МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Можно ли детей бить ремнем: В России предпочитают шлепать детей, а не пороть. Но и это опасно

В России предпочитают шлепать детей, а не пороть. Но и это опасно

В российской культуре бить детей считалось обычным делом. Дед Каширин регулярно порол розгами внука Алешу Пешкова (Максима Горького), что было совершенно естественно для того времени. Еще 100 лет назад проповедник гуманистических ценностей Лев Толстой в книге «В чем моя вера» писал: «Не могу употреблять какое бы то ни было насилие против какого бы то ни было человека, за исключением ребенка, и только для избавления его от предстоящего ему тотчас же зла».

Сегодня культурная ситуация в России выглядит иначе, и физическое насилие над детьми рассматривается как нарушение их неотъемлемых прав. Хотя отголоски прежних представлений существуют и поныне.

«Мне не раз приходилось ссориться с коллегами, обсуждая допустимость физических наказаний, – рассказала РИА Новости Марина Захарина, адвокат, специалист по семейному праву. – Некоторые говорили: «Ну и что? Меня отец наказывал и, я считаю, правильно делал».

Действительно, большинство россиян не считают шлепки насилием и относят их к наиболее популярным видам детских наказаний, наряду с руганью и запретом на пользование компьютером, рассказал 11 августа заведующий сектором Института социологии РАН Михаил Черныш, выступая в Общественной палате РФ. Он представил данные социологического опроса, проведенного Центром оперативных и прикладных исследований по заданию Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Как оказалось, почти 100% россиян считают насилием угрожать ребенку острым предметом, а 70,4% относят к насилию наказание ремнем. За два года на 6% выросло число тех, кто считает, что физические наказания в нормальных семьях не применяются, отметил ученый.

К чему приводят физические наказания

Рукоприкладство в отношении детей неоднократно становилось предметом исследований ученых. По данным Всемирной организации здравоохранения, жестокие телесные наказания увеличивают риск возникновения у ребенка психических расстройств. Физические наказания и словесные оскорбления в детстве увеличивают риск возникновения депрессии во взрослом возрасте.

«Если говорить о серьезных побоях, которые попадают в сферу внимания милиции и центров опеки и попечительства, последствия их для ребенка бывают весьма серьезными, – рассказала детский психолог Ирина Попова. – Как правило, личность ребенка бывает сломана, с этим сложно что-либо сделать. Когда самые близкие люди, которые должны вызывать доверие и любовь, оказываются палачами для своего ребенка, его картина мира разрушается, верить после этого он не может никому».

Причем даже редкие шлепки повышают уровень агрессии у ребенка. Американские ученые установили, что у матерей, которые шлепали трехлетних детей чаще двух раз в месяц, дети к 5 годам выросли более агрессивными, чем у матерей, которые этого не делали. Если оба родителя придерживаются жесткого стиля воспитания, агрессивность ребенка возрастает еще больше.

Путь к лицемерию

Родители обычно применяют физические наказания тогда, когда чувствуют свою несостоятельность как педагоги, считает Ирина Попова. По ее мнению, ребенок должен знать, что он может делать, а чего не может. Но добиваться этой цели родитель должен через регулярные повторения, а не через побои.

«Задача воспитания – сформировать ответственную, нравственную личность. Физическое же наказание не воспитывает. Единственный его результат – возникновение чувства страха. Когда есть страх, «нельзя» превращается в «можно, но только так, чтобы не увидели», и цель воспитания не достигается», – рассказала психолог.

Действуя под страхом наказания, ребенок продолжает тайно делать то, что ему запрещают. В результате возникает патологический механизм: можно все – и пить, и курить – но потихоньку, где-то «на заднем дворе».

«В результате получается двойная мораль: с родителями ребенок делает вид, что он хороший, а с другими людьми делает то, что считает нужным. И родители думают, что они замечательно воспитывают ребенка, пока в какой-то момент не открывается правда, и они понимают, что потерпели полное фиаско», – подчеркнула Попова.

Бьет – значит, не любит

Часто мать бьет своего ребенка не потому, что он сделал что-то плохое, и она хочет его «наказать» и «воспитать», а просто потому, что ребенок раздражает ее самим фактом своего присутствия. Некоторые женщины находят в себе силы признать, что не любят своих детей.

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем — Российская газета

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем?

МВД Беларуси инициирует принятие закона о предупреждении насилия в семье, в том числе физического наказания детей. Прежде всего, предполагается резко усилить профилактическую работу в сфере семейных отношений. А что думают насчет воспитательной роли отцовского ремня россияне, не пора ли его выбросить?

Ирина Дейнек, жительница Калининграда, учитель русского языка и литературы, мама двоих детей:

— Я резкий противник телесных наказаний в семье. Ремень унижает детей, отражается на их поведении, поступках. По детям сразу видно, бьют ли их, кричат ли на них. Более того, негативные воспоминания о таких наказаниях не стираются по прошествии многих лет. Единственным исключением я бы назвала ситуацию, когда ребенок своим поведением угрожает собственной жизни и здоровью. Когда он, к примеру, регулярно выбегает на проезжую часть, игнорируя все возможные устные аргументы. Но и здесь ремень можно применять только в крайнем случае — и только один раз, обязательно по ногам, а не по мягкому месту. Просто чтобы у ребенка в голове закрепилось, что за запретным действием следует наказание. А вообще, лучший способ воздействия на ребенка — это регулярное выполнение своих обещаний. Если пообещал что-то хорошее — выполни. Но если пообещал за какой-то проступок лишить, к примеру, какого-то развлечения — тоже сдержи слово, как бы жалко тебе ребенка не было.

Игорь Рубцов, многодетный отец из Ижевска:

— Наказание не должно быть физическим. На современных детей, например, очень хорошо влияет отстранение от Интернета, планшетов, телефонов и других гаджетов, потому что сейчас они — неотделимая часть жизни каждого человека.

Александр Пушкарев, председатель совета Костромской благотворительной организации «Воскресение», многодетный отец:

— Бить детей нельзя, это понятно. Всем нужно пытаться сдерживаться. Конечно, иногда бывают такие отношения или ситуации в семье, когда родители выходят из себя и могут шлепнуть ребенка. Исправлять эту ситуацию, на мой взгляд, можно только воспитанием и просвещением. Если резко ввести наказания — вся деревня может оказаться в тюрьме. И кому от этого будет лучше?

Светлана Калмыкова, педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра, Барнаул:

— Телесное наказание ребенка недопустимо. Агрессия — не метод воспитания, это лишь показатель бессилия родителей, которые не могут найти адекватный выход из конфликтной ситуации. Конечно, взрослым порой проще шлепнуть ребенка, чем попытаться выстроить конструктивный диалог с ним. Но надо понимать, что рукоприкладство, крик только отдаляют нас от собственных детей.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Можно ли воспитать ребенка без ремня? — Людмила Петрановская

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

«Без розги не вырастишь человека?» или Как правильно наказывать ребенка

14426

Екатерина НОВИЦКАЯ, ведущая рубрики «Мама в декрете». Фото Pixabay.

Нужно ли наказывать ребенка за провинности? Как бобруйские мамы относятся к наказаниям? Чего категорически не стоит делать, наказывая ребенка, и почему подростки не боятся наказаний? Об этом – беседа с детским психологом Светланой Глагола и мамами.

Простить нельзя наказать?

Время стремительно бежит, вот уже малышу исполнился годик, и он начинает «показывать характер». В моем случае, например, глядя мне в глаза, он выливает воду из поильника на стол или на себя, а при попытке забрать – изо всех сил сопротивляется и возмущенно кричит. Потом трясет пальцем: «ни-ни»! И снова льет. Вот и задумалась я о наказаниях и воспитании. Как любая мама, с ужасом представляю обе крайности: катающегося по земле психующего отпрыска и свист карающего ремня. Со старшим как-то это все уже забылось: он говорит, что все время воспитывала словом, но помнит, как однажды всыпала ремня за серьезную провинность.

Мнение мам

Побеседовала на эту тему с десятком мам. Большинство считает, что наказание – неотъемлемая часть воспитания, подходы при этом незначительно отличаются.

Например, мама двоих детей, 8 и 3 лет, Татьяна Н., считает, что наказывать стоит до определенного возраста, с 2 и до 3 лет. Говорит, старшую дочку не били никогда, а сыну и ремнем доставалось, и в угол ставили – иначе не понимал. Сегодня в их семье – это скорее шантаж, а не наказание – лишение доступа к телефону. Еще одна мама двоих мальчишек, 7 и 4 лет, Татьяна П. соглашается, что лишение гаджетов – с самого раннего возраста едва ли не единственный способ разрешить конфликт. Виктория Н., мама двойняшек, живущая сейчас в Италии, признается, что ей повышать голос приходится через день, а частенько и берется за ремень, хотя у итальянцев физические наказания не приняты. А вот бобруйчанка Ирина, с которой разговорились на прогулке, мама полуторагодовалой дочки, напротив, утверждает, что пока обходятся только словами и объяснениями, и в будущем она категорически не планирует применять физические наказания и жесткие ограничения. Ее поддерживает мама Арсения, Ольга Л., говорит, бить и кричать – точно не вариант.

Елена Ф., мама взрослого сына и 7-месячной дочки, рассуждает:

– Со старшим никакого особого наказания не было, всегда старались разговаривать. В угол не ставили, но могла и шлёпнуть, о чем сейчас сильно сожалею. Младшую планирую воспитывать на принципах демократии и диалога, разговаривать, объяснять и, конечно же, быть личным примером. Надеюсь, у нас получится. У нас большая разница у детей (16 лет), было время все взвесить, и повзрослеть самой.

Слово специалисту

Задаем вопросы бобруйскому практикующему семейному и детскому психологу, Светлане Глагола:

Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.

– Светлана, с какого возраста уместно начинать наказывать ребенка за провинности?

– Воспитание начинается, фигурально выражаясь, с рождения. Универсального рецепта нет. Сейчас ситуация с наказаниями по отношению к детям в семье обстоит очень интересно. С одной стороны, в нашей культуре испокон веков считалось, что «без розги не вырастишь человека», а с другой стороны, система воспитания ушла далеко вперед, и многие родители боятся наказывать своих детей, чтобы не травмировать их.

Типичная ситуация: мамы детей до 3 лет стараются идти на поводу желаний ребенка и во всем его слушают, но забывают, что малыш еще не знает, чего хочет. В зависимости от настроения и любопытства он желает то одно, то другое, а когда ему дают все сразу – переутомляется и плачет. Задача родителя заключается в том, чтобы умело ограничивать и грамотно переключать внимание ребенка, а не наказывать его от бессилия, когда пропадает терпение и кажется, что он просто капризничает.– Есть ли какие-то особенности воспитания в наше время?

– Важным аспектом, на мой взгляд, является то, что многие мамы воспитывают своих детей одни, по причине частых командировок пап. В такой ситуации система воспитания носит нерегулярный характер. Мамы часто за один и тот же проступок могут или наказать, или вообще никак не отреагировать в силу своей загруженности. Если по каким-то причинам воспитанием занимаются бабушки и дедушки, то это совсем другой вид воспитания. Все эти особенности приходятся на одного ребенка. Таким образом, в силу всего перечисленного наши дети живут в непостоянной системе поощрений и наказаний, в которой непонятно, как же лучше поступить: как хочется или как говорят.

Типичная ситуация: супруг находится в командировке и, кроме домашних обязанностей, на женщин обрушиваются дополнительные проблемы. Плюс она чувствует, что не защищена и не справляется со всем, что нужно сделать. Если в такой ситуации еще и ребенок приносит плохие отметки, то, как правило, терпение подводит женщину, и она срывается на источнике раздражения. В данной ситуации речь идет не о наказании как таковом, а просто о нервном срыве.

– С чем чаще всего вы сталкиваетесь в работе?

– Чаще всего, когда родители приводят ребенка к психологу, их запрос звучит как «помогите – он неуправляемый». Но обычно на деле оказывается, что у родителей нет четких требований по отношению к ребенку, и ребенок не понимает, что от него хотят. В такой семье любые наказания не будут иметь успеха из-за отсутствия постоянных условий и требований.

Типичная ситуация: ребенок ничего не хочет, единственное его желание – компьютерные игры. Если разобраться, взрослые тоже много времени проводят в социальных сетях и потому не против, чтобы их ребенок «залипал» в экран и не мешал. Когда же чадо полностью погружается в виртуальный мир и перестает реагировать на окружающих людей, только тогда родители замечают, что что-то не так и угрожают лишить его любимой игрушки.

– Чего нельзя делать родителям?

– Нужно категорически избегать по отношению к ребенку: физических наказаний, наказаний едой (не кормить его или отказывать в каких-то продуктах), эмоционально жестокого обращения с ребенком, угрожать что-то сделать с ним, придумывать нереалистичные угрозы (отдам в приют и т.п.).

– Как «правильно» наказывать?

– Я для себя под «наказанием» понимаю метод обозначения границ дозволенного. Другими словами, целью наказания должно выступать объяснение ребенку, что можно, а что нельзя и не принято в том окружении, в котором он родился. Делается это для того, чтобы уберечь его от опасной среды или для дальнейшей социализации в обществе. Следовательно, родителям, прежде чем наказывать, нужно доступно и понятно – в соответствии с возрастом – объяснить ребенку, чего они от него ожидают и чему хотят научить.

– Какие ошибки чаще всего совершают родители?

– Чаще всего родители наказывают не за проступки, а, скорее, от бессилия или чтобы «выпустить пар». Они не могут или не знают, как донести до ребенка то, чего от него ждут. Есть родители, которые копируют модель воспитания своих родителей и в этом случае не задумываются, а просто повторяют то, к чему привыкли сами. Бывает, что отцы и матери, которые в силу личностных особенностей не обладают способами регуляции собственных чувств и эмоций, просто срываются на более слабом и беззащитном – своем ребенке. Также существуют родители, которые жестоки со своими детьми, потому что уверены в собственной безнаказанности.

– Чем же можно заменить привычный многим «ремень»?

– Если понаблюдать внимательно за своим ребенком, то всегда можно найти альтернативу физическим наказаниям. Есть достаточно много инструментов для воздействия на ребенка без насилия, например: система поощрений, похвала, поиск и опора на его потребности и желания, предоставление управляемого выбора: предлагается на выбор то, что можно позволить из социально одобряемого поведения, собственный пример, ведение переговоров, реагирование не агрессией, а юмором, принятие решений вместе, опора на реальные возможности своего ребенка, умение не выдавать желаемое за действительное.

– С маленькими детьми понятно, а есть ли какие-то особенности воспитания в подростковом возрасте?

– Подростки, с которыми я работаю, чаще всего жалуются на то, что родители требуют от них то, чего не делают сами. И на деле это подтверждается. Дети растут, а взрослые продолжают относиться к ним как к маленьким, хотя требуют от них, как от взрослых. Подростки же в силу своего возрастного максимализма никакой вид наказания в такой ситуации не воспринимают. В данном случае родителям нужно сначала сделать переоценку своих требований и поменять отношение к ребенку.

– Что вы можете посоветовать родителям?

– Хотелось бы обратить внимание родителей на то, что фокус внимания нужно смещать от наказания к постоянству своих требований и ожиданий к ребенку. Если семейная ситуация понятна и требования всегда одинаковые, ваш ребенок очень быстро сам научится вести себя без регуляции извне в виде наказаний.

Ремень для особых случаев – Газета Коммерсантъ № 73 (6553) от 24.04.2019

Национальный Институт защиты детства (создан некоммерческим Национальным фондом защиты детей от жестокого обращения) опубликовал аналитический отчет об отношении россиян к использованию насильственных методов воспитания детей. Исследование, основанное на опросе 1600 россиян, показало, что около 25% родителей прибегали к ремню. 67% опрошенных считают недопустимыми «серьезные физические наказания». Впрочем, табу не распространяется на такие проступки, как воровство, хулиганство, курение и употребление алкоголя и наркотиков: в этих случаях физически наказывать детей готовы две трети опрошенных. Исследователи отметили, что в финансово благополучных семьях детей бьют реже, чем в бедных.

Социологическая группа «Циркон» в рамках просветительского проекта «Дом под зонтом» Национального института защиты детства опросила 1600 взрослых по всей России, чтобы выяснить, считают ли родители допустимым физическое наказание детей. Исследование было выполнено при поддержке фонда президентских грантов на развитие гражданского общества. Итоги опроса в понедельник представил в Москве председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак. По его словам, две трети россиян считают допустимыми физические наказания детей, но заставить респондентов в этом признаться крайне сложно.

«Характер наказания, которое должно последовать за проступком, должен зависеть от степени серьезности проступка»,— считают опрошенные родители.

25% опрошенных сообщили, что как минимум один раз пользовались ремнем для физического наказания за серьезные, с их точки зрения, проступки: курение, употребление алкоголя или наркотиков, хулиганство в общественных местах и мелкое воровство. При этом допустимым для таких случаев физическое наказание считают до двух третей родителей, отмечают исследователи. В то же самое время 67% опрошенных — те же две трети — считают «серьезные физические наказания» (такие как порка ремнем) недопустимыми, и лишь 26% — допустимыми в редких случаях. Число тех участников, которые считают порку безоговорочно допустимым средством воспитания, не превышает 4%.

Противоречия в цифрах социологи объясняют неискренностью респондентов, а также тем, что подзатыльники и шлепки многими воспринимаются как более мягкая и допустимая форма наказания — ее практикуют больше половины опрошенных.

При этом также около половины родителей считают, что нельзя кричать на детей и применять другое эмоциональное воздействие (допустимым крик считают 14%, допустимым в редких случаях — 36%). Запреты и ограничения выглядят наиболее предпочтительной мерой: о недопустимости ограничения пользования гаджетами заявили лишь 12% опрошенных, против других запретов выступили 20%.

Господин Спивак отметил, что уровень образования родителей существенно не меняет их отношения к насильственным методам воспитания, однако в финансово благополучных семьях детей бьют реже. Кроме того, исследователи пришли к выводу, что «мужчины в целом несколько чаще, чем женщины, проявляют установки на допустимость физических наказаний и их применение, что отражает некоторые сложившиеся гендерные стереотипы поведения». Среди жителей сельских населенных пунктов процент допускающих насилие выше, чем в городах.

Среди причин использования физических наказаний эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Мартынова называет «воспроизводство традиционных сценариев воспитания», а также внутреннее напряжение родителя из-за того, что он плохо справляется со своей социальной ролью. Группа молодых родителей в возрасте от 18 до 24 лет заметно менее склонны применять насилие в воспитательных целях, отмечают исследователи: это объясняется тем, что «молодые люди сами еще недавно были детьми и собственный опыт склоняет их к неприятию насильственных методов». В то же время больше всего в вопросах воспитания люди склонны доверять мнению представителей старших поколений — дедушкам и бабушкам. Около трети россиян выразили готовность прислушаться к разъяснениям психологов и педагогов, но «на практике реальное обращение к профессионалам распространено слабо».

Около половины опрошенных считают, что отношение к физическим наказаниям детей в России может измениться, но 37% настроены скептически и в изменения не верят. Самыми действенными способами изменения сценариев воспитания респонденты назвали создание «специальных передач по телевидению и радио и бесплатные лекции для родителей в детских садах и школах». При этом на самих опрошенных больше всего действуют «личные истории» пережитого насилия.

Дмитрий Кальченко


Эксперт Национального фонда защиты детей от жесткого обращения психолог Марина Мартынова прокомментировала корреспонденту “Ъ” Дмитрию Кальченко результаты опроса россиян о применении физических наказаний детей.

Читать далее

Можно ли бить детей ремнем?

Эта тема обсуждается не один десяток лет. Сколько сломано копий по этому поводу, сколько кандидатских диссертаций педагогов и психологов защищено — подсчитать невозможно. Однако однозначного ответа до сих пор нет. Давайте присоединимся к специалистам и постараемся взвесить все «за» и «против» жесткого воспитания.

Бить или не бить?

Для начала поговорим об однозначных аргументах «против».
— Во-первых, какой-то неудачный удар, что называется, в порыве эмоций, может случайно навредить здоровью ребенка. Этого вы себе точно никогда не простите.
— Во-вторых, применение насилия по отношению к ребенку иначе как слабостью не назовешь. Это значит, что у вас, взрослого и опытного человека, закончились все аргументы и способы воздействия на ребенка, вы поддались слабости и ударили более слабое существо.
— Если ребенок с детства сталкивается с рукоприкладством, не ждите, что он вырастет чутким и любящим. Представьте, что когда вы станете пожилым и немощным человеком, ваш сын или дочь будет таким же способом убеждать вас в своей правоте.
— Постепенно ребенок привыкает к физическим наказаниям, смиряется с ними. В подобном случае эффективность наказания со временем сводится к нулю. Ребенок же замыкается в себе, боится поделиться со взрослыми своими переживаниями и проблемами.

Теперь приведем аргументы «за» физические наказания.
Однако о ремне здесь речь не пойдет. Максимум, что рекомендуют психологи — легкий шлепок по «мягкому» месту.
Те же психологи утверждают, что дети могут быть особенно неадекватны в возрасте трех лет. Именно в это время у ребенка происходит психологический кризис, поэтому многие трехлетки совершенно неуправляемы. Шлепнуть ребенка нужно не больно, в этом случае важнее задеть его самолюбие, вызвать недоумение. От неожиданности малыш прекратит свои шалости и прислушается к тому, что говорят родители.
Существует теория, что благодаря наказанию в сознании ребенка выстраивается логическая конструкция: сделал что-то плохое — за этим последует боль. В этом случае наказание — своего рода способ обучения. Самый наглядный пример такой логики — ожог крапивой. Все в детстве обжигались листьями крапивы. И это был самый эффективный урок на всю жизнь: к крапиве лучше не подходить. Большинство взрослых без труда вспоминают детские обиды, связанные с наказанием, вспоминают то чувство боли и беспомощности, которое испытали в тот момент. Значит, логическая цепочка «работает» до самой старости.

Наверное, еще одним аргументом «за» физические наказания могут стать истории жизней наших бабушек и дедушек, родителей. Мало кому из представителей старшего поколения удалось в детстве избежать хотя бы того же ремня. Но как бы там ни было, большинство из них стало достойными людьми с «правильными понятиями», которых так не хватает многим представителям нынешнего юного поколения. Что интересно, старшее поколение полностью поддерживает методы физического воздействия на детей. «Нас били, но били за дело», — считают они.

В любом случае, методы воспитания собственного ребенка вы выбираете сами. Но необходимо раз и навсегда решить, куда вы поставите запятую в известной фразе: «Наказывать нельзя воспитывать».

Поделиться

Твитнуть

Класс

Поделиться

Бить или не бить. Наказываем детей

Сегодня о наказании детей Кухня воспитания беседует с Еленой Кашкаровой, мамой замечательных девочек, счастливой женой и радушной хозяйкой, автором и руководителем всем известного интернет-проекта Детки!

Лена, расскажи честно, как тебя в детстве наказывали родители.

Однозначно могу сказать, что нас с сестрой никогда не били и даже не кричали. В угол, бывало, все-таки ставили. И хотя дома всегда висел ремень под названием Москва-80 – детский, с широкой пряжкой, и нас им периодически пугали, но на самом деле никто, кроме нас с сестрой, не знал, где он лежит. Был однажды случай, который вся семья до сих пор помнит. 

Моя старшая сестра закатила родителям истерику, и папа ее сгоряча шлепнул. Они с мамой после этого уехали в деревню, а нас оставили в городе. Сестре было лет 14 тогда. Они проехали 70 километров, и папа повернул обратно, чтобы попросить прощения. Больше подобное не повторялось.

Отношение твоих родителей к наказанию повлияло на твои отношения с детьми? Ты их наказываешь?

Я очень строгая мама. Я буду сто раз повторять одно и то же, когда уже даже муж подойдет и скажет: «Лена, хватит, они уже все поняли».  В три года я ставила их в угол, оставляла без обещанных мультиков, постарше – без компьютера. Катя (старшая) в два года на улице устроила мне настоящую истерику. Она кричала, что не пойдет домой. 

А я стояла в апреле месяце с пузом и смотрела, как мой ребенок валяется в грязи и орет. Соседи предлагали донести ее до квартиры, но я была непреклонна – проорется. Позже мы пришли домой, я ее покормила, спать положила, а после сна не разговаривала с ней, объяснив это ее плохим поведением. После этого она ходила строем. (улыбается) Сложнее было с Сашей (младшая), так как там кроме характера еще и неврология была. Истерики были постоянные, бессонные ночи, я спала стоя.

 Пила новопассит. Скажу сразу – не помогает. 🙂 Пока не начали ходить к неврологу, принимать лекарства, такое изматывающее всех поведение не уходило. Но даже тогда я не позволяла себе поднимать на них руку. Только разговоры и лишение удовольствий.

Неужели ни один раз в жизни твои девочки не испробовали ремня?

Несколько лет назад случился очень сложный период в моей жизни, нервы сдали. Обеим досталось по попе. В итоге, когда я просто махнула рукой, они у меня сжались. Это был единственный случай, после которого мне иногда снился кошмар, в котором я бью свою дочь, рука уже болит, а она все равно делает назло и ничего уже не помогает… Дети не должны тебя бояться, ведь ты самый близкий человек, ты их защита.

С девочками мы давно уже проговорили, что бить кого-то – значит проявлять слабость. Если ты кого-то ударил, значит не смог больше найти аргументов в споре, а значит – проиграл изначально. Та же логика и в отношениях мать-ребенок. Если мама бьет малыша, значит, она проиграла и признается в своем бессилии. Однажды я услышала замечательную фразу: «Если хотите ударить ребенка, ударьте себя. Это вас остудит».

Когда приезжаешь за границу, то замечаешь, что там никто детей не бьет. Русская мама кричит – не подходи к бассейну, ты в белых носочках. А зачем ты их надела? Маме проще дать по попе или подзатыльник, чем объяснить, почему. Если бьют ребенка за границей, значит это русские или страны СНГ.

Некоторые дети в школах, особенно в так называемых «дворовых»  на уроках сейчас вытворяют невесть что. На твой взгляд, имеют  ли право наказывать воспитатели и учителя?

Однозначно чужого ребенка трогать нельзя. Но если ребенок сидит в классе и не дает никому работать, то наказание должно быть. Недавно читала, что учительница в наказание заставляет всех вставать и стоять с поднятыми руками. Это уже перебор. Наказания должны быть, но должны быть адекватны тому, что ты сделал, и без психического и физического насилия.

Что ты посоветуешь мамам, особенно молодым, неподготовленным?

Книжки читайте. Не только про маркетинг.

Вот такая поучительная беседа состоялась у нас с Еленой. В стороне не смог остаться и фотограф Игорь Самсонов, периодически вставляя фразы про свое детство и своего ребенка. Еще бы! Тема задевает за живое – у кого-то остался «шрам» на попе, а у кого-то в душе, и каждый пытается решить дилемму «бить или не бить»  по-своему. 

Вскоре вас ожидают советы психолога А.В.Костылевой – как справляться с критическими ситуациями, когда ребенок отбивается от рук, и какие адекватные виды наказания вы можете применять.

Комментарий психолога Детского развивающего центра «Ступеньки» (г. Тюмень)

К проблеме наказаний существует множество родительских подходов. И варьируются они от крайней строгости до вседозволенности. Я хочу начать с парадоксального, на первый взгляд, утверждения. Ребенку нужна система правил и ограничений для того, чтобы успешно ориентироваться в незнакомом ещё ему мире. И, как следствие, возникает необходимость в наказаниях за нарушение этих правил (иначе никакие это не правила, а лишь рекомендации).

Цель наказаний – не унизить или запугать ребенка, а указать на ошибку в поведении, просигнализировать о том, что он не прав и дать время обдумать свои действия и их результат. Поэтому телесные наказания не могут быть эффективным методом воспитания. В итоге ребенок испытает лишь страх, послушание окажется «одноразовым», ведь у ребенка не было возможности осознать проступок.

Традиционные стояние в углу и сидение на стульчике как раз дают время на размышление. Только необходимо подчеркивать, что ребенок отправляется туда именно для обдумывания, а не чтобы выполнить волю родителя. 

Лишение удовольствий – тоже действенное средство. Так ребенок научится оценивать последствия своих поступков. Но, в любом случае, наказание должно идти только после предупреждения – ребенок имеет право заранее знать о последствиях. Но если Вы не собираетесь осуществлять наказание, лучше и не угрожать им – это только запутает ребенка и понизит значение Ваших слов.

Почему нельзя шлепать ребенка предметом во время дисциплинарного взыскания

В Мичигане много родителей, которые наказывают своих детей, применяя те или иные формы телесных наказаний. Порка, в большинстве случаев, принимает форму шлепка, наносимого рукой по заду ребенка , и это форма дисциплины, которую разрешает закон штата Мичиган. Хотя, как вы помните из нашей предыдущей статьи о телесных наказаниях, это непростая тема, поскольку в законе не очень четко прописано, что допустимо, а что относится к категории жестокого обращения с детьми.Так что, если вы решите шлепать своих детей, когда вы дисциплинируете их, эта статья для вас.

Использование руки отличается от использования предмета для удара по ребенку

Скорее всего, когда вы были ребенком, ваши родители шлепали вас, когда вы шалили. И если они это сделали, то есть большая вероятность, что они использовали что-то другое, кроме своих рук, даже если это было всего лишь время от времени, чтобы подчеркнуть точку зрения. Взбивалки для ковров, обувь, кухонные ложки, лопатки, ремни , список предметов, которыми родители шлепают своих детей, практически бесконечен.(В некоторых случаях детей отправляли на улицу, чтобы они приносили выключатель с дерева, чтобы использовать их в своих собственных занятиях!). Но в любом случае это уже не приемлемый вариант.

Удары предметами значительно увеличивают вероятность получения травм!

Если ударить ребенка открытой ладонью по низу, ему будет больно. Однако для многих родителей это главное. Причинять боль, чтобы преподать урок, не нанося травм. Однако, как только вы задействуете какой-либо предмет, шансы, что вы действительно можете причинить значительный вред этому ребенку, возрастают в геометрической прогрессии. Удар ребенка ремнем или удлинителем может вызвать серьезные синяки, болезненные рубцы и даже порезы . Если ударить ребенка выключателем, на его коже могут образоваться кровоточащие раны, что может привести к инфекции. В любом случае, как только объект будет задействован, вероятность стойких травм становится значительной. И именно здесь решение отшлепать ребенка, чтобы дисциплинировать его, переступает черту жестокого обращения с детьми.

CPS не считает, что шлепки в Мичигане допустимы! Служба защиты детей

(CPS) смутно относится к порке, поскольку считает, что грань между физической дисциплиной и физическим насилием слишком тонка для большинства родителей.И, к сожалению, в некоторых случаях они правы. Но столько же случаев, когда они ошибаются, а это означает, что родителей, которые просто пытаются делать то, что они считают правильным, в конечном итоге наказываются за свои усилия. Поэтому, когда вы шлепаете ребенка, и у него заканчивается кровотечение или синяк, который может длиться несколько недель, вмешается CPS, и результаты обычно ужасны для всех!

Родители, обвиненные в физическом насилии, могут потерять своих детей из-за системы!

Если вы шлепаете своего ребенка, и от этого шлепка остаются следы на теле ребенка, о вас могут сообщить в CPS за жестокое обращение с детьми.Учителя, тренеры, ваш бывший, даже незнакомец в магазине или ресторане могут сообщить вам о подозрении в жестоком обращении с детьми. И как только CPS появится и увидит, что у вашего ребенка рубцы, синяки или даже открытые раны, и узнает, что это вы сделали вы, все станет действительно ужасно, очень быстро. Велика вероятность того, что государство заберет вашего ребенка из-под вашей опеки и поместит в приемную семью. Вы даже можете лишиться родительских прав. Поэтому очень важно действовать быстро, чтобы защитить себя и свою семью.

Убедитесь, что у вас лучший адвокат CPS, если вас обвиняют в злоупотреблениях!

Телесные наказания детей — очень спорный вопрос здесь, в Мичигане, и, вероятно, так будет всегда. Но независимо от того, выступаете ли вы за шлепки или предпочитаете другие методы дисциплины, помните, что — выбор за вами как за родителем , если этот выбор не приведет к повреждению или травме ребенка. А если вы участвуете в расследовании полиции или CPS, в ходе которого ставится под сомнение ваш выбор родителей, немедленно свяжитесь с нами по телефону 866 766 5245.Наши квалифицированные и опытные адвокаты CPS всегда готовы помочь.

Делает ли удар вашего ребенка ремнем жестоким обращением с ребенком

Является ли нанесение вашему ребенку ремня чрезмерного телесного наказания Жестокое обращение с детьми в Орландо, штат Флорида

Является ли нанесение ударов по ребенку ремнем или предметом чрезмерным телесным наказанием / жестокого обращения с детьми в районе Орландо, Флорида?

Лучшая практика — дать ребенку тайм-аут и не бить его.Если вы ударили своего ребенка

ремня и оставляя следы или синяки на вашем ребенке, вы настраиваете себя для того, чтобы кто-то звонил в службу защиты детей или в DCFS. Если вы обезобразите своего ребенка или нанесете серьезную травму, ударив ребенка, ваш ребенок будет удален от вас; и вас арестуют за жестокое обращение с детьми. DCFS и правоохранительные органы изучат серьезность травм, полученных в результате ударов / ударов (чрезмерное телесное наказание) ребенка, при принятии решения.

Врач, осматривающий детские травмы, может позвонить в DCFS, если увидит у ребенка следы и синяки; и думаю, что произошло жестокое обращение с детьми. Учитель может сделать то же самое. Поэтому лучше всего использовать тайм-аут или ограничить использование ребенком компьютера, просмотра телевидения или привилегий, которыми ребенок пользуется. Это исключает возможности, которые могут возникнуть, если вы оставите на своем ребенке следы или синяки в результате удара ремнем или другим предметом.

Прецедентное право определяет чрезмерное телесное наказание.Вы можете или не можете быть арестованы и осуждены за преступление, если вы ударите ребенка ремнем, который оставит синяки и следы. Однако, скорее всего, DCFS расследует вас вместе с полицией. Зачем настраиваться на это? Вы действительно хотите рискнуть, что это произойдет?

Если вы не проживаете с другим родителем ребенка, другой родитель, скорее всего, попытается получить от вас единоличную опеку над ребенком или ограничит ваше разделение времени с ребенком.

Принимая решение, DCFS рассмотрит, есть ли психологический ущерб ребенку от удара; и произошли ли из-за этого изменения в поведении ребенка.DCFS спросит ребенка, не боится ли он вас. Они также могут задавать вопросы учителям ребенка.

Эта статья предназначена только для информации; и не образует адвокатской тайны. Если у вас есть дополнительные вопросы по поводу чрезмерных телесных наказаний; и DCFS удаление детей из дома; или DCFS, расследующий вас, вы можете позвонить Энн Мари Гилден, Esquire в Ann Marie Giordano Gilden, P. A. по телефону (407) 732-7620, чтобы назначить первую консультацию.

Законно ли бить вашего ребенка ремнем в 2021 году

Некоторые физические действия считаются оскорбительными.Например, для взрослого — не круто оскорблять несовершеннолетнего (ребенка).

Также совершенно незаконно снабжать ребенка вредными лекарствами. Конечно, душить или сжигать ребенка запрещено.

Тем не менее, нам все еще кажется, что грань между жестоким обращением с детьми и воспитанием детей часто бывает неоднозначной по своей природе. Это не слишком ясно.

Хороший пример — то, что большинство семей действительно считают, что шлепание ребенка — хороший способ наказать их детей. С другой стороны, некоторые семьи считают это жестоким обращением с детьми.

Законно ли сегодня бить ребенка ремнем? В этой статье это обсуждается полностью.

На самом деле, не все штаты принимают законы, запрещающие родителям шлепать или наказывать своих детей. Однако они полагаются исключительно на статуи, касающиеся жестокого обращения с детьми.

Это то, что используется в качестве меры для отдельных родителей. Тем не менее, существует четкая грань между жестоким обращением и дисциплиной.

Чтобы понять, является ли использование ремня для наказания ребенка жестоким обращением, нам необходимо определить, является ли данное действие жестоким или нет в соответствии с законом.

Законодательство штата и федеральный закон содержат положения об этом. Когда действие родителя подпадает под какое-либо определение, то это жестокое обращение с детьми и, следовательно, уголовное преступление.

Федеральный закон, CAPTA (Закон о предотвращении жестокого обращения с детьми), создал основу, минимальные правовые стандарты, с которыми должны работать все штаты при принятии законов штата о жестоком обращении с детьми.

Стандарты гибкие, поскольку каждому штату разрешено добавлять к ним. Это просто базовый уровень для работы.

А теперь давайте углубимся и определим, законно ли бить ребенка ремнем.

Бить ребенка ремнем — это незаконно?

В Соединенных Штатах Америки и во всем мире использование физических упражнений в отношении ребенка является предметом горячих споров.

В то время как некоторые родители рассматривают физическую дисциплину как жестокость, другие твердо убеждены, что она дает лучший эффект.

А что об этом говорит закон? Что ж, не всякое физическое воспитание детей запрещено законом.Это очень приветствуется.

Однако это ограничения допустимого уровня физической дисциплины. Когда эти границы превышаются, это жестокое обращение с детьми.

Надеюсь, вы не удивитесь, что в Соединенных Штатах не запрещено бить вашего ребенка каким-либо предметом, например ремнем. Да, это не противозаконно.

Единственный способ, при котором у вас могут возникнуть юридические проблемы, — это когда ваш ребенок получит заметную физическую травму в процессе. Вот где родители должны быть осторожны.

Однако безопаснее просто дать ребенку тайм-аут, не бить его или ее.Удар по ребенку ремнем и оставление его / ее с синяками и травмами считается жестоким обращением с детьми.

Не создавайте для себя службу защиты детей (или DCFS). Если это произойдет, ваш ребенок будет удален от вас. Следующее — арестовать за жестокое обращение с детьми. А степень травмы определит наказание, которое будет вынесено родителю.

Кроме того, пересечение границы между жестоким обращением и дисциплиной может включать в себя интенсивную силу, которая может быть физической, которая задействует всю силу взрослого при использовании какого-либо предмета для наказания ребенка.

Почему? Это может привести к травмам ребенка. Это оскорбительная дисциплина и считается незаконной.

Уродовать ребенка недопустимо. Есть лучшие и более эффективные способы исправления ребенка. Нанесение телесных повреждений ребенку во имя дисциплины — серьезное преступление. Дисциплинируйте его или ее, но не доходите до крайностей.

В любом случае, бить ребенка ремнем не запрещено. Это запрещено только в том случае, если ремень оставляет на теле заметные повреждения.

Является ли бить вашего ребенка незаконным?

Могу ли я ударить своего ребенка или это незаконно? Многие родители задавали этот глубокий вопрос.

Что ж, ударить ребенка, который злится, любым орудием, кроме голой руки, может быть незаконным.

Это нарушение закона, если такое действие приводит к телесным повреждениям или травмам. Это неразумно из-за возможного негативного воздействия на ребенка.

В США не допускается причинение физического дискомфорта или боли (телесное наказание) несовершеннолетним взрослыми опекунами, школьными должностными лицами или родителями.Незаконным считается наказание ребенка.

Различные формы телесных наказаний, такие как шлепки, шлепки или шлепки, распространены в США.

Хотя шлепки и шлепки по-прежнему считаются законными, несмотря на небольшое количество протестов против этого со стороны социальных служб и медицинских работников.

Обычно это приемлемо для масс, если не делается с каким-либо предметом.

Опять же, во многих штатах применение физического наказания родителями к своим детям по-прежнему считается законным по закону, но по-прежнему вызывает споры.Однако бывают исключения. Существует четкая грань между дисциплиной и жестоким обращением с детьми.

Источник :

https://www.criminaldefenselawyer.com

https://www.lawinfo.com

Связанные

Нью-Йорк

Моя семья приехала из Индии пять лет назад. Друзья моего сына в школе были плохими мальчиками, которые говорили ему пропускать школу и не ходить в школу допоздна. Мы с мужем устали от такого поведения и заперли сына в его комнате на два дня.Его учитель узнал о его наказании и сообщил нам о жестоком обращении с детьми. Кто-то пришел в наш дом, чтобы разобраться. Несмотря на то, что расследование закончилось, у нас все еще есть записи о подозрениях в жестоком обращении с детьми. Почему это случилось?

Семьи иммигрантов могут по незнанию оказаться в затруднительном положении из-за законов США о жестоком обращении с детьми.

Азиатские семьи часто участвуют в расследованиях жестокого обращения с детьми, потому что у них разные взгляды на то, как воспитывать детей. Например, азиатские родители считают, что к детям нужно относиться с уважением.Некоторые родители считают, что строгая дисциплина — это один из способов добиться послушания детей.

В индийской культуре семья важнее всего. Индийская семья может ожидать, что их ребенок будет поддерживать семью, хорошо успевая в школе и подчиняясь своим родителям. Индийская семья может использовать строгую дисциплину, чтобы убедиться, что ребенок должным образом представляет свою семью. Однако в Америке важнее всего личность. Американское общество может счесть семейную дисциплину слишком строгой, особенно если ребенку причинен физический или эмоциональный вред.

Американские законы предоставляют родителям большую свободу в том, как наказывать своих детей. Но законы также защищают детей, если власти считают, что дисциплина становится опасной. Правительство строго соблюдает эти законы против жестокого обращения с детьми и безнадзорности детей. Эти законы предназначены для защиты безопасности детей, даже если родители не собираются причинять детям вред.

Вам необходимо понять, как американские законы влияют на то, как вы воспитываете своих детей, и, возможно, вам придется изучить новые способы воспитания своих детей.Законы США основаны на взглядах американского общества в целом, которые могут отличаться от ваших собственных. Неважно, как люди в вашей стране используют дисциплину. Вас будут судить по обычаям Америки, а не по вашим личным религиозным или культурным убеждениям.

Лучшая защита для вас — знать закон.

После подачи заявления о жестоком обращении с ребенком процесс может занять недели, месяцы или даже годы. Возможно, вам придется обратиться в суд. Правительство может даже забрать ваших детей из вашего дома до того, как вы пойдете в суд.В этой брошюре объясняется, как можно по закону наказать ребенка, чтобы избежать сообщения о жестоком обращении с ребенком. Вы увидите, что у вас все еще есть много вариантов, как наказать своего ребенка, с некоторыми ограничениями. Мы также надеемся, что вы научите другие семьи тому, как воспитывать детей в новом доме.

Могу ли я отшлепать своего ребенка?

10-летний мальчик украл конфеты из супермаркета. Его родители были расстроены, потому что это был третий раз, когда его поймали на воровстве. Его отец кричал на него и несколько раз бил его палкой по ладоням и ногам, пока не оставались опухшие красные отметины.Он сказал, что знаки будут напоминать ему больше не воровать.

В американском обществе существует много разных взглядов на порку вашего ребенка. Некоторые родители считают, что шлепки — это нормально. Однако многие американцы считают, что шлепки вредны для развития ребенка. Даже если легкая порка вашего ребенка может быть законной, власти могут считать это жестоким обращением с ребенком, особенно если на теле ребенка есть синяк или отметина. Любая порка, которая оставляет след или связана с ударами вашего ребенка каким-либо предметом (например, тростью, вешалкой для одежды или ремнем), в американском обществе будет считаться жестоким обращением с детьми.

Некоторые формы традиционной дисциплины не включают в себя нанесение ударов по ребенку, например, когда ребенок удерживает одну позицию в течение длительного времени. Однако вы должны знать, что американское общество может счесть эти наказания слишком болезненными для ребенка. Дисциплина, причиняющая ребенку чрезмерную боль, может быть жестоким обращением с ребенком, даже если вы физически не ударите ребенка.

Могу ли я лишить своего ребенка привилегий?

14-летняя девочка снова приходит домой поздно. Ее родители так расстроены, что не разрешают ей смотреть телевизор в течение недели, поэтому она больше не будет этого делать.

Поощрение ребенка за хорошее поведение — лучший способ побудить его продолжать такое поведение. Однако некоторые родители предпочитают наказывать за плохое поведение лишением привилегий, например, отнимать телевизор или не разрешать ребенку играть с друзьями. Отнятие привилегий обычно нормально.

Но даже если родители могут отнять привилегии, они все равно должны следить за тем, чтобы ребенок развивался физически и эмоционально. Родители не могут наказывать своих детей, лишая их предметов первой необходимости или нанося вред их долгосрочному эмоциональному здоровью.Физическое пренебрежение — это когда ребенок страдает физически, умственно или эмоционально из-за того, что родитель не предоставил достаточно еды, одежды, жилья, образования или лекарств. Эмоциональное насилие и пренебрежение включают случаи, когда ребенку угрожают, постоянно кричат ​​на него или заставляют испытывать до такой степени страх, что это вредит его умственному или эмоциональному развитию.

Родители должны убедиться, что ребенок достаточно счастлив, дружелюбен, уверен в себе и не слишком обеспокоен или напуган. Таким образом, вы можете отнять привилегии, но не можете повредить физическому или эмоциональному росту ребенка.

На кого распространяются эти законы?

Вы должны знать, что в соответствии с законодательством США родители и другие лица, ухаживающие за ребенком, обязаны защищать ребенка от опасности чрезмерного наказания.

Лица, «допускающие» злоупотребления

Если вы знаете, что кто-то другой наказывает вашего ребенка способом, который может быть жестоким обращением с ребенком, вы должны защитить своего ребенка. Вы должны сделать больше, чем просто попытаться остановить насилие. Вы действительно должны это остановить. Родителю, возможно, придется позвонить в полицию, если он или она не могут остановить насилие в одиночку.

Власти также привлекут к ответственности родителей, если они сочтут, что родитель «должен был знать» о насилии. Например, если супруг (а) жестоко обращался с ребенком раньше и может снова оскорбить ребенка, то ожидается, что родитель будет защищать ребенка.

Другие люди, ухаживающие за ребенком

Даже если вы не являетесь родителем ребенка, эти законы применяются к вам, если вы заботитесь о ребенке, как родитель. Сюда входит лицо, ответственное за уход за ребенком во время жестокого обращения, или лицо, которое регулярно бывает в доме ребенка, например бабушка, дедушка или няня.

В Нью-Йорке определенные люди должны сообщать о любом подозреваемом жестоком обращении или пренебрежении в соответствии с законом. К этим людям относятся врачи, учителя, лица, обеспечивающие уход за детьми в дневное время, работники социальных служб и полиция.

Куда я могу обратиться за помощью или информацией?

То, что мы написали до сих пор, не предназначено для того, чтобы вас напугать, но чтобы помочь вам понять законы и обычаи вашего нового американского дома. Возможно, вам придется изучить новые способы дисциплинировать своего ребенка. На следующей странице приведен список агентств, которые могут помочь вам упростить эти изменения.

В следующих агентствах есть двуязычные говорящие. Вы можете позвонить им, чтобы задать вопросы или если Управление по делам детей (ACS) расследует вас.

Центр помощи детям Квинса
(718) 899-9810
87-08 проспект Правосудия, комната C-7
Элмхерст, Нью-Йорк 11373

Больничный центр Элмхерста
(718) 334-1825
79-01 Бродвей RM 6-16
Элмхерст, Нью-Йорк 11373

Nav Nirman Foundation, Inc.
(718) 478-4588
Справедливости 87-08 пр.Комната LA
Элмхерст, Нью-Йорк 11373

Как мне сообщить о жестоком обращении с детьми?

Если вы подозреваете жестокое обращение с детьми или отсутствие заботы о них, звоните на горячую линию штата Нью-Йорк по вопросам жестокого обращения и жестокого обращения с детьми 24 часа / 7 дней в неделю по телефону (800) 342-3720. Доступна языковая помощь, но вы должны иметь возможность сделать первоначальный запрос на переводчика с английского языка.

Служба защиты детей штата Нью-Йорк будет документировать все звонки, сделанные с целью сообщить о жестоком обращении с детьми или пренебрежении им, и, в некоторых случаях, им, возможно, придется сообщить о случившемся в полицейское управление.

Вы можете узнать больше о том, как сообщить о жестоком обращении с детьми, на веб-сайте Управления по делам детей и семьи (OCFS).


Этот ресурс был разработан при финансовой поддержке Фонда защиты детей, Hedge Funds Care и Фонда Уильяма Т. Гранта. Перевод Амбалики Мишра.

Исследовано и написано Лидией Фан, эсквайром. Дополнительная благодарность Национальной коалиции за реформу защиты детей и фирме Davis, Polk & Wardwell за помощь в проведении исследований; лицам и общественным организациям, просмотревшим брошюру; и Джейд Ли за дизайн и верстку.

Коалиция американских детей и семей азиатского происхождения стремится улучшить качество жизни американцев азиатского происхождения в Нью-Йорке, облегчая доступ к медицинским и социальным услугам, которые важны для всех американских детей и семей азиатского происхождения.

ЯНВАРЬ 2002

КОАЛИЦИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ И СЕМЬЕЙ АЗИАТСКИХ АМЕРИКАНОВ
УЛИЦА 120, ТРЕТИЙ ЭТАЖ,
НЬЮ-ЙОРК, NY 10005
телефон: 212.809.4675
сайт: www.cacf.org
факс: 212.344.5636
электронная почта: [email protected]

Порка ремнем — Жестокое обращение с детьми?

Наказание ребенка шлепанием, я полагаю, самая распространенная форма дисциплины, когда я был ребенком, снова фигурирует в новостях. Звездный бегун Миннесотских Викингов Адриан Петерсон был дисквалифицирован на прошлой неделе за то, что отшлепал своего 4-летнего сына веткой дерева. В современном мире это серьезный бизнес. Вот похожий недавний случай в Калифорнии.

Порка ремнем

3 августа 2013 г. сосед сообщил, что слышал, как ребенка били или шлепали.Когда заместители шерифа округа Лос-Анджелес исследовали дом Джозу Э. (отец) и Карен Э. (мать), они обнаружили, что у двухлетней дочери А.Е. (имена не разглашаются) на задней части ноги были два красных рубца длиной от пяти до шести дюймов. и еще больше красных рубцов на ее ягодицах. (Судьи не пишут «задница».)

Отец признался, что ударил А.Е. своим ремнем, потому что она плохо себя вела. Мать не знала о порке ремнем, но видела, как отец шлепал А.Е. по заднице голой рукой.

Жестокое обращение с детьми

Отец был арестован за жестокое обращение с детьми и содержался под стражей.

Отец объяснил свое разочарование в наказании своей маленькой дочери. Он сказал следователям, что в детстве его наказывали ремнем, и он думал, что это лучший способ наказать

н. Э.

Департамент по делам детей и семьи Л. А. и судья суда по делам несовершеннолетних не согласились и признали отца виновным в жестоком обращении с детьми. Его выгнали из дома. Отец понравился.

Опасно для ребенка?

Отец утверждал, что А.E. из-под его опеки был неподобающим, поскольку не представлял существенной опасности для его дочери.

На самом деле, как и следовало ожидать, отобрать ребенка из-под опеки его или ее родителей непросто. Раздел 361 (c) (1) Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях ограничивает возможность суда по делам несовершеннолетних лишить ребенка физической опеки со стороны родителей. Суд должен установить с помощью «четких и убедительных доказательств», что «существует или может быть существенная опасность для физического здоровья, безопасности, защиты, физического или эмоционального благополучия несовершеннолетнего.”

Существовало множество свидетельств того, что отец и мать были хорошими родителями. Не было постоянного домашнего насилия, проблем со злоупотреблением психоактивными веществами и проблем безопасности дома. DCFS признал, что семья была готова к сотрудничеству и была заинтересована в решении вопроса о порке. А.Е. была здорова и комфортно чувствовала себя в присутствии родителей.

Постановление / Закон

Апелляционный суд отменил решение суда по делам несовершеннолетних, не найдя четких и убедительных доказательств того, что отец представлял опасность причинения вреда своей дочери А.E. Ему разрешили вернуться в семейный дом.

В деле 2013 года мы резюмировали заключение генерального прокурора о телесных наказаниях: «Для родителей не является незаконным шлепать ребенка в дисциплинарных целях другим предметом, кроме руки, при условии, что наказание является необходимым и не чрезмерным по сравнению с индивидуальные обстоятельства ».

Согласно судебному делу 2013 года, разумность конкретного телесного наказания зависит от четырех факторов: (1) возраста ребенка, (2) части тела, по которой был нанесен удар, (3) инструмента, использованного для нанесения удара по телу. ребенка, и (4) размер нанесенного ущерба.Это не жестокое обращение с детьми, если произошла «случайная травма».

Урок для родителей / Чарльз Баркли

Я помню, как в детстве несколько наших соседских друзей были избиты своими отцами ремнями, вешалками, деревянными ложками или выключателями. Я подозреваю, что иногда это связано с алкоголем.

Родители, которых в детстве наказывали избиениями, даже жестокими, могут искренне полагать, что именно так вы эффективно наказываете своих детей. Не так, не сегодня. И тогда тоже.По крайней мере, проблема привлекает внимание всей страны.

Бывшая звезда баскетбола Чарльз Баркли так прокомментировал дело Адриана Петерсона: «Порка — мы делаем это постоянно», объяснив, что телесные наказания — обычная практика на Юге.

Порка ребенка другим предметом, кроме руки, о чем в случае обнаружения должны сообщить медицинские работники, может повлечь за собой уголовное обвинение в жестоком обращении с ребенком.

Адриан Петерсон против Рэя Райса

Это жесткий штраф, как Хосуэ Э.и Адриан Петерсон научился на собственном горьком опыте. Правильно это или нет, я провожу различие между инцидентом с Адрианом Петерсоном и звездой Балтиморских воронов Рэем Райсом, который ударил кулаком и нокаутировал, а затем безжалостно вытаскивал из лифта своего тогдашнего жениха. Комментарии приветствуются.

Джим Портер — поверенный Портера Саймона, лицензированный в Калифорнии и Неваде, с офисами в Траки и Тахо-Сити, Калифорния, и Рино, Невада. Сферы практики Джима включают: недвижимость, девелопмент, строительство, бизнес, ТСЖ, контракты, травмы, посредничество и другие транзакционные вопросы.С ним можно связаться по адресу [email protected] или www.portersimon.com.

Найдите нас на Facebook. © 2014

Что считается жестоким обращением с детьми?

Использование длительных периодов изоляции в качестве наказания считается жестоким обращением с детьми в большинстве штатов.

Источник: sjhuls / AdobeStock

Одной из наиболее частых причин, по которым родители откладывают обращение за консультацией по психическому здоровью для своих детей, является опасение, что в какой-то момент в процессе лечения их дети будут без предупреждения забраны из дома агентством по защите.Однако большинство воспитателей используют дисциплинарные стратегии, которые не соответствуют юридическим определениям жестокого обращения с детьми или отсутствия заботы, и беглый взгляд на закон может иметь большое значение для ослабления родительских страхов.

Что юридически считается жестоким обращением с детьми или безнадзорностью?

Законы сильно различаются от штата к штату, но в целом следующие типы поведения считаются жестоким обращением с детьми или пренебрежением ими:

  • Удар вашего ребенка предметом, кулаком или другой частью вашего тела с намерением причинить вред (за исключением «разумной родительской дисциплины»; см. Ниже).
  • Правдоподобные угрозы убить вашего ребенка или причинить ему серьезный вред.
  • Использование чрезмерного физического сдерживания или длительных периодов изоляции в качестве средства контроля над поведением вашего ребенка.
  • Оставлять ребенка без присмотра (когда он младше возраста, указанного в вашем штате) или с лицом, неспособным надлежащим образом присматривать за вашим ребенком, даже если ваш ребенок спит.
  • Разрешение вашему ребенку быть свидетелем или участвовать в незаконном (в том числе несовершеннолетнем) злоупотреблении наркотиками или алкоголем.Это включает воздействие алкоголя или других наркотиков в утробе матери.
  • Вождение в нетрезвом состоянии с ребенком в машине.

Вождение в нетрезвом виде, в то время как ваш ребенок находится в машине, считается жестоким обращением с детьми в большинстве штатов.

Источник: energepic / Pexels

  • Позволить вашему ребенку стать свидетелем домашнего насилия или стать его жертвой.
  • Сознательное позволение вашему ребенку причинить физический, эмоциональный или сексуальный вред.
  • Вовлечение вашего ребенка в сексуальные контакты или действия любого рода. Любой сексуальный контакт между ребенком младше возраста согласия (который варьируется в зависимости от штата) и взрослым, значительно более старшим ребенком или другим ребенком младше возраста согласия считается изнасилованием, предусмотренным законом, и о нем также необходимо сообщать.
  • Показывать вашему ребенку или вовлекать его в производство порнографических материалов. Это включает в себя сексуальную активность в присутствии вашего ребенка.
  • Нежелание удовлетворить основные потребности вашего ребенка в пище, жилье, чистой воде и безопасной окружающей среде (примеры небезопасных условий включают: ваш ребенок живет в машине или на улице, или в домах, где он подвергается воздействию ядовитых материалов, осужден сексуальные преступники, экстремальные температуры или опасные предметы, такие как оружие или наркотики).В некоторых штатах финансовая неспособность удовлетворить потребности вашего ребенка не считается пренебрежением, если вам не предложили финансовую помощь для удовлетворения этих потребностей или вы отказались от нее.
  • Нежелание искать или предоставлять вашему ребенку лечение, необходимое для его или ее способности функционировать, оправляться от болезни или травмы или продолжать жить (кроме случаев, когда религиозные убеждения запрещают медицинское лечение).
  • Нежелание позволить вашему ребенку получать соответствующие образовательные инструкции (например, намеренное воспрепятствование вашему ребенку посещать школу, отказ обратиться за помощью, если ваш ребенок отказывается посещать школу, или неспособность дать вашему ребенку образование после того, как заявили, что он или она будут обучаться на дому ).
  • Бросить ребенка или не установить с ним серьезных отношений, когда у вас есть для этого средства.
  • Неспособность предпринять разумные и своевременные усилия для поиска вашего ребенка, если он пропал.
  • Совершение любых других преднамеренных действий, которые представляют угрозу для жизни или физического благополучия вашего ребенка или которые приводят к значительному физическому или эмоциональному ущербу для вашего ребенка.

В этот список не включены все действия, которые могут считаться жестоким обращением с детьми, жестоким обращением или пренебрежением в соответствии с законодательством вашего штата.Министерство здравоохранения и социальных служб США поддерживает отличную поисковую систему, где вы можете найти законы об охране детства в вашем штате.

Неспособность предпринять разумные и своевременные усилия по поиску пропавшего ребенка считается жестоким обращением с детьми во многих штатах.

Источник: Ной Силлиман / Unsplash

Законно ли шлепать моего ребенка?

В большинстве штатов родителям разрешается наказывать своих детей поркой, которая определяется как удар рукой по ягодицам ребенка.В некоторых штатах такое определение порки является единственной законной формой телесного наказания; другие просто заявляют, что могут применяться только «разумные» или «умеренные» дисциплинарные методы. Это означает, что некоторые формы наказания, которые вы, возможно, испытали в детстве, например, шлепки деревянной ложкой, плетью ремнем или удары ботинком, больше не могут быть законными средствами наказания детей в вашем штате. Кроме того, следует отметить, что если какой-либо вид телесного наказания приводит к серьезным травмам вашего ребенка — например, ушибам, порезам или невозможности сесть, — то это будет считаться жестоким обращением с детьми, даже если сам метод в противном случае мог бы быть неприемлемым. юридический.

Но разве консультирование не конфиденциально?

Несмотря на то, что консультанты соблюдают конфиденциальность, все специалисты в области психического здоровья считаются «уполномоченными репортерами», что означает, что по закону они обязаны сообщать о подозрениях в жестоком обращении с детьми или отсутствии заботы о них в соответствующие государственные органы, такие как Департамент по делам детей и семей или Департамент защиты детей. Услуги. Точно так же учителя вашего ребенка, персонал детского сада и педиатр также являются уполномоченными репортерами в большинстве штатов. Любой из этих лиц может сделать сообщение, основанное на заявлениях, сделанных вами или вашим ребенком, видимых доказательствах физических травм или недоедания или симптомах, указывающих на жестокое обращение или пренебрежение (например, несоответствующие сексуальные знания, внезапный регресс в развитии или необычные страхи без объяснения причин). ).

Вы можете узнать больше о законах о сообщении в вашем штате здесь, а также найти ответы на некоторые часто задаваемые вопросы об обязательном сообщении о злоупотреблениях здесь.

Законов о детской дисциплине по штатам 2021

Воспитание детей, несомненно, является одной из самых противоречивых тем среди родителей. Может возникнуть путаница при определении того, что считается дисциплиной, а что — злоупотреблением. Следовательно, родители могут устать от того, какую форму наказания использовать.Чтобы лучше понять эту тему, вот законы, касающиеся детской дисциплины.

Дисциплина или злоупотребление?

В настоящее время во всех штатах разрешены некоторые не слишком суровые наказания для детей. Однако возникает еще один вопрос: что считается слишком резким или интенсивным? Благодаря Закону о профилактике и лечении жестокого обращения с детьми (CAPTA) все эти руководящие принципы зависят от штата, в котором проживают люди.

Порка — это одна из форм наказания, которая считается исключительной в штатах.Это потому, что они не могут вызвать синяки, которые сильно повлияют на ребенка. Это единственные правила, которых придерживаются по всей стране.

Однако есть и другие штаты, в которых действуют особые законы о дисциплине, варьирующиеся от мягких до строгих:

  • Снисходительность: родители могут шлепать своих детей, если они не причинят физический вред ребенку (детям).
  • Строгое: родители могут только мягко шлепать своего ребенка (детей) и не могут бить, пинать, сжигать, резать или трясти их.

Прочие физические лица

Помимо законов о наказании детей, некоторые законы распространяются на других людей, наказывающих детей. Эти законы конкретно касаются таких людей, как учителя и незнакомцы.

Что касается учителей, то в 19 штатах учителям разрешено применять телесные наказания к ученикам, когда это необходимо для исправления их поведения. Наказания могут включать, в основном, шлепки и шлепки.

С другой стороны,

Незнакомцы, наказывающие детей других людей, прямо не упоминаются ни в одном штате.Таким образом, родители должны решить, хотят ли они, чтобы другой человек наказывал их ребенка за них. К этим другим людям относятся такие люди, как родители друга их ребенка и другие люди.

Последствия

В штатах, где не допускаются никакие формы телесных наказаний, родителям придется иметь дело с серьезными последствиями, если они нарушат закон. Чем суровее будет наказание, тем вероятнее, что обвинение, предъявленное родителю, будет суровым.

Многие штаты предъявят родителям обвинения в нападении или даже жестоком обращении с детьми, если они оставили на своем теле физические следы. Так было во многих случаях. Например, викинги убегают от Адриана Петерсона, который был арестован в 2014 году за то, что наказал своего сына розыгрышем и вызвал у него синяки на спине.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>