МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Превышение пределов необходимой обороны это: УК РФ Статья 37. Необходимая оборона / КонсультантПлюс

Что такое необходимая оборона и ее пределы?»

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) — правомерное пресечение общественно опасного посягательства при защите интересов личности, общества или государства путем причинения посягающему вреда, который внешне напоминает преступление.

Причинение вреда посягающему является естественным правом любого человека. Согласно ч. 3 ст. 37 УК РФ положения этой статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной и иной специальной подготовки и служебного положения. Норма о необходимой обороне применяется и в том случае, когда у человека есть возможность избежать посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Основание необходимой обороны — совершение лицом общественно опасного посягательства, т.е. действий, направленных на причинение ущерба охраняемым уголовным законом интересам.

Посягательство чаще представляет собой нападение (агрессивные, насильственные и, как правило, внезапные действия), но посягательством являются и общественно опасные ненасильственные действия: ненасильственный грабеж, кража, незаконная охота и т.п. Не дают основания для необходимой обороны общественно опасные действия, не грозящие немедленным причинением вреда, например нарушение авторских и смежных прав, получение взятки и т.п. Не является посягательством общественно опасное бездействие.

При необходимой обороне обязательна цель защиты интересов личности, общества, государства путем пресечения общественно опасного посягательства. Если лицо преследует иную цель, например мести в связи с неприязненными отношениями, его действия квалифицируются на общих основаниях.

Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» при добросовестном заблуждении (когда обстановка давала основания полагать, что совершается реальное общественно опасное посягательство, и лицо, применившее меры защиты, не осознавало и не могло осознавать отсутствие посягательства) действия оцениваются как совершенные в состоянии необходимой обороны. Лицо, которое превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Если лицо не осознавало, что отсутствует общественно опасное посягательство, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать это, его действия оцениваются как неосторожное преступление. Если же у лица не было оснований полагать, что происходит общественно опасное посягательство, совершено умышленное преступление.

Оценке использования средств и механизмов, установленных заранее для защиты правоохраняемых интересов, посвящен п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19, основной смысл которого заключается в том, что на применение таких устройств, срабатывающих автономно в момент совершения посягательства и причиняющих вред посягающему, распространяются положения о необходимой обороне. Если причиненный вред явно чрезмерен, то действия лица могут быть признаны превышением пределов необходимой обороны.

Условия, характеризующие действия по обороне: защищать можно охраняемые уголовным законом интересы; защита должна быть своевременной; защита осуществляется путем причинения вреда посягающему; нельзя допускать превышения пределов необходимой обороны.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

В ст. 37 УК РФ посягательства подразделены на два вида:

1) сопряженные с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, или с непосредственной угрозой его применения;

2) не сопряженные с таким насилием или такой угрозой.

Превышение пределов для первого вида посягательств не предусмотрено.

Согласно ч. 2.1 ст. 37 УК РФ не являются превышением пределов действия обороняющегося, вызванные неожиданностью посягательства, если лицо не могло объективно оценить характер и степень опасности нападения.

Умышленное превышение пределов необходимой обороны общественно опасно, а потому влечет уголовную ответственность в случаях убийства или причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 108 УК и ч. 1 ст. 114 УК).

ВС обобщил судебную практику, связанную с декриминализацией преступных деяний

В качестве особо интересного адвокаты отметили раздел, посвященный вопросам причинения вреда в условиях крайней необходимости. По мнению одного из них, указание ВС на важность правильной оценки обстоятельств и применения норм с учетом степени опасности деяния – положительная тенденция. Второй адвокат отметил, что требуется более детальная разработка института обстоятельств, исключающих преступность деяния, применительно к экономическим преступлениям. Третий полагает, что такого рода обзоры должны рассматриваться на совещаниях в правоохранительных органах для недопущения заведомо незаконного уголовного преследования.

4 июля Верховный Суд опубликовал Обзор практики применения судами положений главы 8 УК РФ об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, а также ст. 108 и 114 Кодекса, предусматривающих ответственность за убийство и причинение вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Документ был утвержден Президиумом ВС РФ 22 мая.

Отмечая тенденцию снижения числа осужденных за убийство при превышении пределов необходимой обороны с 2015 г., ВС отметил, что вопросы применения положений УК об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, разъяснены в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19. Данные разъяснения, подчеркивается в обзоре, способствуют единообразию применения ст. 37, 38, 108 и 114 УК. При рассмотрении уголовных дел данной категории суды также руководствуются Постановлением Пленума от 26 января 2010 г. № 1.

В обзор вошли правовые позиции по четырем категориям дел.

Состояние необходимой обороны

Первый раздел обзора касается установления состояния необходимой обороны. Так, ВС отметил, что суды в основном правильно разрешали уголовные дела, связанные с причинением вреда при защите от общественно опасного посягательства. Для установления пределов необходимой обороны учитывались такие фактические обстоятельства дела, как соответствие средств защиты и нападения, характер опасности, угрожающей интересам обороняющегося либо иным охраняемым законом интересам, его силы и возможности по отражению посягательства, количество посягающих и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства, внезапность и интенсивность нападения, момент его прекращения, возможность обороняющегося объективно оценить степень и характер угрожающей ему опасности, а также возможность определить момент прекращения посягательства (п. 1.1 обзора).

Также суды учитывают, что находившимся в состоянии необходимой обороны не признается лицо, спровоцировавшее нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий, в том числе для причинения вреда здоровью, хулиганства, сокрытия другого преступления и т.п. (п. 9 Постановления Пленума № 19). ВС подчеркнул, что такие деяния обоснованно квалифицировались без учета признаков необходимой обороны (п. 1.2 обзора).

В п. 1.3 Верховный Суд отметил, что суды принимают во внимание форму вины, с которой обороняющийся причинил вред здоровью посягающему либо смерть, опираясь при этом на разъяснение ВС о том, что причинение любого вреда по неосторожности вследствие действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства не влечет уголовную ответственность (п. 11 Постановления № 19).

Как указано в п. 1.4 обзора, в отдельных случаях суды апелляционной и кассационной инстанций испытывают сложности с применением ст. 37 УК – в частности, неправильно оценивают ситуации, в которых продолжается общественно опасное посягательство и сохраняется состояние необходимой обороны. Также они не всегда принимают во внимание, что переход оружия или других предметов, использованных в качестве такового, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства, если с учетом интенсивности нападения, количества посягавших, их возраста, пола, физического развития и других обстоятельств сохранялась реальная угроза продолжения посягательства (п. 8 Постановления № 19).

ВС обратил внимание судов на необходимость учитывать, что переход орудия к оборонявшемуся наряду с другими обстоятельствами, установленными по делу, может указывать на прекращение посягательства и, как следствие, завершение состояния необходимой обороны. Также суды должны принимать во внимание, что данное состояние может иметь место в ситуациях, когда, во-первых, защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но, исходя из обстоятельств, для оборонявшегося не был ясен момент его окончания, и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается. Во-вторых, посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лишь приостанавливалось посягавшим с целью создания наиболее благоприятной обстановки для его продолжения или по иным причинам.

Трудности возникают у судов и в связи с юридической оценкой поведения участников конфликта, завершившегося смертью либо причинением тяжкого вреда здоровью, с учетом последовательности, характера и опасности их действий, а также фактического наличия посягательства, от которого имело право обороняться лицо, действия которого повлекли указанные последствия (п. 1.5 обзора).

Умышленное причинение оборонявшимся тяжкого вреда здоровью или смерти посягавшему

Второй раздел посвящен квалификации убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны

Как отмечается в п. 2.1, при квалификации умышленного причинения смерти либо тяжкого вреда здоровью посягавшего суды не всегда усматривают совершение данных действий в состоянии необходимой обороны и не учитывают, что несоразмерность мер защиты опасности посягательства свойственна именно превышению пределов обороны, поскольку причинение вреда другому лицу происходит при отражении его общественно опасного посягательства, когда обороняющийся умышленно совершает действия, явно не соответствующие характеру и опасности последнего. Согласно ч. 2 ст. 37 УК такое превышение возможно, только если посягательство не связано с применением насилия, опасного для жизни, либо с угрозой его применения.

В отдельных случаях суды не учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 14 Постановления № 19, о том, что обороняющееся лицо из-за волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность последнего и избрать соразмерные способ и средства защиты. При этом действия оборонявшегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов обороны, если причиненный вред хотя и оказался больше предотвращенного, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

Раздел 3 обзора посвящен применению норм УК о причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Так, ВС указал, что положения ст. 38 УК, регламентирующие правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, а также ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 114 УК об ответственности за превышение допустимых мер в судебной практике применяются редко. Тем не менее у судов возникают сложности с выяснением наличия данного обстоятельства и факта превышения мер, необходимых для задержания. В частности, суды в отдельных случаях не устанавливают и не исследуют тот факт, что правоохранители или иные лица действовали в состоянии задержания лица, совершившего преступление, а причинение ему вреда обусловливалось обстоятельствами задержания.

«Наличие данных примеров свидетельствует о том, что оценка обстоятельств, связанных с самообороной, – очень сложный процесс, вызывающий большие затруднения у судов, что вкупе с мизерным процентом оправдательных приговоров практически гарантирует обвинительный», – отметил партнер консалтинговой группы G3, адвокат Александр Татаринов.

Условия крайней необходимости

Как указано в заключительном разделе о применении положений УК о причинении вреда в условиях крайней необходимости, трудности у судов возникают и в оценке таких ситуаций. В частности, при определении наличия реальной опасности, непосредственно угрожающей интересам личности, общества или государства, и невозможности ее устранения способами, не связанными с причинением вреда третьим лицам. При этом вопрос о том, что лицо причинило вред в состоянии крайней необходимости, преимущественно возникал по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, в том числе совершенных руководителями коммерческих организаций и предпринимателями.

При этом ВС подчеркнул, что ситуации, связанные с причинением вреда в состоянии крайней необходимости, могут возникать и в других сферах, в том числе в рамках общественных отношений, обеспечивающих конституционные права и свободы человека и гражданина. При оценке данных ситуаций судам необходимо обращать внимание на такие обязательные условия, указывающие на правомерность предпринятых лицом действий, как наличие и действительный характер опасности, а также невозможность ее устранения без нарушения прав и свобод другого лица и отсутствие явного превышения допустимых при этом пределов, в том числе в виде причинения вреда, равного или большего по сравнению с тем, который мог быть причинен при дальнейшем развитии возникшей опасности.

Адвокаты обратили особое внимание на последний раздел обзора

«В первом из приведенных примеров лицо было признано виновным в совершении преступления по ст. 199 УК (уклонение от уплаты налогов и сборов), во втором – по п. “б” ч. 2 ст. 177 УК (осуществление предпринимательской деятельности без лицензии). В обоих случаях приговоры были отменены, а уголовные дела прекращены за отсутствием состава преступления по тем основаниям, что при вынесении приговора судом не были учтены положения п. 1 ст. 39 УК», – отметил Александр Татаринов.

Эксперт добавил, что ВС еще раз подчеркнул важность правильной оценки обстоятельств и применения норм с учетом степени опасности деяния. «Это является положительной тенденцией, так как высшая судебная инстанция уже неоднократно обращала внимание на экономические статьи, призывая суды быть более внимательными в отношении подобной категории дел», – резюмировал адвокат.

«Поскольку основным направлением моей деятельности является защита предпринимателей, примеры, связанные именно с предпринимательской деятельностью, для меня наиболее значимы, – отметил адвокат Новосибирской городской коллегии адвокатов Виктор Прохоров. – К сожалению, в данном разделе отражены всего два случая применения судами ст. 39 УК, причем только один из них относится к предпринимательской деятельности».

Тем не менее, добавил Виктор Прохоров, даже этот единственный пример позволяет положительно оценить обзор в целом, поскольку это один из немногих случаев применения ст. 39 УК при обвинении лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 Кодекса.

Адвокат и руководитель уголовной практики юридической фирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян добавил, что по данному вопросу отсутствует постановление Пленума ВС, и суды не имеют четких ориентиров, давно существующих для других обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Безусловно, правильным шагом, по мнению эксперта, является то, что высший судебный орган обратил внимание на сложности применения крайней необходимости по делам об экономических преступлениях. «Зачастую при наступлении кризиса на предприятии руководство вынужденно допускает формальное нарушение требований уголовного закона (например, не уплачивает налоги, скрывает доходы или осуществляет деятельность в отсутствие лицензии). При этом суды зачастую не принимают во внимание, что эти нарушения вызваны не корыстными или иными противоправными мотивами гендиректора, а его желанием не допустить большего вреда», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что согласно ст. 39 УК для применения нормы о крайней необходимости должны быть доказаны наличие опасности для охраняемых законом интересов и невозможность ее устранения иными средствами, кроме как допущенным нарушением Кодекса. «Несмотря на достаточную ясность данной нормы, на практике обосновать ее применимость бывает сложно, поскольку у судов часто отсутствует понимание, какие именно факты нужно учитывать по экономическим делам, – отметил Артем Каракасиян. – Кроме того, ВС отметил, что в определенных случаях возможное прекращение деятельности предприятия само по себе может рассматриваться как достаточный источник опасности, порождающей ситуацию крайней необходимости. К таким случаям отнесены риск утраты большого числа рабочих мест, срыва отопительного сезона (для водоснабжающих организаций), создания аварийных ситуаций (для опасных производств)».

По мнению эксперта, из обзора можно сделать вывод, что при установлении невозможности устранить опасность законными средствами суды должны изучать действия руководства предприятия, совершенные в период нарушения закона. «В пользу крайней необходимости говорят диалог с органами власти (заблаговременное информирование о кризисе на предприятии и грозящем возникновении задолженности по налоговым платежам), обращение в налоговые органы с просьбой о реструктуризации долга, расходование денежных средств, поступающих на счет организации, исключительно на текущую деятельность (выплата зарплаты, приобретение сырья) и т.д.», – пояснил он.

Артем Каракасиян добавил, что в дальнейшем требуется более детальная разработка института обстоятельств, исключающих преступность деяния, применительно к экономическим преступлениям. «Это необходимо, так как в условиях нестабильной экономики отсутствие проработанных подходов к применению норм о крайней необходимости и обоснованном риске создает предпосылки для несправедливого привлечения руководства организаций к уголовной ответственности», – подчеркнул он.

По мнению Виктора Прохорова, данный обзор ВС имеет явный перекос в сторону анализа практики применения соответствующих положений в делах о преступлениях против личности. «Полагаю, что регулярная подготовка и публикация таких обзоров, безусловно, полезна как для правоприменителей, так и для представителей бизнеса. Практика показывает, что предприниматели зачастую оказываются в практически тождественных ситуациях, что, видимо, является следствием сложившихся во всех регионах сходных экономических условий», – считает он.

Адвокат добавил, что и в минувшем году, и в текущем к нему неоднократно обращались бизнесмены, в отношении которых проводилась проверка по сообщениям о преступлениях, предусмотренных ст. 199.2 УК. «Все они являлись руководителями производственных предприятий непрерывного цикла, в котором остановка производства означает его неизбежную гибель, – пояснил он. – Их действия по направлению выручки на нужды предприятия в обход заблокированных расчетных счетов были вызваны, безусловно, крайней необходимостью и желанием не допустить прекращения работы производства, сохранить рабочие места и источник доходов для работников и членов их семей».

В заключение эксперт подчеркнул, что такого рода обзоры должны рассматриваться на совещаниях в правоохранительных органах в целях недопущения заведомо незаконного уголовного преследования в сходных случаях.


Необходимая оборона, как обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Право любого лица на необходимую оборону от преступных посягательств относится, к числу неотъемлемых и неотчуждаемых, так называемых естественных прав человека.

Право на самозащиту своих прав, в число которых включается и право на необходимую оборону, является следствием наличия у личности естественных прав и свобод, включая закрепленные Конституцией России.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2, 2.1 ст. 37 УК РФ).

Обороняющийся гражданин должен тщательно проанализировать ситуацию, прежде чем применять те или иные средства защиты. В противном случае могут наступить неблагоприятные для него последствия, которые будут квалифицированы по статьям 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление) или 114 УК РФ (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

Положения настоящей статьи УК РФ в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Необходимая самооборона | Скорая юридическая помощь в Китае

Закон КНР «О деликтной ответственности» от 26.12.2009

Глава 3. Обстоятельства, освобождающие от ответственности и ограничивающие ответственность

Статья 30. От ответственности освобождается лицо в случае причинения им вреда при оказании им необходимой обороны. Однако в случае превышения необходимых для такой обороны пределов и нанесения излишнего вреда, лицо, оказавшее необходимую оборону, должно нести соответствующую ответственность.

 

Общие положения гражданского права КНР

Статья 128. [Необходимая оборона] От гражданской ответственности освобождается лицо в случае причинения им ущерба при оказании им необходимой обороны. Однако в случае превышения необходимых для такой обороны пределов и нанесения излишнего вреда, данное лицо должно нести соответствующую гражданскую ответственность.

 

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики (в редакции от 2011 г.)

Статья 20. [Необходимая оборона] Предпринятое для пресечения незаконного посягательства действие, совершенное для защиты государства, общественных интересов; жизни, имущества и прочих прав обороняющегося или других лиц от совершаемых в данный момент незаконных посягательств, если при этом лицу, осуществляющему незаконное посягательство, был нанесен вред, считается необходимой обороной и не влечет уголовной ответственности.

 

Если действия необходимой обороны явно превысили необходимые пределы и причинили существенный вред, то уголовная ответственность наступает; однако предусмотренное за это наказание должно быть смягчено или совершившее такое действие лицо должно быть освобождено от наказания.

 

Если против осуществляемых в данный момент драки, убийства, ограбления, изнасилования, похищения людей и прочих представляющих серьезную опасность для личной безопасности преступлений, связанных с применением насилия, была применена оборона, повлекшая смерть или телесное повреждение лица, совершившего незаконное посягательство, то такая оборона не является превышением пределов необходимой обороны, и уголовная ответственность не наступает.

Толкование (не имеющее законной силы) главы 2 «Преступление» части 1 «Общие положения» Уголовного кодекса Китайской Народной Республики (издание №5 с учетом восьмой поправки к УК)

[Толкование] Данная статья (ст. 20 УК КНР) регулирует вопросы необходимой обороны, превышения пределов необходимой обороны и уголовной ответственности, предусмотренной за это.

В целях пресечения незаконных посягательств преступников и защиты законных прав граждан в 1979 г. Уголовным кодексом было четко установлено освобождение от уголовной ответственности при оказании необходимой обороны. Данное положение сыграно важную роль в сдерживании преступности и способствовании противодействию граждан незаконным посягательствам. Однако как выяснилось, в практике применения положений о необходимой обороне существует одна важная проблема, а именно сложность разграничения необходимой обороны и превышения пределов необходимой обороны. Появление данной проблемы в значительной степени повлияло на активность использования гражданами мер необходимой обороны для пресечения незаконных посягательств, вплоть до возникновения случаев, когда люди не осмеливались применять необходимую оборону для пресечения незаконного посягательства, поскольку границы такой обороны было сложно определить. В 1997 г. в УК были внесены важные поправки в отношении данного вопроса необходимой обороны: 1) было изменено положение о превышении пределов необходимой обороны – уточнено определение действий, превышающих пределы необходимой обороны; 2) было добавлено положение о том, что в отношении применения обороны для защиты от совершаемого в настоящий момент преступления, связанного с применением насилия, серьезно угрожающего личной безопасности, не применяются положения о превышении пределов необходимой обороны, что должно было способствовать решительному противодействию народных масс преступности.

Данная статья УК состоит из трех частей. В первой части дается определение необходимой обороны и вводится положение об освобождении от уголовной ответственности в случае оказания необходимой обороны. Данная часть содержит два следующих положения: (1) Что является действием необходимой обороны? Согласно данной части статьи 29 УК оказание необходимой обороны должно соответствовать всем следующим условиям: а) мотивом совершаемого действия необходимой обороны должна быть защита государства, общественных интересов; жизни, имущества и прочих прав обороняющегося или других лиц от незаконных посягательств, т.е. защита законных прав, охраняемых законом. Таким образом, необходимая оборона не может применяться для противодействия задержанию, аресту, конфискации имущества и прочим действиям, совершаемым согласно законодательству представителями закона при исполнении предусмотренных законодательством служебных обязанностей; б) незаконное посягательство, против которого оказывается необходимая оборона, должно совершаться в настоящий момент, т.е. необходимая оборона не может применяться в отношении незаконных посягательств, которые еще не начаты или уже прекращены или завершены; в) непосредственной целью применения обороны является пресечение незаконных посягательств, поэтому действием необходимой обороны должно быть действие, пресекающее незаконное посягательство, т.е. необходимая оборона ограничивается исключительно совершением такого действия, которое пресекло незаконное посягательство: после того, как незаконное посягательство было пресечено, необходимая оборона применяться не может. (2) Если при применении указанных выше действий обороны лицу, осуществляющему незаконное посягательство, был нанесен вред, то такое действие считается необходимой обороной и не влечет уголовной ответственности. Поскольку основанием для необходимой обороны является наличие справедливой цели защиты законных прав и интересов и пресечения незаконных посягательств, т.е. необходимая оборона является действием в интересах государства и народа, она не влечет уголовной ответственности, чем поощряет борьбу народных масс за правое дело и активное противодействие преступности. Под упоминаемом в данной части статьи 20 УК незаконным посягательством понимаются нарушающие законодательство посягательства на любые законные права и интересы государства и граждан, охраняемые законодательством КНР. Под нанесением вреда лицу, осуществляющему незаконное посягательство, главным образом понимается нанесение личного вреда осуществляющему незаконное посягательство лицу.

Часть вторая статьи 20 УК регулирует превышение пределов необходимой обороны и уголовную ответственность, предусмотренную за это. Она содержит три следующие положения: (1) Что является действием, превышающим пределы необходимой обороны? Согласно УК от 1979 г. под превышением пределов необходимой обороны понимались действия необходимой обороны, которые «превысили необходимые пределы, и причинили излишний вред». Но что понимается под «превышением необходимых пределов» и «излишним вредом»? В законодательстве точного определения этому не давалось. На практике понимание данных положений сильно разнилось. Вольность трактовки и сложности реализации при применении законодательства не способствовали точному определению действий необходимой обороны и превышению пределов необходимой обороны, что также не способствовало противодействию народных масс преступности. В связи с этим, при внесении поправки в УК в 1997 г. в формулировку превышения пределов необходимой обороны были внесены изменения, а именно перед словами «превысили необходимые пределы» было добавлено слово «явно», а прежнюю формулировку «излишний вред» заменили словами «существенный вред», чем пытались разграничить необходимую оборону и превышение пределов необходимой обороны. Согласно данной части статьи 20 УК «превышение пределов необходимой обороны» определяется одновременным наличием следующих признаков: а) «превышение пределов необходимой обороны» должно явно превышать необходимые пределы такой обороны. Под так называемыми «необходимыми пределами» понимается оказание обороны в необходимой для эффективного противодействия незаконным посягательствам степени. Под «явным превышением пределов необходимой обороны» понимается ситуация, когда оборона была оказана в степени, превышающей достаточную для необходимой обороны, в понимании рядовых людей. б) Причинение существенного вреда лицу, оказавшему незаконное посягательство. Указанный в УК от 1979 г. «излишний вред» на практике было сложно классифицировать, поэтому в 1997 г. в УК была внесена поправка, и данная формулировка была заменена на «существенный вред». Под «существенным вредом» понимается причинение вследствие явного превышения оказывающим необходимую оборону лицом необходимых для такой обороны пределов, вреда жизни и здоровью лица, оказавшего незаконное посягательство, а также иного существенного вреда, которого можно было бы избежать. (2) За действия, превышающие пределы необходимой обороны, наступает уголовная ответственность. Поскольку вред, причиненный такими действиями, вызван обороной, степень которой превысила достаточную для необходимой обороны, он в определенной степени является социально опасным, в связи с этим в таких случаях законодательно предусмотрено наступление уголовной ответственности. (3) В отношении действий, превышающих пределы необходимой обороны, наказание должно быть смягчено или совершившее такое действие лицо должно быть освобождено от наказания. Хотя действия, превышающие пределы необходимой обороны, в определенной степени являются социально опасными, мотивом таких действий является необходимая оборона, поэтому субъективная злонамеренность таких действий не велика, и степень социальной опасности ниже в сравнении с прочими умышленными преступлениями. В связи с разной степенью социальной опасности наказания также должны быть соответствующие. В связи с этим, данная часть статьи 20 УК устанавливает необходимость смягчения наказания или освобождения от него в случае совершения действий, превышающих пределы необходимой обороны.

Часть третья статьи 20 УК устанавливает, что применение обороны против некоторых представляющих серьезную опасность для личной безопасности преступлений, связанных с применением насилия, не является превышением пределов необходимой обороны. Согласно положениям данной части статьи 20 УК, если против осуществляемых в данный момент драки, убийства, ограбления, изнасилования, похищения людей и прочих представляющих серьезную опасность для личной безопасности преступлений, связанных с применением насилия, была применена оборона, повлекшая смерть или телесное повреждение лица, совершившего незаконное посягательство, то уголовная ответственность не наступает. Данное положение в основном опирается на понимании двух следующих аспектов: во-первых, учитываются фактические потребности поддержания общественного порядка. Каждое преступление, связанное с применением насилия, не только серьезно нарушает общественный порядок, но и представляет серьезную угрозу личной безопасности граждан, поэтому в отношении применения обороны против перечисленных выше серьезных преступлений, связанных с применением насилия, было введено данное специальное положение, имеющее важное значение способствовать решительному противодействию народных масс преступности и поддержанию общественного порядка. Во-вторых, учитываются особенности перечисленных выше преступлений, связанных с применением насилия. Данные преступления представляют серьезную угрозу для личной безопасности, поэтому потерпевший перед лицом совершающегося в данный момент посягательства с применением насилия с трудом может оценить цель нарушителя и посягательство. Также сложно классифицировать степень адекватности предпринятых оборонительных действий. В случае если нормы законодательства, установленные в отношении данного вопроса, будут слишком строги, это может связать руки лица, в отношении которого совершается посягательство и препятствовать его решительному противодействию преступлению, что неблагоприятно скажется на применении гражданами такого оружия как закон для защиты своих законных прав и интересов. Таким образом, при внесении поправок в УК для некоторых преступлений, связанных с применением насилия, серьезно нарушающих общественный порядок и представляющих угрозу для личной безопасности граждан, было предусмотрено специальное положение о том, что такие случаи не являются превышением пределов необходимой обороны.

При применении положений данной статьи, в основном необходимо обращать внимание на два следующих аспекта: (1) При определении необходимой обороны следует обращать внимание на разграничение необходимой обороны и спровоцированной обороны. Первое определяется как вынужденные действия по пресечению незаконных посягательств, в целях защиты государства, общественных интересов, а также законных прав и интересов обороняющегося или других лиц. В то время как второе определяется как умышленное подстрекательство объекта к посягательству на подстрекателя с последующим нанесением объекту вреда под предлогом необходимой обороны и имеет целью причинение вреда другим лицам. Два данных вида обороны по существу отличаются друг от друга тем, что спровоцированная оборона не может расцениваться как необходимая оборона. (2) При определении превышения пределов необходимой обороны следует обращать внимание на проведение всестороннего расследования с конкретным анализом конкретных вопросов и не допускать упрощенного ведения дела.

Метки: самооборона, уголовная ответственность |

Южный федеральный университет | Пресс-центр: В комитете донского Заксобрания обсудили превышение пределов необходимой обороны


Превышение пределов необходимой обороны стало главным вопросом, вынесенным на повестку дня расширенного заседания парламентского комитета по законодательству, госстроительству и правопорядку. Автором законодательного предложения по внесению изменений в УК РФ в части уточнения понятия превышения пределов необходимой обороны выступил депутат Заксобрания Ростовской области, генеральный директор ООО «Фирма Руслан» Адам Батажев.

«Прошу внести на рассмотрение вопрос о внесении изменений в УК РФ о том, что в случае проникновения посторонних лиц в жилище (квартиру, дом, дачный участок) при нанесении преступникам тяжкого вреда здоровью или смерти, собственник жилища или проживающие в данном жилье люди не несут никакой уголовной ответственности», – гласит текст имеющегося в распоряжении редакции обращения Адама Батажева к председателю донского Заксобрания Александру Ищенко. 

В качестве экспертов на заседание был приглашен один из крупнейших в РФ экспертов по проблеме необходимой обороны, заслуженный юрист России, профессор кафедры уголовного права и криминологии ЮФУ Данил Корецкий, который в своем докладе привел следующую статистику:

«Граждане защищаются от посягательств лишь в 13% случаев, и только в 30% из них им удается отразить удар. В 2015 году в стране было совершено 41,5 тысячи преступлений по статьям УК РФ «убийство», «покушение на убийство», «причинение тяжкого вреда здоровью». При этом всего в 22 случаях применялась норма о необходимой обороне; за 2013 год – в 37 случаях», – подчеркнул Данил Корецкий.

 

По его словам, дела с судебной практикой обстоят неоднозначно. К примеру,  по ч. 1 ст. 108 Уголовного кодекса РФ – убийство при превышении пределов необходимой обороны – в 2012 году рассмотрено 611 дел, в 2013-м – 522, в 2015-м – 340. Интересно, что в 2012 году по ней был осужден 611 человек и шесть оправдано; в 2013-м – 522 осуждены и пять оправданы; в 2015-м – 340 осуждены и четыре оправданы. Таким образом, нормы пределов обороны в законе четко прописаны, но на уровне судебной практики этот закон не работает, резюмировал Данил Корецкий.

 

«Обсуждение показало, что решение проблемы лежит не в пробеле законодательства, а на уровне правоприменительной практики. В ходе дискуссии были высказаны разные предложения, среди которых – необходимость обратить внимание со стороны общественных организаций на работу правоохранительных органов, на проведение разъяснительных мероприятий, в том числе и среди адвокатского сообщества», – прокомментировала заместитель председателя Заксобрания – председатель комитета по законодательству Ирина Рукавишникова.

 

Парламентарий напомнила, что это заседание комитета прошло в рамках очередного этапа проекта «Дни правового просвещения в Ростовской области», который стартовал 8 ноября 2016 года. До 15 декабря запланировано проведение более 350 мероприятий, направленных на повышение правовой культуры и правовой грамотности жителей области.

 

 

Каролина Стрельцова

Краткая ссылка на новость sfedu.ru/news/53134

возможности законодательного совершенствования – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 343.2

DOI: 10.35750/2071-8284-2020-3-111-117

А. В. никуленко

доктор юридических наук, доцент Санкт-Петербургский университет МВД России Российская Федерация, 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, д. 1 ORCID: 0000-0003-1332-4621. E-mail: [email protected]

М. а. Смирнов

прокуратура г. Великого Новгорода Российская Федерация. 173004, Великий Новгород, ул. Большая Московская, д. 60 ORCID: 0000-0003-3805-2933. E-mail: [email protected]

Необходимая оборона и превышение её пределов: возможности законодательного совершенствования

Аннотация: Статья посвящена необходимой обороне как обстоятельству, исключающему преступность деяния, в уголовном законодательстве Российской Федерации. Провозглашается значимость и важность наличия указанной нормы как в уголовном законе, так и в Основном законе государства — Конституции Российской Федерации. Наличие нормы о необходимой обороне в государстве подчёркивает развитость его правовой системы, позволяя гражданам самим отстаивать свои интересы и защищать интересы других лиц способами, не запрещёнными законом, не допуская тем самым превышения пределов необходимой обороны. Затронут ряд вопросов, касающихся применения норм, предусмотренных статьёй 37 Уголовного кодекса России, а также норм Особенной части Уголовного кодекса России, предусматривающих ответственность за преступления, совершённые при превышении пределов необходимой обороны. Исследование соответствующих норм позволяет выявить достоинства и недостатки правового регулирования обстоятельств, исключающих преступность деяния, в том числе и недостатки судебно-следственной практики. Подвергается критике существующий подход и предлагаются пути разрешения указанных проблем, в том числе путём корректировки постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление». Ввиду неоднозначной и зачастую непоследовательной практики применения норм уголовного законодательства о необходимой обороне предлагается при дальнейшей реконструкции соответствующих норм статьи 37 УК РФ использовать перечневый подход изложения законодательной формулировки данных норм, позволяющих обороняющемуся причинять любой вред посягающему лицу. При этом создаётся максимально понятная для граждан формулировка нормы, позволяющая правомерно причинять вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Ключевые слова: обстоятельства, исключающие преступность деяния; необходимая оборона; превышение пределов необходимой обороны; Уголовный кодекс Российской Федерации; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Для цитирования: Никуленко А. В., Смирнов М. А. Необходимая оборона и превышение её пределов: возможности законодательного совершенствования // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2020. — № 3 (87). — С. 111-117. DOI: 10.35750/2071-8284-2020-3-111-117.

Andrei V. Nikulenko

Dr. Sci. (Jurid.), Docent Saint-Petersburg University of the MIA of Russia 1, Letchika Pilyutova str., Saint-Petersburg, 198206, Russian Federation ORCID: 0000-0003-1332-4621. E-mail: [email protected]

Maksim A. Smirnov

Prosecutor’s Office of Veliky Novgorod 60, Bolshaya Moskovskaya str., Veliky Novgorod, 173004, Russian Federation ORCID: 0000-0003-3805-2933. E-mail: [email protected]

The necessary defense and excess of its limits: legislative improvement opportunities

Annotation: The article is devoted to the necessary defense as a circumstance that precludes the criminality of an act in the criminal legislation of the Russian Federation. The significance and importance of the existence of this norm is proclaimed both in the criminal law and in the Basic law of the state — the Constitution of the Russian Federation. The existence of a rule on necessary defense in the state emphasizes the development of its legal system, allowing citizens to defend their own interests and protect the interests of others, in ways not prohibited by law, thereby preventing exceeding the limits of necessary defense. A number of issues related to the application of the norms provided for in article 37 of the Criminal code of Russia, as well as the norms of the Special part of the Criminal code of Russia, which provide for liability for crimes committed when exceeding the limits of necessary defense, were raised. The study of the relevant norms makes it possible to identify the advantages and disadvantages of legal regulation of circumstances that exclude the criminality of an act, including the shortcomings of judicial and investigative practice. The author criticizes the existing approach and suggests ways to resolve these problems, including by correcting the resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation dated September 27, 2012, № 19 «About application by courts of legislation on necessary defense and causing harm when detaining a person who has committed a crime». Because of the ambiguous and often inconsistent application of norms of the criminal legislation on necessary defense, the authors give the recommendations (in further reconstruction of the relevant provisions of article 37 of the Criminal Code) to use an enumeration approach of presenting the legal formulation of these rules that allow the defender to cause any harm to an attacker. At the same time, it creates the most understandable, for citizens, formulation of the norm that allows lawfully causing harm to public relations protected by criminal law.

Keywords: circumstances excluding criminality of act, necessary defense, excess of limits of necessary defense, the criminal code of the Russian Federation, Plenum of the Supreme Court of 27.09.2012 № 19 «About application by courts of legislation on necessary defense and infliction of harm during the arrest of the perpetrator of the crime»

For citation: Nikulenko A. V., Smirnov M. A. The necessary defense and excess of its limits: legislative improvement opportunities // Vestnik of St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia. — 2020. — № 3 (87). — P. 111-117. DOI: 10.35750/2071-8284-2020-3-111-117.

В статье 2 Конституции Российской Федерации, закреплено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, охраняемой государством1. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — прямая обязанность государства. Данное положение является основным признаком развитого, демократического государства.

Функцию по охране прав и свобод человека и гражданина государство возложило в первую очередь на правоохранительные органы, наделив их правом при соблюдении определённых условий ограничивать права и свободы других

1 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учётом поправок, внесённых Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 № 7-ФКЗ, от 5 февраля 2014 № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 31. — Ст. 4398. — Ст. 2.

и даже причинять вред, если это требуется при достижении общественно полезной цели.

К сожалению, не всегда и не везде правоохранительные органы могут защитить человека от преступных посягательств. В связи с этим самому объекту защиты — человеку и гражданину — предоставлено право обороняться от посягательств на его права, а также на иные охраняемые законом интересы, в том числе интересы других лиц и государства. Так, законодательно закреплено, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом (ст. 45 Конституции РФ). Это конституционное положение прежде всего наделяет человека и гражданина правом самому лично защищать свои законные права и интересы, участвовать в правовых отношениях по их защите наряду с государством и государственными органами. При этом для защиты могут использоваться все предоставленные ему конституционные права, являющиеся высшей

ценностью для государства. Перечень законодательно допустимых способов защиты весьма разнообразен, однако особого внимания заслуживает возможность реализации части второй статьи 45 Конституции РФ в сфере уголовно-правовых отношений, возникающих непосредственно в случае причинения или возникновения угрозы причинения вреда охраняемым государством интересам.

Положения, вытекающие из смысла данной нормы, транслируются в Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, преимущественно в принципах уголовной ответственности, а также в главе 8 Уголовного кодекса РФ, закрепляющей обстоятельства, исключающие преступность деяния, в том числе право на необходимую оборону человека и гражданина, чьи права и охраняемые законом интересы подвергаются посягательству.

Необходимая оборона как явление существовала на всех этапах развития государственности и законодательства не только в России, но и в других странах. Более того, необходимая оборона заложена инстинктивно в каждом человеке, который стремится защитить себя от преступных посягательств. Именно это позволяет говорить о необходимой обороне как о безусловном праве каждого человека.

Соразмерно развитию и совершенствованию законодательства в России претерпевал изменения и институт необходимой обороны. Однако какой бы ни была законодательная формулировка и степень проработанности правовых норм данной категории, необходимая оборона всегда являлась позволяющей и даже управомочивающей нормой на причинение вреда лицу, посягающему на права и законные интересы личности, общества и государства.

Признавая общественно полезным или допустимым причинение вреда посягающему, государство не только реализует важнейшее конституционное право человека на защиту, но и стремится повысить правовую активность граждан, вовлечь каждого в обеспечение общественного порядка и в борьбу с преступностью. Учитывая тонкую грань между правомерностью и преступным характером причинённого вреда, законодатель обязан детально и безошибочно предусмотреть механизм работы и применения на практике данного института уголовного права. И действительно, насколько чудовищна ошибка, в результате которой человек, действующий в защиту личных прав и интересов либо в защиту прав и интересов другого лица, общества или государства, сам становится преступником по причине неправильного токования норм права либо по причине имеющегося законодательного пробела. Именно из-за важности института необходимой обороны для граждан как прямой реализации конституционного пра-

ва на защиту охраняемых законом интересов, а для государства как эффективнейшего способа повышения активности граждан в борьбе с преступностью, законодатель и учёные-правоведы не перестают совершенствовать законодательство и уголовно-правовую науку в этом направлении, стремятся устранить существующие пробелы в законодательстве и оценочные категории, не позволяющие однозначно толковать нормы уголовного закона, а также не допустить судебных ошибок, влекущих за собой необоснованное привлечение к уголовной ответственности лиц, действующих при необходимой обороне.

Наличие института необходимой обороны в государстве подчёркивает развитость его правовой системы, позволяя гражданам самим отстаивать свои интересы и защищать интересы других лиц, способами, не запрещёнными законом, не допуская тем самым превышения пределов необходимой обороны.

Сегодня, несмотря на значительные изменения, этот институт нуждается в корректной регламентации и максимальной ясности для правоприменителя в целях недопущения несправедливого обвинения лиц, которые защищали свои права и интересы от преступного посягательства. Отметим, что в 2003 году ст. 37 УК РФ была введена норма, разрешающая причинение любого вреда посягающему в случае, когда посягательство является неожиданным, в связи с чем обороняющийся не имел реальной возможности объективно оценить сложившуюся ситуацию, степень и характер опасности нападения. Однако данное нововведение, вновь подтолкнуло нас к необходимости обращения к субъективным оценочным понятиям, порождающим очередные проблемы в толковании и в применении закона.

Обратимся непосредственно к анализу понятия «превышение пределов необходимой обороны». Пленум Верховного Суда РФ в своём постановлении от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» указал: «Под превышением пределов необходимой обороны понимают такие действия лица, когда оно прибег-нуло к защите от посягательства, не сопряжённого с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, и избрало такие средства и способы, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинило посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть»2.

Подчеркнём, что даже соответствующие разъяснения высшей судебной инстанции не

2 П. 11 Постановления от 27 сентября 2012 г. № 19.

способствовали чёткому уяснению данного законодательного установления. На наш взгляд, представляется необходимым внести коррективы непосредственно в содержание статьи 37 Уголовного кодекса РФ, закрепив в нём понятие превышения пределов необходимой обороны. Это будет способствовать разрешению ряда существующих практических проблем реализации указанной нормы и выработке единого подхода к определению понятия превышения пределов необходимой обороны, а также установлению единой судебно-следственной практики по данным категориям уголовных дел и, наконец, полноценной защите и восстановлению нарушенных прав и законных интересов граждан, общества и государства.

К сожалению, по настоящее время законодательно не закреплены признаки явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства. В науке уголовного права предпринимались неоднократные попытки конкретизировать данные признаки. Так, учёные-правоведы к превышению пределов необходимой обороны относят и несвоевременную оборону, осуществлённую либо преждевременно, либо поздно [1, с. 124]. Однако более частыми являются «случаи превышения пределов необходимой обороны при явном несоответствии интенсивности защиты интенсивности посягательства»3.

При определённых обстоятельствах следует учитывать физическую подготовленность субъекта посягательства» [2, с. 244]. Так, например, по определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР был отменен приговор, которым Ф. была осуждена за убийство своего мужа при превышении пределов необходимой обороны. Из обстоятельств уголовного дела известно, что муж беспричинно избивал ее в квартире, используя приёмы карате, которым занимался несколько лет. Муж высказывал угрозы убийством в адрес Ф., грозил искалечить, наносил удары по голове, лицу и телу. Защищая свою жизнь и здоровье, Ф. ранила мужа кухонным ножом, что повлекло его смерть. Судебная коллегия признала действия Ф. правомерными, не выходящими за пределы необходимой обороны4.

Нам, как и ряду авторов, видится правильным «признание превышения пределов необходимой обороны в случае явного несоответствия характера посягательства средствам и способам защиты, когда нападающему, обороняющемуся, а также другим лицам было очевидно, что обороняющийся имел возможность отразить нападение, причинив меньший вред нападающему, либо вовсе без такового, осознавал такую

3 Курс советского уголовного права. Часть общая. Т. 1 / отв. ред.: Н. А. Беляев, М. Д. Шаргородский. — Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. — С. 481.

4 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. — 1992. — № 2. — С. 7-8.

возможность, однако намеренно выбрал более опасные средства и методы защиты, соответственно, без необходимости причинил вред посягающему лицу» [3, с. 151].

В случае превышения пределов необходимой обороны, действия обороняющегося признаются общественно опасными и должны квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ — ст. 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление) и ст.

114 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление) УК РФ. При этом умышленное причинение лёгкого вреда здоровью или побоев (ст.

115 и 116 УК РФ) не образует возможности превышения пределов необходимой обороны, так как данные обстоятельства фактически не могут иметь признака несоответствия характера нападения и защиты5. Причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства, не влечёт уголовной ответственности.

Объективная сторона ч. 1 ст. 108 УК РФ выражается в убийстве нападавшего при превышении пределов необходимой обороны со стороны оборонявшегося. Таким образом, для установления истины по делу необходимо установить, что обороняющийся прибегнул к защите охраняемых законом прав от посягательства средствами и методами, явно несоразмерными и не необходимыми при имеющейся степени опасности и характере посягательства; данные методы также не были вызваны реальной обстановкой при нападении, в связи с чем обороняющийся без необходимости причинил потерпевшему (в данном случае нападавшему) смерть. Важным при установлении объективной стороны преступления является субъективное осознание обороняющимся явного несоответствия применяемых им методов и средств защиты против посягательства, так как в противном случае, наступление уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны ис-ключается6. С субъективной стороны убийство (ч. 1 ст. 108 УК РФ) совершается умышленно, однако чаще умысел бывает косвенным, некон-кретизированным, что выражается в том, что

5 Рабаданов А. С. Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния (некоторые вопросы судебной практики и его нормативно-правовое обеспечение) : учебное пособие / под общ. ред. В. П. Реви-на. — Саратов: Саратовский юридический институт МВД России, 2002. — С. 9.

6 Ветров Н. И. Уголовное право. Особенная часть : учебник для вузов. — Москва: ЮНИТИ, 2000 — С. 117.

обороняющийся, осуществляя защиту охраняемых законом интересов от преступного посягательства, осознает, что превышает пределы защиты, предвидит реальную возможность наступления последствий в виде смерти, однако наступления данного результата он не желает, так как его цель является общественно полезной — защита охраняемых законом интересов от преступного посягательства, однако лицо сознательно из всех возможных вариантов защиты выбирает те, которые приводят к наступлению последствий в виде смерти нападающего. Исходя из косвенного умысла данного преступления, у данного состава не может быть стадии покушения, тем более стадии приготовления, так как нападение для обороняющегося должно быть всегда неожиданным, в связи с чем и он защищается в условиях необходимой обороны.

Субъектом ст. 108 УК РФ является вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста, осуществляющее предоставленное ему законом право на необходимую оборону. Из положений части 3 статьи 37 УК РФ вытекает, что в случае, когда лицо, совершившее убийство при превышении пределов необходимой обороны, является, например, сотрудником правоохранительных органов, его действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 286 УК РФ не требуют [4, с. 67].

Не углубляясь в рассмотрение составов преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны, следует отметить, что оба состава — ст. 108 и ст. 114 УК РФ — отнесены законодателем к категории преступлений небольшой тяжести, а санкции статей предусматривают в качестве строжайшего альтернативного вида наказания — лишение свободы на строк до двух лет и до одного года соответственно. Подобным образом законодатель ещё раз подчеркнул важность института необходимой обороны, придав преступлениям с тяжкими последствиями в виде причинения вреда жизни и здоровья граждан привилегированный характер, обусловленный общественно полезной целью действий лица, совершившего указанные преступления — защита законных интересов от преступного посягательства. В этом плане представляют интерес предложения ряда авторов, говорящих о необходимости исключения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, из категории убийств и переименовании в «причинение смерти при превышении пределов необходимой обороны» [5, с. 105]. Хотя данная точка зрения не лишена логики, однако предлагаемая формулировка вновь придаёт неопределённый характер субъективной стороне указанного преступления, позволяя предполо-

жить возможность причинения смерти по неосторожности, что вовсе исключает необходимую оборону из деяний лица.

На наш взгляд, понятие «превышение пределов необходимой обороны» должно быть сформулировано в ст. 37 УК РФ следующим образом: «Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия обороняющегося от общественно опасного посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, связанные с применением таких приёмов, способов, средств и (или) орудий защиты, использование которых явно, очевидно для обороняющегося, не вызывалось характером и степенью опасности посягательства, когда посягавшему без необходимости умышленно был причинён тяжкий вред здоровью или смерть. При этом все сомнения должны толковаться в пользу обороняющегося лица».

В уголовном законодательстве о необходимой обороне ряда иностранных государств приводится детальный перечень вариантов поведения, при которых обороняющееся лицо, защищаясь от общественно опасного посягательства, может правомерно причинить фактически любой, в том числе смертельный, вред посягающему лицу.

Например, подробное описание таковых действий содержится в Уголовном кодексе штата Нью-Йорк 1967 г. В соответствующем разделе кодекс регулирует случаи, в которых возможно применение смертельной физической силы. В параграфе 35.15 перечислены случаи, при которых обороняющийся не должен отступать, т.е. ему дано право на причинение любого вреда посягающему лицу: «1) если обороняющийся находится в своём жилище и не является первоначальным агрессором; 2) является служащим полиции, должностным лицом, наблюдающим за соблюдением общественного порядка, или лицом, оказывающим помощь уже перечисленным лицам по их указанию; 3) в случаях, когда посягающий совершает или пытается совершить похищение человека, изнасилование или ограбление при обстоятельствах, при которых разрешается применение смертельной физической силы»7.

Таким образом, мы видим, что в УК штата Нью-Йорк подробно указаны случаи, в которых обороняющийся, находясь в состоянии необходимой обороны, вправе причинить любой вред [6, с. 4426-4430].

Ещё более актуальной представляется статья 9.51 техасского УК «Арест и обыск». Часть (А) указанной статьи гласит: «Сотрудник правоохранительного органа или лицо, действующее в присутствии и в соответствии с указаниями такого сотрудника правоохранительного орга-

7 Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии) : сборник законодательных материалов / под ред. И. Д. Козочкина. — Москва: Зерцало, 2001. — С. 68.

на, оправданно применяет насилие в отношении другого в случаях и в таких пределах, в которых, как такой деятель разумно полагает, такое насилие является тотчас необходимым для производства или содействия аресту или обыску, или для предотвращения побега после ареста…». В части (Б) прямо говорится о возможности применения силы при задержании обычным гражданином: «Лицо, иное, чем сотрудник правоохранительного органа (или лицо, действующее в соответствии с указаниями сотрудника правоохранительного органа), оправданно применяет насилие против другого в случаях и в таких пределах, в которых, как такое лицо разумно полагает, такое насилие является тотчас необходимым для производства или содействия законному аресту., если до применения насилия такое лицо объявляет о своём намерении и основаниях произвести арест или разумно полагает, что его цель и основания ареста заведомо известны лицу, подвергаемому аресту, или когда объявление цели и оснований ареста не представляется разумно возможным»8 [8, с. 110-111].

Подробное изложение случаев причинения любого вреда обороняющимся лицом характерно для УК Индии, Сингапура, Китая [7, с. 125132; 10, с. 370-381; 11, с. 428-432] и ряда других государств.

Мы уже писали об этом, предлагая перечневый подход к системе благ, охраняемых с помощью необходимой обороны, при посягательстве на которые возможно причинение любого вреда посягающему9. Указанная позиции озвучивалась видным учёным-криминалистом профессором Э. Ф. Побегайло [9, с. 249].

Следует обратить внимание на более лояльный зарубежный опыт при решении вопроса об ответственности за превышение пределов необходимой обороны в иностранном законодательстве. Так, в УК ФРГ законодательно закреплено, что если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию; УК Швейцарии определяет, что если обороняющийся превышает пределы необходимой обороны вследствие извинительного волнения или замешательства, вызванного посягательством, то его не наказывают; аналогичные нормы содержат УК Польши, Латвии. Другими словами, законодатель в зарубежных странах исключает

8 Уголовный кодекс штата Техас. Принят Законодательным собранием штата Техас: 63-я законодательная сессия. Вступил в силу с 1 января 1974 г., с изменениями и дополнениями на 1 июля 2003 г. / перевод с английского: Д. Г. Осипов; науч. ред. и предисл.: И. Д. Козочкин. — Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2006. — С. 110-111.

9 Никуленко А. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: концептуальные основы уголовно-правовой регламентации : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.08 / Никуленко Андрей Вячеславович. — Санкт-Петербург, 2019. — С. 28 и др.

виновность лица, совершившего преступление вследствие возникшего душевного волнения, вызванного посягательством [10, с. 7-31].

На наш взгляд, для совершенствования института необходимой обороны следует закрепить в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» типичные случаи, при которых обороняющееся лицо, не задумываясь, может причинить «первоначальному посягателю на охраняемые законом интересы» любой вред при защите от общественно опасного посягательства для того, чтобы исключить необоснованность осуждения лиц за превышение пределов необходимой обороны, поскольку, как уже отмечалось, если бы посягающее лицо первым не преступило закон, тогда обороняющийся и не стал бы совершать ответные действия для своей защиты, защиты близких лиц, а также интересов общества и государства.

Таким образом, на наш взгляд, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ следует отразить следующее: «Признается правомерным причинение любого вреда посягающему при защите от посягательства, угрожающего жизни или здоровью обороняющегося или других лиц, например, от покушения на убийство или причинение вреда здоровью, грабежа, разбоя, изнасилования, насильственных действий сексуального характера и т.д.». В указанный перечень могут быть помещены иные составы преступлений, в том числе создающие опасность причинения существенного вреда общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Немаловажным будет и дополнение о распространении всех положений норм об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и дружинников, несмотря на их возможную специальную подготовку, наличие специальных средств или огнестрельного оружия, причём безо всяких изъятий и ограничений, предусмотренных иными законами или нормативными правовыми актами.

В заключение отметим, что на протяжении последних лет наука уголовного права позитивно развивается в данном направлении. Нормы о необходимой обороне претерпевают существенные изменения, что свидетельствует о стремлении законодателя решать существующие проблемы и о большой значимости данного института уголовного права. Движение законодателя в данном направлении должно постоянно прогрессировать и не останавливаться на достигнутом, ведь необходимая оборона является гарантией человека и гражданина на соблюдение его конституционных прав и свобод.

Список литературы

1. Анашкин Г. З., Бородин С. В., Гальперин И. М., Загородников Н. И. и др. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / отв. ред.: Келина С. Г., Кудрявцев В. Н. — Москва: Наука, 1987. — 276 с.

2. Милюков С. Ф., Никуленко А. В. Причинение вреда при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние : монография. — Санкт-Петербург: Юридический центр, 2015. — 560 с.

3. Коняхин В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права : монография. — Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2012. — 348 с.

4. Зубкова В. И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России : монография. — Москва: Норма, 2012 — 256 с.

5. Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необходимости : монография. — Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2004. — 267 с.

6. Журкина О. В. Институт необходимой обороны в законодательстве зарубежных стран [Электронный ресурс] // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2015. — Т. 13. -С. 4426-4430. — URL: http://e-koncept.ru/2015/85886.htm (дата обращения: 19.06.2020).

7. Додонов В. Н., Капинус О. С. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств) // Право и политика. — 2005. — № 3. — С. 125-132.

8. Миронов С. А. Необходимая оборона в уголовном праве КНР: история и современность (сравнительно-правовой подход) / Уголовное право и современность : сборник статей. — Вып. 3 / под. ред. А.Э. Жалинского. — Москва: Государственный университет — Высшая школа экономики, 2011. — С. 428-432.

9. Побегайло Э. Ф. Избранные труды. — Москва: Юридический центр Пресс, 2008. — 1064 с.

10. Волженкин Б. В. Модельный уголовный кодекс и его влияние на формирование уголовного законодательства государств — участников Содружества Независимых Государств / Новое уголовное законодательство стран СНГ и Балтии : сборник научных статей. — Москва: ЛексЭст, 2002. — С. 7-31.

References

1. Anashkin G. Z, Borodin S. V., Gal’perin I. M., Zagorodnikov N. I. i dr. Ugolovnyy zakon. Opyt teoreticheskogo modelirovaniya / otv. red.: Kelina S. G., Kudryavtsev V. N. — Moskva: Nauka, 1987. — 276 c.

2. Milyukov S. F., Nikulenko A. V Prichineniye vreda pri zaderzhanii litsa, sovershivshego obshchestvenno opasnoye deyaniye : monografiya. — Sankt-Peterburg: Yuridicheskiy tsentr, 2015. — 560 s.

3. Konyakhin V P. Teoreticheskiye osnovy postroyeniya Obshchey chasti rossiyskogo ugolovnogo prava : monografiya. — Sankt-Peterburg: Yuridicheskiy tsentr Press, 2012. — 348 s.

4. Zubkova V I. Otvetstvennost’ za prestupleniya protiv lichnosti po zakonodatel’stvu Rossii : monografiya. — Moskva: Norma, 2012 — 256 s.

5. Parkhomenko S. V Deyaniya, prestupnost’ kotorykh isklyuchayetsya v silu sotsial’noy poleznosti i neobkhodimosti : monografiya. — Sankt-Peterburg: Yuridicheskiy tsentr Press, 2004. — 267 s.

6. Zhurkina O. V Institut neobkhodimoy oborony v zakonodatel’stve zarubezhnykh stran [Elektronnyy resurs] // Nauchno-metodicheskiy elektronnyy zhurnal «Kontsept». — 2015. — T. 13. — S. 4426-4430. — URL: http://e-koncept.ru/2015/85886.htm (data obrashcheniya: 19.06.2020).

7. Dodonov V N., Kapinus O. S. Neobkhodimaya oborona (sravnitel’nyy analiz sovremennykh ugolovnykh zakonodatel’stv) // Pravo i politika. — 2005. — № 3. — S. 125-132.

8. Mironov S. A. Neobkhodimaya oborona v ugolovnom prave KNR: istoriya i sovremennost’ (sravnitel’no-pravovoy podkhod) / Ugolovnoye pravo i sovremennost’ : sbornik statey. — Vyp. 3 / pod. red. A.E. Zhalinskogo. — Moskva: Gosudarstvennyy universitet — Vysshaya shkola ekonomiki, 2011. — S. 428-432.

9. Pobegaylo E. F. Izbrannyye trudy. — Moskva: Yuridicheskiy tsentr Press, 2008. — 1064 s.

10. Volzhenkin B. V Model’nyy ugolovnyy kodeks i yego vliyaniye na formirovaniye ugolovnogo zakonodatel’stva gosudarstv — uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv / Novoye ugolovnoye zakonodatel’stvo stran SNG i Baltii : sbornik nauchnykh statey. — Moskva: LeksEst, 2002. — S. 7-31.

© Никуленко А. В., Смирнов М. А., 2020

Статья поступила в редакцию 24.06.2020 г.

Статья 37 Уголовного кодекса РФ. Действующая редакция на 2021 год, комментарии и судебная практика

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к ст. 37 УК РФ

Необходимая оборона является неотъемлемым правом личности. Конституция Российской Федерации (ч. 2 ст. 45) признает право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Цель необходимой обороны, ее значение состоят в осуществлении защиты личности, общества и государства от общественно опасных посягательств. Право на защиту является естественным правом любого человека независимо от профессиональной или иной подготовки. Любой гражданин может воспользоваться правом на необходимую оборону, но закон не обязывает его это право применять. При необходимой обороне посягающему причиняется вред. Формально такие действия подпадают под признаки преступного деяния. Но действия обороняющегося не являются общественно опасными. Более того, они общественно полезны, поощряемы государством, поскольку не только направлены на защиту правоохраняемых интересов, но и способствуют повышению социальной активности граждан. Институт необходимой обороны призван обеспечить права обороняющихся и иных субъектов от общественно опасных посягательств, защитить обороняющегося от возможного необоснованного привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, в том числе и за преступление, связанное с превышением пределов необходимой обороны.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Из содержания этой нормы следует, что если общественно опасное посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, то необходимая оборона будет являться правомерной вне зависимости от того, какие средства и способы были применены при обороне и какой вред был причинен при этом посягающему. Закон признает в таких случаях правомерность причинения любого вреда, вплоть до причинения смерти. Тем самым фактически речь идет об отсутствии каких-либо ограничений (за отдельными исключениями, о которых будет сказано ниже) при защите такого объекта, как жизнь человека. Тем самым в таких ситуациях исключается превышение пределов необходимой обороны.

Общественно опасное посягательство, о котором идет речь, должно быть сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. При этом опасность для жизни должна быть объективно существующей, реальной. В противном случае действия обороняющегося могут быть расценены как мнимая оборона, что влечет за собой уголовную ответственность, или при добросовестном заблуждении обороняющегося и наличии оснований полагать о существовании опасности для жизни действия обороняющегося следует оценить как невиновное причинение вреда.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

В этом положении, установленном ч. 2 ст. 37 УК РФ, законодатель акцентирует внимание на следующих моментах. Первое: при защите иных объектов, кроме жизни человека, должны быть соблюдены ограничения, установленные законом. Вместе с тем следует иметь в виду, что в отдельных случаях причинение смерти при отсутствии посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, также может являться правомерным. К примеру, причинение женщиной смерти посягающему при изнасиловании следует признать правомерным.

При решении вопроса о наличии насилия, опасного для жизни, следует учитывать и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» о том, что под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, или которое хотя и не причинило вреда здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

Второе: несоблюдение указанных в законе этих ограничений, т.е. превышение пределов необходимой обороны, должно заключаться в умышленных действиях, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Как известно, в соответствии со ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным умышленно, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления либо не желало, но сознательно допускало эти последствия или относилось к ним безразлично. В этой связи следует сделать вывод о том, что при посягательстве, не сопряженном с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, превышение пределов необходимой обороны связано с осознанием обороняющимся неправильности, опасности своих действий в момент причинения вреда. Иными словами, обороняющийся должен с очевидностью осознавать, что защититься от посягательства, пресечь его он имеет возможность, применяя иные средства защиты, с меньшей ее интенсивностью, с причинением посягающему значительно меньшего вреда по сравнению с реально причиненным. Таким образом, обороняющийся должен стремиться не к расправе над посягающим, а к прекращению его действий и причинению только необходимого для отражения посягательства вреда. Но при этом правового значения не имеет возможность обороняющегося убежать, позвать на помощь, иным образом уклониться от посягательства. Наличие такой возможности ни в коем случае не должно расцениваться как фактор превышения пределов необходимой обороны.

В ч. 2.1 ст. 37 УК РФ говорится о том, что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения. В таких ситуациях при отсутствии объективной оценки обстоятельств нападения умысел на превышение пределов необходимой обороны отсутствует, и поэтому причинение вреда в таких ситуациях признается правомерным.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право, как отмечалось выше, принадлежит лицу и независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Данное положение, закрепленное в ч. 3 ст. 37 УК РФ, уточняет положение о необходимой обороне применительно к лицам, в чьи профессиональные обязанности входит пресечение общественно опасных посягательств.

Так, в ст. 24 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции» содержится положение о том, что на деятельность сотрудника милиции распространяются нормы уголовного законодательства Российской Федерации о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, физическом или психическом принуждении, об обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения. В то же время предотвращение и пресечение преступлений и административных правонарушений являются обязанностью милиции, при исполнении которой в установленных законом случаях сотрудники милиции вправе применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие .

———————————

Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503.

Аналогичные законодательные положения имеются и в отношении сотрудников ряда других служб. Общее право на необходимую оборону, в том числе и указанных сотрудников, не может быть ограничено. Поэтому в случае противоречия иных законодательных актов положениям ст. 37 УК РФ применяться должны положения последней. Однако это не исключает необходимости учета при решении вопроса о необходимой обороне таких факторов, как физическая и психологическая подготовка сотрудников милиции и иных лиц, наличие у них специальных средств и оружия.

Право на необходимую оборону не может не иметь границ, определяющих состояние необходимой обороны и отделяющих это состояние от состояния превышения ее пределов. Правомерность необходимой обороны определяется рядом признаков, которые принято делить на две группы:

а) относящиеся к посягательству;

б) относящиеся к защите.

Обстоятельством правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, прежде всего является общественная опасность последнего, что выражается в причинении вреда или возможности причинить вред охраняемым уголовным или иным законом общественным отношениям. Здесь следует обратить внимание на то, что, регламентируя институт необходимой обороны, законодатель акцентирует внимание на факторе именно общественной опасности, а не преступности посягательства. Этот подход означает, что необходимая оборона может иметь место и в случаях, когда права и законные интересы личности, общества, государства нарушаются не только преступлением, но и иным общественно опасным посягательством, например посягательством, относящимся к категории административных правонарушений. Кроме того, наличествует общественная опасность и в неправомерных действиях должностных лиц. Поэтому при соблюдении иных условий, установленных законом, необходимая оборона возможна и против подобных посягательств.

Не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

Вторым условием правомерности признается наличность посягательства. Установление этого обстоятельства связано с определением начального и конечного моментов посягательства. Осуществление права на необходимую оборону возможно только в период осуществления общественно опасного посягательства. Так, неправомерной будет оборона от возможного посягательства в будущем. Однако состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. При этом, например, переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях.

Действительность или реальность посягательства также относится к условиям правомерности необходимой обороны и состоит в том, что оборона возможна только от реального, объективно существующего посягательства, а не от посягательства, существующего только в воображении обороняющегося. Этим необходимая оборона отличается от обороны мнимой.

К условиям правомерности, относящимся к защите, относятся: 1) наличие объектов, которые можно защищать, реализуя право на необходимую оборону; 2) причинение вреда только посягающему; 3) отсутствие действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, следует учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства .

———————————

По вопросу о необходимой обороне см. также: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. N 5. Несмотря на изменения законодательства, многие положения указанного Постановления имеют практическое значение и в настоящее время.

Уголовный закон устанавливает ответственность только за следующие деяния, совершенные при превышении пределов необходимой обороны: убийство (ч. 1 ст. 108 УК РФ) и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 114 УК РФ). Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть по неосторожности, также следует квалифицировать по указанной норме. Устанавливая круг деяний, совершение которых в условиях превышения пределов необходимой обороны может влечь за собой уголовную ответственность, законодатель не включил в их число умышленное причинение легкого вреда здоровью и вреда здоровью средней тяжести. Следовательно, причинение такого вреда посягающему ни при каких обстоятельствах не может быть признано превышением пределов необходимой обороны в связи с отсутствием явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Не является таким превышением и причинение любого вреда посягающему по неосторожности.

Судебная практика по статье 37 УК РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2019 N 44-АПУ19-7СП

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Борисов В.Г. считает приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Утверждает, что выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном, о чем, в частности, свидетельствуют отказы в удовлетворении заявленных им ходатайств. Просит произвести экспертизу видеоматериалов, указывая на их фальсификацию и монтаж. Приводит доводы, согласно которым он был вынужден защищаться от противоправных действий потерпевших, просит изменить квалификацию его действий, учитывая положения ст. 37 УК РФ.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21.11.2019 N 45-АПУ19-25

Кроме того, признавая действия Гопфауфа Э.Я. по лишению жизни П. совершенными в состоянии необходимой обороны, суд не сослался на норму материального права, а именно на ст. 37 УК РФ и не принял какого-либо процессуального решения в связи с признанием действий осужденного по лишению жизни П. законными (не прекратили в части уголовное преследование или не оправдал в части) путем вынесения соответствующего постановления или указания в резолютивной части приговора, а также не разъяснил Гопфауфу Э.Я. право на реабилитацию в соответствии с требованиями ст. 133 УПК РФ.


Определение Конституционного Суда РФ от 19.12.2019 N 3306-О

ПРАВ СТАТЬЕЙ 37 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,


Определение Конституционного Суда РФ от 30.06.2020 N 1410-О

ПРАВ ПРИМЕНЕНИЕМ СТАТЬИ 37 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.02.2017 N 34-АПУ17-1сп

Кроме того, в вопросном листе не могли быть использованы вопросы, содержащие такие формулировки, как «предвидя неизбежность наступления смерти и желая этого», «опасения за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье своего сына», которые являются оценочными, связаны с определением вида умысла Михайловского (ст. 26 и 27 УК РФ), а также наличием необходимой обороны или ее превышения (ст. 37 и ст. 108 УК РФ), то есть относятся к юридическим вопросам, подлежащими разрешению без участия присяжных заседателей председательствующим единолично, исходя из фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 01.03.2017 N 55-АПУ17-2

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N 50-АПУ17-1

Мотивируя вывод о виновности осужденного в покушении на убийство К. и причинении вреда здоровью Ж., суд обоснованно принял в качестве доказательств показания потерпевших Ж. К. о том, что инициатором ссоры явился сам осужденный, ударив К. кулаком по лицу, после чего наносил ему удары ножом. Когда Ж. пытался воспрепятствовать Адырбаеву, тот ударил ножом и Ж. Указанные потерпевшими обстоятельства причинения им телесных повреждений подтверждены показаниями свидетелей Ф. и Ф. заключениями экспертов о наличии телесных повреждений у потерпевших и осужденного. Между тем, согласно положениям ст. 37 УК РФ, не признается находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое спровоцировало потерпевшего, чтобы использовать его ответные действия как повод для совершения противоправного деяния, в том числе и направленного на лишение потерпевшего жизни. Содеянное в этих случаях подлежит квалификации на общих основаниях.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18.04.2017 N 9-АПУ17-3

На основании совокупности доказательств по делу суд пришел к обоснованному выводу, что в рассматриваемом случае основания для применения ст. 37 УК РФ отсутствовали, имело место не общественно опасное посягательство, при котором возникает право на необходимую оборону, а конфликт на почве личной неприязни на фоне употребления спиртного, повлекший умышленное причинение смерти двум лицам.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 07.11.2017 N 14-АПУ17-12

Предусмотренные ст. 37 УК РФ признаки необходимой обороны либо ее превышения в действиях осужденных не усматриваются.
Назначенное каждому из них наказание соответствует требованиям закона. Оно соразмерно всем установленным по делу обстоятельствам, является справедливым и смягчению не подлежит.


Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.05.2018 N 69-УД18-7

В кассационной жалобе осужденный Семенов С.О. оспаривает обоснованность состоявшихся в отношении его судебных решений и просит об их пересмотре, указывая, что умысла на причинение М. тяжкого вреда здоровью он не имел, а защищался от неправомерных действий самого потерпевшего, напавшего на него, и в руке которого находился нож. Считает, что он находился в состоянии необходимой обороны, при этом он не понял, как попал нож в тело потерпевшего после того, как он вывернул нож из руки потерпевшего. Кроме того, указывает, что суд не проверил наличие у него состояния сильного душевного волнения во время совершения данных действий в отношении потерпевшего, а также суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства то, что он перед тем, как все произошло, просил соседку О. вызвать полицию, поскольку М. стал буянить, а также и после случившегося он просил ее об этом. Полагает, что у суда имелись основания применить ст. 64 УК РФ при назначении ему наказания. Просит переквалифицировать его действия с учетом положений ст. 37 УК РФ, а также применить ст. 64 УК РФ.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22.01.2019 N 55-АПУ18-5

В данном случае следует полагать, что по делу отсутствуют основания для применения правил ст. ст. 37, 39 УК РФ.
При определенных обстоятельствах осужденные могли обращаться с жалобами в компетентные государственные органы.
Необоснованным является утверждение адвоката Головченко А.А. о неустановлении судом первой инстанции размера ущерба, причиненного ФКУ ИК … .


недостатков в разграничении и превышении лимитов необходимой защиты по законодательству Республики Казахстан

  • БАЗИЛОВА Айгуль Абаевна Кафедра уголовного права, уголовного судопроизводства и криминалистики юридического факультета Казахский национальный университет имени аль-Фараби

Аннотация

В статье показано, что специфика и содержание уголовного закона обусловлены задачами, которые стоят перед ним.Показано, что задачами уголовного закона автор определяет защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, собственности, прав и законных интересов организаций, общественного порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя и территориальной целостности Республики Беларусь. Казахстан, юридически защищенные интересы общества и государства от преступных посягательств, защита мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступности, к которым относится и необходимая самооборона.За основу уголовной ответственности в статье определено, какими опасными для человека, общества или государства действия являются преступления, прописаны наказания и другие меры уголовно-правового характера за их совершение, то есть эти проблемы решаются в процессе реализации нормативных и правовых актов. правоприменительные функции уголовного закона.

использованная литература

[1] Биссенова, М.К. 2009 г.Понятие вины при классификации преступления. Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы борьбы с транснациональной преступностью и коррупцией в глобальных условиях», посвященной 75-летию КазНУ им. Аль-Фараби. Алматы: Казахский университет.
[2] Бисенова М.К. 2009. Ответственность виновного за преступление по умышленности. Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы борьбы с транснациональной преступностью и коррупцией в глобальных условиях», посвященной 75-летию КазНУ им. Аль-Фараби.Алматы: Казахский университет.
[3] Кристофер, C.M.V. 2004. Необходимое действие: новая защита. Обзор уголовного права 2: 81-95.
[4] Уголовный кодекс Республики Казахстан. http://adilet.zan.kz/rus/docs/K970000167_
[5] Уголовная ответственность за халатность. Москва: Государственное издательство юридической литературы.
[6] Даннер, Эллисон и Мартинес, Дженни. 2005. Виновные ассоциации: совместное уголовное предприятие, ответственность командования и развитие международного уголовного права.California Law Review 93 (1): 75-169.
[7] Дельгадо, Ричард. 1985. «Гнилой социальный фон»: должно ли уголовное право признавать защиту серьезного экологического лишения? Закон и неравенство 3: 9-90.
[8] Халиков, К.Х. 1970. Требуемая защита по советскому уголовному праву: автореферат диссертации кандидата юридических наук. Алма-Ата.
[9] Кони, А.Ф. 1996. О праве на требуемую защиту. Москва.
[10] Новый уголовный кодекс Франции. Москва: Юридический колледж МГУ Издательство.
[11] Новое десятилетие, новая экономическая экспансия, новые возможности для Казахстана: Письмо Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана. http://www.kazembqatar.com/cvpresident/1280654885/.
[12] Радченко В.И. 1996. Комментарии к Уголовному кодексу РФ. Москва.
[13] Указ Президента Республики Казахстан от 24.08.2009 № 858 «Концепция правовой политики Республики Казахстан на 2010–2020 годы». http: //adilet.zan.kz / eng / docs / U0

858_


[14] Турецкий, Н. 1998. Требуемая защита по уголовному праву Республики Казахстан (проблемы пределов законной защиты). Канд. Дисс. Наук. КНТУ.

Как цитировать

БАЗИЛОВА Айгуль Абаевна. Недостатки в разграничении и превышении лимитов необходимой защиты согласно законодательству Республики Казахстан. Журнал перспективных исследований в области права и экономики , [S.l.], v. 7, n. 4, стр. 752-758, окт. 2016 г. ISSN 2068-696X. Доступно по адресу: https://journals.aserspublishing.eu/jarle/article/view/148>. Дата обращения: 03 сен. 2021 г.

Форма передачи авторских прав издательству ASERS (Издателю)
Эта форма относится к рукописи, автор (ы) которой был принят к публикации и подписан всеми авторами.
Нижеподписавшиеся Автор (ы) вышеупомянутого Документа передают Издателю все авторские права на Документ и на него. Автор (ы) гарантирует, что Документ основан на их оригинальной работе и что нижеподписавшийся имеет полномочия и полномочия для выполнения и выполнения этого задания. Автор несет ответственность за получение письменного разрешения на цитирование ранее опубликованных материалов в любой форме. Издатель признает сохраненные права, указанные ниже, и предоставляет указанным выше авторам и работодателям, для которых работа была выполнена, бесплатное разрешение на повторное использование их материалов, указанных ниже.Авторы могут повторно использовать всю или части вышеупомянутой статьи в других работах, за исключением публикации статьи в той же форме. Авторы могут воспроизводить или разрешать другим воспроизводить вышеуказанный Документ для личного использования Автором или для внутреннего использования компанией, при условии, что указан источник и уведомление об авторских правах Издателя, что копии не используются каким-либо образом, что подразумевает одобрение Издателем продукт или услуга работодателя, и что копии не предлагаются для продажи как таковые.Авторам разрешается удовлетворять запросы третьих лиц на перепечатку, переиздание или другие виды повторного использования. Авторы могут ограниченно распространять всю или части вышеупомянутого Документа до публикации, если они проинформируют Издателя о характере и масштабах такого ограниченного распространения до публикации. Авторы сохраняют за собой все права собственности на любой процесс, процедуру или изделие, описанные в The Paper. Это соглашение становится недействительным, если и только если вышеуказанная статья не принята и не опубликована Издателем или нарисована автором (ами) до принятия Издателем.

Превышение пределов необходимой защиты. Возможно ли соучастие?

Аннотация:

В статье рассматриваются проблемы, возникающие при правовом урегулировании причинения вреда, причиненного при превышении несколькими субъектами лимита необходимой защиты. Автор решает вопрос о возможности соучастия в превышении лимита необходимой защиты.На основании проведенного исследования автор приходит к выводу о невозможности автоматического переноса положений о соучастии на ситуации, связанные с причинением вреда при превышении лимита необходимой защиты.

Как цитировать:

Рубцова А.С., (2016), ПРЕВЫШЕНИЕ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ЗАЩИТЫ. ВОЗМОЖНА СЛОЖНОСТЬ ?. Пробелы в российском законодательстве, 5: 50-52.

Список литературы:

Кириченко В.Ф. Основные вопросы о необходимой обороне в советском уголовном праве. М., Л .: Изд-во АН СССР, 1948. 107 с.
Паше-Озерский Н.И. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М .: Госюриздат, 1962. 181 с.
Определение Верховного Суда РФ от 07.08.2006 № 3-o06-20 // СПС Консультант Плюс — Высшая школа, 2015
Попов.А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. С.-Пб .: Юрид. центр Пресс, 2001. 465 с.
Попов К. И. Актуальные вопросы ответственности за превышение пределов необходимой обороны // quot; Черные дыры quot; в Российском законодатель стве. 2002. № 2.

Ключевые слова:

самооборона, соучастие, соучастие, соучастник, подстрекатель, превышение пределов необходимой защиты.

стратегий защиты для победы по истечении срока давности

Рассмотрение жалобы и ответ на нее

  • Проверьте применимые сроки исковой давности и оставайтесь в своей юрисдикции.
  • Рассмотреть все причины иска истца и предполагаемые травмы. Истец, подавший несколько исков, может подлежать нескольким различным срокам давности. Ходатайство, отклоняющее только некоторые требования истца, может быть чрезвычайно полезным как для выигрыша дела, так и для установления благоприятной позиции при урегулировании спора.
  • Сохраните защиту в ответе. В большинстве юрисдикций и в федеральном суде срок давности является положительной защитой, от которой отказываются, если не указано в ответе.
  • Не исключайте возможность подачи ходатайства об отклонении, особенно в федеральном суде. Согласно федеральному стандарту состязательных бумаг истец не может просто утверждать, что применяется толлинговая доктрина; скорее, ее жалоба будет отклонена, если она не ссылается на факты, убедительно подтверждающие все элементы заявленной доктрины.

Адаптация плана открытия

  • Изучите применимое право вашей юрисдикции относительно срока давности и любой доктрины толлинга, заявленной истцом. Проведение исследования на раннем этапе необходимо для реализации вашего плана открытия.

    Когда возникает причина иска и когда применяется правило открытия или доктрина толлинга, варьируется от штата к штату и от претензии к претензии. В целом, однако, в делах, касающихся любого типа телесных повреждений, основное расследование начинается, когда истец обнаружил или должна была обнаружить при проявлении разумной осмотрительности факт и причину своего увечья.

  • В начале дела, запрос или вызов в суд письменные записи, которые могут иметь отношение к установлению осведомленности истца о ее состоянии в различные моменты времени.
  • Тщательно продумайте вопросы для снятия показаний. Хорошо подготовленные свидетели часто пытаются создать проблемы с фактами, когда им задают вопросы, касающиеся срока давности. Поэтому спрашивающий может попытаться подойти к теме более косвенно и тщательно расставить вопросы на протяжении всего экзамена, чтобы не предупредить истца.

    В качестве альтернативы менее подготовленные свидетели часто стремятся подкрепить свои иски о возмещении ущерба, подчеркивая, что они «всегда знали», что ваш клиент виновен. Поэтому задающий вопрос может дать свидетелю место для дачи таких свидетельских показаний, которые впоследствии могут быть использованы для опровержения толлинговых доктрин.

  • Проведение экспертных исследований с учетом ограничений. Экспертные заключения и показания могут раскрыть важную информацию о том, когда якобы травма впервые проявилась или когда истица узнала о своем диагнозе.

Перемещение для упрощенного судебного разбирательства

  • Не откладывайте подачу итогового решения. Некоторые юрисдикции считают, что защита от истечения срока давности может быть отменена необоснованной задержкой между изложением защиты в ответе и подачей диспозитивного ходатайства.
  • Сформулируйте проблему как вопрос закона. Несмотря на то, что вопросы относительно того, когда истец впервые обнаружил свою травму и проявила ли она «разумную» осмотрительность, часто являются вопросами факта, ходатайство об упрощенном судебном решении может быть удовлетворено, если в нем утверждается, что, даже если оно верно, заявленные действия и знания истца не может удовлетворять ни правилу открытия, ни какой-либо доктрине толлинга.

Сохранение защиты в окончательном предварительном постановлении FRCP 16

  • В федеральном суде, как и другие утвердительные возражения, защита по истечении срока давности утрачивает силу, если она не включена в окончательное досудебное постановление, даже если защита была заявлена ​​в ответе.

Представление защиты во время судебного разбирательства

  • Будьте осторожны, обсуждая срок давности перед присяжными. Легко потерять доверие к присяжным при утверждении срока давности защиты; например, одновременное утверждение, что продукт вашего клиента не имеет дефектов и , что истец должен был знать, что он неисправен, задолго до того, как она подала иск, обычно не устраивает присяжных.
  • Следовательно, подумайте о том, чтобы сосредоточить усилия на исполнении судебного решения с точки зрения закона. Во время судебного разбирательства: получить свидетельские показания и представить доказательства, необходимые для доказательства защиты, но, возможно, не подчеркивать срок давности при открытии или закрытии. Затем защита может быть заявлена ​​в ходатайстве о вынесении судебного решения в соответствии с законом (и включена в апелляцию), минимизируя риск потери доверия присяжных в случае отклонения ходатайства.

Уитни Фрейзер Уотт — член Stites & Harbison, PLLC в Луисвилле, Кентукки.Робин Э. Макгаффин — юрист Stites & Harbison, PLLC в Лексингтоне, Кентукки.


Авторские права © Американская ассоциация юристов, 2019 г. Все права защищены. Эта информация или любая ее часть не могут быть скопированы или распространены в любой форме и любыми средствами, а также загружены или сохранены в электронной базе данных или поисковой системе без явного письменного согласия Американской ассоциации юристов. Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают позицию или политику Американской ассоциации юристов, судебной секции, этого комитета или работодателя (ов) автора (ов).

Всемирное народное восстание против пропорциональности в законе о самообороне

% PDF-1.7 % 1 0 объект > / Метаданные 2 0 R / Контуры 3 0 R / Страницы 4 0 R / StructTreeRoot 5 0 R / Тип / Каталог / ViewerPreferences> >> эндобдж 6 0 obj / CreationDate (D: 20200219142812-08’00 ‘) / Создатель (Appligent AppendPDF Pro 6.3) / ModDate (D: 20200219142812-08’00 ‘) / Продюсер (Prince 12.5 \ (www.princexml.com \)) / Title (Всемирное народное восстание против пропорциональности в законе о самообороне) >> эндобдж 2 0 obj > транслировать application / pdf

  • Renée Lettow Lerner
  • Всемирное народное восстание против пропорциональности в Законе о самообороне
  • Князь 12.5 (www.princexml.com) AppendPDF Pro 6.3 Linux 64 бит 30 августа 2019 Библиотека 15.0.4Appligent AppendPDF Pro 6.32020-02-19T14: 28: 12-08: 002020-02-19T14: 28: 12-08: 002020-02 -19T14: 28: 12-08: 001uuid: 6814a4f7-adb7-11b2-0a00-c0c2da010000uuid: 6814a4f8-adb7-11b2-0a00-c04617f8fe7f конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Родитель 9 0 R / Ресурсы> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject> >> / StructParents 0 / Вкладки / S / Тип / Страница >> эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 86 0 объект > эндобдж 87 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 89 0 объект > эндобдж 90 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 92 0 объект > эндобдж 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание () / Rect [72.0 612,5547 285,8984 625,4453] / StructParent 1 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 95 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание (Стипендия факультета) / Rect [444,5449 612,5547 540,0 625,4453] / StructParent 2 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 96 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание / Rect [230,8867 220,0227 465,623 231,7414] / StructParent 3 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 97 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание (Law Commons) / Rect [137.2383 199.1906 204.167 210.9094] / StructParent 4 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 98 0 объект > / Граница [0 0 0] / Содержание (spagel @ law.gwu.edu) / Rect [306.8174 72.3516 391.1001 82.8984] / StructParent 5 / Подтип / Ссылка / Тип / Аннотация >> эндобдж 99 0 объект > транслировать xWnF} WSJj IADE% JbC * IP? Y.o + Kv> / ݙ 33 N_u5zl: o4Ů ~ 8 # = u * W0? L ‹Pke2Y / GWzw> NW2qQ; @K; ٻ K2L] _4 ۥݗ 38 = nT & lQD3̖ 觏 *` E 쏉 0X (zw7Y: + t6y6E:) dz jd # * / 9×5; r6D69In ڇ ZuB0Rklmoho @ B: @H

    Как работают ограничения и торговля

    Лучшая климатическая политика — с экологической и экономической точки зрения — ограничивает выбросы и определяет цену за них. Ограничение и торговля — это один из способов сделать и то, и другое.

    Это система, предназначенная для уменьшения загрязнения нашей атмосферы.

    Предел по выбросам парниковых газов, вызывающих глобальное потепление, является жестким ограничением загрязнения. Кепка со временем ужесточается.

    Деталь trade — это рынок, на котором компании могут покупать и продавать квоты, которые позволяют им выпускать только определенное количество, поскольку спрос и предложение определяют цену. Торговля дает компаниям мощный стимул к экономии денег за счет сокращения выбросов наиболее экономически эффективным способом.

    Колпачки ограничивают вредные выбросы

    Правительство устанавливает ограничение для данной отрасли или, в идеале, для всей экономики.Он также устанавливает штрафы за нарушения.

    Двуокись углерода и связанные с ней загрязнители, вызывающие глобальное потепление, являются основными целями таких ограничений. Другие загрязнители, способствующие образованию смога, также могут быть ограничены.

    В случае углекислого газа улавливающий тепло парниковый газ смешивается с верхними слоями атмосферы и оказывает глобальное воздействие. Сокращение выбросов на местном уровне снижает уровень выбросов во всем мире.

    Компаниям разрешено эмитировать установленные суммы

    Общая сумма ограничения разделена на квоты, каждый из которых позволяет компании выбросить одну тонну выбросов.(Чтобы выбросить такое количество углекислого газа, вам придется проехать 2400 миль, примерно расстояние между Нью-Йорком и Лас-Вегасом.)

    Правительство распределяет квоты между компаниями бесплатно или через аукцион.

    Лимит обычно снижается со временем, обеспечивая растущий стимул для промышленности и предприятий к более эффективному сокращению выбросов при одновременном снижении производственных затрат.

    Торговля может привести к сокращению загрязнения раньше

    Компании, которые быстрее сокращают загрязнение, могут продавать квоты компаниям, которые загрязняют больше, или «хранить» их для будущего использования.

    Этот рынок — «торговая» часть ограничения и торговли — дает компаниям гибкость. Он увеличивает пул доступного капитала для сокращения выбросов, поощряет компании быстрее сокращать загрязнение и поощряет инновации.

    Ограничение и торговля позволяет рынку найти самый дешевый способ сократить выбросы.

    Поскольку доступно очень много разрешений, общее загрязнение снижается по мере снижения верхнего предела.

    По мере того, как компании используют устоявшиеся методы снижения выбросов, такие как внедрение энергоэффективных технологий, предприниматели видят возможности.

    Вы когда-нибудь задумывались, почему вы больше не слышите о кислотном дожде? Благодарим cap and trade, которые снизили уровни диоксида серы для решения проблемы — за небольшую часть запланированной стоимости.

    Торговля квотами на выбросы снижает выбросы во всем мире

    Рыночный подход, такой как ограничение выбросов и торговля, позволяет странам ставить более амбициозные цели в области климата.

    Сотрудники правоохранительных органов, прошедшие обучение в EDF, проводят инспекцию на месте на заводе в Китае.

    Китай, крупнейший в мире производитель парниковых газов, запустил начальную фазу национального углеродного рынка в 2017 году с помощью EDF.

    Ожидается, что новая система торговли квотами на выбросы станет крупнейшей в мире, превзойдя все существующие программы, и станет центральным компонентом стратегии Китая по борьбе с загрязнением климата.

    Национальная программа основана на пилотных системах торговли квотами на выбросы, которые включают элементы ограничения выбросов и торговли и уже действуют в семи городах и провинциях Китая.

    Они охватывают более 2600 компаний в регионах с населением более 258 миллионов человек.

    В системе торговли квотами на выбросы Европейского союза ограниченные выбросы от стационарных сооружений были на 29% ниже в 2018 году по сравнению с началом программы в 2005 году.

    В Соединенных Штатах политика Калифорнии в области климата привела к неуклонному снижению уровня загрязнения углекислым газом в штате. Центральным элементом является программа ограничения и торговли квотами, которую EDF помогла разработать и внедрить.

    В Калифорнии выбросы из источников, на которые распространяется ограничение, снизились на 10% в период между запуском программы в 2013–2018 годах. Между тем экономика штата процветает [PDF].

    Ограничение и торговля делают возможными еще более серьезные сокращения при сотрудничестве стран, таких как США и Канада.Калифорния и Квебек соединили свои системы в 2014 году, создав сильный рынок, демонстрирующий большой потенциал.

    Действуйте тогда, когда это важно

    Каждый день более 60 человек подписываются на для получения новостей и предупреждений, чтобы узнать, когда их поддержка больше всего помогает. Вы к ним присоединитесь? (Прочтите нашу политику конфиденциальности.)

    Пожертвуйте, чтобы поддержать эту работу

    КОНВЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО МОРСКОМУ ЗАКОНУ

    КОНВЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО МОРСКОМУ ЗАКОНУ

    ЧАСТЬ II

    ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ МОРСКАЯ И НЕПРЕРЫВНАЯ ЗОНА


    РАЗДЕЛ 1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

    Артикул2

    Правовой статус территориального моря, воздушного пространства

    над территориальным морем, его дном и недрами

    1. Суверенитет прибрежного государства простирается за пределы его сухопутной территории и внутренних вод и, в случае государства-архипелага, его архипелажных вод на прилегающую морскую полосу, называемую территориальным морем.

    2. Этот суверенитет распространяется на воздушное пространство над территориальным морем, а также на его дно и недра.

    3. Суверенитет над территориальным морем осуществляется в соответствии с настоящей Конвенцией и другими нормами международного права.

    РАЗДЕЛ 2. ОГРАНИЧЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО МОРЯ

    Артикул3

    Ширина территориального моря

    Каждое государство имеет право установить ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль, измеренного от исходных линий, определенных в соответствии с настоящей Конвенцией.

    Артикул4

    Внешняя граница территориального моря

    Внешняя граница территориального моря — это линия, каждая точка которой находится на расстоянии от ближайшей точки базовой линии, равном ширине территориального моря.

    Артикул5

    Нормальный исходный

    Если иное не предусмотрено настоящей Конвенцией, нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия отлива вдоль побережья, отмеченная на крупномасштабных картах, официально признанных прибрежным государством.

    Артикул6

    Рифы

    В случае островов, расположенных на атоллах, или островов с окаймляющими рифами, исходной линией для измерения ширины территориального моря является отливная линия рифа в сторону моря, как показано соответствующим символом на картах, официально признанных прибрежными Состояние.

    Артикул7

    Прямые опоры

    1. В местах, где береговая линия глубоко изрезана и врезана, или если в непосредственной близости от берега имеется бахрома островов, можно использовать метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки, при проведении базовой линии, от которой проходит ширина территориального моря измеряется.

    2. Если из-за наличия дельты и других природных условий береговая линия очень нестабильна, соответствующие точки могут быть выбраны вдоль самого дальнего от моря протяжения линии низкого уровня воды, и, несмотря на последующее регрессирование линии низкого уровня, прямые исходные линии остаются в силе до тех пор, пока прибрежное государство не изменит их в соответствии с настоящей Конвенцией.

    3. Проведение прямых исходных линий не должно заметно отклоняться от общего направления побережья, а морские районы, лежащие в пределах этих линий, должны быть достаточно тесно связаны с сушей, чтобы подпадать под режим внутренних вод.

    4. Прямые исходные линии не должны проводиться до и от отметок отлива, если только на них не были построены маяки или аналогичные сооружения, которые постоянно находятся над уровнем моря, или за исключением случаев, когда нанесение исходных линий на такие отметки и от них получило общее международное признание.

    5. В тех случаях, когда метод прямых исходных линий применим в соответствии с параграфом 1, при определении конкретных исходных линий могут быть приняты во внимание экономические интересы, присущие данному региону, реальность и важность которых четко подтверждаются длительным использованием.

    6. Система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства было отрезано от открытого моря или исключительной экономической зоны.

    Артикул8

    Внутренние воды

    1. За исключением случаев, предусмотренных в Части IV, воды со стороны берега от исходной линии территориального моря составляют часть внутренних вод государства.

    2. Если установление прямой исходной линии в соответствии с методом, изложенным в статье 7, влечет за собой закрытие в качестве внутренних вод районов, которые ранее не рассматривались в качестве таковых, существует право мирного прохода, предусмотренное настоящей Конвенцией. в тех водах.

    Артикул9

    Устья рек

    Если река впадает непосредственно в море, исходной линией должна быть прямая линия, пересекающая устье реки между точками на линии низкого уровня воды на ее берегах.

    Артикул10

    Отсеков

    1. Эта статья касается только заливов, побережья которых принадлежат одному государству.

    2. Для целей настоящей Конвенции залив — это хорошо выраженная впадина, глубина проникновения которой пропорциональна ширине ее устья, позволяющая сдерживать воды, не имеющие выхода к морю, и составлять нечто большее, чем просто кривизну берега.Впадина, однако, не должна рассматриваться как залив, если ее площадь не больше или равна площади полукруга, диаметр которого представляет собой линию, проведенную через устье этого углубления.

    3. Для целей измерения площадь впадины — это площадь, лежащая между отметкой отлива вокруг берега впадины и линией, соединяющей отметку отлива в точках естественного входа в нее. Если из-за наличия островов выемка имеет более одного устья, полукруг должен быть нанесен на линию, длина которой равна сумме длин линий, пересекающих различные устья.Острова в углублении должны быть включены, как если бы они были частью акватории выемки.

    4. Если расстояние между отметками отлива естественных входных точек в залив не превышает 24 морских миль, между этими двумя отметками отлива может быть проведена замыкающая линия, и ограниченные ею воды будут считаться внутренние воды.

    5. Если расстояние между отметками отлива естественных входных точек в залив превышает 24 морских мили, прямая исходная линия в 24 морских мили должна быть проведена внутри залива таким образом, чтобы охватить максимальную площадь воды. это возможно с линией такой длины.

    6. Вышеизложенные положения не применяются к так называемым «историческим» заливам или в любом случае, когда применяется система прямых исходных линий, предусмотренная в статье 7.

    Артикул11

    Порты

    В целях определения границ территориального моря наиболее удаленные постоянные портовые сооружения, которые составляют неотъемлемую часть портовой системы, рассматриваются как составляющие часть побережья. Морские сооружения и искусственные острова не считаются постоянными портовыми сооружениями.

    Артикул12

    Дороги

    Дороги, которые обычно используются для погрузки, разгрузки и постановки судов на якорь, и которые в противном случае были бы расположены полностью или частично за пределами внешней границы территориального моря, включены в территориальное море.

    Артикул13

    Отлив

    1. Отлив — это естественно сформированный участок суши, который окружен водой и находится над водой во время отлива, но погружается под воду во время прилива.Если отметка отлива расположена полностью или частично на расстоянии, не превышающем ширину территориального моря от материка или острова, линия отлива на этой отметке может использоваться в качестве базовой линии для измерения ширины территориального моря. море.

    2. Если отливная возвышенность полностью расположена на расстоянии, превышающем ширину территориального моря от материка или острова, она не имеет собственного территориального моря.

    Артикул14

    Комбинация методов определения исходных условий

    Прибрежное государство может определять исходные линии по очереди любым из методов, предусмотренных в предыдущих статьях, с учетом различных условий.

    Артикул15

    Делимитация территориального моря между государствами

    с противоположными или соседними берегами

    Если побережья двух государств противоположны или примыкают друг к другу, ни одно из двух государств не имеет права, если между ними нет соглашения об обратном, расширять свое территориальное море за срединную линию, каждая точка которой находится на одинаковом расстоянии от ближайших точек. на исходных линиях, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из двух государств.Вышеупомянутое положение, однако, не применяется, если в силу исторического титула или других особых обстоятельств необходимо провести делимитацию территориальных морей двух государств способом, который противоречит этому.

    Артикул16

    Карты и списки географических координат

    1. Исходные линии для измерения ширины территориального моря, определенной в соответствии со статьями 7, 9 и 10, или установленных на их основе границ, а также линии делимитации, проведенные в соответствии со статьями 12 и 15, должны быть показаны на картах шкала или шкалы, подходящие для определения их положения.В качестве альтернативы можно заменить список географических координат точек с указанием геодезической системы координат.

    2. Прибрежное государство должным образом предает гласности такие карты или списки географических координат и депонирует копию каждой такой карты или списка Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

    РАЗДЕЛ 3. НЕВИННЫЙ ПРОХОД В ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ МОРЕ

    ПОДРАЗДЕЛ A. ПРАВИЛА, ПРИМЕНИМЫЕ ДЛЯ ВСЕХ СУДОВ

    Артикул17

    Право мирного прохода

    В соответствии с настоящей Конвенцией суда всех государств, будь то прибрежные или не имеющие выхода к морю, пользуются правом мирного прохода через территориальное море.

    Артикул18

    Значение прохода

    1. Проход означает плавание через территориальное море с целью:

    (a) пересечения этого моря без захода во внутренние воды или захода на рейд или портовый объект за пределами внутренних вод; или

    (b) следование во внутренние воды или из них, или заход на такой рейд или портовый объект.

    2. Переход должен быть непрерывным и оперативным. Тем не менее, проход включает остановку и постановку на якорь, но только в той мере, в какой это связано с обычным судоходством или вызвано необходимостью форс-мажорных обстоятельств или бедствия, или с целью оказания помощи людям, судам или самолетам, находящимся в опасности или терпящем бедствие.

    Артикул19

    Значение мирного прохода

    1. Проход невиновен, если он не наносит ущерба миру, порядку или безопасности прибрежного государства. Такой переход должен иметь место в соответствии с настоящей Конвенцией и другими нормами международного права.

    2. Проход иностранного судна считается наносящим ущерб миру, порядку или безопасности прибрежного государства, если в территориальном море оно осуществляет любую из следующих действий:

    (a) любая угроза или использование применение силы против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства или любым другим способом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе Организации Объединенных Наций;

    (b) любые упражнения или упражнения с любым видом оружия;

    (c) любой акт, направленный на сбор информации в ущерб обороне или безопасности прибрежного государства;

    (d) любой акт пропаганды, направленный на подрыв обороны или безопасности прибрежного государства;

    (e) запуск, посадка или взятие на борт любого воздушного судна;

    (f) запуск, посадка или взятие на борт любого военного устройства;

    (g) погрузка или разгрузка любого товара, валюты или лица вопреки таможенным, налоговым, иммиграционным или санитарным законам и правилам прибрежного государства;

    (h) любой акт преднамеренного и серьезного загрязнения, противоречащий настоящей Конвенции;

    (i) любая рыболовная деятельность;

    (j) проведение исследований или изысканий;

    (k) любой акт, направленный на создание помех любым системам связи или любым другим средствам или сооружениям прибрежного государства;

    (l) любая другая деятельность, не имеющая прямого отношения к проходу.

    Артикул20

    Подводные лодки и прочие подводные аппараты

    В территориальном море подводные лодки и другие подводные аппараты должны перемещаться на поверхности и нести свой флаг.

    Артикул21

    Законы и постановления прибрежного государства, касающиеся мирного прохода

    1. Прибрежное государство может принимать законы и постановления в соответствии с положениями настоящей Конвенции и другими нормами международного права, касающимися мирного прохода через территориальное море, в отношении всего или любого из следующего:

    (a ) безопасность мореплавания и регулирование морского судоходства;

    (b) защита навигационных средств и средств, а также других средств и сооружений;

    (c) защита кабелей и трубопроводов;

    (d) сохранение живых ресурсов моря;

    (e) предотвращение нарушения рыболовных законов и постановлений прибрежного государства;

    (f) охрана окружающей среды прибрежного государства и предотвращение, сокращение и контроль ее загрязнения;

    (g) морские научные исследования и гидрографические исследования;

    (h) предотвращение нарушения таможенных, налоговых, иммиграционных или санитарных законов и правил прибрежного государства.

    2. Такие законы и правила не применяются к проектированию, постройке, укомплектованию персоналом или оборудованию иностранных судов, если они не вводят в действие общепринятые международные правила или стандарты.

    3. Прибрежное государство должным образом предает гласности все такие законы и постановления.

    4. Иностранные суда, осуществляющие право мирного прохода через территориальное море, должны соблюдать все такие законы и правила и все общепринятые международные правила, касающиеся предотвращения столкновений на море.

    Артикул22

    Морские коридоры и схемы разделения движения в территориальном море

    1. Прибрежное государство может, при необходимости, учитывая безопасность мореплавания, потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, использовать такие морские коридоры и схемы разделения движения, которые оно может назначить или предписать для регулирования проход кораблей.

    2. В частности, от танкеров, судов с ядерными двигателями и судов, перевозящих ядерные или другие опасные по своей природе или ядовитые вещества или материалы, может потребоваться ограничить свой проход такими морскими путями.

    3. При обозначении морских путей и предписании схем разделения движения в соответствии с настоящей статьей прибрежное государство принимает во внимание:

    (a) рекомендации компетентной международной организации;

    (b) любые каналы, обычно используемые для международной навигации;

    (c) особые характеристики конкретных судов и каналов; и

    (d) плотность движения.

    4. Прибрежное государство должно четко указывать такие морские коридоры и схемы разделения движения на картах, которые должны надлежащим образом предаваться гласности.

    Артикул23

    Иностранные атомные суда и суда с ядерным оружием

    или другие опасные по своей природе или ядовитые вещества

    Иностранные суда с ядерными двигателями и суда, перевозящие ядерные или другие опасные по своей природе или ядовитые вещества, при осуществлении права мирного прохода через территориальное море должны иметь документы и соблюдать особые меры предосторожности, установленные для таких судов международными соглашениями.

    Артикул24

    Обязанности прибрежного государства

    1. Прибрежное государство не должно препятствовать мирному проходу иностранных судов через территориальное море, кроме как в соответствии с настоящей Конвенцией. В частности, при применении настоящей Конвенции или любых законов или правил, принятых в соответствии с настоящей Конвенцией, прибрежное государство не должно: мирный проход; или

    (b) дискриминировать по форме или по факту в отношении судов любого государства или судов, перевозящих грузы в, из или от имени любого государства.

    2. Прибрежное государство должно надлежащим образом предавать гласности любую известную ему опасность судоходства в пределах своего территориального моря.

    Артикул25

    Права защиты прибрежного государства

    1. Прибрежное государство может предпринять необходимые шаги в своем территориальном море для предотвращения прохода, который не является мирным.

    2. В случае судов, следующих во внутренние воды, или захода в портовое средство за пределами внутренних вод прибрежное государство также имеет право принимать необходимые меры для предотвращения любого нарушения условий, при которых допуск этих судов во внутренние воды воды или такой вызов подлежит.

    3. Прибрежное государство может без дискриминации по форме или факту среди иностранных судов временно приостановить в определенных районах своего территориального моря мирный проход иностранных судов, если такое приостановление необходимо для защиты его безопасности, включая учения с оружием. Такое приостановление вступает в силу только после надлежащей публикации.

    Артикул26

    Сборы, которые могут взиматься с иностранных судов

    1.Никакие сборы не могут взиматься с иностранных судов только на том основании, что они проходят через территориальное море.

    2. Сборы могут взиматься с иностранного судна, проходящего через территориальное море, в качестве платы только за определенные услуги, оказанные судну. Эти сборы взимаются без какой-либо дискриминации.

    ПОДРАЗДЕЛ B. ПРАВИЛА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К

    ТОРГОВЫЕ СУДА И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СУДА

    ДЛЯ КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ

    Артикул27

    Уголовная юрисдикция на борту иностранного судна

    1.Уголовная юрисдикция прибрежного государства не должна осуществляться на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста любого лица или проведения какого-либо расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев: :

    (a) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство;

    (b) если преступление направлено на нарушение спокойствия в стране или хорошего порядка в территориальном море;

    (c) если за помощью к местным властям обратился капитан судна или дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага; или

    (d) если такие меры необходимы для пресечения незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ.

    2. Вышеупомянутые положения не затрагивают право прибрежного государства предпринимать какие-либо шаги, разрешенные его законодательством, с целью ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.

    3. В случаях, предусмотренных в параграфах 1 и 2, прибрежное государство должно, если капитан этого требует, уведомить дипломатического агента или консульское должностное лицо государства флага, прежде чем предпринимать какие-либо шаги, и будет способствовать контакту между таким агентом или должностным лицом. и экипаж корабля.В экстренных случаях это уведомление может быть передано во время принятия мер.

    4. При рассмотрении вопроса о том, следует ли и каким образом произвести арест, местные власти должны должным образом учитывать интересы судоходства.

    5. За исключением случаев, предусмотренных в Части XII или в отношении нарушений законов и постановлений, принятых в соответствии с Частью V, прибрежное государство не может предпринимать никаких шагов на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста любого лица или проведения любое расследование в связи с каким-либо преступлением, совершенным до входа судна в территориальное море, если судно, выходящее из иностранного порта, только проходит через территориальное море, не заходя во внутренние воды.

    Артикул28

    Гражданская юрисдикция в отношении иностранных судов

    1. Прибрежное государство не должно останавливать или отклонять иностранное судно, проходящее через территориальное море, с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на борту судна.

    2. Прибрежное государство не может привлекать к судебной ответственности или арестовывать судно для целей гражданского судопроизводства, за исключением обязательств, взятых на себя самим судном в ходе или с целью его рейса через пролив. воды прибрежного государства.

    3. Пункт 2 не наносит ущерба праву прибрежного государства, в соответствии с его законами, требовать казни или арестовывать для целей любого гражданского судопроизводства иностранное судно, находящееся в территориальном море или проходящее через территориальное море после выхода из внутренних вод.

    ПОДРАЗДЕЛ C. ПРАВИЛА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К

    ВОЙНЫ И ДРУГИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КОРАБЛИ

    ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ

    Артикул29

    Определение военных кораблей

    Для целей настоящей Конвенции «военный корабль» означает судно, принадлежащее вооруженным силам государства, имеющее внешние знаки, отличающие такие корабли его национальности, под командованием офицера, должным образом уполномоченного правительством государства и чье имя фигурирует в соответствующем служебном списке или его эквиваленте и укомплектован экипажем, находящимся под регулярной дисциплиной в вооруженных силах.

    Артикул30

    Несоблюдение военными кораблями законов и постановлений

    прибрежного государства

    Если какой-либо военный корабль не соблюдает законы и правила прибрежного государства, касающиеся прохода через территориальное море, и игнорирует любой запрос о соблюдении этих правил, обращенный к нему, прибрежное государство может потребовать, чтобы он немедленно покинул территориальное море.

    Артикул31

    Ответственность государства флага за ущерб, причиненный военным кораблем

    или другое государственное судно, эксплуатируемое в некоммерческих целях

    Государство флага несет международную ответственность за любые убытки или ущерб прибрежному государству в результате несоблюдения военным или другим правительственным судном, эксплуатируемым в некоммерческих целях, законов и постановлений прибрежного государства, касающихся прохода через территорию. море или с положениями настоящей Конвенции или других норм международного права.

    Артикул32

    Иммунитет военных кораблей и других правительственных судов

    эксплуатируется в некоммерческих целях

    За такими исключениями, которые содержатся в подразделе A и статьях 30 и 31, ничто в настоящей Конвенции не затрагивает иммунитеты военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях.

    РАЗДЕЛ 4. НЕПРЕРЫВНАЯ ЗОНА

    Артикул33

    Прилежащая зона

    1.В зоне, прилегающей к его территориальному морю, описанной как прилежащая зона, прибрежное государство может осуществлять контроль, необходимый для:

    (a) предотвращения нарушения его таможенных, налоговых, иммиграционных или санитарных законов и правил на своей территории или территориальном море ;

    (b) наказать за нарушение вышеупомянутых законов и постановлений, совершенное на его территории или в территориальном море.

    2. Прилежащая зона не может выходить за пределы 24 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.


    Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву — Часть II

    Часть III
    полноэкранная версия
    Вернуться на главную страницу

    17 Кодекс США § 107 — Ограничения исключительных прав: Добросовестное использование | Кодекс США | Закон США

    Исторические и редакционные заметки

    дом отчет нет. 94–1476

    Общие сведения о проблеме. Судебная доктрина добросовестного использования, одно из наиболее важных и устоявшихся ограничений исключительного права владельцев авторских прав, впервые получит прямое законодательное признание в разделе 107.Утверждение о том, что действия ответчика представляют собой добросовестное использование, а не нарушение, было выдвинуто в качестве защиты в бесчисленных судебных исках о нарушении авторских прав на протяжении многих лет, и существует обширная прецедентная практика, признающая существование доктрины и ее применение. Примеры, перечисленные на странице 24 Отчета Регистра за 1961 год, хотя и не являются исчерпывающими, но дают некоторое представление о том, какой вид деятельности суды могут рассматривать как добросовестное использование в данных обстоятельствах:

    «цитата из отрывков из обзора или критика для целей. иллюстрации или комментария; цитата из коротких отрывков из научной или технической работы для иллюстрации или пояснения авторских наблюдений; использование в пародии части содержания пародируемого произведения; краткое изложение обращения или статьи с краткими цитатами в новостном репортаже; воспроизведение библиотекой части произведения для замены части поврежденной копии; воспроизведение учителем или учеником небольшой части произведения для иллюстрации урока; воспроизведение произведения в законодательных или судебных процессах или отчетах; случайное и случайное воспроизведение в кинохронике или радиопередаче произведения, находящегося на месте репортажа о событии.”

    Хотя суды неоднократно рассматривали и выносили решения по доктрине добросовестного использования, никакого реального определения этой концепции так и не появилось. В самом деле, поскольку доктрина представляет собой справедливое правило разума, невозможно вообще применимое определение, и каждый случай, поднимающий вопрос, должен решаться на основе собственных фактов. С другой стороны, суды разработали набор критериев, которые, хотя ни в коем случае не являются окончательными или определяющими, обеспечивают некоторый критерий для уравновешивания акций. Эти критерии были сформулированы по-разному, но, по сути, все они могут быть сведены к четырем стандартам, принятым в разделе 107: «(1) цель и характер использования, включая то, имеет ли такое использование коммерческий характер или предназначен для некоммерческих образовательных целей; (2) характер работы, защищенной авторским правом; (3) количество и существенность части, используемой по отношению к работе, защищенной авторским правом, в целом; и (4) влияние использования на потенциальный рынок или стоимость работы, защищенной авторским правом.”

    Эти критерии имеют отношение к определению того, применяется ли основная доктрина добросовестного использования, как указано в первом предложении раздела 107, в конкретном случае: «Несмотря на положения статьи 106, добросовестное использование произведения, защищенного авторским правом, включая такое использование путем воспроизведения в копиях или на фонограммах или любыми другими способами, указанными в этом разделе, для таких целей, как критика, комментарии, репортажи, обучение (включая множественные копии для использования в классе), стипендии или исследования, не является нарушением авторских прав.”

    Конкретная формулировка раздела 107 в его нынешнем виде является результатом процесса наращивания, возникшего в результате долгих споров по связанным проблемам добросовестного использования и воспроизведения (в основном путем фотокопирования) материалов, защищенных авторским правом, в образовательных и научных целях. Например, ссылка на добросовестное использование «путем воспроизведения в копиях или на фонограммах или любыми другими средствами» в основном предназначена для того, чтобы прояснить, что доктрина имеет такое же применение к фотокопированию и записи на пленку, как и к более старым формам использования; он не предназначен для придания такого рода воспроизведению какого-либо особого статуса в соответствии с положением о добросовестном использовании или для санкционирования любого воспроизведения, выходящего за рамки нормальных и разумных пределов добросовестного использования.Точно так же недавно добавленная ссылка на «несколько копий для использования в классе» является признанием того, что при надлежащих обстоятельствах справедливости доктрина может применяться к воспроизведению нескольких копий для членов класса.

    Комитет внес поправки в первый из рассматриваемых критериев — «цель и характер использования» — чтобы прямо указать, что этот фактор включает рассмотрение того, «имеет ли такое использование коммерческий характер или для некоммерческих образовательных целей. целей.Эта поправка не предназначена для интерпретации как некоммерческое ограничение на использование в образовательных целях произведений, защищенных авторским правом. Это явное признание того, что, как и в соответствии с действующим законодательством, коммерческий или некоммерческий характер деятельности, хотя и не является решающим в отношении добросовестного использования, может и должен учитываться вместе с другими факторами при принятии решений о добросовестном использовании.

    Общее намерение за положением. Изложение доктрины добросовестного использования в разделе 107 предлагает пользователям некоторые рекомендации по определению того, когда применяются принципы этой доктрины.Однако бесконечное разнообразие ситуаций и комбинаций обстоятельств, которые могут возникнуть в конкретных случаях, не позволяет сформулировать точные правила в уставе. Законопроект одобряет цель и общий объем судебной доктрины добросовестного использования, но нет намерения заморозить эту доктрину в уставе, особенно в период быстрых технологических изменений. Помимо очень широкого законодательного объяснения того, что такое добросовестное использование и некоторых применимых к нему критериев, суды должны иметь право адаптировать доктрину к конкретным ситуациям в каждом конкретном случае.Раздел 107 призван заново сформулировать существующую судебную доктрину добросовестного использования, а не изменить, сузить или расширить ее каким-либо образом.

    Намерение относительно репродукции в классе. Хотя произведения и способы использования, к которым применима доктрина добросовестного использования, столь же широки, как и сам закон об авторском праве, большая часть обсуждения раздела 107 сосредоточена вокруг вопросов воспроизведения в классе, особенно фотокопирования. Аргументы по этому вопросу кратко изложены на стр. 30–31 доклада Комитета 1967 г. (H.R. Rep. No. 83, 90-й конгресс, 1-я сессия), и за прошедшие годы существенно не изменились.

    Комитет также придерживается своего более раннего вывода о том, что «конкретное исключение, освобождающее определенные репродукции произведений, охраняемых авторским правом, в образовательных и научных целях от авторского права, не является оправданным». В то же время Комитет, как и в 1967 году, признает, что существует «потребность в большей уверенности и защите учителей». Стремясь удовлетворить эту потребность, Комитет не только принял дополнительные поправки к разделу 107, но также внес поправки в раздел 504 (c), чтобы обеспечить невиновным учителям и другим некоммерческим пользователям материалов, защищенных авторским правом, широкую защиту от необоснованной ответственности за нарушение.Последние поправки обсуждаются ниже в связи с главой 5 законопроекта [§501 et seq. этого названия].

    В 1967 году Комитет также попытался подойти к этой проблеме, включив в свой отчет очень тщательное обсуждение «соображений, лежащих в основе четырех критериев, перечисленных в измененном разделе 107, в контексте типичных ситуаций в классе, возникающих сегодня». Это обсуждение появилось на стр. 32–35 отчета 1967 г. и с некоторыми изменениями было сохранено в отчете Сената по делу С.22 (S. Rep. № 94–473, стр. 63–65). Комитет рассмотрел это обсуждение и считает, что оно все еще имеет ценность для анализа различных аспектов проблемы.

    На слушаниях в судебном подкомитете в июне 1975 года председатель Кастенмайер и другие члены призвали стороны встретиться независимо друг от друга, чтобы достичь согласия в отношении допустимого использования материалов, защищенных авторским правом, в образовательных целях. Реакция на эти предложения была положительной, и с сентября 1975 года было проведено несколько встреч трех групп, которые занимались, соответственно, воспроизведением в классе печатных материалов, музыки и аудиовизуальных материалов.

    В совместном письме председателю Кастенмайеру от 19 марта 1976 г. представители Специального комитета учебных заведений и организаций по пересмотру закона об авторском праве, Лиги авторов Америки, Inc. и Ассоциации американских издателей, Inc., заявлено:

    Вы, возможно, помните, что в нашем письме от 8 марта 1976 г. мы сообщили вам, что переговорные группы, представляющие авторов и издателей, и Специальная группа достигли предварительного соглашения по руководящим принципам для включения в Отчет Комитета, охватывающего копирование в образовательных целях из книг и периодических изданий в соответствии с Разделом 107 из H.R. 2223 и S. 22 [этот раздел], и что в рамках этого предварительного соглашения каждая сторона примет поправки к Разделам 107 и 504 [этот раздел и раздел 504 этого заголовка], которые были приняты вашим Подкомитетом 3 марта. , 1976.

    Теперь мы рады сообщить вам, что соглашение было одобрено руководителями, и мы прилагаем копию к настоящему документу. Первоначально мы намеревались перевести соглашение на язык, подходящий для включения в законодательный отчет, касающийся раздела 107 [этот раздел], но с тех пор сотрудники комитета сообщили нам, что в этом нет необходимости.

    Как указано выше, соглашение касается только копирования книг и периодических изданий и не распространяется на музыкальные или аудиовизуальные произведения.

    Полный текст договора следующий:

    Соглашение о правилах копирования в классе в некоммерческих учебных заведениях

    в отношении книг и периодических изданий

    Целью следующих руководящих принципов является установление минимальных, а не максимальных стандартов добросовестного использования в образовательных целях в соответствии с разделом 107 H.Р. 2223 [этот раздел]. Стороны соглашаются, что условия, определяющие степень допустимого копирования в образовательных целях, могут измениться в будущем; что определенные типы копирования, разрешенные в соответствии с этими руководящими принципами, могут быть запрещены в будущем; и наоборот, что в будущем другие типы копирования, не разрешенные в соответствии с этими руководящими принципами, могут быть разрешены в соответствии с пересмотренными руководящими принципами.

    Более того, нижеследующее изложение руководящих принципов не предназначено для ограничения типов копирования, разрешенных в соответствии со стандартами добросовестного использования согласно судебному решению и которые указаны в Разделе 107 Закона о пересмотре авторских прав [этот раздел].Могут быть случаи, когда копирование, не подпадающее под изложенные ниже руководящие принципы, тем не менее может быть разрешено в соответствии с критериями добросовестного использования.

    руководящие указания

    I. Единичное копирование для учителей

    Одна копия может быть сделана учителем или для него по его или ее индивидуальному запросу для его или ее научного исследования или использования в обучении или подготовке к ведению класса:

    A. Глава из книги;

    B. Статья из журнала или газеты;

    С.Короткий рассказ, короткое эссе или короткое стихотворение, независимо от того, является ли оно коллективным произведением;

    D. График, график, диаграмма, рисунок, карикатура или изображение из книги, журнала или газеты;

    II. Несколько копий для использования в классе

    Множественные копии (в любом случае не более одной копии на ученика в курсе) могут быть сделаны учителем или для преподавателя курса для использования в классе или обсуждения; при условии, что:

    A. Копирование соответствует критериям краткости и спонтанности, как определено ниже; и,

    Б.Соответствует тесту на совокупный эффект, как определено ниже; и

    C. Каждая копия включает уведомление об авторских правах.

    Определения

    Краткость

    (i) Поэзия: (а) полное стихотворение, если меньше 250 слов и если напечатано не более чем на двух страницах, или (б) отрывок из более длинного стихотворения, не более 250 слов.

    (ii) Проза: (а) либо полная статья, рассказ или эссе объемом менее 2500 слов, либо (б) отрывок из любого прозаического произведения объемом не более 1000 слов или 10% произведения, в зависимости от того, что меньше, но в любом случае минимум 500 слов.

    [Каждый из числовых ограничений, указанных в пунктах «i» и «ii» выше, может быть расширен, чтобы разрешить завершение незаконченной строки стихотворения или незаконченного абзаца прозы.]

    (iii) Иллюстрация: одна диаграмма, график, диаграмма, рисунок, карикатура или рисунок на книгу или периодическое издание.

    (iv) «Особые» произведения: некоторые произведения в поэзии, прозе или «поэтической прозе», которые часто сочетают язык с иллюстрациями и которые предназначены иногда для детей, а в других случаях для более широкой аудитории, не содержат 2500 слов. целостность.Параграф «ii» выше, несмотря на то, что такие «особые произведения» не могут быть воспроизведены полностью; однако отрывок, содержащий не более двух опубликованных страниц такой специальной работы и содержащий не более 10% слов, содержащихся в ее тексте, может быть воспроизведен.

    Спонтанность

    (i) Копирование осуществляется по инициативе и вдохновению отдельного учителя, и

    (ii) Вдохновение и решение использовать произведение, а также момент его использования для максимальной эффективности обучения настолько близки по времени, что было бы неразумно ожидать своевременного ответа на запрос о разрешении.

    Суммарный эффект

    (i) Копирование материала предназначено только для одного курса в школе, в которой сделаны копии.

    (ii) Не более одного короткого стихотворения, статьи, рассказа, эссе или двух отрывков может быть скопировано от одного и того же автора, или более трех из одного коллективного произведения или периодического издания в течение одного семестра.

    (iii) Не должно быть более девяти экземпляров такого многократного копирования для одного курса в течение одного семестра.

    [Ограничения, указанные в пунктах «ii» и «iii» выше, не применяются к текущим периодическим новостным изданиям и газетам, а также к разделам текущих новостей других периодических изданий.]

    III. Запреты на I и II Свыше

    Несмотря на все вышеперечисленное, запрещается следующее:

    (A) Копирование не должно использоваться для создания, замены или замены антологий, компиляций или коллективных произведений. Такая замена или замена может иметь место независимо от того, накапливаются или воспроизводятся и используются копии различных произведений или отрывков из них.

    (B) Запрещается копирование произведений или произведений, предназначенных для использования в качестве «расходных материалов» в процессе обучения или преподавания.Сюда входят рабочие тетради, упражнения, стандартизированные тесты, тестовые буклеты, листы с ответами и подобные расходные материалы.

    (C) Копирование запрещено:

    (а) заменяет покупку книг, оттисков издательств или периодических изданий;

    (b) быть направленным вышестоящим органом;

    (c) повторяется по отношению к одному и тому же заданию одним и тем же учителем из триместра в триместр.

    (D) С учащегося не взимается дополнительная плата, сверх фактической стоимости ксерокопирования.

    Согласовано 19 марта 1976 г.

    Специальный комитет по пересмотру Закона об авторском праве:

    Шелдон Эллиот Штайнбах.

    Авторско-издательская группа:

    Лига авторов Америки:

    Ассоциация американских издателей, Inc .:

    Александр К. Хоффман.

    Председатель Комитета по авторскому праву.

    В совместном письме от 30 апреля 1976 г. представители Ассоциации музыкальных издателей США, Inc., Национальной ассоциации музыкальных издателей, Inc., Национальная ассоциация учителей музыки, Национальная конференция музыкальных педагогов, Национальная ассоциация музыкальных школ и Специальный комитет по пересмотру закона об авторском праве написали Председателю Кастенмайеру следующее:

    Во время слушаний по HR 2223 в июне 1975 года вы и несколько членов вашего подкомитета предложили заинтересованным группам работать вместе над разработкой руководящих принципов, которые были бы полезны для разъяснения Раздела 107 законопроекта [этот раздел].

    Представители музыкальных педагогов и музыкальных издателей отложили свои встречи до тех пор, пока не будут разработаны руководящие принципы в отношении книг и периодических изданий.Вскоре после того, как эта работа была завершена и эти руководящие принципы были переданы вашему подкомитету, представители нижеподписавшихся музыкальных организаций встретились вместе с представителями Специального комитета по пересмотру закона об авторском праве, чтобы разработать руководящие принципы, касающиеся музыки.

    Нам очень приятно сообщить вам, что обсуждение разработанных руководящих принципов оказалось плодотворным. Поскольку частные учителя музыки являются важным фактором в музыкальном образовании, должное внимание было уделено проблемам этой группы.

    Мы надеемся, что это поможет в отчете по законопроекту прояснить добросовестное использование применительно к музыке.

    Текст инструкции, прилагаемой к этому письму, выглядит следующим образом:

    руководство по использованию музыки в образовательных целях

    Целью следующих руководящих принципов является установление минимальных, а не максимальных стандартов добросовестного использования в образовательных целях в соответствии с разделом 107 H.R. 2223 [этот раздел]. Стороны соглашаются, что условия, определяющие степень допустимого копирования в образовательных целях, могут измениться в будущем; что определенные типы копирования, разрешенные в соответствии с этими рекомендациями, могут быть недопустимыми в будущем, и, наоборот, что в будущем другие типы копирования, не разрешенные в соответствии с этими правилами, могут быть разрешены в соответствии с пересмотренными правилами.

    Более того, нижеследующее изложение руководящих принципов не предназначено для ограничения типов копирования, разрешенных в соответствии со стандартами добросовестного использования согласно судебному решению и которые указаны в Разделе 107 Закона о пересмотре авторских прав [этот раздел]. Могут быть случаи, когда копирование, не подпадающее под изложенные ниже руководящие принципы, тем не менее может быть разрешено в соответствии с критериями добросовестного использования.

    A. Допустимое использование

    1. Экстренное копирование для замены купленных копий, которые по какой-либо причине недоступны для немедленного исполнения, при условии, что купленные заменяющие копии будут заменены в надлежащее время.

    2. (a) Для академических целей, отличных от исполнения, могут быть сделаны несколько копий отрывков произведений, при условии, что отрывки не составляют часть целого, которая составляла бы исполняемую единицу, такую ​​как отрывок, движение или ария, но ни в коем случае не более 10% всей работы. Тираж не может превышать одного экземпляра на ученика.

    (b) Для академических целей, кроме выступления, — единственная копия всего исполняемого элемента (раздела, движения, арии и т. Д.).) то есть (1) подтверждено правообладателем, что оно не издается или (2) недоступно, за исключением более крупной работы, может быть сделано учителем или для учителя исключительно с целью его или ее научного исследования или в рамках подготовки к учите класс.

    3. Приобретенные печатные копии могут быть отредактированы или упрощены при условии, что основной характер произведения не будет искажен или текст, если таковой имеется, изменен или текст добавлен, если таковой не существует.

    4. Единственная копия записей выступлений студентов может быть сделана для оценки или репетиций и может быть сохранена учебным заведением или отдельным преподавателем.

    5. Одна копия звукозаписи (например, кассеты, диска или кассеты) музыки, защищенной авторским правом, может быть сделана из звукозаписей, принадлежащих образовательному учреждению или отдельному учителю, с целью построения упражнений на слух или экзаменов и может быть сохраняется за учебным заведением или индивидуальным преподавателем. (Это относится только к авторским правам на саму музыку, а не к каким-либо авторским правам, которые могут существовать в звукозаписи.)

    B. Запреты

    1.Копирование для создания или замены антологий, сборников или коллективных произведений.

    2. Копирование или копирование произведений, предназначенных для использования в процессе обучения или преподавания, таких как рабочие тетради, упражнения, стандартизированные тесты, листы для ответов и тому подобное.

    3. Копирование для служебных целей, за исключением пункта A (1) выше.

    4. Копирование с целью замены покупки музыки, за исключением пунктов A (1) и A (2) выше.

    5.Копирование без включения уведомления об авторских правах, которое появляется на распечатанной копии.

    Проблему записи аудиовизуальных произведений, защищенных авторским правом, которые используются в радио- и телепередачах, для некоммерческих учебных аудиторий, оказалось трудно решить. Комитет считает, что доктрина добросовестного использования имеет ограниченное применение в этой области, но похоже, что разработка подробных руководящих принципов потребует более тщательного изучения потребностей и проблем ряда различных затронутых интересов, чем это было возможно до сих пор. и о различных представленных правовых проблемах.Ничто в разделе 107 или другом месте законопроекта не предназначено для изменения или предубеждения закона по данному вопросу. С другой стороны, Комитет понимает важность проблемы и настоятельно призывает представителей различных интересов, если возможно, под руководством Регистра авторских прав, продолжить свои обсуждения активно и в конструктивном духе. Если это будет полезно для решения, Комитет готов предпринять дальнейшее рассмотрение проблемы на следующем Конгрессе.

    Комитет ценит и одобряет усилия, а также дух сотрудничества и разумность сторон, которые достигли согласованных руководящих принципов в отношении книг и периодических изданий и музыки. Представители Американской ассоциации университетских профессоров и Ассоциации американских юридических школ написали в Комитет письма, в которых резко критикуют руководящие принципы, особенно в отношении множественного копирования, как слишком ограничительные в отношении ситуаций в классе в университете и на уровне выпускников.Однако Комитет отмечает, что Специальная группа действительно включала представителей высшего образования, что заявленная «цель * * * руководящих принципов состоит в том, чтобы установить минимальные, а не максимальные стандарты добросовестного использования в образовательных целях» и что в соглашении признается, что «там могут быть случаи, когда копирование, не подпадающее под правила * * *, тем не менее может быть разрешено в соответствии с критериями добросовестного использования ».

    Комитет считает, что данное руководство является разумной интерпретацией минимальных стандартов добросовестного использования.Учителя будут знать, что копирование в рамках руководящих принципов является добросовестным использованием. Таким образом, руководство служит цели обеспечения большей уверенности и защиты учителей. Комитет выражает надежду на то, что, если есть области, в которых могут быть уместны стандарты, отличные от этих руководящих принципов, стороны продолжат свои усилия по предоставлению дополнительных конкретных руководящих принципов в том же духе доброй воли и взаимопонимания, который был отмечен при обсуждении этого вопроса. в последние месяцы.

    Копирование и использование в других целях. Сосредоточенное внимание, уделяемое положению о добросовестном использовании в контексте учебной деятельности, не должно препятствовать его применению в других областях. Следует еще раз подчеркнуть, что одни и те же общие стандарты добросовестного использования применимы ко всем видам использования материалов, защищенных авторским правом, хотя относительный вес, который им следует придавать, будет отличаться от случая к случаю.

    Доктрина добросовестного использования будет иметь отношение к использованию отрывков из произведений, охраняемых авторским правом, в образовательной вещательной деятельности, не исключенной в соответствии с разделом 110 (2) или 112, и не подпадающей под действие положений о лицензировании раздела 118.В этих случаях факторы, которые необходимо взвесить при применении критериев этого раздела, будут включать, получали ли исполнители, продюсеры, режиссеры и другие лица, ответственные за трансляцию, размер и характер аудитории, размер и количество взятых отрывков и в случае записей, сделанных для трансляции, количество воспроизведенных копий и степень их повторного использования или обмена. Доступность доктрины добросовестного использования для образовательных вещательных компаний была бы узко ограничена в случае кино и других аудиовизуальных произведений, но при соответствующих обстоятельствах она могла бы применяться к непоследовательному показу отдельного кадра или слайда или к исполнению короткометражного фильма. отрывок из фильма для критики или комментария.

    Другой особый случай, иллюстрирующий применение доктрины добросовестного использования, относится к изготовлению копий или фонограмм произведений в специальных формах, необходимых для использования слепыми. Эти специальные формы, такие как копии с использованием шрифта Брайля и фонограммы устных чтений (говорящие книги), обычно не производятся издателями для коммерческого распространения. По большей части такие копии и фонограммы изготавливаются Отделом по делам слепых и инвалидов Библиотеки Конгресса с разрешения, полученного от владельцев авторских прав, и распространяются среди слепых через региональные библиотеки по всей стране.Кроме того, такие копии и фонограммы изготавливаются на месте отдельными добровольцами для использования слепыми людьми в их общинах, а Библиотека Конгресса проводит программу обучения таких добровольцев. В то время как изготовление нескольких копий или фонограмм произведения для общего распространения требует разрешения правообладателя, проблема решена в разделе 710 законопроекта, изготовление одной копии или фонограммы отдельным лицом в качестве бесплатной услуги для слепых. будет справедливо считаться добросовестным использованием в соответствии с разделом 107.

    Особо неотложной проблемой является сохранение для потомков оттисков фильмов, снятых до 1942 года. Помимо печального факта, что во многих случаях единственная существующая копия фильма была преднамеренно уничтожена, оставшиеся находятся в непосредственной опасности. распада; они были напечатаны на пленке с нитратной основой, которая со временем неизбежно разлагается. Следует приветствовать усилия Библиотеки Конгресса, Американского института кино и других организаций по спасению и сохранению этого незаменимого вклада в нашу культурную жизнь, а изготовление дубликатов для целей архивного хранения, безусловно, относится к сфере « добросовестное использование.”

    Если работа, защищенная авторским правом, содержит несправедливую, неточную или уничижительную информацию о человеке или учреждении, это лицо или учреждение может копировать и воспроизводить такие части работы, которые необходимы для обеспечения понятных комментариев к заявлениям, сделанным в работе.

    Комитет рассмотрел вопрос о публикации на слушаниях и в документах Конгресса материалов, защищенных авторским правом. Если объем опубликованной работы или отрывка и количество разрешенных копий являются разумными в данных обстоятельствах, а сама работа имеет прямое отношение к вопросу, вызывающему законное беспокойство, Комитет считает, что публикация будет представлять собой добросовестное использование.

    Во время рассмотрения законопроекта о пересмотре на 94-м Конгрессе было предложено, чтобы независимые информационные бюллетени, в отличие от внутренних органов и рекламных или рекламных публикаций, рассматривались отдельно. Утверждается, что информационные бюллетени особенно уязвимы для массового фотокопирования и что большинство информационных бюллетеней имеют довольно скромные тиражи. Независимо от того, является ли копирование частей информационного бюллетеня актом нарушения или добросовестного использования, обязательно будет зависеть от фактов конкретного дела.Однако в качестве общего принципа кажется очевидным, что объем доктрины добросовестного использования должен быть значительно уже в случае информационных бюллетеней, чем в случае периодических изданий массового тиража или научных журналов. В таких случаях важным фактором является коммерческий характер пользователя: копирование коммерческим пользователем даже небольшой части информационного бюллетеня может иметь значительное влияние на коммерческий рынок работы.

    Комитет рассмотрел использование отрывков из произведений, охраняемых авторским правом, в художественных произведениях каллиграфов.Комитет считает, что воспроизведение отрывка из защищенной авторским правом работы каллиграфа в единственном экземпляре для одного клиента не является нарушением авторских прав. Точно так же однократное воспроизведение отрывков из работы, защищенной авторским правом, студентом-каллиграфом или учителем в учебной ситуации было бы справедливым использованием работы, защищенной авторским правом.

    Реестр авторских прав рекомендовал, чтобы в отчете комитета описывалась взаимосвязь между этим разделом и положениями раздела 108, касающегося воспроизведения в библиотеках и архивах.Доктрина добросовестного использования применима к библиотечному фотокопированию, и ничто, содержащееся в разделе 108, «никоим образом не влияет на право добросовестного использования». Никакое положение раздела 108 не предназначено для лишения каких-либо прав, существующих в соответствии с доктриной добросовестного использования. Напротив, раздел 108 разрешает определенные методы ксерокопирования, которые не могут считаться добросовестным использованием.

    Критерии добросовестного использования обязательно изложены в общих чертах. При применении критериев добросовестного использования к конкретным методам фотокопирования в библиотеках целью этого законодательства является обеспечение надлежащего баланса между правами создателей и потребностями пользователей.

    Редакционные примечания

    Поправки

    1992 — Pub.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>