МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Статья ук рф растление малолетних: УК РФ Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера / КонсультантПлюс

Как устроено наказание за насилие над детьми в России — Wonderzine

Татьяна Белова отмечает, что за счёт примечания к статье 131 УК РФ все сексуальные действия, которые совершаются с детьми младше двенадцати лет, всегда считаются насильственными и квалифицируются либо как статья 131 УК РФ («Изнасилование»), либо как статья 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера»). По словам юристки, по отношению к пострадавшим младше двенадцати лет именно эти две статьи применяются чаще всего. Если речь идёт о более старших детях, они не считаются находящимися в беспомощном состоянии по умолчанию. Соответственно, половой акт может быть насильственным или восприниматься пострадавшим как добровольный — но тем не менее всё равно быть уголовно наказуемым. Во втором случае будет применяться 134-я статья УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

Одни из самых громких случаев насилия над детьми в России связаны с воспитанниками детских домов. Например, в 2017 году по подозрению в изнасилованиях детей из детдомов задержали пять человек — бывших выпускников и преподавателей. Одному из фигурантов дела, фотографу Александру Брыкову в мае этого года вынесли приговор. Мужчину признали виновным в насильственных действиях сексуального характера и в изготовлении и обороте порно с участием несовершеннолетних. Его приговорили к четырём годам и семи месяцам в колонии общего режима. Уголовные дела в отношении ещё четырёх фигурантов суд продолжает рассматривать — их также обвиняют в насильственных действиях сексуального характера. В связи с происходившим в детском доме также было заведено ещё одно дело — в отношении бывшего директора детдома Натальи Фёдоровой, которую обвиняли в халатности: предполагалось, что она знала о преступлениях, но не отреагировала должным образом. Дело прекратили за истечением срока давности.

В 2018 году возбудили ещё одно дело по поводу насилия над воспитанниками детского дома, на этот раз в Челябинской области. Мужчину, который общался с разными воспитанниками, также обвиняют в насильственных действиях сексуального характера. По версии следствия, с мая 2015-го по август 2017 года обвиняемый изнасиловал девятерых воспитанников детдома. С 2016 года у мужчины было заключение органов опеки, которое давало ему право общаться с воспитанниками в так называемом гостевом режиме, — оно истекло в 2018 году. В ноябре прошлого года дело передали в суд, итога по нему пока нет. Кроме того, было возбуждено дело о халатности в отношении органов опеки и сотрудников детдома.

Другое громкое дело последних лет касалось ещё одного закрытого учреждения — «Лиги школ»: издание «Медуза» выпустило расследование о домогательствах и насилии со стороны бывшего директора школы и его заместителя по отношению к ученицам. После публикации Следственный комитет опросил пострадавших, но не обнаружил в действиях мужчин состава преступления, предусмотренного статьёй 135 УК РФ «Развратные действия». Решение следователь аргументировал тем, что никто из пострадавших «своевременно в правоохранительные органы не обращался».

В существующей практике рассмотрения дел о насилии над несовершеннолетними существует немало сложностей. Многие из них связаны с тем, как в принципе функционирует система. Например, прошлой осенью стало известно о волоките следствия по делу о насилии над шестилетней девочкой. Адвокат, представляющий интересы девочки, связывает это со связями обвиняемого. «Русская служба Би-би-си» подробно освещала дело двенадцатилетней жительницы Казани, подвергавшейся насилию со стороны четырёх мужчин. Уголовные дела возбуждали постепенно, не по всем случаям сразу, из-за чего число необходимых следственных действий умножилось на четыре — это стало для девочки и её семьи очень травматичным опытом.

По мнению Татьяны Беловой предупреждению преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних уделяется недостаточно внимания. По мнению юристки, в этом случае могло бы помочь упрощение оказания психологической помощи людям с педофилией, гарантия анонимности и конфиденциальности. «Открытый разговор о половом воспитании, концепции согласия и сексуальном насилии, без стереотипов и виктимблейминга, проведение тренингов с сотрудниками правоохранительной системы также могли бы способствовать выработке в обществе нулевой толерантности к насилию. О важности включения этих вопросов в повестку государства говорит мировое сообщество, но Россия пока к этому не прислушалась», — отмечает юристка.

Возможно, именно в связи с недостатком профилактики в ситуациях, когда речь заходит о половой неприкосновенности детей и подростков, периодически возникают ситуации самосуда. Одна из таких громких историй произошла в начале года. В конце января житель Уфы Владимир Санкин встретил двух знакомых подростков — один из них рассказал ему, что неизвестный мужчина предложил ему заняться сексом. Мужчина решил разобраться с неизвестным, избив его ногами, руками и штакетником. Полиция остановила драку, но получивший травмы мужчина скончался по пути в больницу в скорой помощи. Уголовное дело направлено в суд. Адвокат мужчины считает, что удастся добиться для него оправдательного приговора: «Очень символично, что сегодня мы в очередной раз в Уфе встретились и обсудили линию защиты с Владимиром Санкиным, простым парнем, который не мог пройти мимо педофила и защитил детей от насильника, на таких вот обычных мужиках и держится земля. Владимир на домашнем аресте, скоро его дело передадут в суд. Это несправедливо! И мы докажем, что таких мужчин нужно награждать, а не сажать в тюрьму!»

В России есть и принудительное лечение (химическая кастрация) — по закону оно осуществляется в местах заключения, после того как человек был приговорён к тюремному сроку за насильственные действия. Используется как принудительная мера она и в других странах — например, Польше, Молдове, Индонезии и Южной Корее. В некоторых странах её рассматривают как альтернативу тюремному сроку — такие механизмы действуют, например, в некоторых штатах США. Правда, отношение к химической кастрации остаётся сложным: у препаратов есть побочные эффекты и не все уверены в их эффективности.

Уголовный кодекс Грузии | სსიპ ”საქართველოს საკანონმდებლო მაცნე”

— Выберите публикацию, чтобы сравнить— 15/07/202112/07/202127/04/202102/03/202111/01/202118/09/202015/07/202017/07/202013/07/202013/07/202001/07/202002/07/202010/06/202004/06/202022/05/202022/05/202021/05/202023/04/202017/03/202011/12/201929/11/201930/10/201901/10/201920/09/201920/09/201902/08/201929/05/201908/05/201917/04/201922/12/201827/12/201827/12/201822/12/201830/11/201830/11/201830/11/201831/10/201821/07/201820/07/201804/07/201805/07/201806/06/201830/05/201817/05/201820/04/201827/04/201818/04/201830/11/201713/10/201726/07/201726/07/201714/07/201713/07/201730/06/201728/06/201715/06/201701/06/201701/06/201704/05/201704/05/201710/03/201715/02/201722/12/201621/12/201622/12/201601/12/201601/12/201629/09/201624/06/201622/06/201622/06/201608/06/201603/06/201613/04/201602/03/201626/02/201618/12/201527/10/201524/10/201503/09/201524/07/201517/07/201508/07/201510/07/201503/07/201512/06/201512/06/201512/06/201501/05/201518/03/201518/02/201525/12/201431/10/201430/10/201417/10/201401/10/201418/09/201401/08/201429/05/201402/05/201402/05/201416/04/201416/04/201416/04/201404/04/201413/12/201311/12/201311/12/201327/11/201327/11/201304/10/201320/09/201312/06/201314/05/201317/04/201325/03/201306/03/201319/06/201212/06/201212/06/201225/05/201225/05/201222/05/201222/05/201208/05/201208/05/201227/03/201227/03/201227/03/201202/03/201227/12/201127/12/201127/12/201128/12/201111/11/201111/11/201108/11/201128/10/201101/07/201105/05/201111/03/201110/12/201012/11/201024/09/201021/07/201016/07/201004/05/201004/05/201027/04/201023/03/201009/03/201026/02/201023/02/201023/02/201028/12/200925/12/200922/10/200911/07/200926/12/200819/12/200819/12/200801/11/200823/10/200802/10/200826/09/200815/07/200821/03/200819/03/200819/03/200814/03/200804/07/200704/07/200703/07/200703/07/200722/06/200723/05/200708/05/200708/05/200727/04/200728/03/200729/12/200629/12/200627/12/200610/11/200625/07/200625/07/200625/07/200620/06/200628/04/200628/12/200520/12/200520/12/200520/12/200516/12/200516/12/200510/11/200530/06/200523/06/200523/06/200503/06/200520/04/200525/03/200529/12/200421/12/200411/11/200428/10/200401/07/200424/06/200424/06/200413/02/200426/08/200326/08/200314/08/200320/06/200306/06/200306/06/200307/05/200328/12/200206/11/200204/07/200204/07/200221/06/200222/06/200119/06/200108/06/200110/04/200105/12/200005/12/200030/06/200014/06/200030/05/200005/05/200010/12/199908/09/199913/08/1999

პარალელური შედარება ცვლილებების ნახვა

× {{/each}}

Видного единоросса подозревают в растлении мальчиков

23 июля 2021 16:44     Фото: rbc

В четверг, 23 июля, Ленинградский районный суд взял под стражу 43-летнего жителя Калининграда, который подозревается в совершении преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних, сообщает пресс-служба суда. В отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца — до 18 сентября. Постановление не вступило в законную силу. По данным RUGRAD.EU, речь идет о бывшем главе исполкома регионального отделения «Единой России» Максиме Суворове.

 

Следствие вменяет ему преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 135 (2 эпизода) и п. «б» ч. 4 ст. 132 (2 эпизода) УК РФ. Первая статья — совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, достигшего 12-летнего возраста, но не достигшего 14-летнего возраста, — предусматривает лишение свободы на срок от 3 до 8 лет. Вторая — мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста — подразумевает наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет .

В судебном заседании следователь поддержал ходатайство о заключении в СИЗО, обвиняемый и его защитник возражали. Суд указал, что данные о личности подозреваемого и конкретные обстоятельства совершения особо тяжких преступлений свидетельствуют, что, находясь на свободе, он может уничтожить доказательства по уголовному делу, скрыться от органов предварительного следствия и суда или иным путем воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, в том числе путем оказания давления на потерпевшего.

«Кроме того, активно занимаясь общественной и политической деятельностью, подозреваемый имеет обширные связи в органах государственной власти и правоохранительных органах, и, оставаясь на свободе, будет иметь возможность воспользоваться ими с целью избежать привлечения к уголовной ответственности», — говорится в сообщении суда.

***


В региональном отделении «Единой России» подтвердили, что Максим Суворов также написал заявление о выходе из партии.

***

Региональная Избирательная комиссия приняла решение об исключении из списка кандидатов в депутаты Калининградской областной Думы представителя «Единой России». Вопрос был вынесен на заседание комиссии в среду, 21 июля.

Как сообщили RUGRAD.EU в пресс-центре избиркома, по личному заявлению из списка единороссов исключен руководитель регионального исполнительного комитета партии Максим Суворов. Он возглавлял региональную группу по округу № 9, (юго-западная часть Калининграда). За ним в списке следовала директор средней школы № 48 Раиса Кривченкова. Отметим, что Суворов выдвигался и на выборы в городской совет областного центра на одномандатном округе № 3.

Источник в региональном отделении «Единой России» сообщил RUGRAD.EU, что Максим Суворов также покинул должность руководителя исполкома, назвав это «пертурбацией». Секретарь регионального отделения партии, пока еще председатель горсовета Калининграда Андрей Кропоткин подтвердил RUGRAD.EU, что Суворов вышел из партийного списка и уволился из исполкома, но акцентировал внимание на том, что это было сделано «по собственному желанию» 3 дня назад. По словам Кропоткина, Суворов ушел «по личным причинам».

статья 134 УК РФ, сколько лет дают в 2019 году?

Несовершеннолетние защищены законом от сексуального насилия.

Несовершеннолетние жертвы насильника могут быть разных возрастов. Более жесткие наказания и большие сроки за надругательство над малолетними. Перед насилием дети слабы и беззащитны, поэтому после следственных мероприятий дело передается в суд, и тот становится на защиту детей. Самые большие сроки назначаются за сексуальные преступления, совершенные с применением насилия.

Кто считается несовершеннолетним

Чтобы понимать, кто может пострадать за свою неуемную любовь к молодому телу, надо знать, кого называют несовершеннолетними и какие градации предлагает современное российское законодательство. По закону в России совершеннолетним называют человека, достигшего 18-летнего возраста. Но когда ребенок дорастает до 14 и 16 лет у него уже появляются какие-то определенные права и обязанности, которые возвышают его над детьми помладше. Ведь даже паспорт выдают сейчас в 14 лет. Уголовный кодекс при определении несовершеннолетия имеет собственную градацию:

Дети в возрасте до 12 лет – малолетние; за сексуальные контакты с ними наказывают максимально строго, не оглядываясь на детали и оправдания.

Подростки 12–16 лет – несовершеннолетние, с которыми даже при их согласии нельзя вступать в половые связи, здесь следует уголовное наказание.

Дети с 16 до 18 лет – тут допускаются контакты по взаимному согласию, пока эти контакты не противоречат УК в части разврата и насилия.

Возраст согласия

Важно понимать, что статья за совращение малолетних, предусматривает и такое понятие, как возраст сексуального согласия. Определяется он, как возрастная граница, при наступлении которой человек (даже несовершеннолетний) может решать: вступать ли ему в сексуальную связь или воздержаться от этого. По уголовной статье в российском законодательстве уголовное наказание предусматривается в основном за связь с лицом, не достигшим планки в 16 лет. Возраст от 16 до 18 защищается на законодательном уровне только в той ситуации, когда интимные услуги оказывались за деньги – причем неважно, обещанные или реальные. Если различные сексуальные домогательства были проведены по отношению к детям 12 лет от роду, то тут считается данный факт отягчающим обстоятельством, которое, в свою очередь, приводит к более жесткому и суровому сроку на суде. Имеет значение и разница в возрасте между людьми. Если она составляет менее 4 лет, то лишение свободы не будут назначать, если:

  • Секс был с несовершеннолетним младше 14 лет.
  • Действия были развратными, но без насилия.

Ст. 134 УК РФ, состав преступления

Под составом предполагается совокупность признаков, каждый из которых  необходим для квалификации деяния в качестве конкретного преступления. Нравственная и половая неприкосновенность, а также физическое развитие в данном случае выступает в качестве объекта деяния. Совращение несовершеннолетних по УК РФ наказывается, если доказан сексуальный акт с потерпевшим, то есть сношение с лицом, которое ещё не достигло возраста шестнадцати лет.

Субъектом считается гражданин, достигший совершеннолетия и являющийся дееспособным. При этом субъективная сторона определяется как вина, выражаемая в прямом умысле. Преступник должен осознавать, что потерпевший не достиг возраста шестнадцати лет и намеренно желает вступления с ним в контакт. Ответственность за совращение наступает только в таком случае.

Ответственность по статье за совращение малолетних

Статья за совращение малолетних предполагает различное наказание за деяния в зависимости от характеристики. Любые сексуальные контакты с теми, кто не достиг шестнадцати лет даже при условии добровольности, Уголовный кодекс РФ рассматривает как наказуемые.

Виновный может быть привлечён по части 1 ст. 134 УК РФ к следующим видам ответственности:

  • лишение свободы сроком до четырёх лет;
  • лишение права заниматься определёнными видами деятельности или занимать некоторые должности;
  • обязательные работы, максимальный срок — 480 часов;
  • ограничение свободы на тот же срок, что и лишение.

По части 2 обвиняемому грозит за совращение несовершеннолетних тот же перечень наказаний, но с большими сроками.

Последующие части статьи являются тяжкими ввиду того, что содержат квалифицированные признаки.

Стоит обратить внимание не наказание в отношении малолетнего по статье 135, части второй. Речь идёт о развратных действиях в отношении таких граждан, то есть любые сексуальные контакты не были зафиксированы, но имели место быть иные действия сексуального характера. Если потерпевший достиг двенадцати лет (но ему меньше 14), то к обвиняемому применяется лишение свободы, а в качестве дополнительной санкции — лишение права на ведение определённой деятельности или ограничение свободы.

Подобные деяния именуются как растление малолетних. Соответствующая статья УК РФ предусматривает достаточно серьёзную санкцию, учитывая тот факт, что потерпевший в данном случае не применял принудительных насильственных мер и не нанес даже легкого вреда здоровью. Если половой контакт с лицом, которому по факту менее шестнадцати, сопровождался ещё и применением насилия, угроз, шантажа и так далее, вменяются иные статьи, и в данном случае наказание предусмотрено более суровое.

Речь может идти о ст. 131 и 132, их соответствующим нормам, а также о сопряжённых противоправных деяниях, которые могут оцениваться правоохранительными органами в комплексе.

Комментарий к ст. 134 УК РФ

При анализе преступлений, которые, так или иначе, касаются подростков, за совращение несовершеннолетних или развратные действия в их отношении, важно учитывать все обстоятельства дела, состав и характеристику ситуации. Например, гражданин, фактически обвиняемый в педофилии, мог не представлять, что девушка, которая добровольно согласилась на сексуальный акт, являлась несовершеннолетней.

Полный анализ ситуации позволяет получить изучение комментариев к соответствующим нормам кодекса, а также анализ судебной практики.

Из ряда комментариев по правонарушениям по статье 134 УК состав преступления становится предельно ясным. Однако, это ещё не полная характеристика ситуации. Виновный должен знать, что лицо являлось не достигшим определённого возраста. Речь идёт именно о внешнем соответствии, то есть экспертиза может постановить, что подозреваемый не мог знать о возрасте на основе каких-то очевидных внешних характеристик.

Стоит отметить, что если речь шла о малолетнем или о недееспособном, то предполагается, что потерпевший не имел возможности понимать происходящее в силу объективных факторов. В такой ситуации противоправное деяние оценивается как изнасилование или иные действия сходного характера, за которые предусмотрена ответственность по ст. 131 и 132 УК РФ.

Квалификация

В случае противоправного деяния с несовершеннолетней, для реализации которого применялись угрозы или насилие, меры пресечения устанавливаются согласно ст. 133 УК РФ. К подросткам, принуждаемым к сношению, лесбиянству или мужеложеству, могли применяться психологическое давление, состояние зависимости, шантаж и пр. Объект в таких случаях – половая безопасность потерпевших. Объективной стороной являются лесбиянство, мужеложество или половое сношение, для осуществления которых несовершеннолетнего (до 16) использовало лицо старше 18.

Другие формы сексуальных отношений, например, использование малолетних для удовлетворения страсти или совершения гомосексуального акта, выделяются в самостоятельные составы. Растление малолетнего является наказуемым с применением наиболее жёстких норм законодательства, поскольку последствия полового сношения с малолетним могут стать причиной необратимых психических и физиологических процессов у потерпевшего.

Смягчающие обстоятельства

Как и в любом другом случае, могут быть и смягчающие, а не только отягчающие обстоятельства. Так, например, кроме уже перечисленных вариантов, когда статья может быть мягче, а то и вовсе отменена. К числу смягчающих относятся ситуации, когда внешний вид несовершеннолетнего объективно может не совпадать с его паспортными данными. Современная молодежь растет и взрослеет довольно быстро, за счет чего сейчас далеко не всегда можно отличить 14-летнюю девушку от 18-летней. Опять-таки этот вариант может срабатывать только в том случае, если связь была добровольной и по взаимному согласию, а не за какие-то отдельные материальные блага и уж тем более не в форме насилия. Если обратиться к международной практике, там также имеются определенные статьи, предусматривающие ответственность совершеннолетних за половые связи с детьми. И везде в среднем фигурирует цифра 14–16 лет как возраст согласия. Все, кто находятся за чертой 14-летия, относятся к малолетним. Законодательство везде строго относится к половой неприкосновенности детей и старательно ее оберегает. Родителям также следует общаться со своими детьми, чтобы их возраст согласия был внутренне повыше. Ведь они еще успеют испытать все прелести взрослой жизни.

А секс даже по взаимному желанию в 16 лет не несет для здоровья ничего хорошего. Ведь организм еще попросту к нему не готов.

Примеры из судебной практики

В 2007 году суд в Красноярском крае освободил от наказания гражданина Е. 1984 г. р. Данный гражданин вступил в незаконную интимную близость с гражданкой 1992 г. р. В связи с этим он обвинялся в преступлении в соответствии со статьей 134. После того, как обвиняемый полностью раскаялся в содеянном, а так же исходя из того, что малолетняя попросила о снисхождении для него в связи со свадьбой ответчика с пострадавшей, суд принял решение не привлекать данного гражданина к ответственности. Таким образом, прежде чем начинать половую жизнь с молодыми гражданами, нужно точно удостовериться, что половому партнеру уже исполнилось шестнадцать лет. Только соблюдая все законные формальности, можно избежать больших проблем и уголовного дела.

 

Что такое растление малолетних, виды подобных деяний, наказание

Так как российское законодательство стремится обеспечить защиту несовершеннолетних от различных возможных посягательств, в нормативных актах и законах имеются отдельные критерии по отношению к совершенным против них преступлениям. При этом большая часть из них может быть отнесена к вопросам растления несовершеннолетних или вовлечения таковых в опасную для них деятельность. Узнайте, что такое растление несовершеннолетних и как оно наказывается в России.

 


Оглавление: 
1. Что подразумевается под растлением несовершеннолетних
2. Растление и развращение несовершеннолетних
3. Вовлечение несовершеннолетних в опасную деятельность

Что подразумевается под растлением несовершеннолетних

В целом, действующее российское законодательство не содержит в себе такового термина, как растление несовершеннолетних. Поэтому за таковое обычно принимается целый ряд различных действий по отношению к не получившим полную дееспособность по причине своего возраста лицам, направленных против различных их прав и свобод. При этом, нормы русского языка в первую очередь подразумевают под растлением непосредственно любые действия, направленные на раскрытие сексуальности в незрелом человеке. Однако в общественном мнении часто под растлением подразумевают и вовлечение несовершеннолетних в различную противозаконную или просто опасную для их здоровья деятельность.

Обратите внимание

Распространено мнение, что любое растление несовершеннолетних является исключительно уголовно наказуемым преступлением или даже что оно в обязательном порядке подразумевает лишение свободы. Это не так – существует большой спектр преступлений и правонарушений в отношении несовершеннолетних лиц, которые влекут за собой лишь ответственность административного характера.

Рассматриваются вопросы таковой ответственности преимущественно в положениях КоАП РФ и УК РФ. При этом следует отметить, что по отношению к целому ряду преступлений или правонарушений в отношении несовершеннолетних особые меры могут регулироваться как непосредственно отдельными статьями данных кодексов, так и отдельными частями других статей, рассматривающих преступления либо правонарушения в целом. Также необходимо понимать, что специальные нормативы, рассматривающие большинство правонарушений против несовершеннолетних или малолетних лиц, действуют исключительно в отношении действий, совершенных против них полноценными и дееспособными совершеннолетними. Ровесники же в большинстве случаев либо не оказываются привлеченными к ответственности за растление, развращение или вовлечение в какую-либо деятельность.

Растление и развращение несовершеннолетних – преступления против половой неприкосновенности

В первую очередь, особо строго наказываются с точки зрения российского законодательства преступления и правонарушения, касающиеся половой неприкосновенности несовершеннолетних лиц. Это связано с необходимостью защиты детства, традициями российского общества и фактом бытия детства одной из основных общечеловеческих ценностей. Поэтому большинство преступлений сексуального характера предусматривают значительно большие наказания при совершении их в отношении несовершеннолетних и, тем более, малолетних лиц.

Так, следующие отдельные статьи УК РФ предусматривают уголовную ответственность за преступления именно против несовершеннолетних лиц:

  • Статья 134 УК РФ. Данная статья предусматривает наказания за половые преступления, в том числе сношение или иные действия сексуального характера, предусматривающие непосредственный половой или сходный с ним контакт и совершенные с лицами, не достигшими шестнадцатилетия. При этом данная статья не рассматривает вопросы изнасилования, то есть свершения таковых действий против воли, а затрагивает исключительно добровольные и не имеющие принуждения в своем составе действия.
  • Статья 135 УК РФ. Эта статья предполагает наказание за развращение несовершеннолетних лиц без непосредственного полового контакта.
  • Статья 240.1 УК РФ. Данная статья предусматривает наказание для лиц, пользующихся услугами несовершеннолетних, вовлеченных в проституцию. В отношении клиентов совершеннолетних лиц, предлагающих услуги сексуального характера за вознаграждение, ответственности и преследования не возникает.
  • Статья 242.2 УК РФ. Эта статья предусматривает наказание для лиц, вовлекающих несовершеннолетних в изготовление порнографических материалов путем их видео- или фотосъемки либо участия в роли исполнителя на мероприятиях имеющих порнографический характер.

Обратите внимание

Спектр возможных действий, которые могут считаться развращением несовершеннолетних гораздо шире, однако вопросы наказания в таковых случаях устанавливаются статьями, которые затрагивают аналогичные преступления и против взрослых лиц. Однако мера наказания в таких ситуациях в любом случае будет более строгой.

Административная ответственность, за действия, которые могут затрагивать психику несовершеннолетнего по отношению к сексуальности, предусматривается лишь положениями статьи 6.21 КоАП РФ. Таковая статья предусматривает несение ответственности за пропаганду среди несовершеннолетних нетрадиционных отношений – лесбиянства, бисексуальности, гомосексуализма и других моделей девиантного поведения.

Наказания в рамках административного права могут предусматривать как денежный штраф, так и административный арест сроком до 15 суток.

Вовлечение несовершеннолетних в опасную деятельность

Существует также спектр преступлений и правонарушений, направленных против морального облика несовершеннолетних и подталкивающий их к асоциальному и антисоциальному поведению. Таковые действия также в прессе и мнении общественности могут трактоваться в качестве растления несовершеннолетних.

Ряд подобных действий предусматривает не уголовную, а административную ответственность. Отнести к подобным можно следующие правонарушения:

  • Статья 6.10 КоАП РФ предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетних в употребление алкоголя, потенциально опасных психоактивных веществ или спиртсодержащей продукции. В отношении веществ, однозначно отнесенных к наркотическим, преследование будет производиться в рамках уголовного кодекса. Действия, предусматриваемые данной статьей могут затрагивать в том числе и пропаганду употребления алкоголя среди несовершеннолетних лиц, и непосредственное их угощение таковыми.
  • Статья 6.23 КоАП РФ касается вовлечения лиц, не достигших совершеннолетия в курение табака. Данная статья касается любой содержащей табак продукции, но не затрагивает курение смесей, не содержащих его и не относящихся к иным веществам одурманивающего характера. Например, не предусмотрено наказание за предоставление несовершеннолетнему кальянов и электронных сигарет, однако имеются законодательные инициативы по устранению подобного недосмотра.

Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в опасную для них или общества деятельность рассматривается положениями следующих статей УК РФ:

  • Статья 150 УК РФ. Данная статья предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего лица в любые преступления уголовного характера.
  • Статья 151 УК РФ. Вовлечение несовершеннолетнего в действия, имеющие антиобщественный характер, предусматривает ответственность за постоянное вовлечение такого лица в потребление алкоголя, табака, спирта, одурманивающих веществ, попрошайничество, бродяжничество или совершение административных правонарушений.
  • Статья 151.1 УК РФ предполагает ответственность за неоднократную продажу в розницу алкоголя несовершеннолетним.
  • Статья 151.2 УК РФ предусматривает наказание за вовлечение несовершеннолетнего в деятельность, несущую опасность для его жизни. При этом она может касаться как участия несовершеннолетнего в экстремальных видах спорта, так и в предоставлении ему опасной работы и иных действиях, заведомо несущих для несовершеннолетнего возможную опасность для его жизни.
Загрузка…

Дефиниция порнографии

ДЕФИНИЦИЯ ПОРНОГРАФИИ

Группа депутатов Госдумы, в числе которых председатели трех ее комитетов (по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, по безопасности и по конституционному законодательству), внесли на рассмотрение нижней палаты парламента законопроекты, предусматривающие ужесточение наказания за преступления, связанные с половой неприкосновенностью несовершеннолетних и изготовлением детской порнографии.

Народные избранники предлагают усилить меры юридического воздействия на лиц, которые растлевают молодое поколение, причем не только своими действиями, но и специфической продукцией. Оба законопроекта подготовлены в рамках «Концепции государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности».

Необходимость принятия федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних» обусловливается, по мнению авторов документа, «несовершенством уголовного законодательства Российской Федерации, отсутствием в нем норм, регламентирующих ответственность за сексуальное совращение, нравственное растление и сексуальную эксплуатацию несовершеннолетних».

Действительно, уголовная статистика свидетельствует о крайне неблагоприятных тенденциях в этой сфере. В 2007 г. в отношении детей и подростков было совершено 8805 преступлений, сопряженных с насильственными действиями сексуального характера. С 2003 г. более чем в семь раз (до 5405 человек в 2007 г.), возросло число детей, потерпевших от ненасильственных половых преступлений. В стране распространяется гомосексуальная педофилия. В период с 2003 по 2007 гг. число мальчиков, пострадавших от ненасильственного мужеложства возросло в 23 раза (со 129 до 3692 человек).

Павел Крашенинников, Владимир Васильев, Владимир Плигин и другие авторы законопроекта выражают уверенность в том, что действующие нормы главы 18 УК РФ «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» не отвечают в полной мере требованиям международного права о приоритетной охране прав и законных интересов детей.

Установленный в ст. 134 УК РФ уголовно-правовой запрет на любые сексуальные контакты с несовершеннолетними до достижения ими 16-летнего возраста, не содержит должной дифференциации уголовной ответственности за посягательства на половую неприкосновенность ребенка в зависимости от степени их общественной опасности, характера и тяжести причиненного потерпевшему вреда. Действующая редакция этой нормы не учитывает повышенной опасности группового характера такого преступного посягательства.

В ст. 134, 135 УК РФ не предусмотрены повышенные меры уголовной ответственности за коммерческие и публичные (с использованием СМИ, зрелищных публичных мероприятий, сети Интернет, мобильной телефонной связи) формы растления несовершеннолетних, в том числе совершенные из корыстных побуждений.

За совершение преступных посягательств на половую неприкосновенность детей в ст. 134, 135 УК РФ установлены неоправданно низкие санкции – до четырех лет лишения свободы и ниже, они отнесены к преступлениям небольшой и средней тяжести. В связи с этим на них распространяется большинство актов амнистии, в следственно-судебной практике нередко допускается необоснованное прекращения уголовных дел.

Авторы поправок в УК РФ считают, что «российская уголовная политика в рассматриваемой сфере вступает в противоречие с современными тенденциями развития международного публичного права, ориентирующего государства на усиление уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности и нравственности детей».

Законопроектом предусматривается:

1) приведение норм УК РФ в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, предусматривающими защиту детей от сексуального совращения и сексуальных злоупотреблений со стороны взрослых лиц;

2) реализация в нормах уголовного законодательства положений российского законодательства, направленных на обеспечение нормального физического, психического, психосексуального, нравственного и социального развития несовершеннолетних;

3) профилактика рецидива преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних;

4) расширение правовых гарантий обеспечения половой неприкосновенности несовершеннолетних, их защиты от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации;

5) усиление уголовной ответственности за наиболее опасные разновидности преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, в том числе связанные с инцестными, коммерческими, организованными и транснациональными видами таких криминальных посягательств на детей, публичными формами их растления.

В частности, в соответствии с законопроектом в ст. 47 УК РФ увеличивается срок, на который лицо лишается права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве основного вида наказания (до десяти лет), а также в качестве дополнительного вида наказания (до трех лет – за совершение преступлений небольшой тяжести, от одного года до десяти лет – за совершение преступлений средней тяжести и от трех до двадцати лет – за совершение тяжких и особо тяжких преступлений).

В квалифицированных составах ст. 134, 135 УК РФ предлагается установить повышенную уголовную ответственность за массовые, публичные формы растления детей, в том числе с использованием СМИ, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования. В тех же статьях УК РФ предлагается ввести в качестве квалифицирующего признака совершение преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних «из корыстных побуждений».

Наконец, ст. 134 УК РФ дополняется частью третьей, предусматривающей лишение свободы на срок от четырех до десяти лет за совершение полового сношения или иных действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, если они совершены организованной группой или повлекли по неосторожности психическое расстройство, самоубийство потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией либо иные тяжкие последствия.

Как бы в развитие отдельных положений описанного документа проект закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях противодействия изготовлению и обороту порнографической продукции» призван защитить детей от разлагающего влияния порнографии, ставшей доступной для них «благодаря» в том числе и современным компьютерным технологиям.

Спрос рождает предложение. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), годовой оборот мирового рынка детской порнографии составляет от 2,2 до 3,3 млрд евро. Депутаты считают, что пока общество не поставит вне закона потребителя этой продукции, количество желающих извлечь из этого высокорентабельного вида бизнеса прибыль вряд ли сократится.

По данным Генпрокуратуры, в 2007 г. было зарегистрировано лишь 299 преступлений в сфере оборота детской порнографической продукции, 137 из них – с использованием сети Интернет. Помимо оборота «детской порнографии» широкий размах в России приобрел рынок порнографической продукции, который, как полагают в Генпрокуратуре РФ, стимулирует совершение половых преступлений в отношении малолетних детей.

Авторы законопроекта обращают внимание на то, что в российском законодательстве до сих пор отсутствуют законодательные определения понятий «порнографическая продукция», «порнографическая продукция с порнографическим изображением или описанием несовершеннолетнего» (детская порнография), что позволяет преступникам уходить от уголовной ответственности и наказания.

В законопроекте предлагается выделить изготовление и оборот порнографической продукции, в том числе с использованием изображений детей, в самостоятельную ст. 151.1 в главе преступлений против семьи и несовершеннолетних. Максимальное наказание за преступления данного вида – до 15 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от семи до двадцати лет или без такового. Для сравнения в настоящее время максимальный срок наказания за аналогичные преступления согласно ст. 242.1 УК РФ – 8 лет лишения свободы.

Кроме того, даются соответствующие международным стандартам определения понятий «детская порнография» и «порнографическая продукция». Так, под порнографической продукцией понимаются «не являющиеся объектами культурного наследия, не представляющие художественной ценности и не имеющие научного, медицинского или учебного назначения материалы и предметы, содержащие описание или фото- видео- или иное изображение либо половых органов человека, либо реально совершаемого человеком или имитируемого им полового акта».

Под «детской порнографией» предлагается понимать предусмотренную Примечанием 1 к ст. 242 УК РФ порнографическую продукцию, в которой содержится «изображение или описание сексуального характера либо несовершеннолетнего, в том числе реально совершающего или имитирующего половой акт или иные действия сексуального характера; либо половых органов несовершеннолетнего; либо имитирующего несовершеннолетнего или его половые органы совершеннолетнего лица, реально совершающего или имитирующего половой акт или иные действия сексуального характера».

Законопроектом устанавливается уголовная ответственность за распространение, публичную демонстрацию или рекламирование порнографической продукции среди несовершеннолетних, либо вовлечение несовершеннолетнего в оборот порнографической продукции, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста. Кроме того, вводится уголовная ответственность за незаконные изготовление и оборот порнографической продукции, совершенные при наличии квалифицирующих обстоятельств, таких как совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с использованием средств массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, с извлечением дохода в особо крупном размере.

Константин КАТАНЯН,
директор Института политико-правового анализа

«АГ» № 1, 2009

статья 134 УК РФ, наказание

В статье 134 УК РФ регламентируется понятие и ответственность за совращение малолетних и вступление в сексуальную связь с несовершеннолетним ребенком. В статье прописана ответственность и меры наказания в отношении совершеннолетнего гражданина, который совершил акт полового сношения с ребенком до 16 лет. В данном материале рассмотрим определение совращения и комментарии, применяемые меры ответственности, состав преступления и наличие отягчающих обстоятельств.

Скачать Официальный текст УК РФ, «Совращение (растление) малолетних»

Суть совращения несовершеннолетних и состав преступления по УК РФ

В соответствии с положениями ст. 134 УК РФ, понятие совращение – это принуждение к половой связи несовершеннолетнего ребенка гражданином, который уже достиг 18-летнего возраста.

Объектом преступления выступает обычное психологическое и физическое развитие несовершеннолетнего ребенка, его сексуальная неприкосновенность. В роли потерпевшего от преступления может быть несовершеннолетний гражданин мужского или женского пола.

В составе преступления объективной стороной является половой контакт, мужеложские или лесбийские акты, которые осуществлены гражданином от 18 лет в отношении лица до 16-летнего возраста.

Субъективная сторона по данной статье подразумевает вину в форме непосредственного умысла. То есть человек отдает себе отчет, что он совершает сексуальный контакт с лицом, которое заведомо не достигло отметки 16 лет, и осознанно продолжает осуществление преступного деяния. Мотивом преступления в большинстве случаев в судебной практике выступает сексуальная заинтересованность.

Особенности квалификации преступления

Нормами данной статьи УК РФ предполагается добровольное согласие несовершеннолетнего на секс с виновным. В случае принуждения преступление уже относится к категории изнасилования или применения насильственных сексуальных мер. Причем такие действия квалифицируются как в отношении девочек, так и юношей. Аналогичная квалификация преступления применяется также в ситуациях, когда разврат малолеток был осуществлен в адрес лица, которое не имеет возможности дать оценку совершаемым действиям в силу малого возраста.

Как говорит уголовный кодекс, преступное деяние считается завершенным с момента начала сексуального контакта. В ст. 134 УК предусмотрена мера ответственности как за однократные, так и многократные сексуальные действия в отношении несовершеннолетних девушек или юношей.

Помимо прописанных в ст. 134 добровольных сексуальных актов, такое преступное деяние также рассматривается как совращение несовершеннолетних по ст. 135 УК. Предусмотренное законодательно наказание присуждается в виде лишения свободы длительностью 3-5 лет, с запретом занимать конкретные должностные позиции.

В законе выделяется две категории потерпевших: несовершеннолетние и дети, которые не достигли 14-летнего возраста. В отношении несовершеннолетних часто применяется термин малолетний для разграничения со второй категорией.

Также в уголовном законодательстве различают такое понятие, как сексуальное домогательство. Такие действия предполагают деяния против воли потерпевшего, которые имеют явный намек на сексуальную близость и совершаются против доброй воли жертвы. К примеру, в качестве таких действий может квалифицироваться принуждение несовершеннолетнего к просмотру порно в интернете, разговоры на тему секса, склонение к сексуальному акту. Как правило, данные деяния рассматриваются по ст. 133 УК. В зависимости от состава преступления и отягчающих обстоятельств преступнику выносится приговор с лишением свободы на период от 2 до 20 лет.

Ответственность за совращение малолетних

Рассмотрим, какое наказание предусмотрено за различные преступные деяния по данной уголовной статье и сколько лет лишения или ограничения свободы присуждается виновному преступнику. В качестве наказания за растление несовершеннолетнего до 16 лет гражданином, которому больше 18 лет, применяются такие меры:

  • обязательные работы до 480 часов;
  • ограничение свободы на 1-4 года;
  • работы принудительного характера до 4 лет с запретом на занятие определенных должностей;
  • тюремный срок до 4 лет.

Мужеложство и лесбийские акты караются уголовной ответственностью в таком виде:

  • работы принудительного характера до 5 лет с запретом занимать конкретные должностные позиции до 3 лет;
  • отбывание тюремного срока до 6 лет с запретом занимать конкретные должности на протяжении 10 лет.

Преступные деяния в отношении лица в возрасте 12-14 лет:

  • присуждение отбывания в тюрьме или колонии на период 3-10 лет (может применяться с ограничением свободы до 2 лет и запретом на занятие конкретных должностей до 15 лет).

За сексуальные контакты с двумя и более несовершеннолетними лицами виновный наказывается:

  • отбывание наказания в тюрьме или колонии на 8-15 лет (может применяться с запретом на занятие должностей до 20 лет).

Если преступление было осуществлено организованной группой лиц по заблаговременной договоренности, такие деяния наказываются лишением свободы на 12-20 лет с отбыванием срока в колонии или тюрьме строгого режима.

Если ранее судимый гражданин за аналогичное преступление совершает рецидив, тогда в отношении к нему выносится приговор на тюремное заключение сроком 15-20 лет или пожизненное отбывание наказания в тюрьме или колонии.

Заключение

Итак, мы рассмотрели основные положения статьи 134 УК РФ, что собой представляет понятие совращения и растления несовершеннолетних лиц. Мы вам раскрыли детально состав преступного деяния, его субъективную и объективную сторону для лучшего понимания квалификации незаконного деяния. Вы ознакомились с мерами ответственности за сексуальные контакты с малолетними детьми, квалифицирующими составами.

Как возраст жертвы влияет на контекст и время совершения сексуального насилия над детьми: применение подхода обычных действий к первому инциденту сексуального насилия | Криминалистика

  • Эндрюс Г., Гулд Б. и Корри Дж. (2002). Возвращение к сексуальному насилию над детьми. Медицинский журнал Австралии, 176 (10), 458–459.

    Google ученый

  • Австралийское статистическое бюро. (2011).Стандартная классификация правонарушений Австралии и Новой Зеландии (ANZSOC) (3-е изд.). Канберра: Австралийское статистическое бюро.

  • Касс, А. (2007). Рутинные действия и сексуальное насилие: анализ факторов индивидуального и школьного уровня. Насилие и жертвы, 22 (3), 350–366. DOI: 10,1891 / 088667007780842810.

    Артикул Google ученый

  • Кларк, Р.В. (1992). Ситуационное предупреждение преступности: успешные примеры . Нью-Йорк: Харроу и Хестон.

    Google ученый

  • Кларк Р. В. (2008). Ситуационная профилактика преступности. В издании R. Wortley & L. Mazzerole (Eds.), Экологическая криминология и анализ преступности (стр. 178–194). Калломптон: Willan Publishing.

    Google ученый

  • Кларк, Р.В. и Корниш Д. Б. (1985). Моделирование решений правонарушителей: основа для политики и исследований. Преступность и правосудие: обзор исследований, 6 , 147–185.

    Артикул Google ученый

  • Коэн Л. Э. и Фелсон М. (1979). Социальные изменения и тенденции уровня преступности: повседневный подход к деятельности. Американский социологический обзор, 44 (4), 588–608.

    Артикул Google ученый

  • Коломбино, Н., Меркадо, К. К., Левенсон, Дж., И Джелич, Э. (2011). Предотвращение сексуального насилия: может ли проверка места совершения преступления повлиять на политику в отношении сексуальных преступлений? Международный журнал права и психиатрии, 34 , 160–167. DOI: 10.1016 / j.ijlp.2011.04.002.

    Артикул Google ученый

  • Корниш, Д.Б. и Кларк Р. В. (1986). Вступление. В Д. Корниш и Р. Кларк (ред.), Размышляющий преступник (стр. 1–16). Нью-Йорк: Springer-Verlag.

    Глава Google ученый

  • Корниш Д. Б. и Кларк Р. В. (2003). Возможности, инициаторы и криминальные предрасположенности: ответ на критику Уортли ситуативного предупреждения преступности. В М. Дж. Смит и Д. Б. Корниш (ред.), Теория для практики ситуационного предупреждения преступности (стр.41–96). Монси: Пресса уголовного правосудия.

    Google ученый

  • Deslauriers-Varin, N., & Beauregard, E. (2010). Обычная деятельность жертв и сценарии выбора целей сексуальных преступников: латентный классовый анализ. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 22 , 315–342. DOI: 10.1177 / 107

    10375975.

    Google ученый

  • Дубе, Р., & Хеберт, М. (1988). Сексуальное насилие над детьми до 12 лет: обзор 511 случаев. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 12 (3), 321–330. DOI: 10.1016 / 0145-2134 (88) -2.

    Артикул Google ученый

  • Фельдман П. М. (1977). Преступное поведение: психологический анализ . Чичестер: Вайли.

    Google ученый

  • Фелсон, М.(2008). Подход к повседневной деятельности. В издании R. Wortley & L. Mazzerole (Eds.), Экологическая криминология и анализ преступности (стр. 70–77). Нью-Йорк: Willan Publishing.

    Google ученый

  • Финкельхор, Д. (1984). Сексуальное насилие над детьми: новая теория и исследования . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google ученый

  • Финкельхор, Д. (2009). Предупреждение сексуального насилия в детстве. Будущее детей, 19 , 169–194.

    Артикул Google ученый

  • Финкельхор, Д., и Хашима, П. (2001). Виктимизация детей и молодежи: всесторонний обзор. В С. О. Уайте (ред.), Справочник молодежи и правосудия (стр. 49–78). Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum.

    Глава Google ученый

  • Фишер, Д.Г. и Макдональд, У. Л. (1998). Характеристики сексуального насилия над детьми внутри семьи и вне семьи. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 22 (9), 915–929. DOI: 10.1016 / S0145-2134 (98) 00063-5.

    Артикул Google ученый

  • Фишер Б. С., Слоан Дж. Дж., Каллен Ф. Т. и Лу К. (1998). Преступление в башне из слоновой кости: уровень и источники виктимизации студентов. Криминология, 36 , 671–710.DOI: 10.1111 / j.1745-9125.1998.tb01262.x.

    Артикул Google ученый

  • Франклин, К. А., Франклин, Т. У., Ноблс, М. Р., и Керчер, Г. А. (2012). Оценка влияния теории повседневной деятельности и самоконтроля на имущественные, личные и сексуальные посягательства на виктимизацию. Уголовное правосудие и поведение, 39 , 1296–1315. DOI: 10.1177 / 0093854812453673.

    Артикул Google ученый

  • Гольдман, Дж.Д. Г. и Падаячи У. К. (1997). Распространенность и характер сексуального насилия над детьми в Квинсленде, Австралия. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 21 (5), 489–498. DOI: 10.1016 / S0145-2134 (97) 00008-2.

    Артикул Google ученый

  • Хинделанг, М. Дж., Готтфредсон, М. Р., и Гарофало, Дж. (1978). Жертвы личных преступлений: эмпирическая основа теории личной виктимизации .Кембридж: Ballinger Publishing Co.

    Google ученый

  • Джексон, А., Гиллиланд, К., и Венециано, Л. (2006). Теория повседневной активности и сексуальные отклонения среди студентов мужского пола. Журнал семейного насилия, 21 , 449–460. DOI: 10.1007 / s10896-006-9040-4.

    Артикул Google ученый

  • Кауфман, К.L., Holmberg, J. K., Orts, K. A., McCrady, F. E., Rotzien, A. L., Daleiden, E. L., et al. (1998). Факторы, влияющие на образ действий сексуальных преступников: изучение родства потерпевшего и преступника и возраста. Жестокое обращение с детьми, 3 , 349–361.

    Артикул Google ученый

  • Кауфман, К., Мошер, Х., Картер, М., и Эстес, Л. (2006). Эмпирически обоснованная ситуационная модель предотвращения сексуального насилия над детьми. Исследования по предупреждению преступности, 19 , 101–144.

    Google ученый

  • Кеннеди, Л., и Форд, Д. (1990). Рутинная деятельность и преступность: анализ виктимизации в Канаде. Криминология, 2 (1), 137–151. DOI: 10.1111 / j.1745-9125.1990.tb01321.x.

    Артикул Google ученый

  • Ланг, Р.А. и Френзель Р. Р. (1988). Как сексуальные преступники заманивают детей. Анналы сексуальных исследований, 1 , 303–317.

    Артикул Google ученый

  • Leclerc, B., Beauregard, E., & Proulx, J. (2008). Modus operandi и ситуативные аспекты сексуального насилия над детьми при совершении преступлений на сексуальной почве среди подростков: дальнейшее исследование. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, 52 (1), 46–61.DOI: 10.1177 / 0306624X07300271.

    Артикул Google ученый

  • Леклерк Б. и Фелсон М. (2014). Обычные действия, предшествующие сексуальному насилию над детьми младшего возраста в подростковом возрасте. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения . Перед печатью опубликовано в Интернете: http://sax.sagepub.com/content/early/2014/07/23/107

    14544331.

  • Леклерк, Б., Пру, Дж., И Маккиббен, А. (2005). Порядок действий сексуальных преступников, работающих или занимающихся волонтерской работой с детьми и подростками. Журнал сексуальной агрессии, 2 , 187–195.

    Артикул Google ученый

  • Леклерк Б., Смоллбоун С. В. и Уортли Р. В. (2015). Предотвращение поблизости: влияние присутствия потенциального опекуна на тяжесть сексуального насилия над ребенком. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 27 (2), 189–204. DOI: 10.1177/107

    13504594.

    Артикул Google ученый

  • Леклерк, Б., Уортли, Р. У., и Смоллбоун, С. У. (2010). Изучение моделей мобильности при повторяющихся сексуальных контактах у взрослых детей, совершающих половые преступления. Журнал уголовного правосудия, 38 , 648–656. DOI: 10.1016 / j.jcrimjus.2010.04.038.

    Артикул Google ученый

  • Леклерк, Б., Уортли, Р. У., и Смоллбоун, С. У. (2011). Вникать в сценарий взрослых сексуальных преступников и намечать меры ситуационной профилактики. Журнал исследований преступности и правонарушений, 48 (2), 209–237. DOI: 10.1177 / 00224278103.

    Артикул Google ученый

  • Маршалл, У. Л., и Барбари, Х. Э. (1990). Комплексная теория этиологии сексуальных преступлений.В У. Л. Маршалл, Д. Р. Лоуз и Х. Э. Барбари (ред.), Справочник по сексуальному насилию: проблемы, теории и обращение с преступником (стр. 257–275). Нью-Йорк: Пленум.

    Глава Google ученый

  • Маккиллоп Н., Смоллбоун С., Уортли Р. и Анджич И. (2012). Привязанность преступников и начало сексуального насилия: проверка теоретических предположений. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 24 , 591–610.DOI: 10.1177 / 107

    12445571.

    Артикул Google ученый

  • Meithe, T. D., Stafford, M. C., & Long, S. J. (1987). Социальная дифференциация в криминальной виктимизации: проверка повседневной деятельности и теорий образа жизни. Американский социологический обзор, 52 , 184–194.

    Артикул Google ученый

  • Мите, Т.Д. и Мейер Р. Ф. (1994). Преступление и его социальный контекст: к единой теории преступников, жертв и ситуаций . Олбани: Государственный университет Нью-Йорка.

    Google ученый

  • Мишель В. (1968). Личность и оценка . Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Пратт, Т. К., Хольтфретер, К., и Рейзиг, М. Д.(2010). Обычная онлайн-активность и нацеливание на интернет-мошенничество: расширение универсальности теории повседневной деятельности. Журнал исследований преступности и правонарушений, 47 (3), 363–400. DOI: 10.1177 / 0022427810365903.

    Артикул Google ученый

  • Патнэм, Ф. В. (2003). Обзор обновленного исследования за десять лет: сексуальное насилие над детьми. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии, 42 (3), 269–278.DOI: 10.1097 / 01.CHI.0000037029.04952.72.

    Артикул Google ученый

  • Квадара А., Надь В., Хиггинс Д., Сигел Н. (2015). Концептуализация предотвращения сексуального насилия над детьми: окончательный отчет. (Отчет об исследовании № 33). Мельбурн: Австралийский институт семейных исследований.

  • Рейнальд Д. (2010). Опекуны под опекой: факторы, влияющие на готовность к надзору, способность выявлять потенциальных нарушителей и готовность вмешаться. Журнал исследований преступности и правонарушений, 47 , 358–390.

    Артикул Google ученый

  • Рейнс, Б. В., Хенсен, Б., и Фишер, Б. С. (2011). Преследуются в Интернете: применение теории повседневной деятельности в кибер-образе к виктимизации киберпреследователей. Уголовное правосудие и поведение, 38 (11), 1149–1169. DOI: 10.1177 / 0093854811421448.

    Артикул Google ученый

  • Ричардс К. (2011). Заблуждения о преступниках, совершивших сексуальные преступления в отношении детей. Тенденции и проблемы преступности и уголовного правосудия, 429 , 1–8.

    Google ученый

  • Роджерс, К., и Робертс, Г. (1995). Множественная виктимизация женщин вне брака: проверка теории повседневной деятельности. Канадский журнал криминологии, 37 (3), 361–391.

    Google ученый

  • Роттон, Дж. И Кон, Э. Г. (2003). Глобальное потепление и уровень преступности в США: применение теории повседневной деятельности. Окружающая среда и поведение, 35 , 802–825. DOI: 10.1177 / 0013

    3255565.

    Артикул Google ученый

  • Шварц, М.Д. и Питтс В. Л. (1995). Изучение подхода феминисток к объяснению сексуального насилия. Justice Quarterly, 12 (1), 9–31. DOI: 10.1080 / 07418829500092551.

    Артикул Google ученый

  • Смоллбоун, С. У. (2006). Теоретическая ревизия привязанности к интегрированной теории Маршалла и Барбэри об этиологии сексуальных преступлений. В W. L. Marshall, Y.M.Фернандес, Л. Э. Маршалл и Г. А. Серран (ред.), Лечение сексуальных преступников: спорные вопросы (стр. 93–108). Чичестер: Вайли.

    Google ученый

  • Смоллбоун, С. У. и Кейл, Дж. (2015). Ситуационные теории. В Т. Уорд и А. Бич (ред.), Теории сексуальных преступлений . Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Смоллбоун, С.В., Маршалл, В. Л. и Уортли, Р. К. (2008). Предупреждение сексуального насилия над детьми: доказательства, политика и практика . Калломптон: Уиллан.

    Google ученый

  • Смоллбоун, С. У. и Уортли, Р. К. (2000). Сексуальное насилие над детьми в Квинсленде: характеристики преступника и методы работы (полный отчет) . Брисбен: Комиссия по преступности Квинсленда.

    Google ученый

  • Смоллбоун, С.W., & Wortley, R.K (2001). Сексуальное насилие над детьми: характеристики преступника и методы его действия. Австралийский институт тенденций и проблем криминологии в области преступности и уголовного правосудия, 193 , 1–6.

    Google ученый

  • Снайдер, Х.Н. (2000). Сексуальное насилие над маленькими детьми, о котором сообщается в правоохранительные органы: характеристики жертвы, инцидента и правонарушителя. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Статистическое бюро юстиции.

  • Тан, Л., и Грейс, Р. К. (2008). Социальная желательность и сексуальные преступники: обзор. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 20 (1), 61–87. DOI: 10,1177 / 107

    08314820.

    Google ученый

  • Tarczon, C., & Quadara, A. (2012). Характер и масштабы сексуального насилия и надругательства в Австралии (Ресурсный лист ACSSA No.5). Мельбурн: ACSSA, Австралийский институт семейных исследований. Получено с www.aifs.gov.au/acssa/pubs/sheets/rs5/index.html.

  • Терри К. Дж. И Акерман А. (2008). Сексуальное насилие над детьми в католической церкви: как ситуативное предупреждение преступности может помочь создать безопасную среду. Уголовное правосудие и поведение, 35 (5), 643–657. DOI: 10.1177 / 0093854808314469.

    Артикул Google ученый

  • Тьюксбери, Р., & Мастейн, Э.Е. (2010). Коэн, Лоуренс Э. и Маркус К. Фелсон: теория повседневной деятельности. В F.T. Каллен и П. Уилкокс (ред.), Энциклопедия криминологической теории (стр. 187–193). Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications. DOI: 10.4135 / 9781412959193.n52.

  • Андервуд, Р. К., Патч, П. К., Каппеллетти, Г. Г., & Вулф, Р. У. (1999). Приставляют ли сексуальные преступники в присутствии других людей? Предварительное расследование. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 11 , 243–247.

    Google ученый

  • Вуд, Э., & Риггс, С. (2009). Привязанность взрослых, когнитивные искажения и взгляды на себя, других и будущее среди растлителей детей. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 21 (3), 375–390. DOI: 10,1177 / 107

    09340142.

    Google ученый

  • Уортли, Р. К. (2008).Ситуационные возбудители преступности. В издании R. Wortley & L. Mazzerole (Eds.), Экологическая криминология и анализ преступности (стр. 48–66). Калломптон: Уиллан.

    Google ученый

  • Уортли, Р. К. (2012). Изучение взаимодействия человека и ситуации в ситуационном предупреждении преступности. В Н. Тилли и Г. Фаррелл (ред.), Рассуждающий криминолог: эссе в честь Рональда В. Кларка (стр. 184–193). Лондон: Рутледж.

    Google ученый

  • Уортли Р. и Смоллбоун С. (2006). Применение ситуационных принципов к сексуальным преступлениям против детей. В R. Wortley & S. Smallbone (Eds.), Ситуационная профилактика сексуального насилия над детьми. Исследования по предупреждению преступности (том 19, стр. 7–35). Монси, Нью-Йорк: Пресса уголовного правосудия.

  • IJERPH | Бесплатный полнотекстовый | Медицинские и правовые аспекты сексуального насилия над детьми: популяционное исследование в венгерском округе

    1.Введение

    Сексуальное насилие над детьми и подростками (CSA) — широко распространенная проблема не только в западных странах, но также и в странах Восточной и Средней Европы. Сексуальное насилие в детстве и подростковом возрасте определяется как вовлечение молодого человека в сексуальную активность, которую он / она не осознает полностью или не подготовлен по своему развитию, или нарушает закон или социальные табу общества [1,2]. Сексуальные действия могут включать все формы орально-генитального, генитального или анального контакта с ребенком или с ним, а также злоупотребления без прикосновения, такие как эксгибиционизм, вуайеризм или использование ребенка в производстве порнографии.Сексуальное насилие включает в себя широкий спектр действий, начиная от изнасилования и заканчивая физически менее агрессивным сексуальным насилием. «Сексуальное насилие над детьми встречается чаще, чем детский рак, детский диабет и врожденные пороки сердца вместе взятые …» [3]. Различные исследования изучали распространенность сексуального насилия над детьми, и международные оценки показывают, что показатели распространенности пугающе высоки. По оценкам, 10–20% девочек и 5–10% мальчиков являются жертвами сексуального насилия со стороны детей [4], согласно данным, собранным в период с 1994 по 2007 год в 39 исследованиях преобладания из 28 стран.Эти цифры соответствуют данным предыдущих исследований [5]. В метаанализе 323 исследований по всему миру, в которых участвовало в общей сложности 9,9 миллиона детей, подвергшихся насилию, показатель заболеваемости во всем мире составил 12,7% (18,0% для девочек, 7,6% для мальчиков) [6]. В США, где сообщение о сексуальном насилии над детьми является обязательным, ежегодно регистрируется от 60 000 до 80 000 подтвержденных случаев, что в целом показывает снижение [7]. Уровень сексуального насилия в отношении детей составляет 20% в Великобритании и Швейцарии [8,9], в то время как в Германии он в определенной степени выше — 20%.1%, а в Испании — 22% [10,11]. В странах Северной Европы заболеваемость оказалась значительно ниже: 17% в Норвегии и 13% в Швеции [12,13]. В литературе сообщается о пожизненной связи между сексуальной виктимизацией в детстве и подростковом возрасте и хроническими психическими и физическими заболеваниями в зрелом возрасте [ 14]. CSA был связан с несколькими негативными проблемами со здоровьем, включая как физические, так и психические состояния [15,16,17]. Жертвы, в прошлом подвергавшиеся жестокому обращению с детьми, с большей вероятностью будут проявлять больший риск насильственных преступлений [18], расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ [19], большего количества проблем с дисциплиной в школе и отстранения от занятий [20], плохих долгосрочных интеллектуальных и академических достижений [21] и выше. вероятность стать родителем-подростком [22,23].Есть также значительные экономические и социальные последствия [24]. На женщин с КСА в анамнезе приходится значительно более высокая доля затрат на первичную медико-санитарную помощь и амбулаторное лечение, чем на женщин без такого анамнеза [25].

    Существует ограниченное количество исследований, посвященных жестокому обращению с детьми в странах Центральной и Восточной Европы. Имеющиеся данные по Венгрии неадекватны и во многих случаях не сообщаются; Достоверных данных о частоте подтипов сексуального насилия не существует.

    Национальные статистические данные Венгрии или страны отсутствуют.Частота и характер сексуального насилия над детьми в Венгрии не изучались, за исключением недавнего исследования, в котором изучались сексуальные надругательства только над детьми женского пола [26], и некоторых ненаучных данных из разрозненных источников.

    В Венгрии, когда происходит раскрытие информации, отделения неотложной помощи, гинекологии и педиатрии обычно являются входом, а гинекологи (для пострадавших женщин), педиатры и травматологи (для пострадавших мужчин) обычно первыми сообщают о сексуальных домогательствах. подозревается.Затем следует отчетность и участие социальных служб и правоохранительных органов. Хотя сообщение о жестоком обращении с детьми не является обязательным, в случае жертвы моложе 18 лет судебное разбирательство может быть возбуждено родителем, опекуном или опекуном жертвы, но не врачом.

    Целью этого популяционного исследования был сбор данных по венгерскому округу в отношении характерных особенностей случаев жестокого обращения с детьми как мужского, так и женского пола, чтобы лучше понять масштабы проблемы, продвинуться в направлении отчетности и подходить к услугам и предлагать образовательные и профилактические стратегии.

    2. Методы

    Наше популяционное исследование проводилось в 1 из 19 округов Венгрии (округ Сабольч-Сатмар-Берег, население: 585 000 человек). В этом округе всего четыре города с четырьмя больницами, где можно увидеть эти больные. История болезни девочек и мальчиков, подвергшихся сексуальному насилию в возрасте до 18 лет, которые наблюдались в четырех больницах этого округа (Университетская клиническая больница Ньиредьхаза, Университетская клиническая больница Фехердьярмата, Городская больница Матешалки и Городская больница Кисварды) в период с 1 января 2000 года по. 31 декабря 2015 года были проверены.Это департаменты округа Сабольч-Сатмар-Берег, куда направляются подростки с подозрением на сексуальное насилие. Больные женщины направляются исключительно в гинекологические отделения перечисленных выше больниц; мальчики находятся на приеме в педиатрическом, урологическом и травматологическом отделениях этих больниц. Данные были собраны, записаны и извлечены из файлов детей, которые предположительно испытали CSA и получили помощь и последующие услуги. Руководства по стандартному менеджменту, включая определение CSA, а также цель и процедуру экзамена, были подробно разработаны в этих отделах.

    В нашем популяционном исследовании сексуальное насилие включает неконтактное сексуальное насилие, сексуальное прикосновение, оральный секс, половое проникновение, анальный секс и сексуальную эксплуатацию.

    Собранные данные включали возраст и образование жертвы, семейные отношения между жертвой и преступником, частоту жестокого обращения, тип и место жестокого обращения, время года и время дня, когда произошло насилие, семейные отношения между жертвой и лицом сопровождение ее / его при обращении в больницу, временной интервал между предполагаемым половым контактом и клиническим осмотром и результатами медицинского осмотра.

    Обследование проводил молодой гинеколог для женщин, педиатр, уролог или травматолог для мужчин. Все случаи лечились в соответствии со стандартными рекомендациями [27]. Мы получили полный медицинский и социальный анамнез и провели медицинский осмотр в соответствии со стандартным протоколом. Клиническое исследование включало физический осмотр «с головы до ног», оценку полового развития, выявление любых повреждений с особым упором на кольпоскопические проявления мембраны девственной плевы и окружающих поверхностей (для девочек), выявление любых повреждений полового члена, мошонки. и анус (мальчики), признаки жестокого обращения.Диагноз возможной беременности был исключен с помощью анализа мочи или ультразвукового исследования, сбор данных судебно-медицинской экспертизы (сперма, слюна, другие следы) и оценка инфекций, передаваемых половым путем, также были частью нашего исследования. На основании клинических данных было предоставлено соответствующее медицинское или хирургическое лечение. Все соответствующие выводы были задокументированы, включены в отчет и распространены в ответ на официальные запросы. Мы проанализировали разницу между CSA и изнасилованием, подчеркнув диагностические проблемы.Также были зафиксированы результаты судебных разбирательств. Криминальные, судебные и медицинские записи постоянно отслеживались и сравнивались.

    Описательные анализы проводили с использованием SPSS (Статистический пакет для социальных наук, SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Оценивались оценки среднего значения, стандартного отклонения, частоты, t-критерия, критерия Манна-Уитни, доверительного интервала и корреляции. Показатели распространенности были проверены с использованием тестов Пирсона № 2 . Уровень значимости сохранялся на уровне 0.05 уровень.

    3. Результаты

    В период с 2000 по 2015 год в исследование было включено 400 девочек и 26 мальчиков в возрасте до 18 лет, которые были осмотрены в одной из четырех больниц после сексуального насилия в исследовании. Средний возраст начала заболевания составлял 10,81 года (стандартное отклонение 3,453) для мальчиков, 13,46 года (стандартное отклонение 3,364) для девочек и 13,30 года (стандартное отклонение 3,425) для всех пострадавших. Характеристики выборки представлены в Таблице 1. Сорок четыре процента детей были в возрасте от 11 до 14 лет, большинство мальчиков (46,2%) были младше 10 лет, большинство девочек (44.5%) были в возрасте от 11 до 14 лет. Из числа пострадавших 243 (57,0%) были школьниками, 26 (6,1%) дошкольниками и 157 (36,9%) были работающими или безработными. В 278 случаях (65,3%) преступник был известен потерпевшей, а в 148 случаях подозревался посторонний человек (34,7%). В 79 случаях (30,7% мальчиков и 17,7% девочек) обвиняемым был член семьи. Преступники чаще всего были знакомы детям (38,5% для мальчиков и 47,3% для девочек). Относительно небольшая доля внутрисемейных злоупотреблений была совершена двоюродным братом или сводным братом жертвы (3–3 случая) для мальчиков и отчимом (24 случая) или отцом (12 случаев) для девочек.Распределение сопровождающих лиц представлено в таблице 1. В большинстве случаев потерпевшие мужчины были доставлены в больницу своей матерью (9, 34,6%), а потерпевшие женщины — сотрудником полиции (200, 50,0%). сами CSA представлены в Таблице 2. Анализ временного интервала между преступлением и медицинским заключением показал значительную разницу между двумя полами. В случае жертв мужского пола только 2 пострадавших (7,7%) смогли получить неотложную помощь, а 5 (19.2%) мальчики были осмотрены в больнице в течение 72 часов, а большинство — 19 (73,1%) — были осмотрены более чем через 72 часа после жестокого обращения. Что касается жертв женского пола, большинство девочек — 152 (38,0%) — были осмотрены более чем через 72 часа после жестокого обращения, но 98 (24,5%) случаев смогли получить немедленную помощь, а 150 (37,5%) случаев в течение 72 ч. Кроме того, мы обнаружили, что более чем в одной трети (мальчики) и одной пятой (девочки) случаев сексуальное насилие имело место неоднократно. В случае мальчиков CSA включала сексуальные извращения (оральные гениталии, прикосновение гениталий и контакт гениталий с гениталиями) в 14 случаях (53.8%) и анальный половой акт в 12 (46,2%) случаях; в нашей выборке мальчики не сообщали о физическом насилии. В случае девочек сексуальное насилие включало половой акт в 219 (54,8%) случаях, сексуальные извращения в 164 (41,0%) и анальное насилие в 14 (3,5%) случаях; телесные повреждения были причинены в 15 случаях. При физическом осмотре детей основное внимание уделялось двум пунктам: признакам травмы и выявлению / сбору судебно-медицинских доказательств, будь то генитальные, анальные или экстрагенитальные. Травмы имели место в 3,5% случаев, но ни один из них не потребовал хирургического вмешательства.Наличие спермы подтверждено в 118 случаях (27,7%). В 12 (3,0%) случаях тест на беременность оказался положительным. При рассмотрении дневного времени отдельных случаев мы обнаружили противоречивые результаты между полами: мальчики чаще подвергались насилию днем, а девочки — вечером. Сезонная встречаемость показала сопоставимые результаты, при этом CSA произошла в основном летом, 10 случаев (38,5%) для мальчиков, 117 случаев (29,3%) для девочек, когда дети были на каникулах из школы.В большинстве случаев (31%) местом насилия был дом жертвы (34,6% для мальчиков и 30,85 для девочек). Другие места включают: в знакомом доме (19,5%), в общественных местах (14,3%), в лесу / поле (11%) и в детском доме (4%). В течение исследуемого периода судебные разбирательства следовали CSA в 205 (48,1%) делах. Число осужденных виновных составило 41 (9,6%), 22 из них были признаны виновными по обвинению в изнасиловании, 4 — по обвинению в сексуальных извращениях и 15 — по обвинению в незаконных половых сношениях.

    4. Обсуждение

    Здравоохранение, защита детей и правовые системы по-прежнему сталкиваются с проблемами из-за признания общественного бедствия сексуального насилия над детьми и стремления понять его сложности и способы наилучшего решения множества междисциплинарных проблем. Более 30 лет во многих странах врачи занимаются диагностикой, лечением и лечением жертв сексуального насилия. Их усилия, как правило, не зависели от более крупных систем, необходимых для обеспечения защиты, предотвращения и судебного преследования.

    Венгрия только начала заниматься этой социальной проблемой. Насколько нам известно, это первое популяционное исследование Венгрии, в котором изучались характеристики CSA как для девочек, так и для мальчиков. Мы работаем над развенчанием распространенных мифов о CSA и повышением осведомленности общественности о том, что CSA в Венгрии больше не может быть «еще одной скрытой педиатрической проблемой», как заявил Кемпе в 1977 году [28].

    В Венгрии в последние десятилетия сексуальное насилие над детьми стало приоритетом для специалистов в области медицины и уголовного права из-за его частой распространенности, серьезных неблагоприятных последствий для здоровья и потенциальных последствий для жертвы на всю жизнь.В Венгрии, когда происходит раскрытие информации, отделения неотложной помощи, гинекологии и педиатрии обычно являются входом, а гинекологи (для пострадавших женщин), педиатры и травматологи (для пострадавших мужчин), как правило, первыми сообщают о сексуальных домогательствах. подозревается. Отчетность и участие социальных служб и правоохранительных органов приносит ресурсы и чрезвычайно важное сотрудничество. Несмотря на прочную связь между гинекологическими симптомами и анамнезом КСА, нет данных о популяциях в Центральной / Восточной Европе.Знание точного числа детей, подвергшихся сексуальному насилию, и разработка систематического подхода к удовлетворению медицинских и юридических потребностей предполагаемых детей-жертв еще предстоит разработать.

    Нам удалось выявить различия между CSA и изнасилованием. В большинстве случаев (96,5%) сила не применялась: дети чаще всего подвергались насилию со стороны преступников (65,3%), которых они знали и которым доверяли. У одной трети (мальчики) и одной пятой (девочки) жертв обвиняемый в совершении CSA был членом семьи, и это было домашнее сексуальное нападение (31%).В этих случаях из-за большого промежутка времени между сексуальным контактом и разоблачением (40,1%) шанс выявления судебно-медицинских доказательств был потерян. Время, которое проходит между жестоким обращением и физическим осмотром, имеет большое значение. У большинства детей, подвергшихся сексуальному насилию, не будет признаков травм гениталий или анального отверстия, особенно при неостром осмотре.

    Дети, которые могли подвергнуться насилию, должны быть обследованы врачом для диагностики и лечения любых последствий предполагаемого полового контакта, включая выявление травм, лечение инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), и сбор данных судебно-медицинской экспертизы, если таковые имеются.Реальность такова, что менее 5% детей будут иметь диагностические данные о половом контакте, а 3–5% будут иметь ИППП. Биологические доказательства (сперма) недавнего злоупотребления могут быть успешно получены (злоупотребление в течение последних 24 часов, если до полового созревания, в течение последних 72 часов у девочек полового созревания), а также по медицинским показаниям в случае кровотечения [29]. Наиболее доступным доказательством является то, что ребенок-жертва представляет в своем отчете о ненадлежащем сексуальном контакте. 30,8% мальчиков и 20% девочек сообщили о множественных случаях полового контакта.Отсроченное раскрытие информации типично для жестокого обращения, и поскольку большинство травм, которые дети получают в результате сексуального контакта, будут поверхностными и заживают без каких-либо длительных остатков, большинство медицинских обследований не показывают ни острых, ни излеченных результатов [30]. Доказано, что однократный неполный разрыв девственной плевы может зажить через 9 дней, а полный разрыв — через 24–30 дней после травмы [31]. Самая важная причина недостаточного количества аномальных результатов — это характер самого насилия, поскольку большинство преступников не имеют большого намерения причинить вред ребенку, и если они это сделают, травмы, как правило, являются поверхностными.Хотя многие немедицинские специалисты могут полагать, что врач должен иметь возможность определить, был ли ребенок «проникнут», это не всегда так, когда дети вступают в период полового созревания и девственная плевральная оболочка увеличивает свою эластичность и растяжимость. Определение «проникновения» у ребенка препубертатного возраста является менее сложной задачей из-за недостаточной эластичности девственной плевы, а когда происходит истинное вагинальное проникновение, в анамнезе имеется сопутствующая боль, кровотечение и остаточные диагностические данные.При этом у большинства детей препубертатного возраста происходит проникновение в преддверие влагалища, а не во влагалище. Проблема определения того, является ли пубертатный ребенок девственницей, подтверждается исследованием, в котором только 2 (6%) из 36 беременных подростков продемонстрировали явные доказательства предшествующей проникающей травмы, и только 4 (11%) имели подозрительные, хотя не окончательные, выводы: «Нормальный» не означает «ничего не произошло» »[32]. Нормальные результаты являются правилом, а не исключением, для жертв сексуального насилия над детьми, с проникновением или без проникновения, будь то хроническое или острое [33,34,35].Особого внимания требуют случаи, когда член семьи ребенка подвергался сексуальному насилию. В течение периода исследования мы наблюдали только 8 мужчин (30,7%) и 71 женщину (17,7%), в которых были зарегистрированы первые случаи жестокого обращения. Самая высокая частота наблюдалась в возрасте до 10 лет для мальчиков и в возрасте от 11 до 14 лет для девочек. Фактическое число, вероятно, было намного выше 79 из-за занижения данных. Почти во всех случаях ребенок сообщал об угрозах сохранения секретности, включая угрозы физического насилия в случае их раскрытия.Матери боялись потерять дом и, возможно, детей. Это основа, на которой может продолжаться многократное и хроническое сексуальное насилие. Большинство случаев CSA произошло в летние месяцы, когда дети были на каникулах из школы. И наоборот, те дети, которые стали жертвами изнасилования, совершенного незнакомцами (30,8% мальчиков и 35% девочек), явились немедленно и с более очевидными выводами (сперма обнаружена в 118 случаях), поскольку у них была поддержка семьи и немедленное обследование могло быть выполнено (в 100 случаях 23.5%). К сожалению, немногие дети обнаруживают половой контакт сразу после CSA, что ограничивает возможность распознать травмы и собрать доказательства. Сексуальное насилие обычно является хроническим, сложным и часто особенно травмирующим инцидентом для жертвы, часто совершаемым членами семьи или другими доверенными лицами в условиях зависимости от отношений и отношений с сильным авторитетом [36].

    В Венгрии после решения Конституционного суда от 4 сентября 2002 г. виновный и потерпевший в делах CSA могут быть одного пола.В этом решении Закон учел результаты исследований, проведенных с участием мужчин-жертв. В отношении жертвы моложе 18 лет судебное разбирательство может быть возбуждено родителем, опекуном или опекуном жертвы. Новый закон (от 1 июля 2003 г.) был призван обеспечить внимательное отношение к жертве. Показания, данные потерпевшим, могут быть записаны на видеокассету, и эта пленка может быть использована позже во время судебного разбирательства. В 2012 году был введен новый Уголовный кодекс, касающийся преступлений на сексуальной почве.Суть правового изменения заключалась в том, что в предыдущем Уголовном кодексе основное внимание уделялось защите гендерной морали и общественных интересов, а в новом Уголовном кодексе особое внимание уделялось личности, гендерной целостности и гендерному самоопределению. Ни один из законов не предписывает обязательность предъявления обвинений, но постановления частного предложения и искоренения преступности были изменены. В 2012 году наше правительство объявило Годом правосудия, доброжелательного к детям; В рамках Национального суда правосудия была создана рабочая группа для развития концепции правосудия, ориентированного на детей.Элементы правосудия, доброжелательного к ребенку, постоянно становятся частью юридической практики. В Венгрии самой сложной задачей является не только создание Уголовного кодекса, но и обеспечение его соблюдения. Опыт сексуального насилия над детьми может привести к долгосрочным эмоциональным и поведенческим последствиям для жертвы. Когда дети подозреваются в сексуальной виктимизации, они заслуживают профессионалов, которые являются знающими, квалифицированными, деликатными профессионалами, способными сформулировать объективные мнения, которые не изменят их доверию и позволят восстановить справедливость.

    В нашем исследовании только 205 (48%) из 426 дел были возбуждены. Вынесение приговоров в отношении 41 (9,6%) преступника, которым был вынесен окончательный приговор, длилось несколько лет по каждому из дел. Низкая доля обвинений и длительный временной интервал, необходимый для вынесения приговора в венгерской правовой системе, демонстрируют проблемы, связанные с успешным судебным преследованием. Очень важно организовать больше центров планирования семьи для молодых семей, детей и подростков, чтобы они имели доступ к надлежащим медицинским услугам и соответствующему образованию, чтобы защитить их от сексуального насилия.

    5. Выводы

    Предупреждение сексуального насилия является обязанностью не только родителей, но и правоохранительных органов, медицинских работников и педагогов. В Венгрии обучение профессионалов в области признания и отчетности CSA является неотложным делом, отсутствие юридического обязательства сообщать требует пересмотра. Результаты подчеркивают важность необходимости проведения кампании по информированию общественности об уязвимости детей старшего возраста перед сексуальной виктимизацией с упором на разработку программ первичной профилактики.Специалисты в области здравоохранения, защиты детей, психического здоровья и правоохранительных органов — все выиграют от усилий по повышению их осведомленности о сексуальном насилии над детьми и о том, что они могут сделать в своей профессиональной роли для решения проблемы насилия при подозрении.

    Результаты национального опроса подростков

    кедража были внедрены для повышения специфичности

    мер. Во-первых, участникам был представлен вводный абзац

    , чтобы ориентировать их на оцениваемые вопросы о

    сексуальных домогательствах.Во-вторых,

    вопросов, связанных с поведением, были использованы для обеспечения

    точного сообщения о типах событий и окружающих

    оцениваемых обстоятельств, что повысило вероятность

    того, что межличностная виктимизация будет

    точно обнаружена посредством самоотчета. (см. Koss,

    1993).

    В заключение, результаты этой национальной выборки подростков

    способствуют предоставлению

    способных знаний о взаимосвязи между

    характеристик сексуального насилия и раскрытием информации.Это исследование

    предоставляет исходные данные, позволяющие предположить, что корреляты

    раскрытия CSA различаются для девочек и мальчиков и для подростков

    центов для разных расовых / этнических групп. Для будущих исследований будет важно воспроизвести результаты

    . Кроме того, в будущих исследованиях

    будет важно изучить корреляты раскрытия CSA

    среди других этнических / расовых групп (например, азиатов, паники

    и коренных американцев).Повышение недооценки коррелятов раскрытия CSA может иметь

    важных последствий для раннего вмешательства и

    предотвращения повторной виктимизации.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    Арата, К. М. (1998). Сказать или не сказать: Текущее функционирование

    переживших сексуальное насилие детей, которые раскрыли свою виктимизацию.

    Жестокое обращение с детьми, 3, 63-71.

    Бейтчман, Дж. Х., Цукер, К. Дж., Худ, Дж. Э., даКоста, Г. А., Акман,

    Д., & Кассавиа, Э. (1992). Обзор долгосрочных последствий сексуального насилия над детьми

    . Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 16, 101–118.

    Болтон, Ф. Г., Моррис, Л. А., и МакИхрон, А. Э. (1989). Мужчины с уровнем риска

    : обратная сторона сексуального насилия над детьми. Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

    Байби Д. и Моубрей К. Т. (1993). Анализ утверждений о

    сексуальных домогательствах в случае детского сада с несколькими жертвами. Жестокое обращение с детьми

    и безнадзорность, 17, 767-783.

    ДиПьетро, ​​Э. К., Руньян, Д. К., и Фредриксон, Д. Д. (1997). Predic

    фактов раскрытия информации во время медицинского осмотра при подозрении на пол

    злоупотребления. Журнал о сексуальном насилии над детьми, 6 (1), 133-142.

    Эллиот Д. М. и Бриер Дж. (1994). Судебно-медицинская экспертиза сексуального насилия

    детей старшего возраста: раскрытие информации и симптоматика. Поведенческие

    Науки и право, 12, 261-277.

    Фаллер, К. К. (1989).Характеристики клинической выборки из

    детей, подвергшихся сексуальному насилию: Чем отличаются мальчик и девочка-жертва. Жестокое обращение с детьми и

    Безнадзорность, 13, 281-291.

    Финкельхор, Д. (1994). Текущая информация о масштабах и характере

    сексуального насилия над детьми. Будущее детей, 4, 31-53.

    Финкельхор Д., Хоталинг Г., Льюис И. А. и Смит К. (1990). Сексуальное насилие

    в национальном исследовании взрослых мужчин и женщин: распространенность,

    характеристик и факторы риска.ChildAbuseandNeglect, 14, 19–28.

    Флеминг, Дж., Маллен, П. Э., Сибторп, Б., и Баммер, Г. (1999).

    Долгосрочные последствия сексуального насилия в детстве на

    австралийских женщин. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 23, 145–159.

    Фридрих В. Н. (1998). Поведенческие проявления сексуального насилия над детьми

    . Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 22, 523-531.

    Гомес-Шварц, Б., Горовиц, Дж. М., и Кардарелли, А. П. (1990).

    Сексуальное насилие над детьми: первые эффекты.Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

    Гудчайлдс, Дж. Д. и Зеллман, Г. Л. (1984). Сексуальные сигналы и

    сексуальной агрессии в подростковых отношениях. В N. M.

    Malamuth и E. Donnerstein (Eds.), Порнография и сексуальная агрессия

    (стр. 233-243). Орландо, Флорида: Academic Press.

    Хэнсон, Р. Ф., Резник, Х. С., Сондерс, Б. Э., Килпатрик, Д. Г., &

    Бест, К. (1999). Факторы, связанные с сообщением об изнасиловании в детстве

    . Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 23 (6), 559-569.

    Hecht, D. A., & Hansen, D. J. (1999). Подростки-жертвы и

    межпоколенческих проблем сексуального насилия. В В. Б. Ван Хасселте и

    М. Херсен (ред.), Справочник психологических подходов к

    преступников, совершивших насильственные преступления: современные стратегии и проблемы (стр. 303-238).

    Нью-Йорк: Пленум.

    Холмс, У. К. и Слэп, Г. Б. (1998). Сексуальное насилие над мальчиками: Defini

    , распространенность, корреляты, последствия и лечение.Jour

    nal Американской медицинской ассоциации, 280 (21), 1855-1862.

    Килпатрик, Д. Г., Асьерно, Р., Сондерс, Б., Резник, Х. С., Бест, К.

    ,

    Л., Шнурр, П. П. (2000). Факторы риска для подростков младше

    Злоупотребление стойкой и зависимость: данные национальной выборки.

    Журнал консалтинговой и клинической психологии, 68, 19-30.

    Косс, М. П. (1993). Выявление масштабов изнасилования: обзор методов исследования preva

    .Journal of Interpersonal Violence, 8, 198-

    222.

    Лэмб, С., и Эдгар-Смит, С. (1994). Аспекты раскрытия информации: СМИ

    результатов сексуального насилия в детстве. Журнал Interper

    sonal Violence, 9, 307-326.

    Липовский, Дж. А., и Килпатрик, Д. Г. (1992). Сексуальное насилие над ребенком

    жертва как взрослый. В У. О. Донахью и Дж. Х. Гир (ред.), Секс

    жестокое обращение с детьми: клинические проблемы (т.II, стр. 430-476).

    Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

    Макнейр, Л. Д., и Невилл, Х. А. (1996). Афроамериканки

    пережившие сексуальное насилие: пересечение расы и класса.

    Женщины и терапия, 18, 107-118.

    Мей, Б. Дж. В. (1988). Сексуальная виктимизация детей мужского пола: обзор предыдущих исследований

    . Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 12, 61-72.

    Нагель Д. Э., Патнэм Ф. В., Нолл Дж. Г. и Трикетт П. К.(1997). Dis-

    моделей закрытия сексуального насилия и психологического функционирования

    при последующем наблюдении через 1 год. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 21, 137-147.

    Пейн, М. Л., и Хансен, Д. Дж. (2002). Факторы, влияющие на то, что дети

    самостоятельно раскрывают сексуальное насилие. Обзор клинической психологии, 22, 271-

    295.

    Полусный, М.А., и Фоллетт, В.М. (1995). Долгосрочные корреляты

    сексуального насилия над детьми: теория и обзор эмпирической литературы.Прикладная и превентивная психология, 4 (3), 143-166.

    Ричардсон Д. и Кэмпбелл Дж. Л. (1982). Влияние алкоголя на

    обвинений в изнасиловании. Личность и социальная психология

    Бюллетень

    , 8, 468-476.

    Розлер Т.А. (1994). Реакции на раскрытие информации о сексуальном насилии в детстве

    : Влияние на симптомы взрослых. Journal of Nervous and Men

    tal Disease, 182, 618-624.

    Roesler, T. A., & Wind, T.W. (1994). Раскрытие секрета:

    взрослых

    женщин описывают случаи инцеста. Журнал Interper

    sonal Violence, 9, 327-338.

    Сондерс, Б. Э., Килпатрик, Д. Г., Хэнсон, Р. Ф., Резник, Х. С., и

    Уокер, М. Э. (1999). Распространенность, характеристики случаев и долгосрочные психологические корреляты изнасилования детей среди женщин: национальное исследование

    . Жестокое обращение с детьми, 4 (3), 187-200.

    Созье М. (1989).Раскрытие информации о сексуальном насилии над детьми: в лучшую сторону или

    в худшую сторону. Психиатрические клиники Северной Америки, 12, 455-469.

    Смит, Д. У., Летурно, Э. Дж., Сондерс, Б. Э., Килпатрик, Д. Г.,

    Резник, Х. С. и Бест, К. Л. (2000). Задержка в раскрытии информации о ребенке

    изнасилование «капюшоном»: результаты национального исследования. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность,

    24, 273-287.

    Соренсон Т. и Сноу Б. (1991). Как дети рассказывают: процесс раскрытия

    сексуального насилия над детьми.Защита детей, 70, 3-15.

    Свенсон, К. К., & Хэнсон, Р. Ф. (1998). Сексуальное насилие над детьми.

    В Дж. Р. Луцкер (ред.), Справочник по исследованию и лечению жестокого обращения с детьми

    : Вопросы клинической детской психологии (стр. 475-499). Нью-Йорк:

    Plenum Press.

    Уоткинс Б. и Бентовим А. (1992). Сексуальное насилие над детьми мужского пола

    детей и подростков: обзор текущих исследований. Журнал

    Детская психология и психиатрия, 33, 197-248.

    Widom, C. S., & Morris, S. (1997). Точность воспоминаний взрослых о

    виктимизации в детстве, Часть 2: Сексуальное насилие в детстве. Психо

    Логическая оценка, 9 (1), 34-46.

    ДЕТСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ / НОЯБРЬ 2003

    Hanson et al. / ОТЧЕТЫ О СЕКСУАЛЬНОМ НАПРАВЛЕНИИ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ 271

    Глава 3: Типологии сексуальных преступников

    Абель, Г.Г., Беккер, Дж., Каннингем-Ратнер, Дж., Миттельман, М.С., и Руло, Дж. Л. (1988). Множественные диагнозы парафилии среди лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Бюллетень Американской академии психиатрии и права, 16 , 153–168.

    Абель Г.Г., Беккер Дж. В., Мерфи В. Д. и Фланаган Б. (1981). Выявление опасных растлителей малолетних. В Р.Б. Стюарт (ред.), Насильственное поведение: подходы социального обучения к прогнозированию, управлению и лечению, (стр. 53–63). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Abel, G.G., & Osborn, C.A. (1992). Парафилии: степень и природа сексуальных отклонений и преступного поведения.В J.M.W. Брэдфорд (ред.), Психиатрические клиники Северной Америки , 15 (стр. 675–687). Филадельфия, Пенсильвания: W.B. Компания Сондерс.

    Эйнсворт, доктор медицинских наук, и Боулби, Дж. (1991). Этиологический подход к развитию личности. Американский психолог, 46, 333–342.

    Аллен, К. (1991). Женщины и мужчины, совершающие сексуальное насилие над детьми: сравнительный анализ. Оруэлл, VT: Safer Society Press.

    Американская психиатрическая ассоциация. (2013). Диагностика и S tatistical M год M ental D isorders , 5-е изд. исправлено. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.

    Эндрюс, Д.А., и Бонта, Дж. (2003). Психология преступного поведения, 3-е изд. Цинциннати, Огайо: Андерсон.

    Barbaree, H.E., Seto, M.C., Serin, R.C., Amos, N.L., & Preston, D.L. (1994). Сравнение подтипов сексуальных и несексуальных насильников. Уголовное правосудие и поведение, 21, 95–114.

    Бард, Л., Картер, Д., Серс, Д., Найт, Р.А., Розенберг, Р., и Шнайдер, Б. (1987). Описательное исследование насильников и растлителей малолетних: возрастные, клинические и криминальные характеристики. Поведенческие науки и право, 5, 203–220.

    Beauregard, E., Lussier, P., & Proulx, J. (2004). Исследование факторов развития, связанных с девиантными сексуальными предпочтениями взрослых насильников. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 16, 151–161.

    Бук А.Р., Эллиот И.А., Биргден А. и Финдлейтер Д. (2008). Интернет и сексуальные преступления детей: криминологический обзор. Агрессия и агрессивное поведение, 13, 216–228.

    Бикли, Дж. А., и Бич, А. Р. (2002). Исследование модели путей Уорда и Хадсона процесса сексуального преступления с жестокими обращениями с детьми . Журнал межличностного насилия, 17, 371–393.

    Бикли, Дж. А., и Бич, А. Р. (2003). Последствия для лечения сексуальных преступников модели рецидива Уорда и Хадсона. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 15, 121–134.

    Bourke, M.L., & Hernandez, M.L. (2009). Редукция исследования Батнера: отчет о случаях практической виктимизации детей со стороны преступников, виновных в детской порнографии. Journal of Family Violence, 24, 183–191.

    Bruinsma, F. (1995). Немедленная оценка сексуальных преступников-подростков, замеченных в полицейском участке. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, 39, 306–317.

    Burton, D.L. (2003). Подростки мужского пола: сексуальная виктимизация и последующее сексуальное насилие. Журнал социальной работы для детей и подростков, 20, 277-296.

    Camilleri, J.A., & Quinsey, V.L. (2008). Педофилия: оценка и лечение. В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, vol. 2 (стр. 183–212). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Канн, Дж., Дружба, К. и Гозна, Л. (2007). Оценка кроссовера в выборке сексуальных преступников с несколькими жертвами. Юридическая и криминологическая психология, 12 , 149–163.

    Чиккетти Д. и Линч М. (1995). Неудачи в ожидаемой среде и их влияние на индивидуальное развитие: случай жестокого обращения с детьми. В D. Cicchetti & D.J. Cohen (Eds.), Developmental P sychopathology , Vol ume 2: Risk, D isorder, and A dap (dap32–71). Нью-Йорк: Джон Вили.

    Конте, Дж. Р. (1991). Природа сексуальных преступлений против детей. В C.R. Hollin & K. Howells (Eds.), Clinical Approaches to Sex Offers and their Victim. Западный Сассекс, Англия: John Wiley & Sons.

    Cortoni, F., & Hanson, R.K. (2001). Секс как стратегия выживания и его связь с сексуальным прошлым несовершеннолетних и интимными отношениями у сексуальных преступников. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 8 , 27–43.

    Cortoni, F. & Hanson, R.K. (2005). Обзор уровня рецидивов сексуальных преступлений среди взрослых женщин . Отчет об исследовании 2005 г. № R-169. Оттава, Онтарио: Исправительная служба Канады, Исследовательский отдел.

    Кортони, Ф., Сандлер, Дж. К. и Фриман, Н. Дж. (2014). Женщины, осужденные за пропаганду проституции несовершеннолетних, отличаются от женщин, осужденных за традиционные сексуальные преступления. Краткий отчет об исследовании. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 27 , 324–334.

    Craissati, J. (2005). Сексуальное насилие в отношении женщин: психологический подход к оценке и управлению насильниками в обществе. Журнал пробации: Журнал общественного и уголовного правосудия, 52, 401–422.

    Craissati, J., & Beech, A.R. (2006). Роль ключевых переменных развития в выявлении правонарушителей на сексуальной почве, которые могут потерпеть неудачу в сообществе: усовершенствованная модель прогнозирования рисков. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 30, 327–339.

    Craissati, J., McClurg, G., & Browne, K. (2002a). Характеристики лиц, совершивших сексуальное насилие над детьми, которые в детстве подвергались сексуальной виктимизации. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 14, 225–239.

    Craissati, J., McClurg, G., & Browne, K. (2002b). Опыт родительских связей сексуальных преступников: сравнение между растлителями малолетних и насильниками. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 26, 909–921.

    Delmonico, D.L., & Griffin, E.J. (2008).Сексуальные преступления в Интернете: оценка и лечение. В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение , vol. 2 (стр. 459–485). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Дубе С.Р., Анда Р.Ф., Фелитти В.Дж., Крофт Дж. Б., Эдвардс В.Дж. и Джайлз В. (2001). Взросление со стороны родителей, злоупотребляющих алкоголем: подверженность жестокому обращению в детстве, пренебрежительное отношение и домашняя дисфункция. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 25, 1627–1640.

    Эллиотт, М., Браун, К. и Килкойн, Дж. (1995). Предупреждение сексуального насилия над детьми: что нам говорят правонарушители. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 19 , 579–594.

    Эмерик Р.Л. и Даттон В.А. (1993). Влияние полиграфии на самоотчет подростков, совершивших сексуальные преступления: значение для оценки риска. Анналы сексуальных исследований, 6, 83–103.

    Английский, К. (2007). Подход сдерживания к обращению с преступниками на сексуальной почве. В R.G. Райт (ред.), Законы о сексуальных преступлениях: несостоятельная политика, Новые направления (стр.427–448). Нью-Йорк: Springer Publishing Inc.

    Инглиш, К., Джонс, Л., Пазини-Хилл, Д., Патрик, Д., и Кули-Тоуэлл, С. (2000). Значение тестирования на полиграфе в управлении сексуальными преступниками. Заключительный отчет об исследовании представлен в Национальный институт юстиции. Денвер, Колорадо: Департамент общественной безопасности штата Колорадо, Отдел уголовного правосудия, Управление исследований и статистики.

    Инглиш, К., Джонс, Л., Патрик, Д., и Пазини-Хилл, Д. (2003). Сдерживание сексуального преступника: использование полиграфа после вынесения приговора. Анналы Нью-Йоркской академии наук, 989, 411–427.

    Финкельхор Д. (1984). Сексуальное насилие над детьми: новая теория и исследования. Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Фоа, Э.Б., Кин, Т.М., и Фридман, М.Дж. (2000). Эффективное лечение посттравматического стрессового расстройства. Нью-Йорк: Guilford Press.

    Фрэнсис Б., Харрис Д., Уоллес С., Найт Р. А. и Сотилл К. (2013). Сексуальные и общие оскорбительные траектории мужчин обращаются к гражданским обязательствам. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 107

    13492341.

    Фриман, штат Нью-Джерси, и Сэндлер, Дж. К. (2008). Сексуальные правонарушители женского и мужского пола: сравнение моделей рецидивизма и факторов риска. Journal of Interpersonal Violence, 23, 1394–1413.

    Гэннон, Т.А., Бук, А.Р., и Уорд, Т. (2008). Приводит ли полиграф к лучшему прогнозированию рисков для сексуальных преступников? Агрессия и агрессивное поведение, 13, 29–44.

    Гэннон, Т.А., Хоар, Дж. А., Роуз, М. Р., Парретт, Н. (2010). Пересмотр неявных теорий растлителей девочек: доказательства женской специфики? Психология, преступность и право, 18 , 209–224.

    Ганнон Т., Терриер Р. и Лидер Т. (2012). Модель Пути Уорда и Зигерта сексуального совращения детей: оценка кластерного анализа. Психология, преступность и право, 18, 129–153.

    Гэннон, Т.А. И Уорд Т. (2008). Изнасилование: психопатология и теория.В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение , vol. 2 (стр. 336–355). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Гарлик Ю., Маршалл У.Л. и Тортон Д. (1996). Дефицит близости и возложение вины на сексуальных преступников. Юридическая и криминологическая психология, 1, 251–258.

    Гиллеспи С. М., Уильямс Р., Эллиотт И. А., Элдридж Х. Дж., Эшфилд С. и Бич А. Р. (2014). Характеристики женщин, совершающих сексуальные оскорбления, в сравнении с лицами, совершившими одиночные преступления, и соучастниками. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения , 107

    14556358.

    Gottfredson, M., & Hirschi, T. (1990). Общая теория преступности. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

    Грэди, М. Д., Левенсон, Дж. С. и Болдер, Т. (2016). Связь неблагоприятных детских эффектов и привязанности: теория этиологии сексуальных преступлений. Trauma, Violence & Abuse, 1524838015627147.

    Grayston, A.D., & De Luca, R.V. (1999).Женщины, виновные в сексуальном насилии над детьми: обзор клинической и эмпирической литературы. Агрессия и агрессивное поведение, 4, 93–106.

    Грот, А. (1979). Сексуальная травма в жизнях насильников и растлителей малолетних. Виктимология: Международный журнал, 4, 10–16.

    Грот, А. (1983). Лечение сексуального преступника в исправительном учреждении. В J.G. Грир и И. Stuart (Eds.), The S exual A ggressor: Current P erspectives on T reatment. Нью-Йорк: Van Nostrand Reinhold Company, Inc.

    Грот, А.Н., Хобсон, В.Ф., и Гэри, Т.С. (1982). Растлитель малолетних: Клинические наблюдения. Журнал социальной работы и сексуальности человека, 1, 129–144.

    Guay, J., Proulx, J., Cusson, M., & Ouimet, M. (2001). Полиморфия выбора жертвы среди серьезных сексуальных преступников. Архив сексуального поведения, 30, 521–533.

    Хэнсон Р. (2002). Рецидив и возраст: данные наблюдения за 4673 сексуальными преступниками. Journal of Interpersonal Violence , 17 , 1046–1062.

    Hanson, R.K., Bourgon, G., Helmus, L., & Hodgson, S. (2009). Мета-анализ эффективности лечения лиц, совершивших сексуальные преступления: риск, потребность и ответственность . Оттава, Онтарио: Служба общественной безопасности Канады.

    Hanson, R.K., & Bussiere, M.T. (1998). Предсказание рецидива: метаанализ исследований рецидивизма сексуальных преступников. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 63, 348–362.

    Hanson, R.K., & Morton-Bourgon, K. (2004). Предикторы сексуального рецидивизма: обновленный метаанализ. Пользовательский отчет 2004-02. Оттава, Онтарио: Общественная безопасность и готовность к чрезвычайным ситуациям Канады.

    Харкинс, Л., и Бич, А. (2007). Обзор факторов, которые могут повлиять на эффективность лечения сексуальных преступников: риск, потребность, реакция и вопросы процесса. Агрессия и агрессивное поведение, 12, 615–627.

    Харрелл, Э. (2012). Насилие, совершенное незнакомцами, 1993 2010. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Статистическое управление юстиции.

    Харрис, Д. А. Найт. Р.А., Смоллбоун, С. и Деннисон, С. (2011). Специализация после освобождения и разносторонность в отношении сексуальных преступников, направленных на гражданское обязательство. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 23, 243–259.

    Харрис, Д.А., Мазероль, П., и Найт, Р.А. (2009). Понимание сексуальных преступлений мужчин: сравнение общих и специализированных теорий. Уголовное правосудие и поведение, 36, 1051–1069.

    Хаяшино, Д.С., Вуртеле, С.К., и Клебе, К. Дж. (1995). Растлители детей: исследование когнитивных факторов. Journal of Interpersonal Violence, 10, 106–116.

    Хайль П., Ахлмейер С. и Саймонс Д. (2003). Преступления на сексуальной почве. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 15 , 221–236.

    Хайль П. и Саймонс Д. (2008). Множественные парафилии: этиология, распространенность, оценка и лечение.В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, vol. 2 (стр. 527–556). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Хайль, П., Саймонс, Д.А., и Бертон, Д. (2010). Использование полиграфа при обращении с сексуальными преступниками женского пола. В T.A. Ганнон и Ф. Кортони (ред.), Сексуальные оскорбления женщин: теория, оценка и лечение . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

    Хадсон, С.М., и Уорд, Т. (1997). Изнасилование: психопатология и теория.В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, vol. 1 (стр. 322–355). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Дженнингс, В. Г., Згоба, К. М., Маски, Т., Рингл, Дж. М. (2014). Эмпирическая оценка совпадения сексуальной виктимизации и сексуальных преступлений. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, 58 , 1466–1480.

    Jespersen, A.F., Lalumiere, M.L., & Seto, M.C. (2009).История сексуального насилия среди взрослых сексуальных преступников и лиц, не связанных с сексом: метаанализ. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 33, 179–192.

    Колледж Джона Джея. (2004). Природа и масштабы сексуального насилия над несовершеннолетними католическими священниками и диаконами в США 1950 2002 . Вашингтон, округ Колумбия: Конференция католических епископов США.

    Клебан, Х., Чесин, М. С., Джеглич, Э. Л. и Меркадо, К. С. (2013). Исследование перекрестных сексуальных преступлений. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 25, 427–443.

    Найт, Р.А., и Прентки, Р.А. (1990). Классификация сексуальных преступников: разработка и подтверждение таксономических моделей. В W.L. Маршалл, Д. Законы и Х. Barbaree (Eds.), Справочник по сексуальному насилию: проблемы, теории и обращение с преступником (стр. 23–52). Нью-Йорк: Пленум.

    Кокиш, Р., Левенсон, Дж. С., & Близингейм, Г. Д. (2005). Обследование на полиграфе сексуального преступника после вынесения приговора: мнение клиентов о полезности и точности. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 17 (2), 211–221.

    Лангстрем, Н., Шостедт, Г., и Гранн, М. (2004). Психиатрические расстройства и рецидивы у сексуальных преступников. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения 16 (2).

    Лоус, Д., и Маршалл, В. (1990). Обусловленная теория этиологии и поддержания девиантных сексуальных предпочтений и поведения. В W. Marshall, D. Laws и H. Barbaree (Eds.), Справочник по сексуальному насилию: проблемы, теории и обращение с преступником (стр.209–229). Нью-Йорк: Пленум.

    Ли, Дж. К. П., Джексон, Х. Дж., Паттисон, П., и Уорд, Т. (2002). Факторы риска развития сексуальных преступлений. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 26, 73–92.

    Левенсон, Дж. С., Беккер, Дж. И Морин, Дж. У. (2008). Взаимосвязь между возрастом жертвы и кроссовером пола среди лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 20 , 43–60.

    Левенсон, Дж. С. и Социа, К. М. (2016). Неблагоприятные детские переживания и закономерности ареста в выборке сексуальных преступников. Journal of Interpersonal Violence, 31 , 1883–1911.

    Левенсон, Дж. С., Уиллис, Г. М., Прескотт, Д. С. (2016). Неблагоприятные детские переживания в жизни мужчин, совершивших сексуальные преступления, Последствия для оказания медицинской помощи с учетом травм. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 28 , 340–359.

    Левенсон, Дж. С., Уиллис, Г. М., Прескотт, Д. С. (2015). Неблагоприятные детские переживания в жизни женщин, совершивших сексуальные преступления. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 27, 258–283.

    Логан, К. (2008). Сексуальные отклонения у женщин: Психопатология и теория. В D.R. Laws & W.T. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, 2-е изд. (стр. 486–507). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Люсье П. (2005). Преступная деятельность сексуальных преступников в зрелом возрасте: возвращаясь к дискуссии о специализации. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 17, 269–292.

    Люсье, П., Пру, Дж., И Леблан, М.(2005). Криминальная склонность, девиантные сексуальные интересы и преступная деятельность сексуальных агрессоров в отношении женщин: сравнение моделей. Криминология, 43, 247–279.

    MacCullock, M.J., Snowden, P.R., Wood, P.J., & Mills, H.E. (1983). Садистские фантазии, садистское поведение и оскорбительное поведение. Британский журнал психиатрии, 143, 20–29.

    Маламут, Н.М., Соклоски, Р.Дж., Косс, М.П., ​​и Танака, Д.С. (1991). Характеристики агрессоров против женщин: тестирование модели на национальной выборке студентов колледжей. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 59, 670–681.

    Маниглио Р. (2012). Роль родительско-детских отношений, привязанности и межличностных проблем в развитии девиантных сексуальных фантазий у сексуальных преступников. Травма, насилие и жестокое обращение, 13 (2), 83–96.

    Марса, Ф., О’Рейли, Г., Карр, А., Мерфи, П., О’Салливан, М., Коттер, А., и Хеви, Д. (2004). Стили привязанности и психологические профили детей-сексуальных преступников в Ирландии. Journal of Interpersonal Violence, 19, 228–251.

    Marshall, W.L. (1993). Роль привязанностей, близости и одиночества в этиологии и поддержании сексуальных преступлений. Секс и терапия отношений, 8, 109–121.

    Marshall, W.L. (2007). Диагностические проблемы, множественные парафилии и коморбидные расстройства у сексуальных преступников: их частота и лечение. Агрессия и агрессивное поведение, 12, 16–35.

    Маршалл, В.L., & Barbaree, H.E. (1990). Комплексная теория сексуальных преступлений. В W.L. Маршалл, Д. Лоус и Х. Barbaree (Eds.), Справочник по сексуальному насилию: проблемы, теории и обращение с преступником (стр. 257–275). Нью-Йорк: Пленум.

    Маршалл У.Л., Барбари Х.Э. и Экклс А. (1991). Раннее начало и девиантная сексуальность у растлителей малолетних. Journal of Interpersonal Violence, 6, 323–336.

    Marshall, W.L., & Marshall, L.E. (2000).Истоки сексуальных преступлений. Trauma, Violence, and Abuse, 1, 250–263.

    Мартинес-Катена, А., Редондо, С., Фрерих, Н. и Бук, А. Р. (2016). Типология сексуальных преступников, основанная на динамических факторах риска. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии , 0306624X16629399.

    Мэтьюз, Дж. К., Мэтьюз, Р., и Спельц, К. (1991). Правонарушители женского пола: типология. В M.Q. Паттон (ред.), Сексуальное насилие в семье: Frontline R esearch and Evaluation (стр.199–219). Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж.

    МакГи, Р.А., Вулф, Д.А., и Уилсон, С.К. (1997). Множественный опыт жестокого обращения и проблемы поведения подростков: перспективы подростков. Развитие и психопатология, 9, 131–149.

    Miner, M.H., & Dwyer, S.M. (1997). Психосоциальное развитие сексуальных преступников: различия между эксгибиционистами, растлителями малолетних и преступниками инцеста. Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии, 41, 36–44.

    Маскенс, М., Богертс, С., ван Кастерен, М., и Лабринь, С. (2011). Сексуальное преступление среди взрослых женщин: сравнение соучастников и одиночных преступников в голландской выборке. Журнал сексуальной агрессии, 17, 46–60.

    Натан П. и Уорд Т. (2002). Женщины, совершившие сексуальные преступления: клинико-демографические особенности. Журнал сексуальной агрессии, 8 , 5–21.

    Национальный центр по делам женщин и полиции (2001 год). Успешное расследование сексуального насилия со стороны знакомых: национальное учебное пособие для сотрудников правоохранительных органов. Беверли-Хиллз, Калифорния: Национальный центр женщин и полиции.

    Ciardha, Ó. С. (2011). Теоретическая основа для понимания девиантного сексуального интереса и когнитивных искажений как перекрывающихся конструкций, способствующих сексуальным преступлениям в отношении детей. Агрессия и агрессивное поведение, 16 , 493–502.

    О’Коннелл, М.А. (1998). Использование полиграфа для оценки девиантного сексуального анамнеза сексуальных преступников. Докторская диссертация, Вашингтонский университет, 1998.Диссертационные работы International, 49, MI 48106.

    Родитель Г., Гуай Дж. П. и Найт Р. А. (2011). Оценка долгосрочного риска рецидивизма среди взрослых сексуальных преступников: Один размер не подходит всем. Уголовное правосудие и поведение, 38, 188–209.

    Polaschek, D.L., Ward, T., & Hudson, S.M. (1997). Изнасилование и насильники: теория и лечение. Обзор клинической психологии, 17, 117–144.

    Прентки, Р.А., Найт, Р.А., Розенберг, Р., и Ли, А.Ф.С. (1989). Аналитический подход к валидации таксономической системы для классификации растлителей малолетних. Journal of Quantitative Criminology, 6, 231–267.

    Прист Р. и Смит А. (1992). Консультирование взрослых сексуальных преступников: уникальные проблемы и подходы к лечению. Журнал консультирования и развития, 71, 27–32.

    Куэйл, Э. (2004). Влияние просмотра на оскорбительное поведение. В M. Calder (Ed.), Sexual Abuse and the Internet: Tackling the New Frontier (стр.26–36). Дорсет, Англия: Russell House Publishing Ltd.

    Куэйл, Э. (2008). Сексуальные преступления в Интернете: Психопатология и теория. В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, vol. 2 (стр. 439–458). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Куэйл, Э., и Тейлор, М. (2003). Модель проблемного использования Интернета людьми, имеющими сексуальный интерес к детям. CyberPsychology & Behavior, 6, 93–106.

    Куинси, В.Л. (1986). Мужчины, практикующие секс с детьми. В D.N. Weisstub (Ed.), Law and Mental Health: International Perspectives, vol. 2 (стр. 140–172). Нью-Йорк: Pergamon Press.

    Рамирес, С. Р., Джеглич, Э. Л. и Калкинс, К. (2015). Изучение взаимосвязи между жестоким обращением в детстве, гневом и агрессивным поведением среди выборки сексуальных преступников. Health & Justice, 3 , 1.

    Райс, M.E., & Harris, G.T. (2002). Мужчины, приставляющие к своим неполовозрелым дочерям: требуется ли специальное объяснение? Журнал аномальной психологии, 111, 329–339.

    Робертиелло, Г., и Терри, К.Дж. (2007). Можем ли мы составить профиль преступников на сексуальной почве? Обзор типологий сексуальных преступников. Агрессия и агрессивное поведение, 12, 508–518.

    Сараджян Дж. И Хэнкс Х. (1996). Женщины, совершающие сексуальное насилие над детьми: от исследований к клинической практике. Нью-Йорк: Вили.

    Солтер, Д., Макмиллан, Д., Ричардс, М., Талбот, Т., Ходжес, Дж., Бентовим, А., Гастингс, Р., Стивенсон, Дж., И Скуз, Д. (2003). Развитие сексуального насилия среди мужчин, подвергшихся сексуальной виктимизации: продольное исследование. Lancet, 361, 471–476.

    Сето, М. К., Бабчишин, К. М., Пуллман, Л. Э. и Макфейл, И. В. (2015). Загадка сексуального насилия над детьми внутри семьи: метаанализ, сравнивающий преступников внутри семьи и вне семьи с детьми-жертвами. Обзор клинической психологии, 39 , 42–57.

    Сето, M.C. И Эльке, А. (2008). Предсказание новых правонарушений, совершенных преступниками, виновными в детской порнографии. Документ, представленный на 27-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Атланта, Джорджия.

    Сето, М.С., Хансон, К.Р., и Бабчишин, К.М. (2011). Контакт с сексуальными преступлениями со стороны мужчин с сексуальными преступлениями в Интернете. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 23, 124–145.

    Сим, Д. Дж. И Проив, М. (2010). Кроссовер и устойчивость типа жертвы у растлителей малолетних. Юридическая и криминологическая психология, 15 (2) , 401–413.

    Саймон, Л.М.Дж. (1997). Специализируются ли преступники по видам преступлений? Прикладная и превентивная психология, 6, 35–53.

    Саймон, Л.М.Дж. (2000). Изучение предположений о специализации, психическом расстройстве и опасности сексуальных преступников. Поведенческие науки и право, 18, 275–308.

    Саймон, Л.М.Дж., Сейлз, Б., Касняк, А., и Кан, М. (1992). Характеристики растлителей малолетних: значение дихотомии «фиксированный-регресс». Journal of Interpersonal Violence, 7, 211–225.

    Саймонс Д., Хейл П., Бертон Д. и Гурски М. (2008).Истории развития и правонарушения женщин, совершивших сексуальные преступления. Симпозиум, представленный на 27-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных злоупотреблений, Атланта, Джорджия.

    Саймонс Д., Хейл П. и Инглиш К. (2004). Использование полиграфа в качестве инструмента для прогнозирования рисков / оценки прогресса лечения. Документ, представленный на 23-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Альбукерке, Нью-Мексико.

    Саймонс Д.А., Маккаллар Б. и Тайлер К. (2008).Полезность модели саморегулирования для планирования реинтеграции. Документ, представленный на 27-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Атланта, Джорджия.

    Саймонс Д.А. и Тайлер К. (2010). Модели саморегулирования и хорошей жизни: анализ основных благ и типа правонарушителя. Симпозиум, представленный на 29-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Феникс, Аризона.

    Саймонс Д.А., Тайлер К. и Хейл П. (2005).Факторы риска в детстве, связанные с перекрестным правонарушением. Плакат, представленный на 24-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Солт-Лейк-Сити, Юта.

    Саймонс, Д.А., Вуртеле, С.К., и Дарем, Р.Л. (2004). Опыт развития сексуальных насильников и насильников детей. Документ, представленный на 23-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Альбукерке, Нью-Мексико.

    Саймонс, Д.А., Вуртеле, С.К., и Дарем, Р.Л. (2008).Опыт развития сексуальных насильников и насильников детей. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 32, 549–560.

    Саймонс, Д., Вуртеле, С.К., и Хейл, П. (2002). Виктимизация в детстве и недостаток сочувствия как предикторы сексуальных преступлений против женщин и детей. Journal of Interpersonal Violence , 17, 1291–1305.

    Саймонс Д.А., Йейтс П.М., Кингстон Д.А. и Тайлер К. (2009). Модель саморегуляции сексуальных преступлений: соблюдение режима лечения, мотивация и прогресс.Симпозиум, представленный на 28-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Даллас, Техас.

    Smallbone, S.W., & Wortley, R.K. (2004). Возникновение, постоянство и разнообразие правонарушений среди взрослых мужчин, осужденных за сексуальные преступления против детей. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 16, 285–298.

    Стивенс С., Сето М. К., Гудвилл А. М. и Кантор Дж. М. (2016). Взаимосвязь между возрастом, полом жертвы, полиморфизмом отношений и сексуальным рецидивом, Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 107

    16630983.

    Сурджади, Б., Булленс, Р., Хорн, Дж. В., и Богертс, С. (2010). Преступления в Интернете: сексуальные и несексуальные функции в выборке из Нидерландов. Журнал сексуальной агрессии: международный междисциплинарный форум исследований, теории и практики, 16, 47–58.

    Тенер Д., Волак Дж. И Финкельхор Д. (2015). Типология преступников, которые используют онлайн-коммуникации для совершения сексуальных преступлений против несовершеннолетних. Журнал агрессии, жестокого обращения и травм, 24 , 319–337.

    Тьяден, П., & Тённес, Н. (2006). Масштабы, характер и последствия виктимизации изнасилований: результаты национального исследования насилия в отношении женщин . Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Национальный институт юстиции.

    Вандивер, Д. (2006). Правонарушители женского пола: сравнение преступников-одиночек и соучастников. Насилие и жертвы, 21, 339–354.

    Vandiver, D.M., & Kercher, G.(2004). Характеристики преступников и жертв зарегистрированных сексуальных преступников женского пола в Техасе: предлагаемая типология сексуальных преступников женского пола. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 16, 121–137.

    Ward, T., & Beech, A.R. (2008). Комплексная теория сексуальных преступлений. В D.R. Laws & W. O’Donohue (Eds.), Сексуальное отклонение: теория, оценка и лечение, vol. 2 (стр. 21–36). Нью-Йорк: Guilford Press.

    Уорд, Т., и Гэннон, Т.А. (2006). Реабилитация, этиология и саморегуляция: комплексная модель лечения лиц, совершивших сексуальные преступления, достойной хорошей жизни. Агрессия и агрессивное поведение, 11, 77–94.

    Уорд, Т., и Хадсон, С. (1998). Модель рецидива у сексуальных преступников. Journal of Interpersonal Violence, 13, 700–725.

    Уорд, Т., и Хадсон, С. (2000). Модель саморегуляции предотвращения рецидивов. В D.R. Лоуз, С. Hudson, & T. Ward (ред.), Remaking R elapse P revention W с S ex O 90fenders: A ourcebook (стр.79–101). Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

    Уорд Т., Хадсон С.М., Маршалл В.Л. и Зигерт Р. (1995). Стиль привязанности и дефицит близости у сексуальных преступников: теоретические основы. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 7, 317–335.

    Уорд Т., Йейтс П.М. и Уиллис Г.М. (2011). Модель хорошей жизни и модель реагирования на риск требует: критический ответ Эндрюсу, Бонте и Вормиту. Уголовное правосудие и поведение, 39, 94–110.

    Уэбб Л., Крейссати Дж. И Кин С. (2007). Характеристики правонарушителей в области детской порнографии в Интернете: сравнение с растлителями малолетних. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 19, 449–465.

    Weinrott, M.R., & Saylor, M. (1991). Самостоятельное сообщение о преступлениях, совершенных сексуальными преступниками. Journal of Interpersonal Violence, 6, 286–300.

    Уитакер, Д. Дж., Ле, Б., Хэнсон, Р. К., Бейкер, К. К., МакМэхон, П. М., Райан, Г., Кляйн, А.(2008). Факторы риска совершения сексуального насилия над детьми: обзор и метаанализ. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 32, 529–548.

    Видом, С. и Масси, К. (2015). Перспективное исследование того, может ли сексуальное насилие в детстве предсказать последующее сексуальное преступление. JAMA Pediatrics, 169 , e143357-e143357.

    Wijkman, M., Bijleveld, C. & Hendriks, J. (2011). Правонарушители женского пола: специалисты, универсалы и правонарушители, совершившие однократные преступления. Журнал сексуальной агрессии, 17 , 34–45.

    Уилкокс, Д.Т. (2009). Использование полиграфа при оценке, лечении и надзоре за сексуальными преступниками: Руководство для практикующего . Чичестер, Англия: John Wiley & Sons, Ltd.

    Уилкокс, Д., Сосновски, Д., Варберг, Б., и Бич, А. (2005). Раскрытие сексуального анамнеза с помощью полиграфа на выборке британских сексуальных преступников, находящихся на лечении. Полиграф, 34, 171–181.

    Волак Дж., Финкельхор Д. и Митчелл К. Дж. (2012). Как часто подростков арестовывают за секстинг? Данные национальной выборки полицейских дел. Педиатрия, 129 , 4–12.

    Всемирная организация здравоохранения. (1992). Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10: клинические описания и диагностические рекомендации. Женева: Всемирная организация здравоохранения.

    Йейтс, П.М., и Кингстон, Д.А. (2006). Модель саморегулирования сексуального преступления: взаимосвязь между путями совершения преступления и статическим и динамическим риском сексуального преступления. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения, 18, 269–270.

    Йейтс, П.М., Кингстон, Д.А., и Холл, К. (2003). Пути к сексуальным преступлениям: валидность модели саморегуляции Хадсона и Уорда (1998) и связь со статическим и динамическим риском среди лечившихся сексуальных преступников. Документ, представленный на 22-й ежегодной конференции Ассоциации по лечению сексуальных надругательств, Сент-Луис, Миссури.

    7 ВМЕШАТЕЛЬСТВА И ЛЕЧЕНИЕ | Понимание жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы

    стр. 288

    Никол, А.Р., Дж.Смит, Б. Кей, Д. Холл, Дж. Барлоу и Б. Уильямс
    1988 Целенаправленный подход к лечению жестокого обращения с детьми: контролируемое сравнение. Журнал детской психологии и психиатрии 29: 703-711.

    Приход, Р.А., П.А. Майерс, А. Бранднер и К. Темплин
    1985 Основные этапы развития детей, подвергшихся насилию, и их улучшение с помощью ориентированного на семью подхода к лечению жестокого обращения с детьми. Жестокое обращение с детьми и пренебрежение 9: 245-250.

    Паскаль, Дж., и L. Schwahn
    1986 Интенсивное консультирование в кризисных ситуациях во Флориде. Дети сегодня 15 (6) (ноябрь / декабрь): 12-16.

    Пекора, П.Дж., М.В. Фрейзер, Д.А. Haapala
    1991 Результаты клиентов и проблемы для разработки программ. В К. Уэллсе и Д. Бигель, ред., Услуги по сохранению семей: исследования и оценка . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

    Pelton, L.H.
    1989 По причинам бедности: критический анализ государственной системы защиты детей в США .Нью-Йорк: Praeger.

    Пеплер, Д.Дж., К.Х. Рубин
    1991 Развитие и лечение детской агрессии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Пресс.

    Perry, N.W., и L.S. Райтман
    1991 Ребенок-свидетель: правовые вопросы и дилеммы . Ньюбери-Парк, Калифорния: Sage Publications.

    Филлипс, M.H., A.W. Шайн, Э.А. Шерман, Б. Харинг
    1971 Факторы, связанные с решениями о размещении в системе защиты детей . Нью-Йорк: Лига защиты детей Америки.

    Pithers, W.D.
    1990 Предотвращение рецидивов с сексуальными агрессорами: метод поддержания терапевтического эффекта и усиления внешнего наблюдения. Стр. 343–361 в W. Marshall, M. Laws и I. Barbaree, ред., Справочник по сексуальному насилию: проблемы, теории и обращение с преступником . Нью-Йорк: Пленум.

    Полански Н.А., Халли К. и Н.Ф. Полянский
    1975 Профиль пренебрежения . Вашингтон, округ Колумбия: Управление государственных служб, Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения США.

    Polansky, N.A., M.A. Chalmers, E. Buttenwieser, D.P. Уильямс
    1981 Поврежденные родители: анатомия детской пренебрежения . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Прентки Р.А.
    1990 Сексуальное насилие. Обзор подготовлен для Группы по пониманию и контролю насильственного поведения Национального исследовательского совета.

    Realmuto, G.M., and S. Wescoe
    1992 Соглашение между профессионалами о статусе сексуального насилия над ребенком: интервью с анатомически правильными куклами как индикаторы насилия. Жестокое обращение с детьми и пренебрежение 16: 719-725.

    Рид, J.B., P.S. Таплин и Р. Лорбер
    1981 Социальный интерактивный подход к обращению с жестокими семьями. В издании Р. Стюарта, Насильственное поведение: подходы социального обучения к прогнозированию, управлению и лечению . Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

    Реппуччи, Н.Д., и М.С. Aber
    1992 Глава 11: Предупреждение жестокого обращения с детьми и правовая система. Стр. 249-266 в D.J. Уиллис и др., Ред., Профилактика жестокого обращения с детьми .Нью-Йорк: Джон Вили.

    Предотвращение сексуального насилия над детьми | Профилактика насилия | Центр травм | CDC

    Системы наблюдения CDC, инициативы по предотвращению насилия и усилия по поддержке партнеров на местах улучшили наше понимание сексуального насилия над детьми, но все еще необходимо устранить критические пробелы. CDC выявил пробелы в исследованиях и практике, которые важно устранить в наших усилиях по продвижению первичной профилактики сексуального насилия над детьми.

    Дополнительные усилия по предотвращению сексуального насилия над детьми необходимы для:

    • Улучшение систем наблюдения и сбора данных для мониторинга сексуального насилия над детьми
    • Повышение нашего понимания факторов риска и защитных факторов для совершения сексуального насилия над детьми и виктимизации
    • Укреплять существующие и разрабатывать новые основанные на фактах политики, программы и практики первичной профилактики сексуального насилия над детьми
    • Расширение распространения и реализации научно обоснованных стратегий предотвращения сексуального насилия над детьми

    Молодежные и семейные организации, общественные / правительственные учреждения, религиозные общины и другие должны располагать информацией, необходимой для эффективных стратегий первичной профилактики.Сексуальное насилие над детьми можно предотвратить, и CDC обеспечивает лидерство, используя подход общественного здравоохранения, для снижения подверженности детей сексуальному насилию и обеспечения безопасных, стабильных, благоприятных отношений и окружающей среды для всех детей.

    CDC разработал технические пакеты, чтобы помочь штатам и общинам воспользоваться лучшими доступными доказательствами для предотвращения жестокого обращения с детьми и пренебрежения значками в формате PDF, а также иконками сексуального насилия в формате PDF. CDC также выпустил ресурс «Предотвращение неблагоприятных детских переживаний (ACEs): использование значка Best Available Evidencepdf», чтобы помочь штатам и сообществам воспользоваться лучшими доступными доказательствами для предотвращения ACE.В нем представлены шесть стратегий из Технических пакетов CDC по предотвращению насилия. Узнайте больше о том, как начать применять технические пакеты в своей работе по предотвращению насилия.

    Закон штата Нью-Джерси о сексуальном насилии в отношении детей S477 | Адвокаты в штате Нью-Джерси по делам о сексуальном насилии в отношении детей

    Новый закон предоставляет окно для правосудия

    Недавнее изменение в законе Нью-Джерси упрощает для переживших сексуальное насилие подачу гражданских исков против нападавших или связанных с ними учреждений, которые могли скрыть их насилие , включая некоммерческие организации, такие как церкви, спортивные организации, школы и общественные организации, на которые они работали.

    Новый закон (S477) вступил в силу 1 декабря 2019 года и предлагает жертвам сексуального насилия над детьми возможность подавать в суд на своих обидчиков до тех пор, пока жертве не исполнится 55 лет или в течение семи лет после того, как они осознают, что насилие причинило им вред. . Кроме того, с новым законом жертвы, которые когда-то не могли подать иск против своего обидчика из-за короткого срока давности, теперь имеют два года, чтобы подать иск о жестоком обращении, которому они подверглись, независимо от их текущего возраста. Это двухлетнее окно закрывается 30 ноября 2021 года.

    Нью-Джерси стал 11-м штатом, принявшим такой закон о сроке давности. Однако закон штата Нью-Джерси уникален, поскольку в нем есть возможность подавать иски в суд для тех, кто подвергся сексуальному насилию во взрослом возрасте.

    Жертвы, которые рассматривают возможность подачи иска в соответствии с новым утвержденным законом, должны принять к сведению, что даже если их жертва будет оправдана в уголовном суде, они все равно могут подать гражданский иск. Стандарт доказывания в гражданском иске, известный как «преобладание доказательств», зачастую намного легче доказать.Таким образом, у выжившего есть повышенная вероятность получить какую-либо форму выздоровления от боли и страданий.

    Травма от сексуального насилия может длиться всю жизнь. Без помощи и исцеления он может, душераздирающе, оставить длительные эмоциональные и физические шрамы, такие как посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия, беспокойство, кошмары, низкая самооценка, повторяющаяся тошнота и многое другое. Статистика рисует ужасающую картину. По данным Национальной сети по вопросам изнасилований, жестокого обращения и инцеста (RAINN), примерно 63 000 детей становятся жертвами сексуального насилия в год, а американец подвергается сексуальному насилию каждые 92 секунды.

    Жертвы заслуживают правосудия, но до недавнего времени из-за ограничений во времени в Нью-Джерси жертвам было чрезвычайно трудно подать иск против тех, кто их обидел. Лицам, пережившим сексуальное насилие, было дано всего два года на ведение судебного процесса, а жертвам сексуального насилия над детьми было предоставлено до 20 лет для подачи гражданских исков.

    Свяжитесь с Hach & Rose, LLP по телефону 646-685-8045 для получения бесплатной конфиденциальной консультации.

    Кто может нести ответственность?

    К сожалению, жертвами часто пользуются те, кому они доверяют и которые имеют над ними определенную власть.Это может быть тренер или наставник, которому доверена забота о несовершеннолетнем, терапевт, которому доверяет пациент, или религиозное учреждение, которое считается убежищем.

    Лица, виновные в жестоком обращении, часто включают, но не ограничиваются:

    • Родственники
    • Учителя
    • Тренеры
    • Друзья
    • Соседи
    • Религиозный деятель ( т.е. священник / пастор)
    • Приемные родители
    • Сотрудники правоохранительных органов
    • Медицинские работники

    В недавнем примере Католическая церковь в Нью-Джерси опубликовала список из почти 200 священников, и другие, по его заключению, были предметом заслуживающих доверия обвинений в сексуальном насилии над детьми.Список был опубликован в индивидуальном порядке пятью епархиями штата и включал священников, которые были отстранены от служения после скандала, который привел к изменениям в подходах церкви к жестокому обращению с детьми. Список постоянно обновляется. Было широко распространено предположение, что большинство священников в списке умерли. Но это не означает, что для выжившего потеряна надежда.

    Помимо преступников, совершивших настоящее преступление, есть третьи стороны, которые могут нести ответственность за неспособность защитить жертву или за их халатное поведение.

    Эти третьи стороны могут включать, помимо прочего, учреждения, организации или работодателей, которые несут ответственность за действия своих сотрудников, в том числе:

    • Религиозные учреждения (например, католическая церковь, церковь мормонов и т. Д.)
    • Молодежные организации (например, бойскауты, YMCA, старшие братья и сестры и т. Д.)
    • Школы или академии
    • Армия спасения

    Познакомьтесь с адвокатами Hach & Rose, LLP

    Вам не нужно переносить травму в одиночку .Адвокаты Hach & Rose, LLP, занимающиеся сексуальным насилием и нападениями, твердо убеждены в том, что жертвы насилия заслуживают сочувствия со стороны того, кто ценит свое благополучие превыше всего. Наши высококвалифицированные адвокаты имеют многолетний опыт и помогли сотням жертв по всей стране. Мы знаем, что нужно для достижения справедливости, и будем бороться за это от вашего имени.

    Мы работаем в этой узкоспециализированной области права. Мы досконально разбираемся во всех законах, касающихся сексуального насилия и посягательств, независимо от того, были ли преступники из числа священнослужителей, образовательного учреждения или сферы здравоохранения.Наши адвокаты входят в число ведущих судебных исполнителей в Нью-Йорке. Среди множества наград, которые они получили, они были включены в список New York Super Lawyers, список New York Super Lawyers Rising Stars, а также были включены в элитный Форум адвокатов с многомиллионным доходом. Мы понимаем, что рассмотрение этих деликатных дел — это гораздо больше, чем просто получение финансовой компенсации. Речь идет об установлении справедливости, ощущении закрытости и поиске пути вперед.

    Стэнли Дж. Сперо

    Стэнли Сперо — эксперт в своей области не только в законе, но и в ведении самых сложных судебных дел, связанных с сексуальным насилием.Он имеет 43-летний опыт работы в сфере юриспруденции и последние 30 лет борется за справедливость от имени жертв сексуального насилия.

    Стэнли Сперо ориентирован на уникальные потребности каждого клиента, с которым работает, и обладает сочувствием и сочувствием, необходимыми для того, чтобы быть их лучшим защитником и доверенным лицом. Он специализируется на делах, посвященных профессиональным проступкам и злоупотреблениям, связанным с сексуальной эксплуатацией, среди прочего, со стороны психотерапевтов, духовенства, педагогов и медицинских работников.Он знает, сколько работы требуется для получения реституции и справедливости от имени своих клиентов, и более чем готов взять на себя это.

    Его приговоры и урегулирования еще раз демонстрируют его способность добиваться превосходных результатов. Известный как один из ведущих судебных исполнителей в этой области, Стэнли представлял интересы потерпевших в делах о злоупотреблениях духовенства в Бостоне, в результате которых было урегулировано 10 миллионов долларов. Его работа над этими делами легла в основу фильма «В центре внимания», пролившего свет на дела, связанные с сексуальным насилием над несовершеннолетними со стороны католических священников.

    Стэнли является уважаемым представителем юридической профессии и много публиковался в профессиональных изданиях, таких как Psychiatric Times и Lawyers Weekly. Его цитировали такие СМИ, как Boston Globe, New York Times и The Washington Post. Однако величайшим источником его гордости является то, что он был пионером в достижении справедливости для жертв сексуальной эксплуатации и надругательств.

    Майкл А. Роуз

    Майкл Роуз преследовал одну единственную цель, которой руководствовались в его жизни и карьере: сделать все, что в его силах, чтобы его клиенты получили вердикт и компенсацию, которую они заслуживают за перенесенные страдания.Он защищает слабых, обиженных и обиженных, делая жертвы сексуального насилия своим главным приоритетом. Из стремления к справедливости он страстно защищает интересы потерпевших — его непреклонное отношение к делу в зале суда помогло ему добиться десятков миллионов долларов и многочисленных семизначных вердиктов присяжных и урегулирований для своих клиентов. Хотя он знает, что ничто не может компенсировать пережитые им невзгоды, его миссия — сделать так, чтобы финансовые трудности больше никогда не повторились.

    Его профессиональные награды многочисленны, например, он отмечен в рейтинге самых популярных юристов New York Magazine в районе Нью-Йорка, включен в список New York Super Lawyers с 2013 по 2019 год, а также пожизненный член Million Dollar and Форум адвокатов за несколько миллионов долларов.

    Клиенты, однако, любят и ценят не его похвалы. Они любят его сердце. Его сострадание и сочувствие сразу же успокаивают их и позволяют им поделиться своей сложной историей в безопасной обстановке.

    Его внимание было сосредоточено на том, чтобы помочь своим клиентам завершить работу, двигаться вперед с достоинством и почувствовать, что их голоса были услышаны. Беспрецедентный опыт Майкла Роуза в судебных процессах и переговорах в сочетании с его приверженностью защите интересов лиц, переживших сексуальное насилие, делают его уникальной квалификацией для рассмотрения этих сложных, но важных дел.

    Хиллари М. Наппи

    Хиллари Наппи всегда считала, что дети драгоценны и что мы обязаны защищать их, защищать их и давать им все возможности в жизни.Хиллари является юристом Hach & Rose, LLP и занимается сложными гражданскими судебными процессами с участием детей и несовершеннолетних.

    Дети — самые уязвимые члены нашего общества. Они требуют самого терпеливого, понимающего и отзывчивого адвоката; кому-то, кому они могут открыться, не опасаясь осуждения или скептицизма. Хиллари понимает, что жертвам сексуального насилия и сексуального насилия часто бывает больно раскрывать свою травму. Ее уникальный и нежный подход к клиентам сочетается только с ее энергией и непоколебимым нравом в зале суда.

    В 2018 году она была награждена Национальным судебным юристом «40 лучших адвокатов по уголовным делам до 40 лет» и признана восходящей звездой Super Lawyers 2018-2019. Ее успешная карьера свидетельствует о ее превосходных способностях и личном участии во всех делах, которые она пытается предпринять. Хиллари исключительно пылко относится к своим делам, связанным с несовершеннолетними. От вопросов образования до гражданских прав, дискриминации и издевательств, она неустанно борется за детей во всем мире, давая им право голоса и справедливость, которых они так заслуживают.

    Галина Радченко

    Галина Радченко — эксперт в делах о халатности и настоящий актив для клиентов, которых она обслуживает. Названная Super Lawyers Восходящей звездой, она признана страстным и умелым защитником жертв. Ее миссия — защищать интересы тех, кто получил травмы из-за халатности других, обеспечивая, чтобы они или их семьи были услышаны и получили компенсацию за то, что они пострадали.

    На протяжении всей своей карьеры Галину тронули истории многих жертв и их семей.Ее опыт рассмотрения этих дел побудил ее добиваться изменений в законодательстве, которые будут лучше служить другим жертвам, потенциальным жертвам и обществу в целом. Она активно участвует в правительстве и политике, а также является сотрудником Ассоциации судебных адвокатов штата Нью-Йорк. NYSTLA сыграла неотъемлемую роль в принятии Закона о детях-жертвах и других аналогичных законов, направленных на защиту жертв. Как офицер, Халина имеет уникальную возможность обсудить опыт своего клиента с местными и государственными представителями, объясняя, как изменение закона может привести к справедливым результатам.Постоянная поддержка и деятельность Халины через NYSTLA и другие подобные организации демонстрируют ее стремление к переменам посредством защиты интересов и поддержки тех, кто стал жертвой несправедливости в законе.

    Наташа Берг

    Наташа Берг родилась и большую часть детства провела в стране третьего мира. Она воочию была свидетельницей страданий, которым подвергаются обнищавшие, недостаточно представленные и угнетенные семьи.

    После переезда в США она стала уверена, что ее цель — стать катализатором социальных изменений.Именно эта вера привела к ее страсти к представлению лиц, переживших сексуальное насилие и нападение. Наташа считает, что есть много вещей, которые мы как общество можем и должны сделать, чтобы сломать эти насильственные модели, и что наш гражданский долг — защищать тех, кто подвергается риску. Она поставила перед собой задачу защищать интересы этих жертв и побуждать к изменениям, которые не позволят другим стать жертвами в будущем.

    Имея ученые степени в области литературы и права, жизненный опыт и образование Наташи дали ей ясное представление о том, как она хотела защищать интересы тех, кто пострадал от несправедливости.Она играет важную роль в оказании помощи в подготовке судебных процессов и составлении сложных юридических документов. Ей удавалось выявлять, решать и обсуждать юридические вопросы, которые имели важное значение для достижения справедливости и успешных результатов в многочисленных делах с клиентами. Видение Наташи борьбы за защиту угнетенных и обиженных стало реальностью с тех пор, как она начала работать в фирме, ценности которой полностью совпадают с ее собственными.

    John Blyth

    Джон Блит присоединился к Hach & Rose, LLP в 2013 году, посвятив свою карьеру помощи раненым и подвергшимся жестокому обращению.Он смиренно представляет своих клиентов, которые часто приходят к нему в один из самых сложных периодов своей жизни, доверяя его состраданию, инстинктам и умениям, когда они больше всего в этом нуждаются.

    Помимо представления лиц, переживших сексуальное насилие, он борется со всеми видами жестокого обращения, пренебрежения и проступков. Его преданность делу помочь своим клиентам добиться справедливости и обеспечить полную и справедливую компенсацию за перенесенные страдания очевидна во всех рассмотренных им делах.

    Названный «восходящей звездой супер юристов Нью-Йорка», Джон Блит имеет обширный опыт работы в судебных заседаниях и рассматривал многочисленные дела в судах штата Нью-Йорк и федеральных судах.Он не просто милосердный адвокат. Он добился выдающихся финансовых результатов для своих клиентов в судебном процессе, а его невероятные судебные навыки сыграли важную роль в достижении многих расчетов на сумму, превышающую 2 000 000 долларов.

    Джон Блит заботится не только о своих клиентах на личном уровне, он глубоко заботится о результатах их судебного разбирательства. Он стремится добиться справедливости для жертв и их семей, помогая им найти выход и способ двигаться вперед после трагедии.

    Правосудие и компенсация потерпевшим

    За более чем 30 лет юристы Hach & Rose, LLP, занимающиеся сексуальным насилием в Нью-Джерси, помогли сотням жертв насилия по всей стране.Признавая, что финансовая компенсация никогда не сможет полностью уравновесить все страдания и травмы, перенесенные жертвами, мы надеемся, что она обеспечит чувство завершенности и справедливости, что поможет им двигаться вперед в позитивном направлении.

    Наши опытные адвокаты из Нью-Джерси будут бороться за вас или вашего близкого, чтобы получить компенсацию за:

    • Медицинские расходы
    • Консультации
    • Транспорт
    • Потеря дохода из-за травмы
    • Украденное или поврежденное имущество
    • Боль и страдания
    • Штрафные убытки

    Наша команда проведет тщательное расследование вашего дела и привлечет все ответственные стороны к ответственности за получение максимальной компенсации, которую вы по праву заслуживаете.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>