МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Превышение необходимой обороны: Превышение пределов необходимой обороны Текст научной статьи по специальности «Право»

Необходимая оборона — оправдание убийства? — PRAVO.UA

На днях был вынесен громкий оправдательный приговор в отношении «судьи Майдана» Оксаны Царевич. Случай показателен статистически. Так, анализ соотношения обвинительных и оправдательных приговоров в 2014—2018 годах показал, что количество оправдательных приговоров составляет менее 1 % — в год их выносят от 600 до 900. При этом стабильно растет количество оправдательных приговоров по преступлениям в сфере служебной и профессиональной публичной деятельности: 7,67 % оправдательных приговоров в 2018 году в разы превышает число таких приговоров по другим делам. И хотя именно в 2018 году за эти преступления количество оправданных превысило количество осужденных, оправдательные приговоры в делах по другим преступлениям все еще редкость.

Оправдательный приговор

Согласно статье 373 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины суд выносит оправдательный приговор, если не доказано, что совершено преступление, в котором обвиняется подсудимый; правонарушение совершено обвиняемым; в деянии обвиняемого есть состав преступления.

Кроме того, оправдательный приговор выносится, если уголовное производство подлежит закрытию из-за отсутствия события преступления или отсутствия состава уголовного правонарушения.

Таким образом, оправдательный приговор может быть вынесен, если обвиняемому инкриминируется не та статья Уголовного кодекса (УК) Украины. Например, деяние квалифицировано как умышленное убийство или нанесение тяжких телесных повреждений, а суд установит, что имело место превышение пределов необходимой обороны. Но как показывает практика, даже при заявлениях обвиняемых о совершении преступления из-за превышения пределов необходимой обороны суды поддерживают квалификацию по статьям 115 и 121 УК Украины, а аргументы стороны защиты отклоняются как не подтвержденные материалами дела.

Необходимая оборона

Статья 27 Конституции Украины гарантирует каждому неотъемлемое право на жизнь, а также право защищаться от противоправных посягательств. Эта гарантия развита и закреплена в статье 36 УК Украины, которая исключает ответственность за вред, причиненный в ходе защиты от общественно опасного посягательства.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны установлена только в случаях, предусмотренных в статьях 118 и 124 УК Украины. Исправительные работы до двух лет, ограничение (до трех лет) или лишение (до двух лет) свободы грозят за умышленное убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, а также при превышении мер, необходимых для задержания преступника. Лишение свободы на срок до двух лет грозит тому, кто, превысив меры необходимой обороны, умышленно причинил тяжкие телесные повреждения нападавшему.

Вместе с тем не является превышением пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности применение оружия, других предметов для защиты от вооруженного нападения, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему.

Кроме того, уголовная ответственность не наступает, если из-за сильного душевного волнения, вызванного посягательством на его жизнь или здоровье, человек не смог оценить соответствие причиненного им вреда опасности или обстановке защиты.

Провокация нападения

Достаточно общая формулировка уголовной статьи возлагает на суд особую миссию — оценивать доказанность состояния необходимой обороны или его отсутствия в делах о лишении жизни. Имело ли место посягательство и были ли действия подсудимого обусловлены защитой от такого посягательства, устанавливает суд, исследуя всю совокупность доказательств.

Судя по обвинительным приговорам, оставленным в силе, обвиняемые как в убийстве по статье 115 УК Украины, так и в нанесении умышленных тяжких телесных повреждениях по статье 121 УК часто ссылаются на необходимую оборону. Суды, повторно исследуя обстоятельства, необходимую оборону не признают, в том числе и ввиду свидетельских показаний о том, что потерпевший не нападал на подсудимого. При этом, даже если драка и была, суд устанавливает, кто спровоцировал конфликт.

К такому выводу пришел Кассационный уголовный суд (КУС) в составе Верховного Суда (ВС) под председательством Аркадия Бущенко при рассмотрении дела № 748/1226/18.

Постановлением от 12 мая 2020 года оставлен в силе обвинительный приговор об умышленном убийстве, несмотря на заверения осужденного о совершении преступления в состоянии необходимой обороны. Суд разъяснил, что лицо, причинившее вред, не может ссылаться на состояние необходимой обороны, если само насилие было спровоцировано им же самим, было предсказуемым следствием его же поведения. То есть спровоцированное насилие — драку, в которой участники применяют друг к другу силу в определенной степени, — нельзя считать «посягательством» в значении, указанном в статье 36 УК Украины.

Суд не отрицает, что провокатор окажется в ситуации необходимой обороны, если степень спровоцированного насилия очевидно превысит прогнозируемую, например, если в драке один из участников применит или выразит намерение применить насилие высшей степени, оружие или к его насильственным действиям присоединятся другие. Только в этом случае насилие может превратиться в «посягательство», что дает право на необходимую оборону.

Временные рамки необходимой обороны

Ранее другая коллегия судей КУС ВС под председательством Александра Марчука при рассмотрении дела № 699/236/16-к высказалась о своевременности необходимой обороны. Постановлением от 27 февраля 2020 года также оставлен в силе обвинительный приговор по статье о причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Сторона защиты настаивала на том что преступление было совершено с превышением пределов необходимой обороны, но суды, исследовав обстоятельства, решили, что избиение арматурой при отсутствии посягательств и неоказание медицинской помощи говорят об обратном. КУС ВС разъяснил, что, во-первых, необходимая оборона возможна только во время посягательства, а во-вторых, должна быть потребность немедленно предотвратить или прекратить посягательство. То есть право на защиту охраняемых законом интересов путем причинения вреда посягающему существует только в течение времени, когда человек находится в состоянии необходимой обороны.

Если такое положение завершено, право на необходимую оборону прекращается. Если же, несмотря на это, обвиняемый все-таки причиняет вред посягавшему, уголовная ответственность наступает на общих основаниях.

Заявление о необходимой обороне свидетельствует о непризнании вины, что влияет на тяжесть наказания

Не смягчила приговор за умышленное убийство и коллегия судей КУС ВС под председательством Сергея Фомина. В постановлении от 1 апреля 2020 года по делу № 750/11509/18 разъяснено, что неотрицание факта нанесения повреждений не является признанием вины, то есть не снижает тяжесть совершенного преступления. Осужденный убил своих родителей, впоследствии сославшись на то, что совершил это преступление, превысив пределы необходимой обороны, мол, отец ударил его молотком, после чего и получил 13 ударов топором. При этом эксперт соответствующих повреждений у обвиняемого не заметил. Суд напомнил, что необходимая оборона исключается, если человек намерен не остановить противоправное посягательство, а причинить вред потерпевшему.

Выводы

Презумпция невиновности, как и право на самозащиту, закреплены в Конституции Украины. Это означает, что для применения уголовного наказания государство должно доказать совершение преступления. При этом наличие необходимой обороны доказывают именно обвиняемые. Суд не примет к сведению и, как свидетельствует статистика, не вынесет оправдательный приговор, если просто заявить о состоянии необходимой обороны, когда сторона обвинения инкриминирует даже не ее превышение, а убийство. Ключевым остается вопрос квалификации.

Марина ЯСИНСКАЯ

«Юридическая практика»

Пределы допустимой самообороны предложили расширить

Пределы допустимой самообороны пора изменить: это понятие должно касаться защиты не только жизни человека и интересов государства, но также здоровья и имущества граждан. При этом в обществе и судебной практике должен закрепиться подход, основанный на презумпции вынужденного обороняться. Об этом в интервью «Парламентской газете» рассказал член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству

Алексей Александров. Сейчас сенатор работает над законопроектом о расширении допустимых пределов самообороны. 

— Алексей Иванович, какой законодательный пробел устраняет ваш законопроект?

— Для начала нужно сказать, что отношение к институту необходимой обороны и к уголовной ответственности за её превышение давно обсуждается в теории и по-разному применяется на практике. Вопрос очень интересный. Даже первая научная работа великого русского юриста Анатолия Кони была посвящена проблемам уголовно-правовой характеристики института необходимой обороны. Сегодня общественность очень часто обсуждает эту тему, особенно когда появляются резонансные дела.

За последние годы в Государственную Думу было внесено несколько законопроектов: и депутатами
Алексеем Журавлёвым
, Игорем Лебедевым, Ярославом Ниловым, а также экс-сенатором Антоном Беляковым. Они все хотели изменить статьи Уголовного кодекса, которые касаются вопросов необходимой обороны и её превышения. По разным причинам их инициативы поддержки не нашли. С моей точки зрения, тема является важной, её нужно обсуждать в общественных организациях, в СМИ, а самое главное — предложить учёным выработать единую позицию по совершенствованию законодательства и разработке концепции по этому вопросу. 

Я убеждён, что в законе и правоприменительной практике должна быть презумпция правоты того, кто отражает нападение преступника. Особенно, если нападение вооружённое и особенно, если нападение связано с незаконным проникновением в жилище или другое помещение.

Недаром, кстати, в законе и в теории используется военный термин «оборона». Оборона часто связана с защитой государства от внешнего врага, а в уголовном праве этот термин используется крайне редко. Его использование настраивает на отношение к вооружённому преступнику, как к врагу. Требовать от солдата, который защищает свою Родину от внешнего агрессора, чтобы он произвёл во врага не 15 выстрелов, а только 10, а лишние пять считать превышением пределов обороны, ни одному здравомыслящему человеку в голову не придёт.

Таким образом, первый вопрос — это разработка концепции необходимой обороны и совершенствование законодательства. Но самое главное — это правоприменительная практика. Чтобы и Верховный суд вернулся к разъяснению своей позиции, которая ориентировала бы на активную правовую поддержку защищающегося от вооружённого преступника.

Мы крайне заинтересованы, чтобы граждане нашей страны не боялись преступников, а могли оказать им серьёзный отпор.

— На какие прецеденты из судебной практики вы опирались при работе над законопроектом?

— В последние годы публиковалось довольно много историй, когда следственные органы возбуждали уголовные дела по факту убийства, не разбираясь, что оно было совершено в пределах необходимой обороны. Классический пример: вооружённые грабители проникли в дом, где живёт семья с маленькими детьми, и хозяин, защищая их, убивает нескольких преступников. В этой, как и многих других ситуациях, обычно нужны долгие годы и большая работа адвокатов, внимание общественности, чтобы в конечном итоге было принято справедливое решение, оценивающее эти действия, как совершённые в пределах необходимой обороны.

Таких фактов много, и это-то и должно быть абсолютно исключено. Мы крайне заинтересованы, чтобы граждане нашей страны не боялись преступников, а могли оказать им серьёзный отпор. В большой степени в этом должно быть заинтересовано Министерство внутренних дел, которое отвечает за предупреждение и раскрытие преступлений.

— В вопросах самообороны Россию часто противопоставляют США, где граждане вправе применить оружие против любых незваных гостей в своём доме. Как вы оцениваете американский опыт?

— Этот тот редкий случай, когда я положительно отношусь к концепции США о правомерности жёстких действий хозяина дома в отношении вооружённых преступников, которые в этот дом проникли. Но иногда и в США эта практика зашкаливает. Совсем недавно был опубликован случай, когда женщина-полицейский, придя к себе домой и увидев там постороннего человека, застрелила его из пистолета. Но потом оказалось, что она ошиблась дверью и зашла в квартиру соседа. То есть она убила его у него дома, полагая, что убивает преступника в своей квартире.

В США часто осуждают людей, в том числе работников полиции, за превышение пределов необходимой обороны, за превышение должностных полномочий при использовании оружия. Поэтому истина — посередине. Концепция должна быть в пользу потерпевшего против вооружённого преступника, но рассматривать дело необходимо тщательно в каждом конкретном случае.

— Эксперты характеризуют российскую практику принципом «не бей, а беги», то есть если у человека была возможность убежать от преступника, но он принял решение дать отпор, то его с большей вероятностью осудят. Что лежит в основе такого подхода?

— К сожалению, наши правоохранительные органы зачастую находятся в плену так называемой статистики, когда им проще возбудить уголовное дело об умышленном убийстве, арестовать обвиняемого и доложить, что они раскрыли тяжкое преступление. А потом начинаются долгие и сложные разбирательства по существу.

Если же мы примем концепцию с презумпцией правоты защитника людей и имущества от вооружённого преступника и этот защитник должен не бежать, а, по возможности оценивая свои силы, сопротивляться преступнику, то тогда этот принцип «не бей, а беги» будет не актуален.

Мы должны использовать абсолютно все возможности, чтобы человек был защищён в момент нападения преступника.

— С темой самообороны тесно связаны вопросы оборота оружия у гражданского населения. Как эта сфера законодательства может развиваться в случае расширения пределов самозащиты?

— По многим причинам я против широкого распространения оружия среди гражданских лиц и его свободного оборота. Но я считаю, что мы должны максимально поддержать всех тех, кто способен дать профессиональный отпор вооружённому преступнику. Это прежде всего офицеры Министерства обороны, ФСБ, МВД, а также офицеры, находящиеся в отставке и запасе. Они умеют профессионально обращаться с оружием, знают законодательство об оружии, знают все правила его хранения, ношения и применения.

Думаю, что в отношении этих лиц мы могли бы разрешить продажу огнестрельного короткоствольного оружия. Но — с разрешения в каждом конкретном случае руководителя территориального органа внутренних дел. Думаю, что могла бы существовать комиссия, запрашиваться характеристики в отношении этих лиц и действовать правила, которые распространяются на приобретение охотничьего оружия. Вопрос бы решался индивидуально и только в отношении офицеров, в том числе в отставке и запасе. Таким образом, мы бы увеличили количество людей, которые могли бы дать профессиональный отпор вооружённым преступникам и задержать их на месте преступления.

Думаю, прежде всего в этом вопросе должны быть заинтересованы органы внутренних дел. Мы должны использовать абсолютно все возможности, чтобы человек был защищён в момент нападения преступника. Чисто теоретический вопрос: «Если бы в момент керченской трагедии в помещении находился вооружённый человек, который мог бы оказать профессиональное сопротивление преступнику, жертв могло бы быть меньше». Нам необходим профессиональный подход к этой теме.

Прокурор разъясняет | Сайт прокуратуры Хабаровского края

Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью (статья 2), каждый имеет право на жизнь (статья 20, часть 1) и вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2).
 
В развитие данных конституционных положений и в соответствии со статьей 71 (пункт «о») Конституции Российской Федерации законодатель установил в Уголовном кодексе Российской Федерации условия правомерности необходимой обороны, относящиеся как к посягательству, так и к защите от него. Согласно статье 37 УК Российской Федерации  не является преступлением причинение вреда только посягающему лицу и только при защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
 
Лицо, причинившее вред посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства, освобождается от уголовной ответственности, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Любые лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения имеют право на самооборону. При этом всякий, кто причиняет вред лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления компетентным органам власти или пресечения возможности совершения им новых преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным, и примененная сила не превышала необходимой при данных обстоятельствах, ст. 38 УК Российской Федерации.
 
С учетом значимости положений статей 37 «Необходимая оборона» и 38 «Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление» УК РФ, а также в целях формирования единообразной судебной практики Пленум Верховного Суда РФ разъяснил некоторые вопросы, возникающие при применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.
 
В частности  состояние необходимой обороны может иметь место в том числе в случаях, когда:
-защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица не был ясен момент его окончания и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;
-общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.
 
Переход оружия или других предметов, использованных в качестве оружия при посягательстве, от посягавшего лица к оборонявшемуся лицу сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, числа посягавших лиц, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения такого посягательства;
уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.   При этом умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по части 1 статьи 114 УК РФ, а не по части 1 ст. 111 УК РФ предусматривающей более суровое наказание.
 
Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства;
при посягательстве нескольких лиц обороняющееся лицо вправе применить к любому из посягающих такие меры защиты, которые определяются характером и опасностью действий всей группы;
сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и иные лица, которым законодательством разрешено применение оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы для исполнения возложенных на них федеральными законами обязанностей, не подлежат уголовной ответственности за причиненный вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, уставов, положений и иных нормативных правовых актов, предусматривающих основания и порядок применения оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы.
 

 

Превышение пределов самообороны: ст.114 УК РФ

Ст. 114 (Превышение пределов самообороны)

Необходимая оборона – это неотъемлемое право любого человека, направленное на защиту себя, законных интересов, ценностей и прочих благ. Необходимая оборона является сдерживающим фактором преступности: вероятность жесткого отпора от потерпевшего порой останавливает злоумышленника даже лучше, чем возможное наказание. Данное право закреплено в ст.45 Конституции РФ, в которой сказано, что каждый человек вправе защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законами способами. УК РФ уточняет это положение в ст.37: в ней закреплено право на причинение вреда физлицу, посягающему на охраняемые законом ценности.

Однако нередко лицо выходит за пределы необходимой обороны. В этом случае к самому потерпевшему может быть применена ст.114 УК РФ, полное название которой звучит следующим образом: «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление». По данным Судебного департамента при ВС РФ, в 2018 году по данной статье к уголовной ответственности было привлечено 505 человек.

Рассмотрим состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.114 УК РФ

  1. Объект: здоровье потерпевшего.
  2. Объективная сторона: причинение вреда здоровью нападающего, совершенное при превышении необходимых пределов самообороны. Критерии определения тяжести вреда изложены в Постановлении Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522: например, таким вредом будет считаться утрата зрения, речи, органа, прерывание беременности и т.д. Для квалификации по данной части должно прослеживаться явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности деяния. Например, если гражданин пытался ограбить потерпевшего, а последний избил его и сделал инвалидом, то налицо превышение пределов необходимой обороны.
  3. Субъект: вменяемое физлицо, достигшее 16-летнего возраста.
  4. Субъективная сторона: умышленная форма вины (прямой или косвенный умысел). Для данного преступления характерен особый мотив: защита от общественно опасного посягательства или его пресечение.

Часть 2 ст.114 УК РФ закрепляет ответственность за причинение средней тяжести и тяжкого вреда здоровью нападавшего при превышении мер, необходимых для задержания лица.

По вопросам применения данной статьи издано Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 года № 19. В частности, в п.13 сказано, что суд, рассматривая дело, возбужденное по ст.114 УК РФ, должен обращать внимание на следующие факторы:

  • объект посягательства;
  • способ, выбранный злоумышленником для достижения преступного результата, вероятные последствия и объективная необходимость причинение вреда здоровью нападавшего;
  • время, место посягательства, наличие фактора внезапности, количество нападавших, наличие оружие;
  • возможность потерпевшего отразить нападение;
  • прочие обстоятельства.

Существуют и иные нюансы применения данной статьи. Например, лицо не привлекается к уголовной ответственности по ст.114 УК РФ, если при причинении вреда потерпевший действовал в рамках разумного. Кроме того, ответственность также не наступает, если из-за фактора внезапности гражданин не успел объективно оценить характер и степень грозящей ему опасности.

«Рассматриваемое деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести. Объясняется это их мотивом (стремление к защите), целью (пресечение деяния), а также тем, что эти преступления во многом носят вынужденный характер и совершаются под влиянием страха».

Наказание по ст.114 УК РФ

Ч.1 ст.114 УК РФ содержит альтернативные санкции:

  • до 1 года исправработ;
  • до 1 года ограничения свободы;
  • до 1 года принудительных работ;
  • до 1 года колонии.

Что касается части 2, то санкции более строгие:

  • до 2 лет исправработ;
  • до 2 лет ограничения свободы;
  • до 2 лет принудительных работ;
  • до 2 лет колонии.

По данным Судебного департамента при ВС РФ, чаще всего органы правосудия назначают по ст.114 УК РФ наказание в виде обязательных работ (151 человек), исправработ (113 человек) и лишения свободы условно (84 человека). Примечательно, что достаточно много уголовных дел завершаются в связи с примирением с потерпевшим: в 2018 году 377 человек были освобождены от уголовной ответственности по данной причине.

Рассмотрим несколько характерных случаев превышения пределов необходимой обороны

Две сестры из Бурятии распивали спиртное у себя дома. Под действием алкоголя одна из них начала высказывать свои претензии сестре, затем стала ее избивать, в том числе стулом. Пытаясь защититься, вторая женщина ранила ножом свою родственницу, причинив ей вред здоровью. Впоследствии женщины помирились, обвиняемая оказала материальную помощь потерпевшей. В итоге суд признал женщину виновной в совершении преступления, предусмотренном ч.1 ст.114 УК РФ, и назначил ей наказание в виде 8 месяцев условно с испытательным сроком в 1,5 года.

И еще одно дело.

Жительница Камчатки, защищая себя и детей от насилия со стороны мужа, нанесла ему ножевое ранение в область груди. Первоначально суд назначил наказание женщине в виде 8 месяцев лишения свободы условно по ч.1 ст.114 УК РФ, однако прокуратура обжаловала этого приговор. Вышестоящая инстанция приняла во внимание положительную характеристику осужденной, небольшую тяжесть преступления и то, что она совершила данное противоправное деяние впервые. В итоге приговор был пересмотрен, и женщине назначили ограничение свободы сроком на 7 месяцев.

Как видим, итоговое наказание сильно зависит от личного восприятия судьей той или иной ситуации. Проблему осложняет то, что институт необходимой обороны имеет массу оценочных понятий, таких, например, как «явность», «посягательство», «соответствие защиты характеру и опасности посягательства» и т.д. Грамотному адвокату под силу выстроить линию защиты таким образом, что у судьи не останется сомнений насчет невиновности гражданина в превышении пределов необходимой самообороны.

Также хорошим результатом может быть вынесение приговора, не связанного с лишением свободы и назначение штрафа вместо наказания. Однако конкретный результат будет зависеть от обстоятельств дела и от уровня профессионализма адвоката, оказывающего правовую помощь.

расскажите о нас друзьям:

Жириновский предложил изменить пределы самообороны :: Общество :: РБК

По его словам, из-за нормы о превышении пределов обороны жертвы часто становятся фигурантами уголовных дел, тогда как полноценный отпор при нападении может дать только вооруженный человек

Владимир Жириновский (Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости)

Депутат Госдумы и лидер ЛДПР Владимир Жириновский намерен внести на рассмотрение законопроект, предусматривающий изменения правил самообороны. Об этом он сообщил «Известиям».

По словам Жириновского, в рамках инициативы предлагается внести поправку в ст. 37 УК РФ (необходимая оборона). Согласно проекту, текст статьи следует дополнить пунктом о том, что действия, предпринятые для защиты себя или своей семьи от насилия, угрозы его применения или для защиты имущества, не представляют собой превышение пределов необходимой самообороны. В МВД и Росгвардии на момент публикации заметки в газете не смогли дать комментарий по поводу внесения правок в Уголовный кодекс.

В «Единой России» газете сообщили, что внимательно изучат предложение. В «Справедливой России» допустили, что могут поддержать его, а КПРФ выступила против законопроекта, копирующего, как считает партия, «американские законы».

Лидер ЛДПР заявил, что сейчас люди, защищавшие себя, свою семью или дом, «в итоге сами оказываются за решеткой» из-за действующей нормы. «Если во время защиты был нанесен ущерб больший, чем существовала угроза, то потерпевший сам становится обвиняемым», — заявил Жириновский.

В ЛДПР предложили изменить пределы личной самообороны граждан

Уголовные дела по превышению самообороны хотят передать на рассмотрение присяжным

https://www.znak.com/2014-05-22/ugolovnye_dela_po_prevysheniyu_samooborony_hotyat_peredat_na_rassmotrenie_prisyazhnym

2014.05.22

Уголовные дела жертв преступных посягательств, оказавшихся на скамье подсудимых за превышение пределов необходимой самообороны, собираются передать на рассмотрение присяжным. Это, по задумке инициаторов, должно повысить шансы на оправдательный приговор для таких людей, пишут Известия. Инициаторы поправок в УПК – первый зампред комитета Госдумы РФ по обороне Сергей Жигарев (ЛДПР) и его коллега по комитету, глава партии «Родина» Алексей Журавлев.

Согласно действующему УК, не является преступлением причинение вреда преступнику, противоправные действия которого могут представлять опасность жизни и здоровью подвергающегося нападению гражданина. Однако если угрозы жизни и здоровью нет, то защита от преступного посягательства возможна лишь в «пределах необходимой обороны», то есть без умышленных действий, «явно не соответствующих характеру и опасности посягательства». В противном случае такие действия рассматриваются как превышение необходимой обороны и подпадают под 108 УК РФ («Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны») и 114 УК РФ («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны»). Согласно УПК, такие преступления рассматриваются исключительно судьями, без участия коллегии присяжных.

Однако, как отмечается в пояснительной записке к подготовленным Алексеем Журавлевым и Сергеем Жигаревым поправкам в УПК, такие дела «достаточно сложны при рассмотрении и качественно отличаются от иных составов преступлений, так как обвиняемый зачастую не имеет умысла на совершение противоправных действий или находится в состоянии аффекта». Тем не менее, ежегодно порядка 1 тыс. человек получают реальные сроки заключения за превышение самообороны. «Сейчас предоставляется больше возможности оправдаться тем, кто нападает, а не тем, кто защищается. Поэтому такие случаи нужно выносить на суд общественности, чтобы она сказала, правильно это или неправильно. Тогда у нас будет хотя бы статистика, понимание позиции общества. Сейчас же они рассматриваются фактически в закрытом режиме профессиональными судьями», — указывает Алексей Журавлев.

«Много таких случаев, когда с точки зрения гражданского общества принимаются спорные решения. А суд присяжных предоставляет возможность самим представителям общества принять участие в таких делах, — уточняет Сергей Жигарев. — У нас всё больше на руках травматического оружия, и люди применяют его для своей защиты при нападении злоумышленников. А потом получают тюремные сроки, такие же, как пьяные водители, сбившие людей на переходе. Судьи завалены делами, у них есть план-график, отчетность, время рассмотрения каждого дела. А здесь необходим более тщательный подход».

Он привел в пример дело студентки Александры Лотковой, которая в мае 2012 года ранила из травматического пистолета двух молодых людей в метро. Несмотря на то что она, по ее словам, действовала в целях самообороны, суд назначил ей три года колонии общего режима.

Член комиссии Общественной палаты по безопасности граждан и взаимодействию с правоохранительными органами Георгий Федоров солидарен с парламентариями. «Я согласен, что дела, которые касаются самообороны, рассматриваются с правовой точки зрения не всегда адекватно. Люди защищаются от нападения, а их приговаривают к многолетним срокам заключения. Введение судов присяжных будет дополнительной гарантией того, что суды будут не только букву закона, но и его дух соблюдать. И будут более справедливые приговоры», — уверен общественник.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Южный федеральный университет | Пресс-центр: В комитете донского Заксобрания обсудили превышение пределов необходимой обороны


Превышение пределов необходимой обороны стало главным вопросом, вынесенным на повестку дня расширенного заседания парламентского комитета по законодательству, госстроительству и правопорядку. Автором законодательного предложения по внесению изменений в УК РФ в части уточнения понятия превышения пределов необходимой обороны выступил депутат Заксобрания Ростовской области, генеральный директор ООО «Фирма Руслан» Адам Батажев.

«Прошу внести на рассмотрение вопрос о внесении изменений в УК РФ о том, что в случае проникновения посторонних лиц в жилище (квартиру, дом, дачный участок) при нанесении преступникам тяжкого вреда здоровью или смерти, собственник жилища или проживающие в данном жилье люди не несут никакой уголовной ответственности», – гласит текст имеющегося в распоряжении редакции обращения Адама Батажева к председателю донского Заксобрания Александру Ищенко. 

В качестве экспертов на заседание был приглашен один из крупнейших в РФ экспертов по проблеме необходимой обороны, заслуженный юрист России, профессор кафедры уголовного права и криминологии ЮФУ Данил Корецкий, который в своем докладе привел следующую статистику:

«Граждане защищаются от посягательств лишь в 13% случаев, и только в 30% из них им удается отразить удар. В 2015 году в стране было совершено 41,5 тысячи преступлений по статьям УК РФ «убийство», «покушение на убийство», «причинение тяжкого вреда здоровью». При этом всего в 22 случаях применялась норма о необходимой обороне; за 2013 год – в 37 случаях», – подчеркнул Данил Корецкий.

 

По его словам, дела с судебной практикой обстоят неоднозначно. К примеру,  по ч. 1 ст. 108 Уголовного кодекса РФ – убийство при превышении пределов необходимой обороны – в 2012 году рассмотрено 611 дел, в 2013-м – 522, в 2015-м – 340. Интересно, что в 2012 году по ней был осужден 611 человек и шесть оправдано; в 2013-м – 522 осуждены и пять оправданы; в 2015-м – 340 осуждены и четыре оправданы. Таким образом, нормы пределов обороны в законе четко прописаны, но на уровне судебной практики этот закон не работает, резюмировал Данил Корецкий.

 

«Обсуждение показало, что решение проблемы лежит не в пробеле законодательства, а на уровне правоприменительной практики. В ходе дискуссии были высказаны разные предложения, среди которых – необходимость обратить внимание со стороны общественных организаций на работу правоохранительных органов, на проведение разъяснительных мероприятий, в том числе и среди адвокатского сообщества», – прокомментировала заместитель председателя Заксобрания – председатель комитета по законодательству Ирина Рукавишникова.

 

Парламентарий напомнила, что это заседание комитета прошло в рамках очередного этапа проекта «Дни правового просвещения в Ростовской области», который стартовал 8 ноября 2016 года. До 15 декабря запланировано проведение более 350 мероприятий, направленных на повышение правовой культуры и правовой грамотности жителей области.

 

 

Каролина Стрельцова

Краткая ссылка на новость sfedu.ru/news/53134

Чрезмерное применение силы для самообороны или защиты другого лица

В случае утверждения аргументации в пользу самообороны прокурор обязан доказать, вне всяких разумных сомнений, отсутствие самообороны. Если обвиняемый предпринял меры для защиты, но сила, которую он применил, была «чрезмерной», он все равно мог быть признан виновным в предъявленных обвинениях. Однако, если прокурор не может доказать отсутствие самообороны, присяжным дают указание вынести вердикт «невиновен».

Убийство оправдано и, следовательно, не является преступлением, если оно является результатом надлежащего осуществления самообороны.

Чтобы защитить себя с помощью опасного оружия, лицо, использующее это оружие или смертоносную силу, должно иметь разумные опасения относительно серьезных телесных повреждений или смерти и разумное убеждение, что никакие другие средства не будут достаточными для предотвращения такого вреда. Другими словами, надлежащее осуществление самообороны означает, что человек в обстоятельствах обвиняемого будет разумно полагать, что на него вот-вот нападут, и что ему угрожает непосредственная опасность быть убитым или серьезно раненым, и что другого пути не было. чтобы избежать нападения.

Что касается самообороны, то человек не может использовать силу не больше, чем это разумно необходимо при любых обстоятельствах для защиты. Лицо, подвергшееся нападению или собирающееся подвергнуться нападению, может использовать только достаточную силу, чтобы предотвратить возникновение или повторение нападения. Закон штата Массачусетс не разрешает человеку применять силу в целях самообороны до тех пор, пока он не воспользуется всеми надлежащими средствами, чтобы избежать физического боя.

Лицо, которое на законных основаниях занимает дом, не обязано отступать или использовать другие средства избегания боя перед применением разумной силы против незаконного вторгшегося, если это лицо разумно полагает, даже ошибочно полагает, что злоумышленник собирается убить или серьезно повредить ему или другому пассажиру, а также обоснованно полагает, что такая сила необходима для защиты себя или другого пассажира.

Что касается вопроса о разумности убеждений подсудимого и о том, действительно ли подсудимый считал, что ему грозит неминуемая опасность серьезных телесных повреждений или смерти, присяжным разрешается рассматривать обстоятельства, имеющие отношение к вопросу о душевном состоянии подсудимого. ; репутация умершего как агрессивного или сварливого человека; и любые недавние акты насилия.

Если вам предъявлено обвинение в убийстве в Массачусетсе, очень важно немедленно проконсультироваться с опытным адвокатом по уголовным делам, который может объяснить и защитить ваши законные права.

Бостонский адвокат по уголовным делам Лефтерис К. Траваякис доступен круглосуточно и без выходных. Чтобы назначить бесплатную консультацию, свяжитесь с нами онлайн или позвоните ему по телефону 617-325-9500.

5.2 Самозащита | Уголовный кодекс

Цели обучения

  1. Определите самозащиту.
  2. Определите смертельную силу.
  3. Определите четыре элемента, необходимые для самообороны.
  4. Определите два исключения из требования о неспровоцированной атаке.
  5. Дайте определение защите жены, подвергшейся побоям, и объясните ее обоснование требованием о неизбежности.
  6. Проанализируйте, когда уместно применить смертоносную силу в целях самообороны.
  7. Различайте долг отступления и доктрины стойкости.
  8. Определите несовершенную самозащиту.

Как указывалось ранее, самооборона — это защита, основанная на оправдании . Самооборона может быть защитой от нападения, побоев и уголовного убийства, потому что всегда предполагает применение силы. В большинстве штатов самооборона является защитой , установленной законом (Mich.Комп. Законы, 2010). Тем не менее, он может быть изменен или расширен судами в индивидуальном порядке.

В большинстве штатов действуют особые требования, когда обвиняемый использует смертоносную силу в целях самообороны. Смертельная сила определяется как любая сила, потенциально способная убить. Человеку не обязательно умирать, чтобы сила считалась смертельной. Примеры смертоносной силы — это использование ножа, пистолета, транспортного средства или даже голых рук, когда между двумя людьми существует разница в размерах.

Самозащита может действовать как защита совершенная или несовершенная , в зависимости от обстоятельств. Обвиняемые, совершившие преступное убийство в целях самообороны, могут быть оправданы, или обвинение в убийстве может быть уменьшено с первой до второй или третьей степени, или обвинение может быть уменьшено с убийства до непредумышленного убийства. Уголовное убийство подробно обсуждается в главе 9 «Уголовное убийство».

Чтобы успешно заявить о самообороне, ответчик должен доказать четыре элемента.Во-первых, за исключениями, ответчик должен доказать, что он или она столкнулись с неспровоцированной атакой . Во-вторых, ответчик должен доказать, что угроза травмы или смерти была неизбежной . В-третьих, ответчик должен доказать, что примененная для самообороны степень силы была объективно разумной в данных обстоятельствах. В-четвертых, обвиняемый должен доказать, что у него или нее были объективно обоснованные опасения , что он или она могут быть ранены или убиты, если он или она не прибегнет к самообороне.Типовой уголовный кодекс определяет самооборону в § 3.04 (1) как «оправданную, если субъект считает, что такая сила немедленно необходима для цели защиты себя от применения незаконной силы таким другим лицом в данном случае».

Провокация

В целом, если обвиняемый инициирует нападение на другого, ответчик не может требовать самообороны (State v. Williams, 2010). Из этого правила есть два исключения. Обвиняемый может быть первоначальным агрессором и по-прежнему подавать иск о самообороне, если атакованный человек в данных обстоятельствах отвечает с применением чрезмерной силы или если ответчик отводит от нападения, а атакованный человек продолжает действовать.

Исключение чрезмерной силы

В некоторых юрисдикциях физическое лицо не может ответить на нападение ответчика с применением чрезмерной силы в данных обстоятельствах (State v. Belgard, 2010). Например, физическое лицо не может использовать смертоносную силу , когда обвиняемый инициирует атаку с применением несмертельной силы . Если человек действительно прибегает к смертоносной силе с применением силы без смертельного исхода, обвиняемый может использовать разумную силу в целях самообороны.

Пример исключения чрезмерной силы

Пэтти и Пейдж спорят из-за ссуды, которую Пэтти предоставила Пейдж. Пейдж называет Пэтти избалованным парнем, который всегда добивается своего. Пэтти бьет Пейдж по лицу. Пейдж хватает с кухонной стойки разделочный нож и пытается ударить Пэтти. Пэтти отбивает нож и наносит удар Пейдж в грудь, убивая ее. В этом примере Пэтти спровоцировала нападение, ударив Пейдж по лицу. Однако пощечина несмертельная сила . Во многих юрисдикциях Пейдж не может ответить на несмертельную силу смертоносной силой , как ножом. Пейдж применила чрезмерную силу в ответ на пощечину Пэтти, поэтому Пэтти может использовать смертоносную силу, чтобы защитить себя, и при таких обстоятельствах может нести ответственность за уголовное убийство , а не .

Исключение при выводе средств

В некоторых юрисдикциях обвиняемый может быть первоначальным агрессором и по-прежнему использовать силу в целях самообороны, если обвиняемый отказывается от нападения и сообщает об этом выходе атакованному лицу (N.Y. Penal Law, 2010). Если атакованное лицо продолжает применять силу против обвиняемого после ухода обвиняемого, вместо того, чтобы уведомить правоохранительные органы или отступить, ответчик имеет право применить силу в данных обстоятельствах.

Пример вывода

Измените пример исключения чрезмерного усилия в разделе 5 «Пример исключения чрезмерного усилия». Представьте себе, что после того, как Пэтти ударила Пейдж по лицу, Пейдж начала бить Пэтти кулаками. Пэтти удается сбежать и убегать в гараж. Она прижимается к стене гаража. Пейдж гонится за Пэтти в гараж. Пэтти говорит: «Пожалуйста, не трогай меня. Мне жаль, что я дал тебе пощечину. Пейдж пинает Патти в спину. Пэтти поворачивается и каратэ бьет Пейдж по шее, заставляя ее потерять сознание.Во многих юрисдикциях удары по карате Пэтти являются законными с точки зрения теории самообороны, потому что она полностью отозвала от нападения. Таким образом, Пэтти, вероятно, не несет уголовной ответственности за нанесение ударов по шее каратэ. Однако Пэтти могла быть привлечена к уголовной ответственности за нанесение побоев на основании пощечины Пейдж, поскольку этот физический контакт был неспровоцированным и не являлся защитным в данных обстоятельствах.

Диаграмма 5.3 Уголовный кодекс штата Нью-Йорк

Неминуемость

Обвиняемый не может использовать силу в какой-либо степени для самообороны, если только обвиняемый не столкнется с неминуемой атакой (State v.Тейлор, 2010). Неизбежность означает, что атака будет немедленной , а не чем-то, что произойдет в будущем. Если обвиняемому угрожает нападение в будущем, надлежащим ответом является информирование правоохранительных органов, чтобы они могли вывести из строя угрожающего человека путем ареста или судебного преследования. Другая ситуация, в которой отсутствует неизбежность, — это когда атака произошла в районе после . Когда обвиняемый применяет силу для отражения предыдущего нападения, это ответный удар, и заявление о самообороне неуместно.Правовой ответ заключается в том, чтобы проинформировать правоохранительные органы, чтобы они могли вывести злоумышленника из строя путем ареста или судебного преследования.

Некоторые суды штатов расширили требование о неизбежности, включив в него ситуации, когда муж в ситуации домашнего насилия регулярно применяет силу или насилие против обвиняемой, подвергшейся избиению жены, тем самым создавая угрозу неминуемого вреда каждый день (Bechtel v. State, 2010) . Если юрисдикция признает защиту избитой жены, ответчик — избитая жена — может на законных основаниях применить силу против своего жестокого мужа в целях самообороны в ситуациях, когда вред не обязательно является немедленным.

Пример атаки, которая не является неизбежной

Винни говорит Фионе, что если она не заплатит ему 1000 долларов, которые должна ему, он заключит контракт на ее жизнь. Фиона достает заряженный пистолет и стреляет в Винни. В этом случае Фиона не может успешно оспаривать самозащиту. Угроза Винни была угрозой нанесения вреда в будущем, а не , а не неминуемого ущерба. Таким образом, у Фионы было достаточно времени, чтобы связаться с правоохранительными органами, чтобы защитить свою безопасность.

Пример ответной атаки

Дуайт и Абель вступают в кулачный бой.Дуайт сбивает Абеля без сознания. Дуайт наблюдает за Абелем в течение нескольких минут, а затем берет большой камень и разбивает им череп Авеля, убивая его. Дуайт не может требовать самообороны в этой ситуации. Как только Дуайт понял, что Абель без сознания, ему больше не нужно было защищаться от неминуемой атаки. Поведение Дуайта выглядит как возмездие и не является оправданным при данных обстоятельствах.

Пример неминуемой атаки при защите избитой жены

Каждые пару дней Спайк жестоко избивает и травмирует свою жену Веронику.Избиения Спайка стали более жестокими, и Вероника начинает опасаться за свою жизнь. Однажды ночью Вероника стреляет и убивает Спайка, пока он спит. В штатах, которые расширили самооборону, включив в нее защиту избитой жены, Вероника может преуспеть в теории самообороны.

Видео защиты Мэри Винклер

Д-р Алан Дж. Липман Кэтрин Грайер на судебном процессе по делу об убийстве Винклера в результате супружеского насилия

Мэри Винклер утверждала, что защита избитой жены несовершенная защита от убийства ее мужа, пастора (Гей, М., 2011).

Пропорциональность

Ответчик не может требовать самообороны, если степень примененной силы не является объективно разумной в данных обстоятельствах. Это требование в первую очередь сосредоточено на применении смертоносной силы и когда это юридически оправдано. Как правило, смертоносная сила может применяться в целях самообороны, когда разумный человек чувствует угрозу неминуемой смерти , серьезных телесных повреждений и, в некоторых юрисдикциях, серьезных уголовных преступлений (илиRev. Stat. 2010). Серьезные телесные повреждения и тяжкие преступления — это технические термины, которые определены в законе или деле, в зависимости от юрисдикции. Типовой уголовный кодекс гласит, что применение силы со смертельным исходом не может быть оправдано, «если субъект не считает, что такая сила необходима для защиты себя от смерти, серьезных телесных повреждений, похищения или полового акта, вызванного силой или угрозой» (Типовой уголовный кодекс § 3.04 (2)) (б)).

Пример соответствующей смертоносной силы

Николас, злоумышленник, прижимает Ванду к полу ее гаража и начинает насильно снимать с нее одежду.Ванда ощупывает пол рукой и находит отвертку. Она вонзает отвертку в шею Николаса, убивая его. Ванда применила соответствующую силу и может требовать самообороны в большинстве юрисдикций. Разумный человек в ситуации Ванды почувствовал бы, что смертельная сила необходима, чтобы отразить сексуальное насилие Николаса. Нападение Николая — это тяжких преступлений , которые могут привести к серьезным телесным повреждениям или смерти . Таким образом, применение смертоносной силы является юридически оправданным при данных обстоятельствах.

Обязанность отступить

Раннее общее право гласило, что обвиняемый должен был отступить к стене, прежде чем применить смертоносную силу против нападающего. Большинство государств отвергли эту доктрину и вместо этого позволяют обвиняемому отстаивать свою позицию, если обвиняемый не является первоначальным агрессором в конфронтации (State v. Sandoval, 2010). В юрисдикциях, которые все еще следуют доктрине отступления , ответчик должен отступить, если есть объективно обоснованное убеждение, что злоумышленник причинит смерть или серьезное телесное повреждение, и отступление не будет необоснованно увеличивать вероятность смерти или серьезного телесного повреждения ( Инструкции присяжных по уголовным делам, Коннектикут, 2010 г.).Типовой уголовный кодекс определяет обязанность отступления, заявляя, что применение смертоносной силы не является оправданным, если «субъект знает, что он может избежать необходимости применения такой силы с полной безопасностью, отступив» (Типовой уголовный кодекс § 3. 04 (2) (b) (ii)). Установленным исключением из доктрины отступления в юрисдикциях, которые следуют за ней, является защита дома, которая называется доктриной замка . Доктрина замка обсуждается вкратце.

Пример обязанности отступить

Сэнди и Сью спорят в парке.Сью вытаскивает нож из ножен, привязанных к ее ноге, и начинает приближаться к Сэнди. У Сэнди также есть нож в кармане. В состоянии, которое следует доктрине отступления , Сэнди должна попытаться сбежать, если она может сделать это безопасно. В штате, который следует доктрине «стой на своем» , Сэнди может защищаться, используя собственный нож, и требовать законной самообороны. Обратите внимание, что Сэнди не был первым агрессором в этой ситуации. Если бы Сэнди первой вытащила нож, она могла бы использовать нож , а не и требовать самообороны, независимо от того, следует ли государство доктрине стойкости или доктрине долга отступить.

Объективно обоснованный страх травмы или смерти

Ответчик не может требовать самообороны, если разумное лицо в его ситуации не считает, что самооборона необходима для предотвращения травм или смерти. Если ответчик честно, но необоснованно, считает, что самооборона необходима в данных обстоятельствах, заявление о несовершенной самообороне может снизить тяжесть преступления (State v. Faulkner, 2010). Однако подсудимый по-прежнему виновен в преступлении, хотя и менее тяжком.

Пример необоснованного поведения

Джастин, который весит более двухсот фунтов и рост шесть футов, случайно натыкается на Ванду, стройного десятилетнего ребенка. Ванда оборачивается и грозит Джастину кулаком. Джастин в ответ толкает Ванду так сильно, что она врезается в телефонный столб и погибает. Вероятно, Джастин не может претендовать на самооборону при таких обстоятельствах. Разумный человек не поверит, что Ванда собирается серьезно ранить или убить Джастина.Таким образом, в данном случае ответ Джастина не является необходимым и необоснованным.

Пример несовершенной самозащиты

Измените пример неоправданного поведения, приведенный в Разделе 5 «Пример необоснованного поведения». Представьте, что стройная десятилетняя девочка жестоко оскорбляла Джастина, когда он был моложе. После инцидента с жестоким обращением Джастин необоснованно опасается детей женского пола и искренне верит, что они могут причинить ему боль, если их спровоцировать. Если проверяющий факт установит, что Джастин честно, но необоснованно полагал, что Ванда собиралась нанести серьезное телесное повреждение или убить его, любое обвинение в убийстве может быть сведено к непредумышленному убийству по теории несовершенной самообороны .

Основные выводы

  • Самозащита — это защита, основанная на оправдании, которая позволяет обвиняемому использовать физическую силу для защиты себя от травм или смерти.
  • Смертельная сила — это любая сила, способная вызвать смерть. Человек не должен умирать, чтобы сила считалась смертельной.
  • Для самообороны требуются четыре элемента: (1) неспровоцированное нападение, (2) угроза неминуемой травмы или смерти, и (3) объективно разумная степень силы, применяемая в ответ на (4) объективно разумный страх травма или смерть.
  • Два исключения из правила о неспровоцированном нападении — это чрезмерное применение силы отдельным лицом в ответ на первоначальное нападение и отказ обвиняемого от первоначального нападения.
  • Защита пострадавшей жены утверждает, что женщина, ставшая жертвой супружеского насилия, может использовать силу в целях самообороны при определенных обстоятельствах, даже если угроза причинения вреда не является непосредственной. Защита избитой жены оправдана с учетом требования о неизбежности: из-за того, что насилие является настолько постоянным, избитая жена каждый день сталкивается с неминуемой угрозой.
  • Смертельная сила уместна для самообороны, когда нападающий угрожает смертью, серьезными телесными повреждениями и, в некоторых юрисдикциях, серьезным уголовным преступлением.
  • Доктрина обязанности отступить — это норма общего права, требующая от обвиняемого отступить, если это безопасно, вместо того, чтобы использовать смертоносную силу в целях самообороны. Доктрина стойкости — это правило, позволяющее обвиняемому использовать смертоносную силу, если это необходимо для самообороны, а не отступать.
  • Несовершенная самооборона — это защита, доступная, когда обвиняемый искренне, но необоснованно полагает, что сила необходима для защиты от травм или смерти.Несовершенная самооборона снижает тяжесть преступления, но не приводит к оправданию.

Упражнения

Ответьте на следующие вопросы. Проверьте свои ответы, используя клавишу ответа в конце главы.

  1. Жена Скотта Дайан постоянно оскорбляет его. Однажды ночью, когда Дайана спит, Скотт кладет подушку ей на лицо и душит ее. Может ли Скотт защититься от обвинения в уголовном убийстве, потребовав самообороны ? Почему или почему нет?
  2. Читать Rodriguez v.Государство , 212 S.W.3d 819 (2006). В Rodriguez , обвиняемый был признан виновным в убийстве и покушении на убийство. Подсудимый обжаловал свои приговоры на том основании, что присяжные не приняли единогласно , отклонили каждый элемент самообороны. Подтвердил ли Апелляционный суд Техаса обвинительный приговор подсудимому? Кейс доступен по этой ссылке: https://casetext.com/case/rodriguez-v-state-464.
  3. Читать Шулер против Бэббита , 49 F.Supp.2d 1165 (1998). В деле Shuler обвиняемый застрелил медведя гризли, который напал на него, когда он проверял пастбище для овец, чтобы убедиться, что его овцы в безопасности.Овца уже подверглась нескольким нападениям медведя. После этого Служба охраны рыбных ресурсов и диких животных оштрафовала ответчика на основании Закона об исчезающих видах. Подсудимый потребовал самообороны от медведя. Служба охраны рыбных ресурсов и диких животных постановила, что обвиняемый спровоцировал нападение и не может требовать самообороны. Оставил ли штраф в силе Окружного суда США округа Монтана? Кейс доступен по этой ссылке: http://www.gilalivestockgrowers.org/documents/ShulerVsBabbitt.pdf.

Закон и этика: братья Менендес

Были ли они допущены к распоряжению жюри о несовершенной самозащите?

Прочитано: Menendez v. Terhune , 422 F.3d 1012 (2005). Дело доступно по этой ссылке: http://cases.justia.com/us-court-of-appeals/F3/422/1012/569492.

Лайл и Эрик Менендес были осуждены за убийство и заговор с целью убийства своих родителей. Было две серии испытаний. В первом судебном процессе, в котором участвовали два разных присяжных, было выбрано два присяжных.На первом суде братья представили доказательства сексуального насилия со стороны своего отца, и суд дал присяжным указание о несовершенной самообороне . Несовершенная инструкция присяжных по самообороне была основана на честных, но необоснованных страхах братьев , что их отец причинит им боль или убьет их (Menendez v. Terhune, 2010). Второй судебный процесс проходил перед одним присяжным, и по нему был вынесен обвинительный приговор. Во время второго судебного разбирательства некоторые доказательства злоупотреблений были исключены, Лайл Менендес отказался давать показания, и не было без указания присяжных о несовершенной самообороне . После вынесения приговора братья подали прошение о выдаче судебного приказа хабеас корпус на основании нескольких утверждений, включая исключение доказательств злоупотребления и отказ присяжных проинструктировать о несовершенной самообороне (Menendez v. Terhune, 2010). Апелляционный суд США девятого округа подтвердил отказ окружного суда в удовлетворении ходатайства на том основании, что не было достаточных доказательств в поддержку инструкции присяжных о несовершенной самообороне и отсутствия оснований для подтверждения допустимости доказательств злоупотреблений.Суд постановил, что доказательства подтвердили отсутствие непосредственной угрозы серьезных телесных повреждений или смерти, когда братья убили своих родителей.

Обстоятельства дела неуместны. Доказательства включали сексуальное насилие над обоими мальчиками со стороны их отца, тайно записанные на пленку сеансы психотерапии, веселье, сфабрикованные истории о мафиозных убийствах и предполагаемое вмешательство братьев после убийства родителей.

  1. Считаете ли вы, что дело Менендеса должно рассматриваться как дело «синдрома избитого ребенка», смягчая требование о неизбежности и позволяя присяжным дать указание о несовершенной самообороне ?

Проверьте свой ответ, используя клавишу ответа в конце главы.

Видео братьев Менендес

Новости Лайла и Эрика Менендесов

В этом видео представлена ​​новость об осуждении братьев Менендес:

Список литературы

Bechtel v. State , 840 P.2d 1 (1992), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://scholar.google.com/scholar_case?case=14171263417876785206&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

Инструкции по уголовному суду Коннектикута, № 2.8-3, по состоянию на 13 ноября 2010 г., http: // www.jud.ct.gov/ji/criminal/part2/2.8-3.htm.

Гей, М., «Высказывается оскорбленная жена, убившая мужа проповедника», веб-сайт Huffingtonpost.com, по состоянию на 25 августа 2011 г., http://www. aolnews.com/2010/11/05/abused-wife-who- убит-проповедник-муж-молчит.

Menendez v. Terhune , 422 F.3d 1012, 1024 (2005), по состоянию на 19 ноября 2010 г., http://cases.justia.com/us-court-of-appeals/F3/422/1012/569492 .

Mich. Comp. Laws § 780.972, по состоянию на 13 ноября 2010 г., http: // www.legalature.mi.gov/(S(3li5rs55kkzn2pfegtskdunn))/mileg.aspx?page=getObject&objectName=mcl-780-972&highlight=self-defense.

N.Y. Penal Law § 35.15 (1) (b), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://law.onecle.com/new-york/penal/PEN035.15_35.15.html.

Или. Rev. Stat. § 161.219, по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://www.leg.state.or.us/ors/161.html.

State v. Belgard , 410 So.2d 720 (1982), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://www.leagle.com/xmlResult.aspx?xmldoc=19821130410So2d720_1997.xml & docbase = CSLWAR1-1950-1985.

State v. Faulkner , 483 A.2d 759 (1984), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://scholar. google.com/scholar_case?case=17158253875987176431&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

State v. Sandoval , 130 P.3d 808 (2006), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://www.publications.ojd.state.or.us/S53457.htm.

State v. Taylor , 858 P.2d 1358 (1993), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http: // scholar.google.com/scholar_case?case=1539441759711884447&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

State v. Williams , 644 P.2d 889 (1982), по состоянию на 13 ноября 2010 г., http://scholar.google.com/scholar_case?case=18157916201475630105&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

5.3 Другие средства защиты с применением силы — Уголовный кодекс

Цели обучения

  1. Выявить элементы, необходимые для защиты других.
  2. Дайте определение недвижимому и движимому имуществу.
  3. Объясните соответствующие обстоятельства и степень силы, которую ответчик может использовать при защите собственности.
  4. Определить элементы, необходимые для защиты от катапультирования нарушителя.
  5. Отличить защиту собственности от защиты жилья.
  6. Выясните три элемента, необходимые для использования смертоносной силы для защиты жилья в соответствии с современными законами о замках.
  7. Назовите три общие черты современных замковых законов.
  8. Установить конституционные параметры применения силы правоохранительными органами для ареста или задержания подозреваемых в совершении преступлений.

Помимо самообороны, ответчик может на законных основаниях использовать силу для защиты другого человека , недвижимого или личного имущества и жилья . Кроме того, сотрудники правоохранительных органов могут применять силу для ареста или задержания лиц, которые, по всей видимости, совершают преступления. В этом разделе будут рассмотрены элементы нескольких средств защиты с применением силы. Имейте в виду, что эти средства защиты могут быть законодательными, общеправовыми, совершенными или несовершенными, в зависимости от фактов и юрисдикции.

Защита других

Согласно раннему общему праву, ответчик мог использовать силу для защиты другого только тогда, когда ответчик и защищаемое лицо имели особые отношения , такие как семейные связи. В настоящее время большинство юрисдикций отвергают это ограничение общего права на защиту других и позволяют обвиняемому защищать кого угодно в той же степени, в какой он или она могут использовать самооборону (People v. Kurr, 2010). Таким образом, в большинстве юрисдикций защита других требует тех же элементов, что и самооборона: защищаемое лицо должно столкнуться с неспровоцированным неминуемым нападением, а обвиняемый должен использовать разумную степень силы с разумным убеждением, что сила необходима для отразить атаку.

Иногда обвиняемый использует силу для защиты другого лица, не имеющего законного права применять силу в целях самообороны. Согласно общему праву, ответчик не может применять силу на законных основаниях, если защищаемое лицо не может на законных основаниях применять силу в целях самообороны. Однако в большинстве штатов теперь разрешается обвиняемому использовать силу для защиты другого человека, если обоснованно кажется , что применение силы оправдано в данных обстоятельствах (Commonwealth v. Miranda, 2010). Типовой уголовный кодекс допускает защиту другого лица, когда «при обстоятельствах, которыми, по мнению действующего лица, они являются, лицо, которого он пытается защитить, будет оправдано в применении такой защитной силы» (Типовой уголовный кодекс § 3.05 (1) (б)). Таким образом, если обвиняемый имеет субъективное убеждение , что защищаемое лицо может использовать силу на законных основаниях в целях самообороны, защита других уместна в соответствии с Типовым уголовным кодексом.

Пример защиты других

Алекс и Шейн, честолюбивые сотрудники правоохранительных органов, проводят учебный маневр в сельской местности. Их инструктор Девин наблюдает за ними поблизости. Алекс делает вид, что атакует Шейна. В тот момент, когда Девин собирается продемонстрировать тейкдаун, Тимми, бегающий по округе, бросается вперед и начинает избивать Алекса. Согласно старым нормам общего права Тимми мог быть успешно привлечен к уголовной ответственности за избиение Алекса. Шейн не имел права использовать самозащиту во время тренировочного маневра, так же как и Timmy . В юрисдикциях, которые разрешают защиту других, если есть основания полагать, что самооборона оправдана, Тимми, вероятно, мог бы использовать защиту для нанесения ударов, потому что обоснованно показалось , что Алекс собирался незаконно атаковать Шейна. В юрисдикциях, которые следуют Типовому уголовному кодексу, Тимми, скорее всего, может использовать защиту других в качестве защиты от побоев, потому что очевидно, что Тимми искренне считал, что Шейн имел право использовать самооборону в этой ситуации.

Защита собственности

Все юрисдикции разрешают физическим лицам применять силу для защиты собственности при определенных обстоятельствах. Имущество может быть недвижимым или личным. Недвижимость — это земля и все, что к ней постоянно прикреплено. Это включает в себя дом. Однако защита дома обсуждается в Разделе 5.3.3 «Защита жилища». Личное имущество — это любой движимый объект.

В большинстве штатов обвиняемый может использовать силу только для защиты недвижимого или личного имущества, если у обвиняемого есть объективно разумные основания полагать, что неизбежная угроза повреждения, разрушения или кражи будет иметь место (California Criminal Jury Instructions, 2010) .Типовой Уголовный кодекс предусматривает, что «применение силы к другому лицу или по отношению к нему является оправданным, если субъект считает, что такая сила необходима немедленно: (а) для предотвращения или прекращения незаконного проникновения или другого посягательства на землю или посягательства на или незаконное изъятие материального, движимого имущества »(Типовой уголовный кодекс §3.06 (1) (а)). Таким образом, если обвиняемый субъективно полагает , что сила немедленно необходима для защиты недвижимого или личного имущества, применение силы уместно в соответствии с Типовым уголовным кодексом.

Величина силы, которую ответчик может на законных основаниях использовать для защиты недвижимого или личного имущества, составляет разумных сил в данных обстоятельствах (K.S.A., 2010). Подсудимый также может преследовать кого-то, кто крадет личное имущество, и забрать этот предмет (Conn. Gen. Stat., 2010). Типовой уголовный кодекс предусматривает, что «применение силы в отношении другого лица или по отношению к нему является оправданным, если субъект считает, что такая сила необходима немедленно … для возвращения материального движимого имущества» (Типовой уголовный кодекс §3.06 (1) (б)). В целом Типовой уголовный кодекс и большинство штатов не разрешают применение смертоносной силы для защиты собственности (кроме дома) ни при каких обстоятельствах (Fla. Stat. Ann., 2010).

Пример защиты собственности

Келси видит Кейта, ее сводного брата, приближающегося к ее новенькой машине с ключом в руке. Похоже, Кейт собирается соскрести этим ключом краску с двери машины. Келси пытается удержать Кита, чтобы предотвратить вандализм в машине.Келси, вероятно, применила разумных силы в данных обстоятельствах и может потребовать защиты собственности в качестве защиты от побоев. Если Кит засвидетельствует, что он просто собирался передать Келси ключ, который она оставила в доме, нападение все же может быть оправдано, если проверяющий факт установит, что для Келси было объективно разумным , чтобы поверить, что Кит собирался причинить ей вред. свойство. В юрисдикциях, которые следуют Типовому уголовному кодексу, Келси, вероятно, может использовать защиту собственности в качестве защиты от побоев, потому что очевидно, что Келси считала, что сила была немедленно необходима для защиты ее личного имущества в этой ситуации.Конечно, если Келси вытащит пистолет и выстрелит в Кейта, она не сможет требовать защиты собственности, потому что смертоносная сила никогда не может быть оправдана для защиты недвижимого или личного имущества от вреда.

Изгнание нарушителя

Простой нарушитель — это физическое лицо, которое присутствует на недвижимом имуществе без согласия собственника. Владельцы собственности имеют законное право выслать нарушителей при определенных обстоятельствах.

Большинство штатов разрешают изгнание нарушителя, если нарушителя сначала попросили уйти, и он не выполнил его в разумные сроки (Н.J. Stat., 2010). Степень силы, которая может быть использована для выталкивания нарушителя, составляет разумных усилий в данных обстоятельствах (Кодекс штата Айова, 2010). Смертоносная сила никогда не является разумной для изгнания нарушителя, если нарушитель не угрожает неминуемой смертельной силой против обвиняемого или другого лица (State v. Curley, 2010). Смертоносная сила при этих обстоятельствах оправдывается самообороной или защитой других , , а не изгнанием нарушителя.

Пример изгнания нарушителя

Сэм видит Берта, сидящего на лужайке. Сэм подходит к Берту и просит его «двигаться дальше». Берт смотрит вверх, но не встает. Сэм входит в дом и вызывает правоохранительные органы, но они сообщают Сэму, что возникла местная чрезвычайная ситуация, и они не могут прийти и выбросить Берта в течение как минимум пяти часов. Сэм возвращается на улицу и видит, что Берт растянулся на лужайке. Сэм хватает Берта, поднимает его на ноги и выталкивает с лужайки на тротуар. Сэм, вероятно, сможет использовать выброс нарушителя в качестве защиты от батареи Берта.Сэм попросил Берта-нарушителя уйти, но Берт проигнорировал его. Попытка Сэма полагаться на правоохранительные органы также не увенчалась успехом. Использование Сэмом несмертельной силы представляется объективно разумным. Таким образом, изгнание Сэма нарушителя, скорее всего, уместно в данных обстоятельствах.

Защита жилья

Защита жилища — это защита, которая применяется конкретно к месту жительства ответчика . В раннем общем праве дом человека был таким же священным, как и его личность, и для его защиты можно было применить смертоносную силу. Большинство штатов с тех пор приняли современные законы о замках, которые воплощают эту доктрину общего права. Помимо использования смертоносной силы, защита жилища обычно следует тем же правилам, что и защита собственности, самооборона и защита других. Таким образом, обсуждение защиты жилища сосредоточено в первую очередь на применении смертоносной силы.

Первым штатом, расширившим защиту жилья и включившим применение смертоносной силы, был Колорадо с его законом о самообороне «сделай мой день» (Кол.Rev. Stat. Ann., 2010). В 2005 году во Флориде началась волна изменений в законах о замках, в результате которых большинство штатов пересмотрели свои законы о защите жилья (Fla. Stat. Ann., 2010). Как правило, должны присутствовать три элемента, прежде чем применение смертоносной силы станет уместным для защиты жилья в соответствии с современными законами о замках. Во-первых, злоумышленник должен на самом деле ввести или находиться в процессе проникновения в жилище, принадлежащее ответчику (Fla. Stat. Ann., 2010). Это исключает злоумышленников, которые находятся снаружи или за занавеской, которая является охраняемой зоной вокруг дома.Во-вторых, на момент въезда в резиденцию должно быть человек, занятых человек. Сюда не входят такие устройства, как пружинные пистолеты, которые со смертельной силой защищают незанятые жилища (People v. Ceballos, 2010). В-третьих, ответчик должен иметь объективно разумное убеждение, что злоумышленник намеревается совершить преступление насилия против человека (ов) после проникновения (Or. Rev. Stat., 2010). Типовой уголовный кодекс гласит: «[т] применение смертоносной силы не является оправданным … если только субъект не считает, что … лицо, против которого применяется сила, пытается лишить его жилища … или … пытается совершить … поджог, кражу со взломом. , грабеж или другое преступное воровство … и либо … применил, либо угрожал смертельной силой … или … применение силы, кроме смертоносной силы, подвергло бы действующего лица или другого лица в его присутствии существенной опасности серьезных телесных повреждений »(Типовой Уголовный кодекс § 3 . 06 (3) (г)).

Законы о замках большинства штатов отменяют любую обязанность отступать , находясь внутри дома (Статистическое управление Аляски, 2010). Закон о замках Флориды создает презумпцию того, что у ответчика есть разумные основания опасаться неминуемой опасности смерти или серьезных телесных повреждений, когда злоумышленник совершает незаконное или насильственное проникновение (Fla Stat. Ann., 2010). Это вынуждает обвинение опровергнуть разумных убеждений обвиняемого в смерти или тяжких телесных повреждениях вне разумных сомнений, что чрезвычайно сложно.Дополнительными особенностями многих замковых законов являются гражданский иммунитет и уголовный иммунитет от судебного преследования (720 ILCS, 2010). Иммунитет от судебного преследования означает, что ответчик, который соблюдает требования закона замка, не может быть привлечен к ответственности за нанесенный ущерб или привлечен к ответственности за преступление, основанное на ранении или смерти нарушителя.

Рисунок 5.4 Взломайте код

Пример защиты жилища согласно закону о замках

Нейт, домовладелец с тремя детьми, слышит, как посреди ночи открывается входная дверь.Нейт снимает пистолет с тумбочки и бесшумно спускается по лестнице. Он видит, как Боб на цыпочках идет к спальне своей дочери. Нейт стреляет и убивает Боба. К сожалению, Боб — парень дочери Нейта, который пытался проникнуть в ее спальню на ночную вечеринку. Нейт, вероятно, мог бы заявить о защите жилища в соответствии с современными законами о замках в большинстве юрисдикций. Боб сделал вход в занимаемую резиденцию . Трудно идентифицировать людей в темноте и выяснить их мотивы проникновения в жилище без согласия владельца.Таким образом, для Нейта было объективно разумным , чтобы почувствовать угрозу со стороны присутствия Боба и применить смертоносную силу для защиты своего жилища и его жителей. Если Нейт успешен в своей защите, он также будет иметь иммунитет от гражданского иска о возмещении ущерба, если закон о замке в его юрисдикции предусматривает этот иммунитет.

Измените пример с Нейтом и Бобом, чтобы Боб входил в дом в течение дня, а Нейт идентифицировал его как парня своей дочери. В этих обстоятельствах обвинение могло опровергнуть любую презумпцию того, что действия Нейта были объективно разумными.Разумный человек спросит Боба, почему он входит в дом, прежде чем выстрелить в него и убить. Проверяющий факт может решить, что намерением Нейта было не защитить себя и свою семью, а убить Боба , что было бы заранее продуманным злым умыслом. Если действия Нейта не могут быть оправданы защитой жилища, в этой ситуации он может быть обвинен в убийстве первой степени и признан виновным в его совершении.

Применение силы при задержании и задержании подозреваемых в совершении преступлений

Иногда правоохранительные органы должны использовать силу для проведения ареста или задержания подозреваемого в совершении преступления.Соответствующее применение силы во время ареста или задержания может служить защитой от нападения, побоев, ложного заключения, похищения и уголовного убийства. На раннем этапе общего права правоохранительные органы могли использовать разумную, не смертельную силу, чтобы арестовать человека за проступок, и разумную, даже смертельную силу, чтобы арестовать человека за любого уголовного преступления . Возможность современных правоохранительных органов применять смертоносную силу регулируется Конституцией США.

Верховный суд США разъяснил конституционный стандарт применения смертоносной силы правоохранительными органами в деле Tennessee v.Гарнер , 471 U.S. 1 (1985). В деле Гарнер Суд признал недействительным статут Теннесси, который позволял правоохранительным органам применять силу любой степени для задержания и ареста бегущего преступника. Сотрудник правоохранительных органов в Гарнер признал, что застрелил подозреваемого, разумно полагая, что это был безоружный . Суд постановил, что Четвертая поправка регулирует использование правоохранительными органами смертоносной силы в этой ситуации, поскольку применение смертоносной силы — это захват и . Таким образом, применение смертоносной силы правоохранительными органами должно быть тщательно изучено в соответствии со стандартом конституционной разумности . По мнению Суда, единственные конституционно разумные обстоятельства, при которых правоохранительные органы могут использовать смертоносную силу для ареста или задержания бегущего преступника, — это когда у правоохранительных органов есть вероятные основания полагать, что подозреваемый представляет значительную угрозу смерти или серьезного физического увечья для офицера. или другие.

В настоящее время в большинстве юрисдикций действуют законы, защищающие разумное применение силы правоохранительными органами при аресте или задержании скрывающегося подозреваемого.Согласно закону Garner , эти законы должны ограничивать законное применение смертоносной силы потенциально смертельными ситуациями. Если сотрудник правоохранительных органов превысит допустимую в данных обстоятельствах силу, он может быть привлечен к уголовной ответственности за преступление или предъявлено иск о возмещении гражданского ущерба (или обоих).

Пример разумной силы со стороны правоохранительных органов для ареста

Просмотрите пример в главе 1 «Введение в уголовное право», раздел 1.2.1 «Примеры вопросов уголовного права».В этом примере Линда кладет бюстгальтер в сумочку, не платя за него в дорогом универмаге. Когда она пытается выйти из магазина, срабатывает сигнализация. Линда бежит по улице. Колин, полицейский, случайно проезжает мимо с открытым окном в патрульной машине. Он слышит сигнал тревоги магазина, видит бегущую Линду и начинает стрелять в Линду из машины. Линда получает ранение в ногу и падает в обморок. В этом примере не существует никаких фактов, указывающих на то, что Линда представляет потенциально смертельную угрозу для Колина или других.Тот факт, что Линда бежит по улице и срабатывает сигнализация, не свидетельствует о том, что Линда совершила преступление, требующее применения смертоносной силы для ареста. Таким образом, Колин может использовать только несмертельных сил, чтобы арестовать Линду, например, свои руки, или, возможно, электрошокер или электрошокер, чтобы подчинить ее. Если Линда — , невооружена — , и Колин использует огнестрельное оружие, чтобы подчинить ее, использование смертоносной силы чрезмерно при этих обстоятельствах, и у Колина нет защиты от нападения с применением смертоносного оружия или попытки убийства.

Измените этот пример и представьте, что Колин останавливается и пытается арестовать Линду. Линда достает пистолет из сумочки. Согласно большинству современных законов, Колин не обязан отступать и может использовать смертоносную силу, чтобы арестовать или задержать Линду. Под номером Гарнер разумно полагать, что Линда представляет опасность смерти или серьезных телесных повреждений для Колина или других лиц. Таким образом, Колин может конституционно использовать смертоносную силу , чтобы защитить себя и общественность от вреда в этой ситуации.Обратите внимание, что кража Линды, вероятно, является правонарушением , а не уголовным преступлением . Однако именно демонстрация смертоносной силы Линды для сопротивления аресту вызывает у Колина смертоносную силовую реакцию. В этих обстоятельствах применение Колином смертоносной силы оправдано и может выступать в качестве правовой защиты в уголовном преследовании или гражданском иске о возмещении ущерба.

Рисунок 5.5 Схема средств защиты с применением силы

Основные выводы

  • Защита других имеет те же элементы, что и самооборона: защищаемый человек должен столкнуться с ничем не спровоцированным, неминуемым нападением, а обвиняемый должен использовать разумную степень силы с разумным убеждением, что сила необходима для отражения нападения.
  • Недвижимость — это земля и все, что к ней постоянно прикреплено. Личное имущество — это любой движимый объект.
  • Ответчик может применить силу без смертельного исхода для защиты недвижимого или личного имущества, если у ответчика есть объективно разумные основания полагать, что возникнет неминуемая угроза повреждения, разрушения или кражи.
  • Владельцы собственности могут применить разумную силу без смертельного исхода для изгнания нарушителя, предварительно попросив его покинуть территорию.
  • Для защиты собственности может использоваться только сила, не лишенная смерти; смертоносная сила может быть использована для защиты жилья.
  • Подсудимый может использовать смертоносную силу для защиты жилья в соответствии с современными законами о замках, если злоумышленник входит в занятые помещения, и у обвиняемого есть объективно разумное убеждение, что злоумышленник серьезно ранит или убьет жителей.
  • Современные законы о замках отменяют обязанность отступать, находясь внутри дома, иногда включают презумпцию, что обвиняемый имеет объективно разумное убеждение, что злоумышленник собирается серьезно ранить или убить жителей, и обеспечивает гражданский и уголовный иммунитет от судебного преследования.
  • Применение смертоносной силы правоохранительными органами считается захватом в соответствии с Четвертой поправкой, поэтому правоохранительные органы не могут использовать смертоносную силу для задержания или ареста подозреваемого в совершении уголовного преступления, если нет веских оснований полагать, что подозреваемый нанесет серьезное телесное повреждение или смерть офицеру или другие.

Упражнения

Ответьте на следующие вопросы. Проверьте свои ответы, используя клавишу ответа в конце главы.

  1. Мелани наблюдает, как Бетти оскорбляет Коллин.Бетти — известная хулиганка, которая оскорбляла Мелани в прошлом. Бетти называет Коллин ненормативной лексикой и решительно подталкивает ее. Мелани подходит к Бетти, достает нож из кармана и вонзает нож Бетти в спину. Бетти получает внутренние травмы и позже умирает. Может ли Мелани использовать защиту других как защиту от уголовного убийства? Почему или почему нет?
  2. Читать Содружество против Александра , 531 S.E.2d 567 (2000). В деле Alexander обвиняемый был осужден за размахивание оружием, когда он направил винтовку без патронов на человека, который агрессивно и воинственно возвращал свой автомобиль.Оставил ли обвиняемый в силе Верховный суд Вирджинии? Кейс доступен по этой ссылке: http://caselaw.findlaw.com/va-supreme-court/1454888.html.
  3. Прочтите Даттон против Хейса-Пупко , № 03-06-00438 (2008). В деле Dutton сотрудник правоохранительных органов спросил у жертвы ее имя и дату рождения после того, как она якобы обрызгала своих соседей из шланга. Пострадавшая отказалась отвечать, и сотрудник правоохранительных органов надел на нее наручники и затолкал в свой автомобиль, повредив ее запястье.Пострадавший подал в суд на применение чрезмерной силы при задержании. Постановил ли Апелляционный суд Техаса, что жертва имела право подать в суд на полицейского за применение чрезмерной силы при аресте? Кейс доступен по этой ссылке: http://scholar.google.com/scholar_case?case=17543977294597089197&q= Dutton + v. + Hayes-Pupko & hl = en & as_sdt = 2,5 & as_vis = 1.

Список литературы

Аляска Стат. § 11.81.335 (b), по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://touchngo.com/lglcntr/akstats/Statutes/Title11/Chapter81/Section335.htm.

California Criminal Jury Jury Instructions No. 3476, по состоянию на 15 ноября 2010 г., http://www.justia.com/criminal/docs/calcrim/3400/3476. html.

Colo. Rev. Stat. Анна. § 18-1-704.5, по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://www.co.jefferson.co.us/jeffco/sheriff_uploads/revised_statutes.htm.

Содружество против Миранды , № 08-P-2094 (2010), по состоянию на 14 ноября 2010 г., http://www.socialaw.com/slip.htm?cid=19939&sid=119.

Conn. Gen. Stat. § 53a-21, по состоянию на 15 ноября 2010 г., http: // www.cga.ct.gov/2009/pub/chap951.htm#Sec53a-21.htm.

Fla. Stat. Анна. § 776.031, по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://law.justia.com/florida/codes/2007/TitleXLVI/chapter776/776_031.html.

Iowa Code § 704.4, по состоянию на 15 ноября 2010 г., http://coolice.legis.state.ia.us/cool-ice/default.asp?category=billinfo&service=iowacode&ga=83&input=704#704.4.

К.С.А. § 21-3213, по состоянию на 15 ноября 2010 г., http://kansasstatutes.lesterama.org/Chapter_21/Article_32/21-3213.html.

N.J. Stat. § 2C: 3-6, по состоянию на 15 ноября 2010 г., http://law.onecle.com/new-jersey/2c-the-new-jersey-code-of-criminal-justice/3-6. html.

Или. Rev. Stat. § 161.225, по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://www.leg.state.or.us/ors/161.html.

People v. Ceballos , 526 P.2d 241 (1974), по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://wings.buffalo.edu/law/bclc/web/calceballos.htm.

People v. Kurr , 654 N.W.2d 651 (2002), по состоянию на 14 ноября 2010 г., http: // scholar.google.com/scholar_case?case=14992698629411781257&hl=en&as_sdt=2&as_vis=1&oi=scholarr.

State v. Curley , Docket # 0000011.WA (Wash. App. 2010), по состоянию на 15 ноября 2010 г., http://scholar.google.com/scholar_case?case=116480579483740&q= State + v. + Curley & hl = ru & as_sdt = 2,5 & as_ylo = 2009.

720 ILCS § 5 / 7-2 (b), по состоянию на 16 ноября 2010 г., http://www.ilga.gov/legislation/ilcs/ilcs4.asp?DocName=072000050HArt.+7&ActID=1876&ChapAct=720.

Правовая защита изнутри и защита вне пределов страхования ответственности: незнание разницы

Крейг Морсбергер

Опубликовано в: Коммерческое страхование

Знаете ли вы, есть ли у вас достаточное покрытие ответственности, чтобы защитить вас от как расходов на судебную защиту , так и любых убытков, присужденных истцу? Многие компании не застрахованы должным образом, потому что не знают о различиях между двумя разными видами страхования ответственности.

Судебные издержки могут быстро исчерпать лимит вашего полиса, и вам придется платить из своего кармана по претензиям и урегулированию. Чтобы иметь защиту как от претензий, так и от судебных издержек, при покупке или пересмотре любой из ваших политик ответственности, профессиональных, общих или продуктовых, вы должны определить, включает ли полис покрытие для правовой защиты за пределами или в пределах ответственности.

  • Защита в пределах лимита означает, что все расходы на защиту (гонорары адвокату, судебные издержки, расследование и подача юридических документов) сначала вычитаются из лимита полиса, который сокращает общий лимит долларов, доступных для оплаты денежного ущерба, присужденного постановление.
  • Если защита выходит за пределы покрытия , существуют отдельные ограничения для расходов на юридическую защиту и возмещения убытков, присужденных судом. Таким образом, расходы на защиту, выходящие за рамки установленных ограничений, не нарушают лимиты вашей политики, доступные для оплаты урегулирований в результате судебного процесса.

Это нельзя упускать из виду, потому что, если ваша компания сталкивается с судебным иском, выбранный вами тип покрытия будет иметь решающее значение при определении вашей потенциальной финансовой ответственности.

Чтобы продемонстрировать серьезность проблемы, примите во внимание следующее:

Вердикт присяжных. Исследование показало, что «В любом трудовом деле, поданном в федеральный суд, существует 16% -ная вероятность того, что сумма компенсации (без учета гонораров адвокатов) превысит 1 миллион долларов, и 67% -ная вероятность того, что сумма компенсации превысит 100 000 долларов.По данным Института страховой информации, средняя стоимость защиты от ответственности за качество продукции составляет 876 000 долларов. Эти статистические данные отражают дорогостоящие последствия, если вы не застрахованы должным образом.

Итак, давайте рассмотрим пример профессиональной ответственности, чтобы помочь вам лучше понять разницу между внутренними и внешними пределами покрытия ответственности и важность выбора правильной суммы страхования.

Пример покрытия профессиональной ответственности — Страхование ответственности за практику занятости (EPLI)

Большинству владельцев бизнеса нравится думать о своей компании как о сплоченной группе, многие даже считают своих сотрудников семьей.Это может быть правдой в хорошие времена, но как вы справляетесь с ситуацией, когда что-то идет не так, и сотрудник подает на вас иск?

Страхование ответственности за трудовую деятельность (EPLI) — это страхование профессиональной ответственности, которое обеспечивает работодателю защиту от исков о незаконном увольнении, сексуальных домогательств, дискриминации и других видов исков, связанных с трудоустройством нынешних или потенциальных сотрудников.

Предположим, вы являетесь владельцем Sam’s Sprockets и у вас есть полис EPLI на 1 миллион долларов.Группа сотрудников подала на компанию в суд за сексуальные домогательства, и жюри присудило ей 900 000 долларов. Предположим также, что расходы на юридическую защиту составляют 1 миллион долларов. Если бы у вас было покрытие ответственности в пределах установленных лимитов, весь ваш полис был бы исчерпан, и вы остались бы с обязанностью выплатить 900 000 долларов за ущерб из своего кармана, что может создать значительные трудности для многих компаний. В качестве альтернативы, если защита выходит за рамки ограничений, все расходы будут покрываться вашим полисом.

В пределах ответственности Вне пределов ответственности
Лимит ответственности 1 000 000 долл. США 1 000 000 долл. США
Расходы на защиту (гонорары адвокатов, судебные издержки и т. Д.)) 1 000 000 долл. США 1 000 000 долл. США
Убытки (претензии, присуждение, урегулирование) 900 000 долл. США 900 000 долл. США
Итого затраты 1 900 000 долл. США 1 900 000 долл. США
Обязательство Sam’s Sprockets 900 000 долл. США $ 0

К сожалению, не все компании по страхованию гражданской ответственности предлагают вам выбор в отношении того, находится ли ваша защита в пределах или вне пределов полиса.Однако, если у вас есть возможность, я настоятельно рекомендую добавить ее в существующую политику. Хотя стоимость может быть немного выше, она будет минимальной по сравнению с наличными расходами, если против вашей компании будет предъявлен иск, особенно в случае подачи нескольких претензий в течение одного периода полиса. Если такой вариант недоступен, вы можете рассмотреть более высокие лимиты страхования ответственности.

Если у вас есть какие-либо вопросы о существующих лимитах ответственности вашей организации или вам нужна помощь в приобретении дополнительного покрытия, напишите мне на адрес jellis @ psafin financial. com.

Об авторе
Крейг Морсбергер

Крейг Морсбергер присоединился к PSA в ноябре 2012 года в качестве супервайзера по вопросам профессиональной ответственности. Он специализируется на врачебной халатности и профессиональной ответственности. До прихода в PSA Крейг работал в Medical Mutual старшим страховщиком, а затем менеджером их офиса в Вирджинии. Крейг получил степень бакалавра в колледже Макдэниел со специализацией в области физических упражнений и второстепенным в области делового администрирования.Он также имеет лицензию производителей имущества и несчастных случаев.

Расходы на оборону США слишком высоки, слишком низки или в самый раз?

Есть изрядное количество разногласия по поводу того, тратят ли Соединенные Штаты слишком много или слишком мало на его оборонный бюджет, отчасти из-за людей по обе стороны дебатов, использующих упрощенная статистика, подтверждающая их позицию. Военный бюджет составляет велика по сравнению с бюджетами других стран и других федеральных агентств, но все же все еще скромная, как часть национальной экономики по сравнению с эпохой холодной войны уровни. Чтобы по-настоящему осмыслить траты, мы должны смотреть не только на размер оборонный бюджет и подумайте, на что эти деньги тратятся.

  • Хотя текущий военный бюджет США превышает военные расходы Китая в 3 раза, а России более чем в 10 раз, мы должны смотреть не только на размер оборонного бюджета.

  • Прогнозируемые администрацией Трампа расходы на оборону на 2020 год составляют чуть более 15% всех расходов федерального правительства и около 3.2% ВВП. В течение десятилетий холодной войны расходы на национальную оборону составляли в среднем 5-10% ВВП.

Соединенные Штаты тратят слишком много или слишком мало на оборону? Почему его нынешний военный бюджет, даже без учета расходов на Ирак и Афганистан, превышает средний показатель времен холодной войны в реальном долларовом выражении и превышает бюджеты Китая в 3 раза и России более чем в 10 раз? Но почему уважаемые и серьезные мыслители внешней политики часто утверждают, что в ближайшие годы бюджет должен расти быстрее, чем инфляция? Независимо от того, является ли он чрезмерным, как можно оценивать заявления об оборонном бюджете?

Во-первых, может быть полезно поставить эти вопросы в бюджетном контексте.

  • В 2020 году федеральные расходы США, по прогнозам администрации Трампа, составят около 4,7 триллиона долларов, из которых ожидается, что размер экономики достигнет 22,4 триллиона долларов. Государственные и местные расходы составят еще примерно 3 триллиона долларов валового внутреннего продукта (ВВП). Вместе эти цифры означают, что все государственные расходы в Соединенных Штатах составляют почти 35% ВВП.
  • Запрошенное и спроектированное администрацией Трампа предложение по национальной обороне на 2020 год в размере около 750 миллиардов долларов бюджетных полномочий и 726 миллиардов долларов прогнозируемых расходов — это чуть более 15% от общих расходов федерального правительства, 10% от всех типов U.Государственные расходы С. в сумме составляют около 3,2% ВВП. Этот бюджет национальной обороны США не , а охватывает все основные действия правительства, которые на самом деле влияют на безопасность США. В его состав не входят ни дипломатия, ни иностранная помощь, ни операции Департамента внутренней безопасности, ни Департамент по делам ветеранов. Однако в него входят министерство обороны, разведывательное сообщество и деятельность министерства энергетики, связанная с ядерным оружием.

Далее несколько слов о стратегическом контексте.

Одна из причин защиты бюджет настолько велик, что мы ожидаем, что наши военные смогут многое однажды. Стратегия национальной обороны на 2018 год предусматривает возможность выполнять несколько миссий одновременно: поддерживать сильные средства ядерного сдерживания; защищать Родина от нападения ракет, авиации, террористов и др .; поражение Китай или Россия участвуют в обычных боях и сдерживают при этом Северную Корею; и поддерживать динамику «войны с террором». Это гораздо более амбициозный повестки дня, чем у Соединенных Штатов в течение большей части 30 лет, прошедших после Берлинского Стена пала, когда ее главные стратегические приоритеты были готовы к возможным война на два фронта против Ирака и Северной Кореи.

Итак, теперь мы вернулись к большому вопрос на сколько хватит. Ответы на этот вопрос часто плохо слишком упрощен в американских политических дебатах, часто теми, кто заранее определенная повестка дня: либо показывать оборонный бюджет высоким, либо низким. Много распространенных аргументов сторонников или критиков оборонного бюджета могут быть фактически верными, но они часто могут сильно вводить в заблуждение — и действительно, они часто указывают в противоположных направлениях политики, что делает их плохими проводниками лица, принимающие решения.

Например, многие желающие отстаивая масштабы расходов Пентагона, часто указывают на то, что в последнее время десятилетиями его доля в национальной экономике по историческим меркам невелика. В течение В 1960-е годы расходы на национальную оборону составляли в среднем от 8 до 9% ВВП, включая военные расходы. затраты и затраты на ядерное оружие. В 1970-х он начинался с 8% и снизился до чуть менее 5% ВВП. Во время усиления Рейгана в 1980-х гг. достигла 6% ВВП, а затем несколько снизилась после окончания холодной войны. В 1990-е годы он начался примерно с 5% и снизился примерно до 3%.В течение первого срока Джорджа Буша-младшего, к 2005 году эта цифра достигла 4,0% и не изменилась до 2007 г .; к 2009 году он вырос до 4,5%. годы Обамы, но в первые годы Трампа немного пошли вверх, чтобы чуть более 3% ВВП, снова включая военные расходы и ядерную расходы на оружие (но не расходы Департамента по делам ветеранов более 200 миллиардов долларов). В этом свете текущие уровни кажутся умеренный.

Напротив, те, кто критикует бюджета Пентагона часто отмечают, что он составляет более трети всех глобальные военные расходы, и в три раза больше, чем номер два в мире военная мощь, Китай.Или они отмечают, что оценка национальной безопасности 2020 г. дискреционные расходы в размере более 700 миллиардов долларов превысят холодную войну средние расходы с поправкой на инфляцию составляют около 515 миллиардов долларов в 2020 году. долларов. Или они отмечают, что он значительно превосходит размеры дипломатической и дипломатической службы Америки. счета иностранной помощи или данные внутренней безопасности (каждый примерно 50 миллиардов долларов в год в настоящее время).

Все эти наблюдения одновременно верно и может использоваться для аргументов в пользу увеличения расходов на оборону или меньше.Таким образом, в совокупности они неубедительны. Военный бюджет США составляет и останется большим по сравнению с бюджетами других стран, других федеральных агентств и даже в другие периоды американской истории. Но в то же время это скромна как часть национальной экономики, по крайней мере, по сравнению с эпоха холодной войны. Таким образом, будучи информативными на одном уровне, эти наблюдения мало полезны при разработке вариантов оборонной политики для будущее. Надо смотреть глубже.

Вызов для тех, кто стремится разобраться в оборонном бюджете — это более внимательно изучить, как оборонные доллары тратятся.Только тогда мы сможем решить, является ли бюджет чрезмерным или недостаточным. Задача состоит в том, чтобы определить миссии, которые не нужны, с одной стороны, или с другой — не хватает ресурсов; оружие, которое слишком дорогое или избыточное по сравнению с те, которые могут быть императивными и даже игнорироваться в текущих планах; защита деловая практика, которая может быть неэффективной; и так далее. Это сложный процесс. Так что остерегайтесь простых заявлений об оборонном бюджете. В зависимости от того, кто говорит, один можно представить, что американский кандидат в президенты предлагает что-нибудь от 600 долларов миллиардов в год оборонный бюджет на 2021 год и далее до примерно 800 долларов миллиард.Даже по стандартам Вашингтона и в целом по США эти потенциальные 200 долларов миллиардов несоответствий — это реальные деньги, и это приводит к большой разнице в общий военный потенциал.

Обязан ли избыточный зонтичный страховщик защищать, если основной зонтичный страховщик отказывается защищать? Апелляционный суд Висконсина Пантс — Комментарий области практики — Lexis® Hub

Ближе к вечеру партнер, о котором вы сообщаете, бросает файл вам на стол и сообщает, что клиенту нужен ответ к завтрашнему концу рабочего дня.Клиент — страховая компания, которая выписала зонтичный страховой полис для сети кофеен. В полисе предусматривается, что клиент возмещает застрахованному лицу те убытки, которые превышают пределы основного первичного страхового полиса. В зонтичном полисе конкретно указано, что клиент будет оплачивать любые претензии к застрахованному только после того, как основной страховщик выплатит полную сумму основного страхования. На страхователя был предъявлен иск, и первичный страховщик отклонил просьбу страхователя о защите и возмещении ущерба на том основании, что в иске утверждаются действия, которые не являются «происшествием» в соответствии с основным полисом.

Вы знаете ответ. Очевидно, что на данном этапе клиент не обязан защищать застрахованного. Вы смотрите на часы. Вы можете провести час исследования Lexis и все же выйти из офиса вовремя, чтобы попасть на фиш-концерт в конце лета, которого вы ждали в течение нескольких месяцев; на самом деле вы пять лет ждали, когда группа снова соберется и поедет в тур. Вы берете свой iPhone и отправляете короткое сообщение своему мужу, сообщая ему, что вы опоздаете, и что вам нужно приготовить рубашку с принтом тай-дай и светящуюся палочку, чтобы вы вдвоем могли быстро броситься на концерт.

Просматривая результаты своего исследования на lexis.com, вы натыкаетесь на недавнее решение штата Висконсин. Ваше сердце замирает, когда вы читаете последний абзац Johnson Controls, Inc. против London Market , 2009 Wisc. Приложение. LEXIS 404 (Висконсин. Приложение, 19 февраля 2009 г.). «Мы не видим в законодательстве штата Висконсин очень мало указаний относительно того, имеет ли страховщик избыточной страховки первичную, а не вторичную обязанность защищать, и при каких обстоятельствах будет задействована вторичная обязанность по защите.Учитывая количество дополнительных страховых полисов, которые, несомненно, действуют в этом штате, мы считаем, что разъяснения Верховного суда штата Висконсин по этим вопросам были бы очень полезны как для страховой отрасли, так и для держателей полисов ». Вы снова берете свой iPhone, на этот раз чтобы позвонить мужу и сказать ему, что сегодня вечером Phish-концерта не будет. Возможно, Трей Анастасио и Майк Гордон останутся вместе и проведут еще один тур следующим летом.

Верховный суд штата Висконсин принял ходатайство об утверждении апелляционного суда штата Висконсин в апреле, Johnson Controls, Inc.v. London Mkt. , 2009 Wisc. LEXIS 264 (Висконсин, 2009 г.), но устные аргументы еще не запланированы. Хотя судебный процесс Johnson Controls , касающийся наличия страхового покрытия расходов на очистку от CERCLA, в течение более десяти лет включал многочисленные судебные разбирательства и апелляции, проблемы в последней апелляции очевидны. Johnson Controls утверждает, что ответчики, андеррайтеры полиса избыточной зонтичной ответственности, были обязаны защищать Johnson Controls, даже несмотря на то, что основные базовые зонтичные страховщики отказались защищать Johnson Controls, и вся сумма основных полисов зонтичного права не была выплачена.

Избыточная зонтичная политика ответчиков не содержала обязанности защищать положение, но содержала положение «следования форме», в котором говорилось, что она «подчинялась тем же условиям, определениям, исключениям и условиям», что и лежащая в основе первичная зонтичная политика , все из которых содержали обязанность защищать положения. Johnson Controls утверждает, что у ответчиков была обязанность защищать, потому что эта обязанность была включена в положение о «следовании форме», и что у ответчиков также была обязанность защищать по общему праву, потому что их политика не отказывалась от обязанности защищать.Ответчики утверждают, что их полис предусматривал только компенсацию сверхнормативной ответственности, что ответчики не взимали премию за обязанность по защите и что любая подразумеваемая обязанность по защите в соответствии с общим правом не распространяется на страховщика с избыточной ответственностью, который является вторичным страховщиком по определение.

Ответчики также утверждают, что правило большинства в Висконсине состоит в том, что «сверхстраховщик не обязан защищать, пока не будут исчерпаны основные ограничения полиса». Таким образом, они утверждают, что даже если существует подразумеваемая обязанность по общему праву защищать, это не было инициировано, потому что политические ограничения лежащих в основе основных зонтичных полисов не были исчерпаны, и, таким образом, оговорка об ограничении ответственности в их полисе применяется как к их обязанностям. защищать и их долг возместить ущерб.Johnson Controls отвечает, что «у страховщика может быть основная обязанность защищать, даже если его обязанность по возмещению убытков является второстепенной. Он основан на общем правиле, согласно которому обязанность защищать шире, чем обязанность возмещать убытки, так что страховщик обязан предлагать защиту всякий раз, когда покрытие ответственности является достаточно спорным ». Таким образом, даже если у ответчиков «не было основной обязанности защищать в первой инстанции», у ответчиков «была, по крайней мере, обязанность отказаться от участия в защите после того, как основные страховые компании отказались это сделать.”

Даже если в законе штата Висконсин ничего не сказано по этому поводу, следует задаться вопросом, почему апелляционный суд не изучил прецедентное право других штатов и не вынес постановление, учитывая, что преобладающим правилом является то, что страховщик с избыточной страховкой не имеет обязанности защищать после того, как первичный страховщик отказывается защищать. В деле Padilla Construction Co., Inc. против Transportation Ins. Co. , 150 кал. Приложение. 4-го 984 г. (Cal. App. 4th Dist. 2007) апелляционный суд Калифорнии постановил, что зонтичный страховщик не обязан защищать подрядчика в иске о продолжающемся ущербе, поскольку неисчерпанный основной полис обеспечивал другое страхование.Этот суд принял к сведению разницу в страховых взносах, взимаемых первичными и избыточными страховщиками. «Первичный полис возлагает на страховщика« основную обязанность защиты », в то время как избыточный (или« вторичный », или« зонтичный ») полис применяется только после того, как основное страховое покрытие было исчерпано; следовательно, последнее дешевле … Основная политика может финансировать долгую войну на истощение. Напротив, обязательства по защите избыточной политики с гораздо меньшей вероятностью будут задействованы, и эта невероятность отражается в более низкой надбавке.В другом решении, вынесенном в Калифорнии, Eaton Hydraulics Inc. против Continental Casualty Co. , 132 Cal. Приложение. 4-го 966 (Cal. App. 2d Dist. 2005), у страховщика сверх меры не было обязанности защищать экологические претензии, потому что «обязанность страховщика сверх меры защищать застрахованного не возникает даже до тех пор, пока первичное страховое покрытие застрахованного не будет исчерпано…. Отказ первичного страховщика, все еще находящегося на риске, от защиты не влечет за собой обязанность страховщика излишка защищать, даже если сумма требования приближается к лимитам полиса первичного страхового полиса или превышает их.”

В иске, поданном первичным страховщиком в связи с его обязательством по защите и обязательством по защите избыточного страховщика, федеральный суд постановил в Scottsdale Ins. Co. против Knox Park Constr., Inc. , 2003 U.S. Dist. LEXIS 19937 (ND Tex. 6 ноября 2003 г.), что «Как правило, когда страхователь поддерживает как основной, так и дополнительный полисы, страховщик излишней ответственности не обязан участвовать в защите застрахованного до тех пор, пока не будут установлены пределы основного полиса. измученный.«В ситуации, когда первичный страховщик не смог обеспечить защиту застрахованному, поскольку первичный страховщик был объявлен неплатежеспособным, дело Value City, Inc. против Integrity Ins. Co. , 30, Огайо, приложение. 3d 274 (Ohio Ct. App., Franklin County 1986), у страховщика сверх меры не было обязанности обеспечивать защиту застрахованному. «Соответственно, прочитав договор в целом в соответствии с ясным значением используемых слов и не обнаружив двусмысленности в объеме страхового покрытия, мы пришли к выводу, что договор страхования франшизы не обязывает Integrity занять место основного перевозчика. и нести риск потери оплаты и защиты требований в рамках основного страхования в случае неплатежеспособности основного страхового перевозчика.”

В деле Кастроново против Национального союза пожарных инспекций. Co. , 571 F.3d 667 (7th Cir. Ind. 2009), первичная страховая компания, Owners, предложила лимиты полиса, а вторичный первичный страховщик, Travellers, первоначально отказался предоставить страховое покрытие, но позже оплатил лимиты полиса. Затем истец утверждал, что страховая компания National Union обязана защищать и возмещать убытки. Суд постановил иное, заявив, что «как признает истец, Owners была основным страховщиком для Lavery и обеспечивала покрытие для Lavery и Lively в ходе основного судебного разбирательства.Очевидный отказ путешественников в защите Лавери и Лайвли не создавал обязательства по защите со стороны Национального союза ». Верховный суд Колорадо также установил, что страховщик с избыточной оплатой не был обязан защищать застрахованного после того, как основной страховщик отказался защищать в соответствии с квалифицированным исключением загрязнения в деле Cotter Corp. v. Am. Империя излишков линий Ins. Co. , 90 P.3d 814 (Colo. 2004).

Наконец, существует множество решений, в которых указывается, что страховщик, осуществляющий сверхнормативный страховой полис, не обязан осуществлять защиту до тех пор, пока не будут исчерпаны ограничения основного основного полиса.Эти решения можно отличить на том основании, что страховщики или первичные страховщики добивались участия только избыточных страховщиков, в то время как первичные страховщики выполняли свой долг по защите, но язык этих решений, похоже, поддерживает позицию ответчиков в «Джонсон Контролс, Инк. » Против Лондонского рынка . Возможно, Верховный суд штата Висконсин сочтет данное дело уникальным, потому что ответчики были страховщиками с превышением по сравнению с зонтичными страховщиками, в отличие от страховщиков с превышением по сравнению с первичными страховщиками, или Верховный суд найдет что-то уникальное в законодательстве штата Висконсин.Или, может быть, дело будет решено на основании толкования положения о «следовании форме». Но более вероятно, что обвиняемые одержат победу в Верховном суде штата Висконсин.

Может ли чрезмерный страховщик предъявить иск к адвокату первичного страховщика за злоупотребление служебным положением?

Суды разделились между собой по вопросу о том, может ли страховщик, предоставляющий сверхнормативную страховку, подать в суд на адвоката основного страховщика за злоупотребление служебным положением. В ограниченно опубликованном прецедентном праве возникли две конкурирующие точки зрения.Например, в American Centennial Ins. Co. против Canal Ins. Co ., 843 S.W.2d 480, 484-85 (Tex, 1992), Верховный суд Техаса поддержал основание иска сверхстраховщика против поверенного, нанятого первичным страховщиком.

Суд объяснил:

[T] он касается избыточных и первичных носителей и застрахованный обычно перекрываются в обеспечении достоинства защиты не препятствует быть услышанными из-за адвоката злоупотребление служебным положением. «Наилучшие интересы страховщика и страхователя сходятся в ожидании компетентного представительства.[Цитата опущена] Хотя в некоторых обстоятельствах эти интересы могут расходиться, представляя иную ситуацию, в данном случае страховщики с превышением предоплаты не предполагают ответственности на тактических решениях судебного адвоката, затрагивающих конфликт интересов между страхователем и страховщиком. … На поверенного, который уже должен представлять интересы застрахованного, возлагаются никакие новые или дополнительные обязанности. … [I] если предполагаемая злоупотребление служебным положением привело к выплате судебного решения или урегулированию в рамках дополнительных лимитов полиса перевозчика, у страхователя мало стимулов для обеспечения соблюдения своего права на компетентное представительство. Отказ разрешить избыточному перевозчику отстоять это право обременяет страховщика убытками, вызванными халатностью поверенного, и освобождает его от последствий юридической халатности. Такой несправедливый результат не должен возникать просто потому, что застрахованный заключил договор о чрезмерном покрытии.

Суд в американских работодателей Ins. Co. против Medical Protective Co ., 165 Mich.App. 657, 660-61, 419 N.W.3d 4476, 448-49 (Mich. App. 1988) придерживаются противоположной точки зрения.Отказавшись от требования страховщика сверх меры, суд постановил:

Принятие иного решения означало бы, по нашему мнению, признание прямой обязанности поверенного застрахованного страховщика перед сверхстраховщиком и было бы равносильно заявлению о том, что поверенные страховой защиты не обязаны своим долгом лояльности и рьяного представительства только перед застрахованным клиентом. Такое владение противоречило бы личному характеру взаимоотношений между адвокатом и клиентом, в соответствии с которым иск о злоупотреблении служебным положением может быть передан только клиенту адвоката. [Цитаты опущены.] Такой холдинг также будет стимулировать избыточных страховщиков предъявлять иски к адвокатам за злоупотребления служебным положением всякий раз, когда они недовольны тем, что им приходится платить в пределах полисов, по которым они заключили договор и по которым они получили премии. Если бы это произошло, мы полагаем, что адвокаты защиты начали бы опасаться таких нападений, и отношения между адвокатом и клиентом были бы поставлены под угрозу.

Вопрос о том, может ли избыточный страховщик подать иск о злоупотреблении служебным положением против поверенных, нанятых первичным страховщиком, недавно рассматривал суды Миссисипи.

В Great American E&S Ins. Co. v. Quintairos, Prieto, Wood & Boyer PA ., 100 So.3d 420 (Miss. App. 2012), Апелляционный суд штата Миссисипи рассмотрел вопрос о том, отклонил ли суд первой инстанции иски, поданные чрезмерно страховой компанией против юридическая фирма, нанятая для защиты застрахованного основным перевозчиком. Основное дело касалось иска, поданного против дома престарелых, поданного пациентом, который получил неадекватную и халатную помощь во время пребывания в доме престарелых.Страховая компания излишка ответственности этого дома престарелых, компания Great American, подала иск о злоупотреблении служебным положением против адвоката основного страховщика за ненадлежащее ведение дела дома престарелых, что привело к якобы неоправданно крупному урегулированию этого иска.

Во время рассмотрения дела о халатности в доме престарелых компания Great American запросила у адвоката оценку и оценку иска. Адвокат защиты предоставил Great American отчеты о состоянии дел. В отчетах о состоянии дел было высказано мнение, что сумма урегулирования дела составляла от 150 000 до 400 000 долларов, исходя из первоначальной оценки карты дома престарелых в медицинских записях.В отчетах говорилось, что необходимо назначить экспертов и связаться с врачом-экспертом, но ни один из экспертов не был привлечен. После этого первичный страховщик передал защиту дела юридической фирме Quintairos, Prieto, Wood & Boyer P. A. («Quintairos»).

В то время, когда Кинтайрос взял на себя защиту, существовал порядок планирования, устанавливающий крайний срок назначения экспертов на 15 декабря 2003 года. В ноябре истец назначил двух свидетелей-экспертов, один из которых был врачом.Назначение истцом экспертов включало экспертный отчет о том, как халатный уход в доме престарелых привел к травмам и смерти истца.

Кинтайрос не назначил экспертов до истечения крайнего срока назначения свидетелей-экспертов. После этого пропущенного срока, в январе 2004 г., Quintairos отправил первичной страховой компании отчет о состоянии дел по иску о медсестринском уходе, в котором говорилось, что эксперты не были наняты, но что потребуется врач-эксперт для предоставления экспертных показаний относительно причины медицинского вмешательства. состояния, травмы и смерть.В январском отчете говорилось, что по делу может быть сумма компенсации за ущерб в размере 250 000 долларов и что, похоже, не существует оснований для присуждения штрафных убытков, но если штрафные убытки будут присуждены, то дело будет иметь значительно более высокую стоимость. В отчете также указывалось, что судебная стоимость этого дела составляет около 500 000 долларов.

Во время рассмотрения дела о злоупотреблении служебным положением в доме престарелых юристы высказали мнение, что «исходя из известных фактов, это дело должно иметь компенсацию в размере 250 000 долларов.Если присудить штрафные убытки, ценность дела будет значительно выше. Однако в настоящее время [,] похоже, нет оснований для присуждения компенсации … в настоящее время судебная оценка этого дела составляет приблизительно 500 000 долларов ».

В феврале 2004 года Кинтайрос попытался назначить врача в качестве свидетеля-эксперта. Истец решил нанести удар свидетелю, и ходатайство было удовлетворено. В результате дом престарелых не сможет дать показания свидетелей-экспертов в суде. На следующий день, после решения суда, Кинтайрос отправил обновленную оценку судебного иска, увеличив расчетную стоимость дела с максимальной суммы в 500 000 долларов до диапазона от 3 до 4 миллионов долларов. Это было первым признаком, который получил Great American о том, что его чрезмерная политика может быть необходима для удовлетворения требований.

Получив обновленную оценку дела, первичный страховщик немедленно объявил о своих лимитах полиса. Излишняя политика великого американца стала причиной любого приговора, вынесенного сверх этих пределов. Затем дело было урегулировано компанией Great American на значительную, хотя и не разглашаемую сумму. Затем компания Great American подала иск против Quintairos по обвинению в справедливой суброгации, злоупотреблении служебным положением, халатности, грубой халатности, небрежном введении в заблуждение и небрежном надзоре.В этой статье рассматривается только иск о злоупотреблении служебным положением, поданный против Quintairos.

Суд первой инстанции вынес решение в пользу Кинтайроса, отклонив иск. При этом суд первой инстанции сделал следующее наблюдение:

Суд приходит к выводу, что из-за различных интересов и целей основного перевозчика и дополнительного перевозчика, в частности, в отношении различных рисков возмещения ущерба с учетом возможных убытков, неразумно требовать, чтобы один и тот же адвокат отвечал за них обоих одновременно. Поступив так, советник столкнется с конфликтом лояльности и интересов. Таким образом, Суд отказывается распространить доктрину справедливой суброгации и юридической халатности, халатности, грубой халатности и небрежного искажения фактов на претензии избыточного перевозчика к адвокату, нанятому основным перевозчиком.

После подачи апелляции решение суда первой инстанции было отменено. Апелляционный суд пришел к выводу, что компании Great American была предоставлена ​​оценка компании Quintairos «расчетной стоимости» основного иска, а оценка адвоката заключалась в оказании адвокатом профессиональных юридических услуг.Кроме того, сообщение «суммы урегулирования» дела дополнительному перевозчику может считаться «конфиденциальным сообщением».

Апелляционный суд установил, что, по крайней мере, утверждения в измененной жалобе о том, что Квинтайрос предоставил Great American конфиденциальную связь между адвокатом и клиентом, было достаточным, чтобы выдержать ходатайство правила 12 (b) (6) об отклонении в связи с отказом заявить иск, поскольку возможно, что Great American сможет доказать, что отношения между адвокатом и клиентом существуют.

Ссылаясь на предыдущий прецедент — Century 21 Deep S. Properties, Ltd. против Корсона , 612 So.2d 359 (Miss. 1992) — Апелляционный суд постановил, что прямые отношения между поверенным и клиентом или конфиденциальность контракта отсутствуют. необходимо для продолжения судебного преследования за злоупотребления служебным положением в штате Миссисипи. Наличие или отсутствие отношений между адвокатом и клиентом было лишь одним из факторов, которые необходимо учитывать при определении размера долга. Затем Суд заявил: «Поверенный, выполняющий [страховую защиту] работу, будет нести ответственность перед разумно предсказуемыми лицами, которые в надлежащих деловых целях во вред полагаются на работу адвоката [страховая защита], неся убытки, непосредственно вызванные его халатностью.Следовательно, у Great American было основание для подачи иска, и отклонение правила 12 (b) (6) было неуместным.

Верховный суд штата Миссисипи рассмотрел этот вопрос. См. Great American E&S Ins. Co. против Кинтайроса, Прието, Вуд и Бойер П.А., 100 So.3d 420 (Miss. App. 2012). Верховный суд не согласился с выводом Апелляционного суда о том, что компания Great American в достаточной мере объявила о наличии отношений между адвокатом и клиентом. В измененной жалобе ничего не говорилось о ее отношениях с Quintairos.Компания Great American просто утверждала, что Quintairos оказывала ей юридические услуги, когда она отправляла компании Great American отчеты о состоянии дел, в которых оценивалась расчетная и судебная стоимость дела. Приняв это утверждение как правдивое, Верховный суд постановил, что отчеты о состоянии дел без дополнительных сведений были недостаточными для установления отношений между адвокатом и клиентом. Чтобы принять точку зрения Great American, суду потребовалось бы «игнорировать реалии реальных судебных разбирательств, в которых часто участвуют несколько ответчиков с общими интересами.”

В контексте страховой компании ответственности суд отметил, что адвокаты часто предоставляют информацию и стратегии другим лицам, имеющим общие интересы в судебном разбирательстве. Более того, Суд отметил, что страхователь, как правило, не получает никакой выгоды от того, что его адвокат делится информацией с дополнительным перевозчиком. Такая информация передается в порядке любезности, без каких-либо ожиданий отношений между адвокатом и клиентом.

Судья Чендлер частично согласился с решением большинства и частично не согласился.Он согласился с постановлением большинства о том, что Квинтайрос не имел отношений адвокат-клиент с Great American и, следовательно, Great American не мог подать прямой иск о юридической халатности против Quintairos. (Чендлер, Дж., Частично согласен и частично не согласен) сосредоточил внимание на справедливой суброгации:

Акции противостоят разрешению страховщику, действующему с избыточной ответственностью, «занять место» застрахованного с целью инициирования судебного иска о злоупотреблении служебным положением против защитника, нанятого основным перевозчиком.Разрешение справедливой суброгации подрывает отношения, навязанные . .. страховщикам, страховщикам и защитникам, а также сопутствующие обязанности защитника лояльности и конфиденциальности. [Цитата опущена] Защитник, уже представляющий как страхователя, так и страховщика, с обязанностью сохранять бдительность в отношении потенциальных конфликтов, теперь столкнется с дополнительной угрозой ответственности недовольной сторонней страховой компании. Но интересы первичного и дополнительного страховщиков различны, поскольку интерес избыточного страховщика заключается в урегулировании претензии в рамках основного полиса, в то время как интерес первичного страховщика может заключаться в риске судебного разбирательства.[Цитата опущена] Разрешение справедливой суброгации подорвет способность поверенного действовать исключительно в интересах первичного страховщика и застрахованного лица.

Судья Чендлер также обнаружил, что разрешение такого судебного иска о злоупотреблении служебным положением может побудить избыточных страховщиков, недовольных результатом мирового соглашения, попытаться переложить убытки на адвоката защиты, несмотря на тот факт, что застрахованный был удовлетворен исходом основного дела. Он отметил, что «[t] он доступность справедливой суброгации будет стимулировать избыточных страховщиков отложить ожидающие судебные иски, а затем предъявить иск или угрожать судебным иском за юридическую халатность, если результат подразумевает избыточную политику.”

Кроме того, судья Чендлер указал, что признание справедливой суброгации подорвет доверие клиентов, потому что, как правило, истец по юридической халатности может добровольно отказаться от привилегии адвоката и клиента, поставив под вопрос конфиденциальные вопросы. Разрешение сторонней страховой компании «встать на место» застрахованного клиента позволило бы незнакомому человеку в отношениях между поверенным и клиентом контролировать конфиденциальность отношений между поверенным и клиентом. Такой результат поставит под сомнение установленную законом обязанность адвоката поддерживать доверие клиентов и подорвет неприкосновенность отношений между адвокатом и клиентом.

Решения Апелляционного суда и Верховного суда по делу Great American E&S Ins.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>