МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Мать многодетная одинокая: какие пособия положены и как их получить

Кого нельзя привлечь к сверхурочной работе

По Трудовому кодексу инвалиды, женщины с детьми до трёх лет и одинокие родители, если их ребёнку меньше пяти лет, могут отказаться от работы по ночам, сверхурочного труда и командировок. Сенаторы предлагают дополнить этот перечень работниками, в одиночку воспитывающими детей до 14 лет, и многодетными родителями. Также хотят предоставить сотрудникам, которые ухаживают за инвалидами первой группы, право на дополнительный отпуск. Такие законопроекты Комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов поддержал 12 мая, сообщил ТАСС. В первом чтении их планируют рассмотреть в весеннюю сессию.

В командировку — только с письменного согласия

Авторами поправок в Трудовой кодекс выступили вице-спикер Совета Федерации Галина Карелова, глава Комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко и её заместитель Мохмад Ахмадов.

Первый законопроект (№1098759-7) расширяет список сотрудников, которых можно привлечь к сверхурочной работе, ночным сменам и командировкам только с их письменного согласия.

В перечень предлагают включить мам и пап, которые одни воспитывают ребёнка до 14 лет. Сейчас на такую льготу имеют право одинокие родители с детьми до пяти лет. От ночных смен и служебных поездок также хотят освободить многодетных с детьми младше 14 лет и тех мам и пап, чьи супруги работают вахтовым методом. Гарантии распространятся на приёмных родителей и опекунов.

«Если мать-одиночка воспитывает ребёнка одн, и его не с кем оставить, мы предлагаем дать ей возможность отказаться от командировки или ночной смены, — сказала «Парламентской газете» соавтор документа Инна Святенко. — Сейчас это могут сделать одинокие родители детей до пяти лет, но и в шесть или десять лет ребёнок не должен находиться дома один».  При этом работник может не пользоваться такой льготой, когда есть кому присмотреть за детьми, уточнила сенатор.    

После принятия поправок в Трудовой кодекс отдел кадров обязан будет ознакомить сотрудников с их правами под роспись. Если работники сами захотят трудиться по ночам, брать дополнительные задания и ездить в командировки, они смогут делать это, подтвердив своё желание письменным согласием.

Комитет Госдумы по труду и соцполитике одобрил инициативу. «Это одна из необходимых мер, направленных на поддержку семьи», — отметил в комментарии «Парламентской газете» первый зампредседателя Комитета Михаил Тарасенко. Он сообщил, что в первом чтении законопроект могут рассмотреть на одном из пленарных заседаний в мае.        

Отпуск по уходу за инвалидом

Второй законопроект (№1098757-7) даёт право людям, которые ухаживают за инвалидами первой группы, на ежегодные дополнительные отпуска. Организация должна будет прописать эту норму в коллективном договоре, и сотрудник сможет потребовать отпуск сроком до 14 дней в любое удобное  время, но при этом оплачивать его не будут.

Фото: pixabay

«У людей, которые ухаживают за инвалидами, иногда возникает необходимость в дополнительных днях отдыха, — пояснила «Парламентской газете» Инна Святенко. — Важно дать им эту возможность.

Если работник напишет такое заявление, организация обязана будет отпустить его в отпуск. Работодатель не вправе отказать». Она отметила, что разработка инициативы связана с многочисленными обращениями граждан.

В соответствии со статьей 263 Трудового кодекса дополнительные ежегодные неоплачиваемые отпуска уже сейчас могут взять родители двух и более детей до 14 лет, родители инвалидов до 18 лет и одинокие матери и отцы с ребёнком до 14 лет.

Читайте также:

• Какие льготы положены людям, воспитывающим детей-инвалидов • Многодетных сотрудников предлагают освободить от «сверхурочки» • Эксперты нарисовали портрет российской женщины

Кто может не засиживаться на работе

В статье 259 Трудового кодекса прописаны гарантии беременным женщинам и людям с семейными обязанностями, пояснила «Парламентской газете» юрист Наталья Брежнева. «От сверхурочной работы, командировок и ночных смен имеют право отказаться беременные, мамы и папы, воспитывающие без супруга детей в возрасте до пяти лет, работники с детьми-инвалидами, люди, ухаживающие за больными членами семей, в соответствии с медицинским заключением», — пояснила эксперт.

      

Согласно статье 99 Трудового кодекса, привлекать человека к сверхурочному труду можно только с его письменного согласия в исключительных случаях. Например, если невыполнение задания приведёт к порче имущества или создаст угрозу жизни и здоровью людей, или если не пришёл сменщик, а работа не допускает перерыва.

Сотрудника могут вызвать на работу без его согласия, если объявлено чрезвычайное или военное положение, необходимо предотвратить катастрофу, производственную аварию или устранить их последствия. Сверхурочный труд оплачивают дополнительно, а его продолжительность не должна превышать для каждого работника четырёх часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.  

К сверхурочной и ночной работе не допускают беременных женщин и сотрудников младше 18 лет, даже если они сами хотят сменить график. С письменного согласия могут работать сверхурочно или ночью женщины с детьми до трёх лет и инвалиды, если это не запрещено им врачом.

Что касается ночных смен, в статье 96 Трудового кодекса есть исключение для творческих работников СМИ, организаций кинематографии, театров, концертных компаний и цирков. Порядок их работы в ночное время устанавливают в коллективном договоре с учётом мнения Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Правовые консультации. Официальный портал Администрации города Омска

Омичи могут получить бесплатные юридические консультации

14 января 2021 года, 11:00

Совместительство как вид трудовой деятельности

15 июня 2020 года, 16:19

Ведение электронных трудовых книжек

11 июня 2020 года, 20:25

Компенсация морального вреда

09 июня 2020 года, 17:37

Оформление трудовых отношений в период простоя

06 июня 2020 года, 14:15

Гарантии для многодетных матерей при сокращении штата сотрудников

06 июня 2020 года, 13:52

Порядок сноса, обрезки и восстановления зеленых насаждений

06 июня 2020 года, 12:37

Способы замены временно отсутствующего сотрудника

06 июня 2020 года, 12:17

Меры административного воздействия на владельцев собак

06 июня 2020 года, 11:48

Порядок заключения брачного договора во время брака

06 июня 2020 года, 11:15

Оплата труда за период нерабочих дней

09 апреля 2020 года, 13:16

О курении в общественных местах

11 марта 2020 года, 11:50

О порядке расчета платы за ОДН

20 февраля 2020 года, 17:39

Об ответственности управляющей компании за непредоставление информации о деятельности

12 февраля 2020 года, 9:00

О порядке расчетов за вывоз мусора

10 апреля 2019 года, 10:17

Правовая помощь жителям оказывается во всех администрациях округов города

28 января 2019 года, 16:03

Расчет компенсации при увольнении

10 декабря 2018 года, 14:49

Вступление в наследство

10 декабря 2018 года, 14:45

Плата провайдеров за общедомовое имущество

10 декабря 2018 года, 14:43

Договор дарения и правовые последствия его заключения

07 декабря 2018 года, 14:48

Следующий

Семье, в которой при пожаре погибли мать с двумя детьми, будет оказана необходимая помощь

В селе Бобровка в Сузунском районе Новосибирской области 12 марта вечером загорелся частный дом. В нем проживала многодетная семья – одинокая мать с шестью детьми. К сожалению, трагедии не удалось избежать. В огне погибли двое несовершеннолетних вместе матерью. Мальчику было 7 лет, девочке – 2 года.

Во время пожара двум мальчикам 11-ти и 4-х лет удалось спастись. С ожогами и отравлением угарным газом они были доставлены в Сузунскую ЦРБ. На сегодняшний день, старшего ребенка перевели в общую палату, состояние младшего по-прежнему остается тяжелым, он находится в реанимации на аппарате ИВЛ.

Другие дети, мальчик (13 лет) и девочка (5 лет), во время пожара гостили у родственников. В настоящее время бабушка с деушкой уже подали документы в соответствующее ведомство для установления опеки над малолетними внуками.

В связи с тем, что многодетная мама одна воспитывала шестерых несовершеннолетних ребятишек, с семьей работала служба социальной защиты. По информации администрации Сузунского района, женщина выполняла родительские обязанности надлежащим образом: в доме был порядок, всегда имелись продукты питания и запас дров, старшие дети посещали школу, младшие — находились с матерью дома.

В настоящее время ситуация находится на контроле детского омбудсмена Надежды Болтенко и главы администрации Сузунского района Новосибирской области. Семье будет оказана вся необходимая социальная помощь.

Отметим, что в январе 2020 года в доме был установлен автономный дымовой пожарный извещатель, однако во время пожара он не сработал. Черепановским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета РФ по НСО возбуждено уголовное дело по факту гибели троих человек.

Уполномоченный по правам ребенка в Новосибирской области выражает глубокие соболезнования родным и близким погибших при пожаре в селе Бобровка Сузунского района.

детей матерей-одиночек: как они живут на самом деле?

Первоначально это называлось «Во славу матерей-одиночек», но это могло означать пустое подхалимство, тогда как то, что я действительно могу предложить здесь, основано на исследованиях.

Есть один социальный комментатор, слишком заметный в средствах массовой информации, настолько мерзкий, что я стараюсь никогда не смотреть на нее и не упоминать ее имени. На прошлой неделе я получил несколько писем о ней по электронной почте. Судя по всему, она избивает матерей-одиночек.Ее последнее утверждение, по словам читателей «Живой одиночки», которые связались со мной, состоит в том, что матери-одиночки вместе с либералами несут ответственность за все беды нации.

Я не слышал ее версии и не буду ее искать. Я полностью открыт для других точек зрения, но я не хочу поощрять их ненавистные выражения. Поэтому независимо от того, что она на самом деле сказала, я подумал, что читателям может понравиться мой взгляд на матерей-одиночек. Вот что я написал для Huffington Post в День матери в 2007 году (до того, как начал вести здесь блог).

***

«Мама и папа». В наших культурных фантазиях эта команда всегда будет №1, когда дело доходит до воспитания счастливых и здоровых детей. Что касается матерей-одиночек, ну, может быть, некоторые из них очень стараются, но они сопротивляются этому, вечно пытаясь выманить своих детей с грани зависимости, агрессии и преступности.

До того, как я прочитал множество научных статей, сравнивающих детей, выросших в разных типах семей, я, вероятно, купил то, что продавали обе политические партии, — веру в якобы подавляющее превосходство семей с двумя родителями.В рассуждениях есть определенная логика. Разве дети, воспитанные двумя родителями, не получают в два раза больше любви, внимания и ресурсов, чем дети, воспитанные одним родителем? И разве каждый из родителей в супружеской паре не становится лучше в воспитании детей, имея любовь и поддержку друг друга?

Так что я не был удивлен, когда результаты общенационального исследования злоупотребления психоактивными веществами, основанного на 22 000 подростков, обнаружили, что среди детей матерей-одиночек злоупотребление психоактивными веществами выше, чем среди детей двух биологических родителей.Но, учитывая риторику об одиноком родительстве, меня поразило, как мало детей матерей-одиночек имели проблемы с психоактивными веществами — 5,7 процента — и насколько одинаково это число было у детей двух биологических родителей — 4,5 процента. Разница примерно в один процентный пункт — это не очень большая отдача от удвоенной любви, внимания и ресурсов.

Дело не в том, что два было волшебным числом родителей — в среднем детям лучше жилось с матерью-одиночкой, чем с отцом, женатым на мачехе.Наилучшая из всех (с точки зрения злоупотребления психоактивными веществами) схема проживания включала трех взрослых — обычно маму, папу и дедушку с бабушкой.

Как насчет оценок? Отношения с братьями и сестрами и друзьями? На эти вопросы тоже есть исследования. В общенациональной репрезентативной выборке множества различных типов домохозяйств — биологических домохозяйств с двумя родителями, домохозяйств с матерью-одиночкой, приемных домохозяйств, домохозяйств с мачехой и отчимом — вообще не было различий.

Важно было , а не , сколько было родителей и были ли родители биологически связаны с детьми.Наоборот, проблемы у детей с оценками, братьями, сестрами или друзьями зависели от того, было ли много конфликтов в семье, высокий уровень разногласий между родителями или бесконечные споры между родителями и детьми.

Иногда дети родителей-одиночек учатся лучше, чем дети женатых родителей. Например, исследование сотен детей в возрасте от 10 до 14 лет и их родителей показало, что в повседневной жизни родители-одиночки были более дружелюбны к своим детям, чем женатые родители.Дети родителей-одиночек также проводили больше времени с членами своих расширенных семей, чем дети женатых родителей.

Но если в домохозяйствах с двумя родителями вдвое больше того, что взрослые могут предложить детям, то почему дети в таких домохозяйствах не намного лучше, чем дети в домохозяйствах с одним родителем? И зачем им делать то же самое или даже хуже?

Вот как я ответил на эти вопросы в главе о родителях-одиночках моей книги Singled Out : «Я думаю, что есть несколько способов обойти эту дилемму.Во-первых, отказаться от фантазии, что у всех детей, живущих в нуклеарных семьях, есть два полностью занятых родителя, которые щедро одаривают своей любовью и вниманием всех своих детей и друг друга в доме, свободном от гнева, конфликтов и взаимных обвинений. Во-вторых, ухватиться за другую возможность — что у многих детей, живущих с матерями-одиночками, есть и другие важные взрослые в их жизни. Я не имею в виду только детей, с которыми живет бабушка. Я также имею в виду всех детей, у которых есть бабушки и дедушки, тети, дяди, соседи, учителя, друзья семьи и другие люди, которые заботятся о них и следят за тем, чтобы они об этом знали.»

Социологи, изучавшие матерей-одиночек разных рас, классов и сексуальной ориентации, обнаружили, что эти матери редко воспитывают своих детей в одиночку. Вместо этого у них есть сеть друзей, родственников и соседей, которые заботятся о них и их детях и уже много лет являются частью их жизни.

Согласен с традиционалистами насчет стабильности: это хорошо для детей. Как и утешение от осознания того, что вы можете выйти за дверь своего семейного дома и иметь других взрослых, которые верят в вас.Взрослые, которые заботились о вас столько, сколько вы себя помните. Многие дети родителей-одиночек обладают стабильностью и безопасностью любящего родителя и поддерживающей сети.

Подробнее читайте здесь: Родители-одиночки и их дети: хорошие новости, о которых вам никто не расскажет .

Полные ссылки на все описанные здесь исследования можно найти в примечаниях и библиографии журнала Singled Out. В одном из моих предыдущих постов здесь, в Psychology Today, я описал исследование, в котором сравнивались результаты чтения детей одиноких родителей и женатых родителей в пяти азиатских странах.Дети женатых родителей справились лучше в одной из стран, дети родителей-одиночек – в двух, а в остальных существенных различий не было.

Влияние материнства-одиночки на здоровье детей в странах Африки к югу от Сахары: перекрестное исследование | BMC Public Health

  • Amsalu S, Tigabu Z: Факторы риска острой недостаточности питания у детей в возрасте до пяти лет: исследование случай-контроль. Эфиоп J Health Dev. 2008, 22: 21-25.

    Google Scholar

  • Блэк Р.Е., Кусенс С., Джонсон Х.Л., Лоун Дж.Е., Рудан И., Бассани Д.Г., Джа П., Кэмпбелл Х., Уокер С.Ф., Цибульскис Р., Эйзеле Т., Лю Л., Мазерс К.: Глобальные, региональные и национальные причины детской смертности в 2008 г.: систематический анализ. Ланцет. 2010, 375: 1969-1987. 10.1016/S0140-6736(10)60549-1.

    ПабМед Google Scholar

  • Блэк Р.Е., Моррис С.С., Брайс Дж. Где и почему ежегодно умирают 10 миллионов детей?Ланцет. 2003, 361: 2226-2234. 10.1016/S0140-6736(03)13779-8.

    ПабМед Google Scholar

  • ЮНИСЕФ: Улучшение питания детей: достижимая задача глобального прогресса.2013, Нью-Йорк: Детский фонд ООН

    Google Scholar

  • Межведомственная группа ООН по оценке детской смертности: уровни и тенденции детской смертности. 2013, Нью-Йорк: Детский фонд Организации Объединенных Наций

    Google Scholar

  • Bryce J, el Arifeen S, Pariyo G, Lanata CF, Gwatkin D, Habicht J-P: Снижение детской смертности: может ли общественное здравоохранение помочь?. Ланцет.2003, 362: 159-164. 10.1016/S0140-6736(03)13870-6.

    ПабМед Google Scholar

  • Кларк С., Хамплова Д.: Материнство-одиночка и детская смертность в странах Африки к югу от Сахары: перспектива на протяжении всей жизни. Демография. 2013, 50: 1521-1549. 10.1007/с13524-013-0220-6.

    ПабМед Google Scholar

  • Густафссон С., Ворку С.Ю.: Брачные рынки и материнство-одиночка в Южной Африке. 2006 г., Анстердам и Роттердам: Дискуссионный документ Института Тинбергена

    Google Scholar

  • Reniers G: Развод и повторный брак в сельской местности Малави. Демогр Res Spec Collect. 2003, 1: 175-206.

    Google Scholar

  • Takyi BK, Broughton CL: Стабильность брака в странах Африки к югу от Сахары: имеют ли значение автономия женщин и социально-экономическое положение?Проблемы J Fam Econ. 2006, 27: 113-132. 10.1007/s10834-005-9006-3.

    Google Scholar

  • Takyi BK, Gyimah SO: Семейные узы по материнской линии и расторжение брака в Гане. Проблемы J Fam. 2007, 28: 682-705. 10.1177/01С070280050401.

    Google Scholar

  • Такьи Б.К.: Нестабильность брака в африканском обществе: изучение факторов, влияющих на бракоразводный процесс в Гане.Социальный фокус. 2001, 34: 77-96. 10.1080/00380237.2001.10571184.

    Google Scholar

  • Тилсон Д., Ларсен У. Развод в Эфиопии: влияние ранних браков и бездетности. J Biosoc Sci. 2000, 32: 355-372. 10.1017/S0021932000003552.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Minnesota Population Center: Серия интегрированных общедоступных микроданных, международная версия 6. 2 [Машиночитаемая база данных]. 2013, Миннеаполис: Университет Миннесоты

    Google Scholar

  • Комиссия NP: Перепись населения Федеративной Республики Нигерия. 2006 г., Абуджа: Национальная комиссия по народонаселению, 2009 г. –

    . Google Scholar

  • UNESA, Отдел народонаселения: Мировые данные о браке, 2012 г. (POP/DB/Marr/Rev2012). 2013, Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, Департамент по экономическим и социальным вопросам, Отдел народонаселения

    Google Scholar

  • Bramlett MD, Blumberg SJ: Структура семьи и физическое и психическое здоровье детей.Health Aff (Миллвуд). 2007, 26: 549-558. 10.1377/hlthaff.26.2.549.

    Google Scholar

  • Томсон Э., Хэнсон Т.Л., Макланахан С. С. Структура семьи и благополучие детей: экономические ресурсы и поведение родителей. Соц Силы. 1994, 73: 221-242. 10.1093/сф/73.1.221.

    Google Scholar

  • Десаи С.: Дети в группе риска: роль структуры семьи в Латинской Америке и Западной Африке.Popul Dev Rev. 1992, 18: 689-717. 10.2307/1973760.

    Google Scholar

  • Гейдж А.Дж.: Семейное и социально-экономическое влияние на благополучие детей: обследование детей дошкольного возраста в Кении. соц. мед. 1997, 45: 1811-1828. 10.1016/S0277-9536(97)00113-5.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Изугбара C: Чей ребенок умирает? Характеристики домохозяйств и смертность детей в возрасте до 5 лет в Нигерии: исследование.Южная Африка J Child Health. 2014, 8: 16-22. 10.7196/сайч.660.

    Google Scholar

  • Mosley WH, Chen LC: Аналитическая основа для изучения выживания детей в развивающихся странах.Popul Dev Rev. 1984, 10: 25-45.

    Google Scholar

  • Scanlan SJ: Женщины, продовольственная безопасность и развитие в менее индустриальных обществах: вклад и вызовы для нового века. Мир Дев. 2004, 32: 1807-1829. 10.1016/j.worlddev.2004.05.009.

    Google Scholar

  • Виктора К.Г., Адэр Л., Фолл К., Халлал П.С., Марторелл Р., Рихтер Л., Сачдев Х.С. Недоедание матери и ребенка: последствия для здоровья взрослых и человеческого капитала. Ланцет. 2008, 371: 340-357. 10.1016/S0140-6736(07)61692-4.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Виктория К.Г.: Связь между истощением и задержкой роста: международная перспектива. Дж Нутр. 1992, 122: 1105-1110.

    Google Scholar

  • Всемирный банк: Переориентация питания на центральное место в развитии: стратегия крупномасштабных действий.2006, Вашингтон, округ Колумбия: Международный банк реконструкции и развития/Всемирный банк

    Google Scholar

  • Де Онис М., Блёсснер М., Борги Э. Распространенность и тенденции задержки роста среди детей дошкольного возраста, 1990–2020 гг. Нутр общественного здравоохранения. 2012, 15: 142-148. 10.1017/S1368980011001315.

    ПабМед Google Scholar

  • Оппонг К.: Глобализация и нарушение материнского ухода. Inst Afr Stud Res Rev. 2001, 17: 25-47.

    Google Scholar

  • Оппонг C: Социальный капитал и системы ухода: некоторые противоречивые данные. Inst Afr Stud Res Rev. 2004, Приложение 16: 1-15.

    Google Scholar

  • Афифи Т.О., Кокс Б.Дж., Эннс М.В.: Профили психического здоровья среди замужних, никогда не состоявших в браке и живущих отдельно/разведенных матерей в национальной репрезентативной выборке.Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol. 2006, 41: 122-129. 10.1007/s00127-005-0005-3.

    ПабМед Google Scholar

  • Avison WR: Одинокое материнство и психическое здоровье: значение для первичной профилактики.Can Med Assoc J. 1997, 156: 661-663.

    КАС Google Scholar

  • Бауман Л.Дж., Сильвер Э.Дж., Штейн Р.Е. Совокупное социальное неблагополучие и здоровье ребенка. Педиатрия. 2006, 117: 1321-1328. 10.1542/пед.2005-1647.

    ПабМед Google Scholar

  • Браун Г.В., Моран П.М.: матери-одиночки, бедность и депрессия. Психомед. 1997, 27: 21-33. 10.1017/S00332004060.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Браун С. Л. Структура семьи и благополучие детей: значение сожительства родителей. J Брак Fam. 2004, 66: 351-367. 10.1111/j.1741-3737.2004.00025.х.

    Google Scholar

  • Доусон Д.А.: Структура семьи и здоровье и благополучие детей: данные национального опроса здоровья детей 1988 года.J Брак Fam. 1991, 53: 573-584. 10.2307/352734.

    Google Scholar

  • Hanke W, Kalinka J, Sobala W: Матери-одиночки, живущие в городе, и дети SGA в центральной Польше. Int J Gynecol Obstet. 1998, 61: 289-291. 10.1016/S0020-7292(98)00049-6.

    КАС Google Scholar

  • Weitoft GR, Hjern A, Haglund B, Rosén M: Смертность, тяжелая заболеваемость и травмы у детей, живущих с родителями-одиночками в Швеции: популяционное исследование.Ланцет. 2003, 361: 289-295. 10.1016/S0140-6736(03)12324-0.

    ПабМед Google Scholar

  • Johnson FC, Rogers BL: Состояние питания детей в домохозяйствах, возглавляемых женщинами, в Доминиканской Республике. соц. мед. 1993, 37: 1293-1301. 10.1016/0277-9536(93)

    -2.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Rogers BL: Последствия главенства женщин в домохозяйствах для потребления продуктов питания и состояния питания в Доминиканской Республике.Мир Дев. 1996, 24: 113-128. 10.1016/0305-750Х(95)00122-С.

    Google Scholar

  • Amato PR: Исследование разводов: продолжающиеся тенденции и новые разработки. J Брак Fam. 2010, 72: 650-666. 10.1111/j.1741-3737.2010.00723.х.

    Google Scholar

  • Макланахан С.: Разные судьбы: как дети живут во время второго демографического перехода. Демография. 2004, 41: 607-627.10.1353/дем.2004.0033.

    ПабМед Google Scholar

  • Ermisch J, Francesconi M: Возрастающая сложность семейных отношений: жизненный опыт одинокого материнства и приемных семей в Великобритании. Eur J Popul Rev Eur Démographie. 2000, 16: 235-249.

    Google Scholar

  • Amato PR, Loomis LS, Booth A: Развод родителей, семейный конфликт и благополучие потомства в раннем взрослом возрасте.Соц Силы. 1995, 73: 895-915. 10.1093/сф/73.3.895.

    Google Scholar

  • Амато PR: Последствия развода для взрослых и детей. J Брак Fam. 2000, 62: 1269-1287. 10.1111/j.1741-3737.2000.01269.х.

    Google Scholar

  • Джаффи С.Р., Моффит Т.Е., Каспи А., Тейлор А.: Жизнь с отцом (или без него): преимущества жизни с двумя биологическими родителями зависят от антиобщественного поведения отца. Детский Дев. 2003, 74: 109-126. 10.1111/1467-8624.т01-1-00524.

    ПабМед Google Scholar

  • Дирден К., Крукстон Б., Маданат Х., Уэст Дж., Пенни М., Куэто С.: Что могут изменить отцы? Раннее отсутствие отца ставит под угрозу рост перуанских детей. Питание матери и ребенка. 2013, 9: 143-154. 10.1111/j.1740-8709.2011.00347.х.

    ПабМед Google Scholar

  • Бронте-Тинкью Дж., ДеДжонг Г.: Питание детей на Ямайке: имеют ли значение структура домохозяйства и экономические ресурсы домохозяйства?.соц. мед. 2004, 58: 499-514. 10.1016/j.soccimed.2003.09.017.

    ПабМед Google Scholar

  • Хитон Т.Б., Форсте Р., Хоффманн Дж.П., Флаке Д.: Межнациональные различия во влиянии семьи на здоровье ребенка. соц. мед. 2005, 60: 97-108. 10.1016/j.soccimed.2004.04.029.

    ПабМед Google Scholar

  • Гурму Э., Этана Д.: Структура домохозяйства и питание детей в Эфиопии.Род. 2013, 69: 113-130.

    Google Scholar

  • Адеканмби В.Т., Кайоде Г.А., Утман О.А. Индивидуальные и контекстуальные факторы, связанные с отставанием в росте у детей в Нигерии: многоуровневый анализ. Питание матери и ребенка. 2013, 9: 244-259. 10.1111/j.1740-8709.2011.00361.х.

    ПабМед Google Scholar

  • Baye M, Fambon S: Связь образования родителей, здоровья детей и экономического благополучия в Камеруне.2009, Оксфорд: Колледж Святой Екатерины

    Google Scholar

  • Onyango A, Tucker K, Eisemon T: Глава домохозяйства и питание детей: тематическое исследование в западной Кении. соц. мед. 1994, 39: 1633-1639. 10.1016/0277-9536(94)

  • -9.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Омариба Д., Бойл М.Х. Структура семьи и детская смертность в странах Африки к югу от Сахары: транснациональные последствия многоженства.J Брак Fam. 2007, 69: 528-543. 10.1111/j.1741-3737.2007.00381.x.

    Google Scholar

  • Виктория К.Г., Вагстафф А., Шелленберг Дж.А., Гваткин Д.: Применение объектива справедливости к здоровью и смертности детей: одного и того же недостаточно. Ланцет. 2003, 362: 233-241. 10.1016/S0140-6736(03)13917-7.

    Google Scholar

  • Carlson MJ, Corcoran ME: Структура семьи и поведенческие и когнитивные результаты детей.J Брак Fam. 2001, 63: 779-792. 10.1111/j.1741-3737.2001.00779.x.

    Google Scholar

  • Гибсон М.А., Мейс Р.: Помогающие бабушки в сельской Эфиопии: исследование влияния родственников на выживание и рост детей. Эвол Хам Бехав.2005, 26: 469-482. 10.1016/j.evolhumbehav.2005.03.004.

    Google Scholar

  • McGadney-Douglass BF, Douglass RL, Apt NA, Antwi P: Ганские матери помогают взрослым дочерям: выживание недоедающих внуков. J Mother Initiat Res Community Involv. 2005, 7: 112-124.

    Google Scholar

  • Сир Р., Стил Ф., МакГрегор И.А., Мейс Р.: Влияние родственников на детскую смертность в сельских районах Гамбии.Демография. 2002, 39: 43-63. 10.1353/дем.2002.0010.

    ПабМед Google Scholar

  • Бок Дж.Д.: Правильно делаете? Матери-одиночки по выбору и борьба за легитимность. Генд соц. 2000, 14: 62-86. 10.1177/0800014001005.

    Google Scholar

  • Колдуэлл Дж. К.: Образование как фактор снижения смертности, анализ данных по Нигерии. Народный стад. 1979, 33: 395-413. 10.2307/2173888.

    Google Scholar

  • Caldwell JC: Изменение здоровья: культурные, социальные и поведенческие детерминанты здоровья в странах третьего мира. соц. мед. 1993, 36: 125-135. 10.1016/0277-9536(93)

  • -Н.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Giroux SC: Задержка роста у детей в период школьного обучения и перехода к фертильности: данные из стран Африки к югу от Сахары. Рабочий документ. 2008, Калвертон, Мэриленд, США: Macro International, Measure DHS

    Google Scholar

  • Madise NJ, Matthews Z, Margetts B: Неоднородность статуса питания детей между домохозяйствами: сравнение шести стран Африки к югу от Сахары.Народный стад. 1999, 53: 331-343. 10.1080/00324720308092.

    Google Scholar

  • Smith-Greenaway E: Материнские навыки чтения и детская смертность в Нигерии: переоценка важности образования. Демография. 2013, 50: 1551-1561. 10.1007/с13524-013-0209-1.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Уквуани Ф.А., Сучиндран К.М. Влияние труда женщин на состояние питания детей в странах Африки к югу от Сахары: тематическое исследование Нигерии.соц. мед. 2003, 56: 2109-2121. 10.1016/С0277-9536(02)00205-8.

    ПабМед Google Scholar

  • Адебайо С.Б., Фармейр Л.: Анализ детской смертности в Нигерии с помощью геоаддитивных моделей выживания с дискретным временем. Стат мед. 2005, 24: 709-728. 10.1002/sim.1842.

    ПабМед Google Scholar

  • Folasade IB: Экологические факторы, положение женщин и детская смертность на юго-западе Нигерии.соц. мед. 2000, 51: 1473-1489. 10.1016/S0277-9536(00)00047-2.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Нельсон М.К.: Матери-одиночки «делают» семью. J Брак Fam. 2006, 68: 781-795. 10.1111/j.1741-3737.2006.00292.х.

    Google Scholar

  • Reyes H, Pérez-Cuevas R, Sandoval A, Castillo R, Santos JI, Doubova SV, Gutiérrez G: Семья как фактор, определяющий задержку роста у детей, живущих в условиях крайней нищеты: исследование случай-контроль. Общественное здравоохранение BMC. 2004, 4: 57-10.1186/1471-2458-4-57.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Блейк Дж. Размер семьи и качество детей.Демография. 1981, 18: 421-442. 10.2307/2060941.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Хоул Б., Штейн А., Кан К., Мадхаван С., Коллинсон М., Толлман С.М., Кларк С.Дж.: Семейный контекст и детская смертность в сельских районах Южной Африки: влияние интервалов между рождениями, общей смертности, состава домохозяйств и социально-экономических статус.Int J Эпидемиол. 2013, 42: 1444-1454. 10.1093/ije/dyt149.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Берман П., Кендалл С., Бхаттачария К. Производство здоровья домохозяйствами: интеграция взглядов социальных наук на детерминанты здоровья на микроуровне. соц. мед. 1994, 38: 205-215. 10.1016/0277-9536(94)

  • -5.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Колдуэлл Дж. К., Колдуэлл П.: Культурный контекст высокой рождаемости в странах Африки к югу от Сахары. Popul Dev Rev. 1987, 13: 409-437. 10.2307/1973133.

    Google Scholar

  • Lamontagne JF, Engle PL, Zeitlin MF: Материнская занятость, уход за детьми и состояние питания 12–18-месячных детей в Манагуа, Никарагуа.соц. мед. 1998, 46: 403-414. 10.1016/S0277-9536(97)00184-6.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Odimegwu C: Детерминанты статуса грудного вскармливания в восточной Нигерии. Afr Popul Stud Popul Afr. 2002, 17: 69-82.

    Google Scholar

  • Нолла Н.П., Соп ММК, Мананга М.Дж., Экое Т., Гуадо И.: Оценка состояния питания детей дошкольного возраста в сельской общине Банганг, Камерун. Int J Biotechnol Food Sci. 2014, 2: 44-52.

    Google Scholar

  • Брэдли Р. Х., Корвин Р. Ф.: Социально-экономический статус и развитие ребенка.Анну Рев Психол. 2002, 53: 371-399. 10.1146/annurev.psych.53.100901.135233.

    ПабМед Google Scholar

  • Фокс К., Хитон ТБ: Состояние питания детей в зависимости от проживания в сельской/городской местности: межнациональный анализ. J Сельское здоровье. 2012, 28: 380-391. 10.1111/j.1748-0361.2012.00408.х.

    ПабМед Google Scholar

  • Кандала Н.Б., Мадунгу Т.П., Эмина Дж.Б., Нзита К.П., Капучио Ф.П.: Недоедание среди детей в возрасте до пяти лет в Демократической Республике Конго (ДРК): имеет ли значение географическое положение?.Общественное здравоохранение BMC. 2011, 11: 261-10.1186/1471-2458-11-261.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Гарг А., Мордух Дж. Соперничество между братьями и сестрами и гендерный разрыв: данные о состоянии здоровья детей в Гане. J Popul Econ. 1998, 11: 471-493. 10.1007/s001480050080.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Мордух Дж. Соперничество между братьями и сестрами в Африке. Am Econ Rev.2000, 90: 405-409. 10.1257/аэр.90.2. 405.

    Google Scholar

  • Левинсон Ф.Дж., Бассет Л.: Недоедание по-прежнему является основной причиной детской смертности. 2007, Вашингтон, округ Колумбия: Справочное бюро по вопросам народонаселения, 1-8.

    Google Scholar

  • Антай Д. Неравенство в смертности детей в возрасте до 5 лет в Нигерии: имеют ли значение этническая принадлежность и социально-экономическое положение? J Эпидемиол. 2011, 21: 13-20.10.2188/jea.JE20100049.

    ПабМед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Einterz EM, Bates ME: Практика кормления детей раннего возраста в северном Камеруне. Trans R Soc Trop Med Hyg. 1994, 88: 575-576. 10.1016/0035-9203(94)

    -4.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Brockerhoff M, Hewett P: Неравенство детской смертности среди этнических групп в странах Африки к югу от Сахары. Всемирный орган здравоохранения Быка. 2000, 78: 30-

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google Scholar

  • Adedini SA, Odimegwu C, Imasiku ENS, Ononokpono DN, Ibisomi L: Региональные различия младенческой и детской смертности в Нигерии: многоуровневый анализ. J Biosoc Sci. 2014, ᅟ: ᅟ-ᅟ. DOI 10.1017/S0021932013000734

    Google Scholar

  • Антай Д., Гилагабер Г., Ведрен С., Макасса Г., Моради Т.: Неравенство в смертности детей в возрасте до пяти лет в Нигерии: различия по религиозной принадлежности матери — Спрингер.J Relig Health. 2009, 48: 290-304. 10.1007/s10943-008-9197-7.

    ПабМед Google Scholar

  • Азеведо М.Дж., Пратер Г.С., Лантум Д.Н.: Культура, биомедицина и детская смертность в Камеруне. соц. мед. 1991, 32: 1341-1349. 10.1016/0277-9536(91)

    -Н.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Смит Т., Смит Б., Райан М.А.: Анализ выживаемости с использованием моделирования пропорциональных рисков Кокса для данных о времени одного и нескольких событий.Proc Twenty Eighth Annu SAS Group Int Conf. 2003, Кэри, Северная Каролина: SAS Institute, Inc

    Google Scholar

  • Могхадам В.М.: «Феминизация нищеты» и права женщин. Документы SHS по женским исследованиям / гендерным исследованиям. 2005 г., Франция: ЮНЕСКО

    . Google Scholar

  • Mandemakers JJ, Monden CWS, Kalmijn M: Изменяется ли влияние развода на психологическое расстройство семейным положением?Adv Life Course Res. 2010, 15: 27-40. 10.1016/j.alcr.2010.08.002.

    Google Scholar

  • Teitler JO: Участие отца, здоровье ребенка и поведение матери в отношении здоровья.Детская молодежная служба, ред. 2001, 23: 403–425. 10.1016/С0190-7409(01)00137-2.

    Google Scholar

  • Уэйт LJ: Брак имеет значение?. Демография. 1995, 32: 483-507. 10.2307/2061670.

    КАС пабмед Google Scholar

  • Кеннеди Э., Питерс П.: Продовольственная безопасность домохозяйства и питание детей: взаимосвязь дохода и пола главы домохозяйства. Мир Дев. 1992, 20: 1077-1085.10. 1016/0305-750Х(92)-С.

    Google Scholar

  • Каково влияние на детей родителей-одиночек?

    Общие выводы
    Форум на childstats.gov заявляет, что дети, рожденные матерью-одиночкой, подвергаются большему риску неблагоприятных последствий, чем дети, рожденные в семье с двумя родителями. Форум приходит к выводу, что последствия являются результатом более ограниченного социальные, эмоциональные и финансовые ресурсы. Эти выводы подкрепляются в книге «Взросление с родителем-одиночкой: что болит, что помогает », написанной Сарой Макланахан и Гэри Сандефуром.По словам Макланахана и Сандефура, дети из семей с одним родителем подвергаются повышенному риску бросить учебу в средней школе. Согласно выводам книги, мальчики, как правило, бездействуют, а девочки-подростки подвергаются большему риску беременности. В целом шансы этих детей поступить в колледж значительно уменьшились. Согласно исследованию Амато, социологи предупреждают, что многие дети одиноких родителей рождаются в нежелательных обстоятельствах. У этих детей выше вероятность бедности, совершения преступлений или употребления наркотиков.Многие социологи согласны с тем, что неблагоприятные последствия детства переживают юность. Амато также обнаружил, что дети из неполных семей, чей нынешний образ жизни обусловлен смертью родителей, живут немного лучше, чем дети из других групп. Деньги имеют значение?
    Большинство исследований сходятся во мнении, что дети из семей с одним родителем чаще растут в условиях финансовых трудностей. Став взрослыми, эти же дети, скорее всего, будут иметь более низкие доходы, чем люди, выросшие в более богатых семьях с двумя родителями.По словам Роберта Э. Ректора, старшего научного сотрудника Фонда наследия, примерно три четверти расходов на социальное обеспечение распределяются между родителями-одиночками и другими неполными семьями. Имеются также данные, свидетельствующие о том, что другие проблемы связаны с экономическими трудностями. Как отмечают Сколник и Розенкранц, дети из неполных семей сосредоточены в городских районах, где часто не хватает возможностей для получения качественного образования.

    Портреты одиноких мам по выбору

    За последние три года четыре женщины из Нью-Йорка и Нью-Джерси открыли мне свою жизнь, пытаясь забеременеть, преодолевая системы усыновления и патронатного воспитания и жонглируя новой жизнью с дети — все сами.Они матери-одиночки по своему выбору, и все большее число женщин решают стать родителями без партнера.

    По данным переписи, большинство из 11 миллионов семей с одним родителем в Соединенных Штатах возглавляют матери-одиночки. Однако эта статистика не показывает, сколько из этих женщин решили создать семью самостоятельно.

    Эти четыре женщины создают жизнь, которую хотят. Они решили не ждать партнера, чтобы создать семью. Несмотря на то, что они «холосты», проект не фокусируется на одиночестве.Для каждой женщины путь к материнству был трудным и трудным, но результаты были преобразующими и радостными.

    Я помню, как будущая мама делала себе инъекции гормонов и слышала сердцебиение ребенка. Я стояла в родильном зале во время двух родов, съела много кусочков именинного торта и почувствовала сильную связь между матерью и ее ребенком.

    Далеко не одинокие, у этих женщин теперь есть дети, с которыми они могут разделить свою жизнь. Хотя их семьи могут выглядеть «нетрадиционно», их истории бросают вызов общепринятым нормам.

    Истории ниже сосредоточены на темах семейной силы, настойчивости и, прежде всего, любви.

    Она решила перестать ждать нужного человека.

    Сара Макнайт, 41 год, Маунтинсайд, Нью-Джерси

    После многих неудачных свиданий Сара Макнайт, пилот, поняла, что в ее будущем, вероятно, будет больше. Она представляла себе жизнь, в которой она встретит кого-то, они будут жить вместе, заведут щенка и, в конце концов, поженятся и заведут детей. Но эта картина начала меняться.

    «Тебе не нужен партнер, кому они нужны», — сказала она. «Мы можем сделать это самостоятельно. Вы не можете ждать, пока мужчина придет и воплотит ваши мечты в реальность. Вы должны воплотить в жизнь свои собственные мечты. Это то, что я сказал себе в какой-то момент».

    Ее путешествие включало в себя шесть внутриматочных инсеминаций, химическую беременность, экстракорпоральное оплодотворение, неудачный перенос замороженных эмбрионов, второй перенос замороженных эмбрионов, выкидыш и еще один перенос замороженных эмбрионов, а также более 50 000 долларов, потраченных на лечение бесплодия, чтобы есть ребенок. Она забеременела в 2018 году. Когда в июле 2019 года у Макнайт наконец начались роды, она сделала это, вооружившись мощным плейлистом песен, таких как «Survivor» Destiny Child и «Push It» Salt-N-Pepa. Затем у нее родилась дочь Шарлотта.

    Сейчас Шарлотта ползает, и у нее прорезаются два зуба.

    «В каком-то смысле даже горько наблюдать, как она растет и меняется, — сказал Макнайт. «Замечательно наблюдать, как она учится и взрослеет день за днём , , но мне также так грустно», что она так быстро взрослеет.

    Недавно Макнайт переехала со своей крошечной семьей из квартиры с одной спальней в Нью-Йорке в дом с четырьмя спальнями в Маунтинсайд, штат Нью-Джерси. Новое окружение дает им больше места для спокойных прогулок и игр во дворе.

    Мать Макнайта, Бетси, живет с ней и также помогает заботиться о Шарлотте. Макнайт планирует открыто рассказать дочери о том, как она была зачата.

    «Это не то, что я собираюсь ей когда-нибудь сказать», — сказала она. «Это то, что она вырастет, зная.Для нее это нормализуется».

    Она добивалась закрытия и собственного приемного ребенка.

    Эрика Моффет, 50 лет, жительница Манхэттена

    Когда Эрика Моффет начала активно искать в Интернете информацию о своем происхождении, она знала три вещи: она родилась в 1969 году в Сеуле, Южная Корея; ее корейское имя было Сон Сун; и ее бросили на ступеньках полицейского участка с табличкой «Пожалуйста, позаботьтесь обо мне».

    Моффет был усыновлен в 1970 году и воспитан белой парой Блер и Патрицией Моффет, которые жили в Уэллсборо, штат Пенсильвания.Но она всегда жаждала завершения своей собственной истории удочерения. В 2014 году она поехала в Южную Корею, чтобы найти своих биологических родителей, но безуспешно.

    О своей матери она написала в блоге: «У меня все те же вопросы о том, кем она была, почему я появилась на свет и какими были она и мой отец. Но теперь я не чувствую, что незнание убьет меня, что я чувствовал большую часть своей жизни. И я больше не чувствую, что потеря моей биологической матери ошеломляет меня, что-то, что я чувствовал на протяжении большей части своей жизни.Это хорошая вещь. Но в то же время мне грустно из-за закрытия. Я до сих пор скорблю, теперь уже в самом отвлеченном для нее смысле».

    В июле 2015 года Моффет начала создавать собственную семью. Она обратилась к адвокату, чтобы начать процесс усыновления.

    Большую часть своей жизни Моффет думала об усыновлении. Будучи матерью-одиночкой по своему выбору и в возрасте около 40 лет, она знала, что усыновление будет сложной задачей. Она делала брошюры, веб-сайт и открытки о себе и даже платила за рекламу в Google в надежде стать матерью.

    После трех неудачных усыновлений Моффет взяла отпуск, чтобы подумать о своем путешествии. Затем она обратилась в агентство по усыновлению. Она продолжала работать в финансовой фирме и опубликовала книгу «Эрика из Америки: плавание из Европы в Африку», в которой рассказывается о том, как она переплыла Гибралтарский пролив.

    В апреле 2017 года агентство позвонило Моффетт и спросило, заинтересована ли она в усыновлении 6-недельного темнокожего ребенка из Флориды. Она сказала да, но старалась больше не питать надежд.На следующий вечер ей позвонили и сказали, что она выбрана.

    Моффет и ее мать прилетели во Флориду, чтобы усыновить Хлою Энн, которая сейчас любопытная и энергичная трехлетняя девочка. Моффетт знает, что однажды ей придется рассказать ей историю усыновления дочери. Как и ее дочь, Моффет выросла с родителями другой расы. Моффетт надеется, что ее личный опыт поможет дочери понять собственную историю.

    Она была готова эмоционально и финансово.

    Алекса В., 36, Manhattan

    Пять неудачных внутриматочных инсеминаций в домашних условиях, цикл экстракорпорального оплодотворения, выкидыш, перенос замороженных эмбрионов и около 36 000 долларов, выплаченных из собственного кармана. Потом здоровая девочка.

    Алекса, психолог, которая попросила не называть ее фамилию из-за ее профессии, была полна решимости забеременеть. Ее путь одинокой женщины, выбравшей материнство, не так уж необычен.

    В 2016 году, после нескольких лет работы в Нью-Йорке, Алекса задумалась о том, чтобы завести собственного ребенка.После того, как несколько долгосрочных отношений не сложились, она начала искать клиники по извлечению яйцеклеток и лечению бесплодия.

    Готовая физически, финансово и эмоционально, она начала свое путешествие, используя донорскую сперму из банка спермы. Она начала посещать ежемесячные собрания группы «Матери-одиночки по выбору» в подвале театра на Манхэттене. Осенью 2017 года, восстановившись после выкидыша, снова забеременела. «Количество беспокойства в течение первого триместра было ужасным», — сказала Алекса.«Это был уровень беспокойства, которого я никогда не испытывал. Это, в сочетании с утренним недомоганием и головными болями, чрезвычайно усложняло задачу».

    По данным Американского колледжа акушеров и гинекологов, выкидыши происходят примерно в 10 процентах случаев беременности.

    Ее дочь Лукка родилась в 2018 году, и они живут в квартире с одной спальней недалеко от родителей Алексы на Манхэттене. Они смотрят Лукку по понедельникам и средам. Поскольку Нью-Йорк остается в карантине из-за пандемии коронавируса, Алекса и Лукка проводят время за чтением книг и выпечкой.«Быть ​​родителем-одиночкой сейчас очень сложно и безжалостно», — сказала она, добавив, что благодарна матери за помощь. Один из самых больших страхов Алексы — кто будет следить за Луккой, если с ней что-нибудь случится.

    «Я думаю, что это просто уязвимость от пандемии и не дай бог со мной что-то случится. Это просто показывает мне уязвимость жизни и то, что случилось бы, если бы меня здесь не было».

    Она хотела дать детям шанс на «счастливое будущее». дети — самостоятельно.Она усыновила восемь детей из приемной семьи и заботилась о более чем 20 других, которые стали жить с ней.

    «Я просто хотел помочь ребенку, сделать его лучше и дать ему шанс. Начало новой жизни, все, что им нужно, — это начало», — сказал Маккой.

    По данным Детского бюро Министерства здравоохранения и социальных служб США, в 2018 году около 437 000 детей жили в приемных семьях. Из восьми усыновленных детей Маккой имеет троих биологических братьев и сестер.«Моя цель — собрать как можно больше групп братьев и сестер, чтобы дети оставались вместе на протяжении всей моей жизни».

    Каждое утро, когда дети собираются в школу, Маккой кричит: «Время проверено!» и один из детей будет кричать время, чтобы все не отставали от расписания. Все они заберутся в ее черный внедорожник. и она отвезет детей в школу.

    Затем Маккой отправится в Семейный центр Маунт-Хоуп, исследовательский центр при Университете Рочестера, где она работает с мамами-подростками. Она снабжает их необходимыми расходными материалами, такими как подгузники и смесь, и помогает доставлять их на приемы, например, к врачу или на собеседования.Маккой также является президентом местной ассоциации Pop Warner, призванной удерживать молодежь из бедных районов города, занимающуюся спортом, а не уличную. По данным переписи, Рочестер занимает третье место по общей бедности среди 75 крупнейших мегаполисов страны.

    Сегодня Маккой живет с пятью приемными детьми; трое из ее старших имеют работу и переехали. У нее также есть двое братьев и сестер в системе приемных семей, которые в настоящее время живут с ней.

    «Если бы вы сказали мне много лет назад, что я буду там, где я сейчас, я бы сказал вам, что вы сумасшедший», — сказал Маккой.Она мечтает о большом доме с большим количеством детей.

    «Я просто хочу присматривать за детьми, дать им занятие, возможности и шанс на счастливое будущее», — сказала она.


    Отношения между матерью и ребенком и психологическая адаптация детей

    J Fam Psychol. 2016 июнь; 30(4): 409–418.

    Барбара H. Fiese, редактор

    ,

    , * , 1 , 1 , 2 и 3

    Susan Golombok

    1 Центр семейных исследований, Университет Cambridge

    Sophie Zadeh

    1 Центр семейных исследований, Университет Кембридж

    Susan Imried

    5

    1 Центр семейных исследований, Университет Кембридж

    Veneena Smith

    2 Лондон Женская клиника, Лондон, Лондон, UK

    Tabitha Freeman

    3 Центр семейных исследований, Университет Кембридж

    1 Центр семейных исследований, Университет Кембридж

    2 Лондонская Женская клиника, Лондон, Великобритания

    3 Центр Семейные исследования, Кембриджский университет

    Автор, ответственный за переписку.

    Этот проект был поддержан премией Wellcome Trust Senior Investigator Award [097857/Z/11/Z]. Мы благодарим Лондонскую женскую клинику, Люси Блейк, Анну Конвей-Моррис, Майкла Лэмба, Габриэлу Роман, Шарлотту Тейлор и все семьи, принявшие участие в исследовании.

    * Корреспонденцию, касающуюся этой статьи, следует направлять Сьюзан Голомбок, Центр семейных исследований, Кембриджский университет, Кембридж CB2 3RQ, Соединенное Королевство [email protected]

    Получено 24 сентября 2015 г.; Пересмотрено 11 января 2016 г .; Принято 12 января 2016 г.

    Эта статья была опубликована в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/3.0/), которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что первоначальный автор и источник зачислен. Авторские права на эту статью сохраняются за автором (авторами). Автор(ы) предоставляют Американской психологической ассоциации исключительное право на публикацию статьи и называют себя первоначальным издателем. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Пятьдесят одна семья, состоящая из одиноких матерей, сравнивалась с 52 семьями с двумя родителями, в каждой из которых есть ребенок в возрасте 4–9 лет, зачатый в результате донорской инсеминации. Матерям, детям и учителям были проведены стандартные опросы, наблюдения и анкеты для оценки материнского благополучия, отношений между матерью и ребенком и приспособления к ребенку. Не было никаких различий в качестве воспитания между типами семей, за исключением более низкого уровня конфликта между матерью и ребенком в семьях с одинокой матерью. Также не было различий в приспособлении детей.Воспринимаемые финансовые трудности, пол ребенка и родительский стресс были связаны с проблемами адаптации детей в семьях обоих типов. Полученные данные свидетельствуют о том, что одиночное материнство само по себе не приводит к психологическим проблемам у детей.

    Ключевые слова: матери-одиночки, матери-одиночки по выбору, воспитание детей, адаптация ребенка

    В последние десятилетия резко увеличилось число неполных семей. Как в Соединенных Штатах (U.S. Census Bureau, 2012), так и в Соединенном Королевстве (Lloyd & Lacey, 2012) 30% домохозяйств с детьми возглавляют родители-одиночки, подавляющее большинство из которых — матери-одиночки.Эти цифры сопоставимы с менее чем 10% в начале 1970-х годов. Семьи с матерью-одиночкой формируются несколькими способами. Развод или раздельное проживание родителей является наиболее распространенной причиной воспитания детей в семьях с матерью-одиночкой. Также увеличилось число детей, рожденных незамужними матерями в результате незапланированной беременности. Однако новейший тип семьи с матерью-одиночкой включает одиноких гетеросексуальных женщин, которые решили стать родителями в одиночку и родили детей в результате донорского оплодотворения.Этих женщин обычно называют «матерями-одиночками по выбору» или «матерями-одиночками» (Bock, 2000; Hertz, 2006; Weinraub, Horvath, & Gringlas, 2002), и ниже эти термины взаимозаменяемы. Число таких семей резко возросло с начала тысячелетия и, вероятно, будет расти, учитывая демографический сдвиг в сторону более старшего возраста при первом материнстве (Graham, 2012). Действительно, значительная часть тех, кто в настоящее время обращается за лечением бесплодия с помощью донорских гамет, — это женщины, не имеющие партнера-мужчины (De Wert et al., 2014).

    Исследования показали, что матери-одиночки по своему выбору, как правило, хорошо образованные женщины, занимающиеся профессиональной деятельностью, которые становятся матерями в возрасте от 30 до 40 лет (Bock, 2000; Graham, 2014; Graham & Braverman, 2012; Jadva, Badger, Morrissette, и Голомбок, 2009; Мюррей и Голомбок, 2005а; Вайнрауб и др., 2002). Несмотря на то, что они решили стать родителями в одиночку, большинство матерей-одиночек делают это не по своему выбору, а потому, что у них нет нынешнего партнера, и они чувствуют, что время для рождения ребенка истекает (Graham & Braverman, 2012; Hertz). , 2006; Ядва и др., 2009; Мюррей и Голомбок, 2005а). Многие матери-одиночки по своему выбору сообщают, что они предпочли бы иметь детей в традиционной семейной обстановке, но не могли больше ждать из-за своего возраста и связанного с этим снижения фертильности. Как отметил Грэм (2014), если они хотели стать матерями, у них фактически не было выбора.

    Существует большое количество исследований психологического благополучия детей в семьях с матерью-одиночкой, образованных в результате развода. Эти исследования неизменно показывают, что дети, чьи родители развелись, чаще демонстрируют эмоциональные и поведенческие проблемы, чем дети из полных семей (Amato, 2000, 2001, 2005; Coleman & Glenn, 2009; Hetherington & Stanley-Hagan, 1999; Pryor & Роджерс, 2001).Однако трудности детей, по-видимому, в большей степени связаны с аспектами развода, чем с одним родителем как таковым. Было обнаружено, что одним из факторов, связанных с проблемами адаптации детей, является конфликт между родителями (Amato, 2000, 2005; Pryor & Rodgers, 2001). Финансовые трудности, которые часто испытывают семьи с одним родителем после развода, также связаны с психологическими проблемами детей (Amato, 2000, 2005; Hetherington & Stanley-Hagan, 2002; McLanahan & Sandefur, 1994; Pryor & Rodgers, 2001). Кроме того, ряд исследований продемонстрировал связь между родительской депрессией, плохим качеством воспитания и негативными последствиями для детей в семьях с одним родителем после развода (Amato, 2000; Dunn et al., 1998; Hetherington & Stanley-Hagan, 2002).

    Растет объем исследовательской литературы о детях, воспитанных незамужними матерями-одиночками. Исследование Fragile Families Study, проведенное в Соединенных Штатах, выявило более негативные последствия для психического здоровья детей, рожденных от незамужних матерей, чем от состоящих в браке родителей, даже после учета различий в родительских ресурсах (Waldfogel, Craigie, & Brooks-Gunn, 2010).Как и в случае с семьями с матерью-одиночкой, образованными в результате развода, экономическое неблагополучие, проблемы с психическим здоровьем родителей и низкое качество воспитания были связаны с более негативными последствиями для этих детей. Аналогичные результаты были получены в когортном исследовании тысячелетия в Соединенном Королевстве (Kiernan & Mensah, 2010). Дети, рожденные матерями-одиночками, демонстрировали высокий уровень психологических проблем, связанных с высоким уровнем экономического неблагополучия и плохим психическим здоровьем матери, при этом повышенный уровень поведенческих проблем все еще оставался очевидным после учета материнской депрессии и социально-экономического статуса.

    В отличие от разведенных или незамужних матерей-одиночек, у которых была незапланированная беременность, матери-одиночки по своему выбору принимают активное решение стать родителями в одиночку, чем отличаются от тех, кто непреднамеренно оказался в такой ситуации. Дети матерей-одиночек по своему выбору не подвергались родительскому конфликту и с меньшей вероятностью испытывали экономические трудности или материнские психологические проблемы, которые обычно возникают в результате распада семьи и незапланированного одинокого родителя (Hertz, 2006; Jadva et al., 2009; Мюррей и Голомбок, 2005а). Тем не менее, они с самого начала растут без отца и, для зачатых в результате донорской инсеминации в клинике бесплодия, не знают своего биологического отца. Даже в странах, где использование анонимных доноров запрещено, дети не могут узнать свою личность до позднего подросткового возраста. Это отличает их от большинства других детей матерей-одиночек, чьи отцы могут отсутствовать, но личность которых известна.

    Существует мало исследований развития и благополучия детей, рожденных матерями-одиночками по выбору.При сравнении 27 семей гетеросексуальных матерей-одиночек и 50 семей гетеросексуальных родителей, состоящих в браке, все с младенцами, зачатыми путем донорской инсеминации, не выявлено различий между двумя типами семей с точки зрения психологического благополучия матерей, адаптации к материнству, выраженной теплоты, и эмоциональная вовлеченность или связь со своими младенцами (Murray & Golombok, 2005a). Однако матери-одиночки демонстрировали более низкий уровень взаимодействия и чуткости к своим младенцам, чем замужние матери, возможно, потому, что присутствие партнера позволяло замужним матерям проводить больше времени со своими детьми. Семьи продолжали нормально функционировать, когда детям исполнилось 2 года (Murray & Golombok, 2005b). Хотя матери из обоих типов семей демонстрировали положительные отношения со своими детьми, матери-одиночки демонстрировали большую радость и меньшую злость по отношению к своим детям, что было оценено с помощью опроса развития родителей, метода интервью, предназначенного для оценки характера эмоциональной связи между матерью и ребенком. ребенка (Слэйд, Бельский, Абер и Фелпс, 1999). Что касается детей, у матерей-одиночек было меньше эмоциональных и поведенческих проблем, чем у матерей, состоящих в браке.Однако в 2 года дети матерей-одиночек были слишком малы, чтобы понимать социальную значимость отсутствия отца.

    Единственное контролируемое исследование детей старшего возраста было сосредоточено главным образом на семьях матерей-лесбиянок (Chan, Raboy, & Patterson, 1998). Сравнение между 30 одинокими матерями и 50 полными семьями с 7-летними детьми, зачатыми в результате донорской инсеминации, не выявило различий в поведении или эмоциональных проблемах, социальной компетентности или адаптивном функционировании между детьми матерей-одиночек и матерей-партнеров. Однако прямых сравнений между девятью гетеросексуальными матерями-одиночками и 16 гетеросексуальными матерями-партнерами в выборке не проводилось.

    Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы добавить к небольшому, но постоянно растущему объему исследований одиноких матерей путем проведения углубленного, мультиметодного, мультиинформативного, контролируемого исследования семей с детьми, которые были достаточно взрослыми, чтобы понять, что они не было отца. Теория контекстуальных систем развития (Overton, 2014, 2015) обеспечила основную концептуальную основу.В соответствии с этой теорией и результатами, полученными в предыдущих исследованиях, была выдвинута гипотеза о том, что приспособление детей не будет напрямую зависеть от количества родителей в семье, а вместо этого будет связано с качеством отношений между матерью и ребенком, как с качеством, того, что на эти отношения и адаптацию детей прямо или косвенно влияют показатели финансовых трудностей семьи и проблем с психическим здоровьем матери. Другой ключевой фактор риска для семей с матерью-одиночкой, родительский конфликт, неприменим к матерям-одиночкам по собственному выбору.

    Метод

    Участники

    В исследовании приняли участие 51 гетеросексуальная мать-одиночка по выбору (одинокие матери) и группа сравнения, состоящая из 52 гетеросексуальных замужних или сожительствующих матерей. Дети в обеих группах семей были зачаты путем донорской инсеминации для контроля использования сторонней вспомогательной репродукции при рождении ребенка. Семьи были набраны через Лондонскую женскую клинику, одну из крупнейших клиник по лечению бесплодия в Соединенном Королевстве, которая также осуществляет самую продолжительную программу для одиноких женщин (Управление по оплодотворению и эмбриологии человека, 2013 г.).К участию в исследовании были приглашены матери-одиночки и семьи с двумя родителями, имеющие зачатого донором ребенка в возрасте от 4 до 9 лет. Критерии включения для одиноких матерей заключались в том, что они не жили совместно с момента рождения ребенка, не были вовлечены в отношения, не связанные с сожительством, более 6 месяцев и не использовали донорство яйцеклеток в дополнение к донорской инсеминации для зачатия своего ребенка. Матери-партнеры должны были по-прежнему жить с отцом ребенка. Клиника попросила матерей-одиночек и матерей-партнеров, которые соответствовали критериям включения, принять участие в исследовании.Клиникой была отобрана случайная выборка одиноких матерей, представляющая около 70% тех матерей, которые соответствовали критериям исследования, а матери-партнеры совпадали по возрастной группе и полу ребенка. Был получен уровень участия 72%.

    Как показано на графике , не было существенной разницы между типами семей в возрасте целевого ребенка, F (1, 101) = 1,79, p = ns , при среднем возрасте 66 месяцев. Также не было достоверной разницы в отношении пола детей, χ 2 (1) = 0.77, р = нс . Все дети посещали школу или детский сад/дошкольное учреждение. Возраст матери значительно различался между типами семей, F (1, 101) = 36,05, p < 0,001, что отражает более старший возраст матерей-одиночек (средний возраст 44 года), чем матерей, живущих в партнерстве (средний возраст 44 года). возраст 39 лет). Существовала также значительная разница между типами семей по количеству братьев и сестер в семье, χ 2 (2) = 9,39, p < 0,01, при этом у детей в семьях с одинокой матерью было меньше братьев и сестер.Матери в двух типах семей не различались по уровню образования, χ 2 (1) = 1,87, p = ns ; ощущаемые финансовые трудности, χ 2 (2) = 0,32, p = ns ; или лечение психиатрических проблем в предыдущем году, χ 2 (2) = 3,08, p = ns. Однако они различались по рабочему статусу, χ 2 (2) = 8,54, p < 0,05, что отражает более высокую долю матерей-одиночек, чем матерей-партнеров, занятых полный рабочий день.Все матери были белыми, за исключением трех азиатских матерей (двух матерей-одиночек и одной матери-партнера) и трех черных матерей (двух матерей-одиночек и одной матери-партнера). Все отцы в полных семьях были вовлечены в уход за ребенком.

    Таблица 1

    означает, стандартное отклонение, F, и P Значения для социально -мографической информации по семейному типу

    M
    Соло Матери Партнерские матери F P
    M SD M M SD
    Age Of Mother 44. 08 3,90 39,21 4,30 36,05 <0,001
    Возраст ребенка 68,17 19,96 63,30 16,78 1,79 нс
    Н % Н % χ 2 р
    Детский пол
    Мужской 26 51% 31 60% . 77 нс
    Женский 25 49% 21 40%
    Братья
    Отсутствует 31 61% 16 16 31% 9.39 9.39 9.009 6 9098 9
    9 29% 29 50%
    5 9 или более 5 10 % 10 19%
    рабочее состояние матери
    Не работает 14 28% 14 27% 8 . 54 .014
    Часть
    16 31% 31% 29 56%
    полный рабочий день 21 41% 9 17%
    Осознаваемые финансовые трудности
    None 40 78% 43 83% 3,19 нс
    Незначительное 7 14% 6 11%
    Определенная 4 8% 3 6%
    образование матери
     Ниже высшего образования 16 32% 24 46% 2. 90 нс
    бакалавриата 18 35% 17 33%
    послевузовском степень 17 33% 11 21%
    Материатрический контакт
    88% 42 81% 3. 08 нс
    врача общей практики 6 12% 7 13%
    амбулаторному 0 0% 3 6%

    Процедура

    Семьи были обследованы дома. От каждого родителя было получено письменное информированное согласие на участие в исследовании, а от ребенка – устное согласие. Этическое одобрение было предоставлено Комитетом по этике психологических исследований Кембриджского университета.Каждому родителю было назначено аудиозапись стандартизированного интервью, которое длилось примерно 1,5 часа, и стандартизированные анкеты, а также участие в записанном на видео наблюдательном задании с ребенком, которое длилось 5–10 минут. Учителя заполнили анкету, предназначенную для оценки психологической адаптации детей. Письменное информированное согласие было получено от учителей. Чтобы обеспечить межэкспертные оценки надежности для интервью и показателей наблюдения, данные из 30 случайно выбранных семей были закодированы вторым интервьюером, который не знал о типе семьи.

    Измерения

    Воспитание детей
    Интервью родителей

    Матери были опрошены с использованием адаптированного полуструктурированного интервью, предназначенного для оценки качества воспитания детей, которое было проверено на основе оценок отношений матери и ребенка в семье (Quinton & Rutter, 1988). ) и успешно применялся в предыдущих исследованиях донорских семей с детьми того же возраста (Golombok et al., 2011). Получаются подробные отчеты о поведении ребенка и реакции родителей на него, с особым упором на взаимодействие, связанное с теплотой и контролем.Гибкий стиль опроса используется для получения достаточной информации по каждой переменной, которую исследователь должен оценить, используя стандартизированную схему кодирования, основанную на подробном руководстве по кодированию. Таким образом, рейтинги выставляются исследователем на основе подробной информации, полученной от матери, а не самой матерью.

    Были закодированы следующие переменные: (а) выраженная теплота от 0 ( отсутствие ) до 5 ( высокое ) учитывала тон голоса матери, мимику и жесты в дополнение к тому, что мать говорила о ребенке ; (б) теплота матери к ребенку от 0 ( мало или нет ) до 3 ( высокая ) представляет собой частоту и спонтанность любви, проявляемой матерью к ребенку; (x) теплота ребенка к матери от 0 ( мало или нет ) до 3 ( высокая ) представляет собой частоту и спонтанность привязанности ребенка к матери; (d) удовольствие матери от игры от 1 ( мало или совсем нет ) до 4 ( очень много ) оценивает степень удовольствия матери от игры с ребенком; (e) количество взаимодействий от 1 ( малое ) до 3 ( высокое ) оценивало количество времени, которое мать и ребенок проводили в совместных занятиях; (е) качество взаимодействия от 1 ( плохо ) до 4 ( очень хорошо ) основывалось на том, насколько мать и ребенок хотели быть друг с другом и получали удовольствие от общества друг друга; (g) конфликт от 0 ( мало или нет ) до 3 ( много ) оценивал степень разногласий между матерями и их детьми; (h) частота драк от 0 ( никогда/редко ) до 8 ( несколько раз в день ) оценивала частоту конфликта мать-ребенок; (i) уровень сражений от 0 ( без ) до 3 ( основной ) оценивал остроту конфликта мать-ребенок; и (j) критика от 0 ( отсутствие ) до 4 ( значительная ) была основана на степени критики ребенка со стороны матери. Межэкспертная надежность была рассчитана с использованием каппы Коэна и преобразована в уровни согласия между экспертами с использованием пороговых значений, предоставленных Бейкманом и Керой (2011). Шесть переменных показали согласие выше 80% (теплота матери к ребенку, удовольствие матери от игры, количество взаимодействий, конфликт, частота сражений и уровень сражений), две показали согласие выше 70% (качество взаимодействия и критика). и два показали согласие ниже 70% (выраженная теплота и теплота ребенка к матери).

    Психологическое благополучие матерей

    Опросник признаков тревожности (Спилбергер, 1983), Эдинбургская шкала депрессии (Торп, 1993) и краткая форма Индекса родительского стресса (Абидин, 1990) были заполнены матерями для оценки тревожности. , депрессия и стресс, связанные с воспитанием детей, соответственно.Было показано, что каждый из этих инструментов, для которых более высокие баллы представляют большие трудности, обладает хорошей надежностью и хорошо различает клинические и неклинические группы.

    Наблюдения родителей и детей

    Задание Etch-A-Sketch (Stevenson-Hinde & Shouldice, 1995) использовалось для получения наблюдательной оценки взаимодействия между матерью и ребенком. Etch-A-Sketch — это инструмент для рисования с двумя циферблатами, которые позволяют одному человеку рисовать вертикально, а другому — горизонтально.Мать и ребенка попросили скопировать изображение дома, используя только один диск, с четкими инструкциями не использовать другой диск. Сессии были записаны на видео и закодированы с использованием системы взаимодействия родителей и детей (Deater-Deckard & Petrill, 2004) для оценки конструкции взаимности; то есть степень, в которой родитель и ребенок вовлечены в позитивное диадическое взаимодействие, характеризующееся теплотой, взаимной отзывчивостью и сотрудничеством. Следующие переменные оценивались по 7-балльной шкале от 1 ( без случаев ) до 7 ( постоянно, на протяжении всего взаимодействия ): комментарии, вопросы или поведение матери; (б) реакция матери на ребенка оценивала степень, в которой мать немедленно и условно реагировала на комментарии, вопросы или поведение ребенка; (c) диадическая реципрокность оценивала степень, в которой диада демонстрировала общий положительный аффект, зрительный контакт и «очерёдность» (подобие разговора) качество взаимодействия; и (d) диадическое сотрудничество оценивало степень согласия относительно того, следует ли и как выполнять задание. Было невозможно рассчитать каппу Коэна для этих переменных из-за ограничения диапазона баллов, поскольку большинство семей получили баллы в верхней части шкалы. Однако это не отражало низкую межгрупповую надежность, так как согласие в пределах одного балла составляло 100 % для диадной взаимности, более 95 % для реакции ребенка, более 90 % для диадного сотрудничества и более 85 % для материнской отзывчивости.

    Адаптация к ребенку
    Анкета сильных сторон и трудностей

    Наличие эмоциональных и поведенческих трудностей у детей оценивалось с помощью Анкеты сильных сторон и трудностей (SDQ; Goodman, 1994, 1997), которая проводилась матерью и учителем ребенка для получения общей суммы баллов: проблемы с адаптацией ребенка, причем более высокие баллы указывают на более серьезные проблемы.Было показано, что SDQ обладает хорошей внутренней непротиворечивостью, надежностью между тестами и повторными тестами, а также надежностью при одновременной и дискриминационной валидности (Goodman, 1994, 1997, 2001). Например, на основе эпидемиологической выборки из более чем 10 000 детей в Соединенном Королевстве (Goodman, 2001) было установлено, что внутренняя согласованность (альфа Кронбаха) составляет 0,73, достоверность повторных тестов через 4–6 месяцев — 0,62, а в С точки зрения достоверности, баллы выше 90-го процентиля предсказывали существенно повышенную вероятность самостоятельно диагностированного психического расстройства (среднее отношение шансов = 15.7). В обзоре надежности и достоверности SDQ, основанном на 48 исследованиях с участием более 130 000 детей, Stone, Otten, Engels, Vermulst, & Janssens (2010) обнаружили сильные психометрические свойства SDQ.

    Психиатрические рейтинги

    Психологическая адаптация ребенка также оценивалась во время интервью с матерью с использованием стандартизированной процедуры (Rutter, Cox, Tupling, Berger, & Yule, 1975). Были получены подробные описания любых эмоциональных или поведенческих проблем, проявлявшихся у ребенка.Эти описания фактического поведения, которые включали информацию о том, где проявлялось поведение, тяжести поведения, частоте, провоцирующих факторах и характере поведения за последний год, расшифровывались и оценивались детским психиатром, который не знал о характере поведения. учиться. Для этой процедуры был продемонстрирован высокий уровень надежности ( r = 0,85) между оценками, полученными социологами, и оценками, полученными «вслепую» детским психиатром, а валидность была установлена ​​благодаря высокому уровню согласия между оценками, полученными в ходе интервью. психологические проблемы детей и оценка матерями того, были ли у их детей эмоциональные или поведенческие трудности (Rutter et al., 1975). Психологические проблемы, если они были выявлены, оценивались по степени тяжести по 3-балльной шкале от 0 ( отсутствие расстройства ) до 1 ( легкое расстройство ) до 2 ( выраженное расстройство ) и по типу (беспокойство, поведение/оппозиционное поведение). расстройство, смешанное расстройство, расстройство аутистического спектра, СДВГ и задержка речи).

    Результаты

    План анализа

    В первую очередь был проведен анализ основных компонентов с переменными интервью, относящимися к качеству воспитания.Два фактора, каждый с загрузкой предметов не менее 0,6, объясняли 50% дисперсии. Первый фактор (включающий выраженную теплоту, теплоту матери к ребенку, теплоту ребенка к матери, удовольствие матери от игры, количество и качество взаимодействия) был обозначен как позитивное воспитание , а второй фактор (включающий частоту сражения, уровень сражений, конфликты и критика) был помечен негативным воспитанием . Корреляция между двумя факторами составила r = -.34, p < 0,001, демонстрируя небольшую отрицательную связь между ними.

    Сравнения воспитания в семьях с одинокой матерью и в семьях с двумя родителями проводились с использованием многомерного ковариационного анализа (MANCOVA). Они проводились отдельно для позитивного воспитания, негативного воспитания, психологического благополучия матерей и наблюдательной оценки взаимодействия мать-ребенок. Психологическое благополучие детей сравнивалось между типами семьи с использованием ковариационного анализа (ANCOVA).Для каждого анализа демографические переменные, которые достоверно коррелировали с любой из зависимых переменных, вводились как ковариаты. Анализы проводились с учетом и без учета пола ребенка как межсубъектного фактора. Поскольку значительные взаимодействия между полом ребенка и типом семьи были обнаружены только для показателей детей, предыдущие анализы были представлены для других переменных. Для изучения факторов, связанных с адаптацией ребенка в обоих типах семей, был проведен иерархический регрессионный анализ.

    Воспитание

    Как показано на рисунке, положительные переменные воспитания (выраженная теплота, открытая теплота между матерью и ребенком, явная теплота в отношениях между ребенком и матерью, удовольствие матери от игры, объем взаимодействия и качество взаимодействия) были введены в MANCOVA с семьей. тип (один родитель против двух родителей) как межсубъектный фактор и возраст матери, возраст ребенка и рабочий статус матери как ковариаты. λ Уилкса не был значимым, F (6, 92) = 0,61, p = 0,72, показывая, что не было никакой разницы в уровне позитивного воспитания между матерью-одиночкой и семьей с двумя родителями. Когда отрицательные родительские переменные (частота баталий, уровень баталий, конфликтов и критики) были введены в MANCOVA с типом семьи (один родитель против двух родителей) в качестве фактора между субъектами и возрастом ребенка, полом ребенка, возраст матери, уровень образования матери и предполагаемые финансовые трудности как ковариаты, λ Уилкса был значимым, F (4, 93) = 3,38, p = 0,01. Односторонние ANCOVA выявили значительную разницу между группами по частоте сражений, F (1, 96) = 12.91, p = 0,001, d ′ = 0,51, что отражает менее частые сражения между матерями и детьми в одинокой матери, чем в полных семьях. Когда этот анализ был повторен без ковариатов, между двумя типами семей сохранилась значительная разница в отрицательном воспитании, F (4, 98) = 2,64, p = 0,04, что опять-таки отражает менее частые сражения у одинокой матери, чем у матери-одиночки. семьи с двумя родителями F (1, 101) = 6,67, p = 0,01. Существенных различий между типами семей по уровню баталий, критики или конфликтов не было.Когда этот анализ был повторен без ковариатов, оставалась значительная разница в негативном воспитании между типами семей, что снова отражало менее частые конфликты в семьях с одним родителем, чем в семьях с двумя родителями.

    Таблица 2

    Средние значения, стандартное отклонение, значения F и p для положительного воспитания, отрицательного воспитания, психологического благополучия матерей и взаимности по типу семьи F р M SD M SD Позитивное воспитание детей  Выраженное тепло 4. 14 .83 400989 400 .74 1.00 NS 2.76 .43 2,65 .48 .31 нс Мать к матери Тепло 2.68 .51 . 3 . 3 . 3 .33 .33 NS Наслаждение матери 3. 38 .60 3.38 0,74 1,42 нс Количество взаимодействия 2,56 0,50 2,54 0,57 1,83 нс Качество взаимодействия 3,14 .63 3.15 .63 .04 .04 NS 1. 08 0,59 1,04 +0,65 1,03 нс Частота сражений 5,24 2,21 6,17 1,38 12,91 +0,001 Уровень Batttes 1.41 .72 1.37 .52 .52 .52 092 NS .73 . 73 095 .78 .13 нс психологическое благополучие тревожностью инвентаризации 35,62 7,64 37,33 9,56 1,22 нс Edinburgh депрессии 5.60 3.62 5. 64 5.64 4,09 .38 .38 NS Указатель стресса воспитания детей 62.86 13,33 63,49 14,88 +0,24 нс Взаимность Детский отзывчивость 5,42 0,72 5,42 . 69 .75 .75 NS Материнская отзывчивость 5.56 0.89 0,89 .49 .40 нс Диадические взаимности 2,76 0,98 2,35 0,94 2,22 нс Диадические сотрудничество 2,93 1,49 2,86 1,30 . 86 ns

    Кроме того, была проведена MANCOVA для переменных, относящихся к психологическому благополучию матерей (общие баллы по шкале тревожности, Эдинбургской шкале депрессии и индексу стресса родителей) с типом семьи (один- родитель против.два родителя) как межсубъектный фактор и воспринимаемые финансовые трудности как ковариант. λ Уилкса не был значимым, F (3, 91) = 0,56, p = 0,64, что свидетельствует об отсутствии различий в благополучии родителей между матерью-одиночкой и семьей с двумя родителями.

    Переменные, относящиеся к конструкту взаимности из наблюдательной оценки качества взаимодействия мать-ребенок (отзывчивость матери, отзывчивость ребенка, диадическая реципрокность и диадное сотрудничество), также были введены в MANCOVA с типом семьи (один родитель vs. .двое родителей) как межсубъектный фактор и возраст матери и возраст ребенка как ковариаты. λ Уилкса не был значимым, F (4, 81) = 1,05, p = 0,38, что свидетельствует об отсутствии различий во взаимодействии матери и ребенка между одинокой матерью и семьей с двумя родителями.

    Детская коррекция

    Был проведен двусторонний анализ ANCOVA с типом семьи (один родитель или двое родителей) и полом ребенка (мужской или женский) в качестве межсубъектных факторов, а воспринимаемые финансовые трудности, введенные как ковариата, были проведены для общего балла Анкеты сильных сторон и трудностей (SDQ), оцененной матерями.Существовал значительный основной эффект для пола ребенка, F (1, 96) = 8,99, p = 0,003, что свидетельствует о более высоком уровне проблем адаптации у детей среди мальчиков, чем среди девочек. Тем не менее, не было существенной разницы между типами семьи для общего балла SDQ, F (1, 96) = 0,29, p = 0,59, и взаимосвязь между типом семьи и полом ребенка не была значимой, F (1, 96) = 0,61, p = 0,43.

    Общие баллы учителей по SDQ также были введены в двустороннюю ANCOVA с типом семьи (один родитель vs.два родителя) и пол ребенка (мужской или женский) как межсубъектные факторы. Основной эффект для пола ребенка был значимым, F (1, 51) = 5,63, p < 0,05, что указывает на более высокий уровень проблем адаптации у детей среди мальчиков, чем среди девочек. Ни главный эффект для типа семьи, F (1, 54) = 1,23, p = 0,27, ни взаимодействие между типом семьи и полом ребенка, F (1, 54) = 1,70, p = 0,19, было значительным. Хотя только 57% учителей заполнили SDQ, корреляция между баллами SDQ матерей и учителей для тех детей, для которых были доступны оба вопросника, была значимой (Pearson r = .53, р < 0,001). Не было существенной разницы в общем балле SDQ матерей между теми детьми, для которых учительские баллы SDQ были доступны, и теми, для кого он не был доступен, а также не было существенной разницы между типами семьи в доле учителей, не заполнивших этот вопросник.

    Оценка психического расстройства, проведенная детским психиатром, выявила у пяти детей матерей-одиночек легкое расстройство (один с задержкой речи, один с расстройством аутистического спектра (РАС), один с поведенческим/оппозиционно-вызывающим расстройством (ОВР), один с смешанное расстройство, включающее СДВГ с признаками РАС и ОВР, и одно со смешанным расстройством, включающим РАС и задержку речи) и два, демонстрирующих выраженное расстройство (одно с задержкой речи, а другое со смешанным расстройством, включая задержку речи, СДВГ и тревогу). В семьях с двумя родителями у двух детей наблюдалось легкое расстройство (один с СДВГ, а другой с задержкой речи), а у двух — выраженное расстройство (у одного — с задержкой речи, а у другого — смешанное расстройство, включающее РАС и задержку речи). Доля детей в семьях с матерью-одиночкой и в семьях с двумя родителями, оцененных как имеющие легкое или выраженное психическое расстройство, не различалась, χ 2 (2) = 0,95, p = 0,62.

    Воспитание и адаптация детей

    Для изучения факторов, связанных с проблемами адаптации детей в семьях обоих типов, использовался иерархический регрессионный анализ (см. ).Переменной результата были баллы SDQ детей, заполненные матерями. На первом этапе были введены демографические переменные, которые достоверно коррелировали с баллами SDQ, предполагаемыми финансовыми трудностями и полом ребенка. Переменные, добавленные на втором этапе, представляли собой переменную с фиктивным кодом, представляющую тип семьи, а также переменные воспитания и благополучия матери из интервью (позитивное воспитание, отрицательное воспитание, материнская депрессия [Эдинбургская шкала депрессии], материнская тревожность [Опросник черт тревожности]. ] и материнский родительский стресс [индекс родительского стресса]).На третьем этапе были включены условия взаимодействия между типом семьи и каждой из пяти независимых переменных, представляющих воспитание детей и благополучие матерей. Воспринимаемые финансовые трудности и пол ребенка в совокупности объясняют 13% дисперсии в адаптации детей, и комплексный тест для первого шага оказался значительным: F (2, 92) = 6,83, p = 0,002, что свидетельствует о больших трудностях адаптации для детей, матери которых испытывали финансовые трудности, а также для мальчиков.Переменные психологического благополучия родителей и матерей объясняли дополнительные 15% дисперсии в приспособлении детей, и комплексный тест для второго этапа также оказался значимым: F (8, 86) = 4,14, p < 0,001. После учета последствий предполагаемых финансовых трудностей и пола ребенка материнский родительский стресс был в значительной степени связан с проблемами адаптации детей. Условия взаимодействия объясняли дополнительные 4% дисперсии трудностей адаптации детей, а комплексный тест для третьего шага оказался значимым: F (13, 81) = 2. 87, p = 0,002. Ни один из взаимодействующих факторов не был значимым предиктором трудностей адаптации ребенка, показывая, что не было различий между типами семей в отношениях между переменными родительского и материнского благополучия и адаптации ребенка.

    Таблица 3

    Отношения между демографическими характеристиками, воспитание, материнское благополучие, а также на корректировку ребенка

    0 2,9988. 18 9098.06 0,23 +0,05 +0,09 9098.48 9098 -.12
    Шаг Переменная B SE 9 б
    Примечание .DV = зависимая переменная.
    * р < .05.
    Шаг 1 Воспринимаемые финансовые трудности 2.19 .74 .29 * . 29 *
    -2.24 -2.89 -.25 *
    Шаг 2 Ощущение финансовых трудностей 1,57 .74 .21*
    Пол ребенка − 02 . 86 -.22 *
    .24 .24 .42 .05 0987
    .45
    отрицательный родитель .30 .45 0
    -.07 . 15 -.06
    тревога .03 .07 .06
    .11 .04 . 34 *
    Шаг 3 0 . 0,19
    Детский пол -2,10 0,87 -. 23 *
    Семейный тип 0,42
    Позитивное воспитание .93 .48 .21 .21
    .64 .49 .15
    -.10 . 150989 . 08
    Материнская тревога +0,05 +0,07
    материнство стресс +0,09 +0,04 +0,30 *
    Семейных Тип × Положительное воспитание .76 .48 .17
    9 .48 .48 . 48 .15
    -.11 -11 -11 .15 -.09
    .10 .07 .07 .19
    Семейный Тип × Стресс материнской помощи 04 .04 -.12
    DV Образования на корректировку ребенка R 2 = . 13 для Step1
    D R 2 =. 15 для шага 2
    D R 9094 D R 9084 D R 9081 2 = 0,04 для шага 3

    Обсуждение

    Дети одиноких матерей по выбору в настоящем исследовании были обнаружены, чтобы испытать подобные уровни качества воспитания к группе сравнения детей в традиционных полных семьях.Что касается положительных аспектов воспитания детей, по оценке интервью, между двумя типами семей не было различий: матери и их дети как в семьях с одинокой матерью, так и в семьях с двумя родителями демонстрировали высокий уровень теплоты и взаимодействия. Также не было различий в качестве взаимодействия матери и ребенка, оцениваемом посредством наблюдения. Однако была разница в негативных аспектах воспитания детей, оцененных в ходе интервью, с более низкой частотой конфликтов между матерями и их детьми в семьях-одиночках, чем в семьях с двумя родителями.Это открытие осталось, когда анализ был повторен без ковариатов, предполагая, что это представляет собой подлинную разницу между двумя типами семьи. Хотя это может показаться аномальным открытием, в предыдущем исследовании другой выборки матери-одиночки с 2-летними детьми, зачатыми от доноров, были оценены как испытывающие меньше гнева по отношению к своим детям, чем сравнительная группа матерей-партнеров и матерей-партнеров. у детей было меньше эмоциональных и поведенческих проблем (Murray & Golombok, 2005b).Хотя было показано, что разведенные и незамужние матери-одиночки испытывают повышенный уровень психологических проблем, в настоящем исследовании одиноких матерей по выбору этого не было обнаружено. Матери-одиночки не отличались от матерей-партнеров с точки зрения беспокойства, депрессии или стресса, связанных с воспитанием детей.

    В отношении психологического благополучия детей не было обнаружено различий между детьми в семьях с одинокой матерью и в семьях с двумя родителями по эмоциональным и поведенческим проблемам, что оценивалось с помощью Опросника сильных сторон и трудностей, заполняемого либо матерями, либо воспитателями детей.Кроме того, оценка наличия психического расстройства детским психиатром не выявила различий между типами семей по доле детей, оцененных как имеющие психическое расстройство. Поскольку детский психиатр не знал о типе семьи ребенка, эти данные служат важным подтверждением утверждений матери. Важно отметить, что почти две трети (64%) детей с легким или выраженным психическим расстройством имели нарушения развития, которые вряд ли связаны с семейным типом.Когда четверо детей с выраженным психическим расстройством были исключены из выборки, результаты не изменились ни для одной из переменных, связанных с воспитанием детей или адаптацией к ребенку.

    Хотя дети матерей-одиночек не чаще испытывали психологические проблемы, чем дети матерей и отцов, более высокий уровень финансовых трудностей и более высокий уровень родительского стресса был связан с более высоким уровнем детских эмоциональных и поведенческих проблем в одинокие материнские семьи. Как обсуждалось выше, финансовые трудности являются одним из ключевых предикторов психологических проблем у детей разведенных или незамужних матерей-одиночек (Hetherington & Stanley-Hagan, 2002; McLanahan & Sandefur, 1994; Pryor & Rodgers, 2001; Amato, 2000, 2005). ), и из настоящего исследования следует, что финансовые трудности также оказывают негативное влияние на психологическое благополучие детей в семьях, где мать приняла активное решение стать матерью в одиночку. Вывод о том, что стресс, связанный с воспитанием детей, был связан с проблемами адаптации детей в семьях с одинокими матерями, согласуется не только с предыдущими исследованиями матерей-одиночек по выбору (Chan et al., 1998), но и с более широкой исследовательской литературой о разведенных и незамужних семьях с матерями-одиночками (Amato, 2000, 2005; Dunn et al., 1998; Hetherington & Stanley-Hagan, 1999; Pryor & Rodgers, 2001). Однако важно подчеркнуть, что семьи с матерью-одиночкой не отличались от семей с двумя родителями в отношении связи между финансовыми трудностями, родительским стрессом и проблемами адаптации ребенка, что указывает на то, что эти факторы риска действовали сходным образом в обеих странах. семейные типы.

    Потенциальным фактором риска для детей матерей-одиночек по выбору, который не существует для детей из других типов семей-одиночек, является их донорское зачатие. В результате дети растут, не подозревая о личности своего биологического отца. Низкий уровень психологических проблем у детей матерей-одиночек по выбору в настоящем исследовании свидетельствует о том, что незнание личности своего биологического отца не оказывает негативного влияния на их психологическое благополучие.Однако средний возраст детей на момент исследования составлял всего 5-1/2 года. Исследования по усыновлению показали, что усыновленные дети проявляют повышенный интерес к своим биологическим родителям в подростковом возрасте, когда вопросы, касающиеся идентичности, становятся актуальными (Бродзинский, 2011; Гротевант и фон Корф, 2011). Это говорит о том, что дети матерей-одиночек по своему выбору могут аналогичным образом проявлять больший интерес к своему биологическому отцу в подростковом возрасте, и отсутствие информации о его личности может создавать трудности в этот период. В качественном исследовании одиноких матерей с детьми от доноров в возрасте 3–11 лет в Израиле Вайссенберг и Ландау (2012) сообщили, что все дети выразили желание иметь отца.

    Потенциальная трудность исследования заключается в том, что различия между матерью-одиночкой и семьями с двумя родителями могут быть не выявлены из-за небольшого размера выборки. Однако было бы возможно обнаружить d (стандартизированная разница между средними) всего лишь 0,27 как статистически значимое при степени 0.80. Таким образом, в той мере, в какой существенные различия между типами семей не могли быть обнаружены из-за недостаточной мощности, эти различия были бы небольшими. Для регрессионного анализа, в котором участвовали 103 семьи, 2 предиктора на первом этапе и 13 предикторов на этапе 3, можно было определить размеры эффектов от 0,20 до значимых при мощности 0,80. Действительно, величина эффекта 0,21 оказалась значимой. Хотя хотелось бы более крупных выборок, это первое контролируемое углубленное исследование, посвященное детям школьного возраста, рожденным гетеросексуальными матерями-одиночками по выбору, и, таким образом, проливающее свет на функционирование этой новой формы семьи.

    Еще одним ограничением исследования было то, что не все переменные воспитания, полученные в ходе интервью, продемонстрировали межэкспертное согласие на уровне 80% или выше, что также могло привести к невозможности выявить значимые эффекты. Однако кодирование переменных интервью, которые не достигли этого порога (две переменные, включенные в положительный фактор воспитания), включало использование невербальных сигналов, таких как выражение лица и жесты, которые были недоступны для второго оценщика. Таким образом, межэкспертная надежность этих переменных интервью может быть недооценена.Когда положительный фактор воспитания был повторно проанализирован с удалением этих двух переменных, результат не изменился. Переменные взаимности показали ограничение в диапазоне оценок, а не плохое межэкспертное согласие, и показали свою надежность в исследованиях более разнообразных выборок (Deater-Deckard & Petrill, 2004), в том числе в исследованиях нашей собственной исследовательской группы (Ensor & Hughes). , 2010; Голомбок и др., 2011).

    Из соображений конфиденциальности выбор семей проводился клиникой, а не исследователями, и было невозможно сопоставить две группы по другим переменным, кроме возраста и пола ребенка.Поскольку матери-одиночки, как правило, старше матерей-партнеров, когда они приступают к донорской инсеминации и имеют меньше детей, выборки отражали эти демографические различия. Когда было обнаружено, что эти переменные коррелируют с зависимой переменной, они были введены в анализ как ковариаты. Хотя только 57% учителей заполнили SDQ, оценки учителей сильно коррелировали с оценками матерей. На самом деле корреляция 0,53 между оценками матерей и учителей была выше, чем обычно наблюдается между оценками матерей и учителей проблем адаптации ребенка (Zaslow et al., 2006). Кроме того, не было различий в доле отсутствующих анкет учителей между типами семей и различий в баллах SDQ матерей между семьями с анкетами учителей и без них. Таким образом, среди детей, учителя которых заполняли анкеты, не было склонности к более высокому уровню адаптации. Одной из причин меньшего количества анкет учителей, чем анкет матерей, было то, что 15 матерей (семь одиночных и восемь партнерских) не хотели, чтобы учителя их ребенка приглашали к участию в исследовании, чтобы не привлекать внимание к их ребенку.Когда эти семьи были исключены из подсчета, процент ответов от учителей приблизился к 70%.

    Особым преимуществом исследования было то, что дети в группе сравнения из полных семей также были зачаты путем донорского оплодотворения, таким образом контролируя использование донорского зачатия одинокими матерями по выбору. Еще одним преимуществом исследования был многометодный (интервью, наблюдение и анкетирование), многоинформативный (мать, ребенок и учитель) дизайн, поскольку матери-одиночки по своему выбору могут преуменьшать трудности и склонны представлять свои семьи в выгодном свете из-за из-за негативного отношения, которое они испытывают со стороны других, и из-за их собственных опасений по поводу создания благоприятной семейной среды для своих детей. Наблюдательная мера особенно полезна в этом отношении, поскольку с помощью наблюдательной меры трудно «подделать хорошо» (Kerig, 2001). Еще одним преимуществом метода наблюдения является то, что он обеспечивает оценку качества динамических взаимодействий между родителями и их детьми, которые не могут быть зафиксированы с помощью интервью или самоотчета (Aspland & Gardner, 2003; Bakeman & Gottman, 1997; Funamoto & Rinaldi). , 2015; Хартманн и Вуд, 1990).

    Исследование одиноких матерей представляет теоретический интерес, поскольку дает возможность изучить влияние материнства-одиночки на благополучие детей при отсутствии таких факторов риска, как конфликты родителей, экономические трудности и проблемы с психическим здоровьем матери, связанные с психологические проблемы у детей разведенных матерей-одиночек и незамужних матерей-одиночек, беременность которых была незапланированной (Голомбок, 2015).Тот факт, что дети одиноких матерей демонстрировали положительное психологическое функционирование и не отличались от своих сверстников в полных семьях, свидетельствует о том, что одинокое материнство само по себе не имеет отрицательных психологических последствий для детей. Интересно, что когда групповые сравнения родительской и детской адаптации проводились без ковариат, результаты были идентичными, указывая на то, что различия между одинокой матерью и семьей с двумя родителями не маскировались включением ковариат в анализ.Тот факт, что матери-одиночки приняли активное решение стать родителями в одиночку, а не оказались в этой ситуации непреднамеренно, мог способствовать положительным результатам для этих семей; дети, рожденные в результате донорского оплодотворения от матерей-одиночек по выбору, являются чрезвычайно желанными детьми, матери которых пошли на многое, чтобы зачать их, тогда как разведенные матери-одиночки и незамужние матери-одиночки, у которых была незапланированная беременность, не собирались воспитывать детей в одиночку. Таким образом, вполне возможно, что намерение быть родителем-одиночкой способствует позитивным отношениям между матерью и ребенком и, следовательно, положительным результатам для ребенка.Напротив, более негативные отношения между матерью и ребенком и последствия для детей могут быть результатом одиночного воспитания, когда материнство-одиночка не планировалось или не желалось. Хотя неизвестно, почему у матерей-одиночек частота конфликтов между матерью и ребенком была ниже, чем в семьях с двумя родителями, может иметь значение то, что, в отличие от матерей из семей с двумя родителями, матерям-одиночкам не приходилось справляться с потенциально стрессовый опыт бесплодия их партнера и отсутствие у него генетической связи с ребенком.

    Вывод о том, что воспринимаемые финансовые трудности и родительский стресс были связаны с повышенным уровнем психологических проблем у детей в обоих типах семей, согласуется с прогнозом, сделанным на основе теории контекстуальных систем развития (Overton, 2014, 2015), согласно которой трудности адаптации детей не будут быть функцией одинокого материнства, но вместо этого будет связано с финансовыми трудностями и проблемами с психическим здоровьем матери. Результаты настоящего исследования одиноких матерей дополняют растущее количество доказательств исследований других типов семей с одинокой матерью (Chan et al., 1998; Демо и Акок, 1996; Демут и Браун, 2004 г. ; Данн и др., 1998; Кирнан и Менса, 2010 г .; Lansford, Ceballo, Abbey, & Stewart, 2001), а также литературу о новых формах семьи в целом (например, Bos & Gartrell, 2010; Bos, Gartrell, Peyser, & van Balen, 2008; Farr, Forssell, & Patterson). , 2010a, b; Голомбок, 2015; Голомбок, Блейк, Кейси, Роман и Ядва, 2013; Голомбок и др., 2014), демонстрируя относительную важность семейных процессов над структурой семьи для психологической адаптации детей.

    Ссылки

    • Абидин Р. (1990). Руководство по тестированию индекса стресса для родителей. Шарлоттсвилль, Вирджиния: Издательство детской психологии. [Google Scholar]
    • Amato PR (2000). Последствия развода для взрослых и детей. Журнал брака и семьи, 62, 1269–1287. 10.1111/j.1741-3737.2000.01269.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • Amato PR (2001). Дети развода в 1990-х: обновление Амато и Кита (1991). метаанализ. Журнал семейной психологии, 15, 355–370.10.1037/0893-3200.15.3.355 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Amato PR (2005). Влияние изменений в формировании семьи на когнитивное, социальное и эмоциональное благополучие следующего поколения. Будущее детей, 15, 75–96. 10.1353/foc.2005.0012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Aspland H., & Gardner F. (2003). Наблюдательные меры взаимодействия родителей и детей. Психическое здоровье детей и подростков, 8, 136–143. 10.1111/1475-3588.00061 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бейкман Р.и Готтман Дж. (1997). Наблюдение за взаимодействием: введение в последовательный анализ. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 10.1017/CBO9780511527685 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Bakeman R., & Quera V. (2011). Последовательный анализ и методы наблюдения для поведенческих наук. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 10.1017/CBO978113
    • 43 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бок Дж. (2000). Делать правильные вещи? Матери-одиночки по выбору и борьба за легитимность.Гендер и общество, 14, 62–86. 10. 1177/0800014001005 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бос Х. и Гартрелл Н. (2010). Подростки из Национального лонгитюдного лесбийского семейного исследования США: могут ли характеристики семьи противодействовать негативным последствиям стигматизации? Семейный процесс, 49, 559–572. 10.1111/j.1545-5300.2010.01340.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Bos H.M.W., Gartrell N.K., Peyser H., & van Balen F. (2008). Национальное продольное исследование лесбийских семей США (NLLFS): гомофобия, психологическая адаптация и защитные факторы.Журнал лесбийских исследований, 12, 455–471. 10.1080/10894160802278630 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бродзинский Д. М. (2011). Детское понимание усыновления: развитие и клинические последствия. Профессиональная психология: исследования и практика, 42, 200–207. [Google Scholar]
    • Чан Р. В., Рабой Б. и Паттерсон С. Дж. (1998). Психосоциальная адаптация детей, зачатых в результате донорской инсеминации лесбийскими и гетеросексуальными матерями. Развитие ребенка, 69, 443–457.10.1111/j.1467-8624.1998.tb06201.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Коулман Л. и Гленн Ф. (2009). Когда пары расстаются: понимание последствий для взрослых и детей. Лондон, Великобритания: Один плюс один. [Google Scholar]
    • Дитер-Декард К. и Петрилл С. А. (2004). Диадическая взаимность родителей и детей и проблемы с поведением детей: исследование процессов ген-окружающая среда. Журнал детской психологии и психиатрии, 45, 1171–1179. 10.1111/j.1469-7610.2004.00309.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Demo D.H., & Acock AC (1996). Структура семьи, семейный процесс и благополучие подростков. Журнал исследований подросткового возраста, 6, 457–488. [Google Scholar]
    • Демут С. и Браун С. Л. (2004). Структура семьи, семейные процессы и правонарушения подростков: значение отсутствия родителей по сравнению с полом родителей. Журнал исследований преступности и правонарушений, 41, 58–81. 10.1177/0022427803256236 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Де Верт Г. , Дондорп В., Шенфилд Ф., Барри П., Деврой П., Дидрих К. и др. Пеннингс Г. (2014). Целевая группа ESHRE по этике и праву 23: Репродукция с медицинской помощью у одиноких, лесбийских и гомосексуальных пар и транссексуалов. Репродукция человека, 29, 1859–1865. [PubMed] [Google Scholar]
    • Данн Дж., Дитер-Декард К., Пикеринг К., О’Коннор Т. Г., Голдинг Дж. и исследовательская группа ALSPAC. Продольное исследование беременности и детства Avon (1998). Детская адаптация и просоциальное поведение в условиях приемных родителей, родителей-одиночек и не сводных семей: результаты исследования сообщества.Журнал детской психологии и психиатрии, 39, 1083–1095. 10.1111/1469-7610.00413 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ensor R., & Hughes C. (2010). С небольшой помощью моих друзей: социальная поддержка матери через воспитание способствует готовности делиться дошкольниками, рожденными молодыми матерями. Развитие младенцев и детей, 19, 127–141. [Google Scholar]
    • Фарр Р., Форссел С. Л. и Паттерсон К. (2010a). Геи, лесбиянки и гетеросексуальные приемные родители: проблемы пар и отношений.Журнал семейных исследований GLBT, 6, 199–213. 10.1080/15504281003705436 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Farr R., Forssell S., & Patterson C. (2010b). Воспитание и развитие ребенка в приемных семьях: имеет ли значение сексуальная ориентация родителей? Прикладная наука о развитии, 14, 164–178. 10.1080/10888691.2010.500958 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Funamoto A., & Rinaldi C.M. (2015). Измерение взаимности родителей и детей: обзор современных систем кодирования наблюдений. Журнал психического здоровья младенцев, 36, 3–11.10.1002/imhj.21481 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Голомбок С. (2015). Современные семьи: родители и дети в новых семейных формах. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 10.1017/CBO9781107295377 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Голомбок С., Блейк Л., Кейси П., Роман Г. и Ядва В. (2013). Дети, рожденные в результате репродуктивного донорства: продольное исследование психологической адаптации. Журнал детской психологии и психиатрии, 54, 653–660. 10.1111/jcpp.12015 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Голомбок С., Меллиш Л., Дженнингс С., Кейси П., Таскер Ф. и Лэмб М. Э. (2014). Семьи приемных геев: отношения между родителями и детьми и психологическая адаптация детей. Развитие ребенка, 85, 456–468. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Голомбок С., Ридингс Дж., Блейк Л., Кейси П., Меллиш Л., Маркс А. и Ядва В. (2011). Дети, зачатые в результате донорства гамет: психологическая адаптация и отношения между матерью и ребенком в возрасте 7 лет. Журнал семейной психологии, 25, 230–239. 10.1037/a0022769 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Goodman R. (1994). Модифицированная версия опросника для родителей Раттера, включающая дополнительные пункты о сильных сторонах детей: исследовательская заметка. Журнал детской психологии и психиатрии, 35, 1483–1494. 10.1111/j.1469-7610.1994.tb01289.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Goodman R. (1997). Анкета сильных сторон и трудностей: исследовательская записка. Журнал детской психологии и психиатрии, 38, 581–586.10.1111/j.1469-7610.1997.tb01545.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Goodman R. (2001). Психометрические свойства опросника сильных сторон и трудностей. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 40, 1337–1345. 10.1097/00004583-200111000-00015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Graham S. (2012). Выбираете одинокое материнство? Одинокие женщины обсуждают идеал нуклеарной семьи В Кутас Д. и Чан С. (ред.), «Семьи: за пределами нуклеарного идеала» (стр.97–109). Лондон, Великобритания: Академик Блумсбери. [Google Scholar]
    • Грэм С. (2014). Истории отсутствующего «отца»: одинокие женщины договариваются о родстве с профилями доноров В Фримен Т., Грэм С., Эбетай Ф. и Ричардс М. (ред.), Родственность при вспомогательной репродукции: семьи, происхождение и идентичность (стр. 212–231). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 10. 1017/CBO9781139814737.015 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Graham S., & Braverman A. (2012). АРТ и родитель-одиночка В Ричардс М., Пеннингс Г. и Эпплби Дж. Б. (ред.), Репродуктивное донорство: практика, политика и биоэтика. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета; 10.1017/CBO978113
    • 90.011 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Grotevant H.D. & Von Korff L. (2011). Приемная идентичность В Шварц С., Люйкс К. и Виньолес В.Л. (редакторы), Справочник по теории и исследованиям идентичности (стр. 585–601). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер. [Google Scholar]
    • Хартманн Д. и Вуд Д. (1990). Методы наблюдения В Беллаке А., Херсен М. и Каздин А. (ред.), Международный справочник по модификации поведения и терапии (стр. 107–138). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press; 10.1007/978-1-4613-0523-1_6 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Герц Р. (2006). Одинокие случайно, матери по выбору: как женщины выбирают отцовство без брака и создают новую американскую семью. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
    • Hetherington EM, & Stanley-Hagan M. (1999). Адаптация детей с разведенными родителями: перспектива риска и устойчивости.Журнал детской психологии и психиатрии, 40, 129–140. 10.1111/1469-7610.00427 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Hetherington EM, & Stanley-Hagan MM (2002). Воспитание детей в разведенных семьях и семьях, вступивших в повторный брак В Борнштейн М. (ред.), Справочник по воспитанию детей: Том. 3 Быть и стать родителем (стр. 287–316). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar]
    • Human Fertilization and Embryology Authority (2013). Лечение бесплодия в 2013 году: тенденции и цифры. Лондон, Великобритания: Автор. [Google Scholar]
    • Ядва В., Бэджер С., Моррисетт М. и Голомбок С. (2009). «Мама по выбору, незамужняя по жизненным обстоятельствам. . .: Результаты крупномасштабного исследования опыта одиноких матерей по выбору. Человеческая фертильность, 12, 175–184. 10.3109/14647270

      3867 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    • Кериг П. К. (ред.), (2001). Введение и обзоры: Концептуальные вопросы семейного обсервационного исследования. Лондон, Великобритания: Эрлбаум. [Google Scholar]
    • Кирнан К. и Менса Ф. К. (2010). Незамужнее родительство, семейные траектории, благополучие родителей и детей.Бристоль, Великобритания: The Policy Press. [Google Scholar]
    • Лэнсфорд Дж. Э., Себелло Р., Эбби А. и Стюарт А. Дж. (2001). Имеет ли значение состав семьи? Сравнение приемных семей, семей с двумя биологическими родителями, матерью-одиночкой, отчимом и мачехой. Журнал брака и семьи, 63, 840–851. 10.1111/j.1741-3737.2001.00840.x [CrossRef] [Google Scholar]
    • Lloyd G. & Lacey R. (2012). Понимание отношений 21-го века: сборник ключевых данных В Lloyd G. & Lacey R.(ред.), Состав домохозяйства и семьи (стр. 1–39). Лондон, Великобритания: OnePlusOne. [Google Scholar]
    • Макланахан С. и Сандефур Г. (1994). Взросление с одним родителем: что болит, что помогает. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
    • Мюррей К. и Голомбок С. (2005a). В одиночку: матери-одиночки и их младенцы, зачатые в результате донорской инсеминации. Американский журнал ортопсихиатрии, 75, 242–253. 10.1037/0002-9432.75.2.242 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Мюррей С.и Голомбок С. (2005b). Индивидуальные матери и младенцы, подвергшиеся осеменению от доноров: последующее наблюдение в возрасте 2 лет. Репродукция человека, 20, 1655–1660. 10.1093/humrep/deh823 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Overton WF (2014). Процессно-реляционная парадигма и метамодель реляционно-развивающих систем как контекст. Исследования в области развития человека, 11, 323–331. 10.1080/15427609.2014.971549 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Overton WF (2015). Процессные и реляционно-развивающие системы В Лернер Р.M. (Gen Ed.), Overton WF и Molenaar PC (Eds.), Theory and Method: Vol. 1 Справочник по детской психологии и науке о развитии (7-е изд. ) (стр. 9–62). Хобокен, Нью-Джерси: Wiley. [Google Scholar]
    • Прайор Дж. и Роджерс Б. (2001). Дети в меняющихся семьях. Оксфорд, Великобритания: Издательство Блэквелл. [Google Scholar]
    • Куинтон Д. и Раттер М. (1988). Распад воспитания: создание и разрыв связей между поколениями. Олдершот, Великобритания: Издательство Эйвбери Гауэр. [Google Scholar]
    • Раттер М., Кокс А., Таплинг К., Бергер М. и Юл В. (1975). Достижение и адаптация в двух географических областях: I. Распространенность психических расстройств. Британский журнал психиатрии, 126, 493–509. 10.1192/bjp.126.6.493 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Слейд А., Бельский Дж., Абер Дж. Л. и Фелпс Дж. Л. (1999). Представления матерей об их отношениях со своими малышами: ссылки на привязанность взрослых и наблюдаемое материнство. Психология развития, 35, 611–619. 10.1037/0012-1649.35.3.611 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Spielberger C. (1983). Справочник по инвентаризации состояния и тревожности. Пало-Альто, Калифорния: Consulting Psychologists Press. [Google Scholar]
    • Stevenson-Hinde J. & Shouldice A. (1995). Взаимодействие с матерью и самоотчеты, связанные с классификацией привязанности в возрасте 4,5 лет. Развитие ребенка, 66, 583–596. 10.2307/1131936 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Stone L.L., Otten R., Engels R.C., Vermulst A.A., & Janssens J.М. (2010). Психометрические свойства родительской и учительской версий опросника сильных сторон и трудностей для детей в возрасте от 4 до 12 лет: обзор. Обзор клинической детской и семейной психологии, 13, 254–274. 10.1007/s10567-010-0071-2 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Thorpe K. (1993). Исследование использования Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии с родительскими группами вне послеродового периода. Журнал репродуктивной и детской психологии, 11, 119–125. 10.1080/02646839308403204 [CrossRef] [Google Scholar]
    • U.С. Бюро переписи населения (2012 г.). Домохозяйства с одним родителем: 1980–2009 гг. В Statistical Abstract of the United States (стр. 840). Суитленд, Мэриленд: Автор. [Google Scholar]
    • Вальдфогель Дж., Крейги Т.-А. и Брукс-Ганн Дж. (2010). Хрупкие семьи и благополучие детей. Будущее детей, 20, 87–112. 10.1353/foc.2010.0002 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Weinraub M., Horvath D.L., & Gringlas M.B. (2002). Одинокое отцовство В Борнштейн М. (ред.), Справочник по воспитанию детей: Vol.III Быть и стать родителем (стр. 109–140). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar]
    • Вайссенберг Р. и Ландау Р. (2012). Двое это семья? Повторное посещение пожилых матерей-одиночек, получивших донорскую сперму, и их детей. Американский журнал ортопсихиатрии, 82, 523–528. 10.1111/j.1939-0025.2012.01187.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Zaslow M.J., Weinfield N.S., Gallagher M., Hair E.C., Ogawa J.R., Egeland B., et al. Де Темпл Дж. М. (2006). Лонгитюдное прогнозирование результатов детей на основе различных мер воспитания в выборке с низким доходом. Психология развития, 42, 27–37. 10.1037/0012-1649.42.1.27 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    Сколько женщин во всем мире являются матерями-одиночками?

    Основные моменты истории
    • В странах Африки к югу от Сахары самый высокий процент матерей-одиночек в мире — 32%.
    • США среди стран, где матери-одиночки имеют относительно низкие доходы

    ВАШИНГТОН, округ Колумбия. По данным Gallup, примерно каждая восьмая женщина в возрасте от 18 до 60 лет во всем мире — 13% — не замужем и имеет в семье детей младше 15 лет. Однако этот показатель резко выше в некоторых регионах, особенно в странах Африки к югу от Сахары (32 %) и в Латинской Америке (24 %).

    Семейное положение женщин по регионам

    Холост, дети в семье Женат, дети в семье Холост, в семье нет детей Женат, детей в семье нет
    % % % %
    Мир 13 48 16 23
    Африка к югу от Сахары 32 51 11 6
    Латинская Америка 30 30 24 17
    У. С./Канада 19 25 31 26
    Ближний Восток/Северная Африка 15 47 18 20
    Юго-Восточная Азия 14 57 12 18
    Постсоветская Евразия 13 38 23 25
    Австралия/Новая Зеландия 13 31 28 28
    Восточная Европа 9 32 28 32
    Западная Европа 9 24 34 33
    Южная Азия 8 59 11 22
    Восточная Азия 3 51 14 32
    Всемирный опрос Gallup, 2014-2018

    Эти результаты основаны на данных Всемирного опроса Gallup, собранных с 2014 по 2018 год. Всемирный опрос ежегодно проводит общенациональные репрезентативные опросы в более чем 140 странах и регионах, представляющих более 99% населения мира.

    Высокая доля матерей-одиночек в странах Африки к югу от Сахары в значительной степени объясняется высоким уровнем рождаемости и молодым средним возрастом населения. Женщины региона, как правило, имеют более короткую продолжительность жизни и в среднем больше детей, чем женщины в большинстве других регионов, и поэтому они проводят большую часть своей жизни, воспитывая детей.

    В целом, 84% всех женщин в возрасте от 18 до 60 лет в странах Африки к югу от Сахары говорят, что в их домохозяйствах есть дети младше 15 лет. Широко распространенная бедность также часто приводит к совместному проживанию в расширенных семьях, поэтому в регионах с низким уровнем доходов женщины с детьми могут быть более вероятными родственниками, чем их мать. Страны Юго-Восточной Азии и Южной Азии также имеют высокие показатели рождаемости, но относительно небольшое число незамужних женщин в этих регионах, где традиционные семейные структуры остаются нормой.

    Латинская Америка выделяется как единственный регион, в котором число одиноких женщин равно количеству замужних женщин с детьми до 15 лет в их домохозяйствах — каждая группа представляет 30% всех женщин в возрасте от 18 до 60 лет. Америка — регион с самым высоким процентом детей, рожденных вне брака. Тем не менее, это также регион с самым высоким уровнем сожительства, что позволяет предположить, что незамужние женщины с детьми в Латинской Америке с меньшей вероятностью, чем в других регионах, воспитывают этих детей в одиночку.

    США среди стран, где матери-одиночки, скорее всего, имеют относительно низкие доходы

    Среди более экономически развитых регионов в Северной Америке самый высокий уровень одиноких женщин в возрасте от 18 до 60 лет с детьми — 19%. Среди двух стран, составляющих этот регион, в США этот показатель выше — 19%, в то время как 13% канадских женщин одиноки с детьми в семье.

    В США и многих других экономически развитых странах высокие показатели материнства-одиночки наиболее распространены среди жителей с низким доходом. На приведенной ниже диаграмме показаны 10 стран из 148 по всему миру, где одинокие женщины с детьми с наибольшей вероятностью попадают в 20% беднейших доходов населения.

    За исключением Австралии и США, все страны находятся в Европе, в том числе несколько в скандинавском регионе, известном низким уровнем неравенства доходов и сильными системами социальной защиты. Такие факторы могут помочь объяснить, почему одинокие женщины с детьми в этих странах реже, чем женщины в США, испытывают трудности с оплатой еды и жилья, несмотря на их относительно низкие доходы.

    страны, в которых матери-одиночки чаще всего попадают в группу с самым низким доходом

    Процент одиноких женщин с детьми, которые относятся к квинтилю с самым низким доходом в своей стране

    Одинокие женщины из группы с самым низким доходом
    %
    Глобальная медиана, 148 стран 29
    Австралия 64
    Финляндия 62
    Нидерланды 61
    Швеция 61
    Чехия 61
    Бельгия 57
    Дания 57
    Польша 57
    Норвегия 57
    США 56
    Всемирный опрос Gallup, 2014-2018

    Недавние исследования подчеркивают трудности, с которыми американцы в районах с низким средним уровнем образования и высоким уровнем бедности сталкиваются в настоящее время с поиском хорошей работы; исследование Гэллапа 2018 года, посвященное неблагополучным американцам. Сообщества S. с Центром расширения возможностей обнаружили, что 16% жителей не имели работы и искали работу во время рекордно низкого уровня безработицы в США в целом.

    Матери-одиночки с низким доходом также сталкиваются с необходимостью совмещать свою работу с родительскими обязанностями, особенно учитывая высокую стоимость ухода за детьми. Текущий анализ с данными, собранными с 2014 по 2018 год, показывает, что 29% одиноких женщин с детьми в США работают неполный рабочий день; то есть они безработные или заняты неполный рабочий день, но хотят работать полный рабочий день.Среди всех остальных американцев эта цифра падает до 17%.

    Эти результаты показывают, что стратегии, помогающие матерям-одиночкам найти стабильную работу и сбалансировать ее с обязанностями по уходу за детьми, являются ключевым фактором для политиков, ищущих пути расширения участия в экономической жизни, особенно в сообществах с низким доходом.

    Полную методологию и конкретные даты опроса можно найти в наборе данных по странам Gallup.

    Узнайте больше о том, как работает опрос Gallup World Poll.

    Почему одинокие мамы счастливее тех, кто выходит замуж, согласно данным переписи Почему одинокие мамы счастливее, согласно науке

    Негативные комментарии о матерях-одиночках по-прежнему широко распространены, но, согласно науке, рождение ребенка без партнера в качестве матери-одиночки по выбору может сделать вас самой счастливой.

    Несколько лет назад, когда быстро приближалось мое сорокалетие, я заставила себя спросить, хочу ли я иметь ребенка, хотя у меня еще не было партнера.Я знала, что мое окно фертильности закрывается, а мистер Райт явно отсутствует. Но я беспокоилась о том, буду ли я счастлива как мать-одиночка по своему выбору (SMBC).

    Итак, я сделала мучительный выбор – родить ребенка без партнера, от донора спермы, которого часто по выбору называют матерью-одиночкой (SMC или SMBC). Принимая решение, я чувствовал, что отказываюсь от половины мечты. Я корю себя за неудачу в аспекте жизни, столь ценимом обществом, — в партнерстве.

    До недавнего времени для женщин было нормой выходить замуж – оставаться незамужней, особенно как женщина, считалось нежелательным, и этого следует избегать любой ценой.Кейт Болик, автор книги «Спинстер: создание жизни», утверждает: «Одинокая женщина почти всегда считается аномалией, отклонением от общественного порядка». Вдобавок ко всему, матерей-одиночек регулярно обвиняют во многих проблемах общества, считая, что они истощают общество.

    Мои родители снова и снова говорили мне, что мне нужно жениться. Я помню, как они вздохнули с облегчением, когда моя сестра вышла замуж. Они объяснили, что чувствовали, что теперь о ней должным образом заботятся.Они могли немного расслабиться.

    Но, несмотря на сообщения, которые многие из нас получали в детстве, недавний опрос Pew Research Center показал, что общественность менее убеждена в том, что брак и семья являются наивысшим приоритетом для общества. Когда респондентов спросили, какое из следующих утверждений ближе к их собственному мнению: 46% взрослых выбрали «Общество будет лучше, если люди сделают брак и рождение детей приоритетом», а 50% выбрали «общество будет таким же благополучным, если у людей есть приоритеты помимо брака и детей.И если вы посмотрите на людей в возрасте от 18 до 29 лет, количество людей, которые считают, что общество становится лучше, когда у них есть приоритеты, отличные от брака и детей, число которых резко возрастает (67%).

    Фактически, большинство современных американцев считают, что образовательные и экономические достижения являются чрезвычайно важными вехами взрослой жизни. Напротив, брак и родительство занимают низкое место: более половины американцев считают, что брак и рождение детей не очень важны для того, чтобы стать взрослым.

    Итак, несмотря на то, что негативные комментарии о одиноких матерях все еще преобладают, на самом деле мой выбор сделать карьеру юриста, отложить партнерство и в конечном итоге родить ребенка в одиночку не так уж странен или пагубен. На самом деле, это может быть просто более разумный выбор.

    Одинокие мамы становятся старше

    Поскольку уровень одинокого материнства в последние годы снизился, единственная демографическая группа, в которой наблюдается повышенный уровень одиночного материнства, — это женщины старшего возраста.

    Рождаемость незамужних матерей достигла пика в 2008 г., а затем начала снижаться, что привело к снижению на 14% к 2013 г. В целом с 2007 г. уровень внебрачной рождаемости снизился во всех возрастных группах до 35 лет, в то время как уровень внебрачной рождаемости увеличился. для женщин от 35 лет и старше. На самом деле, с 2002 года произошло увеличение рождаемости на 48% у незамужних женщин в возрасте 35–39 лет (2007–2012 годы) и на 29% у незамужних матерей в возрасте 40–44 лет.

    Предполагается, что многие из этих пожилых женщин рожают детей по своему выбору.«Я не думаю, что люди понимают, что сейчас есть много пожилых женщин, которые намеренно рожают детей, матери-одиночки по своему выбору», — сказала Изабель Соухилл, старший научный сотрудник Института Брукингса и автор книги «Поколение на свободе: переход к сексу». и Родительство без брака».

    Есть дело иметь детей постарше. Многие исследования подтверждают преимущества более старшего материнства. Одно из таких исследований показало, что у детей пожилых матерей также было меньше поведенческих, социальных и эмоциональных проблем, чем у детей более молодых матерей.Другие исследования показали, что пожилые матери живут дольше и рожают более высоких и умных детей.

    Дети нуждаются в стабильных любящих родителях больше, чем в какой-либо конкретной семейной структуре

    Исследование, сравнивающее благополучие детей, растущих в семьях с матерью-одиночкой по выбору и в гетеросексуальных семьях с двумя родителями, не выявило различий в отношениях между родителями и детьми или в развитии ребенка. Ключевое различие между ребенком, который боролся с поведенческими проблемами в подростковом возрасте, и теми, кто этого не делал, заключалось в наличии одного стабильного любящего родителя.

    Профессор Голомбок, профессор Кембриджского университета, который впервые провел исследование одиноких матерей по выбору, сказал: «Независимо от того, есть ли у детей один родитель или двое, являются ли их родители мужчинами или женщинами, являются ли их родители одного или противоположного пола, имеют ли они генетическую или гестационную связь со своими родителями, и были ли они зачаты естественным путем или с помощью вспомогательной репродукции, по-видимому, имеют меньшее значение для детей, чем качество семейных отношений, поддержка их сообщества и преобладающее отношение общества. в котором они живут.

    Брак не повышает самооценку, сексуальную жизнь или здоровье

    И хотя многие рекламируют отношения как ключ к счастью, исследования показывают, что отношения не повышают самооценку. Недавнее исследование показало, что у людей, вступивших в брак, самооценка не выше, чем у тех, кто остался в романтических отношениях, не связывая себя узами брака.

    Это правда, что одинокие люди занимаются сексом чаще, чем взрослые, состоящие в браке. И, несмотря на давнее убеждение, что те, кто вступает в брак, здоровее, новые исследования показывают, что одинокие взрослые здоровее.Женщины, вышедшие замуж, набрали больше веса и выпили больше, чем незамужние.

    Многие женщины решают стать родителями самостоятельно, в крайнем случае — план Б. Тем не менее, это не только растущая тенденция — по данным переписи 2017 года, рекордное количество взрослых в США остались незамужними — это более 45% все люди в возрасте 18 лет и старше, но многое говорит в пользу того, что это более счастливый и здоровый выбор.

    Хотя мне нравится, когда меня поддерживает наука, я также могу сказать, что рождение ребенка без партнера — это самое важное решение, которое я когда-либо принимала.Мне было ужасно расставаться с белым частоколом и мечтательным мужем, теперь я не могла поступить иначе. Мне никогда не приходится обсуждать методы воспитания детей или страдать в мучительной битве за опеку. И хотя это действительно утомительно, когда все аспекты воспитания ложатся на меня, есть покой, который приходит от осознания того, что я на палубе.

    Мое желание — чтобы другие женщины считали самостоятельное воспитание детей законным выбором — первым выбором, который они могут сделать с гордостью, а не вторым по значимости выбором.Наука считает, что это отличная идея — и вы тоже!

    Вот рисунок, чтобы свести все к минимуму.

    Присоединяйтесь к Plan C Mama Информационный бюллетень

    Получайте мой информационный бюллетень, скидки и объявления, относящиеся к любому этапу путешествия матери-одиночки по выбору

    Успех. Вы подписаны на мой список рассылки — The Plan C Mama. Наслаждайтесь моими ежемесячными размышлениями, ресурсами и обновлениями о навигации и праздновании всех путей к материнству.Я так взволнован, чтобы быть на связи! Почему план С? Что ж, материнство редко приходит так, как мы надеялись или ожидали. Иногда нам приходится выходить далеко за рамки нашего первоначального видения. В моем случае план Б заключался в том, чтобы стать матерью-одиночкой по своему выбору, используя анонимного донора спермы. Я остановился на том, что я ласково называю Plan C, потому что мне также нужно было использовать донора яйцеклеток. Даже если ваши планы не сработали, как мы ожидали (пссс, на самом деле это никогда не сработает), не позволяйте этому помешать вам выбрать свой уникальный путь.Чтобы мы могли лучше узнать друг друга, я хочу поделиться с вами своей историей и объяснить, почему она поставила передо мной задачу помочь женщинам во всем мире сделать все возможное, чтобы стать матерью — если они решат, что это то, что им нужно. хотеть. В детстве я была одержима младенцами. Если бы меня спросили, хочу ли я иметь детей, когда вырасту, я бы бурно ответила, что хочу одиннадцать детей (я знаю, верно? Одиннадцать??). Я отчетливо помню, как преследовала беременную мать в моем районе, спрашивая, могу ли я позаботиться о ней ребенка, как только он родился.Она согласилась, и я проводил каждый день после школы в ее доме. По сути, можно сказать, что любовь к младенцам и детям была моим хобби. Но где-то по пути я потерял свою убежденность и ясность. Я учился в колледже и на юридическом факультете, закончил его лучшим учеником и устроился на работу в престижную юридическую фирму во время бума доткомов в Силиконовой долине. Я был сосредоточен на своей карьере и работал безумно много часов. Свидания, однако, не были моим лучшим умением, и я не предпринимал преднамеренных шагов, чтобы найти «того самого».«Когда меня спрашивали, хочу ли я детей, я всегда отвечала: «Не знаю. Это решение, которое я хочу принять вместе со своим партнером, как только найду его». Напротив, большинство моих друзей, которые хотели иметь детей, были обдуманными и преднамеренными в своих попытках свидания. Они проводили время на сайтах знакомств, выходили специально для знакомства с мужчинами, даже нанимали сватов. Вскоре они поженились и начали рожать детей. Но я так и не нашел его. Тем не менее, я быстро приближался к 40 годам, а партнера все еще не было видно.Когда я столкнулась с закрытием моего окна фертильности, я поняла, что мне нужно подумать о том, действительно ли я хочу иметь детей… с кем-то, с кем я могла бы быть со-родителем, или без него. Хотя я не паниковал. Все мои друзья рожали детей в возрасте от 30 до 40 лет. Моя собственная мать родила меня, когда ей было 39 лет. Я думал, что, во всяком случае, мое поколение доказало, что рождение ребенка в более позднем возрасте возможно и в некотором смысле более желательно. Мне потребовалось больше года размышлений, чтобы решиться на одиночное материнство.Как бы я ни любила детей, я не была уверена, что готова отказаться от своей свободы и спонтанной жизни. Кем бы я был, если бы не мог путешествовать по миру, ходить по прихоти к различным духовным учителям, танцевать допоздна и посещать все лучшие рестораны и музыкальные фестивали? Однако начала просачиваться и обратная сторона: стала бы мне жизнь скучной, если бы мне нужно было сосредоточиться только на себе? В какой-то момент мне надоест путешествия, ретриты и танцы? Уже в последние несколько раз, когда я путешествовал куда-то экзотическое, это не имело такого же очарования.Интенсивный драйв моей спонтанной жизни угасал. Что-то другое звало меня. Я искал что-то … больше. И вот однажды мой учитель сказал мне: «Вы замечали, что плачете каждый раз, когда говорите о том, что у вас нет ребенка?» Это было правдой! И это было поразительным осознанием. Но когда я обдумывала идею одиночного материнства, я просто продолжала думать: не так, как я думала, будет разворачиваться моя жизнь! Мне пришлось оплакивать жизнь, которую, как я думал, мне суждено было прожить, и переосмыслить оставшуюся часть моей жизни, разворачивающуюся совершенно по-новому.Моим самым большим страхом было: останусь ли я навсегда одинокой, если у меня будет ребенок? Кто захочет встречаться с матерью-одиночкой? Я также был глубоко обеспокоен финансовой стабильностью. Как бы я справился один — финансово, эмоционально, логистически? Что, если я потеряю работу? Или не мог снова работать из-за физической боли? Мой учитель напомнил мне, что в жизни нет ничего определенного. Люди, которые находят любовь всей своей жизни, в конечном итоге разводятся, им изменяют и даже вдовствуют.Счастливые пары остаются бездетными из-за бесплодия. Ничья «жизнь мечты» им не обещана. И безопасность труда каждого человека невозможно предсказать. Я могла сходить с ума из-за того, что одна родила ребенка, и упустить свой шанс стать матерью, или я могла положиться на неопределенность и позволить остальной части моей жизни развиваться так, как она должна была. Рождение ребенка в одиночестве не обязательно означало, что я никогда не встречу спутника жизни. Это может означать задержку партнера на несколько лет, или это может означать, что беременность заставит меня чувствовать себя потрясающе и сексуально и позвать партнера, о котором я всегда мечтала.Это было действительно невозможно предсказать. Затем, однажды во время медитации, я увидел маленькую девочку в розовом платье с оборками, катающуюся на качелях чудесным весенним днем. В тот момент я поняла — больше всего на свете хочу стать матерью. Вся моя нерешительность исчезла в одно мгновение! Я был готов. Я хотел быть чем-то полезным, и я понял, что хочу быть полезным ребенку. (Конечно, в то время я и понятия не имела, сколько сдачи и жертв повлечет за собой материнство!) Я изучила логистику и начала пытаться зачать ребенка в одиночку с использованием донора Identity-Release (это, кстати, удивительный процесс, но это история для другого дня).Но затем мой акушер-гинеколог сообщил мне, что если я хочу иметь ребенка, мне, вероятно, придется использовать донора яйцеклеток. КАКИЕ? Это определенно не было частью плана! Я отказалась слушать и вместо этого провела год, пытаясь забеременеть с помощью собственных яйцеклеток (я даже не буду пытаться объяснить, на что я пошла в этом направлении).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>