МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Отношение в семье между детьми и родителями: Какими бывают взаимоотношения между детьми и родителями — Общие дети, г. Воронеж

В семейных центрах доступно более 40 программ, которые помогают укрепить отношения между детьми и родителями

Почему дети замыкаются? Почему не доверяют родителям и не хотят с ними делиться своими переживаниями? Всегда ли дело в особенностях переходного возраста или взрослые что-то делают не так? В семейных центрах столицы действуют специальные программы, позволяющие укрепить отношения между детьми и родителями, сделать общение в семье более доверительным и открытым.

Как нарушается привязанность между родителями и детьми

Дать ребенку хорошее образование, наполнить полезными занятиями его досуг — вот установка современных родителей. Наши дети, как и взрослые, невероятно заняты. Каждое утро родители уходят на работу, а дети — в школу. В течение всего дня и те, и другие решают множество важных задач. И вот наступает долгожданный вечер. Все приходят домой. Ребенок хочет поделиться событиями дня, но мама готовит, а папа устал.

«Делай уроки», «пойди поиграй» — вот и вся реакция взрослых на детские рассказы. Так повторяется изо дня в день. Постепенно ребенок перестает «приставать», в его душе зарождаются недоверие и чувство одиночества.

«Родители не сразу замечают перемену. Ипотека, проблемы на работе, кризисы в отношениях с партнером, конфликты с друзьями — у них слишком много важных дел и подчас нет сил взглянуть в глаза проблеме. От усталости взрослые подсознательно оправдывают замкнутость ребенка особенностями возраста и не вникают в то, что происходит. А происходит разрушение детско-родительской привязанности», — говорит Татьяна Воронкова, психолог семейного центра «Измайлово».

Программа, позволяющая сохранить теплые отношения в семье

В столичных семейных центрах действует более 40 программ по укреплению детско-родительских отношений. На занятиях и тренингах взрослые узнают, как поддерживать доверительные отношения с ребенком, а дети учатся бесконфликтному общению. Совместные занятия со всей семьей помогают выявить и решить проблемы взаимодействия.

В семейном центре «Измайлово» работает психокоррекционная программа «Веселые каракули». Арт-терапевтические занятия этой программы делятся на две части. Первая — невербальная, творческая, неструктурированная. В ней основное средство самовыражения — рисунок. Вторая часть — обсуждение проделанной работы и ее результатов, обратная связь от участников и ведущего по поводу восприятия нарисованного и всего процесса работы.

Также программа включает в себя психологические упражнения разного уровня, интерактивные игры, элементы сказкотерапии, музыкальную терапию, мозговой штурм и другие методы когнитивного развития.

«Задачи программы разнообразны: повышение самооценки, проработка своих чувств, развитие способности к концентрации внимания, активизация познавательной деятельности, а также коррекция коммуникативного сотрудничества родителя и ребенка», — комментирует Воронкова.

Найти время и возможности

В семейный центр «Измайлово» обратилась семья Федоровых. Родители обвиняли подростка в низкой учебной мотивации, говорили, что он не делает уроки, часто прогуливает школу.

На беседе с психологом подросток рассказал, что у него есть сложности по некоторым предметам, но признаться родителям ему стыдно. Они много работают, и у них совсем нет времени решать его проблемы.

Психолог предложил семье посетить несколько консультаций и рекомендовал занятия по программе «Веселые каракули». Родители, осознавая серьезность ситуации, последовали этим советам.

Итог: подросток закрыл аттестацию по всем предметам, сдал ОГЭ и поступил в колледж. Его отношения с родителями значительно улучшились.

Помощь рядом

Если вы столкнулись с проблемами в семье и нуждаетесь в помощи, обратитесь к специалистам семейного центра. Они окажут вам квалифицированную помощь. Оставьте обращение на портале «Мой семейный центр». Наш сотрудник свяжется с вами в течение одного рабочего дня.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

«Психология отношений в семье между родителями и детьми».

Татьяна Воробьева Поделиться

У нас в гостях была Заслуженный учитель России, психолог высшей категории Татьяна Воробьева.

Мы говорили о психологии взаимоотношений родителей и детей в семье: как преодолеть обиды и сохранить доверительные отношения. Татьяна поделилась советами, как действовать родителям, когда ребенок начинает предъявлять им претензии, а также как и в каких случаях маме или папе стоит признавать свою вину по отношению к ребенку, а в каких — исповедовать её только перед Богом. Разговор шел о том, в чем заключается мудрость родителей, и какие секреты воспитания помогут достичь взаимоуважения и любви в семье.

Ведущая: Анна Леонтьева


А.Леонтьева:

— Добрый светлый вечер!

Сегодня с вами — Анна Леонтьева.

Мы, как всегда, говорим о семье.

Сегодня у нас в гостях Татьяна Владимировна Воробьёва, заслуженный учитель России, номинант Знака «За безупречную службу Москве», психолог Высшей категории.

Добрый вечер, Татьяна!

Т.Воробьёва:

— Добрый вечер, Анна!

Рада слышать, рада встрече, рада… больше ничего сказать не могу!

А.Леонтьева:

— И мы очень рады, и, на самом деле, не только радиослушатели, но и вся редакция очень ждёт этих передач. Потому, что мы все пытаемся быстренько тоже получить какую-то пользу за кадром Татьяны Владимировны Воробьёвой!

Сегодня мы хотели поднять очень острые, очень болевые темы. И, наверное, мы прямо начнём с места в карьер — потому, что часа всегда очень мало.

Я решила поговорить с Вами о такой теме, которая, наверное, волнует не тысячи, а миллионы современных родителей. Наши дети подрастают, и, время от времени, у них появляются какие-то проблемы, и мы находим им лучших психологов ( как мы считаем ), и мы… ну, вот, я прошла эту историю, очень большой у меня сейчас выбор психологов, потому, что написала книжку о депрессии дочери «Я верю, что тебе больно». .. и, в какой-то момент, дети возвращаются к нам от этих психологов и спрашивают… говорят… я без понятийных каких-то вещей, просто опишу ситуацию. Они говорят: «Мама и папа ( или, например, только мама, или — папа )… дорогой родитель, ты нанёс мне очень много травм в моей жизни, и теперь я имею, что имею. Теперь я должен с этим жить». И сказать, что родителю больно — значит, ничего не сказать. Сказать, что родитель — не Бог, и не может ничего «отмотать» назад, и, действительно, в чём-то ошибался, и, действительно, где-то не уделил должного внимания, может быть, что-то не заметил, что… вот… намоталось, и у самого родителя — его родители, вполне возможно, тоже не дали ему представления о том, как нужно себя вести в каких-то ситуациях, и это наматывается на поколения вот этих травм. И вот — твой ребёнок приходит и выдаёт тебе вот это всё. Тебе больно, и ты плачешь с ним. Но что ты ещё должен делать, как родитель?

Т.Воробьёва:

— Да, вопрос очень непростой. И, одновременно, глубоко духовный.

Вот, здесь очень важно понять — кто мы, родители? Кто мы? Что мы? И в чём наша задача?

Но родители, ведь, даны Богом. Их нельзя поменять. Я всегда говорю — их нельзя завернуть в лучшую бумажку, и нельзя создать те условия, которые нам бы хотелось — для нас, и для них. Они живут в тех условиях, они имеют тот статус, который они имеют. Они имеют тот статус души своей, душевного состояния, развития, обстоятельств социальных, и так далее… они имеют объективные и субъективные факторы своих поступков, и дети — не могут быть судьями своих родителей. Вот это — самое главное правило, которое мы, к сожалению, большинство — не усваиваем.

Отдавая ребёнка своего в руки психолога — то есть, чужого человека, мы не знаем его мировоззрения, по сути своей. Ведь, психология — наука о душе. А знает ли этот психолог о душе то, что должен знать? Что родителей не выбирают, что о родителях не судят, что злословящие отца и мать — смертию умирают? Знает ли психолог эти фундаментальные правила всего человечества? Или — у него есть методы психоанализа, методы коррекции, есть ренинговые позиции.

Вот это очень важно.

Поэтому, всем родителям мне хочется сказать: осторожно, психолог! Станет ли он, действительно, человеком, который откроет вашему ребёнку всю безграничную жертвенность матери, всю безграничную любовь матери, весь безграничный долг ребёнка перед своими отцом и мамой? Сумеет ли он это открыть? Или он позволит рассуждать, и обсуждать обстоятельства обидки ребёнка?

Если мы будем помнить все обидки — я всегда говорю одно и то же — наши дети не дожили бы до нашего возраста. Обидами жить нельзя. История не терпит сослагательного наклонения. Обиды надо оставлять, и понимать родителей. Учиться понимать родителей — какие были обстоятельства, какие… Когда-то, однажды, всегда дети спрашивают, кто кого больше любит, и я услышала простой и мудрый ответ человека, которого безгранично уважала. Ответ был такой: «Мать любит всегда того, кому труднее. Она любит всех, но кому труднее — там её сердце». Вот, кому в доме труднее, там сердце матери. Оно принадлежит всем, но в момент трудности, в момент опасности на амбразуру ложится родной человек — отец и мама — за того, кого надо сейчас вытаскивать, спасать, кому трудно.

Да, и, невольно, остальные — уходят на второй план.

Они — не ушли. Знаете, в психологии есть такое понятие — ретардация. Они, как бы… всё то, что накоплено, всё, что дано — это как бы уходит в тень, но не исчезает. Это — та самая база, на которой потом зиждется, основывается любовь и почитание, и благодарность ребёнка к родителям.

Вся беда в том, что, изначально, мы не научили детей быть благодарными нам. Одни и те же слова: тяните одеяло любви на себя, показывайте ребёнку свою значимость, свою жертвенность, свою единственность, свою преданность, свою безграничную, действительно, любовь родителей к вам. Показывайте! Не бойтесь этого.

Мы этого стесняемся — что же об этом говорить? Они же сами видят!

А.Леонтьева:

— Мы скромные.

Т.Воробьёва:

— Это — не скромность! Это — слепота. За которую потом — мы расплачиваемся.

«А он не увидел!» Для того, чтобы увидеть, надо сказать: «Посмотри, пожалуйста, направо!» — надо дать установку, куда смотреть. «Посмотрите вверх! Осторожней — под ноги!» — мы учим видеть, смотреть и видеть.

А, вот, такая псевдо-скромность — это псевдо-скромность. Нет! Показывайте, что для матери и отца их ребёнок — всегда будет самым лучшим, единственным. Что бы ни было в его жизни, он всегда будет принадлежать отцу и маме — всегда, всегда!

Вот, все уйдут, придут, поменяются, изменятся, и только два человека на свете останутся теми, кто будет мамой и папой, для которых их ребёнок всегда будет — их, и больше ничей. И не поменяют они — на более престижного, лучшего, умного — нет! Они за свою кровиночку будут до конца дней своих — и плакать, и рыдать, и молиться. Потому, что это — их кровиночка, это — их ребёнок.

Вот, в этом — вся беда. Психолог — вольно или невольно, — если для него слова о почитании родителей, как основе благоденствия и здоровья ребёнка, и благополучия ребёнка, не существуют — он, скорее, принесёт вред.

Он будет выкапывать проблемы детства — а зачем? Вот, если бы он рассматривал проблемы детства, заявленные самым человеком, и он бы показал ракурс в этой проблеме матери и отца — их значимости, что они в это время, может быть, больного спасали, может быть, другому помогали. .. не забыли тебя, нет… просто кому-то в семье было хуже, было труднее, и всё внимание должно было там быть. Но оно никогда не уходило от внимания к Вам, никогда! Только полноты той, может быть, не было, которую Вы хотели бы видеть, потому, что, благодаря Вашему психологу, Вы увидели, что этой полноты не было. А в этом встаёт самый страшный момент — осуждения тех, кто дал жизнь. Кто целый год хранил и берёг Вас, а потом много-много лет не спал ночами, много-много лет переживал — как там в школе, что там с друзьями, что с подружками… и не было дня, чтобы не звучал вопрос у матери или у отца: «Что с тобой? Как у тебя там дела, всё в порядке? Нужна ли моя помочь? А ты ела? Ты как себя чувствуешь?» — да тысячи вопросов задаёт мать, к которым мы привыкли и не замечаем. А ведь это — вопросы матери, их чужая тётя не назовёт. Это — мама. Она же не просто спрашивает ел ты или не ел, она спрашивает для того, чтобы накормить. А что тебе хочется? А как ты спишь? Это ей всё важно. Потому, что, для неё, Вы — её жизнь, её продолжение.

Поэтому, я не случайно часто говорю: осторожно, психолог. Поговорите сначала с психологом, послушайте его, как он понимает.

Мощный, сильный — вот, он вырвал дочку из депрессии! Вырвал ли, если через n-ное количество времени, дочь приносит ворох обид к матери, ворох непрощения — матери? Это… нет… это — не решённые проблемы, это — загнанные проблемы. Это уже не просто проблемы — это уже момент нездоровья, действительно, духа человека. Потому, что мать — не осуждают! Мать принимают такой, какая она есть, и благодарят за все уроки, которые получены. А если было больно — это урок. Значит, я, в своей семье, когда я вырасту, и у меня будет семья… я помню эту боль, я постараюсь её решить иначе — вот, что даёт нам не обидки, а благодарность тем, кто стоит не рядом, а вместе. Никогда мать не стоит в параллели, никогда!

А.Леонтьева:

— Знаете, особенно важно, когда… вот, Вы рассказываете, Татьяна… Вы говорите иногда очень непопулярные вещи, и я тоже — не первую передачу повторяю, что Вы — не шоу-психолог, который собирает толпы. Потому, что очень многие сейчас возмутятся и скажут: «Что это такое, вообще? Что это Вы говорите такое про психологов?»

Т.Воробьёва:

— Особенно, психологи!

А.Леонтьева:

— Да… особенно, психологи! Но, скажите… вот… всё это — очень глубоко, и это пропущено сквозь призму Вашего, такого горячего и незамутнённого… горячей и незамутнённой христианской веры — это очень мощный фильтр. Но, в тот момент, когда ребёнок… условно ребёнок даже… сколько, там, лет… до 30 может быть…

Т.Воробьёва:

— Да он и до конца дней может быть ребёнком…

А.Леонтьева:

— … или до конца дней…

Т.Воробьёва:

— … до конца дней будет.

А.Леонтьева:

— … он приходит, и со слезами вываливает на родителя все свои эти вот… травмы, и всё, что он пережил, вот… как… в этой ситуации ты не скажешь ему: «Давай, вспомним заповедь о почитании. ..»

Т.Воробьёва:

— Да нет, конечно…

А.Леонтьева:

— Вот, как в этой ситуации…

Т.Воробьёва:

— В этой ситуации — принять всё, что принесло больное сердце, больная душа. Всё — принять. Уметь выслушать, уметь промолчать.

Вы знаете, у преподобного Серафима Саровского сказаны очень хорошие слова: человек, который не умеет слушать, он не слышит и Бога. Поэтому, мать — это тот человек, который должен уметь выслушать всё. Что бы ни было высказано — боль, обиды, несправедливости — вы слушайте. Вы — слушайте, это очень важно. Это очень важно!

Пускай, мне, матери — всё это выкипит, я выслушаю. Но я буду знать, чем болен мой ребёнок, какие проблемы, а, самое главное, он — мне сказал об этом, мне. А я, как мать, разберусь. Ведь, мать — это безграничная жертвенность.

Я — разберусь. От своих обидок — я уйду. Я научу ребёнка — своего ребёнка — огромному великодушию, огромному вниманию, огромной чуткости. Мать всегда будет слушать — все болевые точки, все болячки, как бы они ни были выражены — с истерикой, с ором, с криком — ничего, я потерплю. Ты — лучше мне скажи, чтобы твоя вот эта вот… этот груз эмоциональный — боли, обиды — не обрушился ни на кого больше. Это очень важно. Поэтому, я — да, я как тот амортизатор, который… возьму всё на себя. Я — приму. Я всё приму. Мне даёт сразу этот момент — не своих обидок… конечно, живой человек, и обидки могут быть, и шевельнётся что-то такое… и так далее… но в данной ситуации, ведь, мать — это бесконечная жертвенность. В данной ситуации я буду помогать тому, кому труднее. Кому труднее? Моему ребёнку. Значит, я — протяну руки, и скажу: «Говори, дочь. Я не обиделась. А если что-то… у тебя обида на меня есть — ты меня прости! Но ты только должна когда-нибудь обязательно увидеть, что моё сердце никогда не отходило от тебя, никогда. Оно просто в это время служило ближнему — кому было очень тяжело, и туда были направлены все силы». Когда-нибудь ребёнок это обязательно увидит. А наша задача — выслушать всё. Это очень важно. Чтобы он нам нёс свои беды, свои скорби, своё недовольство — нами ли, неважно… пусть — нам. Мы будем знать, о чём думать, как помолиться о нём, как с ним поговорить. Мы будем знать всё то, что творится в его душе. Не чужой и посторонний человек, а мы будем знать. А это — дорогого стоит.

Поэтому, не бойтесь вот этого шквала — обид, болей, криков — ничего, мы потерпим. Ну, что мать может не потерпеть? Всё потерпит. Но, зато, её руки будут здесь, и она знает, как их подставить, в какой момент, и какие слова сказать. А слова будут только одни: «Как хорошо, что мы с тобой поговорили! Неважно, что разговор был в одни ворота. Важно — мы с тобой поговорили. Тебе стало полегче — выревелась, выкричалась — полегче. Вот, это — самое главное.

А кто же этот психотерапевт-то — такой, который привёл к такому катарсису? И выплакаться, и полегче стало? Мама. Это — мама. Это — она, и неважно, что мама потом будет ночь не спать, и плакать, и ворочаться — и это неважно. Это только она об этом будет знать. А ребёнку её — стало легче.

Вот, когда-нибудь дочь оценит эти вещи. И, когда-нибудь, в своей семье, со своей дочкой, она, точно так же, будет стремиться, чтобы ей та — всё несла. Все невзгоды, все вопросы — всё несла! А я постараюсь на них ответить, а я приму боль на себя. Какую боль может мать не принять? Нет такой боли. Всю примет на себя. Это — мать.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Леонтьева:

— Напомню радиослушателям, что сегодня с нами Татьяна Владимировна Воробьёва — заслуженный учитель России, психолог Высшей категории.

Знаете, Вы говорите, и я, помимо того, что я плачу… потому, что я вспоминаю… когда я тоже была юной, и у меня был список к маме всяких жалоб и предложений — и к маме, и к папе…

Т.Воробьёва:

— Ну… претензий…

А.Леонтьева:

— … да… просто целая книга — я об этом написала тоже, кстати, в книге. .. и мне уже было 30 лет, и трое детей. У меня был День рождения, и я стала говорить какой-то тост, и говорю: «Знаешь, мама… в общем, сейчас, когда у меня трое детей… я, короче, тебе все эти жалобы…

Т.Воробьёва:

— … забираю…

А.Леонтьева:

— … снимаю с повестки дня, книга осталась с чистыми страницами, и никто… но, вот, только сейчас, наверное, спустя много лет, когда мамочка уже ушла, я понимаю, что… почему она так заплакала.

Т.Воробьёва:

— Ну… она плакала, я думаю, благодарными слезами. Что… вот… она увидела то, что желала все эти годы увидеть — что дочь её поняла. Что дочь её поняла, которая все странички обидок в одну секунду стёрла, став сама мамой. Так поймёт и дочка Ваша, обязательно поймёт. И все обидки будут стёрты.

Хуже, когда мы эти обидки муссируем, якобы под видом психоаналитика, и так далее. Вытаскиваем, вытаскиваем… не надо, не надо. Когда ребёнок незрел, это поворачивается против единственно любящих людей. Это опасная вещь, это опасный путь — непочитания и неуважения, потери авторитета, значимости… а только ворох, лес — ёлка обид… вот… прям, ёлка обид, через которую, действительно, протянешь руки — и поцарапаешься, и окорябаешься.

Вот, я против такого, вот, служения. Я за то, чтобы служение было — в воссоединении.

И я приведу пример. Вот, в Детском доме, у мальчика мама сидит в тюрьме. Сидит она за мошенничество, и так далее… да, случилось с ней такое. А ребёнок, воспитанный бабушкой — очень состоятельной бабушкой, но бабушкой, которая бесконечно позиционирует, какая мерзавка дочь, которая в тюрьме сидит. Какая она мерзавка, и так далее. И ребёнок приходит со словами: «Вот, если она вернётся, она же бабушку в гроб загонит!» — взрослые слова взрослого человека.

И, вдруг, его мама пишет письмо. Она пишет письмо простое, очень глубокое. Кстати сказать, без единой ошибки. Чётким почерком, крупным, разборчивым, ясным. Ясно, что письмо это рождалось много-много дней, и вот — оно родилось. Оно — выписано. Оно не написано, оно — выписано сердцем.

И как быть? Обязательно показать ребёнку это письмо. Обязательно. Оно принадлежит ему и его маме. Не бабушке, никому. Поэтому, оно должно быть там, кому принадлежит.

А что же бабушка? Бабушка — в негодовании на психолога, даже здороваться не захотела со мной, и так далее… в негодовании. А я могу сказать только одно — сколько буду лет жить, столько буду говорить: дети принадлежат родителям. И задача наша — соединить детей с родителями, а не разъединить. А не разъединить! Вот, это — самая главная задача. Потому, что в этой задаче — сохранение будущей семьи, сохранение почитания. Мы обязательно когда-нибудь поймём — всё нерешённое передаётся нашим детям. Всё неправильно решённое — передаётся нашим детям, как задача, которую мы не решили. И тогда, может быть, из поколения в поколение будет страдание. А всего-то надо — на ком-то чтобы оно остановилось.

Находясь в Псково-Печерах, маленький внук позволил себе какую-то небрежность — небрежным тоном сказать о своём папе. Я, конечно, не могла позволить это. Я просто очень строго, очень жёстко сказала: «Не сметь так — об отце!» Этот мальчик был с нами вместе в одном номере, и вдруг он тихо подзывает меня к себе — свет был погашен, и так далее — и говорит: «Татьяна Владимировна, я Вам очень благодарен. Я сейчас очень о многом подумал, и, мне кажется, что-то понял».

Я не знаю, что Костя понял. Потому, что нельзя расспрашивать, нельзя вот так вот… но он — сам позвал. Что он понял? Может быть, слова, которые я говорила, что так — недопустимо, о том, и так далее, и тому подобное — я говорила это для мальчишек, со мной находящихся, но Костя-то их тоже слушал. Он был третьим в нашем номере. И эти слова он, который растёт без отца, без мамы… а для него они оказались значимы. Как он их преломит — я пока не знаю, но я думаю, что они коснулись его души.

Задача самая главная — все, кто прикасается к душе ребёнка. .. неважно, сколько лет этому ребёнку — 5 лет, 25, 48 — не имеет значения… задача — обязательно развернуть ребёнка на значимость своей матери, своего отца. На их значимость. Вот, если мы это повернём, то, поверьте, это будет добрый и хороший человек. Не повернём — его семья такая же будет. К сожалению, человек, не научившийся быть благодарным, он никогда не сможет быть добрым. Потому, что доброта — это всегда благодарность. Это всегда — благодарность.

А.Леонтьева:

— А, вот, Вы сказали слово — ребёнок 48 лет. И это — следующая, тоже очень важная тема, которую хотелось, если не полностью обсудить, то, хотя бы, затронуть.

Мне кажется, что мы часто, взрослея, не перестаём быть детьми. Причём, как в хорошем, так и… в общем-то… не в очень хорошем смысле. В хорошем — потому, что… ну… мы… там… можем чему-то радоваться простому, как это делают дети, и как… в общем-то… как и надо. А, с другой стороны, мы остаёмся какими-то немного инфантильными — я говорю, на самом деле, про себя, и про какой-то. .. там… слой друзей. Мы обсуждаем это — как взрослый может взрослеть, чтобы собственным детям быть родителем, а не… как бы… не другом таким вот…

Т.Воробьёва:

— А ведь вопрос — непростой.

А.Леонтьева:

— Да, я понимаю…

Т.Воробьёва:

— Всё дело в том, что — оставайтесь всегда мамой, и на поставленные вопросы всегда отвечайте. Вопроса нет — не торопитесь, не лезьте. Не мешайте ребёнку быть взрослым человеком, и так далее. Вещи, которые ранят, и Вы понимаете, что они опасны и душепагубны — здесь находите силу своего родительского авторитета, сколько бы лет ни было.

Воспитание заканчивается… оно никогда не заканчивается, это — неправда. Оно бывает прямым, бывает — косвенным, бывает… через плечо воспитание, но оно всегда продолжается.

Небрежное слово «извини», где слова «мама» — нет. Нет, я такое «извини» не хочу принимать. По гордыне — нет. По принадлежности. К кому оно относится, это «извини»? К маме? Значит, должно быть «мама, извини». Это — моё, ко мне обращение, а не к чужому постороннему человеку. Урок? Урок. И неважно, сколько лет этому ребёнку. Почти полтинник, а, всё-таки, эти вещи надо говорить.

Ты говоришь невольно, не понимая, вещи, которые мы называем душепагубными — остановись. Ты не спрашиваешь меня, но вот это — опасно. Просто, коротко и ясно. Не рассуждая — услышал, не услышал — ты обязана это сказать потому, что это вещь — опасная для души. Поэтому, есть вещи, когда Вы всегда будете держать руку на пульсе, и Вы всегда будете…

А вот взрослеем мы, родители? А, Вы знаете, мы взрослеем, но удивительным образом. Мы взрослеем в своей немощи. Немощи, которую начинают видеть наши дети. Начинают над нами шутить, подтрунивать. Но удивительные вещи — эта немощь становится для детей очень значимой, в этой немощи — опека и забота о Вас… что вдруг, незаметно, градус меняется.

Вот, ты очень поздно приходишь, ты устаёшь — возьми меньше консультаций, пожалуйста. .. Как ты себя чувствуешь? Надо сходить к врачу, надо вот…

А.Леонтьева:

— То есть, Вы имеете в виду… прошу прощения, что я перебиваю… Вы имеете в виду, что наша физическая немощь, наше старение — оно для детей полезно… душеполезно…

Т.Воробьёва:

— Да, конечно! Вдруг, наши дети начинают, действительно, понимать, что сейчас — они начинают о нас беспокоиться больше, чем мы — сами о себе. И вдруг — мы это видим.

«Ты какие ботинки одела? Одень тёплые, пожалуйста… Ну, как ты вышла на улицу? Одень, пожалуйста, куртку тёплую — ты будешь гулять с собакой…» — и так далее. И, я могу сказать, это очень приятно. И иногда — хочется быть чуть-чуть послабее. Потому, что видишь чуть-чуть большую заботу. И вдруг ты видишь взрослость своих детей. Ты вдруг видишь, что — вот они, повзрослели. Теперь и они переживают, как ты оделась, удобны ли сапоги, не подскользнёшься ли, осторожна ли, и сразу, пожалуйста, домой. .. и так далее, и тому подобное. Я могу сказать, в этом есть определённый аромат необыкновенный — так приятно, когда о тебе твои дети начинают по-взрослому заботиться.

А.Леонтьева:

— Ой… я заслушалась…

Я хочу напомнить, что сегодня мы говорим о семье.

С вами — Анна Леонтьева.

У нас в гостях — Татьяна Владимировна Воробьёва. Татьяна — заслуженный учитель России, психолог Высшей категории и номинант Знака «За безупречную службу Москве».

Оставайтесь с нами, мы вернёмся к вам через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Леонтьева:

— Сегодня с вами — Анна Леонтьева.

Мы говорим с Татьяной Владимировной Воробьёвой, заслуженным учителем России и психологом Высшей категории.

Мы очень высоко начали беседу, и я бы сказала, что уже хочется просто… чуть-чуть, на секундочку, выдохнуть — потому, что уже… прямо вот… слёзы из глаз. Темы очень больные, очень острые. ..

Я хочу напомнить, что Татьяна приходит к нам регулярно, и… почему мы заговорили о сиротах? Потому, что Татьяна работает в Детском доме «Павлин», который окормлял протоиерей…

Т.Воробьёва:

— Создал, я бы сказала… не окормлял, а создал, был сердцем, был душой, был разумом этого Дома, конечно, батюшка…

А.Леонтьева:

— … отец Дмитрий Смирнов.

Т.Воробьёва:

— Да.

А.Леонтьева:

— И когда батюшка отошёл ко Господу, то Детский дом очень осиротел. И все дети очень хорошо помнят… и очень много фотографий в Детском доме, и сняли замечательный фильм про отца Дмитрия, да?

Т.Воробьёва:

— Да, по следам…

А.Леонтьева:

— Вот, скажите просто пару слов. Где его можно увидеть?

Т.Воробьёва:

— Это прекрасный фильм. Фильм пока, вот, нигде нельзя увидеть. К сожалению, прошёл он только в нашем Доме, в праздник Павлина Милостивого.

В этот праздник, обычно, всегда батюшка приезжал — это был праздник праздников, потому, что наш Дом называется «Павлин». Не «павлин» — как «малыш», в переводе, а именно — в честь Павлина Милостивого, епископа Ноланского.

И, вот, в этом фильме ясно видна вот та параллель служения, то единение между Павлином Милостивым и служением батюшки — такая же любовь к детям, такая же безграничная жертвенность, такая же безграничная щедрость. Вот, он не только был отцом по хиротонии священнической, он был отцом родным — по духу.

Поэтому, помните фотографии, где батюшка обнимает, на ухо шепчет, где исповедуются ему… вот, он был таким. Конечно, сегодня мы, действительно, осиротели.

И, вот, этот фильм — он, удивительнейшим образом имеет… такую… трёхсоставную канву: Павлин Милостивый, и отец Димитрий наш, и батюшка и его духовный отец и наставник отец Иоанн Крестьянкин. Сейчас, Вы знаете, что Псково-Печерская обитель объявила сбор материалов для прославления Иоанна Крестьянкина в лике святых. Это такая радость! Потому, что для меня этот угодник Божий — он давно для меня святой, и я, когда молюсь Псково-Печерским святым — Вассе, Ионе, Марку, архимандриту Иоанну — они у меня все в одном списке. Я обращаюсь давным-давно к нему, и даже перестала писать в записках об упокоении имя отца Иоанна Крестьянкина. Хотя, долгие годы писала, по его успении. Он давно у меня перешёл в другой ранг — в ранг святых. Я к нему давно-давно обращаюсь, как к святому угоднику.

Так, вот, в этом фильме дана, действительно, вот эта связь не просто трёх поколений — трёх людей, двое из которых, конечно, святы. И третий, я думаю, батюшка, тоже будет причислен к этому лику.

Мы хотим этим фильмом не столько привлечь материальную помощь — мы хотим рассказать людям и показать людям то служение батюшки, каким оно было. Это — экскурс во всех храмах, где он начинал служить, в тех храмах, где он восстанавливал их, и так далее, где прошли его следы — его 40-летнего служения священника, основателя нашего Дома. Мы хотим показать людям ту грань, которой многие не знают. Мы услышали только вот ту грань, которая… вот… такие слова… а никто не увидел, что ругая батюшку, не принимая, они не увидели в нём — отца.

Отца, который хотел остановить свою дочь. Он кричал — дочери, чтобы она вдруг обиделась: кто она для человека, с которым она находится вместе? Он кричал для сына — кто он, по отношению к той девушке, жене, женщине, которая рядом с ним? Рядом. Я должна быть — вместе. Вот — его слова.

А проще было — обидеться, проще было услышать слово, не столь приятное для слуха. А ведь он — кричал своим детям. Детям кричал. Потому, что так может ругать только отец. Только мама и отец будут говорить: «Что такое? Вот…» — и так далее, и тому подобное. Отца — не увидели. Не увидели.

Вот, в этом фильме — там показан отец. Вот, тот отец, который стал отцом для всех этих мальчишек.

Поэтому, нет — не сбор каких-то средств, а просто посмотрите на эту грань, которая мало кем освещена, и мало кому известна. Поэтому, конечно, хотелось бы этот фильм дать для широкого такого… для широкой демонстрации, чтобы, действительно, люди поняли, кто с нами рядом был, кто был в нашей жизни, кто этот человек, и как он служил, как он умел служить. Он умел служить, как отец, как священник, как пастырь, как духовник, как просто огромной души мудрый человек. Вот, этот фильм именно этому посвящён.

А.Леонтьева:

— Я возвращаюсь к теме нашего разговора. Хотела, просто, сказать… запомнила из фильма цитату отца Дмитрия, и она очень пересекается с Вашими словами сегодняшними. Вы говорите, что нужно, когда извиняешься перед родителем, говорить не «извини», а… там… «извини, мама», и у отца Дмитрия есть такая фраза, что: «Покаяние — это не «I am sorry» — очень хорошая.

Т.Воробьёва:

— Да… она висит у нас в Детском доме. У нас висит огромный стенд, посвящённый батюшке, и там вот — все его крылатые выражения. Они такие простые, они такие ёмкие, но они все — отцовские. Все… что мы сегодня не умеем любить, мы даже того, кто нас любит, не умеем любить — ведь это настолько глубоко и верно отвечает, к сожалению, нашему, таком прагматичному, веку. И, вот, эти слова — они столь просты. Да, это не «I am sorry», да.

Да, это вот всё… вот, служение… «Любовь, — как батюшка пишет, — это не тогда, когда я хочу, любовь — это когда я готов отдать всё, что имею», — это вот опять батюшкины слова, простые опять слова. Может быть, для кого-то резко звучащие, но они — отцовские, отцовские! «Они опять — для вас! Для вас! Берите — я всё вам отдаю. Сердце отдаю людям», — вот, можно так сказать.

И вот этот фильм, действительно, о сердце, о душе батюшки, о его служении, о его любви. Поэтому, конечно, хорошо бы, чтобы его посмотрели многие и многие, и увидели ту грань, которую не знаете, не знаете… Детей обмануть невозможно — там, ведь, участвуют дети. Там говорят о батюшке — дети. А, ведь, устами младенцев глаголет Истина. Они ведь говорят не просто заученные какие-то тексты, нет. Текст заучить вот такой — нельзя, его надо пропустить через своё сердце, тогда он будет звучать. И вот эти слова — звучат. От маленького Кости, от Алёши, от Жени — у каждого из них своя, сложная судьба, и в этой судьбе — был батюшка.

А.Леонтьева:

— Замечательно! Вообще, когда вот Вы рассказываете про батюшку, то раскрываете такие грани… Вот, что-то сказал батюшка непопулярное — Вы рассказали сейчас, почему. Я, вот, например, поняла это всей душой.

Т.Воробьёва:

— Конечно.

А.Леонтьева:

— Я хотела вернуться к вопросу, который мы подняли — очень-очень важный. Про то, что когда родители стареют, это очень душеполезно — такое сложное слово — для детей. Но, ведь, знаете… родители иногда не любят стареть…

Т.Воробьёва:

— Ну, конечно!

А.Леонтьева:

— Они даже не хотят, чтобы бабушка называлась бабушкой… да? Вот, есть какой-то такой культ молодости, о котором мы тоже говорили с одной из наших героинь, психологом, Юлией Жемчужниковой, что. .. вот… стареть — просто нельзя! Вот, есть возраст молодости, и есть возраст мудрости…

Т.Воробьёва:

— Хорошие слова — очень хорошие слова!

А.Леонтьева:

— Вот, это… всё остальное — схлопнуто…

Т.Воробьёва:

— Очень хорошие слова… Согласна полностью с ними.

Да, есть возраст…

А.Леонтьева:

— Как не бояться стареть?

Т.Воробьёва:

— Оставаться мудрой! А мудрость — в чём она? Она — в деликатности, она — в тактичности, она, ни в коей мере, не в амбициях навязать своё мнение, навязать свой опыт — ни в коей мере! Уметь принимать непринятие твоего предложения, отнестись к этому правильно, понимая, что это, действительно, принадлежит тем, кому принадлежит. Тебя спросили — ты ответила. А как примут, какое будет решение — это тебя уже не касается.

Вот, надо уметь не быть амбициозной, понимаете, с позиции «я прожила. .. я знаю…» — нет. Знание — это вещь приходящая и бесконечно формирующая. Потому, что знание — это пропустить через своё сердце, через свои чувства, через своё восприятие, через свой опыт. А вчера — у тебя такого не было восприятия, и опыта такого не было, и вот этого — не было. Значит, твои знания — они безграничны, они — непознаваемы. Знания — бесконечность. Это всегда будет бесконечность: сколько мы живём, столько мы будем познавать новые знания. Поэтому, навязать априори, что вот только так — нет, нельзя!

Сегодня твои дети понимают эту проблему — так, завтра, может быть, они скажут: «Вот, мама ведь об этом говорила…» — будет так сказано или не будет — это не важно. Важно, всякий раз, не навязать. И в этом заключается мудрость. Вот, в этом нету старости. Понимаете? Нету старости в любви к себе: «Я немощная, я несчастная, я обойдённая, дети не слушают, я не нужна детям, я не нужна…» Мы — нужны Богу. Мы все — нужны Богу. А детям? Детям мы должны отдать. Вот, мы их вырастили, и мы должны их отдать — на служение своей семье. Это и есть, вообще, самое главное. Не у себя пришпилить булавкой — «не та жена», «не тот муж», «не тот жених» — нет, конечно!

Ты меня спросил о суженой-ряженой, сын, я тебе сказала. Я не сказала: «Ты выбрал — тебе решать» — нет, я так не скажу. Ты спрашиваешь моего благословения родительского, потому, что родительским благословением, действительно, по словам древних пророков ( в данном случае, Сираха ), дома, семьи детей устраиваются. Поэтому, родительское благословение очень важно. Но ведь в нём — тоже мудрость, как не навязать ни от какого решения.

Поэтому, посмотрите на суженую. Посмотрите, какая она, что она… и если Ваше сердце принимает человека, не начинайте запускать ваши мысли — это ядовитые змеи! Вот, они пошли… вот — всё! Этого нельзя делать. Сегодня она — такая, а завтра она будет другой. Ведь человек безгранично имеет статус развития — до последнего своего дыхания он всё находится в развитии. Об этом не надо забывать. Это только там, где персть во гробе не поёт — там наше развитие телесное закончилось, а психическое — продолжается. Оно не остановилось — и чувство, и разум, воля — оно будет там с нами везде. И там — в Раю, и там — в аду. Мы будем проживать всё то, что мы накопили в нашем багаже нашей души, какие наши чувства.

«А я подозреваю, я там то-то…» — а имею я право подозревать? Нет, не имею. Я знаю это? Нет, не знаю. Помните притчу о трёх ситах?

— Ты хочешь рассказать мне о моём друге, сказать, так сказать, правду? А то, что ты хочешь сказать, это правда?

— Я не знаю.

— Так. Как ты считаешь, эта правда, которую ты принесёшь мне о моём друге, она поможет мне принять правильное решение?

— Я не знаю.

— Как ты считаешь, а узнав то, что ты не знаешь, это меня изменит?

— Я не знаю.

— Ну, так, а о чём ты тогда говоришь, в чём ты меня пытаешься убедить? Надо ли говорить то, что ты мне хотел сейчас принести?

Вот, эта мудрость — она в осмотрительности. Она — не поспеши, не поторопись, не навреди. Прежде всего, мудрый человек подумает: я бы хотел, чтобы со мною так поступили? Я бы хотел услышать это? Я бы хотел? Поэтому, промолчит, потерпит — всё потерпит, всё понесёт, и не будет бежать, и не будет амбициозен. Вот, в этом мудрость.

Мудрость принять детей такими, какие они есть. Устраивает, не устраивает — принять, это мои дети. Помните, я говорила? Это априори мои дети. Поэтому, всё, что… вот… не получилось — чтобы у них получилось. И так далее. Но ничего не навязывать. Только на поставленный вопрос есть ответ. Я — ответила. А вы — примете это или не примете — это принадлежит вашему опыту. Сочтёте нужным поподробнее расспросить, ещё подробнее — я внимательно слушаю, и я обязательно постараюсь ответить, если я могу на это ответить. Амбиций быть не должно, «Я»: надо же, не послушали! И так далее, и тому подобное. Вот, этого быть не должно.

А.Леонтьева:

— То есть, Вы говорите, что нужно отвечать, когда вас спрашивают.

Т.Воробьёва:

— Да.

А.Леонтьева:

— Если… там… сын привёл девушку в дом, но не спрашивает у вас благословения, значит — let it be?

Т.Воробьёва:

— Воздержитесь. Воздержитесь от оценок, воздержитесь от мнений. Вас же не спросили об этом мнении — не надо торопиться.

А.Леонтьева:

— Потрясающе…

Т.Воробьёва:

— Не надо торопиться. Потерпите. Умейте быть терпеливой, внимательной. Вот, когда Вас спросят, Вы можете сказать о том, что Вас смутило, и так далее. Вот, тогда Вы можете сказать — это Ваше мнение. Оно ни в коей мере не является, априори, догматом. Нет. Это — Ваше мнение, Ваше видение.

Если ваши дети воспитаны так, что маме и папе дано знать ( прежде всего, отцу ) от Бога, что нам полезно, а что нам не полезно, и для них ваше мнение важно, они его услышат. Потому, что, если они воспитаны в таком духе почитания своих родителей, как Богом данных — вот это другой разговор. Тогда, для них, действительно, очень важно Ваше мнение — благословляете Вы, или нет, говорите Вы «да», или нет. Потому, что априори для них — знание о том, что Вы Богом даны, а, следовательно, Вам Бог отвечает на эти вопросы.

А если этого нет, то это только бодание с детьми. Не нужно этого делать. Это только ложь, это… где-то… недовольство. Вот, я вчера слушала: «А у меня тёща такая…» — а не надо говорить мне о тёще, чужой маме… не нужно об этом говорить. Вы ведь пришли ко мне говорить о проблеме своей семьи, о том, что семья распалась, о том, что двое мальчишек остались… вот, давайте, на эту тему и поговорим. Не бросать мальчишек — они ваши сыновья, а без отца — не вырастить. Вот, об этом будем говорить.

А.Леонтьева:

— То есть, как… извините, что перебиваю… как на исповеди — не надо говорить «мы с мужем туда пошли», а «я пошла» — то есть, говорить о себе.

Т.Воробьёва:

— Да. Только о себе.

А.Леонтьева:

— Я помню, мне как-то батюшка, в первый раз… вот… первые исповеди были, я начала говорить «мы», и он очень на меня сурово посмотрел, и сказал: «А почему — „мы“? Вы же пришли на исповедь!»

Т. Воробьёва:

— Да, совершенно верно — не допускать! Мы можем говорить только о себе. Помните, я сказала? Только о себе. Я знаю, что хотела сказать. Я знаю, как я это хотела сказать. Как часто мы слышим одни и те же слова, но как по-разному мы их воспринимаем. Потому, что каждый воспринимал так, как воспринимал.

Один очень хотел услышать… и он очень доброжелателен к этому человеку, и он услышал именно эти оттенки. Другой хотел критично воспринимать, и он услышал свои оттенки. Так, что истину знает только Господь и тот человек, который говорил. Он знает, что он хотел сказать, и Господь, действительно, знает все его помыслы, все его оттенки, все его тональности того, о чём подумал, о чём хотел сказать. Это принадлежит всегда двоим — Богу и человеку. Поэтому, всегда о третьем лице мы не разрешаем говорить. Не допускаем этих вещей. Это — не правильно.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Леонтьева:

— Я хочу напомнить, что с нами — Татьяна Владимировна Воробьёва. Мы говорим о семье с заслуженным учителем России, психологом Высшей категории.

Скажите, вот, сейчас очень популярно такое мнение, что родитель должен… если он совершил ошибку — я просто знаю, что Вы немножко в оппозиции к этому мнению, поэтому, такой вопрос и задаю…

Т.Воробьёва:

— В глубокой…

А.Леонтьева:

— … когда родитель совершил ошибку, он должен сказать «извини». Вот, я хотела услышать Ваше мнение, и хотела ещё спросить, а есть ли такие ситуации, когда родитель просто обязан сказать «извини»?

Т.Воробьёва:

— Да, есть такие ситуации. Когда ты невольно обвинил человека ( и это выясняется ) в том поступке, которого он не делал. Такое может быть. Бывает такое в жизни. Да, подойти, и просто, ясно, как взрослый человек, именно по-взрослому, с полной ответственностью сказать: «Прости меня. Прости, что не разобрался. Прости, что обвинил. Прости меня, пожалуйста». Да, такие вещи есть. «Оклеветал кого гневом своим…» — есть такие стихи молитвенные. Да.

А, вот, во всех остальных случаях… Когда отец приходит и просит: «Дайте мне поспать, я устал, мне надо дальше работать…» — а дети… ну… это дети. Это понятно, что дети на головах ходят, бегают, прыгают — это дети.

Казалось бы, вот — отец сорвался, кричал, нарычал… ну… просто, даже сам переживает, и так далее, и тому подобное. А как же здесь-то быть? Накричал, а, может быть, и обозвал, а, может быть, и шлёпнул… ох, совсем всё плохо, казалось бы. И — что потом? Мучается совестью… слова не те подобрал… дёрнул… и так далее, и тому подобное. Надо идти извиняться…

Нет! Не надо. Надо перед Богом, однозначно, всё до изнанки сказать: что нетерпелив, гневлив, что сам не воспитал, сам не научил почитанию родителей, заботе о родителях, умению видеть родителей, их состояние, не научил их любить, не научил их служить — не научил. Вот, это всё — Богу.

А что же — детям? А ребёнка поставить перед собой и сказать просто и ясно: «Ты сделал — не так. Ты меня, любящего отца, заставил негодовать, ругаться, не любить тебя в это время. Ты сделал — не так». Вот, это должно стать правилом. Тогда это правило не ляжет в основу психоанализа детской травмы, детской обиды. Когда ребёнок научается видеть результат своего поступка с позиции — к чему это привело. Это могло привести к инфаркту, к инсульту, это могло привести к уходу отца из жизни — даже к этому — твоё отношение. Это ребёнок должен, после этих слов, сказать: «Пап, прости меня! Прости меня, пап…» Вот тут — да. Ребёнка поцеловали: «Простил, да, конечно простил!» — такое перемирие — оно самое глубочайшее. Потому, что в основе лежит осмысленность своих действий, осознанность ( в психологии «О» обозначает полноту действия ) — осознал, прочувствовал, что нет у тебя… не потерпел, папу — не видел, видел только себя, свою радость, а усталость отца — не видел, не хотел видеть, или — не научился видеть.

Вот, поэтому, мы учим ребёнка взрослеть в ответе за свои поступки, за следствия того, что мы делаем, что мы получаем. Именно — следствия. Что мы получили. Потому, что в основе лежит причинность твоего глубочайшего… не эгоизма — эгоцентризма. Ты жил для себя, про себя, обо мне — поэтому, ты не увидел. И ещё раз подчеркну — снова и снова — тяните одеяло любви на себя! Оно ведь и заключается в том, чтобы научить Вашего ребёнка видеть Ваши глаза, Ваши руки, то, как Вы пришли, как Вы сказали, как Вы сумку поставили — так, как Вы видите своего ребёнка! Вы же сразу видите: «Что с тобой? Ты устал?» — мы видим всё про ребёнка, его интонацию, всё, всё, все мелочи… у нас моментально картина: что-то у него не так… мы чётко знаем, что что-то у него не так, даже не спрашивая. Мы видим степень этого «не так».

Точно так же и ребёнок должен научаться видеть нас. Что с нами? Какие мы? Что нам требуется? Помните: сочувствовать, сопереживать, содействовать — эмпатия, с психологии называется таким словом. Сочувствовать — значит, всё увидеть. Чувства увидеть, которые мы с вами генерируем, сопереживать, понять, почему это происходит с отцом, и — содействовать. «Пап, может быть, ты полежишь тихонько, а мы тихонько поиграем…» — вот, это и есть «одеяло любви — на себя», вот этому учить. А не торопиться просить прощения — потому, что нас совесть кусает.

Нас совесть кусает, совершенно верно! Потому, что — переборщили, не те слова сказали, не те жесты позволили себе, не то всё сделали. Но это — перед Богом. Это — в покаянии перед Богом. Там — до изнанки, всё о своей плохости. Вот, там — всё о своей плохости. А перед сыном отец и мама — святыня. Святыня. И воспитывайте эту святость этого святого отношения к Вам.

Не воспитаем, тогда — да, придут и будут говорить: «Вот — травма из детства идёт, вот здесь травма — из детства идёт, вот, здесь травма!» — и травмированный наш ребёнок, обиженный на весь мир, несущий груз безумной обиды — на кого? — на родителей, и он этим — живёт, и он это — помнит!

Это хорошо, когда мудрая мама выслушала всё, выплакала потом сама, но дала ребёнку высказаться — не мешая, не перебивая, не говоря о своей боли, о том, что это несправедливо по отношению к ней — всё молча выслушала. Вот эта мама — истинный психотерапевт. Вот эта мама — Богом данный психотерапевт. Вот этой маме, действительно, мы поём оду благодарности! Это — мать.

А.Леонтьева:

— Вы говорите замечательно… Я, знаете, из того, что Вы говорите, Татьяна, вижу… такую… некую шкалу родительскую. Значит, на одной стороне… это, такое, глубокое чувство вины родительское, и оно сейчас, как раз, мне кажется, очень перевешивает… то есть, на другой — это пьедестал родительский. Да? Тут родитель на пьедестале — это очень популярно… в таких… ну, я немножко иронизирую, но… в таких… начинающих православных семьях: «Вот — Я. Пожалуйста, почитай меня, будь любезен». А на другом конце — вот это вот чувство вины, к которому больше… вот… современность ведёт. Потому, что психотерапевты и психологи всех направлений нас известили, что мы…

Т.Воробьёва:

— … виноваты, во всём виноваты — на сто лет вперёд!

Я вспоминаю одну семью, где трое детей, мама — учитель английского языка, папа — бизнесмен. Семья достаточно сытая, но распавшаяся, вся живущая по углам отдельно. Потому, что бесконечно говорили… отец обвинял маму, мама переживала за отца, и так далее… всё, так сказать, неблагополучно… и вот — растут дети. И что же в детях растёт? Вот такая же бесконечная вина матери.

Отец, при детях, всем говорил: «Она наказывала их на сто лет вперёд!» — а надо ли это при детях говорить? Она наказывала их — потому, что переживала. Она видела то, что она видела своим материнским взглядом.

Да, может быть, у неё не хватало сердечности какой-то… может быть, я не знаю. Я знаю только одно: к чему всё это привело — показывание перстом на вину матери. А дети все по своим углам расползлись. Все — сытые, обеспеченные, и все — по своим углам.

Мать уйдёт в монастырь. Она уйдёт в монастырь. Потому, что её место не оказалось нужным, востребованным, среди детей. А она этим детям служила всем сердцем. Но бесконечно звучал перст благополучного отца, который, соответственно. .. деньги и всё — у него, поэтому ОН — судья, и так далее: «Это ОНА их наказывала! Это ОНА их воспитывала!» И не было слова: «Она ведь дала вам всем образование. Ты плохо училась… ты очень плохо училась, но она дала тебе… она тянула тебя из всех сил. Репетиторов, прочее… руку на пульсе держала. Вот, ты… вот, ты… да, вы все выросли, но все — холодные и чужие. Что будет в ваших семьях — не знаю». Не знаю. Поэтому, не должно указывать перстом, кто виноват в семье — отец или мама. Не должно.

Должен быть другой перст — действительно, это мама, а это папа. И пьедестал должен быть. И не надо бояться пьедестала. Бояться надо «бесконечной вины моей перед детьми». Вина моя — перед Богом. Перед Богом, который дал мне умение так любить, что Себя отдал. Себя отдал! Вот, взял образ Человека, и отдал Себя на позорную казнь. Даже представить это невозможно! Когда читаешь семь слов со Креста — ну, просто, вот… невозможно представить, вобрать в себя невозможно. Отдал! Только для того, чтобы ты мог быть спасённым. Да кто из нас на такую жертву-то пошёл? Вот, перед Ним я виновата во всём. То в невнимании, то в небрежности, то в усталости, то во всех тех человеческих качествах, которые мне присущи… да! Но перед ребёнком я не виновата.

Перед ребёнком — всё, что я могла сделать, я от всего сердца делала. И когда приходили уставшие и ложились спать — это я стояла у плиты и готовила. Это я ваши вещи сушила, гладила, когда не было стиральных машин — это всё делала я. Это я старалась обязательно собрать вам в школу завтрак — и не важно, что надо в 6 часов подскочить, а тебе ещё ехать не просто на другой конец Москвы, а за Москву, и так далее — потому, что там твоя работа. Это — я. Это — я и ваш папа. И, поэтому, слово отца стало слышным. Оно было слышным потому, что я говорила: «Ваш папа достоин такого внимания, такого уважения, такого почитания…» А папа говорил: «Ваша мама — самая лучшая, самая добрая, самая смешливая, самая-самая!» И дети — так и смотрели. Для них стало два идеала — мой папа и моя мама.

А все мои вины — я перед Богом отдам всё.

А.Леонтьева:

— Я хочу сказать, во-первых, что очень… сами того не желая, Вы ответили на очень важных вопрос, который очень часто задают христианам о том: «Что же у вас такое гипертрофированное чувство вины? Что же вы такие все несчастные, такие все виноватые?» А Вы совершенно потрясающе рассказали о том, что такое вина перед людьми, которая может втоптать тебя…

Т.Воробьёва:

— … и что такое вина перед Богом, перед которым, действительно, оправдаться, зачастую, нечем.

А я немножко снижу пафос, и расскажу… вот, такая история.

Когда наш папа — мой покойный муж — он очень… действительно, был такой культ мамы в семье, и культ папы в семье. И вот — старший сын вошёл в возраст, когда он… когда можно покритиковать маму. Попробовать, по крайней мере… там… в 17 лет…

Т.Воробьёва:

— Ничего страшного.. .

А.Леонтьева:

— И вот, папа приезжает из командировки, и сын говорит: «Знаешь, по-моему, мама очень много сидит в Фейсбуке». На что папа, не моргнув глазом, говорит: «Сынок, мама родила, вырастила и воспитала троих замечательных детей! Она, перед Богом, на 158% выполнила свою миссию! Она теперь может всю жизнь сидеть в Фейсбуке!»

Т.Воробьёва:

— Очень хорошо сказал. Очень просто и хорошо — с юмором, тепло и очень просто, и поставил всё на своё место.

Да, мама дала всё, что она могла дать. Она и до конца будет давать. Дети, вы не беспокойтесь, КПД материнское — оно безгранично. До конца дней. Пока есть на этом свете, и на том свете будет за вас молиться. Вы — о ней, а она — о вас. Будем обязательно держать друг друга.

Поэтому, ещё раз, всё-таки, хочу сказать в таком вот… не итоге, но, тем не менее: не бойтесь культа отца и мамы, не бойтесь. Не критикуйте друг друга в присутствии детей, не нужно этого делать. Муж и жена принадлежать мужу и жене, запомните! Детям не принадлежат супружеские отношения. Слышите разницу? Супружеские отношения — там нет детей! Там есть муж и жена. Детям принадлежат детско-родительские отношения. Мама и папа. Мама — сын, папа — сын. Вот их отношения! Вот, где они! А как ведут себя супруги, что между ними — остановитесь, люди! Не впускайте детей в Святая Святых! Это ведь, действительно, великая тайна, когда люди — два человека — стали единой плотью, единым духом, по сути своей, должны стать. Так, детям здесь пока делать нечего.

Пускай они берут примеры и образцы, пускай они берут, как уроки, как прожили вы, и как сделать в жизни так, чтобы не повторить той боли, которую вы пережили в своей семье. Вот ваша задача! Быть благодарным родителям, что они дали вам уроки. Вот, это не стоит делать — от этого было больно, и я этого не сделаю, чтобы не причинить боль близкому. Вот наши отношения.

А.Леонтьева:

— Большое спасибо за этот разговор! Сказать, что он потрясающий — значит, ничего не сказать.

С вами была Анна Леонтьева. Мы говорили о семье с Татьяной Владимировной Воробьёвой, заслуженным учителем России и психологом Высшей категории.

Татьяна, спасибо Вам огромное! Мы говорили о травмах, о том, как говорить, и говорить ли «прости» своим детям, о каких-то очень важных вещах — очень больных, но очень важных. Спасибо Вам за этот разговор!

Т.Воробьёва:

— Я благодарю Вас за то, что приглашаете меня. Значит, есть какая-то степень доверия моим словам, моему опыту. Я благодарю Вас! Я благодарю всех слушателей, которые… если понадобится помощь, мы всегда готовы оказать её — в этой ли студии… всегда готовы. Спрашивайте — мы готовы отвечать!

А.Леонтьева:

— Всего доброго!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Отношения в семье между детьми и родителями. Под кровом Всевышнего

Отношения в семье между детьми и родителями

Характеры у нас, детей, были разные. Коля в младших классах учился неважно, ему постоянно снижали оценку за грязь, за почерк, за неряшливость. Он вышел в отличники только с четвертого класса, когда учителя оценили его смекалку и выдающиеся умственные способности. Энергичный, шумный, прямой и честный, он руководил всеми играми, был любимцем товарищей, но с Сережей часто спорил, ссорился и мирился. Сережа был полной противоположностью Коле: аккуратный во всем, тихий, пунктуальный, прилежный к учению, Сережа был маминой радостью. Она не могла на него налюбоваться, показывала всем его табели, похвальные грамоты, рисунки и тетради. Это способствовало росту гордости у Сережи. Он был самолюбив и болезненно переживал, что он не пионер, а потому не может быть членом кружков, принимать участие в общественной работе класса и быть для всех примером. Папа помнил посты и не разрешал в те недели ходить в кино или театр. Он запрещал Сереже читать модную литературу, вроде Гайдара, где было много антирелигиозного. Чтобы не отставать от жизни класса, Сереже приходилось скрывать от отца то, что он читает, или оставаться после уроков в школьной библиотеке. Вычитывание отцом длинных всенощных накануне праздников отнимало у Сережи время, нужное ему для уроков и чтения. Противиться отцу Сережа не смел, но мальчика уже не радовали церковные праздники. Сережа вздыхал: «Опять пост! Опять того нельзя, другого нельзя!». Лет до десяти Сережа по вечерам сам читал, лежа в постели, по главе из Евангелия, за что его родители очень хвалили. Но мы с Колей говорили брату: «Напрасно читаешь, ведь только похвал добиваешься, а сам остаешься жадюгой, у тебя не выпросишь ни ластика, ни промокашки…». Сережа молча от нас отворачивался. Он вовремя засыпал, поцеловав у всех руки в знак примирения. Мне его поведение казалось ханжеством, хотя я еще понятия этого не знала.

Мы с Колей часто выходили из подчинения родителям и ложились очень поздно. Дождавшись, когда взрослые уснут, мы с Колей вновь включали свет и долго еще читали увлекательную переводную литературу для подростков, которой нас изобильно снабжала сестра отца тетя Зина, работавшая в Ленинке. Утром папе приходилось по несколько раз приходить к нам и будить нас в школу. Мы с Колей никак не могли проснуться. Папа всегда будил нас (а потом и внуков) сам с бесконечным терпением и кротостью.

Ярко помню такую картину: Сережа уже ушел, я поспешно надеваю пальто и соображаю, как мне придется пролезать в щель в заборе и бежать проходными дворами, чтобы не опоздать в школу. Заглядываю в столовую. Там Коля еще лежит, зарывшись в подушки, с градусником под мышкой, а мама натягивает ему чулки. Папа ползает на коленях около дивана, стараясь ручкой зонта извлечь из-под него Колины ботинки.

Мы с Колей постоянно что-то теряли, наши книги и тетради находили под кроватями. Коля не тянулся к школе, в младших классах ему было скучно. Он охотно пропускал занятия, не был самолюбив и не переживал недовольство учителей и вопросы ребят: «Почему ты не пионер?». А отличниками учебы были мы все трое. Я переживала свое «непионерство», но без обиды на родителей, а как добровольное мученичество первых христиан, о которых я тогда читала. Я просила у папы разрешения объяснить всем, что я верующая, я даже часто забывала снять крестик, и его у меня школьники видели. Но папа запретил нам упоминать в школе о вере, говоря, что за наше религиозное воспитание его могут снять с работы.

— Вот ты не хочешь страдать, а детей заставляешь, — говорила мама.

— Пусть молчат, — отвечал отец.

Но молчать, имея ответ, дело трудное. Молчание показывало, что мы или не знаем, что сказать в свое оправдание, или слов не подберем для выражения своих мыслей, или просто мы упрямы и глупы. Представляться такими — это подвиг юродства, а легко ли взять его на себя тем, кто привык к похвале и любит, чтобы все им восторгались? У меня, как и у Сережи, была детская гордость, побороть которую было очень трудно. В такие моменты, когда на нас «наседали», родители просто не пускали нас в школу, отчего Сережа плакал: «Я на вас директору пожалуюсь», — как-то сказал он родителям.

Но зима кончалась, наступало красное лето, которое всегда сближало нас с отцом. Он проводил с нами все свои отпуска, играл с нами в теннис, в крокет, в волейбол, учил плавать, катал нас на лодке. Папа сочинял для нас детские игры, я с интересом их оформляла, и несколько игр даже было издано «Детгизом». Папа получал за эти игры большие деньги, так что мама называла их в шутку «вторая зарплата». Зимой папа ходил с нами на каток и сам катался на коньках.

В Дни наших ангелов и на Рождество у нас устраивали праздники и в гости приходили дети знакомых верующих людей. Одноклассников никогда не звали, потому что надо было скрывать нашу веру. Вообще, знакомые посещали наш дом постоянно, друзей было много, а с некоторыми семьями мы даже проводили вместе лето на дачах. Но торжественный стол для гостей родители собирали только два раза в году: в декабре — в день святителя Николая (именины папы) и под Новый год (именины мамы). Вина в доме у нас даже в эти дни не бывало, и мы не имели понятия, что такое тост или рюмка. В гости мы не ходили. Мама пекла пироги, а в остальном на стол подавались лишь сладости и чай, а на Пасху — кулич и пасха из творога. Мы, дети, другого уклада жизни не видели и считали, что так и должно быть.

Вообще, аскетическое покаянное настроение Николая Евграфовича накладывало на семью свой отпечаток. Взрослые беседовали лишь на религиозные темы, папа никогда не смеялся, и если б не шум и гам от веселого Коленьки, то в доме было бы грустно. Мама порой тяготилась этим вечным постом, ей хотелось куда-нибудь «выйти», и она обижалась на мужа за то, что он ее не провожал. Однажды они пошли вместе к знакомым на какой-то семейный праздник, но быстро вернулись и с ужасом вспоминали о веселой светской компании, к которой они оба никак не подходили.

Мама сочувствовала настроению отца, но жалела его организм и часто горячо протестовала против постов и подвигов «самоумерщвления», как она называла папин стол. Маме было обидно, что он отказывался от вкусных блюд, потому что они были мясные. Помню, что часто мама чуть ли не со слезами умоляла отца выпить молока или поесть чего-нибудь сытного, скоромного. Папа протестовал, и начинались ссоры.

Это повторялось почти всегда, когда мама собиралась сшить или купить отцу новый костюм, пальто и т.п. «В добродетели имейте рассудительность, — говорит апостол, — иначе и стремление к подвигу и добродетели может стать источником греха». Так у нас и было. Мы с Сережей очень остро чувствовали, когда дух мира покидал семью. Наши детские ссоры не задевали глубоко наших сердец, мы могли даже после драки через час снова, как дети, мирно сидеть рядом, смеяться и обсуждать свои дела. Но молчание родителей, их мрачные лица, слезы мамы, вздохи папы — это глубоко огорчало нас с Сережей, и мы с ним много и горько плакали. Скандалов при нас не было, но папа замыкался в себе, был грустный, просил без конца у мамы прощения, а она отмахивалась и плакала. Что происходило между ними — мы не понимали. С возрастом мы стали догадываться, что отец стремился к святости, а его аскетическая жизнь была не под силу его супруге. Но тогда причина ссор не доходила до нашего разума, мы плакали и требовали мира. Это горе было причиной, научившей меня молиться о мире в семье жарко, настойчиво и неотступно. И до чего же было радостно, когда я видела, что Господь услышал мою молитву! Мы заставали папочку и мамочку сидящими рядом на кушетке, прильнувшими друг к другу, со счастливой улыбкой и веселым взглядом. Мы ликовали, Сережа хлопал в ладоши, прыгал, а Коля важно говорил: «А я знал, что помирятся». Он не переживал из-за ссор, видно, был умнее нас и понимал, что недоразумения между родителями происходят от излишней ревности папы ко спасению душ, сталкивающейся с горячей заботой любящей мамы, заботой ее о здоровье нашего отца. Однако ссоры эти прекратились навсегда лишь после того, как не стало Коленьки.

Однажды произошел случай, доказавший мне, что ссоры между родителями моими не колебали их взаимной любви, которая была глубока, как вода озера, покрывающегося рябью при порыве ветра и остающегося на дне спокойным и неизменным.

Был Великий Четверг на Страстной неделе. Мама уже не первый день ходила молчаливая и грустная, папа был тоже печальным, сосредоточенным в себе, мы, дети, были озабочены натянутой обстановкой и тихо плакали. Вечером мама ушла, не доложив нам, куда идет и когда вернется. Это было непривычно и тяжело. Папа позвал нас читать двенадцать отрывков из Евангелия. Вдруг кто-то постучал во входную дверь. Папа открыл. Вошел молодой человек, в шляпе, прекрасно одетый, приветливый, в наглаженных брюках, видневшихся из-под черного дорогого пальто, в блестящих начищенных полуботинках. Он извинился, что побеспокоил нас в поздний час, сказал, что едет через Москву, передал папе письмо и попросился на ночлег. Он скромно сел на кухне, ожидая ответа. Письмо было от отца Сергия Мечева, который был арестован и неизвестно где находился. Отец Сергий спрашивал у папы, «как наши дела», посылал свое благословение и привет «всем нашим» и своей семье.

Папа узнал почерк знакомого священника, но вид пришельца смутил папу. «Из лагеря, а как одет! Не подослан ли он? Не провокатор ли? И что за странные слова в письме: как дела! Да у меня с отцом Сергием никаких дел-то никогда не было! Не погублю ли я свою семью, если пущу гостя ночевать?» — рассуждал папа и советовался с нами. Мы разводили руками, но жалели выгонять гостя — на улице был сильный мороз. Папа встал в уголок в маминой комнате, перед иконой Богоматери, три раза прочел тропарь «Заступнице усердная…» до конца и решил отказать. Он вежливо извинился, сказал, что с отцом Сергием у него никаких дел нет, что у него самого срочная научная работа, что жены нет дома и поэтому он не может предоставить гостю ночлег. Молодой человек раскланялся и удалился, умоляя на прощание уложить его хоть на кухне на полу. Папа молча покачал головой. Скоро вернулась мама, которая, оказалось, ходила в церковь. Папа показал письмо, рассказал о госте. Родители мои сидели рядышком, встревоженные, испуганные, обсуждали случившееся, стараясь друг друга успокоить, поддержать упованием на Господа Бога. «Как они любят друг друга, и ведь будто никогда не ссорились», — подумала я.

Впоследствии выяснилось, что письмо было поддельным, а молодой человек — подосланным.

Как наладить отношения с родителями

О том, что люди разных поколений не всегда понимают друг друга, известно испокон веков. На самом деле отцы и матери способны понять многое, если им грамотно объяснить свои предпочтения и взгляды.
Давайте вместе отыщем нужные ходы, тропы и перевалы, через которые вы сможете проникнуть в психологию родителей и наладить полноценное общение с ними.



Как наладить отношения с родителями
Если у тебя нет проблем с родителями, можешь считать себя счастливчиком. Вы поняли друг друга. Но чаще всего они есть и очень серьезные.

Пойми своих родителей!
Когда ты был маленьким, то наверняка гордился, что твой отец делает для тебя лучшие кораблики, а мама печет самые вкусные пирожки. Теперь родители смущают тебя: они либо слишком «модные», либо совершенно не «модные», и ты боишься, что друзья посмеются над тобой. Ты повзрослел, а они забыли или не хотят вспоминать, какими подростками были сами. А если и помнят, то доносят до тебя только свои подвиги. А если бы они были искренними, то рассказали бы, как всю ночь напролет танцевали на дискотеке, болтались с друзьями по улице и ни во что не ставили своих «предков».
Не веришь, порасспроси своих дядю или тетю.
Родители просто не хотят, чтобы ты увидел их не в идеальном виде.

Сами расспросите их о юности и попросите быть искренними и честными. Пусть вспомнят, как сами восставали против своих родителей, искали свое «я», вспомнят свои глупости. Может они поймут, что если даже и доставляли своим «предкам» хлопоты и беспокойство, сейчас у них все хорошо. Может быть, они дадут тебе право на сомнения, ошибки и неудачи (в пределах разумного, неопасного для жизни и здоровья, пойми и их…). И вы сможете вместе обсудить возникшие проблемы. 
Доверьтесь их опыту, они такое уже переживали!
В нашем бурном мире существует только одна надежная гавань – ваши родители!



Как мирно сосуществовать с родителями

Родители набросились на тебя из-за какой-нибудь мелочи…
Это вовсе не значит, что они плохие родители и тебя не любят. Может быть, у них проблемы на работе, или они устали. Так что если мама приходит домой и говорит, что на работе дела идут неважно, или отец появился с мрачной физиономией, старайся держаться от них подальше. И не стоит в такой момент клянчить деньги на кино или концерт и жаловаться на младшую сестренку, которая взяла твою любимую майку… Лучше вырази готовность помочь в чем-нибудь, посочувствуй: «Все образуется, мама!»
Покажи им, что ты переживаешь за них!

Изучай своих родителей…
Мы подчиняемся своим родителям. Любим их, ссоримся с ними, но очень редко пытаемся узнать их, их прошлое, их надежды и принципы. Попроси рассказать о прошлом – многое поймешь в их поведении.
Когда у тебя появится возможность, спроси родителей об их юности.

Общение – вот что важно…
Основа любых хороших взаимоотношений – между родителями и детьми, между влюбленными и друзьями – это общение. Если твои отношения с родителями складываются неудачно, ты должен сам попытаться найти ключ к общению. Постарайся быть немного терпимее и ни в коем случае не веди себя заносчиво и нагло. Требовать, скулить, визжать – значит, вести себя по-детски. Ты ведь хочешь убедить родителей в том, что с тобой надо обращаться, как с взрослым. Это очень нелегко, но попробуй справиться!
Когда родители начинают понимать, что ты уклоняешься от общения с ними, они начинают активно расспрашивать о твоих делах. 
Имеют ли они право знать о твоих проблемах? Да! 
А не станет ли им плохо от такого знания? Возможно! 
Но лучше рассказать все без утайки, пока ты не увяз в проблеме необратимо. 
У родителей свои представления о добре и зле, у тебя – свои. И прежде чем издеваться над их необоснованными подозрениями или бессмысленно врать, попробуй их успокоить или объяснить.
Попытайся сам найти ключ к общению!

Родители недовольны твоими успехами в учебе…
Родители так нервничают и переживают по поводу твоей учебы, что становится непонятно, кто же учится на самом деле. Они по нескольку раз в день напоминают об уроках, ведут назидательные беседы о том, как важно получить хорошее образование. Они так и норовят оказаться у твоего стола в тот момент, когда ты делаешь уроки.
Что же делать?
Не жди, когда родители наткнутся на твой дневник или учитель позвонит им из школы. Лучше всех опередить и начать разговор самому. Объясни, почему оценки оставляют желать лучшего, и подробно распиши, как ты собираешься исправлять ситуацию. Самое сложное убедить их, что ты сам справишься с проблемами в учебе. Если тебе удастся еще и выполнить обещание, родители начнут тебе доверять. Только не дерзи и не груби, отстаивая свои права на самостоятельность. 
Если ты не выполнишь обещание, они имеют право не доверять тебе.

Родители не поощряют твоего интереса к противоположному полу…
Мало кто из родителей спокойно воспринимает известие о том, что у дочери или сына появился друг или подружка. Родители потребуют подробной информации о них и могут вынести вердикт: «Он (она) тебе не пара». И найдут какое-нибудь важное занятие именно в то время, когда назначено свидание.
Не вздумай сказать: «Не ваше дело» либо «Или вы его (ее) принимаете, или я с вами не разговариваю» Только выведешь их из себя. Лучше расскажи родителям о достоинствах своего избранника (избранницы) и обязательно познакомь их поближе. К встрече подготовь и друга (подружку): опиши как можно подробнее своих родителей: что им нравится, а что раздражает, подскажи, как лучше одеться.
Произведите благоприятное впечатление и пользуйтесь свободой общения.

Родителям не нравится твоя одежда…
Чаще всего родителей не приводит в восторг твой «прикид»: драные джинсы, открытые маячки и коротенькие шорты. Им так хочется, чтобы ты оделся «прилично», и они, без твоего ведома и согласия, покупают вещи на свой вкус. И очень обижаются, если ты их не носишь.
Не в коем случае не заявляйте категорично: «Как хочу, так и одеваюсь!». Ты дашь понять родителям, что не интересуешься их мнением и можешь остаться без одежды. Ведь деньги на модные «шмотки» дают все же родители.
Терпеливо объясни им, что все, что ты носишь, сейчас модно, и ты не хочешь выглядеть в своей компании белой вороной. Постарайся убедить их, что ищешь свой стиль, а для этого экспериментируешь, пробуешь выглядеть по-разному. 
И хоть иногда одевайся «прилично», порадуй родителей

Родителям не нравятся твои друзья…
Если родителям не нравится твой друг, они постоянно будут говорить о том, что он тебя испортит. А если он (она) позвонит, скажут, что тебя нет дома или ты очень занят. 
Неприязнь родителей только подогреют твои фразы типа «Мне лучше знать, с кем дружить!». Ты просто настроишь родителей против себя и друга.
Убеди их в том, что твои друзья – это люди, с которыми тебе интересно, что общение с ними дает новую информацию, статус в классе, ощущение собственной значимости, возможность отдохнуть и т. д. Познакомь родителей поближе с друзьями, организуй дома вечеринку по поводу важного для тебя события или приводи друзей по одному.
Родителям важно убедиться, что ребенок находится в порядочной компании



Коротко о главном

1. Жизнь дома
У каждого должны быть свои обязанности. Выполняй свои и живи спокойно. Не выполнил – объясни почему.

2. Комендантский час, или поздние прогулки
Комендантский час – это мера безопасности, а не способ пытки. Объясняй родителям причину задержки, и ты добьешься послабления режима. В любом случае, предупреди родителей о своей задержке.

3. Наказание
Родителям сложно определить, какое наказание будет эффективным и достаточно серьезным. Договорись о способах наказания и не сердись, если сам лично его заслужил.

4. Иди на риск
Будь честным. Не копи чувства в себе, пока не взорвешься. Научись честно высказывать то, что чувствуешь и попробуй договориться.

5. Не бойся показать свою уязвимость
Расскажи родителям, на что ты сердишься и почему обижен. Только не впадай в гнев или истерику. Скажи, что нужно тебе. Вы обязательно договоритесь!

6. Не хватает смелости в открытую вести диалог с родителями? Напиши им письмо!

Родители, возможно, не знают всего на свете, но, тем не менее, они знают все-таки больше, чем ты. Иметь родителей-друзей гораздо выгоднее.
Попробуй стать их другом!


Список литературы

  1. Веркин, Э. Для мальчиков и девочек : книга советов по выживанию в школе / Э. Веркин. – Москва : ЭКСМО, 2007. – 317 с.
  2. Латта, Н. Пока ваш подросток не свел вас с ума / Н. Латта; пер. М. М. Яблоков. – Москва : РИПОЛ Классик, 2012. – 352 с.
  3. Ле Шан, Э. Когда дети и взрослые сводят друг друга с ума : советы детского психолога с мировым именем / Э. Ле Шан. – Санкт- Петербург. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2008. – 415 с.
  4. Родителей нужно воспитывать : Тестик // Ромео и Джульетта. – 2014. — № 6. – С. 10 – 11.
  5. Знайкина. К. Жизнь в стране непослушания / К. Знайкина // Маруся. – 2009. — № 3. – С. 46-48.
  6. Ромашкова, А. Папа, мама, я : какая мы семья ? : Тест / А. Ромашкова // Маруся. – 2002. — № 3. – С. 46-47.
  7. Дубровина, М. Мамы разные нужны, мамы разные важны / М. Дубровина // Маруся. – 2012. — № 3. – С. 46-47.
  8. Мазуркина, Д. «Моя твоя не понимай», или как объясниться с родителями? / Д. Мазуркина // Маруся. – 2011. — № 11. – С. 44-46.
  9. Капризон, Т. Услышь меня, дочка ! / Т. Капризон // Маруся. – 2011. — № 3. – С. 47-49.
  10. Полчок С. Какие у тебя отношения с мамой ? : Тест / С. Полчок // Маруся. – 2011. — № 3. – С 50-51.
  11. Матлен, К. Как выжить в семье. Руководство для детей / К. Матлен , Б. Коста-Пред // Семья и школа. – 2011. — № 7. – С. 32-35.

 

Составитель: Архипенко М.В., ведущий библиотекарь абонемента «Подросток» Центральной детской библиотеки

Дата последнего изменения: 17 сентября 2018 года

 

 

 

 

Самоизоляция ухудшила отношения между супругами, но улучшила отношения с родителями

Первая волна пандемии прошла, и общество постепенно возвращается к полноценной жизни. Однако самоизоляция оставила отпечаток на всех сферах социальной жизни, в том числе на отношениях с самыми близкими.

Большинство россиян говорят о том, что их отношения с семьей – с супругом или супругой, с детьми, с родителями – за период самоизоляции не изменились, при этом почти пятая часть россиян отметили, что их отношения с супругом (супругой) или партнером ухудшились. Таковы результаты исследования Аналитического центра НАФИ*.

Елена Никишова, директор направления социально-экономических исследований Аналитического центра НАФИ, отмечает, что каждая семья по-разному реагировала на стресс и испытания, связанные с вынужденным, почти круглосуточным совместным проживанием в четырех стенах. В семьях могли возникать трудности из-за совмещения работы, учебы и отдыха в одном месте. Обострялись противоречия, связанные с несовпадением взглядов и мнений, и отношения становились напряженными.

Чаще всего за время самоизоляции ухудшались отношения между супругами – об этом заявил каждый пятый россиянин (18%). Самоизоляция стала испытанием и для родителей, которым пришлось успевать и выполнять свои рабочие обязанности, и занимать своих детей, лишенных возможности посещать спортивные секции и даже просто совершать прогулки, и помогать им в учебе из-за переводов образовательных учреждений на дистанционный формат работы. Осложнения в отношениях с детьми отметили 10% россиян.

Чаще всего россияне говорили об улучшении отношений с родителями – об этом заявили 19% опрошенных. Необходимость противостоять общей угрозе, в большей степени касающейся именно людей старшего возраста, позволила укрепить межпоколенческие семейные связи, отметила Никишова.

«Модель российской семьи постоянно меняется – растет средний возраст вступления в брак, перестраиваются отношения со старшим поколением, появился запрос в обществе на смену социальных установок в отношении воспитания детей. Во время серьезных кризисов, подобных COVID-19, изменения проявляются особенно наглядно, – подчеркнула Елена Никишова. – Тренды относительно формата и вида семьи формируются под влиянием экономических факторов. Например, если раньше люди, живущие в больших семьях, были более защищенными материально, то в условиях  постоянных внешних кризисов преимущество получают те, кто способен быстро адаптироваться к новой реальности: чаще это люди, не проживающие совместно с несовершеннолетними детьми. Конечно, это не может не влиять на молодежь, среди которой все большее распространение получает осознанность во всех сферах, в том числе в отношении брака и детей».  

«Как изменились ваши взаимоотношения с членами вашей семьи за период самоизоляции?», в % от всех опрошенных   

  Улучшились Остались прежними Ухудшились
С супругом/партнером            6                76         18
С ребенком/детьми         13                 77         10
С родителями         19                76          5

эта связь сводит с ума

Ученые из Колумбийского университета выяснили, что теплые и доверительные взаимоотношения в семье помогают детям добиться большего успеха в жизни. Исследователи проанализировали 2,2 тысячи семей и пришли к выводу, что социальный статус детей, чьи родители с самого детства вели с ними разговоры по душам, гораздо выше, чем у тех, чья связь с родителями была слабой.

Но где проходит грань между семейной дружбой и болезненной привязанностью? Доверительные отношения между детьми и родителями, конечно, хорошо влияют на обстановку в семье. Но всегда есть опасность того, что можно перешагнуть допустимую черту и начать паразитировать друг на друге.

БОЛЕЗНЕННАЯ ВЗАИМОСВЯЗЬ

Если вы испытываете постоянную тревогу, хотите оградить ребенка от всех напастей и жизненных трудностей, чувствуете волнение, когда отпускаете от себя ребенка, ревнуете его к друзьям, то вы столкнулись с болезненным «симбиозом», объясняют психологи.

Жизнь матерей (реже — отцов), находящихся в своеобразном «симбиозе» со своим ребенком, теряет всякий смысл, когда его нет рядом. Чаще всего такие женщины вкладывают все свои силы и энергию в воспитание детей, отказываясь от карьеры, собственных увлечений и друзей. Сами того не замечая, они пытаются прожить не «вместе» с ребенком, а «вместо» него.

Когда их ребенок маленький, такие мамы и папы постоянно употребляют местоимение «мы»: «Мы не любим апельсины», «У нас аллергия на эти лекарства» и так далее.

Тесная связь с детьми превращается в муку для последних. В таких отношениях родители превращают детей в своих заместителей, постоянно требуя от них внимания. Вместо того, чтобы сосредоточиться на исследовании мира, ребенку слишком много приходится вкладывать энергии в подобные отношения.

Иногда родители начинают дублировать поведение своего ребенка, принимая его цели за свои собственные. Для взрослых это может казаться искренней заинтересованностью. На деле же такое поведение может сводить на нет все усилия детей в дальнейшей жизни.


Фото: DPA/TASS

Специалисты отмечают, что при сильной симбиотической связи дети вырастают инфантильными, неспособными принимать решения, тревожными и мнительными. И это уже может привести к отчуждению родителей от своего ребенка. Они столько сил и времени потратили на то, чтобы их чадо выросло тем, кем они хотели бы его видеть, а он не оправдал их ожиданий. Человек, который находился в симбиотических отношениях с родителями, никогда не сможет чувствовать себя счастливым. Повседневные трудности, с которыми он сталкивается, кажутся ему непреодолимыми преградами.

Если таким детям не удается вовремя выпорхнуть из гнезда, то всю свою жизнь они будут обвинять родителей в своих неудачах.

Анастасия, 18 лет, Москва:

«Я закончила первый курс университета, и у меня нет никакой личной жизни. Моя мама постоянно хочет, чтобы я перед ней отчитывалась. Она знает все мои социальные сети и постоянно за ними следит, находит моих друзей и добавляет к себе. Если я хочу сходить с кем-нибудь на свидание, то она сразу расспрашивает о молодом человеке, проверяет его профили и постоянно находит недостатки. После этого на свидание она меня не пускает!

Сейчас та же самая ситуация с работой. Я должна была пойти на собеседование в качестве повара фастфуда, но мама категорически против, потому что там надо работать до 10 вечера. При этом она продолжает настаивать на том, чтобы я искала работу, но другую.

Я очень люблю свою маму, но не знаю, как объяснить ей, что я уже сама могу принимать решения. Каждый раз, когда я это делаю, она обижается и говорит, что я неблагодарная».

Александр, 21 год, Санкт-Петербург:

«Мои родители всегда боялись, что я вырасту «неправильным». До восьмого класса после школы меня встречала бабушка, и вместо того, чтобы пообщаться с одноклассниками, сходить погулять, я шел домой вместе с ней. В школе надо мной смеялись, я это знал, но ничего поделать не мог.

После переезда в Петербург, я думал, что все изменится, и я смогу жить самостоятельно. Но при любой возможности родители звонят и настаивают на том, чтобы я приехал к ним в гости. Даже тогда, когда я хочу провести каникулы или выходные с девушкой. Меня это просто сводит с ума! С одной стороны, я хочу жить как все нормальные люди, а с другой испытываю дикое чувство вины. Ведь родители дали мне все самое лучшее».

Мария, 24 года, Астрахань:

«Всю свою жизнь я прислушивалась к своей маме. Она за меня волновалась. Поэтому я почти никогда не ходила на вечеринки и до 22:00 возвращалась домой. Я объясняла это тем, что она за меня переживает, а я ее не хотела расстраивать.

Но пару лет назад я вышла замуж. И теперь, когда у меня уже есть своя семья, мама приходит к нам домой и постоянно пытается контролировать, как мы ведем хозяйство, какие у нас отношения, когда планируем завести детей, на что тратим деньги. Правда, есть одна проблема: мы все еще частично зависим финансово от моих родителей».

КАК ОБЪЯСНИТЬ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ТЫ УЖЕ ВЗРОСЛЫЙ

Чтобы объяснять родителям, что ты сам вправе принимать решения и не нуждаешься в постоянной опеке, существует одна действенная формула, рассказывает семейный психолог Татьяна Потемкина.

«Это действительно большая проблема. Дети должны вежливо, но при этом твердо дать понять родителям, что они уже выросли. Для этого существует рабочая формула «Я-сообщение». Если родители звонят вам пять раз в день, то нужно описать им дословно каждую эмоцию, которую вы испытываете в тот момент. Необходимо проговаривать каждое свое чувство. При этом важно как можно реже вести себя по-детски. Часто взрослые дети, оказавшись в кругу семьи, начинают демонстрировать свое детское поведение. Например, говорить тихим тревожным голосом или топать ногой при споре», — объясняет Потемкина.

КАК ОТПУСТИТЬ ДЕТЕЙ

Специалист отмечает, что родителям необходимо готовиться к тому моменту, когда детей придется отпустить в самостоятельную жизнь.

«В идеале родители должны подготовиться к тому, что их дети вырастут, и им необходимо будет предоставить полную свободу. Для родителей это шок. Очень сложно перейти из роли родителей к роли людей, которые не принимают больше активного участия, а просто наблюдают со стороны. Родители должны сформировать свой круг увлечений и друзей, а также обязательно заниматься какой-то работой, даже если они предпенсионного возраста. Работа позволит чувствовать им самостоятельность», — советует психолог.

Чтобы отпустить детей, специалисты по семейным отношениям рекомендуют осознать тот факт, что каждый человек должен состояться в первую очередь как личность, как бы ни дорожил он родственными узами.

Екатерина Дегтерева

Психологический центр-Почему портятся отношения с родителями?

 

Чем взрослее ты становишься, тем меньше становится твоя зависимость от родителей. Что не может тебя не радовать. Самостоятельность переполняет тебя гордостью, пьянит и кружит голову.

И вдруг — бац! Гром и молния! Оказывается, твоих родителей твоя чрезмерная самостоятельность отнюдь не радует, а даже совсем наоборот.

Родители прилагают значительные усилия, чтобы урезать твою независимость. Ситуация накаляется до предела, воздух насыщается электричеством, пробегают искорки и… Настоящая гроза начинает бушевать в твоем доме. Обе стороны метают громы и молнии, папа хватается за ремень, мама за сердце, ты заваливаешь дверь в комнату всем, что попадается под руку и вывешиваешь «Веселого Роджера».

Между тобой и родителями разверглась огромная непреодолимая на первый взгляд, пропасть, в которую свалены планы твоего детства. И пока ты даешь себе самую страшную клятву отомстить ЭТИМ за все свои унижения, твои родители теряются в догадках «Что же случилось с нашим мальчиком?» Налицо — типичный статусный конфликт. Родители просто не готовы признать твой новый статус. Статус взрослого человека. Будь спокоен, это у них надолго. Ты будешь иметь свою семью, детей. А мама все так же будет стремиться положить тебе в карман носовой платочек. Для нее ты так и останешься крохотным несмышленышем, за которым нужен глаз да глаз, и который просто пропадет без ее присмотра. Для своих родителей мы всегда остаемся малыми детьми — это аксиома, с которой придется бороться.

Это будет пробный тест на самостоятельность, на право принимать собственные решения. Если не научиться делать это сейчас, то в дальнейшем это ой как аукнется. Ведь есть такой тип родителей, которые постоянно лезут в жизнь собственных детей. Указывая им, куда им надо поступать учиться, с кем и как дружить. Они сами выберут жениха (или невесту), чтобы потом так же полноправно вмешиваться в семейную жизнь. Радостная перспектива? Поэтому стоит сразу утвердиться в новом статусе.

Так что же больше всего пугает твоих родителей? Честно говоря, причин для родительских страхов множество. Но если их усреднить и обобщить, то можно сказать, что больше всего их страшит потеря контроля над тобой. Нет, в большинстве своем родители не сторонники тоталитарной доктрины.

Просто ты — их самое главное и дорогое создание в жизни, за которое они переживают. И они просто не могут себе позволить, чтобы их труд пропал зря. Они не готовы к тому, что ты, с которым они проводили столько времени, вышел на новую орбиту, что теперь ты проводишь больше времени с друзьями, чем с ними. И это заставляет их нервничать.

А что происходит с тобой? С возрастом круг общения существенно расширяется. И тут наступает пора удивительных открытий. Оказывается, люди, ранее составлявшие весь твой мир и состоявшие из одних достоинств, таковыми вовсе не являются. Твой отец далеко не самый сильный и умный и в жизни далеко не победитель. Твоя мать не самая красивая и кто-то готовит лучше нее. И вообще твои предки словно застряли в развитии, они не модны и не современны, их наряды давно должны украсить ²музыкой² витрины музеев, их рассуждения смешны и нелепы, а то, что они называют  надо вообще запретить как психотропное оружие.

Проведенная всесторонняя ревизия жизни показывает неутешительные результаты. Жизнь дала трещину. Постепенно чувство гордости за своих родителей сменяется смущением, а затем чуть ли не чувством стыда за своих предков.

Каждое совместное появление на людях, особенно там, где тебя могут встретить твои друзья. Тебя такого «клеевого» пацана с вот ЭТИМИ, воспринимается как смертная мука. Но с ними придется жить дальше.

Так что же делать? Учиться строить взаимоотношения по-новому. Прежде всего — доказать свое право на новый статус. А именно своим поведением показать родителям, что ничего страшного не произошло — ты остаешься их ребенком. Ни в коем случае не замыкаться в себе, не забывать общаться с родителями. И уж тем более конфликтовать дальше. Своим поведением доказать, что тебе стоит доверять. Ведь как-то умудрялись сосуществовать социализм с капитализмом. А у вас куда больше общего.

границ | Стили воспитания и отношения между родителями и подростками: опосредующая роль поведенческой автономии и родительского авторитета

Введение

Вариации стилей воспитания и качества отношений между родителями и детьми являются давними темами исследований в области психологии развития и семейной психологии. Предыдущие исследования показали, что стили воспитания являются важнейшими факторами семейного контекста, тесно связанными с отношениями между родителями и подростками (Shek, 2002). Несмотря на большое количество исследований связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, существующие исследования в основном сосредоточены на прямом влиянии стилей воспитания на отношения между родителями и подростками, в то время как основные механизмы, с помощью которых стили воспитания связаны с отношениями между родителями и отношения редко подвергались анализу.В настоящем исследовании изучалось возможное опосредующее влияние ожиданий подростков на поведенческую автономию и убеждений в легитимности родительской власти, на связь между различиями в стиле воспитания и изменчивостью конфликтов в отношениях и сплоченности в выборке молодежи из материкового Китая. Мы также проверили, различаются ли прямые и опосредованные эффекты для девочек и мальчиков.

Стили воспитания и отношения между родителями и подростками

Стиль воспитания определяется как совокупность отношений и поведения родителей по отношению к детям и эмоционального климата, в котором выражается поведение родителей (Darling and Steinberg, 1993). В области воспитания огромное влияние оказал типологический подход Маккоби и Мартина (1983) и Баумринда (1991) к концептуализации воспитания. Они разделили родительские обязанности на четыре типа в зависимости от отзывчивости и требовательности (Маккоби и Мартин, 1983; Баумринд, 1991). Авторитетный стиль воспитания характеризуется высокой отзывчивостью и требовательностью. Авторитетные родители обеспечивают не только поддержку и теплоту, но и четко определенные правила и последовательную дисциплину (Baumrind, 1991).Авторитарный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью, но высокой требовательностью. Родители этого стиля, как правило, используют враждебный контроль или суровые наказания произвольным образом, чтобы добиться согласия, но они редко дают объяснения или позволяют словесные уступки. Снисходительный стиль воспитания характеризуется низкой требовательностью, но высокой отзывчивостью. Снисходительные родители чутко реагируют на своих детей и удовлетворяют их потребности, но им не удается установить надлежащую дисциплину, контролировать поведение или требовать зрелого поведения. Наконец, пренебрежительный стиль воспитания характеризуется низкой отзывчивостью и требовательностью. Нерадивые родители ориентированы на родителей и редко занимаются воспитанием детей. Они не дают тепла и не устанавливают правила для своих детей.

Подростковый возраст является критическим периодом развития, который требует от родителей и молодежи пересмотра своих отношений (Laursen and Collins, 2009). Существующие исследования показали, что различия в стилях воспитания связаны с различиями в особенностях отношений между родителями и подростками.В целом, большинство исследований с западными выборками неизменно обнаруживают, что авторитетный стиль воспитания связан с более высоким уровнем сплоченности родителей и подростков (Nelson et al., 2011) и более низкими уровнями частоты конфликтов (Smetana, 1995), интенсивности конфликтов (Smetana, 1995). ) и тотальный конфликт (McKinney and Renk, 2011). Напротив, авторитарный стиль воспитания связан с более низкой сплоченностью (McKinney and Renk, 2011) и более высокой частотой конфликтов (Smetana, 1995; Sorkhabi and Middaugh, 2014), интенсивностью (Smetana, 1995) и тотальным конфликтом (McKinney and Renk, 2011). Например, в выборке американских подростков Сметана (1995) обнаружил, что более частые и интенсивные конфликты были предсказуемы более авторитарным воспитанием и менее авторитетным воспитанием. Аналогичным образом Sorkhabi и Middaugh (2014) проанализировали данные американских подростков азиатского, латиноамериканского, арабского, европейского или другого этнического происхождения. Они обнаружили, что подростки с авторитарными родителями сообщали о меньшем конфликте, чем подростки с авторитарными родителями.

Большинство предыдущих исследований связи между стилями воспитания и конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками были сосредоточены на одном или другом (например,г., Сметана, 1995; Нельсон и др., 2011; Сорхаби и Миддо, 2014). Однако конфликт не является противоположностью сплоченности, и усиление со временем одного из них не обязательно связано с ослаблением другого (Zhang et al., 2006). Чтобы всесторонне понять связи между стилями воспитания и этими двумя аспектами отношений между родителями и подростками, следует изучить оба. Кроме того, большинство предыдущих исследований редко различали частоту и интенсивность конфликтов или изучали их одновременно. Частота конфликта относится к тому, как часто возникает конфликт, тогда как интенсивность конфликта относится к величине эмоционального возбуждения, возникающего во время конфликта.Предыдущие исследования этих двух аспектов конфликта дали смешанные результаты. Например, Сметана (1995) обнаружил, что связи стилей воспитания с частотой и интенсивностью конфликтов очень схожи. Напротив, Ассади и соавт. (2011) сообщили, что частота была ниже у авторитетных родителей и выше у авторитарных родителей, но только авторитетное воспитание было связано с интенсивностью. Таким образом, следует изучить как интенсивность, так и частоту конфликтов.

Еще один крупный пробел в литературе заключается в том, что лишь немногие из релевантных предшествующих исследований изучали все четыре стиля воспитания.Нам известно только одно американское исследование (о подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами), в котором изучались конфликты, сплоченность и все четыре стиля воспитания (Smith and Hall, 2008). На самом деле, также важно исследовать взаимосвязь между снисходительным и пренебрежительным стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками. В частности, пренебрежительный стиль воспитания, характеризующийся отстранением от процесса воспитания детей, может быть разрушительным для отношений между родителями и подростками. Таким образом, в свете пробелов в литературе, указанных выше, нашей первой основной целью было изучение связей между всеми четырьмя стилями воспитания и конфликтами между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью.Основываясь на предыдущих данных, мы предположили, что конфликтность (частота и интенсивность) будет самой высокой, а сплоченность — самой низкой у молодежи с авторитарными родителями, а самая низкая конфликтность и самая высокая сплоченность — у подростков с авторитарными родителями.

Подростковая автономия и представления о родительской власти

Несмотря на многочисленные предшествующие исследования связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками, на удивление мало тех, в которых были проверены механизмы, которые могли бы объяснить эту связь. Мы также устранили этот пробел в текущем исследовании. Согласно интегративной модели Дарлинга и Стейнберга (1993), стили воспитания влияют на результаты подростков, изменяя степень, в которой подростки принимают попытки родителей их социализировать. Когда родители используют определенные стили для воспитания детей, подростки становятся не только пассивными социальными существами, но и играют активную роль в формировании отношений между родителями и подростками и в интерпретации поведения родителей таким образом, что это влияет на их собственные результаты.Особенно важное значение для этого психологического процесса имеет отношение подростков к поведенческой автономии и легитимности родительской власти (Darling et al., 2007).

Ожидания подростков о поведенческой автономии

Автономия, в отличие от вынужденного поведения, отражает действия, возникающие из-за влияния самого себя, а не других (Chen et al., 2013). Различия в стиле воспитания связаны с индивидуальными различиями в убеждениях подростков об автономии. Было показано, что авторитарное воспитание детей наиболее полезно для молодежи в плане содействия здоровому нормативному развитию автономии (Baumrind, 1991).Напротив, авторитарные родители обеспечивали своим детям слишком много строгости и надзора, в то время как снисходительные и пренебрежительные родители обеспечивали недостаточный контроль и руководство. Подростки с неавторитетными родителями чаще стремятся к большей поведенческой автономии, которая не удовлетворяется должным образом (Bush and Peterson, 2013). Однако важно отметить, что не во всех исследованиях авторитарное воспитание является оптимальным для автономии молодежи — различия в результатах, которые могут быть связаны с характеристиками выборки или используемыми показателями (например,г., Дарлинг и др., 2005; Чан и Чан, 2009).

Развитие подростковой автономии, в свою очередь, может оказывать влияние на особенности взаимоотношений между родителями и подростками. Родители и подростки ожидают увеличения автономии с возрастом, но подростки обычно требуют автономии раньше, чем их родители готовы ее предоставить (Jensen and Dost-Gözkan, 2015; Pérez et al. , 2016). Стремление подростков к большей автономии, чем их родители хотели бы предоставить им, побуждает молодежь проявлять больший контроль над своими делами и более критично относиться к контролирующему поведению своих родителей — модель, которая вызывает конфликты и снижает сплоченность (Fuligni, 1998; Zhang). и Фулиньи, 2006).

Представления подростков о родительской власти

В дополнение к изменениям автономии, связанным с развитием, подростковый возраст также является периодом изменений отношения молодежи к родительской власти, в частности степени, в которой родительский контроль рассматривается как соответствующее расширение их роли (Darling et al., 2008). ). По сравнению с другими стилями воспитания у авторитетных родителей дети и подростки с большей вероятностью одобряют легитимность родительской власти (Smetana, 1995; Darling et al., 2005; Тринкнер и др., 2012). Напротив, авторитарные родители склонны слишком жестко определять вопросы как относящиеся к родительской юрисдикции, а снисходительные и пренебрежительные родители определяют их слишком снисходительно (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В таких случаях подростки и родители могут быть лишены возможности обсуждать и договариваться о соответствующих границах, что, в свою очередь, может привести к тому, что молодежь будет сомневаться в легитимности родительской власти.

Отношение к легитимности власти также связано с особенностями отношений родителей и подростков.Одобрение подростками родительского авторитета связано с большей сплоченностью и меньшим конфликтом с родителями (Zhang et al., 2006; Jensen and Dost-Gözkan, 2015) — в одном исследовании эта закономерность обнаружена в мексиканском, китайском, филиппинском и европейском происхождении. семей (Фулиньи, 1998).

Таким образом, существуют хорошо установленные связи между стилем воспитания, убеждениями подростков (в частности, об автономии и родительском авторитете) и качествами отношений между родителями и подростками. Тем не менее, эти различные конструкции не были изучены все вместе в одном исследовании.Кроме того, хотя в предыдущих исследованиях изучались связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками, не проводилось исследований, в которых изучалось, опосредуют ли эти ассоциации ожидание подростками поведенческой автономии и одобрение родительского авторитета. Таким образом, наша вторая цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в легитимность родительского авторитета опосредуют связь между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.

Роль подросткового пола

Третьей и последней целью настоящего исследования было изучение потенциальных гендерных различий во взаимоотношениях между стилями воспитания, конфликтами и сплоченностью между родителями и подростками, ожиданием подростками поведенческой автономии и одобрением родительского авторитета. Есть основания ожидать, что различия будут обнаружены, хотя результаты могут различаться в зависимости от рассматриваемых стилей воспитания и особенностей отношений между родителями и подростками. Например, Shek (2002) сообщил о связи между родительским негативом и более серьезным конфликтом между родителями и подростками только для девочек.Эти различия могут отражать различные цели социализации для мальчиков и девочек, причем девочки больше ориентированы на семейные отношения и уступчивость, а мальчики ориентированы на автономию и уверенность в себе (Shek, 2002; Zhang et al. , 2006). Основываясь на предыдущих исследованиях, мы ожидали обнаружить более тесную связь между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками для девочек по сравнению с мальчиками. Однако, учитывая отсутствие предварительных исследований представлений об автономии и родительском авторитете как посредниках, у нас не было гипотез относительно пола как посредника этих опосредующих эффектов.

Китайский культурный контекст

В заключение, еще одним обоснованием настоящего исследования было решение проблемы нехватки исследований о семьях материкового Китая, опубликованных в международной литературе. Существующие данные почти полностью основаны на исследованиях семей из западных промышленно развитых стран, хотя в материковом Китае проживает самое большое в мире население детей и подростков — в 2016 г. годовалых (Всемирный банк, 2017).Нам известно только об одном соответствующем опубликованном исследовании стилей воспитания и отношений между родителями и подростками, в котором было обнаружено, что авторитетные матери демонстрируют самый высокий уровень, а авторитарные матери — самый низкий уровень сплоченности матери и подростка (Zhang et al. , 2017). Добавление к базе литературы доказательств из незападных стран, таких как Китай, служит расширению и углублению знаний о процессах взаимоотношений между родителями и подростками.

Изучение семей материкового Китая также дает уникальную возможность изучить семейные процессы, поскольку их культура сильно отличается от западного контекста.Особенно выделяются две особенности. Во-первых, Китай был уникальным в мире благодаря своей «политике одного ребенка», проводившейся правительством с 1979 по 2016 год. Это привело к значительным изменениям в семье, которую часто называют семейной структурой «4-2-1» (четыре ребенка). бабушка и дедушка, двое родителей и один ребенок). В этом контексте отношения между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками в Китае могут отличаться от отношений в западных культурах. Во-вторых, китайская культура уходит своими корнями в конфуцианство, которое подчеркивает коллективистские ценности, такие как соответствие социальным нормам, подчинение властям, установление прочных отношений с другими и избегание конфронтации (Петерсон и др. , 2005). В этих строгих иерархических рамках не поощряются индивидуальные запросы на автономию и любое поведение, потенциально угрожающее групповой гармонии, тогда как большое уважение к родительскому авторитету высоко ценится (Fuligni, 1998). Кроме того, некоторые исследования показали, что убеждения подростков в автономии и авторитете по-разному коррелируют с особенностями семейных отношений в зависимости от культурного контекста. Например, в одном исследовании сообщалось, что интенсивность конфликтов с матерями была выше у подростков с меньшим уважением к родительской власти в афроамериканских и латиноамериканских, но не в европейско-американских семьях (Dixon et al., 2008). Таким образом, необходимо расширить разнообразие образцов в этой литературе, чтобы лучше понять, какие аспекты соответствующих семейных процессов действуют сходно или по-разному в разных культурных контекстах.

Таким образом, настоящее исследование преследовало три цели в выборке семей из материкового Китая: (1) изучить связи между четырьмя стилями воспитания и конфликтами в отношениях между родителями и подростками (частота и интенсивность) и сплоченностью, включая проверку гипотезы о том, что конфликт быть самым высоким и самым низким для авторитарных родителей, самым низким конфликтным и самым высоким для авторитарных родителей; (2) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений между родителями и подростками будут статистически опосредованы ожиданиями автономии подростков и убеждениями в отношении родительского авторитета; и (3) проверить гипотезу о том, что связи между стилем воспитания и особенностями отношений (исследуемые в Задаче 1) будут сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить гендерные различия в опосредующих эффектах (выдвинутых в Задаче 2).

Материалы и методы

Участники и процедура

Всего 633 студента (48,5% женщин, что соответствует доле среди населения Китая) на 7-м ( M возрасте = 13,50 ± 0,62 года), 9-м ( M возрасте = 15,45 ± 0,67 года) и 11-й ( M возраст = 17,30 ± 0,75 года) класс четырех школ в Цзинане, столице провинции Шаньдун на Ближнем Востоке Китая, заполнили анкеты для самоотчетов.Из-за реализации политики одного ребенка в материковом Китае 90 процентов из них были единственными детьми.

опроса были проведены в классе с помощью группового администрирования; студентов попросили не общаться друг с другом во время заполнения анкеты. Исследовательский персонал проводил опросы в классе, представляя цель этого исследования и добровольный характер участия, читая инструкции и отвечая на любые вопросы, возникшие в период сбора данных.Все участники дали письменное информированное согласие. Кроме того, все родители участников были уведомлены об исследовании и получили возможность отказаться от участия своих детей в исследовании. Все родители дали письменное информированное согласие на участие своих детей в этом исследовании. Институциональный наблюдательный совет Шаньдунского педагогического университета одобрил эту процедуру исследования.

Меры

Стили воспитания

Стили воспитания оценивались с использованием китайской версии исследования Steinberg et al.(1994) опросник стилей воспитания (Long et al., 2012). Две подшкалы включают меру воспитания: принятие/вовлечение и строгость/надзор. Подшкала принятия/вовлеченности (α = 0,84) представляла собой среднее значение из 15 пунктов, которые использовались для оценки чуткого, любящего и вовлеченного воспитания (например, «Я могу рассчитывать на то, что мои родители помогут мне, если у меня возникнут какие-то проблемы»). ). Подшкала строгости/надзора (α = 0,78) представляла собой среднее значение 12 пунктов, которые использовались для оценки наблюдения и надзора (т.ж., «Насколько ваши родители стараются узнать, куда вы ходите по ночам»). Подростки должны были указать силу одобрения, используя 5-балльную шкалу от 1 ( полностью не согласен ) до 5 ( полностью согласен ) по каждому пункту. Подтверждающий факторный анализ показал, что измерение стилей воспитания (а также одобрения родительского авторитета, ожиданий поведенческой автономии и конфликтов и сплоченности между родителями и подростками) имело приемлемую конструктивную валидность и сильную инвариантность измерений в зависимости от пола (см. Дополнительные онлайн-материалы и Дополнительную таблицу S1). ).

Подтверждение родительских прав

Представления подростков о легитимности родительской власти оценивались с использованием китайской версии опросника Сметаны (1988) (Zhang and Fuligni, 2006). Студентам был представлен список из 13 тем в виде отдельных пунктов, таких как комендантский час, выбор одежды и выбор друзей, и их спросили, могут ли отец или мать установить правило по каждой теме. Ответы по каждой теме/элементу были закодированы по 4-балльной шкале от 1 ( Это не нормально ) до 4 ( Это совершенно нормально ). Они были усреднены отдельно для матери (α = 0,84) и отца (α = 0,86).

Ожидания поведенческой автономии

Ожидания подростков в отношении поведенческой автономии измерялись на основе опросника Фулиньи (1998). Студентам был представлен список из 12 моделей поведения (например, «смотри телевизор столько, сколько захочешь»). Затем подростки указывали степень ожидания по каждому пункту, используя 4-балльную шкалу от 1 ( ожидают сильного ожидания ) до 4 ( совсем не ожидают ) (α = 0.86). Чтобы добиться согласованности по всем инструментам, чтобы высокий балл отражал высокий уровень измеряемой переменной, эти записи были перевернуты баллами, так что 1 был перекодирован как 4, 2 как 3, 3 как 2 и 4 как 1.

Конфликт родителей и подростков

Восприятие подростками частоты и интенсивности конфликтов с их матерями и отцами измерялось с помощью китайской версии контрольного списка проблем (Prinz et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Учащиеся указали, были ли 16 конкретных тем (например,г. , работа по дому, ругань) обсуждались или нет с родителями в течение последних 2 недель (используя бинарную шкалу, да или нет ). Затем для каждой одобренной темы обсуждения подростки сообщали о конфликтности обсуждения каждой темы, используя 5-балльную шкалу, которая варьировалась от 1 ( очень спокойный ) до 5 ( очень сердитый ). Чтобы соответствовать предыдущим исследованиям (например, Fuligni, 1998), частота конфликтов рассчитывалась путем суммирования количества дискуссий, оцененных как содержащие гнев (2 или больше по 5-балльной шкале).Интенсивность конфликта получали путем усреднения оценок подростков по тем пунктам, которые обсуждались (мать: а = 0,72, отец: а = 0,73).

Сплоченность родителей и подростков

Подростки заполнили подшкалу сплоченности китайской версии шкалы оценки семейной адаптации и сплоченности (FACES) II отдельно для каждого родителя (Olson et al., 1979; Zhang and Fuligni, 2006). Эта шкала включала 10 пунктов (например, «Мы с мамой [отцом] очень близки друг другу»). Восприятие студентами сплоченности с родителями оценивалось по 5-балльной шкале от 1 ( почти никогда ) до 5 ( почти всегда ) отдельно для матери (α = 0,82) и отца (α = 0,79).

Контролируемые переменные
В этом исследовании контролировались

класса и социально-экономического статуса (СЭС). Оценка SES была рассчитана путем усреднения стандартизированного образования и профессии обоих родителей. Образование родителей было закодировано как 1 = равное начальной школе или ниже, 2 = неполная средняя школа, 3 = старшая средняя школа, 4 = какой-то колледж или выше.Род занятий кодировался как 1 = крестьянин или безработный, 2 = рабочий, 3 = профессиональный или полупрофессиональный. Что касается уровня образования родителей, примерно 0,8% матерей и 0,3% отцов имели начальное образование или меньше, а 38,5% матерей и 57,1% отцов имели высшее или высшее образование. Остальные имели либо неполное среднее образование (7,6% матерей и 5,5% отцов), либо старшее среднее образование (48,2% матерей и 31,5% отцов). Профессиональное положение матерей и отцов, соответственно, было следующим: 6.2 и 2,7% были крестьянами или безработными, 28,4 и 23,4% занимали рабочие должности, а 64,9 и 73,6% занимали профессиональную или полупрофессиональную деятельность.

Результаты

Описательная статистика

Мы использовали однофакторный тест Хармана для проверки погрешности общего метода. Результаты показали, что появилось 30 факторов с собственными значениями больше 1,0, а на первый фактор приходилось только 16,53% общей дисперсии. Поскольку возникло более одного фактора, и первый фактор не объяснял большую часть дисперсии (Podsakoff and Organ, 1986), погрешность общего метода не представляла серьезной проблемы в настоящем исследовании.

Кластерный анализ с использованием метода K-средних был использован для определения четырех стилей воспитания. Вместо того, чтобы определять стили воспитания априори на основе субъективных пороговых оценок (Steinberg et al., 1994), в кластерном анализе семьи группируются в соответствии с их оценками по различным характеристикам воспитания (Henry et al. , 2005). Чтобы подтвердить кластерное решение, мы повторно проанализировали данные с помощью другого кластерного метода — иерархического кластерного анализа (Henry et al., 2005; Hoeve et al., 2007). Мы повторили иерархический кластерный анализ десять раз, применяя стандартизированный метод евклидова расстояния в качестве меры расстояния и используя алгоритм Уорда. Процедура перекрестной проверки (Mandara, 2003) приводит к умеренному согласию (k = 0,71, диапазон: 0,67–0,75).

Чтобы обозначить четыре группы, мы изучили стили воспитания, рассчитав однофакторный дисперсионный анализ стандартизированных оценок параметров воспитания с кластерами, выступающими в качестве факторов. Результат показал, что переменные кластеризации значительно различались между параметрами воспитания [принятие/участие: F (3608) = 472.58, p < 0,001, η 2 = 0,70; строгость/надзор: F (3,608) = 280,35, p < 0,001, η 2 = 0,58]. Авторитетные родители набрали высокие баллы по обоим параметрам (принятие/вовлечение: х = 0,95, строгость/надзор: х = 0,76), в то время как пренебрежительные родители набрали низкие баллы по обоим параметрам (принятие/вовлечение: х = — 1,45, строгость/надзор: z = -1,06). Авторитарные родители набрали низкие баллы по принятию/вовлечению ( z = -0.61), но высокие по критерию строгости/контроля ( х = 0,50), в то время как снисходительные родители набрали высокие баллы по параметру принятия/участия ( х = 0,15), но низкие по параметру строгость/надзор ( х = -0,77).

Описательная статистика для исследуемых переменных представлена ​​в табл. 1, а двумерные корреляции представлены в табл. 2. Что касается описательных, то для четырех стилей воспитания были найдены следующие частоты: 152 (24,0% от общей выборки) авторитарный; 200 (31.6%) авторитетный; 83 (13,1%) небрежных; и 177 (28,0%) снисходительных. Средние баллы веры в родительский авторитет и ожидания поведенческой автономии варьировались от 2 до 3, что означало, что подростки сообщили о среднем уровне одобрения родительского авторитета и ожидания автономии. Средние баллы частоты конфликтов колебались от 2 до 4, а средние баллы интенсивности конфликтов варьировались от 1 до 2, что свидетельствует о том, что подростки сообщили о низком уровне частоты и интенсивности конфликтов. Поскольку сплоченность набрала более 3 баллов (за исключением девочек с пренебрежительным отношением к родителям), подростки сообщали о средне-высоком уровне сплоченности с родителями.

ТАБЛИЦА 1. Средние значения и стандартные отклонения всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для всех переменных исследования, кроме стилей воспитания.

Обращаясь к корреляциям, хотя и с некоторыми исключениями, в целом более высокие ожидания подростков в отношении поведенческой автономии были связаны с большей частотой и интенсивностью конфликтов и меньшей сплоченностью.Более сильное одобрение подростками легитимности родительской власти было связано с большей сплоченностью, но менее частыми и интенсивными конфликтами.

Ссылки со стилями воспитания

Серия анализов ковариации 4 (стили воспитания) × 2 (пол ребенка) была проведена для изучения связей между четырьмя стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками. В то же время мы также исследовали, различаются ли ожидания подростков относительно автономии поведения и одобрения родительского авторитета в зависимости от пола подростков и стилей воспитания.SES и класс служили копеременными.

Для ожидания подростками автономии поведения основной эффект стилей воспитания был значимым [ F (3,597) = 8,74, p < 0,001]. Bonferroni post hoc t -тесты показали, что подростки авторитетных родителей сообщали о более низком уровне ожиданий поведенческой автономии ( M = 2,18, SD = 0,60), чем подростки небрежных [ M = 2,70, SD = 0.64, t (278) = 4,66, p < 0,001], снисходительные [ M = 2,48, SD = 0,62, t (371) < 3,75,

1 авторитарные родители [ M = 2,43, SD = 0,66, t (344) = 2,79, p < 0,05].

Для легитимности родительской власти основной эффект стилей воспитания был значительным [мать: F (3597) = 30,26, отец: F (3597) = 29,62, p s < 0. 001]. Подростки авторитетных родителей сообщили о самом высоком одобрении родительского авторитета (мать: M = 2,73, SD = 0,53; отец: M = 2,71, SD = 0,56), в то время как подростки небрежных родителей сообщили о самом низком одобрении. родительской власти (мать: M = 2,06, SD = 0,47; отец: M = 1,98, SD = 0,54). Подростки, воспитанные авторитарно (мать: M = 2,42, SD = 0.59; отец: M = 2,38, SD = 0,62) и снисходительные родители (мать: M = 2,26, SD = 0,51; отец: M = 2,25, SD = одобрение родителей) авторитет, который был между двумя другими группами (мать: t > 2,86, p <0,05; отец: t > 3,52, p <0,01). Взаимодействие между полом и стилем воспитания также было значительным [мать: Ж (3597) = 2.53, р = 0,056; отец: F (3,597) = 3,03, p < 0,05]. Апостериорное зондирование не выявило гендерных различий у молодежи с авторитарными, авторитарными и небрежными родителями. Напротив, для молодежи со снисходительными родителями мальчики сообщали о большем одобрении родительского авторитета (мать: M = 2,37, SD = 0,56; отец: M = 2,39, SD = 0,60), чем девочки [мать]. : М = 2,16, СО = 0.44, т (171) = 2,62, р < 0,01; отец: M = 2,12, SD = 0,46, t (171) = 3,52, p < 0,01].

Что касается интенсивности конфликта с родителями, то основное влияние стилей воспитания было значительным [мать: Ж (3,595) = 7,49, р < 0,001; отец: F (3,583) = 3,90, p < 0,01]. Подростки небрежные [мать: М = 1,74, SD = 0.62, т (253) = 3,99, р < 0,001; Отец: м = 1,73, SD = 0,81, T (245) = 2,58, p = 0,06] и авторитарные родители [Матери: м = 1,63, SD = 0,54, T (320) = 3,01, р < 0,05; отец: M = 1,63, SD = 0,75, t (313) = 2,49, p = 0,08] сообщили о более интенсивном конфликте, чем у снисходительных родителей (мать: M = 1. 46, SD = 0,43; отец: M = 1,45, SD = 0,46). Кроме того, подростки пренебрежительного воспитания также сообщали о более интенсивном конфликте с матерями, чем подростки авторитетного воспитания [ M = 1,49, SD = 0,47, t (276) = 3,61, p < 0,01]. Что касается частоты конфликтов с родителями, то ни один из эффектов не был значимым.

Что касается сплоченности, пол был в значительной степени связан со сплоченностью матери и ребенка [ F (1,597) = 9.07, p < 0,01], с большей сплоченностью у дочерей, чем у сыновей (девочки: M = 3,70, SD = 0,66; мальчики: M = 3,42, SD = 0,59). Как для матерей, так и для отцов основной эффект оказывался стилем воспитания [мать: F (3597) = 37,53, отец: F (3597) = 26,49, p s < 0,001]. Подростки авторитетных родителей отметили самый высокий уровень сплоченности (мать: M = 3,85, SD = 0.58; отец: М = 3,77, СО = 0,63), затем снисходительный [мать: М = 3,59, СО = 0,52, t (371) = 4,000, р 9; Отец: м = 3,55, SD = 0,63, T (371) = 3. 15, p <0,05], авторитарное [мать: м = 3,41, SD = 0,60, т 320) = 2,62, р = 0,05; отец: M = 3,29, SD = 0,72, t (320) = 3.33, p < 0,01] и нерадивых родителей [мать: M = 3,05, SD = 0,67, t (227) = 4,78, p < 0,001; отец: М = 3,02, SD = 0,75, t (227) = 2,94, р < 0,05]. Наконец, основной эффект стиля воспитания для матерей сдерживался полом ребенка [ F (3,597) = 1,34, p < 0,01]. Сплоченность у девочек была выше, чем у мальчиков, только у авторитетных [девочки: М = 4.03, SD = 0,55; мальчики: М = 3,64, СО = 0,56, t (195) = 4,77, р < 0,001] и дома терпимости [девочки: М = 3,70, СО; мальчики: M = 3,48, SD = 0,50, t (171) = 2,61, p < 0,01].

Посреднические эффекты

Чтобы проверить нашу вторую гипотезу о том, что ожидания поведенческой автономии и вера в легитимность родительского авторитета опосредуют связи между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками, мы использовали моделирование структурными уравнениями в Mplus 7. 4 (рис. 1–3 для анализа частоты конфликтов, интенсивности конфликтов и сплоченности соответственно). SES и класс были включены в качестве копеременных. Категориальная переменная стиля воспитания была представлена ​​​​в виде трех фиктивных переменных с авторитетным воспитанием в качестве эталонной категории. Поскольку в шкале ожиданий автономии было много элементов, мы использовали обычный метод разделения на участки для оценки высоконадежной латентной конструкции для этой переменной путем случайного распределения элементов в четыре набора индикаторов почти одинакового размера (Little et al., 2002). Наконец, были построены латентные переменные (используя шкалы матери и отца в качестве индикаторов) для переменных конфликта и сплоченности, а также для переменной отношения к законному родительскому авторитету. Все модели показали хорошее соответствие данным [частота конфликтов: χ 2 = 160,99, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,95, RMSEA = 0,055; интенсивность конфликта: χ 2 = 167,23, df = 56, CFI = 0,96, TLI = 0,94, RMSEA = 0,058; сцепление: х 2 = 192. 55, df = 56, CFI = 0,95, TLI = 0,93, RMSEA = 0,063).

РИСУНОК 1. Ожидание подростками автономии и представления о родительском авторитете как посредников между стилями воспитания и частотой конфликтов между родителями и подростками. В модели представлены стандартизированные коэффициенты пути. р < 0,05; ∗∗ p < 0,01; ∗∗∗ р < 0,001.

Во всех трех моделях подростки, выросшие в небрежных, снисходительных и авторитарных семьях (по сравнению с авторитарными), сообщали о более низком уровне убеждений в отношении родительского авторитета и более высоких ожиданиях автономии поведения.Что касается частоты (Рисунок 1) и интенсивности (Рисунок 2) конфликтов, большее ожидание автономии было связано с более частыми и интенсивными конфликтами, тогда как в отношении сплоченности родителей и подростков (Рисунок 3) большее одобрение власти было связано с большей сплоченностью отношений. Также интенсивность конфликта была ниже у молодежи со снисходительными родителями и сплоченность была ниже у молодежи с небрежными, снисходительными или авторитарными (по сравнению с авторитарными) родителями.

РИСУНОК 2. Ожидание подростками автономии и представления о родительском авторитете как посредниках между стилями воспитания и интенсивностью конфликта между родителями и подростками. В модели представлены стандартизированные коэффициенты пути. р < 0,05; ∗∗ p < 0,01; ∗∗∗ р < 0,001.

РИСУНОК 3. Ожидание подростками автономии и убеждения в отношении родительского авторитета как посредников между стилями воспитания и сплоченностью родителей и подростков.В модели представлены стандартизированные коэффициенты пути. р < 0,05; ∗∗ p < 0,01; ∗∗∗ р < 0,001.

Значимость косвенных эффектов была рассчитана с использованием начальной загрузки с 1000 передискретизациями. 95% доверительный интервал (ДИ) с поправкой на предвзятость показал значительное косвенное влияние пренебрежительного, снисходительного и авторитарного стиля воспитания на частоту и интенсивность конфликта между родителями и подростками через ожидание подростками поведенческой автономии.Для частоты конфликтов 95% ДИ были [0,033, 0,126], [0,022, 0,102] и [0,014, 0,092] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Для интенсивности конфликта 95% ДИ были [0,042, 0,131] [0,027, 0,105] и [0,019, 0,097] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно. Также имело место значительное косвенное влияние на сплоченность через веру подростков в легитимность родительской власти. 95% ДИ были [-0,202, -0,081], [-0,185, -0,071] и [-0,128, -0,0341] для пренебрежительных, снисходительных и авторитарных родителей соответственно.

Сдерживающее влияние пола подростков

Учитывая возможные гендерные различия путей, мы провели анализ нескольких групп. Мы предположили, что связь между стилем воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками будет сильнее у девочек, чем у мальчиков; однако у нас не было гипотез относительно посредников. Статистика разности хи-квадрат (Δχ 2 ) использовалась для сравнения соответствия между моделями. Все структурные траектории были ограничены равными для мальчиков и девочек, а общее соответствие модели сравнивалось с моделью без каких-либо ограничений.По частоте и интенсивности конфликтов неограниченная и полностью ограниченная модели существенно не различались, что предполагает отсутствие гендерной модерации [Δχ 2 (11) = 14,88, Δχ 2 (11) = 14,96, p с > 0,05 ]. Напротив, для сцепления модель без ограничений обеспечивает значительно лучшее соответствие, чем модель с ограничениями [Δχ 2 (11) = 23,45, p < 0,05]. Чтобы интерпретировать это, мы сравнили коэффициенты траектории для мальчиков и девочек один за другим (см. рис. 4).Отрицательный прогноз сплоченности от пренебрежительного и авторитарного воспитания (по сравнению с авторитетным воспитанием) был сильнее для девочек, чем для мальчиков; это соответствовало нашей гипотезе. Что касается изучения гендерных различий в путях посредничества, мы обнаружили, что отрицательная связь между снисходительным стилем воспитания и родительским авторитетом была сильнее у девочек, чем у мальчиков, тогда как положительная связь между одобрением родительского авторитета и сплоченностью была сильнее у мальчиков, чем у девочек.

РИСУНОК 4. Результаты многогрупповой модели структурного уравнения, оценивающей взаимосвязь ожиданий подростков в отношении поведенческой автономии, их одобрения родительского авторитета и сплоченности родителей и подростков в зависимости от пола. В модели представлены стандартизированные коэффициенты пути. Ковариации, корреляции и остатки не показаны. Сплошные линии указывают на то, что параметры пути различаются между образцами мужчин и женщин. Пунктирные линии указывают на то, что параметры пути аналогичны для мужской и женской выборки. р < 0,05; ∗∗ p < 0,01; ∗∗∗ р < 0,001.

Обсуждение

В текущем исследовании мы проверили связи между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками (Цель 1), изучили опосредующее влияние ожидания подростков на поведенческую автономию и одобрения ими родительского авторитета на эти ассоциации (Цель 2), а также исследовали сдерживающий эффект пола подростков (Цель 3) в выборке подростков из материкового Китая.

Стили воспитания и отношения с подростками

Исследования западных семей признают, что стили воспитания предсказуемо ассоциируются с конфликтами между родителями и подростками и их сплоченностью. Предыдущие исследования показали, что подростки авторитарных родителей имеют более низкую частоту и интенсивность конфликтов и более высокую сплоченность, чем подростки авторитарных родителей (Smetana, 1995; Assadi et al. , 2011; Nelson et al., 2011; Sorkhabi and Middaugh, 2014). В отличие от предыдущих исследований, настоящее исследование показало, что подростки сообщали об одинаковых уровнях конфликтов между родителями и подростками 90 051, частота 90 052, независимо от стиля воспитания.Этот результат можно объяснить традиционной китайской культурой, которая делает упор на поддержание гармоничных отношений и избегание конфронтации (Peterson et al., 2005). Этот уникальный культурный контекст может смягчить любые связи между воспитанием детей и частотой конфликтов, потому что китайские подростки могут избегать конфликтов со своими родителями.

Однако интенсивность конфликта действительно ассоциировалась со стилем воспитания. По сравнению со снисходительным стилем воспитания подростки пренебрежительных и авторитарных родителей испытывали большую интенсивность конфликта.Снисходительные родители предъявляют относительно мало требований к поведению подростков, предоставляя им большую степень свободы действовать по своему усмотрению. Напротив, пренебрежительным родителям не хватает тепла и руководства, в то время как авторитарные родители придают большое значение послушанию и конформизму и допускают меньше словесных уступок. Конфликт может быть более интенсивным при пренебрежительном стиле воспитания, потому что подросток предъявляет требования к родителю, который в противном случае замкнут и сводит к минимуму потребности подростка.Также подростки могут быть недовольны тем, что авторитарные родители устанавливают широкие правила без эмоциональной поддержки, что приводит к более интенсивным конфликтам, когда они возникают. Другие переменные также могут объяснить эффект. Например, подростки с небрежными родителями чаще склонны к делинквентному поведению (You and Lim, 2015), что само по себе может привести к более интенсивным конфликтам.

Кроме того, текущее исследование показало, что подростки, воспитанные в авторитарном и авторитарном стиле воспитания, сообщили об одинаковом уровне интенсивности конфликтов с родителями. Это не согласуется с предыдущими выводами, которые показали, что западные подростки, выросшие в авторитарных родительских домах, сообщали о более интенсивном конфликте между родителями и подростками, чем те, кто вырос в авторитарных родительских домах (Smetana, 1995). Одно из объяснений этой разницы в результатах может заключаться в том, что в китайской культуре, аналогично дрессировке и воспитанию тигров, мотивация и намерение авторитарного воспитания состоит в том, чтобы присматривать за детьми и способствовать их оптимальному развитию, а не просто контролировать их (Чао, 1994; Ким и др.). ., 2013). А китайские подростки могут положительно воспринимать намерение родителей контролировать их развитие, что приводит к отсутствию прямой связи между уровнем родительского контроля и интенсивностью конфликта.

Что касается сплоченности отношений между родителями и подростками, текущее исследование показало, что подростки с авторитарными родителями сообщили о самом высоком уровне сплоченности. Этот результат расширяет ранее опубликованные работы в различных культурных группах, демонстрируя большую сплоченность авторитетного воспитания (например,г., Нельсон и др., 2011). Авторитетное воспитание характеризуется высокой степенью теплоты и принятия, а также надзора, а также предоставлением подростку автономии (Baumrind, 2005). В современной китайской и западной культурах подростки стремятся к большей независимости, а также к поддержке (по сравнению с детьми) — балансу целей молодежи и родителей, который лучше всего достигается в авторитетных семьях, поощряющих близкие отношения. Напротив, отсутствие тепла и надзора у пренебрежительных родителей, что может быть истолковано как безответственность, может помешать установлению сплоченных отношений.Снисходительные и авторитарные родители давали своим детям либо ограниченные указания, либо ограниченную поддержку. Все эти характеристики, вероятно, снижали сплоченность родителей и подростков.

Ожидание поведенческой автономии

Нашей второй целью было, в частности, выявить потенциальные опосредующие эффекты ожиданий подростков относительно автономии. Результаты показали, что ожидания подростков в отношении автономии опосредовали связи между стилями воспитания, а также частотой и интенсивностью конфликтов между родителями и подростками.В частности, по сравнению с подростками из авторитетных семей, подростки из пренебрежительных, снисходительных и авторитарных семей сообщали о более сильных ожиданиях автономии, которые, в свою очередь, были связаны с более частыми и интенсивными конфликтами между родителями и подростками. Этот результат согласуется с другими исследованиями, в которых изучались отношения между стилями воспитания, ожиданием подростками поведенческой автономии и конфликтом между родителями и подростками (Baumrind, 1991; Bush and Peterson, 2013).

Подростки из авторитетных семей сообщили о самых низких ожиданиях в отношении поведенческой автономии.Такой результат может быть связан с тем, что подростки с авторитетными родителями добились соответствующей автономии, поэтому их стремление к обретению большей автономии не столь сильно. Благоприятное влияние авторитарного стиля воспитания на поведенческую автономию подростков, вероятно, отражает успешное достижение цели социализации среди авторитетных родителей: содействие автономии и поощрение уверенности в себе. Эта цель социализации достигается за счет уважения потребностей своих детей и признания того, что подростки имеют законное право контролировать некоторые аспекты своей жизни (Bush and Peterson, 2013).

По сравнению с авторитарным стилем воспитания неавторитетные стили воспитания имеют некоторые характеристики, которые, как считается, препятствуют развитию поведенческой автономии подростков. Авторитарные родители характеризуются тем, что используют враждебный контроль или суровые наказания произвольным образом, чтобы добиться послушания и подчинения (Bush and Peterson, 2013). В то же время авторитарные родители проявляют ограниченную теплоту и отзывчивость. В этом контексте подростки с большей вероятностью будут стремиться к большей поведенческой автономии, потому что она им недоступна. Кроме того, снисходительные и пренебрежительные родители почти не устанавливают правил или дисциплины. Без достаточного жесткого контроля в форме родительского контроля и руководства подростки, выросшие в семьях, где родители проявляют снисходительность и пренебрежение, с большей вероятностью будут испытывать высокий уровень независимости, прежде чем они смогут справиться с этим самостоятельно (Bush and Peterson, 2013). Кроме того, подростки в неблагополучных семьях лишены родительской поддержки, а подростки в снисходительных семьях просто избалованы. Такие подростки могут иметь высокий уровень автономии, но вряд ли она была развита в процессе здорового развития с их родителями таким образом, чтобы уравновесить их растущее самоопределение и связь с родителями.

В соответствии с предыдущим исследованием (Laursen and Collins, 2009), текущие результаты показали, что ожидание подростками поведенческой автономии статистически предсказывало больший конфликт между родителями и подростками — возможно, потому, что родители предпочитают меньшую автономию, чем их дети-подростки. Это несоответствие между родителями и молодежью было обнаружено в индивидуалистических и коллективистских культурных группах в Соединенных Штатах и ​​других странах (Smetana, 1988; Pérez et al., 2016). Исследователи интерпретировали это несоответствие как феномен развития, при котором потребность подростков в автономии превышает заботу родителей о поддержании порядка и защите своих детей от вреда (Jensen and Dost-Gözkan, 2015).

Легитимность родительской власти

Второй тестируемый опосредующий эффект касался веры подростков в легитимность родительской власти; результаты предложили некоторые доказательства этого эффекта. По сравнению с авторитетным воспитанием, неавторитетное воспитание отрицательно ассоциировалось с верой подростков в легитимность родительской власти, что, в свою очередь, положительно ассоциировалось со сплоченностью родителей и подростков. Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями (Fuligni, 1998; Darling et al., 2005; Ассади и др., 2011; Тринкнер и др. , 2012). Наша интерпретация заключается в том, что по мере того, как социальные познания и отношения становятся все более похожими на взрослые, подростки все чаще ставят под сомнение родительский авторитет, поскольку они переходят от беспрекословного подчинения к рациональной оценке с условным послушанием. По сравнению с другими типами родителей, авторитетные родители более успешны в постоянном пересмотре родительской власти по мере «взросления» их детей, потому что они используют рассуждения и объяснения и реагируют на точки зрения подростков.Эти продолжающиеся переговоры обеспечивают контекст для родителей и детей, чтобы сформулировать и обсудить расходящиеся точки зрения, что помогает узаконить власть родителей, рационально обосновывая границы личной юрисдикции подростков.

Напротив, авторитарные родители применяют строгие, а иногда и произвольные наказания без объяснения причин. Кроме того, они выстраивают границы родительской власти гораздо шире, чем авторитетные родители, что способствует сопротивлению в подростковом возрасте (Smetana, 1995; Baumrind, 2005). В этом контексте подростки изо всех сил пытаются усвоить легитимность родительской власти. Кроме того, в отличие от авторитетных родителей, снисходительные и небрежные родители дают мало информации о границах или соответствующем поведении. Такой слабый контроль может подорвать родительский авторитет, так что молодежь все чаще считает родителей не играющими авторитетной роли.

Родители, пользующиеся своим авторитетом, довольны, когда их дети-подростки уважают их, что помогает поддерживать гармоничные отношения в семье (Zhang et al., 2006; Дженсен и Дост-Гёзкан, 2015). Как агенты по воспитанию детей, поставщики информации и правил, а также основные источники поддержки для своих детей, родители должны утвердить свои полномочия, чтобы лучше выполнять свои родительские роли. Однако это происходит в контексте отношений с подростком, и одобрение подростком авторитета родителей помогает взрослым удовлетворять и их психологические потребности. В таких семьях родители и молодежь учитывают границы и зоны контроля друг друга путем переговоров и взаимного уважения, что способствует укреплению отношений.

В текущем исследовании, несмотря на то, что ожидания подростков в отношении поведенческой автономии и вера в легитимность родительского авторитета являются областями критического отношения, их опосредующие эффекты были разными: ожидания автономии опосредовали влияние стиля воспитания на конфликт между родителями и Опосредовано влияние стиля воспитания на сплоченность родителей и подростков. Конечно, несмотря на то, что конфликты и сплоченность взаимосвязаны, они очерчивают разные аспекты отношений между родителями и подростками (Zhang et al., 2006) — и на каждого из них может по-разному влиять уровень родительского авторитета и самостоятельности подростка. Различие может быть особенно сильным в китайской культуре, которая придает особое значение конформизму и послушанию (Peterson et al., 2005). Конфликт между родителями и подростками, скорее всего, был связан с более высокими ожиданиями подростков в отношении поведенческой автономии, что противоречит культурным нормам, но сплоченность, скорее всего, была связана с большим одобрением подростками родительского авторитета, что согласуется с культурными нормами.

Пол подростка

Наша конечная цель состояла в том, чтобы проверить гипотезу о том, что прямая связь между стилем воспитания и качествами отношений будет сильнее для девочек, чем для мальчиков, а также изучить, существуют ли гендерные различия в опосредующих эффектах подростковой автономии и властных установок. Результаты показали лишь несколько таких эффектов. Вкратце, девочки в авторитетных и снисходительных семьях сообщали о большей сплоченности с матерями, чем мальчики, а девочки из пренебрежительного и авторитарного воспитания сообщали о более низком уровне сплоченности родителей и подростков, чем мальчики.Это может быть связано с тем, что девочки более восприимчивы и чувствительны к социальным связям, чем мальчики, и что сплоченность и стиль воспитания отражают эмоциональную атмосферу. Следовательно, связь между стилями воспитания и сплоченностью у девочек была сильнее. Кроме того, девочки снисходительных родителей с меньшей вероятностью одобряли родительский авторитет, чем мальчики, в то время как одобрение родительского авторитета оказывало большее влияние на сплоченность родителей и подростков у мальчиков, чем у девочек. В той мере, в какой родители обычно устанавливают больше правил и ожидают от девочек большего подчинения родительской власти, чем от мальчиков (Darling et al., 2005; Zhang and Fuligni, 2006), и, следовательно, девочки снисходительных родителей могут с большей вероятностью чувствовать, что их родители не брали на себя ответственность за их воспитание или установление авторитета, учитывая, что снисходительные родители не обеспечивали достаточного контроля и правил. Поэтому девочки снисходительных родителей одобряли более низкий уровень родительской власти. В то же время, поскольку родители ожидали меньшего конформизма и послушания от мальчиков, их одобрение родительского авторитета с большей вероятностью соответствовало ожиданиям родителей, что могло улучшить отношения с родителями.

Несмотря на то, что пол модерировал несколько путей в прямой и опосредованной моделях, в целом большинство путей существенно не различались для мальчиков и девочек во всех протестированных моделях. Это может быть связано с тем, что с внедрением политики одного ребенка китайские стили воспитания и методы социализации становятся все более похожими для их единственных детей (Lu and Chang, 2013), что приводит к более схожим связям между стилями воспитания и отношениями между родителями и подростками. отношения, а также опосредующие эффекты автономии и авторитета для этих отношений для мальчиков и девочек.

Ограничения и заключения

Следует отметить несколько ограничений этого исследования. Во-первых, участниками были городские подростки материкового Китая, культура которого характеризуется как коллективистская, поэтому обобщение результатов на другие культуры или группы следует проводить с осторожностью. Во-вторых, корреляционный план не позволяет делать причинно-следственные выводы. Продольные экспериментальные данные необходимы для выявления причинно-следственных связей между переменными. Наконец, мы полагались на самоотчеты подростков.Предыдущее исследование показало, что существуют расхождения между восприятием этих переменных родителями и молодежью (например, Jensen and Dost-Gözkan, 2015), поэтому наши результаты могут не отражать то, что можно было бы обнаружить, используя отчеты родителей или оценки наблюдателей.

Несмотря на эти ограничения, текущее исследование имеет важные последствия. Насколько нам известно, это первое исследование, в котором изучается опосредующее влияние ожиданий подростков на поведенческую автономию и убеждений в легитимности родительского авторитета на связи между стилями воспитания и конфликтом и сплоченностью между родителями и подростками.Результаты этого исследования расширяют существующие исследования и предполагают, что усилия по профилактике и вмешательству необходимы в первую очередь для сокращения неавторитетных стилей воспитания, а также для поощрения приобретения соответствующего уровня ожиданий автономии и одобрения родительского авторитета. Будущие исследования должны изучить другие возможные пути посредничества и отобрать более широкий спектр культурных контекстов для изучения развития подростков и функционирования семьи.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Институционального наблюдательного совета Шаньдунского педагогического университета.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен Институциональным наблюдательным советом Шаньдунского педагогического университета.

Вклад авторов

XB провел анализ и подготовил рукопись. YY и HL помогли в проведении статистического анализа. MW координировал сбор данных и помогал в статистическом анализе. WZ задумал и координировал исследование и помог составить рукопись. KD-D помог составить рукопись.Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи и порядок авторов.

Финансирование

Это исследование было поддержано Национальным фондом естественных наук Китая (31671156).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10. 3389/fpsyg.2018.02187/full#supplementary-material

Ссылки

Асади, С. М., Сметана, Дж., Шахмансури, Н., и Мохаммади, М. (2011). Представления о родительской власти, стилях воспитания и конфликте между родителями и подростками среди иранских матерей подростков среднего возраста. Междунар. Дж. Бехав. Дев. 35, 424–431. дои: 10.1177/0165025411409121

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баумринд, Д. (1991). Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J. Ранний подростковый возраст. 11, 56–95. дои: 10.1177/02724316

004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баумринд, Д. (2005). Модели родительского авторитета и автономии подростков. Новый реж. Ребенок-подросток. Дев. 2005, 61–69. doi: 10.1002/cd.128

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Буш, К.Р., и Петерсон, Г.В. (2013). «Отношения между родителями и детьми в различных контекстах», в Handbook of Marriage and the Family , 3-е изд. Редакторы Г. В. Петерсон и К. Р. Буш (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 275–302. дои: 10.1007/978-1-4614-3987-5_13

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чан, К.В., и Чан, С.М. (2009). Эмоциональная автономия и предполагаемые стили воспитания: реляционный анализ в культурном контексте Гонконга. Азиатско-Тихоокеанский регион. Образовательный Ред. 10, 433–443. doi: 10.1007/s12564-009-9050-z

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чао, РК (1994). За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения. Детская разработка. 65, 1111–1119. doi: 10.1111/j.1467-8624.1994.tb00806.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чен Б., Ванстенкисте М., Бейерс В., Соененс Б. и Петегем С.В. (2013). Автономия в принятии семейных решений для китайских подростков: распутывание двойного смысла автономии. J. Кросс-культ. Психол. 44, 1184–1209. дои: 10.1177/0022022113480038

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дарлинг, Н., Cumsille, P., и Martinez, ML (2007). Подростки как активные участники процесса социализации: легитимность родительской власти и обязанность подчиняться как предикторы послушания. Дж. Адолеск. 30, 297–311. doi: 10.1016/j.adolescence.2006.03.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дарлинг, Н., Камсиль, П., и Мартинес, М.Л. (2008). Индивидуальные различия в представлениях подростков о законности родительской власти и их собственной обязанности подчиняться: лонгитюдное исследование. Детская разработка. 79, 1103–1118. doi: 10.1111/j.1467-8624.2008.01178.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дарлинг, Н., Камсиль, П., и Пенья-Алампай, Л. (2005). Правила, легитимность родительской власти и обязанность подчиняться в Чили, Филиппинах и США. Новый реж. Ребенок-подросток. Дев. 2005, 47–60. doi: 10.1002/cd.127

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дарлинг, Н.и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Психология. Бык. 113, 487–496. дои: 10.1037/0033-2909.113.3.487

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Диксон, С.В., Грабер, Дж.А., и Брукс-Ганн, Дж. (2008). Роль уважения родительской власти и практики воспитания в конфликте между родителями и детьми в афроамериканских, латиноамериканских и европейско-американских семьях. Дж. Сем. Психол. 22, 1–10. дои: 10.1037/0893-3200.22.1.1

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фулиньи, А. Дж. (1998). Власть, автономия, конфликт между родителями и подростками и сплоченность: исследование подростков мексиканского, китайского, филиппинского и европейского происхождения. Дев. Психол. 34, 782–792. дои: 10.1037/0012-1649.34.4.782

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хуве, М., Блокланд, А. А. Дж., Семон-Дубас, Дж., Лобер, Р., Геррис, Дж. Р. М., и Ван дер Лаан, П.(2007). Траектории правонарушений и стили воспитания. Дж. Ненормальный. Детская психология. 36, 223–235. doi: 10.1007/s10802-007-9172-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дженсен, Л. А., и Дост-Гёзкан, А. (2015). Отношения между подростками и родителями в семьях иммигрантов из Азии, Индии и Сальвадора: культурно-развивающий анализ автономии, авторитета, конфликта и сплоченности. Дж. Рез. Подросток 25, 340–351. doi: 10.1111/jora.12116

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ким, С.Ю., Ван Ю., Ороско-Лапрей Д., Шен Ю. и Муртуза М. (2013). Существует ли «тигровое воспитание»? Профили родителей американцев китайского происхождения и результаты развития подростков. Азиатская Америка. Дж. Психол. 4, 7–18. DOI: 10.1037/a0030612

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лаурсен, Б., и Коллинз, В. А. (2009). «Отношения между родителями и детьми в подростковом возрасте», в Handbook of Adolescent Psychology , eds RM Lerner and L. Steinberg (Hoboken, NJ: Wiley).

Академия Google

Литтл, Т. Д., Каннингем, В. А., Шахар, Г., и Видаман, К. Ф. (2002). Посылать или не посылать: изучение вопроса, взвешивание достоинств. Структура. Экв. Модель. 9, 151–173. DOI: 10.1207/S15328007SEM0902-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лонг Р. Х., Хуан Д. и Чжан. JX (2012). Оценка надежности и валидности по шкале Штейнберга, китайская версия. Подбородок. J. Общественное здравоохранение 28, 439–441.

Лу, Х. Дж., и Чанг, Л. (2013). Воспитание и социализация единственных детей в городах Китая: пример авторитетного воспитания. Ж. Жене. Психол. 174, 335–343. дои: 10.1080/00221325.2012.681325

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Маккоби, Э., и Мартин, Дж. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», в Справочник по детской психологии, социализации, личности и социальному развитию , Vol.4, ред. Э. М. Хетерингтон и П. Х. Массен (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 1–101

Мандара, Дж. (2003). Типологический подход в детской и семейной психологии: обзор теории, методов и исследований. клин. Детская семья. Психол. Ред. 6, 129–146. дои: 10.1023/A:1023734627624

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

МакКинни, К., и Ренк, К. (2011). Многомерная модель переменных отношений между родителями и подростками в раннем подростковом возрасте. Детская психиатр. Гум. Дев. 42, 442–462. doi: 10.1007/s10578-011-0228-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нельсон, Л. Дж., Падилья-Уокер, Л.М., Кристенсен, К.Дж., Эванс, К.А., и Кэрролл, Дж.С. (2011). Воспитание детей в период становления взрослой жизни: исследование родительских кластеров и коррелятов. J. Юношеский подростковый возраст. 40, 730–743. doi: 10.1007/s10964-010-9584-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Олсон, Д.Х., Спренкл Д.Х. и Рассел К.С. (1979). Циркумплексная модель брачно-семейных систем: i. Параметры сплоченности и адаптивности, типы семьи и клиническое применение. Сем. Процесс 18, 3–28. doi: 10.1111/j.1545-5300.1979.00003.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перес, Дж. К., Кумсилье, П., и Мартинес, М. Л. (2016). Краткий отчет: согласие между ожиданиями автономии родителей и подростков и его связь с адаптацией подростков. Дж. Адолеск. 53, 10–15. doi: 10.1016/j.adolescence.2016.08.010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Петерсон, Г. В., Стейнмец, С.К., и Уилсон, С.М. (ред.). (2005). Отношения между родителями и молодежью: культурные и межкультурные перспективы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Хоторн Пресс.

Академия Google

Принц, Р. Дж., Фостер, С., Кент, Р. Н., и О’Лири, К. Д. (1979). Многофакторная оценка конфликта в дистрессированных и не дистрессированных диадах мать-подросток. J. Appl. Поведение Анальный. 12, 691–700. дои: 10.1901/jaba.1979.12-691

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шек, Д. Т. (2002). Характеристики воспитания и конфликт между родителями и подростками: лонгитюдное исследование китайской культуры. Дж. Сем. Выпуски 23, 189–208. дои: 10.1177/0192513X02023002002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сметана, Дж. Г. (1988). Представления подростков и родителей о родительской власти. Детская разработка. 59, 321–335. дои: 10.2307/1130313

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Смит, округ Колумбия, и Холл, Дж. А. (2008). Стиль воспитания и подростковая клиническая тяжесть: результаты двух исследований по лечению злоупотребления психоактивными веществами. J. Soc. Практика работы. Наркоман. 8, 440–463. дои: 10.1080/15332560802341073

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сорхаби, Н., и Миддо, Э. (2014). Как вариации в использовании родителями конфронтационного и принудительного контроля связаны с вариациями в конфликте между родителями и подростками, раскрытием информации подростками и родительскими знаниями: точка зрения подростков. Дж. Чайлд Сем. Стад. 23, 1227–1241. doi: 10.1007/s10826-013-9783-5

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Steinberg, L., Lamborn, S.D., Darling, N., Mounts, N.S., and Dornbusch, S.M. (1994). С течением времени изменения приспособления и компетентности у подростков из авторитетных, авторитарных, снисходительных и небрежных семей. Детская разработка. 65, 754–770.

Реферат PubMed | Академия Google

Тринкнер Р. , Кон Э. С., Ребеллон К.Дж. и Ван Ганди, К. (2012). Не доверяйте никому старше 30 лет: легитимность родителей как посредника между стилем воспитания и изменениями делинквентного поведения с течением времени. Дж. Адолеск. 35, 119–132. doi: 10.1016/j.adolescence.2011.05.003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ю, С., и Лим, С. А. (2015). Пути развития от жестокого воспитания до правонарушений: посредническая роль депрессии и агрессии. Жестокое обращение с детьми Негл. 46, 152–162.doi: 10.1016/j.chiabu.2015.05.009

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чжан, У. К., и Фулиньи, А. Дж. (2006). Власть, автономия и семейные отношения среди подростков в городских и сельских районах Китая. Дж. Рез. Подросток 16, 527–537. doi: 10.1111/j.1532-7795.2006.00506.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чжан, У. К., Ван, М. П., и Фулиньи, А. Дж. (2006). Ожидания автономии, представления о родительском авторитете, а также конфликт между родителями и подростками и их сплоченность. Acta Psychol. Грех. 38, 868–876.

Реферат PubMed | Академия Google

Чжан, В., Вэй, X., Цзи, Л., Чен, Л., и Дитер-Декард, К. (2017). Переосмысление воспитания в китайской культуре: подтипы, стабильность и изменение материнского стиля воспитания в раннем подростковом возрасте. J. Юношеский подростковый возраст. 46, 1117–1136. doi: 10.1007/s10964-017-0664-x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Отношения между родителями и детьми и удовлетворенность родителей условиями проживания, когда взрослые дети живут дома на JSTOR

Абстрактный

Данные Национального обследования семей и домохозяйств 1988 г. использовались для изучения (а) влияния на удовлетворенность родителей наличием совместно проживающих взрослых детей; б) характер детско-родительских отношений в совместно проживающих домохозяйствах; и (в) влияние ролевого статуса детей на отношения между родителями и детьми и удовлетворенность совместным проживанием. Модели структурных уравнений, оцененные с помощью LISREL VI, показали, что удовлетворенность родителей присутствием взрослых детей (в возрасте 19-34 лет) в доме тесно связана с конфликтом между родителями и детьми и уровнем позитивного социального взаимодействия между родителями и детьми. Финансовая зависимость детей и безработица были связаны с усилением конфликтов между родителями и детьми. Возвращение домой разведенных или разлученных детей и присутствие в доме внуков снизили удовлетворенность родителей условиями совместного проживания.В целом, однако, большинство родителей были очень довольны совместным проживанием и описывали в основном положительные отношения со своими взрослыми детьми.

Информация о журнале

Журнал брака и семьи (JMF), опубликованный Национальным советом по семейным отношениям, является ведущим исследовательским журналом в области семьи и так уже более шестидесяти лет. Особенности JMF оригинальные исследования и теории, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи. Журнал также публикует рецензии на книги. Вкладчики JMF приходят из самых разных областей, включая антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также междисциплинарные области, такие как человеческое развитие и семейные науки. JMF публикует оригинальная теория и исследования с использованием разнообразных методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции. Интегративные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим авансы также приветствуются.JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. Во всем мире, его распространение составляет более 6200 экземпляров.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (НССР) связывает междисциплинарных семейных профессионалов через свои журналы, конференции, государственные аффилированные советы и секции по особым интересам. NCFR является некоммерческим, беспристрастным и полностью финансируется членами.Исследователи, педагоги, практики и политики из всех семейных областей и дисциплин разделяют знания и информацию о семьях. НКФР был основан в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, педагогов и практиков, чтобы участвовать в развитии и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает на благо семейного благополучия.

Взаимосвязь между домашним хаосом и результатами для детей, родителей и семьи: систематический обзор | BMC Public Health

  • 1.

    Вакс ТД, Эванс ГВ. Хаос в контексте; 2010.

    Книга Google Scholar

  • 2.

    Аккерман Б.П., Браун Э.Д. Физические и психосоциальные потрясения в доме и когнитивное развитие; 2010.

    Книга Google Scholar

  • 3.

    Deater-Deckard K, Mullineaux PY, Beekman C, Petrill SA, Schatschneider C, Thompson LA. Проблемы с поведением, IQ и домашний хаос: лонгитюдное исследование с участием нескольких информантов.J Детская психологическая психиатрия. 2009;50(10):1301–8.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 4.

    Колдвелл Дж., Пайк А., Данн Дж. Хаос в семье – связь с воспитанием детей и поведением детей. J Детская психологическая психиатрия. 2006;47(11):1116–22.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 5.

    Wachs TD, Chan A. Специфика воздействия окружающей среды, как видно из экологических коррелятов коммуникативных характеристик младенцев.Детский Дев. 1986; v57: 1464–74.

  • 6.

    Мартин А., Разза Р.А., Брукс-Ганн Дж. Определение связи между бытовым хаосом и развитием детей дошкольного возраста. Уход за детьми раннего возраста. 2012;182(10):1247–63.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 7.

    Джонсон А.Д., Мартин А., Брукс-Ганн Дж., Петрилл С.А. Порядок в доме! Ассоциации между бытовым хаосом, домашней средой грамотности, умением читать матери и ранним чтением детей.Меррилл Палмер К. (Wayne State Univ Press). 2008;54(4):445.

    Артикул Google Scholar

  • 8.

    Aiello JR, Nicosia G, Thompson DE. Физиологические, социальные и поведенческие последствия скученности для детей и подростков. Детский Дев. 1979; т. 50: 195–202.

  • 9.

    Боулс Р.Е., Хальбауэр А.С., Дэниелс С., Гуннарсдоттир Т., Уайтселл Н., Джонсон С.Л. Семейный хаос и функционирование ребенка в связи с проблемами сна среди детей с риском ожирения.Behav Sleep Med. 2016; т. 182: 1–15.

  • 10.

    Дюма Дж. Э., Ниссли Дж., Нордстрем А., Смит Э. П., Принц Р. Дж., Левин Д. В. Домашний хаос: социально-демографические, родительские, интерактивные и детские корреляты. J Clin Child Adolesc Psychol. 2005;34(1):93–104.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 11.

    Харт С.А., Петрилл С.А., Декард К.Д., Томпсон Л.А. SES и CHAOS как экологические медиаторы когнитивных способностей: продольный генетический анализ.Интеллект. 2007;35(3):233–42.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 12.

    Дитер-Декард К., Чен Н., Ван З., Белл М.А. Социально-экономический риск смягчает связь между домашним хаосом и исполнительной функцией матери. Джей Фам Психол. 2012;26(3):391–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 13.

    Боулс Р.Е., Хальбауэр А.С., Дэниелс С., Гуннарсдоттир Т., Уайтселл Н., Джонсон С.Л.Семейный хаос и функционирование ребенка в связи с проблемами сна среди детей с риском ожирения. Behav Sleep Med. 2017;15(2):114–28.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 14.

    Эванс Г.В., Гоннелла С., Марчинишин Л.А., Джентиле Л., Салпекар Н. Роль хаоса в бедности и социально-эмоциональная адаптация детей. Психологические науки. 2005;16(7):560–5.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 15.

    Институт Джоанны Бриггс. Руководство для рецензентов Института Джоанны Бриггс: издание 2017 г. Австралия: Институт Джоанны Бриггс; 2017.

  • 16.

    Аркси Х., О’Мэлли Л. Предварительные исследования: к методологической основе. Int J Soc Res Methodol. 2005;8(1):19–32.

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Colquhoun HL, Levac D, O’Brien KK, Straus S, Tricco AC, Perrier L, et al. Предварительные обзоры: время внести ясность в определение, методы и отчетность.Дж. Клин Эпидемиол. 2014;67(12):1291–4.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 18.

    Левак Д., Колкухун Х., О’Брайен К.К. Обзорные исследования: совершенствование методологии. Реализовать науч. 2010;5(1):69.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 19.

    Питерс М.Д., Годфри К.М., Халил Х., Макинерни П., Паркер Д., Соарес К.Б. Руководство по проведению систематических предварительных обзоров.Int J Evid на основе Healthc. 2015;13(3):141–6.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 20.

    Tricco AC, Lillie E, Zarin W, O’Brien KK, Colquhoun H, Levac D, et al. Расширение PRISMA для предварительных обзоров (PRISMA-ScR): контрольный список и объяснение. Энн Интерн Мед. 2018;169(7):467–73.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 21.

    Ларсен К.Организованный хаос: распорядок дня как потенциальный механизм связи бытового хаоса и проблем с поведением детей; 2019.

    Google Scholar

  • 22.

    Матени А.П., Вакс Т.Д., Людвиг Дж.Л., Филлипс К. Наведение порядка из хаоса: психометрические характеристики беспорядка, гомона и масштаба порядка. J Appl Dev Psychol. 1995;16(3):429–44.

    Артикул Google Scholar

  • 23.

    Петрилл С.А., Пайк А., Прайс Т., Пломин Р. Хаос в доме и социально-экономический статус связаны с когнитивным развитием в раннем детстве: медиаторы окружающей среды идентифицированы в генетическом дизайне. Интеллект. 2004;32(5):445–60.

    Артикул Google Scholar

  • 24.

    Эсбери К., Данн Дж. Ф., Пломин Р. Несоответствие массы тела при рождении и различия в раннем воспитании связаны с различиями монозиготных близнецов в проблемах поведения и успеваемости в возрасте 7 лет.Dev Sci. 2006;9(2):F22–31.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 25.

    Берри Д., Блэр С., Уиллоуби М., Гаррет-Питерс П., Вернон-Фиганс Л., Миллс-Кунсе В.Р. Бытовой хаос и когнитивное и социально-эмоциональное развитие детей в раннем детстве: играет ли уход за детьми буферную роль? Ранний ребенок Res Q. 2016; 34: 115–27.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 26.

    Гаррет-Питерс П.Т., Мокрова И., Вернон-Фиганс Л., Уиллоуби М., Пан Ю. Роль домашнего хаоса в понимании связи между ранней бедностью и успеваемостью детей. Ранний ребенок Res Q. 2016; 37: 16–25.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 27.

    Hanscombe KB, Haworth CM, Davis OS, Jaffee SR, Plomin R. Хаотичные дома и школьные достижения: близнецовое исследование. J Детская психологическая психиатрия.2011;52(11):1212–20.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 28.

    Hur E, Buettner CK, Jeon L. Депрессивные симптомы родителей и готовность детей к школе: косвенный эффект домашнего хаоса. J Child Fam Stud. 2015;24(11):3462–73.

    Артикул Google Scholar

  • 29.

    Пайк А., Иерусалимо А.С., Элей Т.С., Прайс Т.С., Пломин Р. Экологический риск и когнитивное и поведенческое развитие детей младшего возраста.Int J Behav Dev. 2006;30(1):55–66.

    Артикул Google Scholar

  • 30.

    Шамама-тус-Сабах С., Гилани Н. Домашний хаос и его связь с материнским образованием, семейной системой и успеваемостью детей в пакистанской культуре. Пак J Psychol Res. 2010;25(1):19–30.

    Google Scholar

  • 31.

    Шамама-тус-Сабах С., Гилани Н. Бытовой беспорядок, внимание и школьные проблемы у детей младшего школьного возраста.J Behav Sci. 2011;21(1):68.

    Google Scholar

  • 32.

    Шамама-тус-Сабах С., Гилани Н., Вакс Т.Д. Связь домашнего хаоса с когнитивными способностями и поведенческой адаптацией пакистанских детей начальной школы. Int J Behav Dev. 2011;35(6):507–16.

    Артикул Google Scholar

  • 33.

    Shamama-tus-Sabah S, Gillani N. Проблемы с поведением, социальные навыки, навыки обучения и домашний хаос у школьников: корреляционное исследование.Пак J Psychol Res. 2011;26(2):201.

    Google Scholar

  • 34.

    Taylor J, Ennis CR, Hart SA, Mikolajewski AJ, Schatschneider C. Индексы домашнего экологического и поведенческого риска для достижений в чтении. Изучите индивидуальные отличия. 2017;57:9–21.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 35.

    Taylor J, Hart SA. Хаотичная домашняя обстановка объясняет связь между соблюдением правил и пониманием прочитанного: близнецовое исследование.Изучите индивидуальные отличия. 2014;35:70–7.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 36.

    Ярбой Дж., Компас Б.Е., Броуди Г.Х., Уайт Д., Рис Паттерсон Дж., Зиара К. и др. Связь социально-средовых факторов с когнитивной функцией у детей с серповидно-клеточной анемией. Детская нейропсихология. 2017;23(3):343–60.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 37.

    Эсбери К., Данн Дж. Ф., Пайк А., Пломин Р. Несовместное влияние окружающей среды на индивидуальные различия в раннем поведенческом развитии: исследование различий монозиготных близнецов. Детский Дев. 2003;74(3):933–43.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 38.

    Bobbitt KC, Gershoff ET. Хаотические переживания и социально-эмоциональное развитие малообеспеченных детей. Детская молодежная служба, ред. 2016; 70:19–29.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 39.

    Бриджит ДиДжей, Берт Н.М., Лааке Л.М., Одди К.Б. Материнская саморегуляция, регулирование отношений и домашний хаос: вклад в негативную эмоциональность младенцев. Младенец Поведение Дев. 2013;36(4):534–47.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 40.

    Брайант А., Холмс С.Дж., Дитер-Декард К., Кинг-Касас Б., Ким-Спун Дж. Домашний хаос как контекст передачи исполнительных функций от поколения к поколению. Дж. Адолеск. 2017;58:40–8.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 41.

    Браун Д.Д., Уэтерхолт Т.Н., Бернс Б.М. Понимание отчетов родителей о поведении детей с вниманием: роль навыков внимания детей, темперамент и домашняя обстановка. J Early Child Infant Psychol. 2010;6:41–58.

    Google Scholar

  • 42.

    Коричневый ED, низкий CM. Хаотичные условия жизни и проблемы со сном, связанные с реакцией детей на академические задачи.Джей Фам Психол. 2008;22(6):920.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 43.

    Калам Р., Джонс С., Сандерс М.Р., Демпси Р., Садхнани В. Воспитание и эмоциональная и поведенческая адаптация маленьких детей в семьях, где родитель страдает биполярным расстройством. Behav Cogn Psychother. 2012;40(4):425–37.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 44.

    Чаттерджи А., Гиллман М.В., Вонг М.Д.Хаос, гомон и масштабы порядка и рискованное для здоровья поведение подростков в Лос-Анджелесе. J Педиатр. 2015;167(6):1415–21.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 45.

    Чен Н., Дитер-Декард К., Белл М.А. Роль темперамента при взаимодействии семейной среды в детской дезадаптации. J Abnorm Child Psychol. 2014;42(8):1251–62.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 46.

    Фарбиаш Т., Бергер А., Ацаба-Пориа Н., Ауэрбах Дж. Прогнозирование дошкольной агрессии по риску DRD4, родительским симптомам СДВГ и домашнему хаосу. J Abnorm Child Psychol. 2014;42(3):489–99.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 47.

    Floruri E, Midouhas E, Ruddy A, Moulton V. Роль социально-экономического неблагополучия в развитии сопутствующих эмоциональных проблем и проблем поведения у детей с СДВГ. Европейская детская подростковая психиатрия.2017; т. 26: 1–10.

  • 48.

    Флоури Э., Циврикос Д., Ахтар Р., Мидухас Э. Соседство, школа и семья определяют устремления детей в начальной школе. Джей Вокат Поведение. 2015;87:71–9.

    Артикул Google Scholar

  • 49.

    Fontaine NMG, McCrory EJP, Boivin M, Moffitt TE, Viding E. Предикторы и результаты совместных траекторий бесчувственных черт и проблем поведения в детстве. J Abnorm Psychol.2011;120(3):730–42.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 50.

    Фуллер-Роуэлл Т.Э., Эванс Г.В., Пол Э., Кертис Д.С. Роль бедности и хаоса в развитии настойчивости у подростков. Джей Рез Адолеск. 2015;25(4):606–13.

    Артикул Google Scholar

  • 51.

    Гулд К.Л., Ковентри В.Л., Олсон Р.К., Бирн Б. Взаимодействие генов и окружающей среды при СДВГ: роль СЭС и хаоса.J Abnorm Child Psychol. 2017; т. 46: 1–13.

  • 52.

    Gregory AM, Eley TC, O’Connor TG, Rijsdijk FV, Plomin R. Семья влияет на связь между проблемами сна и тревогой в большой выборке близнецов дошкольного возраста. Индивидуальные отличия 2005;39(8):1337–48.

    Артикул Google Scholar

  • 53.

    Gunzenhauser C, Saalbach H, vonsuchodoletz A. Мальчики не догнали, влияние семьи все еще продолжается: влияние на исполнительные функции и поведенческую саморегуляцию у учащихся начальной школы в Германии.PsyCh J. 2017;6(3):205–18.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 54.

    Hannigan LJ, McAdams TA, Eley TC. Изменение связи между подростковыми депрессивными симптомами и домашней обстановкой: результаты лонгитюдного, генетически информативного исследования. J Детская психологическая психиатрия. 2017;58(7):787–97.

  • 55.

    Hardaway CR, Wilson MN, Shaw DS, Dishion TJ. Функционирование семьи и экстернализирующее поведение детей из малообеспеченных семей: саморегуляция как посредник.Младенец ребенка Dev. 2012;21(1):67–84.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 56.

    Human LJ, Dirks MA, DeLongis A, Chen E. Конгруэнтность и неконгруэнтность в восприятии семьи подростками и родителями: использование анализа поверхности реакции для изучения связей с психологической адаптацией подростков. J Молодежь Подросток. 2016;45(10):2022–35.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 57.

    Джаффи С.Р., Ханскомб К.Б., Хаворт С.М., Дэвис О.С., Пломин Р. Хаотические дома и деструктивное поведение детей: продольное исследование близнецов с перекрестной задержкой. Психологические науки. 2012;23(6):643–50.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 58.

    Кан Р.Е., Дитер-Декард К., Кинг-Касас Б., Ким-Спун Дж. Межпоколенческое сходство черствых и бесчувственных черт: вклад враждебного воспитания и домашнего хаоса в подростковом возрасте.Психиатрия рез. 2016; 246:815–20.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 59.

    Kim-Spoon J, Maciejewski D, Lee J, Deater-Deckard K, King-Casas B. Продольные связи между семейным окружением, нейронным когнитивным контролем и социальной компетентностью среди подростков. Dev Cogn Neurosci. 2017;26:69–76.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 60.

    Laurent HK, Neiderhiser JM, Natsuaki MN, Shaw DS, Fisher PA, Reiss D, et al. Развитие системы стресса в возрасте от 4,5 до 6 лет: предикторы семейной среды и последствия корректировки стабильности активности HPA по сравнению с изменениями. Дев Психобиолог. 2014;56(3):340–54.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 61.

    Лемери-Чалфант К., Као К., Суонн Г., Голдсмит Х. Темперамент детства: корреляция пассивных генов и окружающей среды, взаимодействие генов и окружающей среды и скрытая важность семейной среды.Дев психопат. 2013;25(1):51–63.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 62.

    Мидухас Э., Йогаратнам А., Флури Э., Чарман Т. Психопатологические траектории детей с расстройством аутистического спектра: роль семейной бедности и воспитания. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2013;52(10):1057–65.e1.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 63.

    Миллер А.Л., Сонг Дж.Х., Стурза Дж., Луменг Дж.К., Розенблюм К., Качироти Н. и др. Детский кортизол смягчает связь между семейным распорядком и регуляцией эмоций у детей из малообеспеченных семей. Дев Психобиолог. 2017;59(1):99–110.

    КАС пабмед Статья Google Scholar

  • 64.

    Миллс-Кунсе В., Уиллоуби М.Т., Гаррет-Питерс П., Вагнер Н., Вернон-Фиганс Л. Взаимодействие между социально-экономическим статусом, домашним хаосом и воспитанием детей в прогнозировании проблем с поведением ребенка и бессердечно-бесчувственного поведения .Дев психопат. 2016;28(3):757–71.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 65.

    Оливер Б.Р., Пайк А., Пломин Р. Неразделяемое влияние окружающей среды на проблемы поведения, о которых сообщают учителя: монозиготные близнецовые различия в восприятии класса. J Детская психологическая психиатрия. 2008;49(6):646–53.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 66.

    Panico L, Becares L, Webb EA. Изучение динамики домохозяйства: взаимные эффекты характеристик родителей и детей. Стад продольного жизненного цикла. 2014;5(1):42–55.

    Артикул Google Scholar

  • 67.

    Raver C, Blair C, Garrett-Peters P. Бедность, домашний хаос и межродительская агрессия предопределяют способность детей распознавать и модулировать отрицательные эмоции. Дев психопат. 2015;27(3):695–708.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 68.

    Шамама-тус-Сабах С., Гилани Н., Камаль А., Батул С. Хаотические домашние условия и приспособление детей: изучение гендерных различий. Пак J Psychol Res. 2012;27(2):297–313.

    Google Scholar

  • 69.

    Шаперо Б.Г., Стейнберг Л. Эмоциональная реактивность и подверженность бытовому стрессу в детстве предсказывают психологические проблемы в подростковом возрасте. J Молодежь Подросток. 2013;42(10):1573–82.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 70.

    Шеллеби Э.К., Вотруба-Дрзал Э., Шоу Д.С., Дишион Т.Дж., Уилсон М.Н., Гарднер Ф. Доход и поведенческое функционирование детей: последовательный посреднический анализ. Джей Фам Психол. 2014;28(6):936–46.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 71.

    Supplee LH, Unikel EB, Shaw DS. Физические неблагоприятные условия окружающей среды и защитная роль материнского наблюдения в отношении проблем поведения раннего ребенка. J Appl Dev Psychol. 2007;28(2):166–83.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 72.

    Томальски П., Марчук К., Писула Э., Малиновска А., Кава Р., Недзвецка А. Хаотичная домашняя обстановка связана со снижением скорости обработки информации у младенцев при высоких требованиях к задачам. Младенец Поведение Дев. 2017;48: Часть B (стр. 124–133).

  • 73.

    Towe-Goodman NR, Stifter CA, Coccia MA, Cox MJ. Межродительская агрессия, навыки внимания и проблемы с поведением в раннем детстве.Дев психопат. 2011;23(02):563–76.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 74.

    Такер С.Дж., Шарп Э.Х., Ван Ганди К.Т., Ребеллон С.Дж. Бытовой хаос, отношения с родителями и представления подростков о будущем. Джей Фам Стад. 2015; т. 23:1–14.

  • 75.

    Valiente C, Lemery-Chalfant K, Reiser M. Пути к проблемному поведению: хаотичные дома, строгий контроль родителей и детей и воспитание детей. Соц Дев.2007;16(2):249–67.

    Артикул Google Scholar

  • 76.

    Вернон-Фиганс Л., Гаррет-Питерс П., Уиллоуби М. Предикторы поведенческой регуляции в детском саду: домашний хаос, воспитание детей и ранние исполнительные функции. Дев Психология. 2016;52(3):430–41.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 77.

    Вилсент К.Л., Айер С.М., Уилсон М.Н., Шоу Д.С., Дишион Т.Дж.Экология раннего детского риска: канонический корреляционный анализ адаптации детей, семьи и контекста сообщества в выборке высокого риска. J Prim Prev. 2013;34(4):261–77.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 78.

    Ван З., Дитер-Декард К., Петрилл С.А., Томпсон Л.А. Экстернализация проблем, регуляция внимания и домашний хаос: лонгитюдное поведенческое генетическое исследование. Дев психопат. 2012;24(3):755–69.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 79.

    Wilkinson PO, Trzaskowski M, Haworth CM, Eley TC. Роль корреляций и взаимодействий генов и окружающей среды в депрессивных симптомах среднего детского возраста. Дев психопат. 2013;25(1):93–104.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 80.

    Фишер Дж.Х., Браун Дж.Л. Проспективное продольное исследование влияния домашнего и школьного контекста детства на психопатические характеристики в подростковом возрасте.J Молодежь Подросток. 2018;v47:1–19.

  • 81.

    Lauharatanahirun N, Maciejewski D, Holmes C, Deater-Deckard K, Kim-Spoon J, King-Casas B. Нейронные корреляты обработки рисков среди подростков: влияние родительского контроля и домашнего хаоса. Детский Дев. 2018;89(3):784–96.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 82.

    Tucker CJ, Sharp EH, Van Gundy KT, Rebellon C. Домашний хаос, враждебное воспитание и благополучие подростков два года спустя.J Child Fam Stud. 2018; т. 27: 1–8.

  • 83.

    Vrijhof CI, van der Voort A, van IJzendoorn MH, Euser S. Стрессовая семейная среда и контроль поведения детей: мультиметодный тест и повторное исследование с близнецами. Джей Фам Психол. 2018;32(1):49.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 84.

    Asbury K, Wachs TD, Plomin R. Модераторы генетического влияния окружающей среды на вербальные и невербальные способности в раннем детстве.Интеллект. 2005;33(6):643–61.

    Артикул Google Scholar

  • 85.

    Вернон-Фиганс Л., Гаррет-Питерс П., Уиллоуби М., Миллс-Кунсе Р. Хаос, бедность и воспитание: предикторы раннего языкового развития. Ранний ребенок Res Q. 2012; 27 (3): 339–51.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 86.

    Атцаба-Пориа Н., Пайк А. Корреляты дифференцированного отношения родителей: родительские и контекстуальные факторы в среднем детстве.Детский Дев. 2008;79(1):217–32.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 87.

    Барнс Дж., Гардинер Дж., Сатклифф А., Мелхуиш Э. Воспитание дошкольников пожилыми матерями в Соединенном Королевстве. Eur J Dev Psychol. 2014;11(4):397–419.

    Артикул Google Scholar

  • 88.

    Корапчи Ф., Вакс Т.Д. Опосредует ли родительское настроение или эффективность влияние хаоса окружающей среды на родительское поведение? Меррилл-Палмер К.2002;48(2):182–201.

    Артикул Google Scholar

  • 89.

    Дитер-Декард К., Ван З., Чен Н., Белл М.А. Исполнительная функция матери, жесткое воспитание и проблемы с поведением ребенка. J Детская психологическая психиатрия. 2012;53(10):1084–91.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 90.

    Fiese BH, Gundersen C, Koester B, Jones B. Семейный хаос и отсутствие планирования времени приема пищи связаны с отсутствием продовольственной безопасности в семьях с низким доходом.Экон Гум Биол. 2016;21:147–55.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 91.

    Кречмер Т., Пайк А. Качество отношений между братьями и сестрами у детей младшего возраста: дистальные и проксимальные корреляты. J Детская психологическая психиатрия. 2009;50(5):581–9.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 92.

    Мокрова И., О’Брайен М., Калкинс С., Кин С. Родительская симптоматика СДВГ и неэффективное воспитание: связующее звено домашнего хаоса.Родительская научная практика. 2010;10(2):119–35.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 93.

    Нельсон Дж. А., О’Брайен М., Бланксон А. Н., Калкинс С. Д., Кин С. П. Семейный стресс и реакция родителей на негативные эмоции детей: тесты переливов, кроссоверов и компенсаторных гипотез. Джей Фам Психол. 2009;23(5):671–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 94.

    Пайк А., Атцаба-Пориа Н., Кречмер Т. Предикторы воспитания: общесемейные и специфические для ребенка факторы. Родительская научная практика. 2016;16(3):147–63.

    Артикул Google Scholar

  • 95.

    Pinard CA, Calloway EE, Fricke HE, Yaroch AL. Поперечное исследование продовольственной безопасности, депрессии и хаоса в семьях с низким доходом и детьми. J Appl Res Политика информирования детей Риск для детей. 2015;6(2):6.

    Google Scholar

  • 96.

    Спилсбери Дж. К., Патель С. Р., Моррис Н., Эхаяи А., Интилле С. С. Бытовой хаос и поведение членов семьи, нарушающее сон: результаты пилотного исследования афроамериканских подростков раннего возраста. Здоровье сна. 2017;3(2):84–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 97.

    Ван З., Дитер-Декард К., Белл М.А. Хаос в семье смягчает связь между предвзятостью материнской атрибуции и воспитанием детей. Родительская научная практика.2013;13(4):233–52.

    Артикул Google Scholar

  • 98.

    Whitesell CJ, Teti DM, Crosby B, Kim BR. Хаос в семье, социально-демографический риск, совместное воспитание и отношения между родителями и младенцами в течение первого года жизни младенцев. Джей Фам Психол. 2015;29(2):211.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 99.

    Вирт А., Рейнельт Т., Гаврилоу К., Швенк К., Фрайтаг К.М., Раух В.А. Изучение взаимосвязи между детской симптоматикой СДВГ и неадекватным воспитанием: роль домашнего хаоса.Джей Аттен Расстройство. 2017;v23(5):1087054717692881.

  • 100.

    Звара Б.Дж., Миллс-Кунсе В.Р., Гарретт-Питерс П., Вагнер Н.Дж., Вернон-Фиганс Л., Кокс М. и др. Опосредующая роль родителей в ассоциациях между бытовым хаосом и детскими представлениями о семейной дисфункции. Прикрепите Hum Dev. 2014;16(6):633–55.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 101.

    Мартин-Биггерс Дж., Квик В., Чжан М., Джин И., Берд-Бредбеннер К.Отношения семейного конфликта, сплоченности и хаоса в домашней обстановке на поведение матери и ребенка, связанное с едой. Питание матери и ребенка. 2018;14(2):e12540.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 102.

    MacRae LM, Darlington G, Haines J, Ma DW. Изучение взаимосвязи между хаосом в домашней обстановке, уровнем кортизола в сыворотке крови и потреблением жиров с пищей у родителей детей дошкольного возраста. Appl Physiol Nutr Metab.2017;v42(999):1–4.

  • 103.

    Мэдиган С., Уэйд М., Пламондон А., Дженкинс Дж.М. Траектории материнских депрессивных симптомов в период раннего детства и семейная группировка риска. J Аффективное расстройство. 2017; 215:49–55.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 104.

    Томас К.А., Спикер С. Сон, депрессия и усталость в позднем послеродовом периоде. MCN Am J Медсестры для матерей и детей. 2016;41(2):104–9.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 105.

    Whitesell CJ, Crosby B, Anders TF, Teti DM. Домашний хаос и семейный сон в первый год жизни младенцев. Джей Фам Психол. 2018;32(5):622.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 106.

    Блэр С., Берри Д., Миллс-Кунсе Р., Грейнджер Д., Следователи ФЛП. Кумулятивное влияние ранней бедности на кортизол у детей раннего возраста: замедление активности вегетативной нервной системы. Психонейроэндокринология. 2013;38(11):2666–75.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 107.

    Чен Э., Коэн С., Миллер Г.Э. Как низкий социально-экономический статус влияет на двухлетнюю гормональную траекторию у детей. Психологические науки. 2010;21(1):31–7.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 108.

    Lumeng JC, Miller A, Peterson KE, Kaciroti N, Sturza J, Rosenblum K, et al. Суточная картина кортизола, пищевое поведение и избыточный вес у детей дошкольного возраста с низким доходом.Аппетит. 2014;73:65–72.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 109.

    Миллер А.Л., Люменг К.Н., Дельпропосто Дж., Флорек Б., Вендорф К., Люменг Дж.К. Гормоны, связанные с ожирением, у детей дошкольного возраста с низким доходом: последствия для готовности к школе. Разум мозга образования. 2013;7(4):246–55.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 110.

    О’Брайен К.М., Троник Э., Мур К.Л.Связь между кортизолом в волосах и воспринимаемым хроническим стрессом в разнообразной выборке. Стресс Здоровье. 2013;29(4):337–44.

    КАС пабмед Google Scholar

  • 111.

    Шрайер Х.М., Рой Л.Б., Фример Л.Т., Чен Э. Семейный хаос и воспалительные профили подростков: сдерживающая роль социально-экономического статуса. Психозом Мед. 2014;76(6):460–7.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 112.

    Doom JR, Cook SH, Sturza J, Kaciroti N, Gearhardt AN, Vazquez DM и др. Семейные конфликты, хаос и негативные жизненные события предсказывают активность кортизола у детей из малообеспеченных семей. Дев Психобиолог. 2018;60(4):364–79.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 113.

    Appelhans BM, Fitzpatrick SL, Li H, Cail V, Waring ME, Schneider KL, et al. Домашняя среда и детское ожирение в семьях с низким доходом: косвенные эффекты через продолжительность сна и время, проводимое перед экраном.Общественное здравоохранение BMC. 2014;14:1160.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 114.

    Че М., Тейлор Б., Лоуренс Дж., Хили Д., Рейт Д., Грей А. и др. Семейный ХАОС связан с гликемическим контролем у детей и подростков с сахарным диабетом 1 типа. Акта Диабетол. 2016;53(1):49–55.

    КАС пабмед Статья Google Scholar

  • 115.

    Душ С.М., Шмеер К.К., Тейлор М. Хаос как социальная детерминанта здоровья ребенка: взаимные ассоциации? соц. мед. 2013;95:69–76.

    Артикул Google Scholar

  • 116.

    Levin L, Kichler JC, Polfuss M. Взаимосвязь между гемоглобином A1C у молодежи с диабетом 1 типа и хаосом в семейном хозяйстве. Обучение диабету. 2013;39(5):696–704.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 117.

    Kraft SJ, Ambrose N, Chon H, редакторы. Вклад темперамента и окружающей среды в тяжесть заикания у детей: роль принудительного контроля. Нью-Йорк: Семинары по речи и языку: Thieme Medical Publishers; 2014.

  • 118.

    Хативада А., Шоаиби А., Нилон Б., Эмонд Дж., Бенджамин-Нилон С. Беспорядок в семье в младенчестве и вес ребенка в возрасте 12 месяцев. Педиатр Обес. 2018;13:607–13.

  • 119.

    Аста К., Миллер А.Л., Рецлофф Л., Розенблюм К., Качироти Н.А., Люменг Дж.К.Питание при отсутствии чувства голода и прибавка в весе у детей ясельного возраста с низким доходом. Педиатрия. 2016;137(5):1–8.

    Артикул Google Scholar

  • 120.

    Гулдинг А.Н., Люменг Дж.С., Розенблюм К.Л., Чен Ю.П., Качироти Н., Миллер А.Л. Цели кормления матерей, описанные матерями с низким доходом. J Nutr Educ Behav. 2015;47(4):331–7.e1.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 121.

    Бартель К., Уильямсон П., ван Маанен А., Кассофф Дж., Мейер А.М., Оорт Ф. и другие. Защитные факторы и факторы риска, связанные со сном у подростков: данные из Австралии, Канады и Нидерландов. Сон Мед. 2016;26:97–103.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 122.

    Billows M, Gradisar M, Dohnt H, Johnston A, McCappin S, Hudson J. Дезорганизация семьи, гигиена сна и нарушение сна у подростков. J Clin Child Adolesc Psychol.2009;38(5):745–52.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 123.

    Браун Д.Д., Уэтерхолт Т.Н., Бернс Б.М. Навыки внимания и просмотра телевизора у детей из малообеспеченных семей. J Appl Dev Psychol. 2010;31(4):330–8.

    Артикул Google Scholar

  • 124.

    Пеш М.Х., Венц Э.Е., Розенблюм К.Л., Аппульезе Д.П., Миллер А.Л., Люменг Дж.К. «Вы должны остепениться!»: Восприятие матерями физической активности своих маленьких детей.БМС Педиатр. 2015;15:149.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 125.

    Bronfenbrenner U, Morris PA. Биоэкологическая модель развития человека. Справочник по детской психологии; 2006.

    Google Scholar

  • 126.

    Evans GW, Wachs TD. Хаос и его влияние на развитие детей. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2010.

    Google Scholar

  • 127.

    Крэндалл А., Дитер-Декард К., Райли А.В. Способности материнского контроля эмоций и когнитивных функций и воспитание детей: концептуальная основа. Dev Rev. 2015; 36:105–26.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 128.

    Блэр К., Рэйвер К.С. Бедность, стресс и развитие мозга: новые направления профилактики и вмешательства.академик педиатр. 2016;16(3):S30–S6.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 129.

    Shonkoff JP, Garner AS, Siegel BS, Dobbins MI, Earls MF, McGuinn L, et al. Пожизненные последствия невзгод раннего детства и токсического стресса. Педиатрия. 2012;129(1):e232–e46.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • 130.

    Курас Ю.И., Ассаф Н., Тома М.В., Джанферанте Д., Ханлин Л., Чен Х и др.Притупленная дневная активность кортизола у здоровых взрослых с детскими невзгодами. Передний шум нейронов. 2017;11:574.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google Scholar

  • 131.

    Heim C, Newport DJ, Heit S, Graham YP, Wilcox M, Bonsall R, et al. Гипофизарно-адреналовые и вегетативные реакции на стресс у женщин после сексуального и физического насилия в детстве. ДЖАМА. 2000;284(5):592–7.

    КАС пабмед Статья Google Scholar

  • 132.

    Эванс Г.В., Кливер В., Мартин Дж. Роль физической среды в здоровье и благополучии детей. Новые направления в оценке психологии здоровья; 1991. с. 127–57.

    Google Scholar

  • 133.

    Kildare CA, Middlemiss W. Влияние использования мобильных устройств родителями на взаимодействие родителей и детей: обзор литературы. Вычислить Hum Behav. 2017;75:579–93.

    Артикул Google Scholar

  • 134.

    Эмонд Дж.А., Тантум Л.К., Гилберт-Даймонд Д., Ким С.Дж., Лансиган Р.К., Нилон С.Б. Бытовой хаос и использование экранных средств массовой информации среди детей дошкольного возраста: перекрестное исследование. Общественное здравоохранение BMC. 2018;18(1):1210.

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google Scholar

  • 135.

    Fullerton HN Jr. Участие в рабочей силе: 75 лет перемен, 1950-98 и 1998-2025. Monthly Lab Rev. 1999; 122:3.

    Google Scholar

  • 136.

    Baxter J. Участие в уходе за детьми и тенденции занятости матерей в Австралии. Мельбурн: Австралийский институт семейных исследований; 2013.

  • 137.

    Neumark-Sztainer D, Hannan PJ, Story M, Croll J, Perry C. Модели семейного питания: связь с социально-демографическими характеристиками и улучшением рациона питания среди подростков. J Am Diet Assoc. 2003;103(3):317–22.

    ПабМед Статья Google Scholar

  • Отношения между родителями и детьми – ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И СЕМЕЙНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Др.Джонатан Тадж изучает методы воспитания и то, как они влияют на своих детей и находятся под их влиянием. Мое исследование направлено на понимание связей между (а) ценностями и представлениями родителей о воспитании детей, (б) типами повседневной деятельности, в которые вовлечены дети дошкольного возраста со своими типичными социальными партнерами, и (в) тем, как дети учителя и родители рассматривают их с академической, социальной и поведенческой точек зрения, когда они идут в школу. Мы берем интервью у родителей, когда их детям исполняется три года, уделяя особое внимание целям, ценностям и убеждениям родителей в отношении своих детей.В то же время мы наблюдаем условия, в которые родители помещают своих детей, деятельность детей в этих условиях и то, как их типичные социальные партнеры (включая родителей) обращаются с ними. Мы наблюдаем эквивалент одного полного дня в жизни детей (20 часов наблюдения за каждым ребенком, распределенных в течение недели), где бы дети ни находились (с родителями, в детском саду, если они посещают один, с бабушкой и дедушкой, покупки и т.д.).Затем, как только дети пошли в школу, мы собираем дополнительную информацию как от учителей, так и от родителей о том, как у них дела. Самое главное, мы смогли связать восприятие успеваемости детей в школе с видами деятельности, в которых они участвовали несколько лет назад.

    Д-р Стефани Ирби Коард. В дополнение к проведению тщательного фундаментального исследования, которое повышает осведомленность и понимание того, как социально-культурные проблемы влияют на развитие, образование и умственные процессы и результаты для афроамериканской молодежи и семей, д-р.Coard разрабатывает, распространяет и оценивает основанные на фактических данных и учитывающие культурные особенности инструменты оценки и программы вмешательства для афроамериканской молодежи, семей и специалистов, предоставляющих им услуги. Основное внимание в исследовании доктора Коарда уделялось разработке культурно-значимых стратегий, помогающих афроамериканским родителям предотвращать и решать распространенные поведенческие проблемы маленьких детей. Это исследование привело к разработке наблюдательной меры расовой социализации, а также учебной программы для родителей и письменных материалов. Наблюдение за расой между родителями и детьми (PC-RROM) — это наблюдательная мера общения и взаимодействия между родителями и детьми, связанного с расой. Black Parenting Strengths and Strategies   (BPSS ) — это основанная на фактических данных и учитывающая культурные особенности родительская программа, предназначенная для использования афроамериканскими семьями в целях предотвращения и решения распространенных проблем с поведением в детстве. Black Parenting Strengths and Strategies – Child (BPSS-C)  – это программа, основанная на сильных сторонах и культурных особенностях, которая направлена ​​на укрепление культурного, социального и эмоционального здоровья и успехов в учебе афроамериканских детей.Программы BPSS были разработаны для включения наиболее успешных стратегий, используемых специалистами по воспитанию детей и развитию детей, с учетом сильных сторон, уникальных родительских стратегий и процессов, присущих чернокожим семьям (например, расовая социализация).

    Д-р Эстер Лееркес участвует в различных совместных проектах, связанных с отношениями между родителями и детьми.

    • В рамках проекта «Младенец-родитель» и его расширения, которое вскоре будет финансироваться, она изучает эмоциональные и когнитивные процессы, влияющие на материнскую чувствительность, особенно в ответ на стресс младенца.Она заинтересована в выявлении: 1) семейного происхождения чувств и представлений матерей о детских эмоциях, 2) степени, в которой эмоции и познания матерей в ответ на плач предсказывают материнскую чувствительность к дистрессу младенца и к сигналам, не связанным с дистрессом, и 3) степень, в которой чувствительность к дистрессу младенцев предсказывает уникальные вариации в безопасности привязанности маленьких детей, регуляции эмоций и последующей социальной компетентности или поведенческих проблемах. Она также изучает степень, в которой дети по-разному подвержены влиянию определенного родительского поведения в зависимости от их уникальных характеристик темперамента.
    • В проекте «Переходы в школу и академическая готовность» она изучает, в какой степени эмоционально-ориентированные родительские практики (например, реакция на негативные эмоции ребенка, язык эмоций) и когнитивно-ориентированные родительские практики (например, строительные леса, метакогнитивный язык) являются разными конструкциями. с дифференциальным происхождением и уникальными отношениями с социально-эмоциональным и когнитивным развитием детей младшего возраста соответственно.
    • В рамках проекта RIGHT Track Project, лонгитюдного исследования, финансируемого NIMH, она изучает степень, в которой характеристики детей, такие как ранняя реактивность и регуляция, а также определенные типы воспитания, связаны с траекториями проблем поведения детей с течением времени.

    Д-р Флетчер интересуется тем, как стили воспитания и различные методы воспитания формируют отношения в семье и благополучие детей и подростков. Особый интерес для доктора Флетчера представляет то, как родители используют преднамеренные стратегии, направленные на управление отношениями своих детей со сверстниками. Доктор Флетчер использует количественные и качественные методы для рассмотрения того, как проявляются усилия родителей в этой области и их влияние на характер отношений детей со сверстниками.

    Связь между отношениями между родителями и детьми, экстернализацией и интернализацией детей, а также образом жизни в Китае во время эпидемии COVID-19

    Дизайн исследования

    Онлайн-опрос случайно выбранных жителей с детьми в возрасте 3–17 лет в Ухане и Шанхае проводилось с 12 по 17 марта 2020 г. Эти два города были выбраны с учетом различных уровней проблем, связанных с эпидемией COVID-19, для родителей и детей. На рис. 1 показан график развития эпидемии и принятых карантинных мер.За период нашего опроса число случаев COVID-19 достигло около 5000 в Ухане и 350 в Шанхае. Ухань был помещен на карантин 23 января и закончился 8 апреля; 24 января Шанхай активировал меры реагирования на чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения (PHER) самого высокого уровня, которые были отменены 24 марта 2020 года. И Ухань, и Шанхай изолировали подозреваемых пациентов, закрыли школы и развлекательные заведения и приостановили массовые собрания. В то же время Шанхай не приостанавливал внутригородской общественный транспорт (автобус и метро) и не запрещал междугородние поездки по сравнению с мерами блокировки в Ухане 15 .Национальный праздник Весеннего фестиваля начался 24 января, а работа и производство возобновились для родителей 9 февраля и 10 марта 2020 года в Шанхае и Ухане соответственно. Школы вновь открылись для детей с начала мая 2020 года, а онлайн-курсы проводились во время закрытия школ.

    Рисунок 1

    Хронология развития эпидемии COVID-19 и карантинных мер в Ухане и Шанхае. Примечание: PHER: реагирование на чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения.

    Нашей целевой группой были дети в возрасте 3–17 лет, которые вместе со своими родителями проживали в Ухане или Шанхае не менее шести месяцев до проведения опроса.Размер выборки (n = 800 для каждого города) был рассчитан для обеспечения ошибки выборки в 3%, и была проведена пропорциональная квотная выборка, чтобы гарантировать, что респонденты представляли собой популяционную выборку, репрезентативную для распределения детей по возрасту и полу в городах . 16,17 . Респонденты были отобраны с использованием долей детей в разных возрастных группах и по полу с использованием оценок недавней переписи 18 , и выборка опроса продолжалась до тех пор, пока доли детей в возрастных и гендерных квотах не были достигнуты в Ухане и Шанхае.На основе национальной базы данных с зарегистрированными электронными адресами и информацией о домохозяйствах жители с детьми были случайным образом выбраны для получения ссылки на опрос, и в начале опроса было получено информированное согласие. Родителей попросили заполнить анкету, и если у них был ребенок в возрасте десяти лет и старше, ребенка попросили самостоятельно сообщить о своих эмоциональных реакциях и образе жизни до и во время эпидемии COVID-19. Всего приглашение принять участие в опросе приняли 2960 родителей, и 2065 родителей с детьми в возрасте от 3 до 17 лет имели право на участие.Среди них 410 человек либо не заполнили анкету, либо в ней отсутствовали данные, что не позволяло их включить. Таким образом, наша окончательная аналитическая выборка состояла из 816 респондентов в Ухане и 839 респондентов в Шанхае, а эффективная доля ответивших на опрос составила 80,1% (1655/2065).

    Меры

    Отношения между родителями и детьми во время эпидемии COVID-19

    Отношения между родителями и детьми во время эпидемии COVID-19 оценивались по (1) частоте общения родителей и детей об эпидемии COVID-19, которая измеряется по следующим трем частотам, по сообщениям родителей, когда дети активно расспрашивали своих родителей об эпидемии, родители объясняли своим детям об эпидемии и родители выражали негативные чувства или обсуждали эпидемию в присутствии своих детей; (2) изменение отношения родителей к ребенку во время эпидемии по сравнению с обычным; и (3) изменения близости родителей и детей во время эпидемии по сравнению с обычным временем.Частота общения родителей и детей об эпидемии COVID-19 оценивалась по 5-балльной шкале Лайкерта с вариантами ответов от «никогда» до «всегда». Мы дихотомизировали эти переменные из-за небольшого количества ответов для конкретных вариантов ответа для каждой переменной. Было небольшое количество ответов «Никогда» для переменных «Частота детей, активно спрашивающих об эпидемии» и «Частота разъяснений родителем детям об эпидемии», а также небольшое количество ответов «Всегда» для «Частота родителей, выражающих негативное отношение». настроения или обсуждали эпидемию в присутствии своего ребенка».Для анализа варианты ответов «всегда», «обычно» и «иногда» были отнесены к категории «да», а варианты ответов «редко» и «никогда» — к категории «нет». Категория «Да» для этих вариантов означала, что дети активно спрашивали об эпидемии, родители разъясняли детям об эпидемии, а родители выражали негативное отношение или обсуждали эпидемию в присутствии ребенка; категория «нет» означает, что они никогда не инициировали или редко инициировали эти сообщения.

    Симптомы интернализации у детей во время эпидемии COVID-19

    Симптомы интернализации у детей (т.э., эмоциональные проблемы) во время эпидемии COVID-19 измерялись с помощью Шкалы эмоциональных симптомов (ESS), которая входила в Опросник сильных сторон и трудностей (SDQ) 19 . ESS представляет собой краткую шкалу, включающую версию для родителей и версию для детей/подростков с продемонстрированной надежностью и валидностью для использования среди детей/подростков в возрасте от 3 до 17 лет 20 . Для детей в возрасте от 3 до 10 лет родителей попросили сообщить о шкале эмоций детей в настоящем исследовании, в то время как детей/подростков в возрасте 11–17 лет попросили самостоятельно сообщить ответы на вопросы об эмоциональном состоянии. масштаб.ESS состоял из пяти пунктов, каждый из которых оценивался по трехбалльной шкале. Например, «Во время вспышки COVID-19 (до начала школы) ребенок/подросток много беспокоился или часто казался обеспокоенным?». Ответы варьировались от 0 до 2 для каждого пункта в ESS (0 = не верно, 1 = отчасти верно, 2 = определенно верно). В целом баллы по шкале ESS варьировались от 0 до 10 по всем пяти пунктам. Основываясь на предыдущем исследовании, итоговая оценка 5–10 в версии для родителей и 7–10 в версии для детей/подростков указывала на значительный риск клинически значимых эмоциональных проблем у детей 19 .

    Детские экстернализирующие симптомы во время эпидемии COVID-19

    Кроме того, в соответствии с рекомендациями Американской психологической ассоциации, для измерения экстернализирующего симптомы (т.е. поведенческие проблемы), с которыми дети столкнулись во время эпидемии 21 . Дети, ответившие «никогда» на оба вопроса, были отнесены к категории не имеющих поведенческих проблем, а все остальные ответы были отнесены к категории имеющих поведенческие проблемы 21 .

    Образ жизни детей до и во время эпидемии COVID-19

    Двенадцать вопросов использовались для измерения поведения детей в образе жизни до (т. е. во время предыдущих зимних каникул) и во время эпидемии COVID-19 в исследовании, включая ежедневное время использования экрана (часы) в день, 1 пункт), дни в неделю и ежедневное время физической активности от умеренной до высокой (дни в неделю и минуты в день, 2 пункта), часы сна в сутки (1 пункт) и качество сна (2 пункта) до и во время эпидемии.Вопросы о качестве сна основывались на Шкале нарушений сна для детей (т. е. трудности с засыпанием и частота ночных пробуждений) 22 . Например, «Во время вспышки COVID-19 (до начала школы) были ли у ребенка/подростка трудности с засыпанием по ночам?» Варианты ответов: никогда, 1–2 раза в месяц или реже, 1–2 раза в неделю, 3–5 раз в неделю и почти каждый день. Еще один вопрос использовался для оценки частоты выхода на улицу в неделю во время эпидемии.

    В соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения по физической активности, малоподвижному образу жизни и сну для хорошего здоровья 23,24 , дети, которые (1) проводили перед экраном более 2 часов в день, (2) занимались спортом менее три раза в неделю, (3) занимались физической активностью от умеренной до высокой менее 1 часа в день, (4) спали менее 8 часов в сутки, (5) с трудом засыпали и (6) просыпались более двух раз в сутки. ночи были классифицированы как имеющие «нездоровый» образ жизни для анализа (рис.2). Чтобы измерить изменения в образе жизни детей, мы сравнили долю детей, которые вели нездоровый образ жизни во время предыдущих зимних каникул и эпидемии COVID-19.

    Кроме того, детям в возрасте 11–17 лет было предложено самостоятельно сообщать о своем образе жизни, а родителей просили сообщать о своих детях до 11 лет по доверенности. Детали вопросника обследования доступны в Приложении A.

    Социально-демографические характеристики

    Характеристики детей включали пол, возраст и наличие у них симптомов лихорадки во время эпидемии.Характеристики семей включали размер домохозяйства, уровень образования родителей, экономический статус семьи (доход родителей), статус занятости родителей и наличие подтвержденных случаев COVID-19 по соседству.

    Статистический анализ

    Критерии хи-квадрат или точные критерии Фишера (при ожидаемой частоте  < 5) использовались для сравнения различий в отношениях между родителями и детьми, а также интернализирующих и экстернализирующих симптомов у детей, а также изменений образа жизни во время эпидемии между Ухань и Шанхай (таблицы 1, 2 и 3).

    Мы также исследовали потенциальное неравенство в этих переменных, упомянутых выше, в зависимости от социально-экономического статуса родителей. Для сравнения, коэффициенты были получены путем деления пропорций результатов детей для самых низких и самых высоких социально-экономических групп. Отношение 1 указывает на отсутствие неравенства между группами (таблица 3 и приложение B, таблица B1). Самые низкие и самые высокие социально-экономические группы были без степени бакалавра по сравнению со степенью бакалавра или выше, низким или высоким уровнем дохода, а также безработными по сравнению с офисной работой.p-значения были рассчитаны с использованием критерия хи-квадрат или точного критерия Фишера (если ожидаемая частота  < 5). В анализе справедливости изменения образа жизни детей измерялись как доля детей, которые проводили больше времени перед экраном, меньше занимались спортом, меньше времени спали и чаще испытывали трудности со сном или чаще просыпались во время эпидемии более двух раз за ночь, чем в обычное время.

    Многомерные логистические регрессии использовались для оценки связи между показателями отношений между родителями и детьми и интернализацией или экстернализацией детей, а также изменениями их образа жизни во время эпидемии.Мы использовали шесть дихотомических переменных для измерения эмоциональных реакций детей и изменений образа жизни во время эпидемии. Если у детей/подростков были аномальные эмоции или симптомы стресса во время эпидемии COVID-19, они кодировались как «да» (а остальные кодировались как «нет») для двух переменных соответственно: «аномальные эмоции» и «симптомы стресса». . Если во время эпидемии у них было больше экранного времени, меньше физических упражнений, меньше времени на сон или хуже качество сна, чем во время прошлых зимних каникул, они кодировались как «да» (а остальные кодировались как «нет») для остальных четырех переменных соответственно. : «больше экранного времени», «меньше упражнений», «меньше сна» и «хуже качество сна».Всего было выполнено шесть логистических регрессий для шести зависимых переменных, указанных выше, соответственно. Каждая регрессия контролировалась по детским (пол, возраст, симптомы лихорадки или выход на улицу во время эпидемии) и семейным характеристикам (образование, экономическое положение семьи, статус занятости, наличие случаев COVID-19 по соседству) и типу респондента (отец, мать или ребенок/подросток) и место жительства (табл. 4). Сообщаются пропорции, скорректированные отношения шансов (AOR) и 95% доверительные интервалы (CI).Все статистические анализы проводились с использованием Stata 14.0 (Stata Corp LP, College Station, TX).

    Этическое одобрение

    Исследование было одобрено экспертным советом Школы общественного здравоохранения Университета Фудань (IRB № 2020-01-0801-S). Мы получили письменное информированное согласие по крайней мере от одного из родителей или опекунов для всех детей, участвующих в опросе. Все методы применялись в соответствии с соответствующими руководящими принципами и правилами, предложенными институциональным наблюдательным советом Школы общественного здравоохранения Университета Фудань.

    Построение семейных отношений для детей 5-8 лет

    Исследования показывают, что дети, которые чувствуют себя в безопасности рядом с людьми, которые заботятся о них и защищают их, лучше подготовлены к социализации вне дома. Взаимодействия между родителями и детьми являются основой социального развития вашего ребенка, и когда вы сможете объяснить ребенку свои правила и ценности, он с большей вероятностью сможет усвоить поведение. Если вы поговорите со своим ребенком и объясните, почему, например, вы говорите «спасибо», когда кто-то добрый, или почему он не должен бить своих братьев и сестер, когда они не дают ему свои игрушки.Обсуждение обоснования или того, почему вы отреагировали именно так, гораздо сильнее, чем просто указание ребенку, как себя вести.

    Не подрывайте эмоции или способность ребенка принимать решения. Примерно в возрасте пяти лет ваш ребенок начинает больше интересоваться окружающим миром и делать что-то индивидуально, а также совместно в группе. В этом возрасте ваш ребенок должен иметь возможность исследовать. Когда ему не позволяют быть независимым, это может привести к проблемам с самооценкой и неповиновению.Вот почему важно создать дома такую ​​среду, которая позволит вашему ребенку быть самостоятельным и принимать собственные решения. Предоставление вашему ребенку выбора, даже ограниченного, является мощным средством построения отношений. Например, если ваш ребенок говорит вам, что ему не нравится играть с определенным другом или одноклассником, выслушайте причины его решения. Обсудите варианты, которые признают его опасения, но постарайтесь не навредить другому ребенку. Важно позволить ему принимать решения о том, с кем ему комфортно играть.Если вы подтверждаете его способность доверять своим чувствам и мыслям, вы помогаете ему принимать решения об отношениях с раннего возраста. Имейте в виду, что ваш ребенок будет практиковать новое поведение рядом с вами, потому что он чувствует себя наиболее комфортно в своей семье и с большей вероятностью будет пробовать новые вещи и расширять свои границы, когда он дома. Не удивляйтесь этому, так как это признак того, что он чувствует себя в безопасности дома, чтобы выразить себя. Поступая таким образом, он тренируется и изучает, какой будет реакция или следствие этого нового поведения.

    Подавайте хороший пример. Оказавшись в школьной среде, ваш ребенок открывает для себя новые способы поведения, общения и общения. Лучший способ поддержать его социальный рост — подавать пример. Социально компетентные родители служат образцом для подражания, и ваш ребенок учится заводить друзей, сотрудничать и делиться с другими, наблюдая за вашим взаимодействием. По мере того, как ваш ребенок становится частью большого социального мира, важно использовать ваше влияние, чтобы помочь ему стать более социально осведомленной личностью, способной завязывать прочные и эффективные отношения.Говорить с ним о том, как вы относитесь к разным людям в вашей жизни (собственным родителям, соседям, родственникам, коллегам и т. д.), и вместе работать над девизом «отношений», который висит в центре вашего дома. хороший способ напомнить вашему ребенку о ценностях, которые он должен применять в своих отношениях.

    Ресурсы Parent Toolkit были разработаны NBC News Learn с помощью экспертов в данной области, в том числе Мориса Элиаса, директора лаборатории социально-эмоционального развития и развития персонажей Rutgers; Дженнифер Миллер, автор книги «Уверенные родители, уверенные дети»; и Мишель Борба, писатель и педагог-психолог.

    Ingenta Connect Fast Track Статьи

  • Изменение семейной практики в неравном и беспорядочном мире: современное усыновление и контакты в Великобритании
    Авторов: Вуд, Кейт ; Фезерстоун, Брид ; Гупта Анна
    Появилось или доступно в Интернете: 24 января 2022 г.

  • Постоянные обязательства: пожилые пары, живущие раздельно
    Авторов: Гопинатх, Маник; Холланд, Кэролайн; Мир, Шейла
    Появилось или доступно в сети: 24 января 2022 г.

  • Семейная практика, возможность депортации и административное насилие: этнографическое исследование семейной жизни лиц, ищущих убежища, в шведском миграционном контексте
    Авторов: Андреассон, Йеспер ; Герц, Маркус
    Появилось или доступно в сети: 24 декабря 2021 г.

  • Поперечное исследование в школе для понимания мер общественного здравоохранения, необходимых для улучшения эмоционального и психического благополучия молодых опекунов в возрасте от 12 до 14 лет.
    Авторов: Шарп, Ричард А.; Рассел, Натали; Эндрюс, Ребекка ; Карри, Уитни; Уильямс, Эндрю Джеймс
    Появилось или доступно в сети: 17 декабря 2021 г.

  • Систематический обзор семейных и социальных отношений: последствия вербовки и виктимизации торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации
    Авторов: Пучверт, Лидия ; Дуке, Елена ; Меродио, Гиомар ; Мельгар, Патрисия
    Появилось или доступно в сети: 2 декабря 2021 г.

  • Стремление к взаимозависимости, стремление к независимости: качественное исследование воспитания детей в Германии
    Автор: Зибен, Анна
    Появилось или доступно в сети: 2 декабря 2021 г.

  • Быть транснациональным исследователем и матерью во время кризиса COVID-19
    Автор: Тартари, Морена
    Появилось или доступно в сети: 2 декабря 2021 г.

  • Родители, демонстрирующие семейное потребление в Ирландии
    Авторов: Кили, Элизабет ; Джинг, Дебби ; Китчинг, Карл ; Лин, Мэр
    Появилось или доступно в сети: 2 декабря 2021 г.

  • Создание онлайн-пространств для совместных исследований: идеи творческих исследований с участием детей в цифровом формате во время пандемии COVID-19
    Авторов: Ломакс, Хелен; Смит, Кейт; МакЭвой, Джо; Бриквуд, Элеонора; Дженсен, Кэтрин ; Уолш, Белинда
    Появилось или доступно в сети: 22 ноября 2021 г.

  • Как социально-экономические барьеры и барьеры в отношениях влияют на молодых, неблагополучных отцов: качественное исследование, проведенное в Великобритании
    Авторов: Дональд, Луиза; Дэвидсон, Розмари; Мерфи, Сюзанна; Хэдли, Элисон; Путюссери, Шуби; Рандхава, Гурч
    Появилось или доступно в сети: 5 ноября 2021 г.

  • Мотивы и реакции на социальную недооценку одиноких людей в семейном обществе: взгляд Индонезии
    Авторов: Химаван, Карел Карстен ; Бамблинг, Мэтью; Эдирипулиге, Сисира
    Появилось или доступно в сети: 25 октября 2021 г.

  • Сохранение нормы сыновних обязательств среди взрослых чилийцев
    Авторов: Фернандес, М.Беатрис; Эррера, М. Соледад
    Появилось или доступно в сети: 25 октября 2021 г.

  • «Важно, чтобы мои дети видели, как мы все проводим время вместе, и что мы действительно проводим время вместе»: матери и отцы тихоокеанских островов демонстрируют семейные связи после разлуки
    Авторов: Кейл, Моэта; Элизабет, Вивьен
    Появилось или доступно в сети: 18 октября 2021 г.

  • Лучше среднего? Представления о родительской компетентности и социально-экономическое положение
    Авторов: Барг, Кэтрин ; Бейкер, Уильям
    Появилось или доступно в сети: 18 октября 2021 г.

  • Две семьи, много историй и ценность автобиографии
    Авторов: Финч, дама Джанет ; Морган, Дэвид Х.Дж.
    Появилось или доступно в сети: 18 октября 2021 г.

  • Соседи, соседство и знакомство: в диалоге с Дэвидом Морганом
    Авторов: Май, Ванесса; Холмс, Хелен; Холл, Сара Мари
    Появилось или доступно в сети: 18 октября 2021 г.

  • От «риска» к «риску»: путь молодых женщин к материнству, переживающих невзгоды
    Авторов: Блэксленд, Меган; Скаттебол, Дженнифер; Гамильтон, Майра; ван Торн, Джорджия; Томсон, Кэтрин; Валентина, Кайли
    Появилось или доступно в сети: 11 октября 2021 г.

  • Вовлечение отцов в семейные социальные службы в Израиле: в тени противоречивой политики
    Авторов: Halpern, Аяна ; Перес-Вайсвидовский, Надав ; Мизрахи, Рели
    Появилось или доступно в сети: 23 сентября 2021 г.

  • Родство с семьей: вызов для принятия решений в сфере защиты детей
    Авторов: Энроос, Рози; Пёсё, Тарья
    Появилось или доступно в сети: 20 сентября 2021 г.

  • Забота через экран: забота о близких в условиях самоизоляции
    Автор: Беншекрун, Рэйчел
    Появилось или доступно в сети: 20 сентября 2021 г.

  • Позиционирование ДОУ с гибким расписанием в сети ухода за детьми родителями, работающими ненормированный рабочий день
    Авторов: Пелтопера, Кайсу; Вехкакоски, Таня; Турья, Лина; Лааксо, Марья-Лина
    Появилось или доступно в сети: 14 июля 2021 г.

  • Работа имеет значение: обсуждение права брать отпуск по уходу за ребенком среди корейских отцов, работающих в Швеции
    Автор: Ким, Ён Джин
    Появилось или доступно в сети: 8 июня 2021 г.

  • Межпоколенческая передача экологических бытовых практик среди южнокорейских семей: преемственность и изменение
    Авторов: Гринспен, Италия ; Кац-Герро, Талли ; Хэнди, Фемида ; Парк, Шарон
    Появилось или доступно в сети: 7 мая 2021 г.

  • Структура семьи и когнитивное развитие детей
    Авторов: Ли, Кристен Шульц ; Артис, Джули Э.; Юань, Яци ; Чжао, Сибо
    Появилось или доступно в сети: 20 апреля 2021 г.

  • Быть хорошим цифровым родителем: представление родителей, молодежи и отношений между родителями и молодежью в советах экспертов
    Автор: Уолл, Гленда
    Появилось или доступно в сети: 5 апреля 2021 г.

  • Сопровождение маленького ребенка: траектории воспитательной работы родителей в Сингапуре
    Авторов: Йоранссон, Кристина
    Появилось или доступно в сети: 9 февраля 2021 г.

  • Оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком и участие отцов: выявление гендерных убеждений отцов и представлений об отцовстве
    Авторов: Штрекенбах, Луиза А.; Кастильони, Лаура ; Шобер, Пиа С.
    Появилось или доступно в сети: 21 января 2021 г.

  • Романтика, товарищеские отношения и мужественность в установлении отношений между мексиканскими мужчинами-мормонами
    Автор: Сайлес, Али
    Появилось или доступно в сети: 19 января 2021 г.

  • (Нет) прибегать к обеду: передовой взгляд на бесплатное школьное питание и иммиграционный контроль во время пандемии COVID-19
    Автор: Диксон, Ева
    Появилось или доступно в сети: 19 января 2021 г.

  • «Эээ, не лучшее время»: методологические и этические проблемы исследования семейной жизни в условиях пандемии
    Авторов: Faircloth, Шарлотта; Твэмли, Кэтрин; Икбал, Хумера
    Появилось или доступно в сети: 6 января 2021 г.

  • Демонстрация интимной дружбы: китайские дети практикуют дружбу в школе
    Автор: Чжу, Ян
    Появилось или доступно в Интернете: 30 ноября 2020 г.

  • Гендерное восприятие трудоголизма и гендерный разрыв во времени воспитания детей
    Авторов: Бьюкенен, Том ; Макфарлейн, Адиан ; Дас, Анупам
    Появилось или доступно в сети: 29 октября 2020 г.

  • Учеба, работа и домашняя жизнь: женщины работают в три смены во время глобального кризиса в области здравоохранения
    Автор: Джойко, Сара
    Появилось или доступно в Интернете: 25 сентября 2020 г.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>