МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Психология отношений при усыновлении: почему усыновленные требуют пересмотра закона о тайне усыновления

Разрешение вопроса о возможности усыновления детей отдельноот их братьев и сестер (пункт 3 статьи 124 СК РФ) 

При рассмотрении заявления об усыновлении ребенка, имеющего братьев и сестер, также оставшихся без попечения родителей, в отношении которых вопрос об усыновлении заявителями не ставился, суды исходили из того, что в силу пункта 3 статьи 124 СК РФ усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей. При этом суды учитывали разъяснения, содержащиеся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г. N 8, согласно которым, если у усыновляемого ребенка имеются братья или сестры, также оставшиеся без попечения родителей, и в отношении их заявителем не ставится вопрос об усыновлении либо этих детей хотят усыновить другие лица, усыновление допустимо лишь в случае, когда это отвечает интересам ребенка (например, дети не осведомлены о своем родстве, не проживали и не воспитывались совместно, находятся в разных детских учреждениях, не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья).
Указанное правило распространяется и на случаи усыновления разными лицами неполнородных братьев и сестер.

В связи с этим суды исследовали документы, подтверждающие наличие родственных связей между детьми, личное дело ребенка из детского учреждения, заключение органа опеки и попечительства о возможности усыновления ребенка отдельно от его братьев и сестер, а также выясняли вопросы о том, относятся ли братья и сестры усыновляемого ребенка к категории детей, оставшихся без попечения родителей, где и с какого времени воспитываются несовершеннолетние братья и сестры усыновляемого, каковы причины раздельного проживания и воспитания детей, воспитывался ли усыновляемый ребенок вместе с братьями и сестрами, общался ли он с ними, какое состояние здоровья у детей и могут ли они по состоянию здоровья жить и воспитываться в одной семье, и другие обстоятельства.

В судебной практике имели место случаи, когда усыновляемый ребенок и его братья или сестры воспитывались в одном детском учреждении и знали друг друга либо воспитывались в разных учреждениях, но ранее общались друг с другом. В этих случаях суды наиболее тщательно исследовали вопросы о том, сохранены ли родственные связи между детьми, не приведет ли разлучение детей к психологической травме, будет ли отвечать усыновление интересам детей.

Например, Архангельским областным судом по трем делам о международном усыновлении в целях установления возможности разделения детей (помещение детей в разные семьи) поручалось психологам специализированных центров провести психологическую диагностику братьев (сестер) на выявление степени привязанности детей друг к другу, сформированности родственных отношений. Результаты данного обследования были учтены судом при вынесении решения об удовлетворении заявления усыновителей.

Ленинградским областным судом в случае раздельного усыновления детей и при условии, что такое усыновление отвечает интересам детей, тем не менее выяснялся вопрос о том, как поступят усыновители, если усыновленный ребенок захочет наладить родственные отношения со своим братом или сестрой, не будут ли усыновители препятствовать этому. При рассмотрении таких дел усыновители всегда поясняли, что будут уважать желание ребенка общаться с братьями (сестрами) и помогут ему наладить отношения с ними.

Обобщение судебной практики показало, что решение об усыновлении ребенка отдельно от братьев и сестер носило исключительный характер и принималось судами только в том случае, если это отвечало интересам детей, при этом судами учитывались конкретные обстоятельства каждого дела.

Например, Челябинский областной суд, удовлетворяя заявление граждан Италии об усыновлении брата и сестры, имевших двух старших сестер, исходил из того, что с момента изъятия детей из семьи в связи с непосредственной угрозой их жизни или здоровью усыновляемые дети и старшие сестры не виделись и не общались друг с другом, чувство привязанности между ними сформировано не было, родственные связи утрачены. Суд принял также во внимание те обстоятельства, что усыновляемые дети воспитываются вместе, находясь в одной группе детского учреждения, осознают друг друга как брат и сестра, однако в случае невозможности их передачи на воспитание в семью девочка по достижении пятилетнего возраста будет переведена в детское учреждение другого вида в целях ее воспитания и обучения в специальных условиях в связи с имеющимся у нее заболеванием, то есть дети (брат и сестра) будут расти отдельно друг от друга, что не отвечает их интересам. С учетом указанных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что усыновление брата и сестры отдельно от старших сестер будет отвечать интересам детей. С указанным выводом суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации решение Челябинского областного суда оставлено без изменения.

Смоленский областной суд, рассмотрев два дела по заявлениям граждан Италии и Франции об удочерении каждой из супружеских пар несовершеннолетних граждан России, являвшихся между собой сестрами, пришел к выводу о том, что удочерение сестер разными усыновителями будет отвечать интересам детей, и удовлетворил требования заявителей, поскольку с 2012 года дети проживали раздельно и воспитывались в разных детских учреждениях, родственные связи между ними фактически были утрачены, обе сестры имеют слабое здоровье, нуждаются в специальном коррекционном лечении. При этом суд принял во внимание и то обстоятельство, что обе супружеские пары знакомы друг с другом и в судебном заседании выразили готовность способствовать общению сестер для восстановления их кровной родственной связи.

Открыть полный текст документа

ВС представил обзор практики за 2018 г. по делам о международном усыновлении российских детей

Несмотря на то что обзор не содержит уникальных и революционных позиций, адвокаты полагают, что он станет хорошим путеводителем при рассмотрении дел о международном усыновлении для участников процесса, судов, а также органов опеки и попечительства.

Верховный Суд РФ обобщил практику рассмотрения в 2018 г. областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами России, постоянно проживающими за рубежом.

Как отмечается в обзоре, утвержденном Президиумом ВС РФ 29 мая, в 2018 г. сохранилась тенденция к снижению количества дел указанной категории.

Читайте также

ВС обобщил судебную практику по делам о международном усыновлении в 2017 г.

Согласно представленным в документе данным, число решений по делам об усыновлении детей иностранцами за последние 2 года снизилось вдвое

18 Июня 2018

Так, судами было рассмотрено 256 дел с вынесением решения, что на 23,8% меньше, чем в 2017 г. (336 дел), и на 40,9% – чем в 2016 г. (433дела). По сравнению с 2009 г., когда с вынесением решения было рассмотрено 3427 дел, в 2018 г. их число сократилось на 92,5%. Требования заявителей были удовлетворены в 251 случае, в 5 случаях суд вынес «отказное» решение. По четырем делам производство было прекращено, еще три заявления оставлены без рассмотрения.

Обобщение практики показало, что по-прежнему встречаются обращения с заявлениями, к которым не приложены документы, указанные в ст. 271 ГПК РФ. Суды предоставляли заявителям разумный срок (не менее месяца) для устранения недостатков, а при невыполнении требований возвращали заявления, как и в случае неподсудности.

В частности, Московским городским судом было обоснованно отказано в принятии двух заявлений граждан США об усыновлении, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 28 декабря 2012 г. № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод гражданина РФ» запрещается передача детей, являющихся гражданами России, на усыновление (удочерение) американским гражданам.

Предпочтение – российским усыновителям

В обзоре отмечается, что по абсолютному большинству дел усыновителями выступали супруги. Также дети усыновлялись отчимами (мачехами), в двух случаях ребенка взяла на воспитание одинокая женщина. Двоих детей – брата и сестру, – усыновила гражданка Германии, родная сестра матери усыновленных.

Как установил суд, усыновитель постоянно поддерживала связь с детьми, проживающими сначала с дедушкой, а после его смерти – в детском учреждении. Суд учел, что между заявителем и усыновляемыми сложились длительные родственные отношения, установлен положительный эмоционально-психологический контакт, дети воспринимают ее как мать.

Следуя положениям СК РФ, а также разъяснениям Пленума ВС РФ в Постановлении от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 17 декабря 2013 г. № 37, суды устанавливали, какие меры были приняты по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи российских граждан или их родственников.

Так, Санкт-Петербургский городской суд, установив, что возможность устройства несовершеннолетнего в российскую семью не исчерпана, отказал гражданам Италии в усыновлении. При этом суд учел, что россиянка, в семье которой воспитывается брат усыновляемого, твердо намерена взять мальчика в свою семью. Решение устояло в апелляции.

Кроме того, судами исследовались вопросы о том, какое количество российских граждан были проинформированы в отношении ребенка и каковы причины их отказа взять его на воспитание в семью. В отдельных случаях для проверки указанной информации в суде опрашивались представители органов опеки и попечительства.

В обзоре также отмечается, что, как и в предыдущие годы, дела об усыновлении ребенка, достигшего 14 лет, рассматривались с его участием, за исключением случая, когда состояние здоровья усыновляемого не позволяло выяснить его мнение в заседании. Мнение детей от 10 до 14 лет выяснялось, как правило, в суде; в отдельных случаях – органом опеки.

Если суд приходил к выводу, что дети более раннего возраста в силу своего развития могут сформулировать свою позицию по вопросам их усыновления, они также опрашивались в заседании. Усыновляемым задавались вопросы об отношении к усыновителям, о возможности оставления детского учреждения, друзьях, желании поехать вместе с усыновителями к ним домой. При наличии родственников суд выяснял, понимают ли дети, что им придется расстаться с родными, и желают ли они поддерживать с ними связь после усыновления.

Также судами каждый раз исследовался вопрос о том, владеют ли иностранные усыновители русским языком и как планируют преодолевать языковой барьер с учетом возраста ребенка и периода, необходимого для его адаптации и овладения языком страны проживания. Кроме того, исследовалось намерение усыновителей способствовать изучению ребенком родного языка, поддерживать его интерес к российской национальной культуре, а также вопросы, связанные с устройством ребенка в детские учреждения (детские сады, школы и т.д.).

По всем делам учитывалось и прохождение кандидатами подготовки в порядке п. 6 ст. 127 СК. Так, в одном из случаев сведения о пройденной подготовке усыновителями были указаны неполно, что стало причиной оставления заявления об усыновлении без движения и его последующего возврата заявителям. При необходимости суды назначали экспертизы, а также привлекали к участию в деле специалистов и психологов.

Причины отказа от усыновления

Во всех случаях суды устанавливали наличие (отсутствие) у ребенка родственников, а также причины, по которым те отказались взять его в свои семьи. ВС указал, что в качестве причин отказа фигурировали преклонный возраст, тяжелое материальное положение, необходимость ухода за иными нетрудоспособными родственниками, характер работы (военная служба по контракту, работа на судах, находящихся в море до полугода) и т.д. При необходимости родственники ребенка опрашивались в заседании суда в порядке судебного поручения.

В ряде случаев усыновляемые ранее воспитывались в семьях родственников либо граждан России, не являющихся их родственниками, впоследствии отказавшихся от воспитания. Так, после двухмесячного пребывания ребенка в семье дяди тот отказался от намерения усыновить его из-за несогласия жены. Ребенок был передан под опеку гражданам РФ, однако те впоследствии тоже отказались от воспитания, поскольку между усыновляемым и их биологическим ребенком не сложились дружеские отношения.

Обобщение практики показало, что в большинстве случаев россияне отказывались от принятия детей на воспитание в связи с их состоянием здоровья и отягощенной наследственностью. В некоторых случаях на отказ влияли возраст детей, внешность, пол, неблагополучный социальный статус родителей, невозможность установления психологического контакта.

Так, Саратовским областным судом было установлено, что из-за проблем в поведении и возраста усыновляемого (9 лет) от принятия его на воспитание отказались 17 российских семей. Кроме того, мальчик дважды передавался под опеку, но из-за проблем в поведении ребенка опекуны отказывались от возложенных на них обязанностей.

Тверской областной суд, рассматривая заявление граждан Франции об усыновлении, установил, что со сведениями о ребенке ознакомились 309 российских семей, однако все они отказались от посещения детского учреждения в связи с состоянием здоровья девочки. Кроме того, по одному из дел тем же судом было установлено, что от усыновления отказались 49 семей вследствие отягощенной наследственности ребенка, а также состояния его здоровья и негативной информации о матери.

В ряде случаев заявители отказывались от своих намерений после дополнительного медицинского обследования детей. В частности, после ознакомления кандидатов с состоянием здоровья ребенка, которое они определили в заявлении как «вновь открывшееся для себя по данному вопросу обстоятельство», супруги – граждане Италии отказались от усыновления.

Во всех случаях выяснялось, ознакомились ли заявители с медицинскими документами усыновляемого ребенка, понимают ли они имеющиеся у него диагнозы, готовы ли обеспечить необходимую медпомощь.

При рассмотрении дел о международном усыновлении суды изучали заключение психолога об общении усыновителей с ребенком, в том числе длительность и периодичность общения. Как показала судебная практика, усыновители общались с детьми 2-3 раза по несколько часов в течение нескольких дней как в детском учреждении, где находился ребенок, так и за его пределами. В перерывах между личным общением усыновители продолжали интересоваться судьбой ребенка, общались с ним через интернет. По всем рассмотренным делам период общения ребенка с усыновителями с момента их знакомства до принятия решения об усыновлении суды признали достаточным для установления устойчивого контакта.

Так, например, получение дополнительной информации о состоянии усыновляемого и подробное ознакомление с медицинской документацией стали причиной отказа супругов – граждан Италии от поданного ими в ВС Республики Коми заявления об усыновлении. По одному из рассмотренных Хабаровским краевым судом дел граждане Италии отказались от усыновления, ссылаясь на то, что после дополнительных консультаций о состоянии здоровья ребенка не желают его усыновлять. Производство по делу было прекращено.

Практика одновременного усыновления


В обзоре также приведены случаи одновременного усыновления двоих и более детей, являющихся братьями и сестрами. Так, например, Омский областной суд удовлетворил заявление гражданина Испании и гражданки России об усыновлении двоих племянников заявительницы.

Решением Кемеровского областного суда было удовлетворено заявление граждан Италии об усыновлении (удочерении) троих детей (братьев и сестры), которые проживали в одном детском доме. По одному из рассмотренных Судом Еврейской АО делу заявители усыновили троих детей-родственников, по другому – двоих братьев.

Почти по всем таким делам заявители ссылались на невозможность иметь биологических детей, в том числе путем вспомогательных репродуктивных технологий, а также на желание и возможность заботиться о развитии и образовании ребенка, оставшегося без попечения родителей.

По ряду дел суды удовлетворяли заявления иностранных граждан об усыновлении детей, имеющих братьев и сестер, также оставшихся без попечения родителей, в отношении которых вопрос об усыновлении заявителями не ставился. При этом суды руководствовались п. 3 ст. 124 СК, согласно которому усыновление братьев и сестер разными лицами недопустимо, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей. Такое заявление удовлетворялось только в случае, если суд приходил к выводу, что разлучение усыновляемого с братьями и сестрами отвечает его интересам. В ряде случаев суд выяснял мнение братьев (сестер) усыновляемых детей об их раздельном усыновлении.

Кроме того, исследовалось, насколько успешно кандидаты, ранее усыновившие детей, в том числе граждан России, справляются с родительскими обязанностями. В качестве доказательств надлежащего выполнения обязанностей заявители представляли медицинские заключения с положительной динамикой развития детей, учебно-педагогические характеристики, социально-психологические отчеты соцработников. В 2018 г. было рассмотрено несколько дел об усыновлении, заявления по которым поданы лицами, воспитывающими ранее усыновленных детей.

Так, по одному из дел, рассмотренных Алтайским краевым судом, было установлено, что супруги – граждане Италии ранее усыновили ребенка – гражданина России. Он приехал с ними в Россию для встречи с будущим сводным братом, который находился в том же детском доме, где ранее воспитывался и он. В судебном заседании представитель учреждения подтвердила существенные положительные изменения в поведении ребенка, а также то, что родители успешно справились с имевшимися у него проблемами.

«Путеводитель» для судов

Адвокат АП Иркутской области Роман Кравцов отметил, что обзор не привнес революционных изменений в судебную практику. «Следует констатировать неуклонное уменьшение дел о международном усыновлении, рассмотренных судами, – пояснил он. – Своеобразное лидерство по количеству дел такой категории который год удерживает Кемеровский областной суд. Как и в предыдущие годы, чаще всего в 2018 г. российских детей усыновляли граждане Италии, Испании и Франции», – пояснил эксперт.

Он также добавил, что суды, как и прежде, в первую очередь ориентируются на необходимость установления между заявителем и усыновляемыми детьми длительных родственных отношений, положительного эмоционально-психологического контакта, восприятия заявителя как родителя. При этом на момент выдачи направления иностранным гражданам для посещения несовершеннолетнего ребенка должно пройти не менее 12 месяцев со дня поступления сведений о нем в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. «Важным условием является установление невозможности передачи ребенка на воспитание в семью граждан России или на усыновление родственникам ребенка независимо от гражданства и места жительства этих родственников. В каждом случае суды выясняют и проверяют, какие именно меры были приняты для этого», – отметил Роман Кравцов.

Отдельное внимание, подчеркнул адвокат, при рассмотрении дел о международном усыновлении уделяется вопросу о том, какое количество российских граждан были проинформированы в отношении ребенка и каковы причины их отказа взять его на воспитание.

Адвокат АП г. Москвы Виктория Дергунова в комментарии «АГ» отметила, что если обзор практики за 2017 г. был в большей степени посвящен процессуальным вопросам рассмотрения данных споров, то нынешний фактически содержит перечень обстоятельств, исследуемых судами при принятии решения о передаче ребенка в иностранную семью: наличие соглашения с государством, гражданином которого является потенциальный усыновитель; причины, по котором заявители решили прибегнуть к усыновлению, основания для принятия решения об усыновлении именно российского ребенка, готовность обеспечить ему необходимую медпомощь с учетом особенностей развития или диагноза.

Кроме того, во внимание судов принимались отчеты о жизни и развитии ранее усыновленных детей; меры, принятые уполномоченными органами по передаче ребенка в семьи российских граждан или его родственников, причины, по которым те отказались принять его в свои семьи и даже их мнение об усыновлении ребенка заявителями; наличие у ребенка братьев и сестер, в отношении которых не ставится вопрос об усыновлении; отношение ребенка к усыновителям; заключения психологов, характеризующих их общение, понимание ребенком последствий усыновления; установление содержания интересов ребенка (соответствует ли им опрос ребенка по указанным вопросам в суде, его разлука с родственниками, возможность преодоления языкового барьера и сохранения связи с национальной культурой страны происхождения).

Отдельного внимания, по мнению эксперта, заслуживает то обстоятельство, что несоответствие возраста и состояния здоровья ребенка рекомендациям, которые были даны усыновителям в социально-психологическом отчете либо в свидетельстве о способности быть усыновителям, не является безусловным отказом в усыновлении. «ВС указал на возможность в случаях, когда возраст усыновляемого либо состояние его здоровья не отвечают указанным рекомендациям, представления заявителями в суд дополнительных документов, подтверждающих их способность усыновить именно этого ребенка», – пояснила Виктория Дергунова.

По мнению адвоката Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталия Воложанина, документ интересен обобщенной правоприменительной практикой. «Как указано в обзоре, в ходе подробного выяснения и исследования дел, связанных с усыновлением детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, органы опеки и попечительства не в полном объеме принимают меры к подготовке материалов к судебному разбирательству, собирают сведения, подтверждающие возможность усыновления, не принимают достаточных мер для передачи ребенка родственникам, либо в семьи, где уже воспитываются братья или сестры усыновляемого», – отметил он.

Наиболее яркие примеры тому, полагает эксперт, – решение Санкт-Петербургского городского суда, отказавшего в удовлетворении заявления граждан Италии из-за твердого намерения гражданки России взять ребенка на воспитание в семью, где воспитывается его брат, а также выяснение ВС РК дополнительной информации о состоянии усыновляемого ребенка и подробное ознакомление кандидатов с его медицинскими документами, которое в итоге привело к отказу супругов – граждан Италии от усыновления.

По мнению Виталия Воложанина, обзор будет полезен, в первую очередь, органам опеки и попечительства, призванным защищать права и интересы детей. «Подготовка мероприятий к усыновлению – важная и ответственная задача. Формальное отношение в этом вопросе может привести к непоправимым ошибкам», – подчеркнул он.

По мнению адвоката АП Ленинградской области Евгения Тарасова, обзор отражает стабильность и однородность судебной практики по делам данной категории, в том числе в соблюдении досудебных и процессуальных действий, первоочередном внимании к соблюдению интересов детей, но с учетом особенностей правового регулирования (например, невозможности усыновления российских детей гражданами США).

При этом, добавил он, в обзоре не содержится уникальных правовых позиций, так как ВС обстоятельно продемонстрировал использованные в конкретных случаях процессуальные приемы и их реализацию на практике, что в целом отражает текущую правоприменительную и процессуальную ситуацию в семейном праве.

«Таким образом, обзор может стать хорошим путеводителем при рассмотрении дел о международном усыновлении как для участников процесса, так и для суда, который в спорных ситуациях сможет убедиться, что практикой уже выработаны процессуальные механизмы, успешно применяемые другими судами», – подытожил адвокат.

Одностороннее усыновление: основания, порядок и правовые последствия — Новости Сургутского района

Наверняка все мужчины и женщины, вступая в законный брак, считают, что создают семью один раз и навсегда. Тем не менее, по официальным данным федеральной службы госстатистики РФ, количество разводов ежегодно увеличивается. Так, в целом по России в 2012 году был зарегистрирован 644 101 развод, в 2013 году — 667 971, в 2014 году — 693 730. Мы не будем углубляться в причины бракоразводных процессов, а остановимся на взаимоотношениях родителей и детей после развода.

Как правило, после расторжения брака ребёнок остаётся жить с матерью, с отца же взыскиваются алименты в судебном порядке, либо он принимает участие в содержании ребёнка на добровольных началах, по договорённости с бывшей супругой (такие ситуации случаются не часто). Отношения между бывшими супругами прекращаются, и, в лучшем случае, остаётся общение отдельно проживающего родителя с ребёнком. Жизнь каждого из родителей развивается по своему сценарию: кто-то больше не пытается создать семью, имея первый неудачный опыт, кто-то вступает в фактические брачные отношения, не регистрируя законный брак в органах ЗАГС, но подавляющее большинство мужчин и женщин всё-таки вступают в последующем в брак, создавая новую семью. Вот здесь перед родителями встаёт вопрос, а как же узаконить отношения между ребёнком от первого брака и новым супругом матери (супругой отца)? Ответом на данный вопрос является так называемая процедура усыновления ребёнка в одностороннем порядке. При этом мотивом к усыновлению ребёнка отчимом (мачехой) является не только формальная сторона взаимоотношений потенциального родителя с ребёнком, но и моральная.

Семейный кодекс РФ предусмотрительно урегулировал такие семейные правоотношения. Так, часто бывает, что родители расторгли брак, когда ребёнок был ещё слишком мал и не помнит своего отца, который отдельно проживает и не принимает никакого участия в жизни своего малыша. Поэтому, когда в жизни матери такого ребёнка появляется другой мужчина, с которым у него формируются длительные детско-родительские отношения, он, в силу малолетнего возраста, считает его своим родным папой и о существовании биологического отца не знает. Родители озабочены тем, как в интересах ребёнка от первого брака, не нанося ему психологических травм, узаконить его отношения с отчимом? В этом случае родители вправе ходатайствовать в органах опеки и попечительства и в суде об усыновлении ребёнка без его согласия. По общему правилу, согласие ребёнка требуется с 10 лет. Необходимо также учесть, что при усыновлении ребёнка жены от первого брака требуется нотариально заверенное согласие биологического отца на усыновление.

Мы рассмотрели один из возможных вариантов, при котором ребёнок может быть усыновлён отчимом (мачехой). Но на одностороннее усыновление распространяются все те же нормы законодательства, что и на усыновление детей, оставшихся без попечения родителей. Т.е. потенциальный родитель может усыновить ребёнка супруги, если она является в отношении него одинокой матерью, биологический родитель умер, признан безвестно отсутствующим, недееспособным, лишён родительских прав.

Отчим (мачеха) должны обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства с целью получения необходимого перечня документов и разъяснений о порядке их сбора и предоставления в суд.

Усыновление мачехами (отчимами) равно, как и усыновление ребёнка, оставшегося без попечения родителей, является судебной процедурой. Дела об усыновлении рассматриваются в порядке особого производства, с соблюдением тайны усыновления. Законодатель чётко определил круг лиц, которые должны и могут участвовать в процессе. Обязательным является участие в судебном заседании самого усыновителя (отчима, мачехи), родителя, с которым проживает ребёнок, органов опеки и попечительства, прокурора. Возможно участие представителя усыновителя и переводчика.

В заявлении, переданном в суд, кандидат в усыновители просит установить усыновление в отношении конкретного ребёнка, как правило, присвоить ему свою фамилию, отчество, и в случае необходимости, изменить место рождения. Права и обязанности усыновителей и усыновлённого ребёнка возникают со дня вступления в законную силу решения суда об усы-давлении. Этот срок равен 10 дням с даты рассмотрения дела в суде.

На основании копии решения суда со штампом о его вступлении в законную силу орган ЗАГС выдаёт усыновителю новое свидетельство о рождении ребёнка, где он указан в качестве отца (матери), и свидетельство об усыновлении.

Особое внимание следует обратить на правовые последствия усыновления и его отмены. Факт усыновления порождает взаимные права и обязанности усыновителя и усыновлённого ребёнка во всех личных неимущественных и имущественных правоотношениях и прекращает такие обязательства с биологическим родителем. Это означает в том числе, что алиментные обязательства родного отца (матери) прекращаются и возникают аналогичные обязательства у усыновителя в случае расторжения брака либо отмены усыновления. Усыновлённый ребёнок становится наследником усыновителя, а также его родственников, и по всем остальным юридическим критериям приравнивается к родному ребёнку.

Eсли в вашей жизни появилась необходимость и достаточная мотивация усыновить ребёнка, управление опеки и попечительства администрации Сургутского района окажет консультативную и иную предусмотренную законодательством помощь.

Eлена Тремасова, гл. специалист отдела устройства и контроля несовершеннолетних граждан управления опеки и попечительства Сургутского района.

Советы психолога родителям, решившимся на усыновление ребенка

Опубликовано: 01.01.1970 год.

1)      Какие вопросы стоит задать себе родителям перед тем, как усыновить ребенка?

«Зачем это вам?» Ответ на этот  вопрос адресует нас к более глубокому осознанию собственных мотивов, которые побуждают действовать. Есть хороший анекдот, когда сын сообщает отцу- еврею, что он решил жениться. На что отец задает сыну  очень правильный вопрос «А что ты с этого будешь иметь?» Каким бы  циничным на первый взгляд не  казался этот вопрос, но именно он отправляет нас к осознанию того, какие потребности мы хотим удовлетворить, собираясь делать, то или другое. Конечно, каждый человек, который задумывается принять  ребенка в семью, оставшегося без попечения родителей, это добрый, милосердный и нравственный человек. Ведущим мотивом почти всегда является мотив «помочь», ведь дети не должны жить в казенных учреждениях. И все- таки, это всегда комплекс мотивов. И скрытые, плохо осознаваемые, неотрефлексированные мотивы могут стать большим риском и трудностью в дальнейшем.

2) Что нужно узнать о ребенке перед тем, как решиться на оформление бумаг?

Как можно больше надо узнать о ребенке, перед тем как решиться на оформление бумаг. Некоторые родители питают иллюзию, что «настоящая жизнь» у приемного ребенка начнется только после того, когда он начнет жить в приемной, «благополучной» семье. А все плохое, травмирующее надо постараться оставить в прошлом, и может даже стараться не вспоминать. Но это заблуждение, так как ребенок в себе принесет то, что он впитал из своего рода, из своей семьи, в том числе травмирующего личность ребенка.  Информация о ребенке, о его здоровье, о его особенностях психики, о его жизненной истории, поможет адекватно оценить предстоящие трудности и сформировать готовность взрослого их решать вместе с ребенком. Сегодня созданы «Службы подготовки и сопровождения замещающих семей» во всех субъектах РФ, создаются «Ресурсные центры», которые призваны сопровождать замещающую семью на основе межведомственного взаимодействия. Все это является большим ресурсом для поддержки и помощи родителям.

3) Действительно ли взять ребенка в семью — долгая и сложная процедура, как думают многие (что касается оформления документов и пр.)?

Процедура принятия ребенка в семью имеет два основных этапа. Первый этап – этап сбора документов в результате человек становиться «кандидатом в замещающие родители». Второй этап – этап поиска ребенка и перемещение его из учреждения в семью, в результате человек становится «замещающим родителем». Первый этап, этап подготовки проходит в  2- 3 месяца, большая часть времени занимает прохождение психолого-педагогической подготовки в «Школе подготовке кандидатов в замещающие родители». И некоторых будущих кандидатов это возмущает. Но когда они оканчивают этот курс остаются благодарны за то, что система не позволила им принять поспешного решения. Не забывайте, что для адаптации семьи к рождению ребенка природа предоставляет 9 месяцев.  Второй этап очень часто затягивается на месяцы, т. к. «подходящего» ребенка бывает трудно найти.

4) Какие сложности (психологические) чаще всего возникают при усыновлении?

Если говорить о психологических трудностях при усыновлении они такие же, как и при любом изменении в жизни семьи и человека. Нужно время, чтобы перестроиться: организовать быт, согласовать обязанности, распределить время, пересмотреть приоритеты. Необходимо привыкнуть к новым социальным ролям: мамы, папы, бабушки, дедушки и т.п. Потому что ребенка принимает в семью не только один или два человека, ребенка принимает род.

Для взрослого человека, который взрослый не только по возрасту, а взрослый, по сути, по своим поступкам, те трудности, с которыми он сталкивается, преобразуются в задачи, которые он может решить самостоятельно или с помощью привлечения дополнительных ресурсов.

5) Какие трудности возникают реже, но к ним тоже нужно быть готовым?

Как выстроить приемным родителям отношения с кровными родственниками ребенка, у которых «внезапно» возникло желание принимать участие в  его  жизни?

Эта ситуация очень непростая, возникает очень редко, но к ней тоже нужно быть готовым. Почему редко? Да потому, что прежде, чем ребенок получит статус «оставшийся без попечения» специалисты органов опеки и попечительства сделают все возможное, чтобы наладить отношения с кровными родственниками ребенка и восстановить утраченные семейные связи. И только после этого ребенок получает «статус» и оказывается в государственном учреждении. И все-таки задача – выстроить отношения ребенка и замещающих родителей с кровными родственниками реальными или «виртуальными» (когда ребенок отказник от рождения и в графе мама и папа всегда был прочерк), — это важная и порой трудная задача.

6) Необходимо ли какое-то особое отношение к приемному ребенку: скажем, нужно ли быть к нему добрее, чем к своему ребенку? Родители думают, что на своего ребенка они где-то могут прикрикнуть. А с приемным так нельзя?

Отношение взрослых к ребенку всегда должно быть очень уважительное, какая разница, каким путем ребенок пришел в семью? Насилию в том или ином виде можно и нужно сказать нет! Дисциплина может быть основана и должна  поддерживаться  на уважении личности, без насилия (физического, психологического и т.п.). Дети – это тоже люди, только маленькие. Конечно, приемные дети очень часто демонстрируют родителям «трудное поведение», с которым нам взрослым очень трудно. Еще, «трудное поведение» – это всегда сообщение нам взрослым, что ребенку в чем-то очень «трудно».  Мы, же взрослые! Мы всегда можем, что-то с этим сделать. Кто хочет разобраться, ищет возможность, а кто не хочет, тот ищет оправдание в плохих генах и т.п. Трудное поведение – это прежде всего, примитивные технологии достижения желаемого. Понять причину поведения, понять «сообщение» ребенка и научить ребенка новым технологиям (социально-одобряемым) достижения желаемого, это и есть воспитательная задача приемных родителей. 7) С каким настроем приходят родители на усыновление? Часто ли они разочаровываются в своем выборе?

Родители, решившиеся на усыновление полны надежд и ожиданий новой для них, пока еще невиданной жизни. Они желают развиваться, желают дарить любовь, желают испытать любовь ребенка на себе. Часто ли разочаровываются? Ответ кроется в самом слове, однокоренное слово которого «очарование». Простите, но это детская позиция, когда человек в своих фантазиях «нарисовал очаровательную картинку», а потом приходит время разочаровываться. Но это тоже неплохо, это все, есть не что иное, как личностный рост. Все зависит от того, какие выводы человек сделает и какими станут его дальнейшие действия, конструктивными или нет. 8) Правда ли, что приемный ребенок не станет родным до конца (проблема наследственности)?

Родным для человека, становится все и вся во что мы вкладываем свои силы, душу, любовь, труд, творчество. Например, любимое дело, семья, близкий человек и т.д. И дело вообще не в наследственности, а в отношении к жизни, к людям, к детям. Если формально относиться к своим родительским обязанностям, то и родной ребенок  не станет родным до конца. А про проблемы наследственности? Кто из нас может похвастаться «супер-генами», почти в каждом роду есть свои «алкоголики». Любовь – это сила, способная к преображению.  Больше надо заботиться о том, чтобы научиться любить, научиться проявлять любовь таким образом, чтобы дети чувствовали эту любовь и смогли с ее помощью преодолеть те ограничения, которые им достались в наследство.

 

9) Вообще, чем приемный ребенок отличается от родного? Есть ли кардинальные различия?

Отличия приемного ребенка от родного конечно есть. И своими корнями они лежат в его жизненной истории. Я бы выделила три ведущих фактора, которые необходимо анализировать, выявляя ресурсы и риски.

Первое, это факторы, связанные с его кровной семьей, с тем, сколько времени от момента рождения он провел со своими родителями или теми, кто их заменял. Очень важен первый опыт взаимодействия ребенка со взрослым, который обеспечивает безопасность ребенка, проявляет по отношению к нему заботу, проявляет чуткость к его потребностям. Этот опыт активизирует врожденную и очень важную для жизни и развития потребность в привязанности. Развитие надежной привязанности – это реалии кровных детей в благополучных семьях. В неблагополучных семьях  новорожденный ребенок часто сталкивается с психотравмирующими событиями (жестокое обращение, употребление родителями ПАВ, потеря фигуры «ухаживающего») и тогда это уже нарушение привязанности в разной степени. В последствие, часто нарушено базовое  уважение к себе,  базовое доверие к людям.

Второй фактор, который стоит проанализировать родителям и специалистам по сопровождению замещающей семьи, это как проходила утрата семьи, разрыв семейных связей. Это очень болезненный процесс, который оставляет посттравматические последствия. Как вы думаете, чувствует себя ребенок, которого «бросили» родные. Какие чувства он может испытывать? Двойственные или амбивалентные, когда одновременно злишься, ненавидишь и любишь, испытываешь нежность, вспоминая маму. И это очень изматывающие чувства забирают много энергии и жизненных сил у ребенка. Вспомните ваши чувства, когда «разрывались» близкие отношения. И даже, если этот неблагополучный родитель бил или издевался над ребенком, то ребенок чувствует облегчение и радость от того, что это прекращено, и одновременно чувствует привязанность к своему агрессору. Амбивалентные чувства – это реальность, в которой живут отверженные дети. И этот опыт взаимодействия со взрослым, порой единственный, и он автоматически перекладывает на взаимоотношения с приемными родителями. Вот это и есть одна из причин трудного поведения.

Третий фактор, который необходимо  проанализировать, это длительность проживания ребенка в системе детских государственных учреждений. Сменный режим работы сотрудников государственных учреждений не позволяет ребенку сформировать стойкую привязанность с кем-нибудь из взрослых. Разрыв с родными братьями и сестрами, потеря родовых связей, социальных связей (соседей, одноклассников и т.п.) отрицательно сказывается на развитии личности  ребенка. Отсутствие личных вещей, фотографий, отсутствие возможности уединения (даже в туалете порой нет дверей) все это, приводит к нарушению личных границ, как своих, так и других. Отсутствие возможности выбирать пищу, время ее приема, вида досуга и т.п., все это отрицательно сказывается на социальных навыках и на психологии ребенка. Жизнь, в которой за тебя все продумали и отправили по «дорожной карте» формирует «воспитанную беспомощность» детей из учреждений, снижает их инициативность, снижает «поисковую активность». Именно поэтому выпускники детских госучреждений с трудом социализируются.

Насколько все эти факторы повлияли на ребенка, это то, что необходимо учитывать,  выбирая стратегию воспитания приемного ребенка. Главное, что он теперь не один, вы рядом, дорогие добрые и благородные люди, у которых хватает мужества замещать родителей, которые чаще всего, где-то рядом «наслаждаются» своей жизнью. Но это уже другой вопрос, который тоже требует вдумчивого и детального разговора.

Право на память: что говорят психологи о тайне усыновления

Говорить или нет приемному ребенку о его прошлом? Все психологи давно и однозначно советуют, что важно говорить правду и ничего не скрывать, однако традиция и стереотипы часто оказываются сильнее. В очередной раз тему прошлого детей-сирот и тайны усыновления поднял приезд в Россию Алекса Гилберта из Новой Зеландии, который когда-то родился в России и был усыновлен в возрасте двух лет. В материале «Филантропа» — мнение психолога и приемной мамы о том, почему усыновленные дети имеют право знать свое прошлое.

«Знания о прошлом помогают быть целостной личностью»

Наталия Мишанина, детский и семейный психолог, специалист по работе с приемными семьями, руководитель психологической службы благотворительного фонда «Арифметика добра»:

«Каждый человек имеет право знать правду про своё прошлое. А что делать, если у тебя эту память отнимают, обесценивают её, рассказывают плохие истории? Если постоянно твердят о том, что помнить плохо, да и нечего. Если все время указывают на то, что именно это самое прошлое испортило тебе жизнь. И теперь ты в детском доме, благодаря маме и папе, которые вели аморальный образ жизни.

Но человек имеет право на память. И вот ребенок вспоминает маму, которая приходила усталая с работы, и как от неё пахло едой и спиртным. И как она говорила, что «это я от усталости, сынок, чтоб силы были». И помнит, как приносила какую-то еду, непонятно какую, но вкусно пахнущую. А ещё помнит старого деда, который сильно храпел, когда засыпал где попало, но очень интересные истории всегда рассказывал, хоть и ругался крепко. И помнит, что была собака, похожая на лайку. И как однажды спасла его, набросившись на обидчиков, а ещё помнит дом, кровать свою помнит, над которой иконка висела, это бабка повесила и все время бормотала что- то стоя над ним, когда засыпал, а потом гладила по голове своей костлявой рукой. Помнит, как подушка сеном пахла, как мама пироги пекла, когда трезвая была. Все помнит, и то что приехала машина однажды, с теткой какой-то и милиционером, и его с братом поманили конфеткой и предложили покататься на большой машине. Память вместе с воображением упорно рисуют картины о том, как мать бежала за машиной и плакала, и кричала, и потом упала. А потом, сидя в изоляторе за плохое поведение, спустя много лет, этот человек думает: вырасту, найду и отомщу…. или — в глаза посмотрю, потому что понять хочу, почему она так поступила? Почему ничего не сделала, чтобы защитить? Почему не забрала?

А вот другая память. «Я не знаю свою мать, своего отца. Меня оставили в роддоме. Но каждый раз, когда приходят новые ребята к нам в группу, они начинают рассказывать о своих родаках. И мне тоже хочется хоть о ком то рассказать. Хочу посмотреть на них, какие они? Спросить, почему они меня бросили».

Самая сильная травма — когда лишаешься самого дорогого, материнской любви и заботы , когда возникает вопрос, образовавшийся на месте пустоты, в том месте, где должна быть родительская любовь: за что? За что меня наказали и в качестве наказания лишили мамы и семьи? И эту травму трудно перекрыть какой- то другой. А окружающим трудно находиться рядом с этой травмой.

Что движет маленьким человеком, заложником тайны усыновления? Что хочет узнать или сделать подросток, который все свои 16 лет прожил в системе, так и не попав в семью? О чем мечтает молодой человек, которого разлучили с семьёй в раннем возрасте? Здесь нет однозначного ответа. Каждый из них ищет свою правду. Кто- то хочет получить ответ на вопрос, за что? Кем-то движет интерес, кем-то любовь и ответственность: «Вот будет мне 18 лет, я выйду из детдома, колледж закончу, работать пойду и тогда мать свою найду, от пьянки её вылечить хочу. Она же у меня хорошая». А есть и те, у кого жизнь сложилась иначе, их приняла другая семья, дружная, тёплая, заботливая, помогла на ноги встать, человеком сделать. И вот тогда наступает самое время найти кровных маму и папу, и сказать им спасибо, что не убили в утробе, а сохранили жизнь, и эта жизнь удалась.

История каждого человека состоит из прошлого, настоящего и будущего. Говорят, что «начать с чистого листа», то есть переписать свою историю, не получается, все равно возвращаешься в то время, когда все только начиналось. «Если не было начала, то и меня тоже нет». Поэтому человек стремится в прошлое, искать там часть себя, иначе «паззлы» судьбы не складываются, а образовавшаяся брешь в личной истории все время беспокоит.

Что человеку могут дать знания о прошлом:

  • Знания о том, что он есть, что он жив. Знания о себе: красивый, умный, способный, ловкий, спортивный, а значит, были задатки, и эти зерна были посажены биородителями. Наследственный фактор никто не отменял. Но посмотреть на него нужно с ракурса способностей, которые заложены в человеке с рождения;
  • Опыт переживания прошлого преподносит нам уроки: «я никогда не брошу своего ребёнка»; » наркоманами быть очень плохо», » ненавижу алкашей» или » хочу научиться печь пироги, как мама», «у меня будет машина, зелёная, как у отца».
  • Это умение прощать. Всем очевидно, что существует невидимая грань между прошлым, настоящим, и будущим. Мы наблюдаем, как наши обиды, злость и ненависть порой мешает строить новые отношения и негативно влияют на будущую жизнь. Принятие прошлого и прощение мамы и папы за то, что оказались слишком слабыми, чтобы позаботиться о ребёнке, — это огромный шаг в развитии личности. Знание о прошлом помогает человеку быть целостной личностью. А взрослый, который находится рядом с ребёнком, может помочь ему, и аккуратно и деликатно вплести нити прошлого в его настоящую жизнь.

«Мне всегда хотелось выяснить, кто мои родители и почему они меня бросили»

«Мы не боги, чтобы создавать ребенку выдуманную реальность»

Диана Машкова, мама четверых детей, трое из которых приемные, руководитель Клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра»:

Каждому важно знать о своих корнях. Если бы я не знала, кто меня родил на свет, мне было бы тяжело. Представьте, что у человека нет образа матери. Пустота. В итоге либо вы придумываете для себя этот образ, либо начинаете искать кровную мать. Потому что хотите знать – какая она, почему она так поступила, почему оставила вас. Та же история с отцами, которые оставили своих детей. Это базовые потребности человека – знать, откуда он. Врать нельзя. Мы, приемные родители, не боги, чтобы создавать ребенку выдуманную реальность и внушать ему, что это мы его родили. Усыновление ребенка – не повод ломать ему психику.

Нашу маленькую Дашу мы удочерили в ее младенчестве, но сейчас она уже подрастает, ей 4 года, и через сказку, опосредованно, я рассказала ей о том, что мы не кровные ее родители. Рассказала, что ее родила ее кровная мама, но не смогла жить с ней, а мы, ее мама, папа и старшая сестра Нэлла, тем временем долго ждали и искали ее, и наконец нашли. Детям не нужно навязывать эту информацию, впихивать ее насильно, но оставлять без внимания или обесценивать запрос ребенка нельзя. Ведь у любого малыша когда-нибудь появится вопрос: «А я была у тебя в животике?». И Даша спросила меня о том же, а я не сочла возможным соврать. Ребенок хочет знать, как он появился на свет. И правильнее рассказывать ему правду.

Да, часто приемные родители боятся: а вдруг приемный ребенок, когда вырастет, отправится на поиски своих кровных родных, бросит их, перестанет любить? Это не так. Да, возможно, он захочет узнать о своих корнях, о мотивах поведения своих кровных родителей. Но если у вас была счастливая семья, конечно, он вас не оставит и не разлюбит. У моей средней приемной 15-летней дочери, тоже Даши, есть кровная мама, они общаются. Не так давно женщина освободилась из мест заключения. Мы тоже боялись – как это будет? Вдруг Даша уйдет? А еще была ревность, не скрою. Видимо, это похоже на ревность приемных и кровных детей друг к другу по отношению к маме. Но я взрослый человек, я понимаю ситуацию и мы смогли примириться с этим. Дашина мама стала важным элементом в нашей семейной структуре. Это момент принятия: мы приняли Дашу со всей ее историей, с ее прошлым, с ее родственниками.

«Это был сложный шаг не только для меня, но и для ребенка»: история одного усыновления

 

Как происходит контроль условий жизни усыновленного ребенка?. Регистрация в ЗАГС, контроль, отношения с биосемьей

Порядок проведения контроля за условиями проживания усыновленного ребенка установлен в Главе 3 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 29.03.2000 № 275.

В течение первых трех лет после установления усыновления специалист органа опеки обследует условия жизни и воспитания усыновленного ребенка в следующем порядке:

  • первое контрольное обследование — в первый год после усыновления по истечении 5 месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, но не позднее окончания 7-го месяца со дня вступления в законную силу решения суда;

  • второе контрольное обследование — по истечении 11 месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, но не позднее окончания 13-го месяца со дня вступления в законную силу решения суда;

  • третье контрольное обследование — по истечении 23 месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, но не позднее окончания 25-го месяца со дня вступления в законную силу решения суда;

  • четвертое контрольное обследование — по истечении 35 месяцев со дня вступления в законную силу решения суда, но не позднее окончания 37-го месяца со дня вступления в законную силу решения суда.

По результатам обследования составляется отчет об условиях жизни и воспитания усыновленного ребенка. Закон требует, чтобы контрольное обследование проводилось с сохранением тайны усыновления, поэтому рекомендую усыновителям более активно участвовать в согласовании с органом опеки времени и условий контрольного обследования.

Необходимость проведения контрольного обследования после истечения трех лет определяется ООП индивидуально в соответствии с конкретной ситуацией, складывающейся в семье усыновителей.

Контрольное обследование условий жизни и воспитания усыновленного ребенка не проводится при усыновлении отчимом (мачехой), если совместно с отчимом (мачехой) и ребенком проживает один из родителей ребенка.

Внимание! В отдельных субъектах РФ могут быть установить дополнительные формы контроля за теми усыновителями, которые хотели бы получать дополнительные ежемесячные выплаты от соответствующего субъекта РФ.

Например, одним из условий получения от г. Москвы ежемесячной компенсационной выплаты усыновителям является ежегодное, в течение всего срока получения выплаты, предоставление документа, подтверждающего факт совместного проживания усыновителей с усыновленным ребенком. Это может быть единый жилищный документ или справка жилищных организаций либо уполномоченного органа в сфере опеки, попечительства и патронажа по месту жительства в г. Москве, либо органов опеки и попечительства по месту жительства в другом субъекте РФ (п. 3.7 Положения о порядке установления и выплаты ежемесячной компенсационной выплаты лицам, усыновившим на территории города Москвы после 1 января 2009 г. ребенка из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, утв. Постановлением Правительства Москвы от 26.05.2009 № 492-ПП).

Аналогично, для продолжения получения ежемесячного денежного пособия усыновленным детям от Московской области, усыновители обязаны ежегодно, в течение всего срока получения пособия, предоставлять отчет о результатах обследования условий жизни и воспитания усыновленного ребенка, составленный органом опеки и попечительства по месту жительства ребенка (п. 5 Порядка назначения и выплаты ежемесячного денежного пособия детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, переданным  на усыновление в семьи граждан Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства Московской области от 26.06.2007 № 452/22).

«Основные проблемы при усыновлении — психологические»

C какими проблемами чаще всего сталкиваются родители при усыновлении. Елена Фортуна, создатель благотворительного проекта «Родные люди», рассказала об этом корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» Марине Глазковой. Елена уже была нашей героиней, ведь она не только профессионально занимается темой сиротства, но и сама — успешный усыновитель. 

Семья Елены Фортуны

 

— С какими проблемами сталкиваются приемные родители, взяв ребенка из детдома? В чем им прежде всего должно помогать государство, психологи и другие специалисты?

— По своему опыту и опыту очень многих семей, в которых появились приёмные дети, могу сказать: основные проблемы в этот период — психологические. Как ни готовься, а адаптация в том или ином виде будет все равно, как бы каждый из будущих родителей ни был готов отдать всю любовь и нежность новому ребенку. А найти психолога, который разбирался бы в такой специфической теме, и в столице не очень легко — специалистов наперечёт, и все они загружены.

В адаптации же бывают очень острые моменты, которые не терпят даже недели ожидания приёма у психолога, не говоря уж о более долгом сроке. В идеале — хорошо бы, чтобы к каждой семье был хотя бы в течение первого года после принятия ребёнка прикреплён специалист (или даже не один), которые «вел» бы её, знал бы хорошо историю ребёнка и текущую ситуацию.

Что касается помощи государства, хорошо было бы дать новым родителям больше возможностей для проведения качественного медицинского обследования, а также для устройства ребёнка в детский сад или школу.

По последнему пункту льготы есть, устройство в учреждения внеочередное, но на практике детям часто нужен не массовый садик или ближайшая школа по месту жительства, а особый подход — скажем, логопедический детсад, или класс с небольшим количеством учеников. Однако эти особенности никто никогда не учитывает, и часто ситуация оборачивается так, что маме приходится уходить с работы, чтобы сидеть с ребенком дома — то он в садике никак не адаптируется, то в школе требуют забрать ребёнка на домашнее обучение, потому что у него проблемы с поведением.

— Как вы оцениваете поведение приемных родителей, которые не усыновляют ребенка из материальных соображений, а оформляют его в приемную семью (чтобы получать пособие, чтобы сохранить ему жилье и так далее)?

 Я не думаю, что кто-то из нас вправе давать оценки другим людям. Если наша семья выбрала усыновление — это наш выбор. Если другая семья выбрала опеку, обычную или возмездную — это ее выбор. Все мы руководствуемся интересами наших детей.

Скажем, мы не считаем, что наличие собственного жилья в 18 лет — это необходимое условие для счастливой жизни. Мы стараемся воспитывать в детях самостоятельность и дать им всё, чтобы они смогли в дальнейшем построить свою жизнь так, как они захотят. Наш старший сын в течение года был под опекой (мы привезли его из другого города, а спустя год собирались еще усыновлять — и объяснили ему, что оформим и его усыновление через год), и все это время подписывался только нашей фамилией, и очень боялся, что мы передумаем. Для него это было важно, хотя наше отношение, конечно, не поменялось от перемены формы устройства. Да и пособие не поменялось — в Москве ежемесячная выплата усыновителям равна сумме пособия на ребёнка, выделяемого при опеке.

О такой форме устройства, как возмездная опека (приёмная семья), мне кажется, нужно думать в том случае, когда речь идет о приёме в семью сразу нескольких детей, или ребёнка со сложными проблемами по здоровью — в этом случае один из родителей может уйти с работы и посвятить себя ребёнку.

Ну и еще не надо забывать, что любая форма опеки предполагает более глубокое вмешательство в дела семьи со стороны органов опеки и попечительства, чем усыновление, а также то, что по закону, если это не противоречит интересам ребенка, нужно поддерживать отношения с его биологическими родственниками. Так что форма устройства как таковая не является поводом для оценки поведения родителей, но меня коробит, когда ребёнка оформляют в приемную семью, а пытаются при этом получить преимущества усыновления — право на тайну, например.

— Насколько важна для приемных родителей Школа приемных родителей? Действительно ли стоит ее посещать? Или всему можно научиться в процессе общения с ребенком, уже взяв его?

— Школа приёмных родителей важна и нужна. При условии, что её ведут опытные, знающие специалисты. Когда я усыновляла первого ребенка, это случилось так быстро, что ШПР я пройти не успела. И потом очень об это жалела.

Конечно, защититься от всех будущих проблем она не поможет, но во многих ситуациях поможет найти объяснение как своим собственным реакциям на происходящее, так и необычному поведению ребенка. 

Кроме того, если в школе хорошо раскрыта юридическая часть процесса — это облегчает многим будущим родителям все процедуры, связанные со сбором документов, поиском ребёнка и его «легализацией» после усыновления или установления опеки. А учиться в процессе общения с ребёнком всё равно придётся очень многому. Это ведь будет совершенно новая, незнакомая вселенная, которая принесет много открытий родителям.

— В каких ситуациях приемные родители чаще всего возвращают детей в детдома? Что это за люди? Есть ли в них что-то общее или истории могут быть совершенно разными?

— Думаю, что в корне большинства ранних возвратов (когда ребенок успевает пожить в семье не больше года-полутора) лежит «разлад мечты с действительностью». Принятие ребёнка — это очень эмоциональное мероприятие, это мечты и ожидания, это страхи и сомнения… А когда дома появляется реальный ребёнок — выясняется, что он совсем другой. Тот, намечтанный, уже стал своим и родным — а этот, реальный, пока чужой-чужой. Не лучше, не хуже — просто чужой. Готов ли человек принять чужого как своего? Не всегда. Эта чужеродность раздражает даже в том случае, если ни о каком возврате речи не идет. Но уж если у человека изначально есть в голове такая опция — «если что, можно вернуть обратно» — если он вообще допускает такую вероятность, то в особо тяжелые моменты адаптации такие мысли часто выглядят спасительными. Я никого не осуждаю — часто люди не справляются со взятыми на себя обязательствами, не рассчитывают свой ресурс или ноша оказывается тяжелее, чем предполагалось.

Но детей всегда жалко безумно. Потому что если в личном деле ребенка указано, что его уже вернула одна (или не одна) семья, то многие последующие кандидаты даже не пойдут с ним знакомиться. 

Есть также случаи возвратов, когда выясняется, что ребенок был недообследован в учреждении и у него явное психиатрическое заболевание, делающее жизнь семьи небезопасной — но они все-таки не так распространены, как банальное «я больше не могу». Очень часто возвращают подростков — даже после 10-12 лет жизни в семье. Почему-то их родителям кажется, что именно из-за приёмности они такие невыносимые, что это «полезли гены» и так далее. Я, честно говоря, не понимаю. Для меня такой возврат равносилен тому, чтобы отдать в детдом собственного, рожденного и выращенного до подростка ребенка.

— Существует точка зрения, что приемные родители ощущают глубокое одиночество в своих проблемах и нередко возвращают детей только потому, что в критический момент эти проблемы было не с кем обсудить. Неужели их проблемы столь уникальны, что их не могут понять им подобные? Между приемными родителями мало пространства для диалога? Нет профессиональных психологов, к которым можно с этим пойти?

— Если есть пространство для диалога — то, как раз, проблемы приёмные родители обсуждают друг с другом открыто и охотно. Не боясь, что о них или их детях подумают что-то не то — как они часто боятся в повседневной жизни, особенно когда ребенок очень отличается от сверстников уровнем развития, поведением, привычками. Но вот пространства этого, пожалуй, не хватает. Когда живешь в большом городе и с хорошим интернетом, то этой проблемы не существует, ты легко находишь себе и виртуальных, и реальных «коллег».

А вот если ты один усыновитель на весь поселок, а ближайший психолог — в областном центре, и клуб родителей там же, а хорошего интернета нет ближе райцентра, то возможностей для общения не так много, как и доступа к специалистам. Когда мы создавали журнал, мы как раз и задумали его как некую площадку для общения родителей друг с другом и специалистами.

Они могут быть за тысячу километров друг от друга, но вот мы пишем, скажем, об адаптации — и уже прошедшие этот этап делятся своим опытом. Тогда у читателя, который только-только вступил на этот путь, возникает ощущение, что он не только побывал на консультации у хорошего психолога, который все по полочкам разложил (в роли психолога у нас его статья), но и пообщался, его успокоили, и он дочитал статью с мыслью, что «все справились и я справлюсь». При этом каждый читатель может присылать свои вопросы нашим специалистам — неважно, является ли он подписчиком или случайно взял журнал в опеке. А нас консультируют лучшие специалисты в нашей теме. Просто лучшие.

— Выпуская журнал, вы столкнулись с огромными трудностями: отсутствие спонсоров, окупаемости журнала, необходимость много работать, автомобильная авария… Почему в определенный момент вы не бросили все это?

— Потому что трудности были предсказуемы и мы были к ним в какой-то степени готовы. Плюс было большое вдохновение и желание сделать что-то, чего никто не делал. Журналы про усыновление были и есть, конечно — а вот именно семейного, теплого и качественного журнала, который интересно было бы читать не только усыновителям и опекунам, но и другим родителям, а также новоиспеченным бабушкам-дедушкам, учителям и воспитателям, а также психологам — не было. И нам с самого начала очень нравилось, каким он получается, как его принимают читатели, как ждут, как хранят его подшивки с самых первых номеров на полках с книгами, какие письма нам пишут. Как это можно бросить?

Трудности никуда не делись, журнал не окупается даже близко — хотя сейчас потихоньку прирастает платная подписка, случаются и небольшие пожертвования, до момента, когда можно на тему выживаемости успокоиться, еще далеко. Но вот есть внутреннее ощущение, что это — дело жизни, и что все идет правильно, потому что если бы было неправильно — мы бы и года не протянули, а тут уже три прошло. 

Усталость накопилась, конечно. Но мыслей бросить — не было. Это как ребенка обратно в детдом вернуть…

Усыновление и родственные отношения | Психология сегодня

Источник: Clker-Free-Vector-Images / Pixabay, используется с разрешения.

Усыновление неоднозначно, о чем свидетельствуют многочисленные сообщения о микроагрессиях, направленных против приемных членов семьи со стороны тех, кто не входит в сообщество усыновителей. Сюда могут входить навязчивые и нечувствительные вопросы, которые ставят под сомнение подлинность семьи и негативные стереотипы, связанные с усыновленными, приемными родителями, биологическими родителями и процессом усыновления.Эти порой резкие, предвзятые и враждебные взгляды часто приводят к стигматизирующему поведению и оказывают негативное воздействие на усыновленных внутри страны и за рубежом детей и их семьи.

Но исследование, опубликованное в выпуске Британского журнала социальной работы от 1 сентября 2017 года, показало, что даже внутри семьи конфликты и осложнения, присущие усыновлению некоторых членов семьи, часто негативно сказываются на отношениях между всеми участниками. .Одними из очень важных семейных отношений, которые могут быть изменены усыновлением как в положительную, так и в отрицательную сторону, являются отношения между братьями и сестрами. Эти исследователи рассмотрели уникальные и различные способы поддержки взаимоотношений между братьями и сестрами в приемной семье и выявили следующие моменты:

  • Приемные дети, входящие в группу братьев и сестер, могут потерять связь со своими братьями и сестрами, родственными по рождению; Поддержание контактов с биологической семьей требует согласия со стороны всех участников.
  • И приемные дети, помещенные в семью с уже имеющимися детьми, и существующие дети должны приспособиться к новым отношениям с братьями и сестрами.
  • Приемные родители могут чувствовать себя ближе к своим биологическим детям, и даже если это не так, усыновленный ребенок может воспринимать это как истинное.
  • Уровень развития ребенка играет роль в том, насколько хорошо он или она адаптируется к усыновлению.
  • Дети, которые усыновлены как часть группы братьев и сестер, часто обеспечивают друг другу позитивное общение, комфорт, защиту и поддержку на протяжении всего периода адаптации.Но в некоторых случаях может наблюдаться сильная ревность и конкуренция за внимание со стороны приемных родителей. Один ребенок может чувствовать, что у другого сложилась более тесная связь, чем у него с родителем, или, например, что младший ребенок получает предпочтение, которого они сами никогда не испытывали в том же возрасте. Эти проблемы часто возникают у детей, которые вообще не умеют межличностные отношения.
  • Когда ребенок усыновлен, чтобы обеспечить родного ребенка брата или сестры, шансы, что рожденный ребенок проявит чувства ревности, замешательства и замешательства, были примерно равны шансам плавного, гармоничного приспособления.

Целью качественной психиатрической помощи приемным семьям, как до, так и после усыновления, всегда является оказание семьям поддержки и помощь детям в их благополучии. Но прежде чем будут найдены профилактические и лечебные решения, необходимо получить ответы на вопросы. Например, каково типичное поведение братьев и сестер и какое поведение является прямым результатом обстоятельств приемной семьи и приемного ребенка? Эти исследователи рекомендуют практикам полагаться на теорию систем и структуру семейных систем при попытке понять отношения братьев и сестер в приемной семье.Они также предполагают, что некоторым приемным детям может потребоваться длительное консультирование даже в раннем взрослом возрасте, чтобы добиться успеха в условиях приемной семьи.

Статус усыновления и семейные отношения в период перехода к молодому возрасту

J Fam Psychol. Авторская рукопись; доступна в PMC 2015 27 января.

Опубликована в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC4307793

NIHMSID: NIHMS654271

Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на J Fam Psychol См. другие статьи в PMC, которые цитируют опубликованная статья.

Abstract

Хотя количество исследований приемных семей увеличилось, большинство из них сосредоточено на детстве и подростковом возрасте. Несмотря на известную важность взаимоотношений родителей и подростков, взятых из общего населения, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются такими же, когда приемные подростки вступают в молодую взрослую жизнь. Целью данного исследования с использованием исследования взаимодействия и поведения братьев и сестер является развитие предыдущих исследований для изучения различий в конфликтах, близости и качестве взаимоотношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Самостоятельные отчеты и независимые наблюдения были собраны у детей, матерей и отцов в позднем подростковом возрасте (14,50–18,49 лет) и в молодом взрослом возрасте (18,50–22,49 лет) и проанализированы с использованием повторных измерений внутри субъектов. Хотя у приемных семейных диад были более низкие показатели взаимоотношений по сравнению с неадоптивными семейными диадами, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Используя теорию индивидуации, мы предполагаем, что индивидуация происходит для обоих типов семей, при этом усыновленные сталкиваются с уникальными дополнительными проблемами во время этого процесса, включая интеграцию статуса усыновления, коммуникативность усыновления, поиск информации об усыновлении и отношения с биологическими родителями как возможные факторы, влияющие на этот процесс.

Ключевые слова: подростковый возраст, усыновление, семейные отношения, молодость

За последние 30 лет усыновление стало менее скрытным и все более действенным способом построения семьи, что привело к увеличению числа приемных семей в США. примерно 1,5 миллиона усыновленных в возрасте до 18 лет в США, что составляет чуть более 2% населения (Nickman et al., 2005). Кроме того, по оценкам, 60% американцев лично связаны с усыновлением, зная усыновляемого, зная кого-то, кто усыновил ребенка, или зная кого-то, кто отдал ребенка на усыновление (Эван Б.Институт Дональдсона, 1997 г.). Рост числа приемных семей подтверждает важность понимания отношений в приемных семьях.

По мере того, как стигма, связанная с усыновлением, уменьшилась, исследования приемных семей расширились, уделяя особое внимание отношениям между родителями и детьми в детстве и подростковом возрасте. Существуют доказательства связи между надежной привязанностью к приемной семье и здоровым развитием, начиная с младенчества (Ainsworth, 1989; Brodzinsky, 1987). Теория раннего усыновления, вдохновленная теорией стадии развития Эриксона (1950), обрисовала в общих чертах уникальные нормативные проблемы, с которыми сталкиваются приемные семьи в детстве и юности.Заметные различия включали способность приемных семей справляться с горем и утратой усыновления здоровым образом и способность создавать комфортную среду, способствующую вопросам и открытому общению об усыновлении (Brodzinsky, 1987; Kirk, 1984). В семейном контексте, по мере взросления от детства до подросткового возраста, усыновленные могут сталкиваться с повышенной уязвимостью при навигации по развитию идентичности, осложненной статусом усыновления и отсутствием когнитивных способностей, необходимых для обработки сложного и абстрактного горя, связанного с усыновлением (Brodzinsky, 1987).

Исследование приемных семей подростков расширило наши знания о семейных отношениях благодаря изучению конфликтов, близости и качества отношений. Сравнение приемных, не приемных, одиноких и приемных семей показало, что приемные матери сообщали о более высоких конфликтах по сравнению с матерями из других типов семей (Lansford, Ceballo, Abbey, & Stewart, 2001). Исследование семейной близости показало, что приемные подростки сообщают о более низких и равных уровнях близости с приемными матерями в подростковом возрасте по сравнению с не приемными подростками (Burrow, Tubman, & Finley, 2004; Lansford et al, 2001; Sobol, Delaney, & Earn, 1994). .При сравнении качества взаимоотношений между приемными и не приемными семьями было обнаружено, что приемные семьи оценивают свои семьи ниже, чем не приемные семьи (Sharma, McGue, & Benson, 1995).

Совсем недавно два исследования внесли значительный вклад в углубление нашего понимания взаимоотношений в приемных семьях подростков. Во-первых, Лёлин, Хорн и Эрнст (2010) попросили идентифицированных усыновленных среднего возраста и не усыновленных выполнить ретроспективную оценку семейной близости их родителей в подростковом возрасте.Родителей, братьев и сестер идентифицированных взрослых также попросили выполнить ретроспективные измерения близости семьи к идентифицированному взрослому в подростковом возрасте, и их попросили оценить их воспринимаемый уровень близости, которая существовала между другими членами семьи и идентифицированным взрослым. Результаты подтвердили общий уровень близости в семьях, независимо от типа семьи. Во-вторых, Rueter, Keyes, Iacono и McGue (2009) оценили теплое, поддерживающее общение; родительский контроль; и конфликт между приемными и не усыновляющими парами родитель-подросток с использованием самоотчетов и оценок независимых наблюдателей.Меры самоотчета показали менее теплое, поддерживающее общение и рост конфликта в приемных семьях, в то время как независимые наблюдатели обнаружили более высокий уровень конфликтного поведения в приемных семьях, инициированных подростками по отношению к своим родителям, по сравнению с их приемными сверстниками (Rueter, Keyes, Iacono и МакГью, 2009).

В то время как исследования приемных семейных отношений продолжаются, в наших знаниях существует заметный пробел. Хотя у нас есть некоторая информация об отношениях в приемной семье в подростковом возрасте, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются неизменными по мере того, как подростки вступают в молодую взрослую жизнь.Следовательно, существует необходимость изучить отношения в приемной семье в период перехода к взрослой жизни. Целью данного исследования является изучение семейных отношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.

Теория индивидуации

Переход от подросткового возраста к молодому взрослому представляет собой уникальный набор проблем не только для человека, но и для семьи. Теория индивидуации дает уникальную возможность взглянуть на переход от подросткового возраста к молодому взрослому благодаря ее использованию в качестве теоретической основы для исследования взаимоотношений между взрослыми родителями и детьми и ее ориентации на отношения между родителями и детьми с течением времени (Buhl, 2008; Smollar & Юнисс, 1989).

Современные теоретические работы определяют индивидуализацию как сложный процесс, начинающийся в детстве и продолжающийся в юношеском возрасте, во время которого дети уменьшают зависимость от родителей, оставаясь с ними связанными (Youniss & Smollar, 1985). Особое беспокойство для настоящего исследования вызывает то, что в позднем подростковом возрасте и в юношеские годы отношения родитель-ребенок сместятся от одностороннего родительского авторитета к взаимным и кооперативным отношениям родитель-ребенок (Buhl, 2008; Youniss & Smollar, 1985).По сути, этот сдвиг вызывает изменение в отношениях между родителями и детьми, состоящее либо из новых, сбалансированных отношений с одинаково распределенной властью, либо из разрыва отношений с родителями (Hoffman, 1984; Smollar & Youniss, 1989). В конечном итоге задача ребенка на этом этапе развития состоит в том, чтобы сконструировать взрослое «я», которое развивается в контексте отношений родитель / ребенок (Пипп, Шейвер, Дженнингс, Ламборн и Фишер, 1985).

То, как происходит индивидуализация в семье, имеет сильное значение для отношений между родителями и детьми в позднем подростковом и юном возрасте.Успешная индивидуация связана с многочисленными положительными результатами, включая улучшение качества отношений с родителями и повышение близости с матерями (Buhl, 2008). Кроме того, было обнаружено, что наличие сильных эмоциональных связей в семьях не зависит от семейного конфликта (Buhl, 2008). Неудачная индивидуация, включая обособленные или сильно разделенные отношения между родителями и детьми, была связана с низким уровнем близости и более низким качеством семейных отношений (Buhl, 2008; Ingoglia, Lo Coco, Liga, & Lo Cricchio, 2011).Неспособность успешно индивидуализироваться также имеет разветвления за пределами отношений между родителями и детьми, поскольку длительный конфликт с родителями может способствовать недоверию и неуверенности в будущих отношениях (Hoffman, 1984).

Хотя теория индивидуации использовалась для контекстуализации изменений отношений в семьях во время перехода от подросткового возраста к молодому взрослому, практически мало что известно, как этот процесс может отличаться для родителей и детей в приемных семьях. Учитывая уникальные задачи, присущие жизни приемной семьи (Brodzinsky, 1987; Kirk, 1984), разумно полагать, что процесс индивидуации может быть сложным для диад приемных родителей и детей.

Важность близких семейных отношений

Несмотря на отсутствие исследований приемных семейных отношений по переходу от позднего подросткового возраста к молодому взрослому, исследования семейных отношений среди населения в целом подтвердили, что эти отношения являются ключевыми на протяжении всей жизни. Классическое исследование привязанности Эйнсворта (1989), а также современные исследования продвигали отношения привязанности между опекуном и младенцем как устойчивые и важные для функционирования и адаптации во взрослой жизни (Collins & Laursen, 2004; Englund, Kuo, Puig, & Collins, 2011).Помимо младенчества, исследования позитивных семейных отношений в среднем детстве и раннем подростковом возрасте показали более позитивные отношения между родителями и подростками и усиление близости между матерью и подростком в раннем взрослом возрасте (Aquilino, 1997; Belsky, Jaffee, Hsieg, & Silva, 2001). Исследования семейных отношений в подростковом возрасте показали, что матери и подростки сообщают о сильной непрерывности качества отношений между родителями и детьми во времени, а также о важности качества семейных отношений во время перехода от подросткового возраста к молодому взрослому (Aquilino, 1997; Collins & Laursen, 2004; Thornton, Orbuch, & Axinn, 1995).Несмотря на исследования потребности подростков в разделении и индивидуализации (Grotevant & Cooper, 1985; Smollar & Youniss, 1989), было показано, что положительные семейные отношения сохраняются на протяжении всего периода перехода к юной взрослой жизни и влияют на благополучие подростков (van Wel, Ter Bogt, & Raaijmakers, 2002). Свидетельством постоянного влияния семейных отношений на протяжении всей жизни является реакция взрослого ребенка на смерть родителя. Хотя процесс печали может разрешиться, внутренние рабочие модели родителя продолжают бесконечно влиять на взрослого ребенка (Ainsworth, 1989).

Исследование семейных отношений среди населения в целом позволяет нам сделать выводы о важности семейных отношений, включая приемные семьи. Во-первых, очевидно, что близкие отношения создают важный контекст для развития и адаптации (Koepke & Denissen, 2012; Noack & Buhl, 2005). Во-вторых, в отношениях между родителями и детьми существует преемственность на протяжении всей жизни (Bucx & van Wel, 2008; Collins & Laursen, 2004). В-третьих, отношения между родителями и детьми влияют на адаптацию подростков и молодых людей, их психосоциальное и психологическое благополучие.Изменения в этих отношениях соответствуют изменениям в общем самочувствии, психологическом стрессе, суицидальных мыслях и глобальном адаптивном функционировании, что свидетельствует о влиянии связей между родителями и детьми за пределами младенчества (Bucx & van Wel, 2008; Englund et al., 2011 ; van Wel, Linssen & Abma, 2000). Наконец, люди с историей качественных межличностных отношений, вероятно, будут лучше адаптироваться во взрослом возрасте (Englund, et al., 2011).

Семейные отношения меняются с течением времени

Семейные отношения во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому были концептуализированы в общей популяции различными способами, включая такие аспекты, как конфликт между родителями и детьми, близость между родителями и детьми и общий родитель -качество детских отношений.

Конфликт

Прошлые исследования конфликта между родителями и подростками основывались на модели «шторма и стресса», которая утверждала, что некоторые конфликты были нормативной частью опыта родителей и подростков, модель, которую с тех пор опровергли (см. Arnett, 1999; Montemayor, 1986; Steinberg, 2001). Ранние предположения были заменены мнением о том, что некоторые конфликты между родителями и подростками более вероятны в подростковом возрасте, но с индивидуальными различиями в степени, в которой этот конфликт переживается (Arnett, 1999; Belsky et al., 2001; Montemayor, 1986; Ноак и Буль, 2005). В рамках этой мысли небольшое усиление конфликта родителей и подростков в раннем подростковом возрасте не привело к разрушению семейных отношений (Steinberg, 2001), а дополнительные исследования показали более высокий уровень конфликта в среднем подростковом возрасте по сравнению с ранним подростковым возрастом (Collins & Laursen, 2004; De Goede, Branje, & Meeus, 2009). Несмотря на исследования, показывающие небольшое усиление конфликтов в раннем подростковом возрасте, также существует поддержка линейного уменьшения конфликтов между родителями и подростками, особенно в период перехода от среднего к позднему подростковому возрасту (De Goede et al., 2009; Коллинз и Лаурсен, 2004; Лаурсен, Кой и Коллинз, 1998 г.). По мере того как подростки достигают юношеского возраста, исследования конфликта в отношениях родителей и подростков усиливали снижение, особенно по сравнению с ранним подростковым возрастом (Laursen et al, 1998).

Близость

Отчеты родителей о близости родителей и подростков показали стабильный или повышенный уровень близости в молодом возрасте (Aquilino, 1997; Tubman & Lerner, 1994). Точно так же подростки также сообщают о линейном увеличении близости с матерями в подростковом возрасте с небольшими вариациями в раннем взрослом возрасте (Belsky et al., 2001; Райс и Малкин, 1995). Также было обнаружено линейное увеличение близости отца и подростка: мальчики-подростки сообщают о более близких, более интимных отношениях с отцами (Collins & Laursen, 2004; Rice & Mulkeen, 1995). Данные о близости родителей и подростков подтверждают важность взаимоотношений между родителями и детьми в подростковом возрасте для поддержания тесных отношений между родителями и детьми в раннем взрослом возрасте.

Качество взаимоотношений

Литературу по качеству взаимоотношений родителей и подростков можно разделить на две категории.Во-первых, подростки сообщили, что качество семейных отношений от подросткового возраста до юношеского возраста подтверждает различия между отношениями между матерью и подростком и отношениями между отцом и подростком (Levitt, Silver, & Santos, 2007; Pipp et al., 1985; Thornton et al., 1995). Во-вторых, исследования качества отношений между родителями и подростками подтвердили различия между поздним подростковым и молодым возрастом (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995).

Начиная с раннего подросткового возраста и до подросткового возраста подростки, по самооценке, имеют более близкие и более удовлетворенные отношения с матерями по сравнению с отцами (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995), отмеченный равной ответственностью и дружелюбием по сравнению с отношениями отца и подростка (Pipp et al., 1985). Если рассматривать отношения между родителями и подростками в период перехода от подросткового возраста к юношескому возрасту после окончания школы, можно увидеть аналогичные тенденции в отношении качества отношений. Подростки сообщали о более значительном общем улучшении и более высокой общей удовлетворенности матерями по сравнению с отцами во время перехода к взрослой жизни (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995). Эта разница сохранялась после перехода к взрослой жизни, когда молодые люди сообщали о значительном улучшении отношений и большей удовлетворенности матерями (Levitt, et al., 2007).

Измерение отношений в приемной семье

Предыдущее исследование отношений в приемной семье страдало от методологических недостатков. Исторически сложилось так, что в исследованиях внедрения использовались неадекватные по размеру и нерепрезентативные выборки (Palacios & Brodzinsky, 2010). В нашем исследовании использовался надежный набор данных, представляющий регион, из которого он был взят (McGue et al., 2007). Кроме того, исследование усыновления основывалось на перекрестных исследованиях из-за отсутствия наборов продольных данных, специфичных для исследования усыновления. В нашем исследовании использовался набор лонгитюдных данных, который измерял изменения в отношениях в приемной семье и в семье без усыновления за четыре года, от подросткового возраста до юной зрелости, что позволило глубже взглянуть на изменение отношений в приемной семье с течением времени.

Проблемы измерения также мешали исследованию усыновления и включали чрезмерное доверие к ретроспективным данным (из-за отсутствия продольных исследований усыновления), использование отдельных точек зрения (обычно принимаемый) и сбор данных только с использованием самоотчетов.В нашем исследовании эти вопросы были решены с помощью лонгитюдного плана исследования, в котором собирались данные о семейных отношениях в позднем подростковом и юношеском возрасте от каждого участника исследования (мать, отец и ребенок), обо всех диадных отношениях между родителями и подростками, с помощью самоотчетов, таких как а также наблюдательные семейные меры.

Текущее исследование

Исходя из того, что известно о важности отношений между родителями и подростками в общей популяции, следующим важным шагом в исследовании приемных семей является изучение перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Используя данные исследования «Взаимодействие и поведение братьев и сестер» (SIBS; McGue et al., 2007), настоящее исследование основывается на предыдущих исследованиях приемных семей с использованием показателей самооценки и наблюдаемых семейных отношений в позднем подростковом возрасте (W1) и в молодом зрелом возрасте (W2). путем рассмотрения того, существуют ли различия в семейных отношениях между приемными и не приемными семейными диадами с позднего подросткового возраста до молодого взрослого возраста. На основании существующей литературы была выдвинута гипотеза; h2) в приемных семьях будет наблюдаться значительно больше конфликтов, чем в семьях без усыновления; h3) не будет существенной разницы в самооценке и наблюдаемой близости между приемными и не приемными семьями; h4) приемные семьи сообщат об этом и будут наблюдаться иметь значительно более низкое качество взаимоотношений, чем в семьях без усыновления.

Метод

Образец

Данные, использованные в этом исследовании, были предоставлены приемными и неадоптивными участниками исследования SIBS (McGue et al., 2007; Rueter et al., 2009), продольного исследования, изучающего влияние братьев и сестер на наркотики и алкоголь. использовать. Данные собирались двумя волнами; W1 в 1998 году и W2 четыре года спустя. Доступ к приемным семьям осуществлялся через три крупнейших частных агентства по усыновлению в Миннесоте, а доступ к семьям без усыновления — через записи штата Миннесота о рождении.Контактная информация для обеих групп была найдена в записях о рождении или усыновлении и публичных записях, а с семьями, имеющими право на участие, связывались по телефону. Исследователи выявили 90% выявленных приемных семей и 85% не приемных семей.

Со всеми семьями связались по телефону, чтобы определить, имеют ли они право на участие в программе. Приемлемые приемные семьи должны были иметь двух детей в возрасте от 11 до 21 года, при этом по крайней мере один приемный ребенок постоянно проживал в доме до достижения двухлетнего возраста (средний возраст при размещении составлял 4 года.7 месяцев). Второй ребенок должен был иметь небиологическое родство с приемным ребенком, но мог быть биологически или небиологически родственником своих родителей. В семьях без усыновления требовалось иметь биологически родственных братьев и сестер в возрасте от 11 до 21 года. Во всех семьях подростки должны были быть не дальше пяти лет друг от друга по возрасту и не иметь физических или когнитивных недостатков, делающих их неспособными участвовать в обследовании в течение всего дня. Приемные семьи, сформированные в результате родства, особых потребностей и усыновления, не принимались на работу.Два метода оценивали репрезентативность завербованных семей. Во-первых, 73% семей, которые не участвовали в исследовании, были заданы вопросы для оценки их репрезентативности по сравнению с семьями, которые участвовали в исследовании. Набранная выборка в целом была репрезентативной для населения, из которого она была взята. Во-вторых, данные переписи США, характерные для Миннесоты, сравнивались с исследуемой выборкой, подтверждая репрезентативность (McGue et al., 2007).

Собирались данные самоотчетов и независимые наблюдения, в результате чего были получены отчеты о детях, отчеты матери, отчеты отцов и независимые наблюдения за детьми и матерями.В отличие от Rueter et al. (2009), возраст детей был ограничен, чтобы сосредоточить внимание на семейных отношениях с позднего подросткового возраста до молодого взрослого возраста. Таким образом, семьи были включены, если их детям было 14,50–18,49 лет ( M возраст = 16,34, SD = 0,91) в W1 и 18,50–22,49 лет ( M возраст = 19,84, SD = 0,96) на W2 (59% выборки Rueter et al., 2009 г.). Большинство детей идентифицированы как белые (52,5%), за ними следуют выходцы из азиатско-тихоокеанских островов (39.9%), другое / смешанное (4,0%), испаноязычное (2,3%) и черное (1,3%). Матери ( M возраст = 46,87, SD = 4,21 на W1 и M возраст = 50,32, SD = 4,19 на W2) были преимущественно белыми (98%), и большинство отцов ( M возраст = 48,75, SD = 4,27 на W1 и M возраст = 52,70, SD = 1,84 на W2) также идентифицированы как белые (97%).

Окончательный размер выборки варьировался в зависимости от конкретных мер.Выборка из 473 детей ( n усыновленный = 272, n неадоптивный = 201), сообщивших о своих отношениях с матерями, и 467 детей ( n усыновитель = 267, n неадоптивный = 200) самостоятельно сообщили об отношениях с отцами. Для наблюдения была проанализирована выборка из 475 ( n приемных = 274, n неадоптивных = 201) наблюдений ребенка и матери. Отцов не приглашали для участия в наблюдательной задаче W2.Для родителей 470 матерей ( n усыновитель = 271, n не усыновитель = 199) самостоятельно сообщили об отношениях со своими детьми и 345 ( n усыновитель = 206, n не усыновитель = 139) были проанализированы наблюдения матери и ребенка. Выборка из 418 отцов ( n приемный = 248, n не приемный = 170) самостоятельно сообщили об отношениях со своими детьми.

Процедуры

Семьи посетили Университет Миннесоты для участия в исследовании.Родители и подростки завершили информированное согласие в лаборатории. Обе волны состояли из оценок, которые включали в себя независимо заполненные самоотчеты каждого члена семьи и независимые наблюдения за членами семьи, использованные в этом исследовании. Семьям возместили дорожные расходы и дали небольшой гонорар (McGue et al., 2007).

Семейные наблюдения происходили в комнате, оформленной как гостиная / столовая, где члены семьи выполняли задачи наблюдения за обеденным столом (Rueter et al., 2009). Скрытые видеокамеры записывали задания по наблюдению, и семьи знали о том, что их записали. В W1 семьи участвовали в двух 5-минутных взаимодействиях с инструкциями, которые давал обученный интервьюер, который покинул комнату во время видеозаписи. Для первого взаимодействия семьям было предложено прийти к единому мнению о том, на что похоже чернильное пятно Роршаха. При втором взаимодействии семьям была поставлена ​​моральная дилемма, связанная с мужем без денег, которому нужно было купить лекарства для своей больной жены (Kohlberg, 1981).Семьи просили обсудить, должен ли мужчина украсть наркотик, чтобы спасти жизнь своей жены, и должен ли он украсть наркотик для нуждающегося незнакомца. В W2 семьи участвовали в 15-минутном общении с инструкциями, которые давал обученный интервьюер, который покинул комнату во время видеозаписи. Семьям было предложено обсудить и попытаться решить до трех семейных проблем, выявленных в ранее заполненных анкетах, начиная с проблемы, которая вызвала наибольшее количество разногласий. Семьям было сказано перейти к следующей проблеме после того, как они решат предыдущую проблему.Семьи, которые завершили обсуждение до истечения времени, получили для обсуждения набор карточек с вопросами о семейной жизни.

Меры

Самостоятельные семейные отношения

Самостоятельные семейные отношения, измеряемые как конфликт и близость, оценивались на Н1 и Н2 с использованием анкеты родительского окружения (PEQ; Elkins, McGue, & Iacono, 1997). PEQ — это вопросник из 50 пунктов, созданный для оценки конкретных аспектов отношений между родителями и детьми, с идентичными вопросами, адаптированными для оценки матери, оценки отца и оценки ребенка.Членов семьи попросили оценить аспекты своих семейных отношений по четырехбалльной шкале от 1 ( определенно верно), до 4 ( определенно неверно, ). Матери и отцы независимо заполняли анкеты по каждому ребенку отдельно, и каждый ребенок независимо заполнял отдельные анкеты по своим матери и отцу, в результате чего были получены четыре диадических критерия самооценки отношений родитель-ребенок (мать-ребенок, отец-ребенок, ребенок-мать, и ребенок-отец).

Конфликт между родителями и детьми, о котором сообщают сами пациенты, оценивался с помощью подшкалы «Конфликт с родителями» из 12 пунктов PEQ, причем более высокие баллы указывали на более высокий конфликт.Примеры вопросов, на которые ответили отцы и матери, включали: « Часто возникают недопонимания между моим ребенком и мной » и « Мы с ребенком часто ссоримся ». Примеры вопросов, на которые дети отвечали, включали: « Часто возникают недопонимания между моими родителями и мной » и «Мы с родителем часто ссоримся ». Пункты суммировались, и межпозиционная надежность варьировалась от 0,88 до 0,91.

Близость родителей и детей, о которой сообщают сами родители, оценивалась с использованием подшкалы «Вовлеченность с родителями» из 12 пунктов PEQ, причем более высокие баллы указывали на более высокую степень близости.Примеры вопросов, на которые ответили отцы и матери, включали: « Мне и моему ребенку не о чем говорить, когда мы вместе » и « Мой ребенок не кажется мне очень близким ». Примеры вопросов, на которые дети отвечали, включали: « Мне и моему родителю не о чем говорить, когда мы вместе » и « Я не чувствую себя очень близким со своим родителем ». Пункты суммировались, и межпозиционная надежность варьировалась от 0,82 до 0,89.

Наблюдаемые семейные отношения

Наблюдаемые семейные отношения оценивались с использованием рейтинговых баллов SIBS (Rueter et al., 2009), адаптированные из рейтинговых шкал взаимодействия семей штата Айова (IFIRS; Melby et al., 1998). IFIRS использовался в более чем дюжине исследований с неизменно высокой межэкспертной надежностью, оцениваемой как внутриклассовые поправки (ICC) в диапазоне от 0,55 до 0,85 (Melby & Conger, 2001). Обученные наблюдатели рассматривали задачи взаимодействия с семьей на Н1 и Н2, оценивая поведение человека по отношению к каждому из других членов семьи по девятибалльной шкале в диапазоне от 1 ( совсем не характерно для человека, ) до 9 ( в основном характерно для человека). человек ).Наблюдатели должны были пройти 100 часов обучения и сдать письменные экзамены и экзамены по наблюдению, прежде чем им было разрешено просматривать записи наблюдений (Rueter et al., 2009). Достоверность оценивалась путем случайного выбора 25% видеозаписей, которые оценивал второй наблюдатель. Наблюдатели должны были посещать встречи раз в две недели для продолжения обучения.

Наблюдаемый конфликт матери и ребенка измерялся с помощью шкалы SIBS Hostile. Эта шкала измеряла степень, в которой член семьи проявлял враждебное, злое, критическое, неодобрительное и / или отвергающее поведение по отношению к действиям, внешнему виду и состоянию другого члена семьи посредством вербальных и невербальных сигналов.ICC варьировались от 0,50 до 0,90.

Наблюдаемая близость матери и ребенка измерялась путем объединения четырех подшкал SIBS в единую шкалу близости. Шкала теплоты / поддержки измеряла степень, в которой член семьи выражал заботу, беспокойство и поддержку по отношению к другому члену семьи посредством вербальных и невербальных сигналов (диапазон ICC: 0,56–0,85). Шкала реакции слушателя измеряет поведение члена семьи как слушателя, оценивая степень его интереса, признания и оценки другого члена семьи (диапазон ICC:.34 — 0,90). Шкала общения измеряет поведение члена семьи как коммуникатора, оценивая степень, в которой они положительно или отрицательно сообщают о своих потребностях другим членам семьи (диапазон ICC: 0,60 — 0,83). По шкале Prosocial поведение члена семьи оценивается как компетентное и эффективное в отношениях с другим членом семьи (диапазон ICC: 0,44–0,83).

Общие наблюдаемые семейные отношения были измерены с использованием шкалы качества отношений SIBS, состоящей из оценки наблюдателем качества диады мать-ребенок.Качество взаимоотношений измерялось по девятибалльной шкале от 1 ( отрицательных ) до 9 ( положительных ), причем более высокие баллы указывали на более положительные диадические отношения. Оба участника диады получают одинаковые баллы. ICC варьировались от 0,56 до 0,90.

Анализ данных

Аналитический план

Проверка гипотез данного исследования потребовала изучения различий в семейных отношениях между приемными и неадоптивными семейными парами от позднего подросткового возраста до молодого взрослого.Для этого внутри субъектов использовались повторные анализы измерений. В ходе этих анализов сравнивали самооценку и наблюдаемый конфликт, близость и общее качество семейных отношений между приемными и неадоптивными парами родитель-ребенок (статус усыновления) в двух временных точках (время). Чтобы определить, изменились ли отношения усыновления по сравнению с семейными отношениями без усыновления с течением времени, каждая модель тестировала взаимодействие между статусом усыновления и временем (статус усыновления x время). На основании предыдущих исследований, в которых упоминаются различия в отношениях между сыном и родителем и отношениями между дочерью и родителем (Collins & Laursen, 2004; Levitt et al., 2007; Райс и Малкин, 1995; Youniss & Smollar, 1985), биологический пол использовался в качестве ковариаты во всех анализах. Предварительный анализ показал, что различия между межрасовыми и трансрасовыми приемными семьями не были значительными и поэтому не были включены в качестве контроля. Коррелированная ошибка семьи из-за данных на уровне семьи, проанализированных на диадическом уровне, была учтена с помощью линейного смешанного моделирования в SPSS 21.0.

Анализ отсутствующих переменных

Демографические данные отсутствовали в диапазоне от 0% до 9.6%. Отсутствующие данные о семейных отношениях, о которых сообщают сами, варьировались от 2,3% до 6,7% на Н1 и от 10,0% до 30,3% на Н2. Отсутствующие данные наблюдений варьировались от 3,4% до 4,4% на Н1 и от 28,4% до 31,2% на Н2. T-тест и сравнения хи-квадрат между участниками с полными данными и участниками с отсутствующими данными были выполнены для всех переменных исследования. Были обнаружены статистически значимые различия, но почти во всех случаях средние различия были незначительными. Например, участники-подростки с неполными данными сами сообщили о большем количестве конфликтов с матерями на Н1, чем подростки с полными данными ( M неполные = 2.03 и M полные = 1,89; т = −2,06, p = 0,041). Большинство отсутствующих данных произошло из-за неучастия отцов (отсутствует самооценка W1: от 2,3% до 3,3%, самоотчет W2 отсутствует: от 24,4% до 30,3%), в результате чего был получен один статистически значимый результат. Отцы с полными данными самоотчета имели детей младшего возраста в W2 ( M полный = 19,77, M неполный = 20,00; t = 2,22, p =.027). Все недостающие данные были рассчитаны путем максимизации ожиданий с использованием SPSS 21.0.

Результаты

Средние баллы по самоотчету и наблюдаемым семейным отношениям показаны в и. и представить результаты статистического сравнения этих средних значений. Наша первая гипотеза о том, что в приемных семьях будет значительно больше конфликтов, чем в семьях без усыновления, подтвердилась. В частности, усыновленные сообщили о более высоком конфликте, F (1, 607) = 12,85, p <0,001, и наблюдались более высокие конфликты, F (1, 542) = 4.02, p = 0,046, с приемными матерями по сравнению с их сверстницами, не принимавшими ребенка. Что касается родителей, то приемные матери сообщили о более высоком конфликте с приемными детьми, чем не приемные матери, F (1, 596) = 30,89, p <0,001, а приемные отцы сообщили о более высоком конфликте с приемными детьми, чем не приемные отцы, F (1, 537) = 5,39, p = 0,021. Во всех диадах взаимодействие между временем и статусом усыновления не было значимым.

Таблица 1

Средние баллы по самооценке, стандартные отклонения и размеры эффекта Семейные отношения по статусу усыновления в позднем подростковом и молодом возрасте

3,11 3,11 9039 9038 9039 9039 3,27 9039 9039 0,4
Подростковый возраст Молодой возраст

Принят Не принят Коэна d Принят Не принят Коэна d


M SD M SD M SD SD SD 9038 к матери a
Конфликт 2.01 0,7 1,83 0,6 0,29 1,88 0,6 1,77 0,5 0,20
3,14 0,6 3,27 0,5 −0,26
Ребенок отцу b
Конфликт 1,91 0.6 1,82 0,5 0,17 1,78 0,5 1,76 0,5 0,04
Плотность 3,05 0,54 0,5 0,6 3,13 0,5 −0,11
От матери к ребенку c
Конфликт 1,86 0,5 1.65 0,5 0,37 1,83 0,5 1,64 0,4 ​​ 0,39
Плотность 3,48 0,4 ​​ 3,53 0,4 ​​ 3,53 3,42 0,4 ​​ −0,27
От отца к ребенку d
Конфликт 1,94 0,5 1,82 0.5 0,23 1,84 0,5 1,77 0,5 0,14
Близость 3,27 0,4 ​​ 3,27 0,004 0,4 ​​ −0,04

Таблица 2

Наблюдаемые средние баллы, стандартные отклонения и размеры эффекта Семейные отношения по статусу усыновления в позднем подростковом и молодом возрасте

9039 9039 9039 9039 9039

Таблица 3

Результаты повторных измерений для самооценки семейных отношений по статусу усыновления с течением времени

Подростковый возраст Молодость
Принят Не принят Коэна d Принят Не принят Коэна d


M SD M SD M SD SD SD 9038 к матери a
Конфликт 2.37 1,6 1,98 1,3 0,25 3,61 1,9 3,53 2,0 ​​ 0,08
2,53 0,84 2,53 3,90 1,1 3,95 1,1 −0,07
RQ 5,06 1,3 5,25 1,2 −0,15 5.77 1,6 5,88 1,6 −0,10
От матери ребенку b
Конфликт 1,47 0,9 1,63 0,9 1,43 2,67 1,5 0,01
Закрытие 3,82 1,0 3,77 1,0 0,06 5,96 1.2 5,62 1,0 0,30
RQ 5,00 1,3 5,30 1,3 −0,22 5,82 1,8 5,7609 5,82 1,8
1 1 d

Статус усыновления Пол Время Статус усыновления x Время Коэна d

F p F p F p 9038 к матери a
Конфликт 12.85 <0,001 2,09 н.у. 15,11 <0,001 1,52 н.з. 0,11
Близость 14,81 <0,001 39,11 <0,001 1,95 н.у. 0,01 н.у. 0,01
От ребенка к отцу b
Конфликт 3,35 н.с. 4.99 .026 15,68 <.001 2,07 н.у. 0,13
Закрытость 2,43 н.у. 4,28 .039 1,88 н.у. 0,23 н.у. 0,05
От матери к ребенку c
Конфликт 30,89 <.001 0,40 н.у. 1.80 н.у. 0,02 н.у. −0,01
Близость 8,62 .003 17,47 <.001 60,51 <0,001 5,70
Конфликт 5,39 .021 10,20 .001 11,11 .001 1.15 н.у. 0,11
Закрытость 0,18 н.у. 3,20 н.у. 3,11 н.у. 0,18 н.у. 0,04

Таблица 4

Результаты повторных измерений для наблюдаемых семейных отношений по статусу усыновления с течением времени

Статус усыновления Пол Время Статус усыновления 907 d 907 d Статус усыновления 907 d

F p F p F p 9038 9038 к матери a
Конфликт 4.01 .046 0,83 н.у. 196.80 <.001 1.30 н.у. 0,11
Закрытие 1,76 н.у. 20,58 <0,001 670,27 <0,001 0,94 н.у. -0,09
RQ 1,24 н.у. 9,91 0,002 66,37 <.001 1,13 н.у. −0,10
От матери к ребенку b
Конфликт 0,07 н.с. 6,66 .010 210,42 <.001 0,04 н.у. 0,02
Закрытость 4,21 .041 0,33 н.у. 808,16 <0,001 4,26 .040 −0,23
RQ 0,63 н.с. 8,46 0,004 38,31 <0,001 3,62 0,058 -0,21

Наша вторая гипотеза о том, что существенной разницы в близости между приемными и не усыновленными семьями не существует. не поддерживается. За исключением наблюдаемой близости, диады приемная мать-приемная мать были менее близки по сравнению с их не приемными коллегами.В частности, усыновленные сообщили о более низкой близости с приемными матерями, чем не усыновленные, F (1, 497) = 14,81, p <0,001. Приемные матери сообщили о более низкой близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями, F (1, 623) = 8,62, p = 0,003, со значительным взаимодействием между временем и статусом усыновления, F (1, 530) = 5,70, p = 0,017, что означает, что приемные матери сообщили о более значительном снижении близости с приемными детьми с течением времени по сравнению с их не приемными сверстниками.Для наблюдаемой близости приемные матери были более близки с приемными матерями по сравнению с не приемными матерями, F (1, 342) = 4,21, p = 0,041, со значительным взаимодействием между временем и статусом усыновления, F (1, 343) = 4,26, p = 0,040, что означает, что у приемных матерей наблюдалось большее увеличение близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями.

Наша третья гипотеза о том, что качество взаимоотношений в приемных семьях будет значительно ниже, чем в семьях без усыновления, не получила подтверждения.а также сообщить ассоциации, найденные для переменной контроля пола. В целом, эти результаты показывают, что дочери, независимо от статуса усыновления, как правило, имели менее конфликтные и более близкие отношения со своими родителями, чем сыновья.

Обсуждение

Наше исследование расширяет знания о приемных семьях, исследуя семейные отношения во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому. В целом, различия в уровнях взаимоотношений существовали между приемными и неадоптивными семейными диадами, в то время как тенденции с течением времени были схожими для обоих типов семей.Мы рассматриваем диадные различия родитель-ребенок, используя теорию индивидуации, и обсуждаем возможные эффекты переменных, уникальных для приемных семей, на наши выводы.

Диады приемных семей обычно имели более низкие средние показатели взаимоотношений, чем диады без усыновления, особенно между приемными детьми и приемными матерями. Наши выводы о более высоком уровне самооценки и наблюдаемого конфликта, а также более низком уровне близости усыновленных со своими приемными матерями, подтверждают предыдущие исследования, указывающие на более высокий уровень конфликта (Lansford et al., 2001; Rueter et al., 2009) и более низкую близость (Burrow et al., 2004; Lansford et al., 2001) в приемных семьях по сравнению с не приемными семьями. Приемные матери и приемные отцы также сообщали о более частом конфликте с приемными детьми, что опять же подтверждает существующие исследования (Lansford et al., 2001; Rueter et al., 2009). Данные о близости приемных родителей к приемным детям были неоднозначными: приемные матери сообщали о более низкой близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями, в то время как приемные матери наблюдали более высокую степень близости.Эти результаты частично подтверждают предыдущие исследования о более низкой разнице в близости или отсутствии разницы в близости (Lansford et al., 2001; Loehlin, Horn, & Ernst, 2010) между приемными и неадоптивными семьями. Кроме того, в диадах «приемный родитель-приемный ребенок» было обнаружено, что величина эффекта для приемных матерей больше, чем величина эффекта для приемных отцов. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на том, что означают эти величины эффекта с точки зрения различий в воспитании детей между приемными матерями и приемными отцами.

В целом, тенденции с течением времени для индикаторов отношений в приемной и не приемной семье оказались скорее похожими, чем разными, за исключением близости приемной матери. По сравнению с не приемными матерями, приемные матери сообщали о значительном снижении близости с приемными детьми с течением времени, в то время как у них наблюдалось значительное увеличение близости с течением времени. Подобно Rueter et al. (2009), наши выводы о различиях между самооценкой и наблюдаемой близостью могут быть связаны с методологией, когда самооценка фиксирует более глобальные процессы близости в диадах приемных матерей и приемных детей, а независимые наблюдения фиксируют конкретное поведение приемных матерей по отношению к ним. усыновленные.Например, вопросы самоотчета, такие как «Мой ребенок предпочитает не говорить со мной о своих личных проблемах» или «Мой ребенок и я мало что делаем вместе» могут сообщать о поведении усыновленного по отношению к нему. их приемная мать, а не поведение приемной матери по отношению к приемному ребенку, в то время как независимые наблюдения сосредоточены исключительно на поведении приемной матери по отношению к приемному ребенку, в результате чего наблюдаются более близкие отношения приемных матерей с приемными детьми.

Индивидуация и приемные семьи

Теория индивидуации (Гротевант и Купер, 1985; Юнисс и Смоллар, 1985) может сыграть особенно важную роль в наших результатах. В то время как диады приемных семей сообщили о более низких показателях взаимоотношений по сравнению с диадами, не являющимися приемными семьями, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Как обсуждается ниже, это говорит о том, что индивидуация происходит в обоих типах семей, и усыновленные, возможно, сталкиваются с дополнительными проблемами во время этого процесса.

В то время как все молодые люди проходят индивидуализацию, процесс снижения родительской зависимости, при этом оставаясь связанными (Smollar & Youniss, 1989), усыновленные уникальны в своей потребности включить усыновление в этот процесс. Усыновление может иметь особое значение для жизни человека, и его важность со временем может измениться. Более высокий уровень озабоченности усыновлением был связан с большим отчуждением и более низким уровнем доверия с приемными родителями (Kohler, Grotevant, & McRoy, 2002).В частности, для девочек более высокая озабоченность усыновлением может способствовать эмоциональному отстранению от родителей и периодам интенсивных размышлений (Kohler et al., 2002; Benson, Sharma, & Roehlkepartain, 1994), что может иметь потенциально ослабляющие последствия для отношений в приемной семье в молодом возрасте. совершеннолетие.

Многочисленные переменные, связанные с усыновлением, становятся особенно важными для усыновленных во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому, возможно, влияя на индивидуализацию и объясняя различия во взаимоотношениях между приемными и не приемными семьями.Нежелание семьи обсуждать усыновление связано с трудностями индивидуализации и семейными связями, в том числе с ощущением усыновления как отклоняющегося от нормы (Brodzinsky, 1987). Многие усыновленные подростки берут на себя нормативный опыт поиска информации в это время, собирая неизвестную информацию об усыновлении из-за недостатка знаний об усыновлении (Wrobel & Dillon, 2009). Обычно о поиске думают в подростковом возрасте и действуют в молодом взрослом возрасте (Скиннер-Дроуз, Вробель, Гротевант и фон Корф, 2011), что происходит во время индивидуации.Приемные родители могут влиять на индивидуацию, раскрывая неизвестную информацию об усыновлении, которую, по их мнению, ранее усыновленный не был достаточно зрелым, чтобы ее услышать, влияя на потребность усыновляемого в поиске новой информации и, возможно, заставляя усыновителя чувствовать себя виноватым или нелояльным, желая получить дополнительную информацию (Wrobel & Dillon, 2009 г.). Усыновленные молодые люди могут отказаться от поиска информации из-за боязни причинить вред родителям, что повлияет на отношения приемных родителей и детей (Brodzinsky, 1987; Wrobel & Dillon, 2009).Кроме того, контактный интерес с биологическими родителями — это форма работы с идентичностью, связанная со значительными этапами развития, которые происходят во время индивидуации, и достижение возраста совершеннолетия позволяет некоторым усыновленным получить доступ к информации об усыновлении в США (Kohler et al., 2002; Wrobel, Колер, Гротевант и Макрой, 2004 г.). Контакт с биологическими родителями может быть особенно деликатным вопросом в отношениях приемных родителей и молодых взрослых, поскольку приемные родители опасаются ухудшения качества семейных отношений в результате обыска (Brodzinsky, 1997).Для большинства семей индивидуализация достигает высшей точки в том, что дети вынуждены покинуть дом, чтобы обосноваться отдельно от родителей (Aquilino, 1997; Bucx & van Wel, 2008), но история потери приемных семей может сделать их уязвимыми для этого перехода (Hartman & Laird, 1990). ), опасаясь, что отсутствие биологической связи может отдалить от них приемного ребенка (Бродзинский, 1997). Хотя приемные дети сталкиваются со многими уникальными проблемами во время индивидуации, мы мало знаем о том, как эти проблемы влияют на качество отношений в приемной семье в молодом взрослом возрасте.

Ограничения

Следует упомянуть два ограничения нашего исследования. Во-первых, в то время как данные самоотчета для каждого диадического отношения были собраны на W1 и W2, данные независимых наблюдений были собраны только для матерей и детей на W1 и W2, так как только матери были приглашены в лабораторию на W2 со своим молодым взрослым для второго. видеозаписи взаимодействия. Несмотря на это, методология нашего исследования остается сильной за счет использования самоотчетов и данных независимых наблюдений, собранных в двух временных точках.Во-вторых, для нашей выборки была недоступна информация о неблагоприятных условиях до размещения. Наше намерение состояло не в том, чтобы приуменьшить уникальный опыт, присущий каждому типу усыновления, а, скорее, наши результаты служат отправной точкой для дальнейшего ограниченного знания об отношениях в приемной семье во время перехода к юной взрослости.

Наше использование биологического пола в качестве ковариаты выявило существенное влияние биологического пола на отношения между родителями и детьми во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Более высокий конфликт был обнаружен между сыновьями, отцами и матерями с течением времени по сравнению с дочерьми, в то время как более высокая степень близости и качества отношений были обнаружены между матерями и дочерьми по сравнению с сыновьями. Области для будущих исследований включают изучение влияния биологического пола на отношения между родителями и детьми в приемных семьях. Кроме того, в будущих исследованиях будет полезно сосредоточиться на влиянии типа усыновления на семейные отношения во время этого перехода, а также на потенциальном влиянии неблагоприятных факторов до усыновления на отношения усыновленных родителей и детей.

Заключение

Наше исследование добавляет ценные знания к пониманию взаимоотношений в приемных семьях, расширяя предыдущую работу с подросткового возраста до юношеского возраста за счет использования продольного, мульти-репортерного, мульти-методического дизайна сбора данных. Важно отметить, что, хотя между приемными и не приемными семьями были обнаружены существенные различия в показателях взаимоотношений, величина этих различий была довольно небольшой. Хотя уровни конфликтов были выше в приемных семьях, эти баллы находились в пределах нормативного диапазона конфликтов.Наши результаты имеют особое значение для исследователей, терапевтов и специалистов по усыновлению. В частности, наши результаты оспаривают предположения о том, что приемные семьи дисфункциональны, и специалисты, работающие с приемными семьями, должны быть осторожны, чтобы не допустить патологию статуса усыновления.

Тем не менее, между приемными и не приемными семьями существуют различия. Эти результаты представляют собой отправную точку для проведения различия между проблемами, связанными с усыновлением, и нормативными проблемами развития в позднем подростковом и юношеском возрасте.В будущих исследованиях отношений в приемных семьях необходимо выйти за рамки дефицитного подхода, сравнивающего различия в приемных / не приемных семьях, к изучению семейных процессов, которые влияют и формируют здоровые приемные семьи.

Ссылки

  • Эйнсворт MD. Привязанности после младенчества. Американский психолог. 1989; 44: 709–716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aquilino WS. От подростка до молодого взрослого: проспективное исследование родительско-детских отношений в период перехода к взрослой жизни.Журнал брака и семьи. 1997. 59: 670–686. [Google Scholar]
  • Arnett JJ. Пересмотр подросткового шторма и стресса. Американский психолог. 1999; 54: 317–326. [PubMed] [Google Scholar]
  • Belsky J, Jaffee S, Hsieh K, Silva PA. Воспитание детей антецедентов межпоколенческих отношений в молодом возрасте: перспективное исследование. Психология развития. 2001; 37: 801–813. DOI: 10.1037 / 0012-1649.37.6.801. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Benson PL, Sharma AR, Roehlkepartain EC.Подрастая усыновлен. Миннеаполис, Миннесота: Институт поиска; 1994. [Google Scholar]
  • Бродзинский Д.М. Адаптация к усыновлению: психосоциальная перспектива. Обзор клинической психологии. 1987. 7: 25–47. [Google Scholar]
  • Бродзинский Д.М. Регулировка бесплодия и усыновления: соображения и клинические вопросы. В: Лейблум С., редактор. Бесплодие. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc; 1997. С. 246–262. [Google Scholar]
  • Bucx F, van Wel F. Родительские связи и переходы жизненного пути от подросткового возраста к юному взрослению.Подростковый возраст. 2008. 43: 71–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buhl HM. Значение индивидуации во взрослых детско-родительских отношениях. Журнал семейных вопросов. 2008. 29: 262–281. DOI: 10.1177 / 01X07304272. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Берроу А.Л., Табман Дж. Г., Finely GE. Корректировка подростков в выборке, собранной на национальном уровне: определение групповых различий по статусу усыновления, подтипу усыновления, стадии развития и полу. Журнал подросткового возраста. 2004. 27: 267–282. DOI: 10.1016 / j.подростковый возраст.2004.03.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Лаурсен Б. Отношения и влияние родителей и подростков. В: Лернер Р., Стейнберг Л., редакторы. Справочник по психологии подростков. 2. Хобокен, штат Нью-Джерси: John Wiley & Sons, Inc; 2004. С. 331–361. [Google Scholar]
  • De Goede IH, Branje SJ, Meeus WH. Изменения в развитии восприятия подростками отношений со своими родителями. Журнал молодежи и отрочества. 2009. 38: 75–88. DOI: 10.1007 / s10964-008-9286-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Элкинс И.Дж., МакГью М., Яконо В.Г. Влияние генетики и окружающей среды на отношения между родителями и сыном: данные об увеличении генетического влияния в подростковом возрасте. Психология развития. 1997. 33: 351–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Englund MM, Kuo SI, Puig J, Collins WA. Ранние корни взрослой компетентности: значение близких отношений с младенчества до раннего взросления. Международный журнал поведенческого развития. 2011; 35: 490–496.DOI: 10.1177 / 0165025411422994. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. Нью-Йорк: W.W. Norton & Company; 1950. Восемь стадий человека; С. 219–234. [Google Scholar]
  • Институт Эвана Б. Дональдсона. Обзор внедрения эталонных показателей: отчет о результатах. Вашингтон, округ Колумбия: Princeton Survey Research Associates; 1997. Получено с http://www.adoptioninstutute.org/research/instituteresearch.php. [Google Scholar]
  • Grotevant HD, Cooper CR.Паттерны взаимодействия в семейных отношениях и развитие исследования личности в подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1985; 56: 415–428. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хартман А., Лэрд Дж. Обращение с семьей после усыновления: общие темы. В кн .: Бродзинский Д., Шехтер М., ред. Психология усыновления. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1990. С. 221–239. [Google Scholar]
  • Hoffman JA. Психологическое отделение поздних подростков от родителей. Журнал психологической консультации.1984. 31: 170–178. [Google Scholar]
  • Ingoglia S, Lo Coco A, Liga F, Lo Cricchio MG. Эмоциональное разделение и отстраненность как два различных аспекта родительско-подростковых отношений. Международный журнал поведенческого развития. 2011; 35: 271–281. DOI: 10.1177 / 0165025410385878. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кирк Д.Х. Общая судьба. 2. Порт-Анджелес, Вашингтон: Бен-Саймон; 1984. [Google Scholar]
  • Koepke S, Denissen JJ. Динамика развития идентичности и сепарации-индивидуации в родительско-детских отношениях в подростковом и развивающемся зрелом возрасте — концептуальная интеграция.Обзор развития. 2012; 32: 67–88. DOI: 10.1016 / j.dr.2012.01.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кольберг Л. Очерки нравственного развития, Vol. 1: Философия нравственного развития. Нью-Йорк: Харпер и Роу; 1981. [Google Scholar]
  • Kohler JK, Grotevant HD, McRoy RG. Озабоченность приемных подростков усыновлением: влияние на отношения в приемной семье. Журнал брака и семьи. 2002; 64: 93–104. [Google Scholar]
  • Lansford JE, Ceballo R, Abbey A, Stewart AJ.Имеет ли значение структура семьи? Сравнение домашних хозяйств приемных, биологических родителей с двумя родителями, матерью-одиночкой, отчимом и мачехой. Журнал брака и семьи. 2001; 63: 840–851. [Google Scholar]
  • Лаурсен Б., Кой К.С., Коллинз Вашингтон. Пересмотр изменений в конфликте родителей и детей в подростковом возрасте: метаанализ. Развитие ребенка. 1998; 69: 817–832. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Левитт MJ, Silver ME, Santos JD. Подростки на этапе перехода к взрослой жизни: поддержка родителей, удовлетворенность отношениями и постпереходная адаптация.Журнал развития взрослых. 2007; 14: 53–63. DOI: 10.1007 / s10804-007-9032-5. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Loehlin JC, Horn JM, Ernst JL. Близость родителей и детей изучалась в приемных семьях. Личность и индивидуальные различия. 2010. 48: 149–154. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.09.012. [CrossRef] [Google Scholar]
  • МакГу М., Киз М., Шарма А., Элкинс И., Легран Л., Джонсон В., Яконо В. Среда усыновленной и не усыновленной молодежи: данные об ограничении дальности действия по взаимодействию и поведению братьев и сестер Исследование (SIBS) Поведенческая генетика.2007. 37: 449–462. DOI: 10.1007 / s10519-007-9142-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Melby JN, Conger RD. Шкалы рейтингов взаимодействия семей Айовы: сводка по инструментам. В: Кериг П., Линдаль К., редакторы. Семейные системы кодирования наблюдений: ресурсы для системных исследований. Мухва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2001. С. 33–58. [Google Scholar]
  • Мелби Дж. Н., Конгер Р. Д., Книга R, Рютер М. А., Люси Л., Репински Д. Шкалы оценки взаимодействия в семье Айовы. 5. Институт социальных и поведенческих исследований, Государственный университет Айовы; Эймс, Айова: 1998.Неопубликованная рукопись. [Google Scholar]
  • Монтемайор Р. Семейные различия в штормах и стрессе между родителями и подростками. Журнал исследований подростков. 1986; 1: 15–31. DOI: 10.1177 / 074355488611003. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Никман С.Л., Розенфилд А.А., Fine P, Macintyre JC, Pilowsky DJ, Howe RA, Sveda SA. Дети в приемных семьях: обзор и обновление. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2005; 44: 987–995. DOI: 10.1097 / 01.chi.0000174463.60987.69.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Noack P, Buhl HM. Отношения с родителями и друзьями в подростковом и раннем взрослом возрасте. Брак и семья Обзор. 2005. 36 (3–4): 31–51. DOI: 10.1300 / J002v36n03_03. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Паласиос Дж., Бродзинский Д. Обзор: Исследование усыновления: тенденции, темы, результаты. Международный журнал поведенческого развития. 2010. 34: 270–284. DOI: 10.1177 / 0165025410362837. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пипп С., Шейвер П., Дженнингс С., Ламборн С., Фишер К.В.Теории подростков о развитии их отношений с родителями. Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 991–1001. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райс К.Г., Малкин П. Отношения с родителями и сверстниками: лонгитюдное исследование подростковой близости. Журнал исследований подростков. 1995; 10: 338–357. DOI: 10.1177 / 07435548

    003. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Рутер М.А., Киз М.А., Яконо В.Г., МакГью М. Семейные взаимодействия в приемных семьях по сравнению с неадоптивными семьями.Журнал семейной психологии. 2009; 23: 58–66. DOI: 10.1037 / a0014091. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sharma AR, McGue MK, Benson PL. Эмоциональная и поведенческая адаптация усыновленных подростков в США: Часть I. Обзор. Обзор услуг для детей и молодежи. 1995; 18: 83–100. [Google Scholar]
  • Скиннер-Дроц Б.А., Вробель Г.М., Гротевант HD, фон Корфф Л. Роль коммуникативной открытости при усыновлении в поиске информации среди приемных детей от подросткового до взрослого возраста.Журнал семейного общения. 2011; 11: 181–197. DOI: 10.1080 / 15267431003656587. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Смоллар Дж., Юнисс Дж. Трансформации в восприятии родителей подростками. Международный журнал поведенческого развития. 1989. 12: 71–84. DOI: 10.1177 / 0165025480104. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Соболь М.П., ​​Делани С., Заработок Б.М. Изображение усыновленных о развитии структуры семьи. Журнал молодежи и отрочества. 1994; 23: 385–401.[Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Thornton A, Orbuch TL, Axinn WG. Отношения между родителями и детьми в период перехода к взрослой жизни. Журнал семейных вопросов. 1995; 16: 538–564. DOI: 10.1177 / 01

    005003. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Табман Дж. Г., Лернер Р. М.. Аффективные переживания родителей и их детей от подросткового до юношеского возраста: стабильность аффективных переживаний.Журнал подросткового возраста. 1994; 17: 81–98. [Google Scholar]
  • ван Вел Ф., Линссен Х., Абма Р. Родительские узы и благополучие подростков и молодых людей. Журнал молодежи и отрочества. 2000. 29: 307–318. [Google Scholar]
  • van Wel F, ter Bogt T., Raaijamakers Q. Изменения в родительских связях и благополучии подростков и молодых людей. Подростковый возраст. 2002. 37: 317–333. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wrobel GM, Dillon K. Усыновленные подростки: кто и что им интересно? В: Wrobel G, Neil E, редакторы.Международные достижения в исследованиях усыновления на практике. Западный Сассекс, Соединенное Королевство: Уайли-Блэквелл; 2009. С. 217–244. [Google Scholar]
  • Wrobel GM, Kohler JK, Grotevant HD, McRoy RG. Модель семейного усыновления (FAC). Принятие ежеквартально. 2004. 7 (2): 53–84. DOI: 10.1300 / J145v07n02_04. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юнисс Дж., Смоллар Дж. Отношения подростков с матерями, отцами и друзьями. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1985. [Google Scholar]

Статус усыновления и семейные отношения в период перехода к молодому возрасту

J Fam Psychol.Авторская рукопись; доступна в PMC 2015 27 января.

Опубликована в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC4307793

NIHMSID: NIHMS654271

Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на J Fam Psychol См. другие статьи в PMC, которые цитируют опубликованная статья.

Abstract

Хотя количество исследований приемных семей увеличилось, большинство из них сосредоточено на детстве и подростковом возрасте. Несмотря на известную важность взаимоотношений родителей и подростков, взятых из общего населения, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются такими же, когда приемные подростки вступают в молодую взрослую жизнь.Целью данного исследования с использованием исследования взаимодействия и поведения братьев и сестер является развитие предыдущих исследований для изучения различий в конфликтах, близости и качестве взаимоотношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому. Самостоятельные отчеты и независимые наблюдения были собраны у детей, матерей и отцов в позднем подростковом возрасте (14,50–18,49 лет) и в молодом взрослом возрасте (18,50–22,49 лет) и проанализированы с использованием повторных измерений внутри субъектов.Хотя у приемных семейных диад были более низкие показатели взаимоотношений по сравнению с неадоптивными семейными диадами, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Используя теорию индивидуации, мы предполагаем, что индивидуация происходит для обоих типов семей, при этом усыновленные сталкиваются с уникальными дополнительными проблемами во время этого процесса, включая интеграцию статуса усыновления, коммуникативность усыновления, поиск информации об усыновлении и отношения с биологическими родителями как возможные факторы, влияющие на этот процесс.

Ключевые слова: подростковый возраст, усыновление, семейные отношения, молодостьS. В США около 1,5 миллиона усыновленных в возрасте до 18 лет, что составляет чуть более 2% населения (Nickman et al., 2005). Вдобавок, по оценкам, 60% американцев лично связаны с усыновлением, зная усыновляемого, зная кого-то, кто усыновил ребенка, или зная кого-то, кто отдал ребенка на усыновление (Evan B. Donaldson Institute, 1997). Рост числа приемных семей подтверждает важность понимания отношений в приемных семьях.

По мере того, как стигма, связанная с усыновлением, уменьшилась, исследования приемных семей расширились, уделяя особое внимание отношениям между родителями и детьми в детстве и подростковом возрасте. Существуют доказательства связи между надежной привязанностью к приемной семье и здоровым развитием, начиная с младенчества (Ainsworth, 1989; Brodzinsky, 1987). Теория раннего усыновления, вдохновленная теорией стадии развития Эриксона (1950), обрисовала в общих чертах уникальные нормативные проблемы, с которыми сталкиваются приемные семьи в детстве и юности.Заметные различия включали способность приемных семей справляться с горем и утратой усыновления здоровым образом и способность создавать комфортную среду, способствующую вопросам и открытому общению об усыновлении (Brodzinsky, 1987; Kirk, 1984). В семейном контексте, по мере взросления от детства до подросткового возраста, усыновленные могут сталкиваться с повышенной уязвимостью при навигации по развитию идентичности, осложненной статусом усыновления и отсутствием когнитивных способностей, необходимых для обработки сложного и абстрактного горя, связанного с усыновлением (Brodzinsky, 1987).

Исследование приемных семей подростков расширило наши знания о семейных отношениях благодаря изучению конфликтов, близости и качества отношений. Сравнение приемных, не приемных, одиноких и приемных семей показало, что приемные матери сообщали о более высоких конфликтах по сравнению с матерями из других типов семей (Lansford, Ceballo, Abbey, & Stewart, 2001). Исследование семейной близости показало, что приемные подростки сообщают о более низких и равных уровнях близости с приемными матерями в подростковом возрасте по сравнению с не приемными подростками (Burrow, Tubman, & Finley, 2004; Lansford et al, 2001; Sobol, Delaney, & Earn, 1994). .При сравнении качества взаимоотношений между приемными и не приемными семьями было обнаружено, что приемные семьи оценивают свои семьи ниже, чем не приемные семьи (Sharma, McGue, & Benson, 1995).

Совсем недавно два исследования внесли значительный вклад в углубление нашего понимания взаимоотношений в приемных семьях подростков. Во-первых, Лёлин, Хорн и Эрнст (2010) попросили идентифицированных усыновленных среднего возраста и не усыновленных выполнить ретроспективную оценку семейной близости их родителей в подростковом возрасте.Родителей, братьев и сестер идентифицированных взрослых также попросили выполнить ретроспективные измерения близости семьи к идентифицированному взрослому в подростковом возрасте, и их попросили оценить их воспринимаемый уровень близости, которая существовала между другими членами семьи и идентифицированным взрослым. Результаты подтвердили общий уровень близости в семьях, независимо от типа семьи. Во-вторых, Rueter, Keyes, Iacono и McGue (2009) оценили теплое, поддерживающее общение; родительский контроль; и конфликт между приемными и не усыновляющими парами родитель-подросток с использованием самоотчетов и оценок независимых наблюдателей.Меры самоотчета показали менее теплое, поддерживающее общение и рост конфликта в приемных семьях, в то время как независимые наблюдатели обнаружили более высокий уровень конфликтного поведения в приемных семьях, инициированных подростками по отношению к своим родителям, по сравнению с их приемными сверстниками (Rueter, Keyes, Iacono и МакГью, 2009).

В то время как исследования приемных семейных отношений продолжаются, в наших знаниях существует заметный пробел. Хотя у нас есть некоторая информация об отношениях в приемной семье в подростковом возрасте, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются неизменными по мере того, как подростки вступают в молодую взрослую жизнь.Следовательно, существует необходимость изучить отношения в приемной семье в период перехода к взрослой жизни. Целью данного исследования является изучение семейных отношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.

Теория индивидуации

Переход от подросткового возраста к молодому взрослому представляет собой уникальный набор проблем не только для человека, но и для семьи. Теория индивидуации дает уникальную возможность взглянуть на переход от подросткового возраста к молодому взрослому благодаря ее использованию в качестве теоретической основы для исследования взаимоотношений между взрослыми родителями и детьми и ее ориентации на отношения между родителями и детьми с течением времени (Buhl, 2008; Smollar & Юнисс, 1989).

Современные теоретические работы определяют индивидуализацию как сложный процесс, начинающийся в детстве и продолжающийся в юношеском возрасте, во время которого дети уменьшают зависимость от родителей, оставаясь с ними связанными (Youniss & Smollar, 1985). Особое беспокойство для настоящего исследования вызывает то, что в позднем подростковом возрасте и в юношеские годы отношения родитель-ребенок сместятся от одностороннего родительского авторитета к взаимным и кооперативным отношениям родитель-ребенок (Buhl, 2008; Youniss & Smollar, 1985).По сути, этот сдвиг вызывает изменение в отношениях между родителями и детьми, состоящее либо из новых, сбалансированных отношений с одинаково распределенной властью, либо из разрыва отношений с родителями (Hoffman, 1984; Smollar & Youniss, 1989). В конечном итоге задача ребенка на этом этапе развития состоит в том, чтобы сконструировать взрослое «я», которое развивается в контексте отношений родитель / ребенок (Пипп, Шейвер, Дженнингс, Ламборн и Фишер, 1985).

То, как происходит индивидуализация в семье, имеет сильное значение для отношений между родителями и детьми в позднем подростковом и юном возрасте.Успешная индивидуация связана с многочисленными положительными результатами, включая улучшение качества отношений с родителями и повышение близости с матерями (Buhl, 2008). Кроме того, было обнаружено, что наличие сильных эмоциональных связей в семьях не зависит от семейного конфликта (Buhl, 2008). Неудачная индивидуация, включая обособленные или сильно разделенные отношения между родителями и детьми, была связана с низким уровнем близости и более низким качеством семейных отношений (Buhl, 2008; Ingoglia, Lo Coco, Liga, & Lo Cricchio, 2011).Неспособность успешно индивидуализироваться также имеет разветвления за пределами отношений между родителями и детьми, поскольку длительный конфликт с родителями может способствовать недоверию и неуверенности в будущих отношениях (Hoffman, 1984).

Хотя теория индивидуации использовалась для контекстуализации изменений отношений в семьях во время перехода от подросткового возраста к молодому взрослому, практически мало что известно, как этот процесс может отличаться для родителей и детей в приемных семьях. Учитывая уникальные задачи, присущие жизни приемной семьи (Brodzinsky, 1987; Kirk, 1984), разумно полагать, что процесс индивидуации может быть сложным для диад приемных родителей и детей.

Важность близких семейных отношений

Несмотря на отсутствие исследований приемных семейных отношений по переходу от позднего подросткового возраста к молодому взрослому, исследования семейных отношений среди населения в целом подтвердили, что эти отношения являются ключевыми на протяжении всей жизни. Классическое исследование привязанности Эйнсворта (1989), а также современные исследования продвигали отношения привязанности между опекуном и младенцем как устойчивые и важные для функционирования и адаптации во взрослой жизни (Collins & Laursen, 2004; Englund, Kuo, Puig, & Collins, 2011).Помимо младенчества, исследования позитивных семейных отношений в среднем детстве и раннем подростковом возрасте показали более позитивные отношения между родителями и подростками и усиление близости между матерью и подростком в раннем взрослом возрасте (Aquilino, 1997; Belsky, Jaffee, Hsieg, & Silva, 2001). Исследования семейных отношений в подростковом возрасте показали, что матери и подростки сообщают о сильной непрерывности качества отношений между родителями и детьми во времени, а также о важности качества семейных отношений во время перехода от подросткового возраста к молодому взрослому (Aquilino, 1997; Collins & Laursen, 2004; Thornton, Orbuch, & Axinn, 1995).Несмотря на исследования потребности подростков в разделении и индивидуализации (Grotevant & Cooper, 1985; Smollar & Youniss, 1989), было показано, что положительные семейные отношения сохраняются на протяжении всего периода перехода к юной взрослой жизни и влияют на благополучие подростков (van Wel, Ter Bogt, & Raaijmakers, 2002). Свидетельством постоянного влияния семейных отношений на протяжении всей жизни является реакция взрослого ребенка на смерть родителя. Хотя процесс печали может разрешиться, внутренние рабочие модели родителя продолжают бесконечно влиять на взрослого ребенка (Ainsworth, 1989).

Исследование семейных отношений среди населения в целом позволяет нам сделать выводы о важности семейных отношений, включая приемные семьи. Во-первых, очевидно, что близкие отношения создают важный контекст для развития и адаптации (Koepke & Denissen, 2012; Noack & Buhl, 2005). Во-вторых, в отношениях между родителями и детьми существует преемственность на протяжении всей жизни (Bucx & van Wel, 2008; Collins & Laursen, 2004). В-третьих, отношения между родителями и детьми влияют на адаптацию подростков и молодых людей, их психосоциальное и психологическое благополучие.Изменения в этих отношениях соответствуют изменениям в общем самочувствии, психологическом стрессе, суицидальных мыслях и глобальном адаптивном функционировании, что свидетельствует о влиянии связей между родителями и детьми за пределами младенчества (Bucx & van Wel, 2008; Englund et al., 2011 ; van Wel, Linssen & Abma, 2000). Наконец, люди с историей качественных межличностных отношений, вероятно, будут лучше адаптироваться во взрослом возрасте (Englund, et al., 2011).

Семейные отношения меняются с течением времени

Семейные отношения во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому были концептуализированы в общей популяции различными способами, включая такие аспекты, как конфликт между родителями и детьми, близость между родителями и детьми и общий родитель -качество детских отношений.

Конфликт

Прошлые исследования конфликта между родителями и подростками основывались на модели «шторма и стресса», которая утверждала, что некоторые конфликты были нормативной частью опыта родителей и подростков, модель, которую с тех пор опровергли (см. Arnett, 1999; Montemayor, 1986; Steinberg, 2001). Ранние предположения были заменены мнением о том, что некоторые конфликты между родителями и подростками более вероятны в подростковом возрасте, но с индивидуальными различиями в степени, в которой этот конфликт переживается (Arnett, 1999; Belsky et al., 2001; Montemayor, 1986; Ноак и Буль, 2005). В рамках этой мысли небольшое усиление конфликта родителей и подростков в раннем подростковом возрасте не привело к разрушению семейных отношений (Steinberg, 2001), а дополнительные исследования показали более высокий уровень конфликта в среднем подростковом возрасте по сравнению с ранним подростковым возрастом (Collins & Laursen, 2004; De Goede, Branje, & Meeus, 2009). Несмотря на исследования, показывающие небольшое усиление конфликтов в раннем подростковом возрасте, также существует поддержка линейного уменьшения конфликтов между родителями и подростками, особенно в период перехода от среднего к позднему подростковому возрасту (De Goede et al., 2009; Коллинз и Лаурсен, 2004; Лаурсен, Кой и Коллинз, 1998 г.). По мере того как подростки достигают юношеского возраста, исследования конфликта в отношениях родителей и подростков усиливали снижение, особенно по сравнению с ранним подростковым возрастом (Laursen et al, 1998).

Близость

Отчеты родителей о близости родителей и подростков показали стабильный или повышенный уровень близости в молодом возрасте (Aquilino, 1997; Tubman & Lerner, 1994). Точно так же подростки также сообщают о линейном увеличении близости с матерями в подростковом возрасте с небольшими вариациями в раннем взрослом возрасте (Belsky et al., 2001; Райс и Малкин, 1995). Также было обнаружено линейное увеличение близости отца и подростка: мальчики-подростки сообщают о более близких, более интимных отношениях с отцами (Collins & Laursen, 2004; Rice & Mulkeen, 1995). Данные о близости родителей и подростков подтверждают важность взаимоотношений между родителями и детьми в подростковом возрасте для поддержания тесных отношений между родителями и детьми в раннем взрослом возрасте.

Качество взаимоотношений

Литературу по качеству взаимоотношений родителей и подростков можно разделить на две категории.Во-первых, подростки сообщили, что качество семейных отношений от подросткового возраста до юношеского возраста подтверждает различия между отношениями между матерью и подростком и отношениями между отцом и подростком (Levitt, Silver, & Santos, 2007; Pipp et al., 1985; Thornton et al., 1995). Во-вторых, исследования качества отношений между родителями и подростками подтвердили различия между поздним подростковым и молодым возрастом (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995).

Начиная с раннего подросткового возраста и до подросткового возраста подростки, по самооценке, имеют более близкие и более удовлетворенные отношения с матерями по сравнению с отцами (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995), отмеченный равной ответственностью и дружелюбием по сравнению с отношениями отца и подростка (Pipp et al., 1985). Если рассматривать отношения между родителями и подростками в период перехода от подросткового возраста к юношескому возрасту после окончания школы, можно увидеть аналогичные тенденции в отношении качества отношений. Подростки сообщали о более значительном общем улучшении и более высокой общей удовлетворенности матерями по сравнению с отцами во время перехода к взрослой жизни (Levitt et al., 2007; Thornton et al., 1995). Эта разница сохранялась после перехода к взрослой жизни, когда молодые люди сообщали о значительном улучшении отношений и большей удовлетворенности матерями (Levitt, et al., 2007).

Измерение отношений в приемной семье

Предыдущее исследование отношений в приемной семье страдало от методологических недостатков. Исторически сложилось так, что в исследованиях внедрения использовались неадекватные по размеру и нерепрезентативные выборки (Palacios & Brodzinsky, 2010). В нашем исследовании использовался надежный набор данных, представляющий регион, из которого он был взят (McGue et al., 2007). Кроме того, исследование усыновления основывалось на перекрестных исследованиях из-за отсутствия наборов продольных данных, специфичных для исследования усыновления. В нашем исследовании использовался набор лонгитюдных данных, который измерял изменения в отношениях в приемной семье и в семье без усыновления за четыре года, от подросткового возраста до юной зрелости, что позволило глубже взглянуть на изменение отношений в приемной семье с течением времени.

Проблемы измерения также мешали исследованию усыновления и включали чрезмерное доверие к ретроспективным данным (из-за отсутствия продольных исследований усыновления), использование отдельных точек зрения (обычно принимаемый) и сбор данных только с использованием самоотчетов.В нашем исследовании эти вопросы были решены с помощью лонгитюдного плана исследования, в котором собирались данные о семейных отношениях в позднем подростковом и юношеском возрасте от каждого участника исследования (мать, отец и ребенок), обо всех диадных отношениях между родителями и подростками, с помощью самоотчетов, таких как а также наблюдательные семейные меры.

Текущее исследование

Исходя из того, что известно о важности отношений между родителями и подростками в общей популяции, следующим важным шагом в исследовании приемных семей является изучение перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Используя данные исследования «Взаимодействие и поведение братьев и сестер» (SIBS; McGue et al., 2007), настоящее исследование основывается на предыдущих исследованиях приемных семей с использованием показателей самооценки и наблюдаемых семейных отношений в позднем подростковом возрасте (W1) и в молодом зрелом возрасте (W2). путем рассмотрения того, существуют ли различия в семейных отношениях между приемными и не приемными семейными диадами с позднего подросткового возраста до молодого взрослого возраста. На основании существующей литературы была выдвинута гипотеза; h2) в приемных семьях будет наблюдаться значительно больше конфликтов, чем в семьях без усыновления; h3) не будет существенной разницы в самооценке и наблюдаемой близости между приемными и не приемными семьями; h4) приемные семьи сообщат об этом и будут наблюдаться иметь значительно более низкое качество взаимоотношений, чем в семьях без усыновления.

Метод

Образец

Данные, использованные в этом исследовании, были предоставлены приемными и неадоптивными участниками исследования SIBS (McGue et al., 2007; Rueter et al., 2009), продольного исследования, изучающего влияние братьев и сестер на наркотики и алкоголь. использовать. Данные собирались двумя волнами; W1 в 1998 году и W2 четыре года спустя. Доступ к приемным семьям осуществлялся через три крупнейших частных агентства по усыновлению в Миннесоте, а доступ к семьям без усыновления — через записи штата Миннесота о рождении.Контактная информация для обеих групп была найдена в записях о рождении или усыновлении и публичных записях, а с семьями, имеющими право на участие, связывались по телефону. Исследователи выявили 90% выявленных приемных семей и 85% не приемных семей.

Со всеми семьями связались по телефону, чтобы определить, имеют ли они право на участие в программе. Приемлемые приемные семьи должны были иметь двух детей в возрасте от 11 до 21 года, при этом по крайней мере один приемный ребенок постоянно проживал в доме до достижения двухлетнего возраста (средний возраст при размещении составлял 4 года.7 месяцев). Второй ребенок должен был иметь небиологическое родство с приемным ребенком, но мог быть биологически или небиологически родственником своих родителей. В семьях без усыновления требовалось иметь биологически родственных братьев и сестер в возрасте от 11 до 21 года. Во всех семьях подростки должны были быть не дальше пяти лет друг от друга по возрасту и не иметь физических или когнитивных недостатков, делающих их неспособными участвовать в обследовании в течение всего дня. Приемные семьи, сформированные в результате родства, особых потребностей и усыновления, не принимались на работу.Два метода оценивали репрезентативность завербованных семей. Во-первых, 73% семей, которые не участвовали в исследовании, были заданы вопросы для оценки их репрезентативности по сравнению с семьями, которые участвовали в исследовании. Набранная выборка в целом была репрезентативной для населения, из которого она была взята. Во-вторых, данные переписи США, характерные для Миннесоты, сравнивались с исследуемой выборкой, подтверждая репрезентативность (McGue et al., 2007).

Собирались данные самоотчетов и независимые наблюдения, в результате чего были получены отчеты о детях, отчеты матери, отчеты отцов и независимые наблюдения за детьми и матерями.В отличие от Rueter et al. (2009), возраст детей был ограничен, чтобы сосредоточить внимание на семейных отношениях с позднего подросткового возраста до молодого взрослого возраста. Таким образом, семьи были включены, если их детям было 14,50–18,49 лет ( M возраст = 16,34, SD = 0,91) в W1 и 18,50–22,49 лет ( M возраст = 19,84, SD = 0,96) на W2 (59% выборки Rueter et al., 2009 г.). Большинство детей идентифицированы как белые (52,5%), за ними следуют выходцы из азиатско-тихоокеанских островов (39.9%), другое / смешанное (4,0%), испаноязычное (2,3%) и черное (1,3%). Матери ( M возраст = 46,87, SD = 4,21 на W1 и M возраст = 50,32, SD = 4,19 на W2) были преимущественно белыми (98%), и большинство отцов ( M возраст = 48,75, SD = 4,27 на W1 и M возраст = 52,70, SD = 1,84 на W2) также идентифицированы как белые (97%).

Окончательный размер выборки варьировался в зависимости от конкретных мер.Выборка из 473 детей ( n усыновленный = 272, n неадоптивный = 201), сообщивших о своих отношениях с матерями, и 467 детей ( n усыновитель = 267, n неадоптивный = 200) самостоятельно сообщили об отношениях с отцами. Для наблюдения была проанализирована выборка из 475 ( n приемных = 274, n неадоптивных = 201) наблюдений ребенка и матери. Отцов не приглашали для участия в наблюдательной задаче W2.Для родителей 470 матерей ( n усыновитель = 271, n не усыновитель = 199) самостоятельно сообщили об отношениях со своими детьми и 345 ( n усыновитель = 206, n не усыновитель = 139) были проанализированы наблюдения матери и ребенка. Выборка из 418 отцов ( n приемный = 248, n не приемный = 170) самостоятельно сообщили об отношениях со своими детьми.

Процедуры

Семьи посетили Университет Миннесоты для участия в исследовании.Родители и подростки завершили информированное согласие в лаборатории. Обе волны состояли из оценок, которые включали в себя независимо заполненные самоотчеты каждого члена семьи и независимые наблюдения за членами семьи, использованные в этом исследовании. Семьям возместили дорожные расходы и дали небольшой гонорар (McGue et al., 2007).

Семейные наблюдения происходили в комнате, оформленной как гостиная / столовая, где члены семьи выполняли задачи наблюдения за обеденным столом (Rueter et al., 2009). Скрытые видеокамеры записывали задания по наблюдению, и семьи знали о том, что их записали. В W1 семьи участвовали в двух 5-минутных взаимодействиях с инструкциями, которые давал обученный интервьюер, который покинул комнату во время видеозаписи. Для первого взаимодействия семьям было предложено прийти к единому мнению о том, на что похоже чернильное пятно Роршаха. При втором взаимодействии семьям была поставлена ​​моральная дилемма, связанная с мужем без денег, которому нужно было купить лекарства для своей больной жены (Kohlberg, 1981).Семьи просили обсудить, должен ли мужчина украсть наркотик, чтобы спасти жизнь своей жены, и должен ли он украсть наркотик для нуждающегося незнакомца. В W2 семьи участвовали в 15-минутном общении с инструкциями, которые давал обученный интервьюер, который покинул комнату во время видеозаписи. Семьям было предложено обсудить и попытаться решить до трех семейных проблем, выявленных в ранее заполненных анкетах, начиная с проблемы, которая вызвала наибольшее количество разногласий. Семьям было сказано перейти к следующей проблеме после того, как они решат предыдущую проблему.Семьи, которые завершили обсуждение до истечения времени, получили для обсуждения набор карточек с вопросами о семейной жизни.

Меры

Самостоятельные семейные отношения

Самостоятельные семейные отношения, измеряемые как конфликт и близость, оценивались на Н1 и Н2 с использованием анкеты родительского окружения (PEQ; Elkins, McGue, & Iacono, 1997). PEQ — это вопросник из 50 пунктов, созданный для оценки конкретных аспектов отношений между родителями и детьми, с идентичными вопросами, адаптированными для оценки матери, оценки отца и оценки ребенка.Членов семьи попросили оценить аспекты своих семейных отношений по четырехбалльной шкале от 1 ( определенно верно), до 4 ( определенно неверно, ). Матери и отцы независимо заполняли анкеты по каждому ребенку отдельно, и каждый ребенок независимо заполнял отдельные анкеты по своим матери и отцу, в результате чего были получены четыре диадических критерия самооценки отношений родитель-ребенок (мать-ребенок, отец-ребенок, ребенок-мать, и ребенок-отец).

Конфликт между родителями и детьми, о котором сообщают сами пациенты, оценивался с помощью подшкалы «Конфликт с родителями» из 12 пунктов PEQ, причем более высокие баллы указывали на более высокий конфликт.Примеры вопросов, на которые ответили отцы и матери, включали: « Часто возникают недопонимания между моим ребенком и мной » и « Мы с ребенком часто ссоримся ». Примеры вопросов, на которые дети отвечали, включали: « Часто возникают недопонимания между моими родителями и мной » и «Мы с родителем часто ссоримся ». Пункты суммировались, и межпозиционная надежность варьировалась от 0,88 до 0,91.

Близость родителей и детей, о которой сообщают сами родители, оценивалась с использованием подшкалы «Вовлеченность с родителями» из 12 пунктов PEQ, причем более высокие баллы указывали на более высокую степень близости.Примеры вопросов, на которые ответили отцы и матери, включали: « Мне и моему ребенку не о чем говорить, когда мы вместе » и « Мой ребенок не кажется мне очень близким ». Примеры вопросов, на которые дети отвечали, включали: « Мне и моему родителю не о чем говорить, когда мы вместе » и « Я не чувствую себя очень близким со своим родителем ». Пункты суммировались, и межпозиционная надежность варьировалась от 0,82 до 0,89.

Наблюдаемые семейные отношения

Наблюдаемые семейные отношения оценивались с использованием рейтинговых баллов SIBS (Rueter et al., 2009), адаптированные из рейтинговых шкал взаимодействия семей штата Айова (IFIRS; Melby et al., 1998). IFIRS использовался в более чем дюжине исследований с неизменно высокой межэкспертной надежностью, оцениваемой как внутриклассовые поправки (ICC) в диапазоне от 0,55 до 0,85 (Melby & Conger, 2001). Обученные наблюдатели рассматривали задачи взаимодействия с семьей на Н1 и Н2, оценивая поведение человека по отношению к каждому из других членов семьи по девятибалльной шкале в диапазоне от 1 ( совсем не характерно для человека, ) до 9 ( в основном характерно для человека). человек ).Наблюдатели должны были пройти 100 часов обучения и сдать письменные экзамены и экзамены по наблюдению, прежде чем им было разрешено просматривать записи наблюдений (Rueter et al., 2009). Достоверность оценивалась путем случайного выбора 25% видеозаписей, которые оценивал второй наблюдатель. Наблюдатели должны были посещать встречи раз в две недели для продолжения обучения.

Наблюдаемый конфликт матери и ребенка измерялся с помощью шкалы SIBS Hostile. Эта шкала измеряла степень, в которой член семьи проявлял враждебное, злое, критическое, неодобрительное и / или отвергающее поведение по отношению к действиям, внешнему виду и состоянию другого члена семьи посредством вербальных и невербальных сигналов.ICC варьировались от 0,50 до 0,90.

Наблюдаемая близость матери и ребенка измерялась путем объединения четырех подшкал SIBS в единую шкалу близости. Шкала теплоты / поддержки измеряла степень, в которой член семьи выражал заботу, беспокойство и поддержку по отношению к другому члену семьи посредством вербальных и невербальных сигналов (диапазон ICC: 0,56–0,85). Шкала реакции слушателя измеряет поведение члена семьи как слушателя, оценивая степень его интереса, признания и оценки другого члена семьи (диапазон ICC:.34 — 0,90). Шкала общения измеряет поведение члена семьи как коммуникатора, оценивая степень, в которой они положительно или отрицательно сообщают о своих потребностях другим членам семьи (диапазон ICC: 0,60 — 0,83). По шкале Prosocial поведение члена семьи оценивается как компетентное и эффективное в отношениях с другим членом семьи (диапазон ICC: 0,44–0,83).

Общие наблюдаемые семейные отношения были измерены с использованием шкалы качества отношений SIBS, состоящей из оценки наблюдателем качества диады мать-ребенок.Качество взаимоотношений измерялось по девятибалльной шкале от 1 ( отрицательных ) до 9 ( положительных ), причем более высокие баллы указывали на более положительные диадические отношения. Оба участника диады получают одинаковые баллы. ICC варьировались от 0,56 до 0,90.

Анализ данных

Аналитический план

Проверка гипотез данного исследования потребовала изучения различий в семейных отношениях между приемными и неадоптивными семейными парами от позднего подросткового возраста до молодого взрослого.Для этого внутри субъектов использовались повторные анализы измерений. В ходе этих анализов сравнивали самооценку и наблюдаемый конфликт, близость и общее качество семейных отношений между приемными и неадоптивными парами родитель-ребенок (статус усыновления) в двух временных точках (время). Чтобы определить, изменились ли отношения усыновления по сравнению с семейными отношениями без усыновления с течением времени, каждая модель тестировала взаимодействие между статусом усыновления и временем (статус усыновления x время). На основании предыдущих исследований, в которых упоминаются различия в отношениях между сыном и родителем и отношениями между дочерью и родителем (Collins & Laursen, 2004; Levitt et al., 2007; Райс и Малкин, 1995; Youniss & Smollar, 1985), биологический пол использовался в качестве ковариаты во всех анализах. Предварительный анализ показал, что различия между межрасовыми и трансрасовыми приемными семьями не были значительными и поэтому не были включены в качестве контроля. Коррелированная ошибка семьи из-за данных на уровне семьи, проанализированных на диадическом уровне, была учтена с помощью линейного смешанного моделирования в SPSS 21.0.

Анализ отсутствующих переменных

Демографические данные отсутствовали в диапазоне от 0% до 9.6%. Отсутствующие данные о семейных отношениях, о которых сообщают сами, варьировались от 2,3% до 6,7% на Н1 и от 10,0% до 30,3% на Н2. Отсутствующие данные наблюдений варьировались от 3,4% до 4,4% на Н1 и от 28,4% до 31,2% на Н2. T-тест и сравнения хи-квадрат между участниками с полными данными и участниками с отсутствующими данными были выполнены для всех переменных исследования. Были обнаружены статистически значимые различия, но почти во всех случаях средние различия были незначительными. Например, участники-подростки с неполными данными сами сообщили о большем количестве конфликтов с матерями на Н1, чем подростки с полными данными ( M неполные = 2.03 и M полные = 1,89; т = −2,06, p = 0,041). Большинство отсутствующих данных произошло из-за неучастия отцов (отсутствует самооценка W1: от 2,3% до 3,3%, самоотчет W2 отсутствует: от 24,4% до 30,3%), в результате чего был получен один статистически значимый результат. Отцы с полными данными самоотчета имели детей младшего возраста в W2 ( M полный = 19,77, M неполный = 20,00; t = 2,22, p =.027). Все недостающие данные были рассчитаны путем максимизации ожиданий с использованием SPSS 21.0.

Результаты

Средние баллы по самоотчету и наблюдаемым семейным отношениям показаны в и. и представить результаты статистического сравнения этих средних значений. Наша первая гипотеза о том, что в приемных семьях будет значительно больше конфликтов, чем в семьях без усыновления, подтвердилась. В частности, усыновленные сообщили о более высоком конфликте, F (1, 607) = 12,85, p <0,001, и наблюдались более высокие конфликты, F (1, 542) = 4.02, p = 0,046, с приемными матерями по сравнению с их сверстницами, не принимавшими ребенка. Что касается родителей, то приемные матери сообщили о более высоком конфликте с приемными детьми, чем не приемные матери, F (1, 596) = 30,89, p <0,001, а приемные отцы сообщили о более высоком конфликте с приемными детьми, чем не приемные отцы, F (1, 537) = 5,39, p = 0,021. Во всех диадах взаимодействие между временем и статусом усыновления не было значимым.

Таблица 1

Средние баллы по самооценке, стандартные отклонения и размеры эффекта Семейные отношения по статусу усыновления в позднем подростковом и молодом возрасте

3,11 3,11 9039 9038 9039 9039 3,27 9039 9039 0,4
Подростковый возраст Молодой возраст

Принят Не принят Коэна d Принят Не принят Коэна d


M SD M SD M SD SD SD 9038 к матери a
Конфликт 2.01 0,7 1,83 0,6 0,29 1,88 0,6 1,77 0,5 0,20
3,14 0,6 3,27 0,5 −0,26
Ребенок отцу b
Конфликт 1,91 0.6 1,82 0,5 0,17 1,78 0,5 1,76 0,5 0,04
Плотность 3,05 0,54 0,5 0,6 3,13 0,5 −0,11
От матери к ребенку c
Конфликт 1,86 0,5 1.65 0,5 0,37 1,83 0,5 1,64 0,4 ​​ 0,39
Плотность 3,48 0,4 ​​ 3,53 0,4 ​​ 3,53 3,42 0,4 ​​ −0,27
От отца к ребенку d
Конфликт 1,94 0,5 1,82 0.5 0,23 1,84 0,5 1,77 0,5 0,14
Близость 3,27 0,4 ​​ 3,27 0,004 0,4 ​​ −0,04

Таблица 2

Наблюдаемые средние баллы, стандартные отклонения и размеры эффекта Семейные отношения по статусу усыновления в позднем подростковом и молодом возрасте

9039 9039 9039 9039 9039

Таблица 3

Результаты повторных измерений для самооценки семейных отношений по статусу усыновления с течением времени

Подростковый возраст Молодость
Принят Не принят Коэна d Принят Не принят Коэна d


M SD M SD M SD SD SD 9038 к матери a
Конфликт 2.37 1,6 1,98 1,3 0,25 3,61 1,9 3,53 2,0 ​​ 0,08
2,53 0,84 2,53 3,90 1,1 3,95 1,1 −0,07
RQ 5,06 1,3 5,25 1,2 −0,15 5.77 1,6 5,88 1,6 −0,10
От матери ребенку b
Конфликт 1,47 0,9 1,63 0,9 1,43 2,67 1,5 0,01
Закрытие 3,82 1,0 3,77 1,0 0,06 5,96 1.2 5,62 1,0 0,30
RQ 5,00 1,3 5,30 1,3 −0,22 5,82 1,8 5,7609 5,82 1,8
1 1 d

Статус усыновления Пол Время Статус усыновления x Время Коэна d

F p F p F p 9038 к матери a
Конфликт 12.85 <0,001 2,09 н.у. 15,11 <0,001 1,52 н.з. 0,11
Близость 14,81 <0,001 39,11 <0,001 1,95 н.у. 0,01 н.у. 0,01
От ребенка к отцу b
Конфликт 3,35 н.с. 4.99 .026 15,68 <.001 2,07 н.у. 0,13
Закрытость 2,43 н.у. 4,28 .039 1,88 н.у. 0,23 н.у. 0,05
От матери к ребенку c
Конфликт 30,89 <.001 0,40 н.у. 1.80 н.у. 0,02 н.у. −0,01
Близость 8,62 .003 17,47 <.001 60,51 <0,001 5,70
Конфликт 5,39 .021 10,20 .001 11,11 .001 1.15 н.у. 0,11
Закрытость 0,18 н.у. 3,20 н.у. 3,11 н.у. 0,18 н.у. 0,04

Таблица 4

Результаты повторных измерений для наблюдаемых семейных отношений по статусу усыновления с течением времени

Статус усыновления Пол Время Статус усыновления 907 d 907 d Статус усыновления 907 d

F p F p F p 9038 9038 к матери a
Конфликт 4.01 .046 0,83 н.у. 196.80 <.001 1.30 н.у. 0,11
Закрытие 1,76 н.у. 20,58 <0,001 670,27 <0,001 0,94 н.у. -0,09
RQ 1,24 н.у. 9,91 0,002 66,37 <.001 1,13 н.у. −0,10
От матери к ребенку b
Конфликт 0,07 н.с. 6,66 .010 210,42 <.001 0,04 н.у. 0,02
Закрытость 4,21 .041 0,33 н.у. 808,16 <0,001 4,26 .040 −0,23
RQ 0,63 н.с. 8,46 0,004 38,31 <0,001 3,62 0,058 -0,21

Наша вторая гипотеза о том, что существенной разницы в близости между приемными и не усыновленными семьями не существует. не поддерживается. За исключением наблюдаемой близости, диады приемная мать-приемная мать были менее близки по сравнению с их не приемными коллегами.В частности, усыновленные сообщили о более низкой близости с приемными матерями, чем не усыновленные, F (1, 497) = 14,81, p <0,001. Приемные матери сообщили о более низкой близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями, F (1, 623) = 8,62, p = 0,003, со значительным взаимодействием между временем и статусом усыновления, F (1, 530) = 5,70, p = 0,017, что означает, что приемные матери сообщили о более значительном снижении близости с приемными детьми с течением времени по сравнению с их не приемными сверстниками.Для наблюдаемой близости приемные матери были более близки с приемными матерями по сравнению с не приемными матерями, F (1, 342) = 4,21, p = 0,041, со значительным взаимодействием между временем и статусом усыновления, F (1, 343) = 4,26, p = 0,040, что означает, что у приемных матерей наблюдалось большее увеличение близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями.

Наша третья гипотеза о том, что качество взаимоотношений в приемных семьях будет значительно ниже, чем в семьях без усыновления, не получила подтверждения.а также сообщить ассоциации, найденные для переменной контроля пола. В целом, эти результаты показывают, что дочери, независимо от статуса усыновления, как правило, имели менее конфликтные и более близкие отношения со своими родителями, чем сыновья.

Обсуждение

Наше исследование расширяет знания о приемных семьях, исследуя семейные отношения во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому. В целом, различия в уровнях взаимоотношений существовали между приемными и неадоптивными семейными диадами, в то время как тенденции с течением времени были схожими для обоих типов семей.Мы рассматриваем диадные различия родитель-ребенок, используя теорию индивидуации, и обсуждаем возможные эффекты переменных, уникальных для приемных семей, на наши выводы.

Диады приемных семей обычно имели более низкие средние показатели взаимоотношений, чем диады без усыновления, особенно между приемными детьми и приемными матерями. Наши выводы о более высоком уровне самооценки и наблюдаемого конфликта, а также более низком уровне близости усыновленных со своими приемными матерями, подтверждают предыдущие исследования, указывающие на более высокий уровень конфликта (Lansford et al., 2001; Rueter et al., 2009) и более низкую близость (Burrow et al., 2004; Lansford et al., 2001) в приемных семьях по сравнению с не приемными семьями. Приемные матери и приемные отцы также сообщали о более частом конфликте с приемными детьми, что опять же подтверждает существующие исследования (Lansford et al., 2001; Rueter et al., 2009). Данные о близости приемных родителей к приемным детям были неоднозначными: приемные матери сообщали о более низкой близости с приемными детьми по сравнению с не приемными матерями, в то время как приемные матери наблюдали более высокую степень близости.Эти результаты частично подтверждают предыдущие исследования о более низкой разнице в близости или отсутствии разницы в близости (Lansford et al., 2001; Loehlin, Horn, & Ernst, 2010) между приемными и неадоптивными семьями. Кроме того, в диадах «приемный родитель-приемный ребенок» было обнаружено, что величина эффекта для приемных матерей больше, чем величина эффекта для приемных отцов. Дальнейшие исследования должны быть сосредоточены на том, что означают эти величины эффекта с точки зрения различий в воспитании детей между приемными матерями и приемными отцами.

В целом, тенденции с течением времени для индикаторов отношений в приемной и не приемной семье оказались скорее похожими, чем разными, за исключением близости приемной матери. По сравнению с не приемными матерями, приемные матери сообщали о значительном снижении близости с приемными детьми с течением времени, в то время как у них наблюдалось значительное увеличение близости с течением времени. Подобно Rueter et al. (2009), наши выводы о различиях между самооценкой и наблюдаемой близостью могут быть связаны с методологией, когда самооценка фиксирует более глобальные процессы близости в диадах приемных матерей и приемных детей, а независимые наблюдения фиксируют конкретное поведение приемных матерей по отношению к ним. усыновленные.Например, вопросы самоотчета, такие как «Мой ребенок предпочитает не говорить со мной о своих личных проблемах» или «Мой ребенок и я мало что делаем вместе» могут сообщать о поведении усыновленного по отношению к нему. их приемная мать, а не поведение приемной матери по отношению к приемному ребенку, в то время как независимые наблюдения сосредоточены исключительно на поведении приемной матери по отношению к приемному ребенку, в результате чего наблюдаются более близкие отношения приемных матерей с приемными детьми.

Индивидуация и приемные семьи

Теория индивидуации (Гротевант и Купер, 1985; Юнисс и Смоллар, 1985) может сыграть особенно важную роль в наших результатах. В то время как диады приемных семей сообщили о более низких показателях взаимоотношений по сравнению с диадами, не являющимися приемными семьями, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Как обсуждается ниже, это говорит о том, что индивидуация происходит в обоих типах семей, и усыновленные, возможно, сталкиваются с дополнительными проблемами во время этого процесса.

В то время как все молодые люди проходят индивидуализацию, процесс снижения родительской зависимости, при этом оставаясь связанными (Smollar & Youniss, 1989), усыновленные уникальны в своей потребности включить усыновление в этот процесс. Усыновление может иметь особое значение для жизни человека, и его важность со временем может измениться. Более высокий уровень озабоченности усыновлением был связан с большим отчуждением и более низким уровнем доверия с приемными родителями (Kohler, Grotevant, & McRoy, 2002).В частности, для девочек более высокая озабоченность усыновлением может способствовать эмоциональному отстранению от родителей и периодам интенсивных размышлений (Kohler et al., 2002; Benson, Sharma, & Roehlkepartain, 1994), что может иметь потенциально ослабляющие последствия для отношений в приемной семье в молодом возрасте. совершеннолетие.

Многочисленные переменные, связанные с усыновлением, становятся особенно важными для усыновленных во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому, возможно, влияя на индивидуализацию и объясняя различия во взаимоотношениях между приемными и не приемными семьями.Нежелание семьи обсуждать усыновление связано с трудностями индивидуализации и семейными связями, в том числе с ощущением усыновления как отклоняющегося от нормы (Brodzinsky, 1987). Многие усыновленные подростки берут на себя нормативный опыт поиска информации в это время, собирая неизвестную информацию об усыновлении из-за недостатка знаний об усыновлении (Wrobel & Dillon, 2009). Обычно о поиске думают в подростковом возрасте и действуют в молодом взрослом возрасте (Скиннер-Дроуз, Вробель, Гротевант и фон Корф, 2011), что происходит во время индивидуации.Приемные родители могут влиять на индивидуацию, раскрывая неизвестную информацию об усыновлении, которую, по их мнению, ранее усыновленный не был достаточно зрелым, чтобы ее услышать, влияя на потребность усыновляемого в поиске новой информации и, возможно, заставляя усыновителя чувствовать себя виноватым или нелояльным, желая получить дополнительную информацию (Wrobel & Dillon, 2009 г.). Усыновленные молодые люди могут отказаться от поиска информации из-за боязни причинить вред родителям, что повлияет на отношения приемных родителей и детей (Brodzinsky, 1987; Wrobel & Dillon, 2009).Кроме того, контактный интерес с биологическими родителями — это форма работы с идентичностью, связанная со значительными этапами развития, которые происходят во время индивидуации, и достижение возраста совершеннолетия позволяет некоторым усыновленным получить доступ к информации об усыновлении в США (Kohler et al., 2002; Wrobel, Колер, Гротевант и Макрой, 2004 г.). Контакт с биологическими родителями может быть особенно деликатным вопросом в отношениях приемных родителей и молодых взрослых, поскольку приемные родители опасаются ухудшения качества семейных отношений в результате обыска (Brodzinsky, 1997).Для большинства семей индивидуализация достигает высшей точки в том, что дети вынуждены покинуть дом, чтобы обосноваться отдельно от родителей (Aquilino, 1997; Bucx & van Wel, 2008), но история потери приемных семей может сделать их уязвимыми для этого перехода (Hartman & Laird, 1990). ), опасаясь, что отсутствие биологической связи может отдалить от них приемного ребенка (Бродзинский, 1997). Хотя приемные дети сталкиваются со многими уникальными проблемами во время индивидуации, мы мало знаем о том, как эти проблемы влияют на качество отношений в приемной семье в молодом взрослом возрасте.

Ограничения

Следует упомянуть два ограничения нашего исследования. Во-первых, в то время как данные самоотчета для каждого диадического отношения были собраны на W1 и W2, данные независимых наблюдений были собраны только для матерей и детей на W1 и W2, так как только матери были приглашены в лабораторию на W2 со своим молодым взрослым для второго. видеозаписи взаимодействия. Несмотря на это, методология нашего исследования остается сильной за счет использования самоотчетов и данных независимых наблюдений, собранных в двух временных точках.Во-вторых, для нашей выборки была недоступна информация о неблагоприятных условиях до размещения. Наше намерение состояло не в том, чтобы приуменьшить уникальный опыт, присущий каждому типу усыновления, а, скорее, наши результаты служат отправной точкой для дальнейшего ограниченного знания об отношениях в приемной семье во время перехода к юной взрослости.

Наше использование биологического пола в качестве ковариаты выявило существенное влияние биологического пола на отношения между родителями и детьми во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Более высокий конфликт был обнаружен между сыновьями, отцами и матерями с течением времени по сравнению с дочерьми, в то время как более высокая степень близости и качества отношений были обнаружены между матерями и дочерьми по сравнению с сыновьями. Области для будущих исследований включают изучение влияния биологического пола на отношения между родителями и детьми в приемных семьях. Кроме того, в будущих исследованиях будет полезно сосредоточиться на влиянии типа усыновления на семейные отношения во время этого перехода, а также на потенциальном влиянии неблагоприятных факторов до усыновления на отношения усыновленных родителей и детей.

Заключение

Наше исследование добавляет ценные знания к пониманию взаимоотношений в приемных семьях, расширяя предыдущую работу с подросткового возраста до юношеского возраста за счет использования продольного, мульти-репортерного, мульти-методического дизайна сбора данных. Важно отметить, что, хотя между приемными и не приемными семьями были обнаружены существенные различия в показателях взаимоотношений, величина этих различий была довольно небольшой. Хотя уровни конфликтов были выше в приемных семьях, эти баллы находились в пределах нормативного диапазона конфликтов.Наши результаты имеют особое значение для исследователей, терапевтов и специалистов по усыновлению. В частности, наши результаты оспаривают предположения о том, что приемные семьи дисфункциональны, и специалисты, работающие с приемными семьями, должны быть осторожны, чтобы не допустить патологию статуса усыновления.

Тем не менее, между приемными и не приемными семьями существуют различия. Эти результаты представляют собой отправную точку для проведения различия между проблемами, связанными с усыновлением, и нормативными проблемами развития в позднем подростковом и юношеском возрасте.В будущих исследованиях отношений в приемных семьях необходимо выйти за рамки дефицитного подхода, сравнивающего различия в приемных / не приемных семьях, к изучению семейных процессов, которые влияют и формируют здоровые приемные семьи.

Ссылки

  • Эйнсворт MD. Привязанности после младенчества. Американский психолог. 1989; 44: 709–716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Aquilino WS. От подростка до молодого взрослого: проспективное исследование родительско-детских отношений в период перехода к взрослой жизни.Журнал брака и семьи. 1997. 59: 670–686. [Google Scholar]
  • Arnett JJ. Пересмотр подросткового шторма и стресса. Американский психолог. 1999; 54: 317–326. [PubMed] [Google Scholar]
  • Belsky J, Jaffee S, Hsieh K, Silva PA. Воспитание детей антецедентов межпоколенческих отношений в молодом возрасте: перспективное исследование. Психология развития. 2001; 37: 801–813. DOI: 10.1037 / 0012-1649.37.6.801. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Benson PL, Sharma AR, Roehlkepartain EC.Подрастая усыновлен. Миннеаполис, Миннесота: Институт поиска; 1994. [Google Scholar]
  • Бродзинский Д.М. Адаптация к усыновлению: психосоциальная перспектива. Обзор клинической психологии. 1987. 7: 25–47. [Google Scholar]
  • Бродзинский Д.М. Регулировка бесплодия и усыновления: соображения и клинические вопросы. В: Лейблум С., редактор. Бесплодие. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc; 1997. С. 246–262. [Google Scholar]
  • Bucx F, van Wel F. Родительские связи и переходы жизненного пути от подросткового возраста к юному взрослению.Подростковый возраст. 2008. 43: 71–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Buhl HM. Значение индивидуации во взрослых детско-родительских отношениях. Журнал семейных вопросов. 2008. 29: 262–281. DOI: 10.1177 / 01X07304272. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Берроу А.Л., Табман Дж. Г., Finely GE. Корректировка подростков в выборке, собранной на национальном уровне: определение групповых различий по статусу усыновления, подтипу усыновления, стадии развития и полу. Журнал подросткового возраста. 2004. 27: 267–282. DOI: 10.1016 / j.подростковый возраст.2004.03.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Лаурсен Б. Отношения и влияние родителей и подростков. В: Лернер Р., Стейнберг Л., редакторы. Справочник по психологии подростков. 2. Хобокен, штат Нью-Джерси: John Wiley & Sons, Inc; 2004. С. 331–361. [Google Scholar]
  • De Goede IH, Branje SJ, Meeus WH. Изменения в развитии восприятия подростками отношений со своими родителями. Журнал молодежи и отрочества. 2009. 38: 75–88. DOI: 10.1007 / s10964-008-9286-7.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Элкинс И.Дж., МакГью М., Яконо В.Г. Влияние генетики и окружающей среды на отношения между родителями и сыном: данные об увеличении генетического влияния в подростковом возрасте. Психология развития. 1997. 33: 351–363. [PubMed] [Google Scholar]
  • Englund MM, Kuo SI, Puig J, Collins WA. Ранние корни взрослой компетентности: значение близких отношений с младенчества до раннего взросления. Международный журнал поведенческого развития. 2011; 35: 490–496.DOI: 10.1177 / 0165025411422994. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксон Э. Детство и общество. Нью-Йорк: W.W. Norton & Company; 1950. Восемь стадий человека; С. 219–234. [Google Scholar]
  • Институт Эвана Б. Дональдсона. Обзор внедрения эталонных показателей: отчет о результатах. Вашингтон, округ Колумбия: Princeton Survey Research Associates; 1997. Получено с http://www.adoptioninstutute.org/research/instituteresearch.php. [Google Scholar]
  • Grotevant HD, Cooper CR.Паттерны взаимодействия в семейных отношениях и развитие исследования личности в подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1985; 56: 415–428. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хартман А., Лэрд Дж. Обращение с семьей после усыновления: общие темы. В кн .: Бродзинский Д., Шехтер М., ред. Психология усыновления. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1990. С. 221–239. [Google Scholar]
  • Hoffman JA. Психологическое отделение поздних подростков от родителей. Журнал психологической консультации.1984. 31: 170–178. [Google Scholar]
  • Ingoglia S, Lo Coco A, Liga F, Lo Cricchio MG. Эмоциональное разделение и отстраненность как два различных аспекта родительско-подростковых отношений. Международный журнал поведенческого развития. 2011; 35: 271–281. DOI: 10.1177 / 0165025410385878. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кирк Д.Х. Общая судьба. 2. Порт-Анджелес, Вашингтон: Бен-Саймон; 1984. [Google Scholar]
  • Koepke S, Denissen JJ. Динамика развития идентичности и сепарации-индивидуации в родительско-детских отношениях в подростковом и развивающемся зрелом возрасте — концептуальная интеграция.Обзор развития. 2012; 32: 67–88. DOI: 10.1016 / j.dr.2012.01.001. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кольберг Л. Очерки нравственного развития, Vol. 1: Философия нравственного развития. Нью-Йорк: Харпер и Роу; 1981. [Google Scholar]
  • Kohler JK, Grotevant HD, McRoy RG. Озабоченность приемных подростков усыновлением: влияние на отношения в приемной семье. Журнал брака и семьи. 2002; 64: 93–104. [Google Scholar]
  • Lansford JE, Ceballo R, Abbey A, Stewart AJ.Имеет ли значение структура семьи? Сравнение домашних хозяйств приемных, биологических родителей с двумя родителями, матерью-одиночкой, отчимом и мачехой. Журнал брака и семьи. 2001; 63: 840–851. [Google Scholar]
  • Лаурсен Б., Кой К.С., Коллинз Вашингтон. Пересмотр изменений в конфликте родителей и детей в подростковом возрасте: метаанализ. Развитие ребенка. 1998; 69: 817–832. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Левитт MJ, Silver ME, Santos JD. Подростки на этапе перехода к взрослой жизни: поддержка родителей, удовлетворенность отношениями и постпереходная адаптация.Журнал развития взрослых. 2007; 14: 53–63. DOI: 10.1007 / s10804-007-9032-5. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Loehlin JC, Horn JM, Ernst JL. Близость родителей и детей изучалась в приемных семьях. Личность и индивидуальные различия. 2010. 48: 149–154. DOI: 10.1016 / j.paid.2009.09.012. [CrossRef] [Google Scholar]
  • МакГу М., Киз М., Шарма А., Элкинс И., Легран Л., Джонсон В., Яконо В. Среда усыновленной и не усыновленной молодежи: данные об ограничении дальности действия по взаимодействию и поведению братьев и сестер Исследование (SIBS) Поведенческая генетика.2007. 37: 449–462. DOI: 10.1007 / s10519-007-9142-7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Melby JN, Conger RD. Шкалы рейтингов взаимодействия семей Айовы: сводка по инструментам. В: Кериг П., Линдаль К., редакторы. Семейные системы кодирования наблюдений: ресурсы для системных исследований. Мухва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2001. С. 33–58. [Google Scholar]
  • Мелби Дж. Н., Конгер Р. Д., Книга R, Рютер М. А., Люси Л., Репински Д. Шкалы оценки взаимодействия в семье Айовы. 5. Институт социальных и поведенческих исследований, Государственный университет Айовы; Эймс, Айова: 1998.Неопубликованная рукопись. [Google Scholar]
  • Монтемайор Р. Семейные различия в штормах и стрессе между родителями и подростками. Журнал исследований подростков. 1986; 1: 15–31. DOI: 10.1177 / 074355488611003. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Никман С.Л., Розенфилд А.А., Fine P, Macintyre JC, Pilowsky DJ, Howe RA, Sveda SA. Дети в приемных семьях: обзор и обновление. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2005; 44: 987–995. DOI: 10.1097 / 01.chi.0000174463.60987.69.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Noack P, Buhl HM. Отношения с родителями и друзьями в подростковом и раннем взрослом возрасте. Брак и семья Обзор. 2005. 36 (3–4): 31–51. DOI: 10.1300 / J002v36n03_03. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Паласиос Дж., Бродзинский Д. Обзор: Исследование усыновления: тенденции, темы, результаты. Международный журнал поведенческого развития. 2010. 34: 270–284. DOI: 10.1177 / 0165025410362837. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пипп С., Шейвер П., Дженнингс С., Ламборн С., Фишер К.В.Теории подростков о развитии их отношений с родителями. Журнал личности и социальной психологии. 1985; 48: 991–1001. [PubMed] [Google Scholar]
  • Райс К.Г., Малкин П. Отношения с родителями и сверстниками: лонгитюдное исследование подростковой близости. Журнал исследований подростков. 1995; 10: 338–357. DOI: 10.1177 / 07435548

    003. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Рутер М.А., Киз М.А., Яконо В.Г., МакГью М. Семейные взаимодействия в приемных семьях по сравнению с неадоптивными семьями.Журнал семейной психологии. 2009; 23: 58–66. DOI: 10.1037 / a0014091. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sharma AR, McGue MK, Benson PL. Эмоциональная и поведенческая адаптация усыновленных подростков в США: Часть I. Обзор. Обзор услуг для детей и молодежи. 1995; 18: 83–100. [Google Scholar]
  • Скиннер-Дроц Б.А., Вробель Г.М., Гротевант HD, фон Корфф Л. Роль коммуникативной открытости при усыновлении в поиске информации среди приемных детей от подросткового до взрослого возраста.Журнал семейного общения. 2011; 11: 181–197. DOI: 10.1080 / 15267431003656587. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Смоллар Дж., Юнисс Дж. Трансформации в восприятии родителей подростками. Международный журнал поведенческого развития. 1989. 12: 71–84. DOI: 10.1177 / 0165025480104. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Соболь М.П., ​​Делани С., Заработок Б.М. Изображение усыновленных о развитии структуры семьи. Журнал молодежи и отрочества. 1994; 23: 385–401.[Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Thornton A, Orbuch TL, Axinn WG. Отношения между родителями и детьми в период перехода к взрослой жизни. Журнал семейных вопросов. 1995; 16: 538–564. DOI: 10.1177 / 01

    005003. [CrossRef] [Google Scholar]

  • Табман Дж. Г., Лернер Р. М.. Аффективные переживания родителей и их детей от подросткового до юношеского возраста: стабильность аффективных переживаний.Журнал подросткового возраста. 1994; 17: 81–98. [Google Scholar]
  • ван Вел Ф., Линссен Х., Абма Р. Родительские узы и благополучие подростков и молодых людей. Журнал молодежи и отрочества. 2000. 29: 307–318. [Google Scholar]
  • van Wel F, ter Bogt T., Raaijamakers Q. Изменения в родительских связях и благополучии подростков и молодых людей. Подростковый возраст. 2002. 37: 317–333. [PubMed] [Google Scholar]
  • Wrobel GM, Dillon K. Усыновленные подростки: кто и что им интересно? В: Wrobel G, Neil E, редакторы.Международные достижения в исследованиях усыновления на практике. Западный Сассекс, Соединенное Королевство: Уайли-Блэквелл; 2009. С. 217–244. [Google Scholar]
  • Wrobel GM, Kohler JK, Grotevant HD, McRoy RG. Модель семейного усыновления (FAC). Принятие ежеквартально. 2004. 7 (2): 53–84. DOI: 10.1300 / J145v07n02_04. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юнисс Дж., Смоллар Дж. Отношения подростков с матерями, отцами и друзьями. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1985. [Google Scholar]

Американские усыновления — правда об усыновленных взрослых и проблемах взаимоотношений

Исследования об усыновленных взрослых и отношениях немногочисленны и редки.Но это не мешает приемным детям утверждать, что все трудности в их платонических и романтических отношениях можно проследить до одного момента — когда их поместили в совершенно новую приемную семью.

Приемные взрослые и проблемы в отношениях неизбежны , говорят некоторые. Усыновленные не могут должным образом общаться с кем-либо в своей жизни из-за травмы, которую они испытали от рук своей биологической матери, когда их поместили на усыновление.

Реальность? Мы не можем знать наверняка, являются ли проблемы в отношениях с приемными детьми прямым результатом отказа и размещения, но мы не можем сказать, что это не так.Как и многие другие аспекты усыновления, усыновленные взрослые и отношения сложны. Все приемные дети индивидуальны, и широкие обобщения никому не идут на пользу.

Ниже мы рассмотрим проблемы взаимоотношений усыновленных взрослых — что говорят исследования, что говорят люди, и что вы можете сделать в будущем, чтобы поддерживать успешные отношения в своей жизни.

Обратите внимание: компания American Adoptions не имеет лицензии специалиста в области психического здоровья. Если вы боретесь с проблемами усыновления и отказа в отношениях, обратитесь за советом по телефону к специалисту по усыновлению .

Что говорят исследования об усыновленных взрослых и отношениях?

Существует мало исследований о том, какое именно влияние принятие может оказать на будущие отношения людей. Фактически, в настоящее время не существует исследований, чтобы прямо обвинить в проблемах отношений приемных детей их трудоустройство. По всей вероятности, любые проблемы, с которыми усыновленный человек сталкивается в своих отношениях, являются результатом множества факторов: их личных обстоятельств, травм, пережитых на протяжении всей жизни, отношений их приемных родителей и многого другого.

Нельзя сказать, что их размещение вообще не играет роли. Просто хочу сказать, что исследования не могут определить размещение младенца в качестве единственной причины, по которой некоторые приемные дети испытывают трудности с отношениями.

Возьмем, к примеру, одно исследование 2007 года, в котором изучалось влияние усыновления на безопасность привязанности человека и результаты взаимоотношений во взрослом возрасте. Хотя результаты показали, что усыновленные чаще сообщали о небезопасных стилях привязанности, только 7% расхождений можно было отнести к усыновлению ребенка.Вместо этого «самоотчеты о родительских связях были более мощными предикторами» привязанности ребенка, чем статус усыновления.

Короче? Стиль и опыт взаимоотношений взрослых были более тесно связаны с их отношениями с родителями, приемными или другими. Стили привязанности в отношениях были одинаковыми как у усыновленных, так и у не усыновленных.

Другие исследования показывают, что чем более тесные и позитивные отношения складываются между приемной семьей и родной семьей, тем лучше социально-эмоциональные результаты усыновленного.American Adoptions известно, что открытое усыновление лучше всего подходит для всех членов триады, но это исследование показывает, что оно положительно влияет на результаты развития усыновляемого и, в свою очередь, на их будущие отношения.

Что могут сказать усыновленные о своих проблемах в отношениях?

Хотя исследования могут не указать на связь между проблемами отказа от усыновления и отношениями, анекдоты продолжают существовать.

Все усыновленные индивидуальны, и никто не знает истории усыновления так, как человек, которого больше всего пострадали.Некоторые приемные дети считают, что проблемы в отношениях с приемными детьми связаны с их размещением в приемных родителях. Поскольку опыт каждого приемного ребенка уникален, он вполне может быть прав в своей ситуации.

Если вы считаете, что имеете дело с проблемами отношений усыновленного взрослого, вы можете найти утешение в рассказах других людей. Помните: несмотря на то, что опыт приемного ребенка отличается от вашего, их опыт все еще действителен .

Проблемы, связанные с приемными детьми и интимными отношениями, часто считаются результатом исходной травмы, полученной в результате разлучения с биологической матерью.Некоторые усыновленные и исследователи предполагают, что, когда младенец разлучается с женщиной, с которой они связаны, на девять месяцев в утробе матери, это влияет на их будущие стили привязанности.

Фактически, приемная мать Нэнси Верриер в книге «Первичная рана: понимание усыновленного ребенка» предполагает, что после разлучения с биологической матерью приемная мать «узнала, что окружающая среда враждебна, мать может исчезнуть, а любовь может быть лишена. . » Она предполагает, что этот опыт влияет на будущие отношения приемного ребенка со своими биологическими родителями и другими значимыми людьми в будущем.

Другие аспекты усыновления, которые могут повлиять на ваши нынешние и будущие отношения?

  • Низкая самооценка: Хотя нет никаких доказательств того, что усыновление вызывает низкую самооценку, некоторые усыновленные действительно испытывают чувство низкой самооценки, когда не знают, почему их биологические родители отправили их на усыновление. Они могут чувствовать себя нежеланными, что может привести к тому, что они будут чувствовать себя недостойными любви в своих будущих отношениях.
  • Страх быть отвергнутым: Некоторые усыновленные по своей природе боятся, что кто-то другой «отвергнет» их из-за нерешенных чувств по поводу решения их биологических родителей об усыновлении.
  • Страх быть брошенным: Некоторые усыновленные, особенно те, которые были усыновлены из приемных семей, могли развить убеждение, что те, кого они любят, со временем покинут их.
  • Страх перемен: Путь к усыновлению полон перемен, независимо от обстоятельств. Некоторые усыновленные не справляются с этим, и это может привести к тому, что они будут дольше оставаться в нездоровых отношениях.

Важно отметить, что эти страхи и эмоции могут возникнуть в любой жизненной ситуации, а не только в результате усыновления.Вот почему многие исследователи считают, что усыновление — это лишь один из аспектов возможных проблем в отношениях человека.

Что вы можете сделать, если вы боретесь с проблемами в отношениях с приемным ребенком?

Знание потенциальных причин проблем в отношениях с приемным ребенком может помочь — или может еще больше запутать вас, особенно если вы все еще не понимаете, откуда берутся ваши страхи в отношениях.

Лицензированный специалист в области психического здоровья может иметь решающее значение в этой ситуации.Мы рекомендуем вам найти психотерапевта, прошедшего курс обучения в сфере усыновления, чтобы разрешить все повторяющиеся проблемы и проблемы в отношениях с усыновленными. Консультант, компетентный в вопросах усыновления, может помочь вам изучить ваши опасения по поводу отношений, разобраться в них и дать полезные советы, как двигаться дальше.

Путь каждого приемного ребенка уникален, и универсального решения не существует. Тем не менее, может быть полезно читать блоги и книги таких же усыновленных, как вы, чтобы получить новые перспективы.

А пока мы рекомендуем вам обратиться за помощью, которая может вам понадобиться.Помните: вы достойны любви, и есть люди, которые будут любить и поддерживать вас, несмотря ни на что. Все, что вам нужно сделать, это попросить о помощи, когда она вам понадобится.

Заявление об ограничении ответственности
Информация, доступная по этим ссылкам, является исключительной собственностью перечисленных в них компаний и организаций. America Adoptions, Inc. предоставляет эту информацию в порядке любезности и никоим образом не несет ответственности за ее содержание или точность.

Влияние усыновления на отношения между братьями и сестрами: опыт и потребности в поддержке вновь образованных приемных семей | Британский журнал социальной работы

Аннотация

Хорошо это или плохо, но важность отношений между братьями и сестрами на протяжении всей жизни широко признана.В этой статье исследуется, как усыновление влияет на отношения между братьями и сестрами в их различных формах. Были изучены дела 374 детей, недавно переданных на усыновление в Уэльс. Анкеты были заполнены девяносто шестью приемными родителями, с которыми была размещена выборка этих детей, и подвыборка из сорока приемных родителей была опрошена . Большинство детей, отправленных на усыновление вместе с братом или сестрой, имеют общую историю жестокого обращения. У многих были сложные, часто конфликтные отношения.Тем не менее, родные братья и сестры в приемном доме также обеспечивали поддержку и комфорт для детей. Новые отношения между братьями и сестрами, созданные путем помещения детей в семьи с уже имеющимися детьми, несли в себе ряд преимуществ и сложностей. У некоторых детей, разлученных с родными братьями и сестрами, были планы на контакт, которые еще не реализовались. Хотя приемные родители часто были полны решимости помочь укрепить связи между братьями и сестрами, созданные и затронутые усыновлением, это обязательство не всегда поддерживалось посредством вмешательства социальной работы.Рассмотрены последствия для практики социальной работы при усыновлении, и предложена структура семейных систем как способ помочь понять динамику братьев и сестер в приемных семьях.

Введение

Отношения между братьями и сестрами являются одними из самых значительных и потенциально важных связей, которые люди имеют в течение своей жизни (Allan, 1979). Обычно формируются в детстве, они, как правило, длятся дольше, чем другие ключевые отношения, такие как отношения с родителями и партнерами, и, как правило, дети проводят больше времени во взаимодействии с братьями и сестрами, чем с близкими людьми (Dunn, 2007).Братья и сестры не только в кровных узах, но и другими способами, например, юридически через усыновление или через семейную близость, например, в приемных семьях. Этот документ проливает новый свет на качество взаимоотношений между братьями и сестрами и опыт в семьях, где ребенок или дети недавно присоединились к семье через усыновление. Он учитывает свежесть мышления, которая необходима для поддержки динамики брака и сестры в приемных семьях.

Доказано положительное влияние братьев и сестер на социальное, эмоциональное и когнитивное развитие детей (см. E.грамм. Азмития и Хессер, 1993; Дауни и Кондрон, 2004), а также устойчивые преимущества, предоставляемые родственной связью. Было показано, что даже в преклонном возрасте братья и сестры являются важным источником взаимной поддержки и товарищества (White, 2004). С социологической точки зрения также отмечается значение родственных отношений в формировании идентичности (Davies, 2014).

Несмотря на множество преимуществ, родственные отношения не всегда гармоничны. Связи между братьями и сестрами можно отнести к ряду противоречивых элементов, включая соперничество, негатив, враждебность и агрессию (Sanders, 2004).Умеренные уровни конфликта в отношениях между братьями и сестрами (когда они смягчаются сопутствующей теплотой) могут быть полезны для детей, помогая развивать социальные навыки, такие как переговоры и компромисс, а также улучшая эмоциональную регуляцию (Stormshak et al. , 1996) . Несмотря на то, что отношения между братьями и сестрами могут быть тяжелыми и характеризоваться периодами конфликта, братья и сестры часто считают свои связи друг с другом связями, объединяющими их на всю жизнь (Ross and Milgram, 1982).

Отношения братьев и сестер вызвали ограниченный исследовательский и практический интерес в сфере защиты детей, часто затмеваемый акцентом на отношениях между опекуном и ребенком (McCormick, 2010; Saunders and Selwyn, 2011).Несмотря на то, что существует множество свидетельств о родственных процессах в так называемых «нормальных» или типичных условиях выращивания, гораздо меньше известно о значении взаимоотношений в контексте неблагоприятных условий. В своем обзоре, посвященном взаимоотношениям братьев и сестер конкретно в условиях жестокого обращения в детстве, Кац и его коллеги (2016) обнаружили скудные доказательства. Было высказано предположение о повышенном значении отношений между братьями и сестрами в контексте жестокого обращения с детьми и ухода вне дома (Shlonsky et al., 2005). Сильная привязанность братьев и сестер может существовать, когда дети подвергаются враждебному, слабому или отсутствующему воспитанию (Bank and Kahn, 1982). Однако пренебрежительное отношение к родителям также может подорвать качество отношений между братьями и сестрами (Милевский и др. , 2011).

Братья и сестры и усыновление

Усыновление изменяет родственные связи ребенка, в том числе связи с братьями и сестрами. Братья и сестры, помещенные вместе для усыновления, должны будут пересмотреть свои отношения в контексте новой семьи.Динамика, существующая в новой приемной семье, будет влиять и зависеть от тех, которые существуют между братьями и сестрами. Дети, помещенные отдельно от братьев и сестер, могут иметь мало или, возможно, совсем не контактировать с братьями и сестрами. Если дети не помещены вместе для усыновления, они перестают иметь законные отношения с родной семьей. Следовательно, любой контакт между приемным ребенком и биологическим братом или сестрой, живущим в другом месте, почти всегда зависит от неформального соглашения между вовлеченными сторонами (Cossar and Neil, 2013).Ребенок, помещенный на усыновление в семью с уже имеющимися детьми, получит новые связи с братьями и сестрами, чтобы изучить их и приспособиться.

В нескольких обзорах рассматривались доказательства помещения братьев и сестер в приемные семьи и / или приемные семьи (см., Например, Hegar, 2005; McCormick, 2010; Jones, 2016). Общее мнение поддерживает мнение о том, что, если нет веской причины для разлучения, большинству детей будет выгодно продолжать жить с братьями и сестрами. Хегар (2005) заметил, что дети, как правило, чувствуют себя не хуже или лучше, когда их помещают с братьями и сестрами.Джонс (2016) пришел к выводу, что данные подтверждают призыв к политикам и практикам продолжать развивать и поддерживать размещение братьев и сестер, когда это отвечает наилучшим интересам детей.

В рамках данной статьи не обсуждается сложная задача, с которой сталкиваются социальные работники при определении того, следует ли брать братьев и сестер вместе в приемные семьи; действующее законодательство поддерживает совместное размещение братьев и сестер, если их разлучение не может быть надлежащим образом оправдано. При принятии решения о том, следует ли размещать братьев и сестер вместе для усыновления, законодательные нормы требуют « всесторонней оценки качества взаимоотношений детей, их индивидуальных потребностей и вероятной способности потенциального усыновителя удовлетворить потребности всех размещаемых братьев и сестер ». вместе »(DfE, 2013).

Братья и сестры, созданные в результате усыновления

Присутствие уже существующего ребенка или детей в приемном доме может усложнить жизнь приемной семьи. Например, данные свидетельствуют о том, что уровень прерывания усыновления выше в семьях, в которых уже родились дети (Wedge and Mantel, 1991; McRoy, 1999). Трудности могут возникнуть в семьях, где родители чувствуют себя ближе к своему рожденному ребенку (Loehlin et al. , 2010) или когда усыновленный ребенок воспринимает это так (Selwyn et al., 2015). Сами рожденные дети могут испытывать трудности при адаптации к новой форме семьи. В исследовании братьев и сестер, находящихся на позднем постоянном размещении (Rushton et al. , 2001), две трети рожденных детей испытывали определенные трудности с адаптацией через двенадцать месяцев после размещения. Филлипс (1999) обнаружил, что реакция рожденных детей на измененную семейную форму зависит от стадии развития ребенка. В отношении новорожденных детей младшего возраста преобладали признаки беспокойства и страха быть брошенными, что угрожало самоощущению детей и их безопасности в семье.Разница в возрасте между существующим (родившимся) ребенком и его приемным братом или сестрой является важным фактором в определении стабильности размещения, и результаты хуже, когда братья и сестры близки по возрасту или когда усыновленный ребенок не является самым младшим в семье (Wedge and Mantel, 1991).

Усыновление и братья и сестры, проживающие в другом месте

В Англии и Уэльсе Закон об усыновлении и детях 2002 года обязывает суды рассматривать договоренности о контактах между детьми, переданными на усыновление, и их родными семьями.В систематическом обзоре Бойл (2017) изучил влияние родовых контактов с семьей на приемных детей. Как приемные родители, так и дети постоянно отмечали важность поддержания контактов с братьями и сестрами. Кроме того, дети хотели больше общаться с братьями и сестрами. Рассматривая опыт прямых контактов между братьями и сестрами после усыновления, Коссар и Нил (2013) выявили ряд сложностей. Планы контактов часто рассматривались как негибкие, с формализованными и нечастыми встречами. Усыновленные дети нуждались в помощи, чтобы разобраться в своих родственных связях; приемным родителям нужна была поддержка в размышлениях о способах общения своего ребенка, в то время как братьям и сестрам, живущим в другом месте (особенно тем, кто остался в биологической семье), нужна была поддержка, чтобы приспособиться к изменениям в отношениях между братьями и сестрами.

На основе данных, полученных в результате национального исследования усыновления, охватывающего весь Уэльс, этот документ исследует влияние усыновления на отношения между братьями и сестрами. В нем излагается то, что известно об изменениях в составе сетей братьев и сестер для детей, недавно помещенных для усыновления, исследуются пути, которыми отношения между братьями и сестрами в их различных формах развивают размещение постов, и рассматривается поддержка, необходимая для укрепления отношений между братьями и сестрами в раннем усыновлении. семейная жизнь. При этом в статье используется теория систем как полезная основа для понимания родственных отношений в более широком контексте.Систему можно определить как серию элементов, которые расположены в некоторой последовательной и устойчивой взаимосвязи друг с другом (Miller, 1965). Системный подход к развитию ребенка рассматривает, как компоненты системы (например, семья) взаимодействуют и соотносятся с действиями и реакциями детей в контексте семейной жизни. Теория семейных систем, в частности, концептуализирует семью как иерархическую структуру, в которой существуют подсистемы, включая пары, родительско-дочерние отношения и отношения между братьями и сестрами, которые сами встроены в более крупные системы, такие как сообщество (Cox and Paley, 1997).Чтобы поддерживать баланс в системе, каждый член семьи реагирует друг на друга способами, определенными соглашениями о взаимоотношениях. Однако эти взаимодействия нельзя полностью понять в отрыве от взаимосвязанных и взаимозависимых отношений между всеми членами системы. Системная концептуализация семей представляет собой важную метафору для понимания развития ребенка как происходящего в контексте, который включает в себя ряд различных основанных на отношениях влияний и взаимодействий.Взаимодействие между отношениями между родителями и детьми и братьями и сестрами может дать ключ к пониманию ключевых аспектов функционирования приемной семьи, а также краткосрочных и долгосрочных потребностей в поддержке.

Исследование усыновления в Уэльсе

В этом исследовании использовался подход смешанных методов для изучения характеристик и опыта детей, недавно помещенных для усыновления в Уэльс в течение тринадцатимесячного периода, с целью рассмотрения потребностей в ранней поддержке и опыта приемных семей, в которые была помещена выборка этих детей. и лучше понять, что помогает этим семьям процветать.Исследование не фокусировалось конкретно на братьях и сестрах; тем не менее, отношения между братьями и сестрами в ранней приемной семейной жизни стали важной подтемой в более широком контексте поддержки, необходимой для укрепления семейных отношений.

Данные исследования были взяты из трех источников:

  1. Отчет об оценке детей для усыновления (CARA) ( n = 374) : записи всех детей, помещенных в были рассмотрены вопросы принятия всеми местными властями (LA) в Уэльсе в период с 1 июля 2014 года по 31 июля 2015 года.Эти записи предоставили информацию о характеристиках, потребностях и опыте всех детей, помещенных в окно исследования.

  2. Анкета для приемных семей ( n = 96) : Новообразованные приемные семьи заполнили анкету через четыре месяца после приема на работу. Анкета собирала информацию об основных характеристиках приемных семей, а также о потребностях в поддержке и мнениях о том, как, по их мнению, продвигается трудоустройство, что идет хорошо в семейной жизни, а также о любых проблемах, которые у них были.Если в семье было несколько детей, переданных на усыновление, родителей просили отвечать на все конкретные вопросы, связанные с детьми, со ссылкой на самого старшего ребенка в усыновлении.

  3. Глубинные интервью с приемными родителями ( n = 40) : Участники были взяты из семей, которые заполнили анкету и согласились связаться с ними для интервью. Собеседования обычно проводились через девять месяцев после начала усыновления.Они были разработаны, чтобы помочь лучше понять ранний опыт и потребности приемных семей.

Набор семей

групп по усыновлению Лос-Анджелеса по всему Уэльсу попросили разослать письма от имени исследовательской группы каждой семье, в которую они поместили ребенка для усыновления, в течение тринадцати месяцев с июля 2014 года. Семьи, желающие участвовать в исследовании, были приглашены ответить на исследователи напрямую. Была использована стратегия непрерывного набора, при этом пригласительные письма должны были прибыть вместе с семьями через несколько недель после начала трудоустройства.Из 118 приемных семей, имеющих право на включение в исследование и которые связались с исследовательской группой, девяносто шесть вернули анкету (процент ответивших 81%). Поскольку в некоторые места размещения входили братья и сестры, помещенные вместе для усыновления, семьи в нашей выборке вопросника фактически содержали 128 из 374 детей, определенных в обзорах CARA. Это составляет чуть более трети (34 процента) всех детей, за которыми ухаживают, в Уэльсе, переданных на усыновление в течение тринадцатимесячного периода. В таблице 1 представлены ключевые характеристики CARA, анкет и интервью.

Таблица 1

Ключевые характеристики CARA, анкет и интервью

23175 23175 9389
. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Пол ребенка
Мужской 205 55 55 169 45 47 49 17 42.5
Детский возраст (при усыновлении)
До 12 месяцев 94 25 94 25 22,5
12–47 месяцев 196 52 42 44 18 45
48 месяцев + 84 30 32.5
Этническая принадлежность ребенка
Белые Британцы 353 94 91 21 6 5 5 2 5
Статус приемника н / д 79 82 31 77.5
Однополая пара н / д н / п 5 5 3 7,5
Однополая пара н / п нет175 12 13 6 15
23175 23175 175
. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Пол ребенка
Мужской 205 55 205 55 5
Женский 169 45 47 49 17 42,5
Детский возраст (при усыновлении)
До 12 месяцев 94 25 24 25 9 22,5
12–47 месяцев 196 52 42 45
48 месяцев + 84 23 30 31 13 32.5
Этническая принадлежность ребенка
Белые Британцы 353 94 91 21 6 5 5 2 5
Статус приемника н / д 79 82 31 77.5
Однополая пара н / д н / п 5 5 3 7,5
Однополая пара н / п нет175 12 13 6 15
Таблица 1

Ключевые характеристики CARA, выборки анкет и интервью

23175 23175 175
. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Пол ребенка
Мужской 205 55 205 55 5
Женский 169 45 47 49 17 42,5
Детский возраст (при усыновлении)
До 12 месяцев 94 25 24 25 9 22,5
12–47 месяцев 196 52 42 45
48 месяцев + 84 23 30 31 13 32.5
Этническая принадлежность ребенка
Белые Британцы 353 94 91 21 6 5 5 2 5
Статус приемника н / д 79 82 31 77.5
Однополая пара н / д н / п 5 5 3 7,5
Однополая пара н / п нет175 12 13 6 15
23175 23175 175
. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Пол ребенка
Мужской 205 55 205 55 5
Женский 169 45 47 49 17 42,5
Детский возраст (при усыновлении)
До 12 месяцев 94 25 24 25 9 22,5
12–47 месяцев 196 52 42 45
48 месяцев + 84 23 30 31 13 32.5
Этническая принадлежность ребенка
Белые Британцы 353 94 91 21 6 5 5 2 5
Статус приемника н / д 79 82 31 77.5
Однополая пара н / д н / п 5 5 3 7,5
Однополая пара н / п нет175 12 13 6 15

Исследование получило этическое одобрение Комитетом по этике университета. Было получено одобрение правительства Уэльса и разрешение на доступ к данным Лос-Анджелеса от руководителей детских служб.Информированное согласие было получено от всех участвующих приемных семей.

Количественные данные были проанализированы с использованием SPSS версии 20. Полностью записанные качественные интервью были тематически проанализированы с использованием NVivo версии 10. Хотя некоторые материалы были закодированы на основе концепций, которые были определены в начале полевых исследований, другие были получены из данных -установленный.

Выводы

Данные, полученные из файлов усыновления (CARA), позволили нам подробно рассказать, что было известно о детях и их родственных связях в семьях, где родились дети.Описательная статистика, касающаяся братьев и сестер, в анкете и выборке интервью также представлена ​​ниже. Рассказывая о своем опыте и потребностях в поддержке в качестве новообразованных приемных семей, родители поделились множеством и разнообразными наблюдениями об отношениях между братьями и сестрами своего ребенка и предполагаемом влиянии на функционирование семьи. Эти результаты, полученные из анкеты и интервью, представлены в следующих измерениях: (i) братья и сестры, помещенные вместе для усыновления, (ii) братья и сестры, рожденные в результате усыновления, и (iii) родные братья и сестры, живущие в другом месте.

Влияние внедрения на родственные сети

Из 374 детей, переданных на усыновление в исследуемый период, 325 (87 процентов), как известно, имели хотя бы одного брата или сестру (полных или полукровных братьев и сестер). Треть всех детей ( n = 122, 33 процента) были переданы на усыновление в составе группы братьев и сестер: пятьдесят пять пар и четыре группы по три человека. Семьдесят один процент этих детей ( n = 86) были размещены с полными братьями и сестрами, а 21 процент ( n = 26) — с братьями и сестрами по материнской линии.Остальные 8 процентов ( n = 10) детей были от одной биологической матери, но отцовство хотя бы одного ребенка в группе братьев и сестер было неизвестно или не раскрыто. Поэтому было невозможно установить, были ли эти дети сводными братьями и сестрами по материнской линии или полными братьями и сестрами. За исследуемый период не было зарегистрировано случаев, когда братьев и сестер по отцовской линии отправляли вместе для усыновления.

Записи CARA показали связь между детьми, помещенными на усыновление как часть группы братьев и сестер, и жестоким обращением ( χ 2 = 62.37, p <0,001; 85 процентов детей, помещенных в группу братьев и сестер, подвергались жестокому обращению или пренебрежению, по сравнению с 43 процентами детей, помещенных индивидуально) и подвергались домашнему насилию до того, как попали под опеку ( χ 2 = 42,37, p <0,001; 60 процентов детей, помещенных в группу братьев и сестер, подвергались домашнему насилию по сравнению с 25 процентами детей, помещенных в индивидуальную группу). Дети, помещенные в группу братьев и сестер, также были старше при размещении, чем те, кто не был (помещен без братьев и сестер, средний возраст при размещении = 1.57 лет, SD = 1,77; размещены с братьями и сестрами средний возраст при размещении = 3,04, SD = 1,93 , t = –7,05, p <0,001).

Тридцать процентов ( n = 29) детей в выборке вопросника ( n = 96) были переданы на усыновление в составе группы братьев и сестер. Было известно, что у 84% детей ( n = 81) есть хотя бы один брат или сестра, проживающая в другом месте. При переезде в приемный дом, в котором содержались уже существующие дети (рожденные и ранее усыновленные), новые отношения между братьями и сестрами были также созданы в двадцати восьми (29%) семьях.В двух семьях были как родные, так и ранее усыновленные. Из сорока семей в выборке для интервью четверть детей (25 процентов, n = 10) были переданы на усыновление в составе группы братьев и сестер, тридцать шесть (90 процентов) имели по крайней мере одно рождение. братья и сестры, проживающие в другом месте, а у третьего (32 процента, n = 13) были новые отношения между братьями и сестрами или отношения, созданные в результате усыновления (включая двух детей, помещенных в приемную семью, которая ранее усыновила биологического брата).В таблице 2 представлены характеристики братьев и сестер в каждой из трех выборок.

Таблица 2

Характеристики братьев и сестер в CARA, анкетах и ​​выборках интервью

. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Размещение в группе братьев и сестер 122 33 29 30 10 25
Родные братья и сестры, живущие в других местах
294 294 294 90
Приемная семья содержит детей н / д * н / д * 28 29 13 32

29 9 .
образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Размещение в группе братьев и сестер 122 33 29 30 10 25
Родные братья и сестры, живущие в другом месте
294
294 90
В приемной семье есть уже существующие дети н / д * н / д * 28 29 13 32
Таблица 2

характеристики, связанные с Сиблингом , образцы анкеты и интервью

. образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Размещение в группе братьев и сестер 122 33 29 30 10 25
Родные братья и сестры, живущие в других местах
294 294 294 90
Приемная семья содержит детей н / д * н / д * 28 29 13 32

29 9 .
образец CARA ( n = 374)
.
Образец анкеты ( n = 96)
.
Пример интервью ( n = 40)
.
. n . % . n . % . n . % .
Размещение в группе братьев и сестер 122 33 29 30 10 25
Родные братья и сестры, живущие в другом месте
294
294 90
В приемной семье есть уже существующие дети н / д * н / д * 28 29 13 32

Братья и сестры размещены вместе для усыновления

Родители с братьями и сестрами, помещенными вместе для усыновления, часто делали неожиданные наблюдения о динамике братьев и сестер в контексте новой приемной семейной жизни.Сообщалось, что отношения между братьями и сестрами включают в себя ряд положительных элементов, в том числе дружеские отношения, уверенность и комфорт. Считалось, что эти характеристики особенно важны для детей, когда они сталкиваются с незнакомыми или провоцирующими тревогу ситуациями. Одна мать заметила, как ее сын учился у своей младшей сестры, как приспособиться к приемной семейной жизни. Дети также гордились друг другом и защищали друг друга. Некоторым удавалось конструктивно играть вместе, хотя часто и под присмотром родителей.Иногда родители рассказывали, как их воодушевили очень позитивные изменения в отношениях между братьями и сестрами с тех пор, как они жили вместе как приемная семья:

Он добился значительного прогресса в отношениях со своим братом. Я очень много над этим работал. Раньше они не общались, не разговаривали друг с другом и даже не смотрели друг на друга, а теперь они будут играть, правильно играть, а не просто параллельно, и это действительно приятно.

Однако амбивалентный характер родственных связей также наблюдали родители, при этом большинство из них подробно рассказывало о сложностях, очевидных во взаимоотношениях между их детьми.Неожиданный уровень разногласий между братьями и сестрами и предполагаемая вредная динамика между детьми вызвали особую озабоченность родителей. Сообщается, что отношения нескольких братьев и сестер характеризовались ревностью, зачастую очень сильной. Усыновители описали жестокую конкуренцию за родительское внимание между их детьми, некоторые из которых были глубоко обеспокоены временем, указанным братом или сестрой: «Оливер [старший брат] пытался выселить Джека [младшего брата], когда они приехали сюда. Он был так ревнив … он все время говорил мне: «Я не хочу, чтобы Джек был здесь».’

Родители также описывали детей, расстроенных тем, как они воспринимали своих (обычно младших) братьев и сестер, которые легче приспособились к приемной семейной жизни, особенно когда считалось, что у ребенка сложилась более прочная связь со своими приемными родителями. Были случаи, когда дети старшего возраста изо всех сил пытались осмыслить тот факт, что забота и внимание, проявляемые к младшему брату или сестре в приемном доме, не были предоставлены им в том же возрасте:

Эдварду действительно сложно понять, насколько хорошо Гарри (младший родной брат), нашему двухлетнему ребенку, потому что он знает, что у него не было той же жизни и таких же возможностей, и поэтому ему нравится тот факт, что они в безопасности, здоровы и процветают, но это тоже бросает ему вызов .

Физическая агрессия, проявленная между детьми, вызвала особую обеспокоенность родителей, поскольку сообщалось, что братья и сестры набрасываются друг на друга. Тем не менее, насилие иногда объяснялось родителями в контексте описания эмоционально нерегулируемых детей, борющихся с межличностными отношениями в целом, которые также направляли разочарование и агрессию на других, включая родителей, сверстников и даже домашних животных. Обеспокоенность по поводу потребности детей контролировать ситуацию, особенно во время игр братьев и сестер, была повторяющейся темой, дети описывались как неспособные идти на компромисс и сотрудничать:

Стейси — босс, и она ожидает, что сможет все время контролировать … Ей нужно держать все под контролем, но они оба контролируют, очень контролируют.И я думаю, что, вероятно, в прошлом она сохраняла этот контроль, и Фредди [младший брат] соглашался с этим, но теперь он фактически говорит «нет».

На собеседовании три группы усыновителей конкретно упомянули о проблемах, с которыми они столкнулись как недавно сформированная семья, столкнувшись с родительским поведением старшего брата или сестры. Концепция «парентификации» возникла из теоретических ориентиров в рамках структурной семейной терапии (Минучин и др. , 1967), в которой дети принимают поведение, которое считается несоответствующим их возрасту и роли в семье.Родители рассказали о своих трудностях в достижении положения в приемной семье, поскольку дети изо всех сил пытались отказаться от ответственности за младшего брата или сестру. Хотя родители знали, что их ребенок взял на себя ответственность за младшего брата или сестру, живя в прошлых пренебрежительных обстоятельствах, они не были готовы к тому, как эта динамика будет продолжаться в приемной семье:

Что касается ее отношений с Райаном [младшим биологическим братом или сестрой] ], Кейси как бы хотела стать его матерью с самого начала, поэтому между ней и мной возник некоторый конфликт относительно того, кто будет мамой в доме … она пыталась просто убедиться, что она и Райан в безопасности, я думаю , и вы знаете, что она очень внимательно относилась к ситуации.

Хотя отношения между братьями и сестрами, помещенными вместе для усыновления, в целом считались скорее конфликтными, чем приятными, родители, тем не менее, отметили и оценили глубокую связь и привязанность, очевидные между их детьми. Среди родителей было широко распространенное мнение, что, несмотря на сложности в поведении братьев и сестер, возможность для их детей укрепить значимые отношения путем совместного взросления чрезвычайно важна.

Братья и сестры, рожденные в результате усыновления

Для некоторых родителей мотивация усыновления была вызвана желанием предоставить существующему ребенку брата или сестру.Рассматривая свои собственные близкие отношения с братом или сестрой, некоторые родители сказали, что они хотят, чтобы их ребенок наслаждался таким же опытом братьев и сестер. Чтобы помочь создать «наилучшее соответствие» существующему ребенку, усыновители объяснили, как они тщательно продумывали характеристики и опыт, на которые они надеялись или надеялись избежать, в любом ребенке, помещенном с ними для усыновления. Следовательно, ожидания новых родственных отношений в некоторых приемных семьях были высокими:

Мы хотели двухлетнего ребенка.Из-за разницы в возрасте [с рождением ребенка] мы не хотели большой разницы в возрасте … мы очень рано решили, что хотим девочку, потому что Софи [биологический ребенок] хотела сестру … нам нужно было иметь ребенка это было социальным, потому что Софи уже вела общественную жизнь, и жизнь не может остановиться … ребенок с физическими недостатками был бы проблемой … бремя ухода, очевидно, в конечном итоге перешло бы на Софи.

В нашей анкете, через четыре месяца после трудоустройства, родителей спрашивали, как существующие в семье дети приспосабливаются к появлению нового брата или сестры.По сообщениям, из 21 семьи с биологическими детьми, живущей дома, почти половина (48 процентов, n = 10) столкнулась с некоторыми трудностями. Также были выявлены трудности у пяти из девяти ранее усыновленных детей. В семьях, где новообразованные отношения между братьями и сестрами, как считалось, развивались гладко, родители положительно отзывались о растущей привязанности и близости, очевидной между их детьми. Дети наслаждались общением и предпочитали проводить время вместе: «Отношения между братьями и сестрами, кажется, складываются хорошо.Они ищут друг друга и демонстрируют удовольствие в обществе друг друга ».

Эти родители описали ссоры и соперничество между детьми в контексте в целом позитивной динамики отношений между братьями и сестрами. Однако усыновители считали это типичным поведением братьев и сестер, с которым они, как родители, учились справляться. Когда отношения между братьями и сестрами считались ненадежными, родители, как правило, были более громкими. Обсуждая свои проблемы и ранние потребности в поддержке в связи с усилиями по гармонизации отношений между братьями и сестрами, сложившимися в результате усыновления, родители описывали детей, которые были очень обеспокоены изменившейся формой семьи.Были сообщения о том, что существующие дети чувствовали зависть, смущение и перемещение, поскольку они изо всех сил пытались приспособиться к семейной жизни с новым братом или сестрой. По словам родителей, было оказано очень мало поддержки в том, чтобы помочь семье разрешить сложности, очевидные в новых и развивающихся отношениях между братьями и сестрами. Некоторые надеялись, что обещания поддержки сбудутся. Специальная подготовка и руководство по интеграции детей в семью обычно не проводились, хотя несколько усыновителей предположили, что это могло бы помочь.Время от времени родителям рекомендовали использовать книги с существующими детьми, но процесс оценки не особенно помогал в подготовке существующих детей в семье:

Во время нашего процесса оценки социальный работник сидел и говорил с ними: «Что бы ты делаешь с младшей сестрой? »« Пинай это », — был ответ. Следующий ответ: «Сбрось ее с лестницы», два типичных мальчика «избили ее». Так что да, в начале были разговоры о том, чтобы поработать с ними один на один, познакомить с этим и исследовать их чувства, но ничего из этого не произошло.

Для нескольких семей проблемы в поддержании позитивных отношений между братьями и сестрами возникли еще до того, как началось усыновление. По словам родителей, возможность эффективно подготовить существующего ребенка к появлению нового брата или сестры была скомпрометирована характером процесса усыновления. Несмотря на то, что они были связаны (а иногда даже совпадали) с ребенком, неуверенность, связанная с тем, когда (и будет ли) размещение, означала, что родители не хотели продолжать говорить со своим ребенком о своем потенциальном новом брате или сестре из опасения, что размещение может не материализоваться.Хотя родителям иногда советовали, что существующие дети будут адаптироваться во многом так же, как дети, с появлением родного брата или сестры, родители отметили, что неопределенность, связанная с приемным размещением, создает гораздо менее предсказуемый опыт, чем для семей, готовящихся к рождению. прибытие новорожденного:

Мы знали, что предоставление нашему сыну нового брата или сестры будет для него проблемой. Социальные работники просто сказали, что он приспосабливается, как родной брат или сестра, но мы чувствуем, что ситуация другая, потому что это скорее внезапное воздействие, поэтому это преувеличено.Мы помогаем ему пройти через это, и с каждым днем ​​он все больше принимает свою новую сестру, но я думаю, что это займет много времени. Вот для чего нам нужна была поддержка.

Родители также предположили, что потребности существующих детей иногда игнорировались из-за озабоченности (социальных работников и родителей) получением вещей «именно так» к появлению усыновленного ребенка. Интродукции были определены как особенно трудное время для существующих детей . Часто родители отсутствовали дома на длительные периоды времени, поскольку они следовали интенсивной программе тщательно спланированных посещений своего нового ребенка.Размышляя над этим опытом, некоторые родители думали, что дети, уже живущие в доме, оказались в стороне во время перехода их нового брата или сестры в приемный дом. У некоторых родителей было ощущение, что, соглашаясь на приемную семейную жизнь, они теперь хотели, чтобы они лучше учитывали потребности семьи в целом. Это должно было включать в себя более четкую направленность на воспитание положительного опыта между детьми в раннем возрасте, чтобы помочь укрепить новые отношения между братьями и сестрами.Одна мать, чей биологический сын месяцами боролась с появлением приемной сестры, подумала:

Мы были очень подготовлены к тому, как осуществить переход из приемной воспитательницы сюда для Кайлы, и нам пришлось придерживаться ее распорядка. … Держи ее время сна и ужина таким же. Зак (биологический ребенок) был взволнован и громок. «Зак, тише, Кайла спит». Я думаю, что сначала мы сделали это слишком сложно для него, но мы просто хотели, чтобы все было идеально для Кайлы, и, как следствие, у Зака ​​на самом деле была грубая сделка … очень рано он сказал: «Скучно иметь ребенка, когда ему говорят, чтобы он был все время тихо, и я не могу бегать и кричать ».

Обеспокоенность по поводу дестабилизации ранее усыновленных детей также высказывалась родителями из опасений, что размещение брата или сестры может расстроить детей, вызывая беспокойство по поводу их собственной идентичности и чувства принадлежности к семье. Это было особенно верно в одном случае, когда ребенок, переданный на усыновление, был половинным родным братом существующего усыновленного ребенка.

Другие факторы, которые способствовали тому, что существующие дети чувствовали себя перемещенными, включали их изменение положения в порядке рождения в приемной семье и исключительное время, которое родители проводили со своим недавно принятым братом или сестрой: «Тайлер (биологический ребенок) не любит школу — ему пришлось ходить в школу каждый день, а я был дома с Харви, для него это была ужасная мысль.’

Братья и сестры, живущие в другом месте

Четверть ( n = 23, 24 процента) из 81 ребенка в выборке вопросника, с братьями и сестрами, проживающими в другом месте, имели планы усыновления для личного контакта по крайней мере с одним братом или сестрой. Контакт с братьями и сестрами в почтовых ящиках был предложен для еще одной трети детей ( n = 31, 32 процента). Во время интервью родители горячо говорили о важности для их ребенка поддерживать значимый контакт с родными братьями и сестрами.Были высказаны некоторые амбициозные и, возможно, нереалистичные идеи о том, как может работать контакт:

Я готов к личному контакту [с братом или сестрой и его семьей]. Вы знаете, неформально, встречаемся в парке один или, может быть, даже два раза в год… мы все станем большой семьей… Я просто мог представить, как мы все собираемся вместе на барбекю или пикник где-нибудь.

Несмотря на наличие планов, некоторые усыновители не хотели, чтобы их ребенок сохранял контакт с родным братом или сестрой из соображений безопасности.Некоторые старшие братья и сестры, живущие в другом месте, находились в непосредственном контакте с биологической семьей. Все приемные семьи нуждались в помощи Лос-Анджелеса, чтобы облегчить запланированный личный контакт с братьями и сестрами, живущими в другом месте, большинство из которых находились на долгосрочном попечении или были также усыновлены. Несколько родителей рассказали, что они неоднократно побуждали социальных работников поддерживать связь с семьями, в которых проживали родные братья и сестры, чтобы можно было договориться о контакте. Несмотря на обещания сделать это, обычно этого не происходило.На собеседовании (обычно через девять месяцев после трудоустройства) только пять детей видели брата или сестру, живущую в другом месте с момента переезда в свой приемный дом. По словам родителей, посещения были организованы при минимальном надзоре или поддержке со стороны социальной работы. Хотя усыновители утверждали, что контакт был важен для их ребенка, четверо столкнулись с осложнениями, вызванными плохим планированием и подготовкой. Родители отметили явное отсутствие поддержки для всех участников:

Мы не чувствуем, что Джо [брат и сестра в приемной семье] вообще был готов к контакту… Адам [приемный ребенок] сказал ему: «Джо, я собираюсь называться Адам [приемная фамилия], я увижу мудрого судью, мое имя изменится ».Джо сказал: «Тебя зовут Адам [фамилия при рождении], и не забывай это». Не могу поверить, насколько неподготовленным был Джо в своем понимании. У него есть потенциал нанести большой вред нашему сыну, и мы не готовы этого допустить.

Считалось, что пара детей, которые раньше жили с братьями и сестрами, но теперь жили одни в семье без других детей, изо всех сил пытались адаптироваться к семейной жизни в качестве единственного ребенка. Одна мать описала свою дочь как «отчаянно одинокую». Несмотря на то, что дети были физически разлучены с родными братьями и сестрами, некоторые родители знали об их психологическом присутствии в повседневной жизни детей:

Меган [старший брат или сестра, живущая в другом месте] — очень, очень важная фигура в ее жизни … когда Джессика играет в куклы, она не мама, она старшая сестра.И я пытался сказать ей: «Это не так, милая, старшая сестра не заботится о младшей сестре, ты должна быть мамой, мумии заботятся о младенцах». Но, конечно, у нее искаженное видение реальности, потому что она думает, что если у вас есть старшая сестра, ваша старшая сестра заботится о вас.

Обсуждение

Психологические, межличностные и этические последствия, связанные с решением, определенным государством поддерживать, разрушать и / или создавать родственные связи посредством усыновления, нельзя недооценивать.Обязательство и настоятельная необходимость помочь усыновленным детям развиваться как можно лучше благодаря полноценным и значимым отношениям между братьями и сестрами, вероятно, должны лежать в основе хорошей практики социальной работы при усыновлении. Тем не менее, о тех детях, которые недавно были переданы на усыновление из британской системы опеки, мало что известно о поддержке, в которой они нуждаются или которую они получают, чтобы помочь им приспособиться и процветать в свете их реформированных родственных связей. Наши результаты этого исследования вносят новый вклад в устранение этого пробела в знаниях и понимании.Очевидно, что приемные родители хорошо осведомлены о многих сложностях во взаимоотношениях своих детей и братьев и сестер. Также очевидно, что родители привержены поддержанию, укреплению или помощи в установлении значимых отношений между братьями и сестрами, которые могут поддерживать детей на протяжении всей их жизни. Однако многие не знали и не были готовы к столкновениям братьев и сестер. Родители, которые участвовали в нашем исследовании, хотели помочь укрепить родственные связи, созданные и / или затронутые усыновлением, но часто чувствовали себя без поддержки в их поисках.

Трудности в существующей и изменяющейся динамике между братьями и сестрами, помещенными вместе для усыновления, часто вызывали удивление и беспокойство родителей. Однако, если рассматривать их в более широком контексте усыновления и зная их опыт до усыновления, эти трудности, возможно, можно было бы лучше предвидеть как часть подготовки к усыновлению и планов по поддержке всей семьи.

Агрессия, проявляемая между детьми, помещенными вместе для усыновления, могла возникнуть из-за их раннего неблагоприятного опыта и из-за жизни в среде, где просоциальное моделирование было ослаблено (Linares, 2006).Большинство братьев и сестер, взятых вместе для усыновления в нашем исследовании, подвергались домашнему насилию в своей биологической семье. Подверженность насилию в семейном доме является признанным фактором риска агрессии со стороны братьев и сестер (Hetherington et al. , 1999). Конечно, насилие со стороны братьев и сестер также характерно для многих семей, где дети не переживали невзгоды.

Неудивительно, что братья и сестры с трудным общим ранним опытом могут проявлять контролирующее и родительское поведение.Пытаясь оставаться в безопасности и чувствовать себя более уверенными в своей заботе и защите, некоторые дети, подвергшиеся жестокому обращению, стремятся помешать опекунам контролировать себя, демонстрируя контролирующее поведение (Howe, 2009). По иронии судьбы, некоторые из проблем братьев и сестер, о которых рассказывали родители в приемной семейной жизни, были той самой динамикой, которая могла помочь успокоить и, возможно, защитить детей, когда они жили в родной семье или в приемных семьях.

Практикующие могут найти ценность в рассмотрении структуры семейных систем при поиске объяснений того, почему некоторые приемные семьи испытывают трудности с управлением аспектами отношений между братьями и сестрами после размещения.Развитие адаптивной, гибкой семейной системы может быть поставлено под угрозу в контексте детей, чьи роли в предыдущих семейных структурах не соответствовали их возрасту, месту в семье и психологическим ресурсам. Значительные терапевтические усилия могут быть с пользой направлены на создание условий или вмешательство в укрепление здоровых отношений между братьями и сестрами, возникшими в результате усыновления. В крайнем случае, следует уделять пристальное внимание потребностям семей, в которых выявлены неразрешимые конфликты между братьями и сестрами и соперничество, которые могут представлять угрозу стабильности размещения.

Точно так же неудивительно, что на существующих детей в семье повлияет новый ребенок, прибывающий в их дом, и что установление новых отношений между братьями и сестрами не обязательно будет происходить естественно или легко. Учитывая ориентированный на ребенка характер практики усыновления, кажется странным, что существующие дети так упускаются из виду при подготовке и постоянной поддержке новых усыновлений. Наше исследование поднимает важные вопросы о том, как лучше всего обеспечить адекватную подготовку и раннюю поддержку приемных семей.Как социальные работники могут помочь наладить хорошие отношения между братьями и сестрами, когда существующие дети чувствуют себя смущенными и перемещенными? Родители описали интенсивный процесс усыновления, который был сосредоточен почти исключительно на приемных детях за счет других детей в семье. Включение точек зрения социальных работников выходило за рамки нашего исследования. Вполне возможно, что они придерживаются другого взгляда на поддержку, необходимую и / или предоставляемую для усиления родственных облигаций при раннем усыновительном размещении. Тем не менее, необходимы дополнительные исследования политики и профессиональной практики, чтобы можно было добиться более тесного согласования с потребностями в поддержке, связанными с братьями и сестрами, как это было определено вновь образованными приемными семьями.

Практика усыновления четко признает важность того, чтобы дети поддерживали контакт с родными братьями и сестрами, а механизмы поддержки усыновления часто прямо ссылаются на планы или пожелания относительно контактов с братьями и сестрами, не живущими с ребенком, переданным на усыновление. Возможности контакта всегда обсуждаются в рамках подготовки потенциальных приемных родителей, вызывая ожидания того, что может быть возможным. Реалии контактов с родными братьями и сестрами, безусловно присутствующие в нашем исследовании, представляют собой гораздо более приземленные встречи, если действительно контакт вообще происходит.После согласования планов личного контакта возникает острая необходимость в обеспечении соответствующего профессионального вмешательства для облегчения и поддержки необходимых мероприятий, включая надлежащую подготовку детей. Кажется правдоподобным, что практика контактов, начатая на раннем этапе усыновления, может помочь укрепить развитие значимых родственных связей. Давно признано, что дети, которые растут отдельно от своих братьев и сестер, и которым не хватает контакта с ними или знаний о них, рискуют лишиться поддержки, предоставляемой отношениями между братьями и сестрами во взрослой жизни (Kosonen, 1996).

В этом исследовании рассматривались потребности в поддержке, связанные с братьями и сестрами, в недавно образованных приемных семьях. Однако для поддержания связи между приемными детьми и их биологическими братьями и сестрами, размещенными в другом месте, необходимы долгосрочные обязательства со стороны социальных работников. Хроносистемный аспект теории систем (например, Palacios, 2009) признает возможность изменения потребности человека в контактах с братьями и сестрами на протяжении всей жизни (соразмерно формированию идентичности). Об этом должны помнить профессионалы.Признавая динамический характер своих психологических потребностей, связанных с контактами между братьями и сестрами (Von Korff and Grotevant, 2011; Walkner and Rueter, 2014), приемным молодым людям может потребоваться более активная поддержка по мере их вступления в подростковый и ранний взрослый возраст.

Несмотря на многие сложности, очевидные во взаимоотношениях между братьями и сестрами, важно обратить внимание на положительную динамику отношений между братьями и сестрами, которая также проявляется во вновь образованных приемных семьях. Нередко отношения между братьями и сестрами характеризовались как положительными, так и отрицательными аспектами.Обсуждая отношения между братьями и сестрами, помещенными вместе для усыновления, и между братьями и сестрами, созданными посредством усыновления, родители говорили о тепле и привязанности, очевидных между их детьми. В частности, родные братья и сестры были источником утешения и утешения друг для друга. Дети гордились своими братьями и сестрами и защищали их. Они искали друг друга для компании и игры, даже если взаимодействие не всегда было полностью гармоничным. Обнадеживает то, что были также рассказы о том, как аспекты отношений между биологическими братьями и сестрами процветали в контексте жизни приемной семьи.

Результаты нашего исследования говорят о необходимости свежего и новаторского мышления в практике социальной работы, не в последнюю очередь благодаря тому, как фундаментальное значение отношений между братьями и сестрами может быть лучше признано и преобразовано в значимую поддержку приемных детей и их семей. . Решение сохранить вместе, разлучить или создать отношения между братьями и сестрами посредством усыновления следует рассматривать как начало процесса формирования, преобразования или консолидации семьи, который требует постоянной поддержки для всех братьев и сестер и усыновленной семьи.

Хотя важность отношений между опекуном и ребенком широко признана и отражена в современной практике социальной работы в Великобритании, на сегодняшний день важность отношений между братьями и сестрами вызывает значительно меньший интерес. Наши результаты подчеркивают необходимость проведения дополнительных исследований для выявления и понимания того, что работает в поддержке усыновленных детей в налаживании качественных отношений с резидентами и нерезидентами братьев и сестер, а также необходимость лучше осознавать важность таких связей для психологического благополучия.Это поможет обеспечить дальнейший потенциал усыновления для изменения жизни к лучшему.

Благодарности

Исследование финансировалось Health and Care Research Wales, правительственным органом Уэльса, который в консультации с партнерами разрабатывает стратегию и политику для исследований в NHS и социальной помощи в Уэльсе (ссылка на грант: SC-12–04; со-исследователи : Джули Даути, доктор философии; Салли Холланд, доктор философии; Хизер Оттэуэй, доктор философии). Мы искренне благодарим сотрудников групп по усыновлению Лос-Анджелеса в Уэльсе, которые любезно помогли связаться с семьями, а также нашу исследовательскую консультативную группу за их руководство.Мы благодарим семьи, которые приняли участие в этом исследовании, а также Джанет Уитли, Клэр Палмер и Ребекку Энтони за помощь в исследовании .

Список литературы

Аллан

Г.

(

1979

)

Социология дружбы и родства

,

Лондон

,

Джордж Аллен и Анвин

.

Azmitia

M.

,

Hesser

J.

(

1993

) ‘

Почему братья и сестры являются важными агентами когнитивного развития: сравнение братьев и сестер и сверстников »,

Развитие ребенка

,

64

, стр.

430

44

.

Банк

S.

,

Кан

M.

(

1982

)

The Sibling Bond

,

Нью-Йорк

,

Основные книги

.

Бойл

C.

(

2017

)

«Какое влияние оказывает контакт с биологической семьей на детей, усыновленных и находящихся на долгосрочном попечении в приемных семьях? Систематический обзор », Child и

Family Social Work

,

22

(

S1

), стр.

22

33

.

Cossar

J.

,

Neil

E.

(

2013

) ‘

Понимание братьев и сестер: связи и разрывы в контакте после усыновления », Ребенок и

Социальная работа семьи

,

18

(

1

), стр.

67

76

.

Cox

M.

,

Paley

B.

(

1997

) ‘

Семьи как системы »,

Annual Review of Psychology

,

48

, стр.

243

67

.

Дэвис

K.

(

2014

) ‘

Братья и сестры, истории и самость: социологическое значение отношений между братьями и сестрами молодых людей »,

Социология

,

49

(

4

), стр.

679

95

.

Департамент образования (DfE)

(

2013

)

Законодательное руководство по усыновлению

,

Лондон

,

DfE

.

Дауни

Д.

,

Condron

D.

(

2004

) ‘

Совместная игра в детском саду: преимущества братьев и сестер дома »,

Journal of Marriage and Family

,

66

(

2

), стр.

333

50

.

Данн

J.

(

2007

) «Братья и сестры и социализация», в

Grusec

J.

,

Hastings

P.

(ред.),

Справочник по социализации

,

Нью-Йорк

,

Гилфорд Пресс

.

Hegar

R.

(

2005

) ‘

Помещение братьев и сестер в приемные семьи и усыновление: обзор международных исследований »,

Обзор служб для детей и молодежи

,

27

, стр.

717

39

.

Hetherington

E.

,

Henderson

S.

,

Reiss

D.

(

1999

) ‘

Братья и сестры-подростки в приемных семьях: функционирование семьи и адаптация подростков »,

Монографии Общества исследований в области развития детей

,

64

, стр.

1

25

.

Howe

D.

(

2009

) «Влияние историй жестокого обращения и отсутствия заботы на детей в помещениях», в

Schofield

G.

,

Simmonds

J.

(eds),

Справочник по размещению детей

,

Лондон

,

BAAF

.

Джонс

C.

(

2016

) ‘

Отношения братьев и сестер в приемных и приемных семьях: обзор международной исследовательской литературы », Children и

Society

,

30

(4), стр.

324

34

.

Кац

C.

,

Hamama

L.

(

2016

) «Братские отношения в контексте жестокого обращения с детьми: что мы знаем? Каковы направления на будущее? », Trauma , Violence and Abuse Advance Access, опубликовано 20 июля 2016 г., 10.1177 / 1524838016659878.

Kosonen

M.

(

1996

) ‘

Поддержание отношений между братьями и сестрами — игнорируемый аспект в практике ухода за детьми »,

Британский журнал социальной работы

,

26

, стр.

809

22

.

Linares

L.

(

2006

) ‘

Недостаточно изученная форма внутрисемейного насилия: агрессия между братьями и сестрами среди приемных детей »,

Агрессия и агрессивное поведение

,

11

, стр.

95

109

.

Loehlin

J.

,

Horn

J.

,

Ernst

J.

(

2010

) ‘

Изучение близости родителей и детей в приемных семьях »,

Личность и индивидуальные различия

,

48

(

2

), стр.

149

54

.

McCormick

A.

(

2010

) ‘

Братья и сестры в приемных семьях: обзор исследований, политики и практики »,

Journal of Public Child Welfare

,

4

, стр.

198

218

.

Макрой

р.

(

1999

)

Усыновление лиц с особыми потребностями

,

Нью-Йорк

,

Издательство Гарленд

.

Милевский

А.

,

Schlechter

M.

,

Machlev

M.

(

2011

) ‘

Влияние стиля воспитания и вовлеченности в конфликт между братьями и сестрами на отношения между братьями и сестрами в подростковом возрасте »,

Journal of Social and Personal Relationships

,

28

(

8

), стр.

1130

48

.

Миллер

Дж.

(

1965

) ‘

Живые системы: основные концепции », Systems Research и

Behavioral Science

,

10

(

3

), стр.

193

237

.

Minuchin

S.

,

Montalvo

B.

,

Guerney

B.

,

Rosman

B.

,

Schumer

F.

(

1967)

Трущобы

, г.

Нью-Йорк, Basic Books

.

Palacios

G.

(

2009

) «Экология усыновления», в

Wrobel

M. W.

,

Neil

E.

(ред.),

Международные достижения в области исследования усыновления для практики

,

Чичестер

,

Уайли Бэквелл

.

Филипс

N.

(

1999

) ‘

Усыновление брата или сестры: реакции биологических детей на разных стадиях развития »,

Американский журнал ортопсихиатрии

,

69

(

1

), стр.

122

6

.

Росс

Х.

,

Милграм

Дж.

(

1982

) «Важные переменные во взаимоотношениях взрослых братьев и сестер: качественное исследование», в

Lamb

M.

,

Sutton-Smith

B. Life-Span

, Хиллсдейл,

NJ

,

Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс Инк.

.

Раштон

A.

,

Dance

C.

,

Quinton

D.

,

Mayes

D.

(

2001

)

Братья и сестры в позднем постоянном размещении

,

Лондон

,

BAAF

.

Sanders

R.

(

2004

)

Отношения между братьями и сестрами: теория и вопросы практики

,

Бейзингсток, Гэмпшир

,

Палгрейв Макмиллан

.

Saunders

H.

,

Selwyn

J.

(

2011

)

Прием больших групп братьев и сестер: опыт приемных и усыновляющих агентств

,

Лондон

,

BAAF

.

Selwyn

J.

,

Meakings

S.

,

Wijedasa

D.

(

2015

)

Помимо порядка усыновления: проблемы, вмешательства и нарушение усыновления

,

Лондон

,

BAAF

.

Shlonsky

A.

,

Bellamy

J.

,

Elkins

J.

,

Ashare

C.

(

2005

) ‘

Другой родственник: установление курса для исследований, политики и практики с братьями и сестрами в приемных семьях »,

Обзор служб для детей и молодежи

,

27

, стр.

697

716

.

Stormshak

E.

,

Bellanti

C.

,

Bierman

K.

(

1996

) ‘

Качество взаимоотношений между братьями и сестрами и развитие социальной компетентности и контроля поведения у агрессивных детей »,

Психология развития

,

32

(

1

), стр.

79

89

.

Фон Корфф

Л.

,

Гротевант

Х.

(

2011

) ‘

Контакт в усыновлении и формировании приемной семьи: посредническая роль семейного разговора

’,

Journal of Family Psychology

,

25

(

3

), стр.

393

401

.

Walkner

A.

,

Rueter

M.

(

2014

) ‘

Статус усыновления и семейные отношения в период перехода к молодой взрослой жизни »,

Journal of Family Psychology

,

28

(

6

), стр.

877

86

.

Wedge

P.

,

Mantel

G.

(

1991

)

Группы братьев и сестер и социальная работа: исследование детей, направленных на постоянное размещение замещающей семьи

,

Олдершот

,

Академическая издательская группа Эйвбери

.

Белый

L.

(

2004

) ‘

Отношения между братьями и сестрами на протяжении всей жизни: панельный анализ »,

Journal of Marriage and Family

,

63

(

2

), стр.

555

68

.

© Автор, 2017. Опубликовано Oxford University Press от имени Британской ассоциации социальных работников.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Статус усыновления и семейные отношения во время перехода к юной зрелости — Experts @ Minnesota

TY — JOUR

T1 — Статус усыновления и семейные отношения во время перехода к юной зрелости

AU — Walkner, Amy J.

AU — Rueter, Martha A

N1 — Авторские права издателя: © Американская психологическая ассоциация, 2014 г.

PY — 2014/12/1

Y1 — 2014/12/1

N2 — Хотя исследования приемных семей увеличились, большинство из них сосредоточено на детстве и подростковом возрасте. Несмотря на известную важность взаимоотношений родителей и подростков, взятых из общего населения, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются такими же, когда приемные подростки вступают в молодую взрослую жизнь.Цель этого исследования, основанного на исследовании взаимодействия и поведения братьев и сестер, заключалась в том, чтобы развить предыдущие исследования для изучения различий в конфликтах, близости и качестве отношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому. Самостоятельные отчеты и независимые наблюдения были собраны у детей, матерей и отцов в позднем подростковом возрасте (диапазон: 14,50–18,49 лет) и в молодом возрасте (диапазон: 18,50–22,49 лет) и проанализированы с использованием повторных измерений внутри субъектов.Хотя у приемных семейных диад были более низкие показатели взаимоотношений, чем у неадоптивных семейных диад, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Используя теорию индивидуации, мы предполагаем, что индивидуация происходит для обоих типов семей, при этом усыновленные сталкиваются с уникальными дополнительными проблемами во время этого процесса, включая интеграцию статуса усыновления, коммуникативность усыновления, поиск информации об усыновлении и отношения с биологическими родителями как возможные факторы, влияющие на этот процесс.

AB — Хотя количество исследований приемных семей увеличилось, большинство из них сосредоточено на детстве и подростковом возрасте.Несмотря на известную важность взаимоотношений родителей и подростков, взятых из общего населения, мы мало знаем о том, как отношения в приемной семье меняются или остаются такими же, когда приемные подростки вступают в молодую взрослую жизнь. Цель этого исследования, основанного на исследовании взаимодействия и поведения братьев и сестер, заключалась в том, чтобы развить предыдущие исследования для изучения различий в конфликтах, близости и качестве отношений между приемными и не приемными семьями во время перехода от позднего подросткового возраста к молодому взрослому.Самостоятельные отчеты и независимые наблюдения были собраны у детей, матерей и отцов в позднем подростковом возрасте (диапазон: 14,50–18,49 лет) и в молодом возрасте (диапазон: 18,50–22,49 лет) и проанализированы с использованием повторных измерений внутри субъектов. Хотя у приемных семейных диад были более низкие показатели взаимоотношений, чем у неадоптивных семейных диад, аналогичные тенденции с течением времени наблюдались для обоих типов семей. Используя теорию индивидуации, мы предполагаем, что индивидуация происходит для обоих типов семей, при этом усыновленные сталкиваются с уникальными дополнительными проблемами во время этого процесса, включая интеграцию статуса усыновления, коммуникативность усыновления, поиск информации об усыновлении и отношения с биологическими родителями как возможные факторы, влияющие на этот процесс.

KW — Подростковый возраст

KW — Усыновление

KW — Семейные отношения

KW — Молодой взрослый

UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=846098&partnerID=80003 9000xK UR 9000xK — http://www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=846098&partnerID=8YFLogxK

U2 — 10.1037 / fam0000020

DO — 10.1037 / fam0000020

M3 — Артикул

C2 9000 — 25223 SCOPUS: 846098

VL — 28

SP — 877

EP — 886

JO — Journal of Family Psychology

JF — Journal of Family Psychology

SN — 0893-3200

ER

IS — 6

Влияние усыновления на семейные отношения [Marripedia]

1.Вложение

Проблемы с привязанностью к родителям часто связаны с возрастом усыновления: дети, усыновленные до того, как им исполнится 12 месяцев, образуют надежную привязанность так же часто, как и не приемные дети, но привязанность усыновленных после 12 месяцев была значительно менее надежной. Однако для этих детей, усыновленных позже, усыновление намного лучше, чем их опека, поскольку у приемных детей, как правило, более неорганизованные привязанности, чем у приемных детей. 1) Более того, для приемных детей, которые входят в свои семьи с неорганизованными привязанностями, возникшими из-за прежних лишений и пренебрежения, большинство из них заметно, хотя и не полностью, через некоторое время в своих приемных семьях. 2)

В одном из опросов 46 процентов приемных детей сообщили, что во время взросления чувствовали себя иначе, чем их приемные семьи. 3) По другому, 68 процентов усыновленных сообщили о таких чувствах. 4) Усыновленные подростки часто проявляют любопытство по поводу того, почему они были отданы на усыновление их биологическими родителями, и хотят узнать о своих биологических семьях. Однако это чувство не обязательно было негативным и не указывало на то, что ребенок чувствовал себя не принадлежащим к семье. 5) В подавляющем большинстве этих случаев присутствует прочная привязанность, даже если она сопровождается чувством различия. Стоит отметить, что, хотя это различие является реальностью, для этих детей это не всегда отрицательная реальность.

2. Поправка к родителям и семье

Исследование, проведенное по заказу Министерства здравоохранения и социальных служб США, показало, что около 87 процентов родителей положительно относятся к усыновлению и приняли бы такое же решение снова усыновить своего ребенка.Только 3% приемных родителей говорят, что они, вероятно, примет или определенно не примут решение об усыновлении снова. 6) Стрессы и негативные переживания, связанные с усыновлением, пропорционально уменьшаются, чем младше ребенок на момент размещения, и, что интересно, более густонаселенная территория, в которой проживает приемная семья. 7) Приемные родители, состоящие в браке, чаще вносят позитивные изменения, чем приемные родители, не состоящие в браке. 8) Большинство родителей глубоко благодарны за то, что усыновили ребенка, и обогатились им. 9)

Общение между родителями и детьми является дополнительным доказательством преимуществ усыновления. Исследование 450 подростков показало, что приемные дети более позитивно общаются и имеют более позитивные отношения со своими родителями, чем биологические дети. По оценкам, в Соединенных Штатах более 90 процентов приемных детей в возрасте от 5 лет и старше проявляют положительные эмоции по поводу своего усыновления и воспитываются любящими приемными родителями. 10) Однако есть исключения из этого высокого уровня общения, в основном из-за конфликта между родителями и детьми в подростковом возрасте. 11)

Родители, которые не чувствовали себя близкими со своими приемными детьми, называли такие причины, как трудности ребенка с обучением, эмоциональную неискренность и поведенческие проблемы, а также свое собственное чувство того, что ребенок отвергает их. 12) Эти трудности чаще возникают, когда происходит усыновление, не в младенчестве, а в более позднем детстве, поскольку усыновленным позже детям, как правило, трудно приспособиться к новому дому. 13) Усыновленные с особыми потребностями (включая тех, кто испытал пренебрежение, жестокое обращение или несколько опекунов до усыновления) также значительно чаще испытывают трудности с приспособлением к своему новому дому или чаще испытывают отказ от усыновления, чем усыновленные без специальных потребности. 14)

В целом, чем старше ребенок на момент усыновления, тем больше у него особых потребностей и тем больше потребность в родительском постоянстве, гибкости и вовлеченности. 15) Стоит отметить, что приемные родители реже разводятся. 16)

Более того, чем больше в доме приемных детей, тем больше вероятность того, что усыновление будет положительным и стабильным, хотя слишком большое количество детей в доме несколько снижает это. 17) Однако ни наличие биологических детей в приемной семье, ни порядок усыновления не имеют большого — если вообще есть — влияния на приемного ребенка или приемных родителей, особенно в случае раннего усыновления. 18)

3. Приемная мать

Согласно теории привязанности, дети формируют надежную привязанность к чувствительным, отзывчивым и предсказуемым опекунам. Это справедливо и при усыновлении. Надежность привязанности усыновленного во взрослом возрасте во многом зависит от его восприятия любви и заботы приемных родителей о нем. 19) Неудивительно, что чувствительность приемной матери сильно влияет на развитие приемной матери. 20)

Наличие надежной истории привязанности способствует социальной компетентности ребенка и его способности общаться с другими. Самовосприятие безопасных (или незащищенных) детей повысит или уменьшит их способность к психологическому функционированию. 21) Хотя это нормальный образец привязанности для детей со своими биологическими матерями, этот процесс не менее важен для успешного исхода усыновления, как показывают следующие результаты.

Еще в младенчестве дети развивают способность формировать привязанности и узнавать разных людей. Большинство из них к шести месяцам отдают предпочтение одному конкретному человеку; к девяти месяцам привязанность углубляется, и они могут различать незнакомые люди и знакомые лица. По достижении возраста от 12 до 14 месяцев у них развиваются прочные связи со своими «основными фигурами привязанности» — обычно со своими биологическими матерями. 22)

Когда детей усыновляют позже младенческого возраста, между матерью и усыновленным ребенком возникает некоторое напряжение.Несмотря на такие трудности, наличие приемной матери очень полезно для этих детей, потому что приемные матери проводят со своими детьми больше времени, чем матери в любой другой структуре семьи, включая матери в неповрежденных семьях. 23) Чем больше времени мать проводит со своим ребенком, тем более чувствительной она может быть, в результате чего выяснилось, что увеличение времени, проведенного с ребенком, связано с более высоким баллом НА ДОМУ (балл, который указывает на богатый и позитивный дом. среда). 24) Чувствительность, которую проявляет мать при взаимодействии со своим ребенком с младенчества и до того, как ребенок заканчивает дошкольное учреждение, оказалась единственным величайшим предиктором социальных навыков и поведения детей на протяжении всего детства. Чем выше чувствительность матери, тем лучше будет результат у ребенка. Все другие предикторы, включая семейное окружение, социально-экономический статус, образование матери и качество ухода за детьми, были менее последовательными предикторами. 25)

Чеджзи Смит-Маккивер, профессор социальной работы в Университете Иллинойса в Чикаго, определил частоту, с которой приемный родитель думает о ребенке, когда они разлучены, как о важной переменной удовлетворенности семьи усыновлением. 26) Другими словами, чем больше родитель думает о своем ребенке — форме привязанности к ребенку, — тем больше вероятность, что усыновление принесет удовлетворение всем.

Другое исследование иллюстрирует это иначе. Марта А. Рейтер, профессор семейных социальных наук в Университете Миннесоты, вместе со своими коллегами обнаружила, что всякий раз, когда появлялись доказательства «менее теплого, поддерживающего общения в приемных семьях по сравнению с неприемными семьями», единственная статистически значимая разница в Семейные взаимодействия между двумя семейными структурами были восприятием усыновленного-подростка его общения со своей приемной матерью. 27)

4. Результаты для родной матери

Лучше не только приемные дети, но и их биологические матери, которые отдают их на усыновление. У них есть стремление к высшему образованию, они с большей вероятностью закончат школу, с меньшей вероятностью будут жить в бедности или получать государственную помощь, с меньшей вероятностью разойдутся и с меньшей вероятностью снова забеременеют вне брака. 28)

Одно исследование показало, что матери-подростки, которые отказываются от своих детей для усыновления, с большей вероятностью будут трудоустроены через 12 месяцев после рождения.В том же исследовании было обнаружено, что матери-подростки, которые содержат и воспитывают детей, зачатых вне брака, с большей вероятностью зачат повторно в течение трех лет после их первых родов, но не имеют значительно большей вероятности родить второй раз, что позволяет предположить, что они с большей вероятностью прервут аборт. второй ребенок, чем те подростки, которые отказываются от своих детей. Кроме того, матери, отдавшие своих детей на усыновление, не испытывали никаких дополнительных социальных или психологических проблем. 29)

1) Линда ван ден Дрис, Фемми Джуффер, Маринус Х.ван Эйзендорн и Мариан Дж. Бакерманс-Краненбург, «Укрепление безопасности? Мета-анализ привязанности у приемных детей », . Обзор служб для детей и молодежи 31, (2009): 415. 2) Линда ван ден Дрис, Фемми Джуффер, Маринус Х. ван Эйзендорн и Мариан Дж. Бакерманс-Краненбург, «Обеспечение безопасности? Мета-анализ привязанности у приемных детей », . Обзор служб для детей и молодежи 31, (2009): 417. 3) , 5) Дэвид Хоу, «Возраст при размещении, опыт усыновления и контакты взрослых приемных людей со своими приемными и биологическими матерями: перспектива привязанности», Attachment & Human Development 3 (2), (2001): 229. 4) Дэвид Хоу и Джулия Фист, «Долгосрочный результат воссоединения взрослых усыновленных людей и их биологических матерей», Британский журнал социальной работы 31, (2001): 355. 6) D.E. Джонсон, «Усыновление и влияние на развитие детей», Early Human Development 68, (2002): 40. 7) Томас Макдональд, Дженнифер Пропп и Кимберли Мерфи, «Постадактический опыт: ребенок, родитель и семья, предикторы адаптации семьи к усыновлению», Лига защиты детей Америки 80 (1), (2001): 88. 8) Томас Макдональд, Дженнифер Пропп и Кимберли Мерфи, «Постадактический опыт: ребенок, родители и семья, предикторы адаптации семьи к усыновлению», Лига защиты детей Америки 80 (1), (2001): 86-88. 9) Джоан Ф. Гудман и Стейси Ким, «Американское усыновление индийских детей из приюта матери Терезы: родители», Adoption Quarterly 3, (1999): 5-27
Аллен Фишер, «Все еще не так хорошо, как иметь собственный? К социологии усыновления », Annual Review Sociology 29, (2003): 339.
Министерство здравоохранения и социальных служб США, «Усыновление в США: таблица на основе национального опроса приемных родителей 2007 года», С. Вандивер, К. Мальм и Л. Радел (2009). Доступно на http://aspe.hhs.gov/sites/default/files/pdf/75911/index.pdf. 10) American Adoptions, «Статистика усыновления», доступно по адресу https://www.americanadoptions.com/pregnant/adoption_stats.
Маргарита Ланц, Рафаэль Яфрате, Роас Роснати и Юджиния Скабини, «Общение между родителями и детьми и самооценка подростков в разлученных, межгосударственных приемных семьях и неповрежденных семьях без усыновления», Journal of Adolescence 22 (6), (1999): 789 . 11) M.A. Rueter, M.A. Keyes, W.G. Iacono и M. McGue, «Семейные взаимодействия в приемных семьях по сравнению с не приемными семьями», Journal of Family Psychology 23 (1), (2009): 62-63. 12) C.A. Рис и Дж. Селвин, «Усыновление младенцев из-под опеки: уроки для защиты детей», Ребенок: уход, здоровье и развитие 35, (2009): 563. 13) Томас Макдональд, Дженнифер Пропп и Кимберли Мерфи, «Постадактический опыт: ребенок, родители и семья, предикторы адаптации семьи к усыновлению», Лига защиты детей Америки 80 (1), (2001): 86. 14) Информационный портал по вопросам защиты детей, «Пост-юридические услуги по усыновлению детей с особыми потребностями и их семей: проблемы и извлеченные уроки» (Вашингтон, округ Колумбия: Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2005 г.), 1.
Дэвид М. Бродзинский, «Долгосрочные результаты усыновления», Будущее усыновления детей 3 (1), (1993): 159. 15) Памела Кларк, Салли Тигпен и Эми М. Йейтс, «Интеграция приемных детей старшего возраста / детей с особыми потребностями в семью», Журнал супружеской и семейной терапии 32 (2), (2006): 190. 16) Национальный комитет по усыновлению, «Родители, не состоящие в браке сегодня» (25 июня 1985 г.). 17) Томас Макдональд, Дженнифер Пропп и Кимберли Мерфи, «Опыт после усыновления: ребенок, родители и семья, предикторы адаптации семьи к усыновлению», Лига защиты детей Америки 80 (1), (2001): 89. 18) Дэвид М. Бродзинский и Анна Б. Бродзински, «Влияние структуры семьи на приспособление усыновленных детей», Child Welfare 71, (1992): 74. 19) Джудит А. Фини, Нола Л. Пассмор и Кандида С. Петерсон, «Проблемы усыновления, привязанности и взаимоотношений: исследование взрослых приемных детей», Personal Relationship 14, (2007): 144. 20) S.L. Фридман и Д. Бойл, «Привязанность у детей в США, испытывающих нематериальную опеку в начале 1990-х», Привязанность и человеческое развитие 10 (3), (2008): 225–261. 21) Росс А. Томпсон, «Дважды отмерь, один раз отрежь: теория привязанности и исследование NICHD по уходу за детьми младшего возраста и развитию молодежи», Attachment & Human Development 10 (3), (2008): 295. 22) Ричард Боулби, «Младенцы и дети ясельного возраста в детских садах, не являющихся родителями, могут избежать стресса и беспокойства, если у них разовьется прочная вторичная привязанность к одному попечителю, который постоянно доступен для них», Привязанность и человеческое развитие 9 (4), (2007) : 309. 23) Дженнифер Э. Лансфорд, Розарио Себалло, Антония Эбби и Эбигейл Дж. Стюарт, «Имеет ли значение структура семьи? Сравнение домашних хозяйств с приемными, двумя родителями, биологическими, матерями-одиночками, отчимами и мачехами », Журнал брака и семьи 63, (2001): 849. 24) Бетти М. Колдуэлл и Роберт Х. Брэдли, «Домашняя инвентаризация и семейная демография», Developmental Psychology 20, (1984): 315 — 320.
Алета К. Хьюстон и Стейси Р. Аронсон, «Время матери с младенцем и время работы как предикторы отношений между матерью и ребенком и раннего развития детей», Развитие ребенка 76, (2005): 472, 476. 25) Национальный институт детского здоровья и человеческого развития Исследовательская сеть по уходу за детьми младшего возраста, «Социальное функционирование в первом классе: связи с предыдущими прогнозами по уходу за детьми и уходом за детьми с текущим опытом в классе», Развитие ребенка 74, no.6 (2003): 1639-1662. 26) Чеджзи Смит-МакКивер, «Удовлетворенность усыновлением среди афроамериканских семей, усыновляющих афроамериканских детей», Детский и молодежный обзор 28, (2006): 825. 27) М.А. Рутер, М.А. Киз, У.Г. Яконо и М. МакГью, «Семейные взаимодействия в приемных семьях по сравнению с не приемными семьями», Journal of Family Psychology 23 (1), (2009): 63. 28) Кристин А. Бахрах, «Планы усыновления, усыновленные дети и приемные матери», Национальный совет по семейным отношениям 48, no.2 (1986): 243, 251;
Кристин А. Бахрах, «Дети в семьях: характеристики биологических, приемных и приемных детей», Национальный совет по семейным отношениям 45, no. 1 (1983): 177;
C.A. Бахрах, Кэти С. Столли и Кэтрин А. Лондон, «Отказ от добрачных родов: данные национального исследования», Перспективы планирования семьи (1992).
Adoption Choice, Inc., «Преимущества усыновления». Доступно по адресу http://adoptionchoiceinc.org/are-you-expecting/benefits-of-adoption/. 29) Стивен Д. Маклафлин, Дайан Л. Маннинен и Линда Д. Уингс, «Дела ли подростки, которые бросают своих детей, лучше или хуже, чем те, кто их воспитывает?» Перспективы планирования семьи (1988): 30, 32.

Эта статья в значительной степени основана на книге «Adoption Works Well: A Synthesis of the Literature».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>