МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Нужно ли бить детей: Можно ли бить детей в целях воспитания?

Можно ли бить детей в целях воспитания?

Конечно, многие родители знают и придерживаются принципа о том, что бить детей нельзя. Но достаточно часто можно встретить и противоположные высказывания: бить детей нужно, «пожалеешь розгу, потеряешь ребенка», «раньше всегда детей били и они выросли нормальными людьми», «меня били и я благодарен за это родителям».

Многие психологи обосновывали недопустимость насилия над ребенком. Но так ли это? В чем сущность физического наказания?

Сторонники физических наказаний часто выдвигают аргумент, что родитель наказывает (бьет) ребенка осознанно, желая ему добра. И в этом случае насилие допустимо. Так ли это? В каких случаях насилие допустимо и допустимо ли вообще?

Что такое физическое наказание?

В узком смысле дело происходит так. Родитель, разгневанный каким-то проступком ребенка, достает ремень и… Как мыслит родитель? Он вспоминает какой-то случай из своей жизни, который для него является оправданием его действий. Он вспоминает как однажды что-то натворил (получил двойку, украл, вернулся домой очень поздно) и за этот проступок «получил ремня».

Взрослый вспоминает, что очень хорошо усвоил урок и больше не совершал проступка.

Виктор вспоминает. «Однажды я пришел домой поздно, хотя должен был прийти в семь вечера. Отец ничего не сказал, достал ремень и отлупил меня. Разговоры не потребовались. Я хорошо усвоил урок. Ребенка нужно бить.»

Физическое наказание — это установление границ дозволенного с помощью боли и страха.Однажды наказанный ребенок понял, что можно и что нельзя, и теперь не совершает проступка из-за страха наказания.

Границы очень нужны ребенку. Ребенку важно жить с пониманием, что хорошо, а что плохо, как можно поступать, а как нельзя. Страх наказания — это тоже граница.

Но чего вы хотите? Что бы ребенок не нарушал запреты из чувства страха или из-за своих морально-нравственных убеждений?

Некоторые взрослые тоже не нарушают законы исключительно из страха наказания. А вот другие из-за своих морально-нравственных убеждений. Так, например, первые не воруют потому, что боятся попасть в тюрьму, а вторые потому, что это по их меркам безнравственно.

вам какой вариант кажется более привлекательным?

Но ведь раньше детей наказывали…

Телесные наказания были очень распространены, например, в средние века. А что такое средние века для взрослого? Это страх, страх перед Богом, который покарает. В тот период церковь была карающим органом. Взрослый боялся Бога, ребенок — взрослого. Сейчас другие времена. Верующий человек сейчас не боится Бога, он его любит. Вера — это жизнь в любви, а не в страхе. И тогда границы — это любовь. Можно одновременно любить и бояться? Можно, но это не самое лучшее сочетание чувств. Страх преобладает, сковывает любовь. Так и ребенок. Будет ли он любить бьющего его родителя? С большой вероятностью, да. Но и будет бояться.

А теперь вернемся к границам. Границы могут разные. Можно просто наказывать ребенка за каждую провинность и он будет четко знать, что нельзя делать. Но будет ли он знать, что можно? Вот тут возникают сложности. Для него с большой вероятностью будет разрешено все, что не запрещено. Дети, которых часто наказывают, ориентируются на запреты и наказания и мало думают сами, часто не умеют принимать решения.

Шестилетнему Вове не разрешают пачкаться на улице. Однажды Вова играл в луже, испачкался и папа отшлепал его. Вова отлично усвоил урок. Недавно Вова увидел, как двухлетний малыш ехал на трехколесном велосипеде и упал в лужу. Мама малыша была далеко, она бежала, а малыш лежал под велосипедом и плакал. Вова хотел помочь малышу, но он помнил, что ему нельзя пачкаться. Он стоял и смотрел, пока не прибежала мама малыша.

Вот она моральная дилемма. Вова отлично усвоил запрет и не нарушил его. Наверно, это хорошо. Возможно, это то, чего хотел папа. Но в данном случае все-таки было бы нормально, по-человечески помочь малышу, даже с риском испачкаться. Но страх оказался сильнее.

Происшествие заметила мама Вовы, которая гуляла с ним. Она была расстроена поступком (точнее, бездействием) Вовы и подошла к нему с вопросом: «Вова, почему ты не помог малышу?». «Мама, я хотел помочь, но папа запретил мне пачкаться», — ответил Вова со слезами в голосе.

Вова понимал, что надо помочь малышу. Он понимал, что поступает неправильно. Но он также боялся наказания.

Можно ли наказывать ребенка?

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ребенок жил строго по вашим указаниям, не учился принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ваш ребенок жил в страхе перед вами и наказанием, чтобы всю свою дальнейшую жизнь он помнил те моменты, когда его наказывали.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы самым ярким впечатлением вашего ребенка были не радостные моменты, а моменты наказания.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ваш ребенок всю жизнь благодарил вас за розгу, а не за то, что вы дали ему жизнь, воспитали в заботе и любви.

Какой же вывод мы можем сделать? Самый простой способ установления границ — это физическое наказание ребенка. А вот воспитание — это, конечно, более сложный путь. Какой путь выбрать — вам решать.

Начали мы с пословицы «пожалеешь розгу, потеряешь ребенка». Но есть и другие пословицы и поговорки: «Наказывать легче, чем воспитывать», «Верная указка — не кулак, а ласка», «Побои мучат, а не учат», «Кто не мог взять лаской, не возьмет и строгостью», «Не штука проучить, а штука научить».

Психолог рассказала, почему нельзя бить детей

Недавно у меня на лекции возникла дискуссия со студентами на тему «Можно ли бить детей в воспитательных целях?». Мнение аудитории разделилось примерно пополам. Первые утверждали, что рукоприкладство к детям неприемлемо по ряду причин. Например, их в детстве били родители, и они вспоминают это как страшный сон. Или их никогда родители не били, и они выросли нормальными людьми.Приводились и другие доводы: телесное наказание унижает человека, это негуманно и так далее. Однако нашлись и те, кто говорил обратное. И тоже приводили аргументы. Жаль, что такая полемика вообще развернулась. Потому что – и это надо написать крупными буквами – детей бить категорически нельзя ни при каких обстоятельствах!

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ

Странно слышать аргументы от родителей: «сколько можно было ему повторять?», «он сам напросился», «он меня довел!». Как будто вас никогда не доводил начальник, муж, жена, подруга, мама? При этом вы же не решаете вопрос легким подзатыльником и не бросаетесь на них с ремнем? Наоборот – находите альтернативные методы решения вопросов, как-то договариваетесь. Почему же с детьми некоторые родители себе позволяют физическое насилие? Представьте себя ребенком: вы чего-то не знаете, или не понимаете, или не можете запомнить. Или слегка пошалили, или двойку принесли… И вот кто-то очень близкий и родной, тот, кто должен вас учить, защищать, заботиться, на вас за это злится, орет! И не просто злится, а лупит тапкой, дает подзатыльник или еще хуже – порет ремнем. А еще этот обидчик – в полтора раза выше и в два раза тяжелее вас. Вы полностью в его власти, просто потому, что он сильнее. А вам в этот момент нужно соображать, усваивать и воспринимать, делать выводы! Представили состояние ребенка?

Вместо поддержки и совета ему создали предельно стрессовые условия, боль, да еще кричат, что он тупой! В некоторых семьях дети регулярно оказываются в таких условиях… Очевидно, что такой метод воздействия не несет воспитательной функции. Если у вас задача чему-то научить ребенка, то имейте в виду, что даже «легкий шлепок» дезорганизует его, лишая способности воспринимать и усваивать информацию.

Огромное значение также имеет вопрос личных телесных границ ребенка! Он должен понимать, что его тело неприкосновенно. Нарушая его телесные границы, вы формируете в его сознании прецедент восприятия физического насилия как нормы в его будущих отношениях с окружающими.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Жестокое обращение с ребенком вызывает необратимые изменения его психического, а порой и интеллектуального развития, формирует неврозы, фобии, панические атаки и соматические проявления. Насилие искажает восприятие реальности – дети, часто подвергающиеся насилию, уходят в мир своих фантазий. Да, порой шлепком вы можете получить быстрый результат, но в долгосрочной перспективе это абсолютно деструктивно для ребенка.

Рукоприкладством вы формируете асоциальное поведение – понимание, что все вопросы решаются насилием.

И точно подрываете свой авторитет, вызывая ответную агрессию. Вы разрушаете доверие между вами и доверие ребенка к внешнему миру. Если его так обижают близкие люди, чего же тогда ждать от других… Родителям надо не забывать, что ребенок, которого бьют в детстве, во взрослой жизни более склонен к депрессиям, разным формам зависимостей, ожирению и суициду. Ищите альтернативные формы воспитания и наказания. Берегите и любите своих детей. Вот что главное. 

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем — Российская газета

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем?

МВД Беларуси инициирует принятие закона о предупреждении насилия в семье, в том числе физического наказания детей. Прежде всего, предполагается резко усилить профилактическую работу в сфере семейных отношений. А что думают насчет воспитательной роли отцовского ремня россияне, не пора ли его выбросить?

Ирина Дейнек, жительница Калининграда, учитель русского языка и литературы, мама двоих детей:

— Я резкий противник телесных наказаний в семье. Ремень унижает детей, отражается на их поведении, поступках. По детям сразу видно, бьют ли их, кричат ли на них. Более того, негативные воспоминания о таких наказаниях не стираются по прошествии многих лет. Единственным исключением я бы назвала ситуацию, когда ребенок своим поведением угрожает собственной жизни и здоровью. Когда он, к примеру, регулярно выбегает на проезжую часть, игнорируя все возможные устные аргументы. Но и здесь ремень можно применять только в крайнем случае — и только один раз, обязательно по ногам, а не по мягкому месту. Просто чтобы у ребенка в голове закрепилось, что за запретным действием следует наказание. А вообще, лучший способ воздействия на ребенка — это регулярное выполнение своих обещаний. Если пообещал что-то хорошее — выполни. Но если пообещал за какой-то проступок лишить, к примеру, какого-то развлечения — тоже сдержи слово, как бы жалко тебе ребенка не было.

Игорь Рубцов, многодетный отец из Ижевска:

— Наказание не должно быть физическим. На современных детей, например, очень хорошо влияет отстранение от Интернета, планшетов, телефонов и других гаджетов, потому что сейчас они — неотделимая часть жизни каждого человека.

Александр Пушкарев, председатель совета Костромской благотворительной организации «Воскресение», многодетный отец

:

— Бить детей нельзя, это понятно. Всем нужно пытаться сдерживаться. Конечно, иногда бывают такие отношения или ситуации в семье, когда родители выходят из себя и могут шлепнуть ребенка. Исправлять эту ситуацию, на мой взгляд, можно только воспитанием и просвещением. Если резко ввести наказания — вся деревня может оказаться в тюрьме. И кому от этого будет лучше?

Светлана Калмыкова, педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра, Барнаул:

— Телесное наказание ребенка недопустимо. Агрессия — не метод воспитания, это лишь показатель бессилия родителей, которые не могут найти адекватный выход из конфликтной ситуации. Конечно, взрослым порой проще шлепнуть ребенка, чем попытаться выстроить конструктивный диалог с ним. Но надо понимать, что рукоприкладство, крик только отдаляют нас от собственных детей.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Почему не надо бить детей (и что делать, чтобы они слушались)

Мы были так фрустрированы этой дискуссией, что решили обозначить свою позицию относительно шлепков и подзатыльников более четко — мы против. Чтобы донести эту мысль до тех наших читателей, которые считают применение физической силы своим законным родительским правом, мы опубликовали на своей странице в ВК видеоролик с участием Дэвида Бекхэма, снятый специально в рамках кампании по борьбе с бытовым насилием.

Под этим постом (опять-таки неожиданно для нас) открылся портал в ад, другими словами это назвать сложно. Более шести сотен комментариев, некоторые авторы которых пытались уличить НЭН в двуличности — мол, мы говорим о том, что нет единственно верного способа воспитать ребенка, поддерживаем плюрализм мнений, даем возможность высказаться людям с самыми разными точками зрения на родительство, а тут вдруг категорически против выступили против битья детей.

Друзья, мы никогда не говорили о том, что бить или не бить детей — это вопрос выбора, никогда не считали, что шлепки, тычки, «лещи» и прочие унизительные вещи — это приемлемый, просто альтернативный, способ взаимодействия с детьми. Да, одного-единственного верного способна вырастить ребенка действительно нет. Но зато есть несколько способов сделать это неправильно — например, решить, что иногда бить детей можно. «За дело». «Потому что по-другому не понимают». «Потому что нас били — и ничего». «Потому что ничего страшного в этом нет». И так далее. Нет, все это — не оправдание насилию. Ага, даже щелчок по носу во время кормления — это оно.

Мы собрали несколько текстов о том, почему бить детей нельзя, а также подобрали материалы для тех, кто хотел бы научиться общаться, договариваться, воспитывать и вообще жить с детьми без вот этого всего — угроз, истерик, шлепков. Бить детей нельзя. Это не опция, не выбор, не способ воспитания.

Начать рекомендуем вот с этой подборки цитат специалистов по детской психологии, который наши коллеги из «Мела» опубликовали в ответ на примерно такой же поток комментариев о приемлемости насилия в ходе воспитания детей. Цитата: «Не надо питать иллюзии, что в этот момент вы его воспитываете: вы просто прекращаете прямо сейчас неприемлемое поведение грубым, но действенным способом. Ничего общего с воспитанием это не имеет».

Для тех, кто считает, что книги — это все фигня и следовать данным в них рекомендациях в реальной жизни невозможно, — мнения практикующих специалистов, которые говорят в том числе и о том, что нет научных данных о хоть какой-нибудь пользе физических наказаний (наглядно — количество исследований, доказывающих пользу шлепков, равно нулю).

Вот здесь уважаемая и любимая многими Людмила Петрановская объясняет, почему осознанная агрессия (именно как выбор) по отношению к ребенку — это очень плохо, что за всем этим стоит и к чему приводит. При этом она указывает, что родители — так бывает — могут реагировать на опасную ситуацию проявлением физической силы по отношению к ребенку.

Тем же, кому хочется более наукообразных терминов, анализа и разбора, можем посоветовать фрагмент статьи о так называемой эстафете насилия в семье по отношению к ребенку. Лекция Ирины Млодик объясняет агрессию в семье более широко, рассказывает, почему вообще родители часто раздражаются на детей, как с этим бороться и как экологично утилизовать свои негативные чувства по отношению к ребенку.

Еще одна лекция — Екатерина Бурмистрова рассказывает о гневе в семье и его влиянии на отношения с близкими (в том числе, разумеется, с детьми).

Ну а тут немного колоночной лирики от Валерия Панюшкина, который пытается понять, почему же жители России бьют детей и считают, что это окей.

Снова «Мел». На этот раз со списком того, что помимо битья существуют и другие неэффективные методики воспитания. От них тоже следует отказаться.

Давайте перейдем к практике жизни, в которой, к сожалению, детей продолжают бить.

Вот здесь разбор в четырех частях о том, «нужно ли родителю показывать свой авторитет, свою силу и как это делать, не травмируя ребенка». Большое чтение, из которого можно почерпнуть много всего полезного и узнать интересного (в том числе о себе самих).

Легкий, местами даже смешной текст о пресловутых границах и о том, как объяснять малышу, что такое нельзя (и почему он вообще так себя ведет).

Как сделать так, чтобы ребенок слушался? В целом — никак, но зато можно изменить кое-что в своем поведении, чтобы конфликтных ситуаций было меньше.

Chips рассказывает о том, как перестать ссориться с ребенком и научиться конструктивному диалогу (а вот тут — как разрешать споры сиблингов).

Можно ли бить детей в качестве наказания: мнение психолога

На одном из отечественных телеканалов недавно обсуждалась тема домашнего насилия. Обсуждалась она в контексте инициативы МВД РБ запретить телесные наказания детей на законодательном уровне.

С насилием по отношению к женщинам все понятно: это устойчивый виктимблейминг — «сама спровоцировала» и «нет дыма без огня».

Даже в той нашумевшей российской истории, когда муж отрубил бывшей жене кисти рук за то, что она подала на развод, люди писали в комментариях к публикациям: «Ну не просто же так, что-то же она такое сделала, что у мужика башню снесло». Как будто некие поступки дают нам право отрубать людям руки.

Но вот коснулись темы «насилие и дети». И здесь все, оказывается, еще хуже. Потому что если в отношении женщин общество зачем-то пытается найти оправдание агрессору, то детям даже не нужно провоцировать: тумаки и затрещины — это часть нормального воспитательного процесса.

vesti22.tv

То есть с одной стороны «да, детей, конечно, бить нельзя», но, с другой, — «шлепки, затрещины и тапком по попе — это же не насилие». Сидят чиновники и прочие публичные приличные люди и говорят: «Понятия „наказание“ и „насилие“ нужно разделять. Раздача подзатыльников, например, к насилию не имеет никакого отношения».

А что — насилие? Чтоб уж наверняка: приковать наручниками к батарее и бить до посинения?

Со стороны участников дискуссии прозвучал и такой вопрос: а что, если принятие подобного закона приведет к тому, что дети, которых бьют родители, побегут жаловаться на них в правоохранительные органы?

Говорили об этом так, как будто это что-то возмутительное, вопиющее, иррациональное, фантасмагоричное. Кадр из хоррора и антиутопии: собрались дети и пошли в правоохранительные органы отстаивать свои права на неприкосновенность.

В отношении подобных инициатив все почему-то боятся перекосов, и рассуждения всегда сводятся к тому, что кого-то из родителей обязательно незаслуженно посадят, отберут детей. Но о самих детях опять никто не думает, хотя, казалось бы, ну не бейте их, и всё. И ничего вам за это не будет.

razvitie-krohi.ru

К слову, телесные наказания детей запрещены в 52 странах мира, и этот список постоянно обновляется. Среди последних присоединившихся — Франция и Зимбабве. Первой страной в мире, которая ввела запрет на применение физических мер воздействия по отношению к детям, стала Швеция, криминализировавшая физические наказания в далеком 1979 году, когда многих из нас еще даже не было в планах. Надо сказать, что в таких законодательных документах прописан запрет не только на физическое воздействие, но также и на унижение и оскорбления словом.

При этом, согласно данным ЮНИСЕФ, три четверти детей в возрасте от двух до четырех лет подвергаются насилию со стороны родителей.

Ну да, мы, родившиеся в Советском Союзе, помним времена, когда били практически всех, но не надо называть это традицией и утверждать, что этого нельзя изменить. Когда слышишь «не нами придумано, не нам и нарушать», «меня били как сидорову козу, и ничего — вырос нормальным человеком», «веками так было», все время вспоминаются такие слова как «прогресс», «цивилизация» и то, что уже никого не сжигают на костре.

Или вот когда говорят «я бью не больно, чтобы обида, но не боль». Хотя, казалось бы, сегодня все такие грамотные, во всем разбирающиеся, каждый сам себе и другому психолог! И уж тем более странно не понимать, что дело не в боли, что обида, унижение и страх травмирует еще сильнее и дольше.

Нужно говорить о том, что насилие нельзя спровоцировать. Это не проблема ребенка, это всегда проблема родителя, не способного справиться со своей агрессией. Насилие — это всегда выбор насильника. Если сосед намусорил под вашей дверью, только вы выбираете, как поступить — проигнорировать, вежливо сделать замечание или ударить его пакетом с мусором по голове.

Современный мир предоставляет нам массу возможностей для решения своих проблем: есть центры семейного консультирования, есть телефоны доверия, есть психотерапевты. Если упростить: есть книги, написанные психологами, и статьи с их советами. Пожалуйста — решайте проблемы. Но насилие — это не метод.

Есть ведь еще один важный момент: ребенок, которого воспитывают методом физической силы, видит, что насилие разрешено, имеет воздействие и «если его, то и он».

nationwidechildrens.org

Почему родители не думают, что он может вырасти, стать сильнее и раздавать затрещины уже им? Особенно когда они станут старыми, беспомощными и начнут ходить под себя. Потому что этот опыт — опыт насилия — не забывается. Помнятся ярче всего не дни рождения, не походы в цирк и не сахарная вата в парке Горького, а ремень и синяя попа.

И сколько бы мы ни говорили, что «мы не такие», отмахнуться от этого нельзя, потому что все это происходит на наших глазах: на улицах, в магазинах, в общественном транспорте.

Дать подзатыльник, шлепнуть по попе, толкнуть и замахнуться. За то, что упал, запачкал штаны, за то, что пролил сок, уронил конфету, за то, что хочет есть, пить, в туалет, за то, что плачет.

И это же не какие-то там маргинальные алкоголики делают, а приличные люди, мы с вами. И это не зависит ни от социального статуса, ни от уровня доходов, ни от образования. А значит, именно в наших силах все это изменить.

В цивилизованном обществе вопрос «бить или не бить детей?» не должен подниматься вообще. Поэтому когда собираются взрослые, уважаемые люди и вполне серьезно обсуждают вопрос, нужно ли бить детей, то это удивительно вдвойне. Когда обсуждают, кто будет решать, какой силы затрещины — воспитание, а где уже насилие. Когда задают вопрос, кто и как это будет измерять…

Получается, что ребенок — это маленькое бесправное существо, с которым взрослый может делать все, что ему вздумается? Почему? Просто потому, что может. Как сказал в проводимом телевидением опросе прохожий, «женщин и детей бить нужно обязательно, потому что по-другому они просто не понимают»…

Комментарий специалиста, Оксана Бланк, психолог, Центр успешных отношений:

— К сожалению, тема насилия до сих пор вызывает множество вопросов. В том числе такой: «А что считать насилием?».

Если мы говорим о физическом вмешательстве, агрессии, то здесь все нужно рассматривать как насилие. В такой ситуации нарушаются права ребенка, нарушается его восприятие реальности и отношение к самому себе.

Кроме того, когда, например, в магазине мы наблюдаем, как мама не бьет, но всячески обзывает и оскорбляет своего ребенка, то это также насилие — насилие эмоциональное, которое тоже наносит ребенку очень серьезный ущерб.

Зачем нужны наказания? Наша цель — донести до ребенка информацию о том, что он что-то сделал не так, что тот или иной его поступок не поддерживается взрослым. Нужно предложить вариант другого поведения, альтернативу его поступку.

В такой ситуации шлепки, затрещины и оплеухи не несут вообще никакого воспитательного воздействия, они просто дают ребенку возможность почувствовать свое бесправие, бессилие и остаться в зависимой ситуации.

Потому что отношения между ребенком и взрослым совершенно не равные, в них есть детская незащищенность и очень четкое понимание того, кто на самом деле сильнее, у кого больше власти, кто определяет все, что происходит.

suckhoevabe.vn

Мама бьет ребенка — он обижается на маму, до него доходит информация не о том, что он что-то плохое сделал, а о том, что мама плохая. А потом в подростковом возрасте мы видим ребенка, который говорит «мир ужасен, я одинок, никто меня не понимает»… Поэтому так важно увидеть эту схему, понять, чем чреваты подобные родительские поступки.

Каждый родитель должен иметь четкое представление о том, какие у него первостепенные цели и что он хочет донести ребенку, наказывая его тем или иным образом, каких результатов в дальнейшем ожидает.

Телесное насилие, как и любое другое, вызывает страх, чувство беззащитности, желание спрятаться, укрыться. И когда мы силой формируем у ребенка слепое послушание, нам почему-то кажется, что так он будет вести себя только с нами. Но родители — это первая тренировочная площадка, где формируется определенный стереотип поведения со всеми окружающими.

В результате вырастает подавленный, униженный, оскорбленный человек, который постоянно боится. У него нет ни инициативы, ни ответственности, ни активности, потому что главное чувство, которое родители привили ему с детства, — это страх. Либо он может вырасти агрессором, потому что для него это единственный вариант: когда ты хочешь доказать свою правоту — бей.

Конечно, бывают ситуации, когда невозможно справиться со своими эмоциями. И здесь каждому родителю необходимо найти свой вариант поведения: кто-то держит в кармане монетки и начинает их пересчитывать, кто-то пьет воду, кто-то уходит в другую комнату. Каждый может найти для себя наиболее подходящий способ переключиться, взять эмоции под контроль. Не зазорно обратиться и к специалистам.

Сосредоточьтесь не на наказаниях, а на поощрениях — подчеркивайте, когда ребенок поступает хорошо и правильно, обращайте на это его внимание. И берегите друг друга!

Можно ли воспитать ребенка без ремня? — Людмила Петрановская

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Бить детей нельзя | Мнения

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Что же это означает для нас с вами? Давайте вместе попробуем разобраться в истории вопроса за последний год.

Пройдем по хронологии. В 2015 году с целью реализации поручения президента страны о декриминализации некоторых составов преступлений небольшой тяжести Верховным судом Российской Федерации был внесен в Государственную думу большой законопроект, направленный на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства. В нем предлагалось отменить уголовную ответственность за впервые совершенные побои, предусмотренные статьей 116 УК РФ, за исключением совершенных из хулиганских побуждений либо по экстремистским мотивам. Но в процессе рассмотрения проекта федерального закона в него были внесены поправки ГД, которые вызвали большой общественный резонанс. Появилась новая юридическая категория — «близкие лица».

Кроме того, федеральным законом дела по статье 116 УК РФ выведены из дел частного обвинения. Теперь эти дела не смогут быть прекращены примирением сторон.

Так если и раньше наказание за побои было таким же, если близких лиц так же избивали, — то что возмутило общественников?

Первое. Само выделение категории «близкие лица» наравне с хулиганскими побуждениями по мотивам религиозной ненависти и пр.

Второе. Данная статья предусматривает различную степень наказаний, но максимальная — лишение свободы сроком до двух лет. Хотя за более серьезное преступление — «причинение легкого вреда здоровью» — установлена менее строгая ответственность (ст. 115 УК РФ). Иными словами, если бы на улице ребенка побили незнакомцы, они получили бы меньшее наказание, чем если бы его побили дома.

Законопроект прозвали «запретом на воспитание детей».

В обществе начались серьезные дискуссии о том, можно или нельзя бить детей при воспитании в семье и до какой степени их можно бить. Я присутствовала на радиоэфирах, где люди, именующие себя «экспертами», утверждали, что детей «можно и нужно бить» и таким образом — «воспитывать». Меня сильно пугает эта тенденция. Меня никогда не били родители. И всегда казалось, что цивилизованное общество стремится к тому, чтобы развивать иные методы воспитания. Если так происходит в каких-то семьях, то им в первую очередь нужно помогать справляться с этим, искать другие варианты. Но ни в коем случае не оправдывать. Иначе к чему мы придем?

Понятно, что те, кто бьет своих детей и жен, боятся наказания. Теперь это будет сложнее объяснить как семейный конфликт. И не нужно оправданий, что шлепки — это побои, и за каждый шлепок нас могут привлечь к ответственности. Не нужно подменять понятия. Побои — это удары, умышленно нанесенные по любым частям тела человека с причинением физической боли и (или) поверхностных повреждений. Это, простите, не один удар. Это все-таки побои.

Хотя за полгода работы закона я не встретила случая, когда родителям или мужьям за шлепок по попе присудили бы два года лишения свободы. Я допускаю, что любой родитель чувствует себя уязвимым, предполагая, что кто-то может использовать эту статью против него. На практике это вряд ли возможно. Но если постоянно говорить об этом и нагнетать обстановку, то и незаряженное ружье, как мы знаем, может выстрелить.

Опасения общественников были услышаны, группа депутатов Государственной думы внесла законопроект, убрав из статьи про побои формулировку «в отношении близких лиц».

В Общественной палате России состоялись «нулевые чтения» данного законопроекта. Мероприятие было ярким. Порой от представителей родительских сообществ звучали такие высказывания, что становилось не по себе. Доходило даже до предложений узаконить физическое или психическое принуждение при воспитании детей, если это не повлечет последствий для здоровья.

Так или иначе, этот законопроект в палате поддержали. Но в своем заключении Общественная палата отметила, что необходимо дать четкие определения вышеупомянутым деяниям во избежание неоднозначных толкований. Иначе подмена понятий и страхи общественности, вызванные отсутствием четкой формулировки «побои», не прекратятся.

Мало предложений прозвучало о том, как государству и обществу следует работать с семьей, чтобы домашнего насилия становилось меньше, хотя именно на это обратили внимание законодатели.

Считаю, что с семьями нужно работать больше. Общественная палата в рамках работы комиссии по поддержке семьи, детей и материнства готова обсуждать самые разные идеи и предложения по укреплению института семьи. Но я лично и мои коллеги, надеюсь, тоже не станут поддерживать инициативы и их трактовки, призывающие к насилию в семье в любом виде. Бить детей нельзя. Бить жен нельзя. И точка. Признание насилия в семье нормой — оправдание собственного бессилия, слабости и психической несостоятельности.

Закончить хочу ответом Владимира Путина на один из подобных вопросов на пресс-конференции в декабре 2016 года: «Смотрите, детей-то лучше не шлепать и не ссылаться при этом на какие-то традиции. Ни родителям, ни тем более соседям, хотя такое, конечно, в практике иногда бывает. От этих шлепков до избиений… Дети зависят от взрослых полностью, это самая зависимая часть общества в любой стране. Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков».

Автор — член Общественной палаты России, член Координационного совета при президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы

Это то, что происходит, когда вы бьете своих детей

Звезда Национальной футбольной лиги Адриан Петерсон недавно был обвинен в жестоком обращении с детьми после того, как наказал своего 4-летнего сына, ударив его выключателем. Избиение было настолько жестоким, что на теле ребенка, в том числе и на гениталиях, остались рубцы. Обвинение Петерсона вызвало бурю споров о целесообразности избиения детей в качестве наказания за плохое поведение.

Вот семь вещей, о которых вам нужно помнить о физической дисциплине.

1. Уважение к своим родителям не означает делать то, что они сделали.

Наши родители, бабушки и дедушки приняли многие вещи, которые мы больше не считаем приемлемыми сегодня: законы Джима Кроу, курение и употребление алкоголя во время беременности, реклама вакансий как «Требуется помощь: мужчина; требуется помощь: женщина» и т. Д. Мы пришли к выводу, что многие из этих традиций и верований ошибочны, и вполне обоснованно отвергаем их. Можно любить своих родителей и отвергать их традиции или верования. Можно согласиться с тем, что они делали то, что считали правильным в то время, одновременно выбирая не делать этих вещей или не верить им.

2. Удар по детям учит их тому, что сила делает добро.

Родители физически крупнее и сильнее детей. Они также знают больше, чем дети, и, поскольку их мозг полностью развит, они способны к большему самоконтролю. Когда родитель пытается заставить детей вести себя лучше, ударив их, этот родитель говорит им, что ударить людей, которые меньше и слабее вас, — это приемлемый способ получить от них то, что вы хотите. Почему это должно удивлять этого родителя, когда их дети бьют маленьких детей в школе или вырастают битьями жен?

3.Взрослые часто теряют контроль, когда бьют детей.

Если вы позволите себе физически дисциплинировать своих детей, ВЫ подвергнетесь риску стать насильником. Адриан Петерсон — не единичный случай, когда взрослый потерял его в результате применения физической дисциплины. Став взрослыми, мы часто возвращаемся домой разочарованными, уставшими и злыми. У нас нет терпения разбираться с тем, что могут предложить наши дети. Как только вы начнете бить ребенка, который нажимает на ваши кнопки, вы испытаете огромное облегчение.И это приятное облегчение может побудить вас бить еще сильнее и сильнее. Петерсон признает, что перешел черту. Почему ты не веришь?

Вероятность того, что вы переступите черту. Довольно скоро вы дадите себе разрешение ударить своего ребенка даже за малейшее нарушение, потому что вы пристраститесь к тому приливу облегчения, которое вы получаете от удара кого-то беззащитного. И вы не захотите признать тот факт, что вы бьете своего ребенка, потому что он чувствует себя хорошо.

4.Нанесение ударов вашим детям может остановить их плохое поведение, но в конечном итоге повредит им и вашим отношениям с ними.

Люди, которые считают, что «щадящая розга портит ребенка», обычно отвергают огромное количество исследований, показывающих, что удары по детям превращают их в злых, обиженных взрослых с психологическими и эмоциональными проблемами. Большой метаанализ исследований последствий наказания показал, что чем больше физических наказаний получают дети, тем более вызывающим они являются по отношению к родителям и властям, чем хуже их отношения с родителями, тем с большей вероятностью они сообщат о том, что они ударили партнера по свиданию или супруг.Они также с большей вероятностью страдают проблемами психического здоровья, такими как беспокойство, депрессия и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, и менее склонны сочувствовать другим или усваивать нормы морального поведения.

Рациональный человек меняет свои убеждения, когда оказывается, что реальность противоречит этим убеждениям.

Данные показывают, что наказание должно соответствовать возрасту и применяться при необходимости. Легкие шлепки могут быть приемлемы для детей в возрасте от 2 до 6 лет, детей старшего возраста следует наказывать ненасильственными методами, а родители, испытывающие проблемы с гневом или склонные к насилию, должны полностью избегать физического наказания.Согласно национальной статистике, в 2012 году почти 125 000 детей стали жертвами физического насилия, достаточно серьезного, чтобы им требовалась медицинская помощь, и 42% этих жертв были в возрасте до 6 лет.

Даже применяя физическое наказание к маленькому ребенку, вы должны быть уверены, что наказание действительно требуется в данных обстоятельствах. Однажды я увидел отца и маленького сына (около пяти лет), ехавших на велосипеде по оживленной дороге, а отец ехал за сыном. Отец был вне себя от ярости, потому что его сын просто не мог сосредоточиться на дороге. Казалось, все его отвлекало. Отец, наконец, потерял его, стащил сына с велосипеда и сильно ударил его о днище. «То, что вы делаете, опасно», — кричал он, — «Тебя могут убить! Вы должны обратить внимание!» Чего отец не понимал, так это того, что его маленький сын не был способен игнорировать все эти отвлекающие факторы. Его сын был наказан за невыполнение того, что он был не в состоянии сделать. Ребенок этого возраста больше способен следовать за кем-то на велосипеде, чем вести его.Причина этого является биологической: самоконтроль и сосредоточенность — это функция лобных долей мозга, а лобные доли не полностью развиты или полностью связаны с остальной частью мозга до раннего взрослого возраста.

5. Бить детей запрещено более чем в тридцати странах мира, но полностью законно в США.

Почему мы так отстали в своем мнении, что агрессия против детей в конечном итоге вытесняет агрессию? Если избиение детей — это самый надежный способ снизить уровень преступности и воспитывать хорошее поведение, тогда почему у нас также самое большое количество заключенных в мире?

6. Физические наказания НЕ более распространены в чернокожих общинах.

Бывшая звезда НФЛ Чарльз Баркли защищал действия Петерсона, утверждая, что «Я черный парень … Я с Юга … Порка — мы делаем это постоянно. Каждый чернокожий родитель на Юге будет в тюрьму при тех обстоятельствах «.

Тем не менее, недавний опрос показал, что восемь из десяти чернокожих и семь из десяти белых одобряют физическое наказание детей. Вот видео, на котором белый судья с юга избивает свою дочь-подростка, а его жена смотрит и одобряет.Хорошая новость заключается в том, что тот же опрос показал, что рейтинги одобрения физических наказаний снизились с 84% в 1986 году до 70% в 2012 году.

7. Есть более эффективные способы добиться желаемого поведения.

Предположим, что вы, как родитель, больше заинтересованы в формировании поведения своих детей, чем в применении физического наказания как средства выражения своего гнева и разочарования. Обычно маленького ребенка пугает просто увидеть, насколько вы злы. Вам не нужно усугублять страх физическим.Здесь можно найти семь отличных средств дисциплины. Вот простой способ выполнить работу:

Если вы сделаете X, вы будете наказаны. Если вы вместо этого сделаете Y, вы будете вознаграждены. Что вы выберете?

Пока поведение и последствия конкретны и ясны, этот подход является очень эффективным средством формирования поведения. Это позволяет детям почувствовать, что они в определенной степени контролировать то, что с ними происходит, и учит их искать и обдумывать выбор. Это может сработать даже с оппозиционными детьми — детьми, которые особенно дерзки и которых трудно контролировать.

Так что сделайте себе одолжение: используйте свой полностью развитый взрослый мозг, чтобы придумать умные, не жесткие способы заставить своих детей делать то, что вы от них хотите.

Авторские права д-ра Дениз Камминс 19 сентября 2014 г.

, 28 апреля 2016 г. — Обновленная информация о том, что происходит, когда вы бьете своих детей: 50 лет исследований с участием более 160 000 детей недвусмысленно показывают, что шлепки не только неэффективны как форма дисциплины, но и наносят ущерб психическому здоровью детей и взрослых.

Вот что делает с детьми порка. Доктора говорят, что все это нехорошо.

Родители, которые бьют своих детей, могут полагать, что удар «просто привлекает их внимание» или налагает старомодную дисциплину, но на самом деле шлепки ухудшают поведение, чем раньше, и могут нанести долгосрочный вред, заявили педиатры в понедельник.

Американская академия педиатрии усилила свои рекомендации против телесных наказаний в обновленных рекомендациях, заявив, что они делают детей более агрессивными и повышают риск возникновения проблем с психическим здоровьем.

«Применение телесных наказаний увеличивает, а не снижает вероятность того, что в будущем дети будут проявлять вызывающий и агрессивный характер», — говорится в новом руководстве для педиатров.

«От порки нет никакой пользы», — сказал доктор Роберт Седж из Медицинского центра Тафтса в Бостоне, который помогал писать инструкции.

«Мы знаем, что дети растут и развиваются лучше благодаря позитивному ролевому моделированию и установлению здоровых ограничений. Мы можем добиться большего ».

Словесные оскорбления и унижение также контрпродуктивны, считает педиатрическая группа.

«Родители, другие лица, осуществляющие уход, и взрослые, взаимодействующие с детьми и подростками, не должны применять телесные наказания (включая удары и шлепки) ни в гневе, ни в качестве наказания за плохое поведение или как его следствие, а также не должны применять какие-либо дисциплинарные меры, в том числе словесные. оскорбления, которые вызывают стыд или унижение », — говорится в обновленных правилах группы.

«В течение нескольких минут дети часто возвращаются к своему первоначальному поведению. Это определенно не учит детей саморегулированию», — сказал Сеге NBC News.

«Такие методы, как тайм-аут и другие эффективные формы наказания, цель состоит в том, чтобы научить ребенка контролировать себя, чтобы у него была возможность контролировать свое собственное поведение и управлять им. И это то, что на самом деле все. »

Американцы по-прежнему твердо верят в избиение, шлепки и шлепки детей как дома, так и в школе.

Связанные

«Согласно опросу 2004 года, примерно две трети родителей маленьких детей сообщили, что применяли те или иные физические наказания», — сообщила педиатрическая группа.

«Эти родители сообщили, что к пятому классу 80 процентов детей были подвергнуты физическому наказанию, а 85 процентов подростков сообщили, что подвергались физическому наказанию, при этом 51 процент подвергся ударам ремнем или подобным предметом».

А в 2013 году опрос Harris Interactive показал, что 70 процентов родителей согласны с утверждением о том, что «хорошая, жесткая порка иногда необходима для воспитания ребенка», хотя это меньше, чем у 84 процентов родителей в 1986 году. меняются, сказал Сеге.

«Если вы ограничиваете свои опросы людьми, у которых дома есть дети в возрасте 5 лет и младше, которые являются новым поколением родителей, большинство из них не любят шлепать своих детей и часто не шлепают своих детей. ,» он сказал. «Мы думаем, что произошла смена поколений, когда сегодняшние родители гораздо реже шлепают своих детей, чем их родители».

Одна группа изучала родителей в их доме и обнаружила, что большинство родителей действительно давали детям устные предупреждения, прежде чем нанести физический удар.Но они не заставили себя ждать. «Телесное наказание произошло в среднем через 30 секунд, что свидетельствует о том, что родители могли« реагировать либо импульсивно, либо эмоционально, а не инструментально и намеренно »», — заявили в педиатрической группе.

Это принесло мало пользы.

«Эффекты телесных наказаний были временными: в течение 10 минут большинство детей (73 процента) возобновили то же поведение, за которое были наказаны».

Битье детей не только приносит мало пользы; это может ухудшить их долгосрочное поведение.

«Дети, которые неоднократно подвергались телесным наказаниям, как правило, развивают более агрессивное поведение, повышенную агрессию в школе и повышенный риск психических расстройств и когнитивных проблем», — говорится в заявлении Сеге.

Так было, даже когда родители были в остальном теплыми и любящими.

Родители, ударившие своих детей, часто имеют собственные серьезные проблемы. «Родители, страдающие депрессией, чаще применяли телесные наказания. Кроме того, экономические проблемы в семье, проблемы с психическим здоровьем, насилие со стороны интимного партнера и злоупотребление психоактивными веществами — все это связано с повышенной зависимостью от телесных наказаний », — сказал Сеге.

«В одном небольшом отчете говорится, что родители, которые сами пережили травмы, чаще применяют телесные наказания, чем другие родители».

Связанные

Так что же могут делать родители вместо этого?

«Во-первых, установите позитивные, поддерживающие и любящие отношения со своим ребенком. Без этого основания у вашего ребенка не будет причин, кроме страха, демонстрировать хорошее поведение », — советует AAP.

«Во-вторых, используйте положительное подкрепление, чтобы усилить поведение, которое вы хотите от своего ребенка.«

Тайм-ауты очень хорошо подходят для детей младшего возраста, — заявила группа. «Наказывайте детей старшего возраста, временно лишив их любимых привилегий, таких как занятия спортом или игры с друзьями. Если у вас есть вопросы о наставлении детей, поговорите со своим педиатром », — советует он.

Педиатры почти всегда рекомендуют дисциплинарные меры, которые не включают в себя избиение детей или принуждение их есть специи, полоскание рта с мылом или другие жестокие наказания.Только 6 процентов из 787 американских педиатров, опрошенных в 2016 году, одобрили порку, и только 2,5 процента действительно ожидали, что это принесет пользу.

Американская психологическая ассоциация утверждает, что положительное подкрепление более эффективно, чем шлепки.

«Положительное подкрепление альтернативного поведения чрезвычайно эффективно», — говорится в нем.

10 Негативные последствия избиения детей

Введение:

Воспитание ребенка — одно из самых сложных дел после первых дней отцовства.Когда дети вырастут, они обязательно станут более требовательными и испытают пределы вашего терпения. Количество истерик увеличивается. Вначале родители пытаются рассуждать с ребенком, но чаще дисциплинирование превращается в избиение и применение силы, поскольку они отчаянно пытаются дисциплинировать своего ребенка! Но, дорогие родители, знаете ли вы, что избиение детей может иметь некоторые анти-последствия, которые могут иметь долгосрочные последствия для вашего ребенка. Продолжите чтение, чтобы узнать больше!


Почему родители избивают детей?

В большинстве случаев родители вынуждены брать розгу в отчаянии.Они могли бы испробовать все другие методы, чтобы заставить своего ребенка понять, пока единственное, что остается, — это применить силу. Вскоре родители становятся привычкой шлепать своего ребенка, как только он / она делает что-то не так.

Судя по тому, насколько «успешно» это было в последний раз, они могли бы просто выбрать легкий путь, даже не пробуя никаких других методов воспитания детей. Некоторые родители могут также шлепать своих детей из-за страха или гнева — это могло стать их рефлексом на то, что ребенок делает что-то не так.

Вам также может быть интересно узнать, как угрозы могут повлиять на вашего ребенка. Смотрите видео в нашем приложении!


Каковы могут быть последствия избиения детей:

1.
Избиение порождает избиение :

Дети наблюдают и моделируют поведение на основе окружающих их людей, и эти действия обязательно будут им подхвачены на ранней стадии. Порка дает ребенку представление о том, что бить маленьких людей — это нормально, если это делается по какой-то причине.Если вы решите дисциплинировать своего ребенка, взяв на него удочку, вы автоматически даете ему право бить окружающих.

2.
Негативно влияет на самооценку детей :

В большей степени, чем физическая, это эмоциональная травма, которая вызывает самые тяжелые последствия. У вашего ребенка, скорее всего, разовьется представление о себе как о слабом, и он может перестать уважать себя. Он получает представление о том, что он «плохой» мальчик, и это остается с ним как шрам на очень долгое время.

3.
Обесценивает родителя :

Порка ребенка может выглядеть как побоище. Вы можете почувствовать удовлетворение на данный момент, но в долгосрочной перспективе вам наверняка станет хуже. Ваш ребенок обязательно будет вас бояться, но вы увидите его негативные последствия немного позже, когда он отстранится от вас.

4.
Он остается с детьми на долгое время :

По данным исследователей из Университета Миссури, шлепки в младенчестве могут иметь негативное влияние на темперамент и поведение ребенка.Исследование подтвердило, что чем больше детей шлепают, тем больше у них шансов бросить вызов своим родителям. Также было обнаружено, что он влияет на психическое здоровье ребенка и вызывает когнитивные проблемы.

5.
Избиение детей не работает :

Ничего хорошего не получится из использования розги на ваших детях, и вы можете напугать их на всю жизнь. Шлепки не имеют никаких преимуществ с точки зрения развития!

Знайте, что общение играет ключевую роль в воспитании детей. Смотрите видео в нашем приложении!

6.
Гнев становится основным поведением :

Не только родители подвержены влиянию гнева, который они испытывают, но они также сеют семена гнева в своих детях. Это означает, что у вашего ребенка с большей вероятностью будут возникать эмоциональные проблемы по мере взросления. При ударе проблемы не просто прекращаются, а наоборот, они увеличиваются.

7.
Родители выходят из-под контроля во время избиения :

Избиение ребенка может начаться как легкое наказание для сдерживания определенного поведения.Однако между дисциплиной и жестоким обращением очень тонкая грань, которую через некоторое время можно легко стереть. Например, если ребенок снова повторяет поведение или ошибку, вы можете бить сильнее, пока не подумаете, что он «научится» вести себя лучше. Следовательно, избиение детей может обернуться еще хуже как для вас, так и для детей.

8.
Развивает у детей заниженную самооценку :

В ходе опроса было обнаружено, что дети, подвергавшиеся телесным наказаниям по мере взросления, с большей вероятностью проявляли антисоциальное и даже эгоцентрическое поведение в своей жизни. совершеннолетие.

9.
Проблемы с лишним весом у детей :

Доктор Дхананджай Гамбшир, психиатр-консультант и сексолог, согласен с тем, что жестокое обращение может вызвать ожирение во взрослом возрасте. По его словам, «Ожирение в результате переедания и малоподвижного образа жизни являются характеристиками неправильного совладания с собой, и то и другое используются как механизмы выхода из нежелательных ситуаций. Оба они указывают на низкую самооценку и депрессию , что приводит к низкой уверенности. Ожирение снова усугубляется, и человек становится все более замкнутым ». Негативные детские переживания имеют долгосрочные последствия в виде безнадежности, депрессии и злоупотребления наркотиками.

10.
Избиение вызывает плохие воспоминания :

Воспоминания ребенка о том, как его отшлепали, могут оставить шрам от радостных сцен взросления. Люди чаще вспоминают травмирующие события, чем приятные. Одна из целей родителей — наполнить банк памяти своих детей сотнями, возможно, тысячами приятных сцен. Удивительно, как неприятные воспоминания о порке могут блокировать эти положительные воспоминания.

Альтернативные дисциплинарные методы избиения детей:

Если вам интересно, как еще можно дисциплинировать ребенка, если не за хорошее шлепание, вот семь альтернативных дисциплинарных методов , которые вы можете адаптировать для воспитания сбалансированного и воспитанные дети.

1.
Выражение неодобрения:

Самый простой и эффективный способ изменить поведение ребенка — это дать ему понять, что вы его не одобряете. Четко сформулируйте свои возражения и объясните причины. Когда ребенок замечает ваше разочарование или неодобрение, он может поправиться. Вашему ребенку нужно ваше одобрение.

Неодобрение работает когда четко указано — один раз. Не ворчите, не втирайте, не продолжайте и не воспринимайте неодобрение как обиду. Ваше неодобрение должно быть выражено убежденно и страстно, но без гнева. Не будьте слабовольны или властны.

2.
Небольшое обсуждение :

Когда что-то идет не так, обычно первая и лучшая реакция — сесть и поговорить об этом. Часто открытое общение — это все, что нужно, чтобы изменить поведение или убедиться, что определенное нарушение не повторится снова.

Используйте свои обсуждения, чтобы указать на естественные последствия, которые могут произойти из-за неправильного поведения. Детям иногда нужна помощь, чтобы увидеть цепочку событий и понять, почему они происходят.

3.
Игнорирование :

Когда вы сталкиваетесь с легким, раздражающим поведением вашего ребенка, иногда лучший ответ — игнорировать его. Для игнорирования ненадлежащего поведения требуется:

a. Принятие активного решения игнорировать это.
г. Тихо обращайте внимание, пока активно игнорируете его.
г. Развитие покерного лица, расслабленного тела, прямого и невозмутимого.
Конечно, никогда не игнорируйте ничего опасного или вредного для ребенка. Как родитель, вы должны знать, что игнорировать, а когда игнорировать.

Дети часто пробуют раздражающие модели поведения, и чем больше внимания они получают, тем хуже они становятся. Игнорирование — дело мягкое, и оно работает. Он основан на предположении, что для вашего ребенка негативное внимание (которое заставляет вас подниматься) принесет ему больше удовлетворения, чем отсутствие внимания.

4.
Разделение и замена :

Дети ссорятся из-за предмета? Унеси это. Если вы отделяете ребенка от объекта, убедитесь, что вы заменили занятие чем-то продуктивным.
Два правила:
а. Разделение и замена никогда не должны выполняться с помощью glee
b. Отделяйте ребенка от объекта только тогда, когда объект связан с его плохим поведением.

5.
Предупреждения :

Ваш ребенок начинает капризничать, и первое, что вы сделаете, это предупредите его. Во многих случаях это означает конец проступкам! Предупреждения — это не то же самое, что угрозы. Угрозы угрожающие; предупреждения просто предупреждают ребенка о том, что поведение необходимо прекратить сейчас, иначе будут последствия.В лучших предупреждениях четко указаны пределы и связанные с ними последствия.

Предупреждения действуют только в том случае, если ваш ребенок считает, что вы будете его выполнять. Родители, которым больше всего удаются предупреждения, — это те, кто не боится выполнять каждое предупреждение. Будьте последовательны — это обеспечивает безопасность вашего ребенка и гарантирует, что вас будут слушать.


Заключительные мысли:

Возможно, самое убедительное упражнение из исследования состоит в том, что никто не нашел доказательств того, что избиение детей полезно для детей.Более того, есть и другие подходы для достижения желаемых результатов для наших детей . Следовательно, мы должны сконцентрировать наши усилия на осмыслении и использовании этих возможностей.

ущерб, и как тепло матери ухудшает удар

Если вы считаете, что бить, бить или шлепать своих детей, а затем постепенно смягчать ситуацию, душив их любовью, вы ошибаетесь. Очень тепло с ребенком, которого вы ударили таким образом, редко улучшает ситуацию.На самом деле это может только усугубить ситуацию. Это может сделать ребенка более, а не менее тревожным.

Это один из многих тревожных результатов нашего исследования о том, смягчаются ли последствия телесных наказаний материнским теплом. Мы изучили более 1000 детей в 11 группах в восьми странах, опросив матерей об уровнях телесных наказаний в семье и расспрашивая матерей и детей о детской тревоге и агрессии.

Мы ожидали обнаружить, что объятия и поцелуи смягчают эмоциональное воздействие физических ударов.Наше исследование с участием детей в возрасте от 8 до 10 лет показывает, что материнское тепло действительно может немного уменьшить это воздействие, когда ребенок подвергается низкому уровню телесных наказаний. Даже в этом случае тревога и агрессия, вызываемые у ребенка подобным телесным наказанием, все еще остаются, хотя и на более низком уровне. Однако наше исследование показало, что любовь почти никогда не уменьшала воздействие высоких уровней телесных наказаний. В этих обстоятельствах детское беспокойство не снимается очень теплым родителем, хотя в странах с более авторитарным стилем воспитания, таких как Колумбия и Кения, неблагоприятные последствия телесных наказаний менее выражены.Как правило, детское беспокойство усугубляется, когда родители проявляют большую любовь и одновременно применяют телесные наказания.

«Мы можем только предполагать, почему это может быть. Возможно, это просто слишком сбивает с толку и нервирует ребенка, когда его сильно ударили и тепло любили в одном доме ».

Мы можем предположить, почему это может быть. Возможно, дети безвозвратно чувствуют себя отвергнутыми, когда подвергаются такой агрессии, как бы тепло в противном случае ни был родитель.Или, может быть, это просто слишком сбивает с толку и нервирует ребенка, когда его сильно ударили и тепло любили в одном доме. Это могло бы объяснить, почему мы обнаружили, что дети меньше беспокоятся, когда родитель, который их сильно ударил, также был холоден по отношению к ним эмоционально.

Наше исследование дает более широкое предупреждение. Дело в том, что телесные наказания вообще, даже на низком уровне, приводят к повышенной тревожности и агрессии у детей. Это воздействие тем сильнее, чем суровее наказание. В общем, родительская любовь редко полностью устраняет ущерб, даже когда физическое наказание относительно невелико.Это в значительной степени верно для самых разных стран. Вот почему мы предлагаем клиницистам в разных странах советовать родителям не применять телесные наказания, даже в контексте теплых отношений между родителями и детьми, и помогать родителям найти другие способы управлять поведением детей.

К этим открытиям следует сделать важный нюанс. Результаты несколько различаются в странах с авторитарными моделями воспитания детей, где для родителей более нормальным и приемлемым считается применение телесных наказаний.В этих странах телесные наказания по-прежнему увеличивают детскую тревогу (а также детскую агрессию, о которой сообщают родители), но не в такой степени, как в странах, где телесные наказания менее приемлемы с социальной точки зрения. Кроме того, сами дети, живущие в среде более авторитарных родительских культур, не сообщали о том, что стали более агрессивными. Эти результаты подтверждают теорию о том, что в странах с более авторитарными моделями воспитания детей вероятность того, что суровое наказание будет отвергнуто родителями, ниже.

Однако при рассмотрении этого предостережения важно помнить, что контекст воспитания детей постоянно меняется. С 1979 года, когда Швеция стала первой страной, объявившей телесные наказания вне закона, ее примеру последовали 43 страны. Их число постоянно растет: телесные наказания становятся социально неприемлемыми во все большем количестве мест по всему миру. Это говорит о том, что авторитарные социальные нормы со временем уменьшатся, и поэтому они будут иметь меньшее сдерживающее влияние на ущерб, наносимый детям суровыми физическими наказаниями.

Некоторые люди также пытаются представить шлепки или удары как обычное или легкое телесное наказание, которое сильно отличается от физического насилия. Однако исследовательская литература показывает, что более мягкие формы телесных наказаний являются факторами риска более серьезных форм физического насилия. Итак, более мягкие формы иногда перерастают в нечто более резкое. Кроме того, там, где уровень телесных наказаний высок, также выше показатели других форм насилия, включая убийства и домашнее насилие, такое как насилие со стороны интимного партнера.Телесные наказания являются частью более широкой модели принятия насилия обществом. Это некоторые из причин, по которым Организация Объединенных Наций определяет любую форму телесного наказания как физическое насилие.

Мы также знаем, что многие родители сожалеют о применении телесных наказаний. Согласно исследованиям, проведенным более чем в 30 странах, доля родителей, которые заявляют, что для правильного воспитания ребенка необходимо применять телесные наказания, меньше, чем доля родителей, которые фактически применяют такие наказания.Это подчеркивает разрыв между убеждениями и поведением. Это говорит о том, что, когда родители применяют физическое наказание, они делают это не потому, что считают это хорошей стратегией воспитания детей, а, возможно, потому, что злятся и вымещают эти чувства на ребенке в самый разгар момента.

Пожалуй, самый убедительный урок исследования заключается в том, что никто не нашел доказательств того, что телесные наказания полезны для детей. Есть и другие способы добиться желаемого эффекта в поведении детей.Мы должны сосредоточить наши усилия на том, чтобы помочь родителям понять и использовать эти альтернативы.

Можно ли ударить ребенка когда-нибудь, по мнению экспертов | The Independent

Spanking, или, как его формально называют, «телесные наказания», в последнее время часто появляется в новостях.

В ходе президентской кампании сенатор Тед Круз заявил, что: «Если моя дочь Кэтрин, пятилетняя девочка, скажет что-то, что, как она знает, является ложью, ее отшлепают».

А недавно в Канаде, после призыва Комиссии по установлению истины и примирению запретить шлепки, либеральное правительство пообещало отменить право родителей физически дисциплинировать детей. Аналогичным образом в июне 2015 года Верховный судебный суд Массачусетса постановил, что государство было оправдано в отказе в привилегиях приемных родителей в отношении пары, которая практиковала телесные наказания и поддерживала порку или шлепание детей. Супруги в этом деле безуспешно утверждали, что физическая дисциплина является неотъемлемым аспектом их христианской веры.

Подробнее

Согласно недавней статье в Washington Post: «Америка постепенно теряет поддержку к порке детей.Но большинство американцев все еще поддерживают это ».

Итак, нормально ли время от времени шлепать плохо себя ведающего ребенка?

Лично я хочу сказать, что у нас с женой нет детей, и я стараюсь не судить пары, чьи дети имеют очень сложные поведенческие проблемы. Но как психиатр я не могу игнорировать неопровержимые доказательства того, что телесные наказания, в том числе шлепки (которые обычно определяются как нанесение ударов по ребенку открытой ладонью без причинения вреда). физическая травма), серьезно сказывается на психическом здоровье детей.

Почему родители шлепают детей

В обзоре телесных наказаний в Соединенных Штатах профессор психиатрии Университета Толедо Мишель Нокс отметила поразительную иронию в американском отношении к телесным наказаниям: «В Соединенных Штатах это Противозаконно бить заключенных, преступников или других взрослых. По иронии судьбы, единственные люди, которых все еще законно бить, — это самые уязвимые члены нашего общества — те, кого мы обязаны защищать — дети.»

Информационный бюллетень INDY / LIFE
Вдохновляйтесь последними тенденциями образа жизни каждую неделю

Информационный бюллетень INDY / LIFE
Вдохновляйтесь последними тенденциями образа жизни каждую неделю

Нокс, как и многие специалисты в области психического здоровья, цитирует сильная корреляция между телесными наказаниями и жестоким обращением с детьми, отмечая, что «… шлепки часто являются первым шагом в цикле жестокого обращения с детьми».

То, что может начаться с благих намерений родителей наказать ребенка, часто заканчивается нарастающим гневом родителей и усугубляющимися ударами.

Дело не в том, что родитель является «злым» по своей природе или является «жестоким ребенком». Часто родитель находится в напряжении до предела и не знает об альтернативных методах дисциплины — например, об использовании «тайм-аутов», лишении привилегий и позитивном подкреплении соответствующего поведения ребенка.

Влияние порки на детей

Психологические последствия для детей, подвергшихся телесным наказаниям, хорошо задокументированы.

Аналогичным образом Американская академия детской и подростковой психиатрии в своем заявлении 2012 года пришла к выводу, что: «Хотя телесные наказания могут иметь высокую скорость немедленного изменения поведения, они неэффективны со временем и связаны с повышенной агрессивностью и снижением моральных качеств. интернализация соответствующего поведения.»

Короче говоря, порка ребенка может показаться полезной в краткосрочной перспективе, но неэффективна и, вероятно, вредна в долгосрочной перспективе. Ребенок, которого часто шлепают, узнает, что физическая сила является приемлемым методом решения проблем.

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Показать все 20

1/20 20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Оркнейские острова

Побережье Оркнейских островов возле деревни Бисрей

Chmee2 / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Шетландские острова

Общий вид Шетландских островов

JOHN D MCHUGH / AFP / Getty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Западные острова

Мужчина едет на велосипеде на Харрисе, одном из западных Острова, также известные как Внешние Гебриды

Jeff J Mitchell / Getty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Винчестер

Хористры из Винчестерского собора наслаждаются искусственным катком, установленным рядом с собором

The 20 лучшие места для воспитания детей в Великобритании

Eden

Саммит Хартсайд на Северных Пеннинских островах в районе Иден

Christopher Furlong / G etty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Craven

Овчарка работает в Скиптоне, в районе Крейвен

Christopher Furlong / Getty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Ryedale

Народный музей в Райдейле

Creative Commons / Деннис Смит

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Стаффордширские пустоши

Три головы Шира, которые пересекают Чешир, Дербишир и Стаффордшир

Wikimedia Commons / Брайан Джонс

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Хантингдоншир

Сент-Айвс в Кембриджшире, который находится в пределах границ Хантингдоншира

snowmanradio / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Южный Нортгемптоншир

Деревня Брэдден и Св. Церковь Михаила, на юге Нортгемптоншира

Грег Фитчетт / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Харрогейт

Весенние цветы украшают фасад отеля Crown в курортном городке Харрогейт в Йоркшире и Хамбер

Christopher Furlong / Getty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Rutland

Normanton Church in Rutland

NotFromUtrecht / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Warwick 90

Уорик, графство Уэст-Мидлендс

Дэвид Алонсо Перес / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Surrey Heath

Церковь Святого Михаила, Камберли, расположенная в Суррей-Хит

Лен Виллианс / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Чичестер

Вид на собор в Чичестере

Евгений Подкопаев / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Южный Лейкленд

Кендал, который находится в Южном Лейкленде

Марк Фош / Creative Commons

The 20 лучшие места для воспитания детей в Великобритании

Ричмондшир

Поворотный мост в Рите в Ричмондшире

Кройцшнабель / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Tonbridge and Malling

Ightham Mote in Tonbridge and Malling

Brian Snelson / Creative Commons

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Стратфорд-на-Эйвоне

Стрэфорд-на-Эйвоне, где родился Уильям Шекспир

Кристофер Ферлонг / Getty Images

20 лучших мест для воспитания детей в Великобритании

Абердиншир

Вестхилл в Абердиншире, Шотландия

90 002 СКОТТ КЭМПБЕЛЛ / AFP / Getty Images

Родители vs.

исследователи

Но подождите: есть ли исключения из этих общих выводов? Разве не бывает случаев, когда легкий стук по заднице может принести некоторую пользу плохому поведению ребенка — или, по крайней мере, не причинить серьезного вреда?

Гунно и Маринер утверждали, что последствия порки могут зависеть от «смысла», который дети приписывают ему. Например, порка, воспринимаемая ребенком как родительская агрессия (в отличие от установки неагрессивных ограничений), может быть связана с последующим агрессивным поведением ребенка.

И, конечно, некоторые родители утверждали, что плохое поведение детей приводит к порке, а не наоборот.

Тем не менее, в сообществе психиатров существует твердое мнение, что любая форма телесного наказания может причинить вред.

Доктор Кэтрин А. Тейлор (из Тулейнского университета) и ее коллеги пришли к выводу в обзоре 2010 года, что: «Даже незначительные формы телесных наказаний, такие как шлепки, увеличивают риск более агрессивного поведения детей».

Родители, которые считают, что у них нет другой альтернативы, кроме как отшлепать своих плохо себя ведающих детей, не нуждаются в лекциях клиницистов, которые виляют пальцами.

Но они действительно нуждаются в профессиональной поддержке и обучении, направленном на снижение уровня стресса и более широкое использование альтернатив телесным наказаниям.

Десять причин не бить своих детей

Автор: Ян Хант

В 47 странах мира родителям, учителям и другим лицам запрещено отшлепать ребенка, а в 124 странах запрещены телесные наказания в школах. 1 Тем не менее, во всей Северной Америке физическое наказание со стороны родителя, если оно не является суровым, по-прежнему рассматривается. многие, насколько это необходимо, дисциплинировали и попустительствовали, или, к сожалению, даже поощряли.

В течение последних нескольких лет многие психиатры, социологи и родители рекомендовали что мы серьезно рассматриваем вопрос о запрете физического наказания детей. Самая главная причина, по мнению доктору Питеру Ньюэллу, координатору организации «Положить конец наказанию детей» (EPOCH) 2 , заключается в том, что «все люди имеют право на защиту своей физической неприкосновенности, а дети — это люди тоже. «

  1. Нанесение ударов детям учит их самих стать нападающими.Обширные данные исследований сейчас доступны для поддержки прямой связи между телесными наказаниями в детстве и агрессивными или насильственными поведение в подростковом и взрослом возрасте. Практически все самые опасные преступники регулярно в детстве угрожали и наказывали. По плану природы дети учатся отношениям и поведению. через наблюдение и имитацию действий родителей, добро или зло. Таким образом, это ответственность родителей, чтобы показать пример сочувствия и мудрости.
  2. Во многих случаях так называемого «плохого поведения» ребенок просто отвечает в единственном так, как он может, учитывая его возраст и опыт, пренебречь основными потребностями. Среди этих потребностей: полноценный сон и питание, лечение скрытой аллергии, свежий воздух, упражнения и достаточная свобода для познания мира вокруг него. Но больше всего он нуждается в безраздельном внимании родителей. В эти напряженные времена мало детей получают достаточно времени и внимания со стороны родителей, которые часто слишком отвлекаются на свои проблемы и боится относиться к своим детям терпеливо и сочувственно.Конечно, неправильно и несправедливо наказывать ребенка за то, что он естественным образом реагирует на пренебрежение важными потребностями. По этой причине наказание Это не только неэффективно в долгосрочной перспективе, но и явно несправедливо.
  3. Наказание отвлекает ребенка от обучения тому, как разрешать конфликт эффективным и гуманным образом. путь. Как писал педагог Джон Холт: «Когда мы пугаем ребенка, мы перестаем учиться мертвым в его треков. «Наказанный ребенок становится озабоченным чувством гнева и фантазиями о мести, и таким образом лишается возможности изучить более эффективные методы решения данной проблемы. Таким образом, наказанный ребенок мало узнает о том, как справляться или предотвращать подобные ситуации в будущем.
  4. Наказание нарушает связь между родителем и ребенком, поскольку человеку не свойственно чувствовать с любовью к тому, кто причиняет нам боль. Истинный дух сотрудничества, которого желает каждый родитель, может возникнуть только через крепкую связь, основанную на взаимных чувствах любви и уважения. Наказание, даже если оно кажется работа, может вызывать только внешне хорошее поведение, основанное на страхе, которое может иметь место только до тех пор, пока ребенок достаточно стар, чтобы сопротивляться.Напротив, сотрудничество, основанное на уважении, будет длиться постоянно, принося многим лет взаимного счастья, когда ребенок и родитель становятся старше.
  5. Многие родители в детстве не знали, что есть позитивные способы отношения к дети. Когда наказание не приводит к достижению желаемых целей, и если родитель не знает альтернативы методы, наказание может перерасти в более частые и опасные действия в отношении ребенка.
  6. Гнев и разочарование, которые ребенок не может безопасно выразить, накапливаются внутри; сердитый подростки не падают с неба.Гнев, накапливающийся на протяжении многих лет, может шокировать родители, чей ребенок сейчас чувствует себя достаточно сильным, чтобы выразить эту ярость. Может показаться, что наказание производит «хорошее поведение» в первые годы жизни, но всегда дорогой ценой, которую платят родители и общество в качестве в целом, поскольку ребенок вступает в отрочество и раннюю взрослую жизнь.
  7. Порка по ягодицам, эрогенная зона в детстве, может вызвать у ребенка связь между болью и сексуальным удовольствием и приводит к трудностям во взрослом возрасте.»Порка разыскиваемых «объявления в альтернативных газетах свидетельствуют о печальных последствиях этой путаницы боли и удовольствие. Если ребенку уделяется мало внимания со стороны родителей, за исключением случаев, когда он наказывается, это еще больше объединится концепции боли и удовольствия в сознании ребенка. Ребенку в этой ситуации будет мало чувство собственного достоинства, полагая, что он не заслуживает ничего лучшего. Для получения дополнительной информации по этой теме см. «Сексуальная опасность порки детей» (также по-французски).
  8. Даже относительно умеренная порка может быть физически опасной.Удары в нижний конец позвоночник посылает ударные волны по всей длине позвоночника и может травмировать ребенка. Распространенность Боль в пояснице у взрослых в нашем обществе вполне может быть связана с наказанием в детстве. Некоторые дети были парализованы из-за повреждения нервов от порки, и некоторые из них умерли после легкого гребка из-за невыявленные медицинские осложнения.
  9. Физическое наказание дает опасный и несправедливый сигнал о том, что «сила делает правильным», что можно причинить вред кому-то другому, при условии, что они меньше и менее сильны, чем вы.В Затем ребенок приходит к выводу, что жестокое обращение с детьми младшего и младшего возраста допустимо. Когда он станет взрослый, он не может сочувствовать тем, кому повезло меньше, чем он, и боится тех, кто более мощный. Это будет препятствовать установлению значимых отношений, столь важных для эмоционального полноценная жизнь.
  10. Поскольку дети учатся через моделирование родителей, физическое наказание дает понять, что Удар — это подходящий способ выразить чувства и решить проблемы.Если ребенок не соблюдает родитель решает проблемы творчески и гуманно, ему может быть трудно научиться этому сам. По этой причине неквалифицированное воспитание часто продолжается и в следующем поколении.

Мягкое наставление, подкрепленное прочной основой любви и уважения, — единственный действительно эффективный способ вызвать похвальное поведение, основанное на сильных внутренних ценностях, а не на внешнем «хорошем» поведение, основанное только на страхе.

1 Глобальная инициатива по ликвидации капрала Наказание детей

2 EPOCH Worldwide, Лондон, Великобритания

Более ранняя версия этой статьи появилась в Приложении D в книге Алисы Миллер. Разрушая стену молчания (Нью-Йорк: Penguin USA, новое издание 1997 г.).

Артикул:

Французский перевод

Перевод на итальянский

Перевод на португальский

Ян Хант, М.Sc., Предлагает консультации по всему миру, уделяя особое внимание воспитанию детей. и отлучение от школы. Она директор Проект «Естественный ребенок» и автор книги The Natural Child: Parenting from the Heart and Подарок малышу .

Американское воспитание детей и физическое наказание

Когда в сентябре 2014 года бегущий из Minnesota Vikings Адриан Петерсон был обвинен в том, что он ударил своего сына «выключателем», это вызвало фурор — с аргументами с обеих сторон, но в целом возникло ощущение, что Петерсон был неправ.[i] Однако быстро споры о телесных наказаниях, которые достигли пика всего два месяца назад, утихли:

Чем объясняется такой поворот? Возможно, Америка потеряла интерес, потому что большинство американцев бьют своих детей, и большинство думает, что так и должно быть. В 2012 году более 70% американцев согласились с тем, что «иногда необходимо дисциплинировать ребенка с помощью хорошей жесткой порки». [Ii] Конечно, существует широкий диапазон того, как люди определяют «приемлемый», как в терминах частоты и серьезности.

Почему взрослые бьют детей? Какой бы эвфемизм ни использовался — «отшлепать», «шлепнуть», «хлопнуть», «взмахнуть руками», цель обычно одна: исправить или наказать поведение ребенка, причиняя физическую боль. С точки зрения изменения поведения детей в краткосрочной перспективе наиболее эффективны физические наказания. Но остаются вопросы о его долгосрочных эффектах, некоторые из которых мы рассматриваем в этой памятке:

  1. Каковы более долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения поведения?
  2. Каковы более долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения развития навыков?
  3. Связано ли физическое наказание с более сильным или более слабым воспитанием?
  4. Какую позицию занимают правительства США?С. а где еще усыновить по поводу физического наказания детей?

Порка и поведение детей

Согласно некоторым исследованиям, дети, которых часто и / или жестоко шлепают, подвергаются более высокому риску психических расстройств, от беспокойства и депрессии до злоупотребления алкоголем и наркотиками. Дети, чьи родители регулярно бьют их, также могут позже развить более отдаленные отношения между родителями и детьми.

Имеются также убедительные доказательства увеличения числа случаев агрессии среди детей, которых регулярно шлепают.Мета-анализ 27 исследований, проведенных в 2002 году в разные периоды времени, страны и возрасты, обнаружил устойчивую связь: дети, которых регулярно бьют, с большей вероятностью будут агрессивными как в детстве, так и во взрослом возрасте. Многие родители шлепают своих детей, чтобы немедленно положить конец плохому поведению (например, пихать другого ребенка, тянуться к горячей плите и т. Д.). Находясь на приеме, дети могут научиться ассоциировать насилие с властью или добиваться своего. Действительно, большая часть агрессивного поведения, приписываемого детям, которых отшлепали по-разному, имеет тенденцию соответствовать взаимодействиям, когда насилие используется для оказания власти над другим человеком — запугивание, жестокое обращение с партнером и так далее.

Обратите внимание, однако, что эти исследования сосредоточены на регулярных и / или суровых физических наказаниях с точки зрения связи с поведением детей.

Порка и детские навыки

Исследования, проведенные в начале 1960-х годов, предполагают связь между телесными наказаниями и снижением когнитивных способностей в раннем детстве. Недавние исследования подтвердили эти выводы. В исследовании 2009 года изучались две когорты детей в рамках Национального лонгитюдного исследования молодежи (NLSY) и было обнаружено, что, даже с учетом других родительских форм поведения и демографических характеристик, дети матерей, которые практически не применяли телесные наказания или не применяли их вообще, «приобретали когнитивные способности быстрее, чем дети, которые были отшлепали. Маккензи и др. (2013) показывают, что частые порки отца в возрасте пяти лет были связаны с более низкими показателями словарного запаса ребенка в возрасте девяти лет. Другие исследования показали соответствующее влияние на успеваемость в школе. Бодовски и Юн (2010) обнаружили, что использование физической дисциплины в детском саду связано с более низкими достижениями по математике в пятом классе. Марголин и др. (2010) обнаружили, что дети, которых отшлепали, подвергаются более высокому риску неуспеваемости в пятом классе.

Новые данные свидетельствуют о том, что некогнитивные навыки также могут быть затронуты.В экспериментальном исследовании Талвар, Карлсон и Ли (Talwar, Carlson, and Lee, 2011) проверили, влияет ли посещаемость школы в карательной или некарательной школьной среде на исполнительные навыки (EF) детей из Западной Африки. [Iii] Они измерили способности детей, используя три EF. задачи: отсрочка вознаграждения; задержка подарка; и сортировка карт изменения размеров. Их результаты показали, что — начиная с 1 класса — дети, которые находились в карательной среде, успевали значительно хуже, чем их сверстники в некарательной школьной среде.

Если нанесение ударов детям связано с более медленным развитием навыков или другими поведенческими проблемами, это может иметь последствия для жизненных шансов и социальной мобильности, особенно с учетом того, что распространенность или интенсивность наказания варьируется в зависимости от социально-экономических групп. Но мы должны быть очень осторожны, делая здесь какие-либо причинно-следственные выводы, даже если есть надежные ассоциации. Весьма вероятно, что будут и другие факторы, связанные как с поркой, так и с последствиями для ребенка. Если некоторые пропущенные переменные коррелируют с обоими, мы можем смешать эти два эффекта, то есть неправильно приписать эффект порке.Например, родители, которые шлепают своих детей, могут быть в целом более слабыми родителями, и порка — это просто один из способов проявления этой разницы в качестве воспитания.

Качество воспитания и физическое наказание

Итак: отличаются ли родители, которые шлепают своих детей, в других аспектах воспитания? Мы исследуем взаимосвязь между воспитанием детей и телесными наказаниями, используя данные Национального лонгитюдного обследования молодежи, 1979 г. (CNLSY) Бюро статистики труда.Как и в нашем предыдущем исследовании Parenting Gap, мы используем шкалу HOME-SF в качестве показателя качества воспитания, но ограничиваем нашу выборку детьми в возрасте от 3 до 5 лет в 1986 году, одной из самых больших когорт исследования, и для которых HOME- Доступна информация по шкале SF.

Шкала HOME-SF для детей в возрасте от 3 до 5 лет включает 26 пунктов, каждый из которых указывает на «хорошее» воспитание. Для телесных наказаний предусмотрено два предмета. Один элемент самооценки показывает, сколько раз мать ударила своего ребенка за предыдущую неделю.Другой пункт указывает, ударила ли мать своего ребенка во время домашнего наблюдения. На рисунке 2 показано распределение ответов, где N, N относится к матери, которая не била своего ребенка на предыдущей неделе или во время наблюдения. Почти две трети матерей сообщили, что пороли своих детей хотя бы один раз за двухнедельный период. Как и следовало ожидать, очень немногие (5%) ударили или шлепали своих детей во время домашнего наблюдения.

Оценка по шкале HOME проста.Каждое положительное поведение приносит матери одно очко. Для целей телесных наказаний: если мать не бьет своего ребенка, она получает балл. Если она сообщает, что ударила своего ребенка не более одного раза в течение предыдущей недели, она получает балл. Если оба, она получает два очка. В противном случае ее оценка не изменилась. Конечно, учитывая эту механическую взаимосвязь, неуместно сравнивать исходные оценки HOME между матерями, которые ударили своих детей, и матерями, которые этого не сделали. Чтобы сделать осмысленное сравнение, необходимо удалить с весов все предметы о порке.

На рис. 3 показаны результаты такого упражнения. Высота полосок указывает исходную оценку HOME с предварительной корректировкой; высота темно-синего цвета обозначает исходную оценку HOME после корректировки. Как и ожидалось, разрыв между матерями, которые ударили и не попали, уменьшится примерно на единицу по обоим пунктам. [Iv] Но полученные в результате разрывы незначительны — чуть более половины балла — и находятся в пределах одного стандартного отклонения от ДОМАШНЕГО СТАНДАРТА распределение баллов.

Большинство исследований, однако, показывают, что порка становится проблематичной с увеличением частоты и / или интенсивности.В конце концов, есть большая разница между шлепанием вашего ребенка один раз в месяц и шлепанием его или ее два раза в день, или легкой поркой открытой ладонью или агрессивной шлепанием ремнем.

Хотя мы не можем наблюдать интенсивность порки, мы наблюдаем частоту в данных. Таким образом, мы воспроизводим описанное выше упражнение двумя способами — по частоте шлепков на предыдущей неделе (рис. 4) и по частоте в течение двух недель (рис. 5).

Хотя ограничения размера выборки не позволяют нам рассматривать матерей, которые сообщали о том, что за предыдущую неделю били своих детей более пяти раз, очевидно, что — по крайней мере, до пяти — существует мало свидетельств какой-либо связи между шлепанием и баллом HOME, даже принимая во внимание частоту.В лучшем случае существует разница в один балл между матерями, которые не сообщали об ударах своих детей на прошлой неделе, и теми, кто сообщал о том, что наносили им удары по крайней мере пять раз, но этот результат перекрывается соответствующими стандартными отклонениями. Через несколько недель вывод один и тот же.

Взятые вместе, эти результаты предполагают, что порка не является хорошим показателем качества воспитания. То есть шлепки систематически не связаны с другим «негативным» поведением родителей. [V] Однако есть некоторые важные оговорки.Мы не фиксируем удары отцов или других взрослых; у нас также нет измерителя интенсивности удара. Более того, наибольшее количество инцидентов, связанных с физическим наказанием, которые мы рассматриваем — пять инцидентов в течение недели — это низкий порог, и поэтому наш анализ может не отражать негативные родительские навыки, связанные с ежедневным, повторяющимся наказанием. Это вполне могут быть важные факторы.

Но наш общий вывод состоит в том, что шлепки (матери, без измерения интенсивности) мало что говорят нам об общих родительских навыках.Это контрастирует с другими видами родительского поведения, которые имеют хорошо задокументированные побочные эффекты, например, чтение книг маленьким детям. Воспроизводя подход, примененный выше для элемента чтения шкалы HOME, мы фиксируем значительные различия в исходных оценках между матерями, которые читают своим детям более одного раза в неделю, и теми, кто этого не делает (рис. 6). Даже после корректировки существует двухбалльный разрыв в оценках HOME, что является большим с точки зрения потенциального воздействия на развитие ребенка.

Удар по детям: международная фотография

Также стоит отметить, что U.С. относительно необычен с точки зрения отношения, распространенности и юридических санкций. В американской культуре бить детей более приемлемо, чем во многих других странах — не только со стороны родителей, но и со стороны учителей (телесные наказания в школах по-прежнему разрешены в 19 штатах). Во многих странах сейчас запрещено физическое наказание детей, даже для родителей. В таблице ниже мы обобщаем правовую позицию в отношении избиения детей в некоторых округах.

** Доказательства , а не , сопоставимы по странам. Каждый представляет результат конкретного исследования или опроса с уникальной выборкой и временными рамками. Для получения дополнительной информации щелкните соответствующую гиперссылку.

Источник для столбцов 1-3: Глобальная инициатива по прекращению всех телесных наказаний в отношении детей.

Выводы

Что касается воспитания детей, наши результаты показывают, что в первую очередь политики США, которые хотят улучшить воспитание детей в нашей стране, должны быть сосредоточены на поощрении позитивного поведения, такого как чтение, а не на широкомасштабных усилиях по предотвращению порки (по крайней мере, в более мягкий конец спектра).

Но стоит добавить, что большинство экспертов в области развития детей считают, что альтернативы порке могут быть столь же эффективными с точки зрения регулирования поведения и что физическое наказание детей разрушает долгосрочное эмоциональное развитие. Международная тенденция заключается в растущем противодействии применению физических наказаний в отношении детей. В США есть признаки медленной тенденции в том же направлении. В целом это следует рассматривать как хорошие новости.


[i] После заключения сделки о признании вины Петерсон получил 80 часов общественных работ и штраф в размере 4000 долларов за мелкое нападение.

[ii] Смит, Том В., Питер Марсден, Майкл Хаут и Джибам Ким. Общие социальные исследования, 1972-2012 гг. [машиночитаемый файл данных] Главный исследователь, Том В. Смит; Соруководитель исследования Питер В. Марсден; Соруководитель исследования Майкл Хаут; При финансовой поддержке Национального научного фонда. NORC ed. Чикаго: Национальный центр изучения общественного мнения [продюсер]; Сторрс, Коннектикут: Центр исследования общественного мнения им. Ропера, Университет Коннектикута [дистрибьютор], 2013 г.

[iii] В карательных школах применялись дисциплинарные методы, в том числе избиение палкой, удары по голове и ущемление.В школах без наказания использовались тайм-ауты, словесные выговоры и поездки в кабинет директора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>