особенно обижены, люди, которые отвергли других, могут чувствовать себя виноватыми из-за этого.

Расставание болезненно, но люди оправляются от него и обычно переходят к новым отношениям. Маргарет Стребе и ее коллеги (Stroebe, Hansson, Schut, & Stroebe, 2008) обнаружили, что люди приспосабливались к потере партнера, даже того, с которым они были вместе долгое время, хотя многие из них действительно испытывали повышенные психологические трудности. по крайней мере в краткосрочной перспективе.

Основные выводы

  • Факторы, которые заставляют людей симпатизировать друг другу в длительных отношениях, по крайней мере частично, совпадают с факторами, которые приводят к первоначальному влечению.
  • Со временем познание становится относительно более важным, чем страсть, и близкие отношения, скорее всего, будут основаны на товарищеской любви, чем на страстной любви.
  • В успешных отношениях партнеры начинают чувствовать себя ближе друг к другу и настраиваются на потребности друг друга.
  • Партнеры в близких отношениях становятся взаимозависимыми и развивают приверженность отношениям.
  • Стили привязанности, сформированные в младенчестве, предсказывают, как люди относятся к другим в близких отношениях во взрослом возрасте.
  • На близкие отношения влияют фундаментальные биологические механизмы человека, в частности, высвобождение гормонов, таких как окситоцин.

Упражнения и критическое мышление

  1. Представьте, что вы находитесь в романтических отношениях с кем-то, кто вам действительно небезразличен, и что вы действительно хотите, чтобы эти отношения продолжались.Перечислите три стратегии, которые вы можете использовать, чтобы сохранить отношения счастливыми и гармоничными.
  2. Проанализируйте известный голливудский роман, который длился (или не длился).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>