МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Установление отцовства посмертно: Посмертное установление отцовства: причины, процедура, последствия

Достаточно ли в качестве доказательств показаний свидетелей (родителей) умершего отца ребенка в деле об установлении отцовства посмертно? — Адвокат в Самаре и Москве

Здравствуйте! Достаточно ли в качестве доказательств показаний свидетелей (родителей) умершего отца ребенка в деле об установлении отцовства посмертно?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день!

Согласно ст.48 Семейного кодекса, происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинской организации, а в случае рождения ребенка вне медицинской организации на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств.
Если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное (статья 52 настоящего Кодекса). Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке.Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка; в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав — по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства, при отсутствии такого согласия — по решению суда.

При наличии обстоятельств, дающих основания предполагать, что подача совместного заявления об установлении отцовства может оказаться после рождения ребенка невозможной или затруднительной, родители будущего ребенка, не состоящие между собой в браке, вправе подать такое заявление в орган записи актов гражданского состояния во время беременности матери. Запись о родителях ребенка производится после рождения ребенка.

Установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным, — с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.
Таким образом, при установлении отцовства умершего лица, помимо привлечения свидетелей, проводится ДНК-экспертиза с ближайшими родственниками умершего.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Какова процедура посмертного установления отцовства?

Посмертное установление отцовства предусмотрено Семейным кодексом РФ и происходит исключительно в судебном порядке. Процедура посмертного установления отцовства ведется по правилам гражданского процессуального производства. О том, как посмертно установить отцовство и с какими проблемами можно при этом столкнуться, вы узнаете из нашей статьи.

 

Что такое посмертное установление отцовства?

Довольно часто возникают обстоятельства, когда при жизни гражданин не успел официально зарегистрировать себя в качестве отца ребенка.

Также посмертное установление отцовства обычно требуется в том случае, когда после гибели отца остается имущество, на которое ребенок без этого претендовать не может.

Согласно законодательству, дети, не рожденные в браке, но официально признанные в качестве таковых, могут претендовать на наследство умершего наравне с законнорождёнными детьми.

Но прежде чем вступить в наследство, в отношении таких детей должна быть проведена процедура посмертного установления отцовства.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

При этом на практике может возникнуть 2 разных случая:

  1. Если гражданин считал себя отцом ребенка, но не успел подать соответствующие документы в ЗАГС для закрепления этого факта официально.
  2. Когда мужчина отказывался от отцовства, или, к примеру, погиб до появления ребенка.

Но в обоих случаях между родителями ребенка не должны быть зарегистрированы брачные отношения.

Несмотря на то что в обоих случаях придется обращаться в суд, порядок процедуры посмертного установления отцовства будет различен. Первый вариант рассматривается в порядке особого производства как установление факта, который имеет юридическое значение; во втором случае речь коснется спора о праве.

Как происходит установление отцовства после смерти отца в особом порядке?

Давайте уточним сразу: особый порядок гражданского судопроизводства — это упрощенный вариант рассмотрения дела, который отличается следующими особенностями:

Подпишитесь на рассылку

  1. предмет судебной защиты здесь не нарушенное право, а законный интерес заявителя;
  2. отсутствует ответчик и третьи лица, из сторон в процессе участвует только истец и заинтересованные граждане, которые могут пояснить суть дела;
  3. отсутствие возможности заявить отказ от иска, принять иск, заявить ходатайство об обеспечении иска и т. п.

Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение (в нашем случае это факт признания отцовства), должно подаваться в суд по месту регистрации заявителя.

Исходя из требований законодателя, можно выделить следующий перечень лиц, которые могут подать иск:

  • мама ребенка;
  • опекуны;
  • лицо, на иждивении которого живет ребенок.

Таким образом, подача заявления об установление факта признания отцовства возможно при одновременном соблюдении 2 условий:

  1. Родители ребенка не состояли в браке.
  2. Отец ребенка признавал свое отцовство, но умер и не успел официально это зарегистрировать.

Основными доказательствами в процессе служат свидетельские показания, письменные или иные подтверждения того, что погибший считал себя отцом ребенка. В частности, это могут быть квитанции о перечислении денежных средств на содержание ребенка. Кроме того, еще одним немаловажным доказательством будет переписка между родителями ребенка или дневники отца, в которых имеется запись о том, что он признает свое отцовство.

Что делать, если отец ребенка не признал свое отцовство и умер?

Если родители ребенка не успели зарегистрировать брак, а отец ребенка погиб, но своего отцовства не опровергал, то мать, опекун или гражданин, на иждивении которого содержится ребенок, вправе обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства.

Однако, в отличие от рассматриваемого выше порядка судопроизводства, в данном случае будет иметь место спор о праве — соответственно, и разбирательство будет осуществляться по правилам искового производства.

По данной категории дел может быть назначено проведение генетической экспертизы как одного из способов установления факта отцовства.

Кроме этого, в процессе придется доказать следующие обстоятельства:

  • смерть отца;
  • отсутствие зарегистрированных брачных отношений между родителями ребенка.

Законодатель не определяет срок исковой давности по делам об установлении отцовства; исходя из этого можно сделать вывод о том, что иск в суд может подаваться в любое время. Но следует помнить о том, что если факт отцовства устанавливается в отношении совершеннолетнего, то необходимо его согласие, а в случае признания гражданина недееспособным — разрешение органа опеки и попечительства.

Таким образом, посмертное установление отцовства допустимо в гражданском процессуальном производстве исключительно в судебном порядке. Заявителями могут быть мать, опекун ребенка и лицо, на иждивении которого он находится.

Подача заявления предусматривает одновременное соблюдение 2 условий: родители ребенка не состоят в браке; отец умер, признав отцовство (особый порядок судопроизводства), или не признавая (исковое производство).

Установление факта признания отцовства и факта родства в суде

Наследственная сфера – самая популярная среди гражданских правоотношений. С наследованием сталкивается почти каждый житель Российской Федерации. Как мы говорили ранее, наследство бывает по закону и по завещанию. В завещании наследодатель может распорядиться имуществом как угодно, даже описать все имущество чужому человеку.

Наследство по закону, напротив, предполагает, что наследственная масса перейдет лицам, связанным с наследодателями родственными узами. На практике встречаются случаи, когда родственные узы ничем не подтверждены, бывает так, что люди не подтверждали факт родства или не оформляли отцовство. Бывает, что документы о родстве (особенно о дальнем родтсве) утрачены и их невозможно восстановить.

Юристы по наследственным спорам нашей компании оказывают все необходимые виды юридических услуг, существующие в правовом поле, и необходимые для оформления наследственного имущества его наследниками.

Одной из сложнейших услуг, на грани семейного и наследственного права является услуга по установлению фактов родства или факта признания отцовства для дальнейшего оформления наследства по закону.

Как установить факт признания отцовства умершим отцом и унаследовать его имущество?

В современных реалиях, многие родители не вступают в брак, даже после появления на свет общего ребенка. Многие отцы, не вступившие в брак, с матерями своих детей не всегда оформляют свое отцовство. Некоторые живут в таких «неофициальных» семьях, некоторые фактически признают детей, но отказываются оформлять документы.

Отцовство – всегда основание для наследования, поскольку ребенок, хоть и формально не признанный является наследником первой очереди. Смерть нельзя предугадать, она всегда внезапна, и оставляет непризнанных детей в непростых условиях, поскольку поход к нотариусу для них ничего не даст.

Но и для таких случаев законодатель продумал и предусмотрел процедуру установления отцовства посмертно. Основное ее назначение – наследование за умершим отцом.

Эта процедура предназначена для установления факта родства отца и ребенка, при этом не имеет значения совершеннолетний ребенок или же нет. Ее осуществляет суд на основании искового заявления самого ребенка или его матери, являющейся законным представителем несовершеннолетнего.

Порядок разрешения спора различен для случаев, когда отец при жизни признавал ребенка, но не оформил документы в ЗАГСе, и для случаев, когда отец вовсе его не признавал, не знал, и не считал своим.

Здесь мы рассмотрим первый случай. Законодатель по этому поводу указывает, что в  случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью, суд в вправе установить факт признания им отцовства.

Второй случай мы рассматривали в статье «Установление отцовства», и он менее подходит под ситуацию с наследованием, поскольку чаще всего такие иски подаются к живому отцу.

В первом случае ситуация немного проще, в таком споре не будет ответчика, но могут быть третьи лица (другие наследники умершего). В таком споре не будет экспертиз ДНК, установлению будет подлежать факт того, что умерший мужчина при жизни заботился о ребенке, любил его и считал своим. Среди доказательств могут быть использованы: переписки, открытки, видеозаписи, показания свидетелей, банковские переводы на содержание ребенка. На основании совокупности доказательств суд установит факт признания отцовства при жизни, а решение суда, вступившее в законную силу, будет основанием для обращения к нотариусу.

Как установить факт родства двух лиц для целей наследования?

Если утрачены документальные доказательства родства, то Вам помогут наши специалисты по наследству. В данном случае, чтобы заявить свои права на наследство Вам потребуется доказать в суде факт родства с умершим человеком.

Такой вид спора не из категории простых, но наши юристы могут решить его с минимальными потерями времени, нервов и сил. Проблема разрешима посредством подачи искового заявления об установлении факта родственных отношений в районный суд.

Не всегда отсутствие документов является причиной  для обращения в суд с подобным иском. Иногда причиной является неточность формулировок и дат в таких документах,  например, написаний имен, фамилий, отчеств, дат рождения.

Первоначально наши юристы оценят перспективность спора, а также его длительность. Это можно сделать в рамках нашей письменной или устной консультации, с которой мы и начнем нашу работу. Если перспектива спора есть, то мы подготовим исковое заявление об установлении юридического факта родственных отношений, соберем необходимые доказательства, которые представим в суд. В случае, если какие-либо документы достать не получится, мы обратимся в суд с ходатайством об истребовании документов у нотариуса, в ЗАГСАХ, администрациях и других органах. Результатом рассмотрения такого иска будет решение суда о том, что суд установил факт родства двух граждан, а также степень их родства, на основании которого и будет определена очередь наследования нотариусом.

Наша компания много лет оказывает услуги в сфере наследования, иногда для достижения желаемого результата не обходится только одной услугой. Нередко в вопросах наследования требуется комплексных подход, включающий несколько судебных споров и обращений к нотариусу. Из-за индивидуальности наследственных споров, мы рекомендуем Вам задать свои вопросы нашим адвокатам на консультации для того, чтобы ничего не упустить при оформлении наследства.

Читать подробнее

Достаточно ли в качестве доказательств показаний свидетелей (родителей) умершего отца ребенка в деле об установлении отцовства посмертно?

Ответ на вопрос

Добрый день!

Согласно ст. 48 Семейного кодекса, происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинской организации, а в случае рождения ребенка вне медицинской организации на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств.
Если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное (статья 52 настоящего Кодекса). Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке.Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка; в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав — по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства, при отсутствии такого согласия — по решению суда.
При наличии обстоятельств, дающих основания предполагать, что подача совместного заявления об установлении отцовства может оказаться после рождения ребенка невозможной или затруднительной, родители будущего ребенка, не состоящие между собой в браке, вправе подать такое заявление в орган записи актов гражданского состояния во время беременности матери. Запись о родителях ребенка производится после рождения ребенка.
Установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным, — с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.
Таким образом, при установлении отцовства умершего лица, помимо привлечения свидетелей, проводится ДНК-экспертиза с ближайшими родственниками умершего.

C Уважением, семейный адвокат Анатолий Антонов

25. 02.2020

Антонов Анатолий Петрович

Семейный адвокат

Статья 50 СК РФ 2016-2021. Установление судом факта признания отцовства . ЮрИнспекция

Можно будет оформить на ребенка пенсию по потер. кормильца, если после его рождения вы установите в суде либо факт отцовства либо факт признания отцовства. Если нет спора о праве (с родственниками мужа) , то дело будет рассматриваться в порядке особого производства (см. главу 27 ГПК РФ, ст. 50 семейн. кодекса) . В суд надо будет подавать просто заявление (не исковое заявление) . Если решите устанавливать факт отцовства, то в суде приводите любые доказательства, которые могут достоверно подтвердить, что муж является отцом ребенка. Если устанавливать факт признания отцовства, то в данном случае вам нужно будет доказать только то, что муж при жизни признавал себя отцом будущего ребенка. Одинокая Волчица, вам абсолютно верно все посоветовала, как нужно доказывать. Я была в схожей с вами ситуации 2 г. назад. Похоронила мужа во время берем-ти. Мы были в разводе, после примирения снова жили вместе, но уже в гражданском браке и повторно не успели зарегистрироваться. Юридически я оказалась ровно в таком же положении, как вы, т. к. когда сын родился, с момента развода прошло уже больше 300 дней. После рождения я подала заявление в районный суд (по месту жительства) об установлении факта признания отцовства (именно заявление, а не исковое заявление) . Очень важными на суде оказались показания свекрови, которая подтвердила, что все это время мы с мужем жили вместе, готовились к рождению ребенка, что он признавал себя отцом, хотел и ждал рождения ребенка. Также свидетелями в суде были друзья мужа, наши соседи, его коллеги с работы. Всех свидетелей, которых посчитаете нужным пригласить, укажите в заявлении. Если муж ходил с вами в женск. консультацию, сдавал какие-то анализы, которые необх-мо сдавать отцам, то копии этих анализов тоже можно приложить к заявлению. Мой сдавал на резус и группу крови, на вич и другие. Их копии я прикладывала к заявлению. Это тоже является док-вом, что он признавал себя отцом. Также в заявлении обязательно надо указать для чего необходимо установить факт признания отцовства (для назначения пенсии ребенку). Гос. пошлину не оплачиваете, т. к. вы будете представлять интересы малолетнего ребенка (это тоже надо указать в заявлении и сделать ссылку на налоговый кодекс). Если суд вынесет положительное решение, то потом с этим решением обратитесь в орган ЗАГС, там получите свидетельство об установлении отцовства и новое свидетельство о рождении ребенка и потом в пенсионный фонд. Там скажут какие документы надо будет собрать для назначения пенсии. В общем, если есть свидетели со стороны мужа, то доказать будет не сложно, суд обязательно вынесет положительное решение. Не тратьтесь на юристов (я обошлась без них). Заявление составить не сложно, в интернете можно найти много информации на эту тему, а также образцы заявлений (их можно еще посмотреть в суде). Если будет желание, можете мне написать — подскажу, что знаю. Не отчаивайтесь, думайте о малыше. Чай с пустырником хорошо успокаивает (при беременности можно, только надо не превышать норму) , я тогда только им и спасалась.

Апелляция с подачи ВС обобщила практику по генетической экспертизе отцовства

Самарский облсуд представил обобщение практики по рассмотрению региональными судами за последние три года дел, связанных с установлением происхождения детей.

Обобщение проведено по заданию Верховного суда. Для анализа из райсудов были истребованы гражданские дела данной категории. Всего на обобщение поступило 616 дел. Наибольшее количество из них рассматривалось в Советском (77) и Кинель-Черкасском (46) райсудах.

Отмечается, что в период с 2013 по 2016 годы суды не рассматривали споры, связанные с установлением происхождения ребенка от матери (материнство), а также в связи с подменой (умышленной либо неумышленной) ребенка в медицинской организации либо оставлением ребенка в бэби-боксе, а впоследствии желания возврата ребенка в семью.

Значительную часть поступающих в суды дел составляют гражданские дела, связанные с установлением судом факта признания отцовства. В большинстве из них удовлетворение требований основывалось на свидетельских показаниях родственников, близких и иных лиц, которые обладали соответствующими сведениями об отношениях сторон. Они являлись ключевыми по делам об установлении судом факта признания отцовства умершего лица или лица, признанного безвестно отсутствующим при необходимости назначения ребенку пенсии по случаю потери кормильца.

Имеют место случаи удовлетворения исковых требований об установлении факта признания отцовства в связи с их признанием ответчиками. В частности, на основании положений статей 39 и 173 ГПК решением Сергиевского районного суда по гражданскому делу № *** удовлетворены исковые требования Ш***я Н. В. об установлении факта признания отцовства умершего Н***а А. А. в отношении двух детей истца. Признание иска сделано ответчиками (родственниками умершего) после получения судом результатов судебной молекулярно-генетической экспертизы, подтвердившей отцовство Н***а А. А. с вероятностью 99,9998%.

Судебная практика показывает, что смерть предполагаемого отца не является препятствием к проведению судебной экспертизы, допускающей взятие образцов ДНК для сравнительного исследования у родственников умершего, как это имело место в данном деле, в рамках которого образцы взяты у родного брата умершего.

По аналогичному пути проводились экспертные исследования в рамках рассмотрения Красноармейским райсудом гражданского дела № *** по иску Г***а А. В. об установлении в отношении него отцовства умершего Г***а В. Д. и признании наследником, в ходе которого образцы ДНК взяты от предполагаемых бабушки и дедушки истца по линии Г***а В. Д., свидетельствующих о кровном родстве с вероятностью 99,9999% и послуживших основанием для установления отцовства.

Таким образом, заключения судебных медицинских молекулярно-генетических экспертиз во всех случаях их назначения судами, как показывает судебная практика по анализируемой категории дел, ключевым образом влияли на принятое в итоге решение. Вместе с тем при принятии решения по существу суды оценивали заключения экспертов в совокупности с иными имеющимися в деле доказательствами, каждое из которых не являлось исключительным средством доказывания.

Иные представляемые судам по названной категории дел доказательства, в частности заключения (акты, справки) органа опеки и попечительства, пенсионных и иных социальных органов и организаций, фотоматериалы, сведения о служебном, социальном, материальном положении, носят, как правило, дополнительный характер и сами по себе достаточными для удовлетворения требований не являются, что представляется правильным исходя из предмета доказывания и правоотношений сторон, носящих исключительно личный характер.

Признание отцовства посмертно

В офис «Единого центра защиты» в Ярославле обратилась Кристина И., которая проживала в незарегистрированном браке с Олегом В. с 2000 года. В 2005 году был рожден общий ребенок — дочь. В свидетельстве о рождении ребенка в графе «отец» стоит прочерк.

09 июня 2019 года Олег В. умер. Установить отцовство при жизни не успели. А чтобы получать пособие по потере кормильца требуется установить факт признания отцовства.

Работа юриста Ивана Дзёмы началась со сбора доказательств — для судебного решения проблемы клиента. В ходе этой работы выяснилось, что у Олега В. остались родственники: мама, дети от другого брака- поэтому решить проблему в порядке особого производства не получится, а только лишь в порядке искового производства. Родственники были привлечены к участию в деле в качестве Ответчиков.

После первого судебного заседания стало ясно, что у Ответчиков есть возражения относительно заявленного требования об установлении факта признания отцовства. Юристом была выработана правовая позиция с учетом имеющихся возражений и заявлено ходатайство о проведении молекулярно-генетической экспертизы по женской линии для определения родственных отношений. Тот из Ответчиков, который должен был участвовать в проведении экспертизы, стал уклоняться от участия в судебных заседаниях. Ходатайство юриста о проведении молекулярно-генетической экспертизы оставлено без рассмотрения.

В процессе судебного производства юрист нашей Компании выяснил, что на момент смерти гражданина брак между Олегом В. и первой супругой Светланой В.был расторгнут. Юристом заявлено об исключении Светланы В. из числа лиц, участвующих в деле на основании того, что ее права не будут затронуты в ходе рассмотрения дела. Суд заявление удовлетворил.

В ходе судебных заседаний, судом были рассмотрены и оценены доказательства, собранные юристом «Единого центра защиты» – фото, видео, документы, выписки с банковских счетов, свидетельствующие о том, что финансово «спорного» ребенка обеспечивал именно Олег В., заслушаны свидетели, подтвердившие обстоятельства его участия гражданина В. в жизни и воспитании дочери. И в феврале 2020 года суд вынес решение об установлении факта признания отцовства.

Таким образом, права несовершеннолетнего ребенка были защищены, и появилась возможность оформить пособие по случаю потери кормильца.

27.02.2020

Посмертное тестирование на отцовство | Crozier Law LLC

Что ж, привет; Спасибо, что зашли!

В нашем бизнесе возникает множество нестандартных ситуаций. Например, что, если отец ребенка скончался, и нет никаких записей о том, что он был отцом. Это невероятно редкое событие, и когда этот камень преткновения ставится на вашем пути, становится почти невозможно понять, что делать. Процесс сбивает с толку, найти ответы непросто, а время не на вашей стороне.

Посмертное тестирование на отцовство не часто является темой для случайных разговоров.Тем не менее, это потенциальная проблема, и обычно она требует юридического решения.

Итак, зачем кому-то вообще нужна посмертная проверка на отцовство?

Сценарий

У Джейн и Джо есть ребенок (назовем его Ларри), но они не женаты (шокирует, я знаю). Джейн не очень нравится Джо, а Джо не , на самом деле заинтересован в том, чтобы быть отцом. Итак, Джейн как бы уходит, а Джо никогда по-настоящему не участвует в жизни своего ребенка.

Итак, Джейн не просит у Джо алименты, но, поскольку Джо достаточно хороший парень, он дает ей деньги, когда они ей нужны на одежду и школьные принадлежности.Однако Джо нет в свидетельстве о рождении, потому что его не было, когда родился Ларри, и он почти не видел Ларри.

Затем Джо погибает в автокатастрофе. Джо работал всю свою жизнь, и его семья имела право на его пособие по социальному обеспечению. Кроме того, страхование другого водителя, вероятно, потребовалось бы, чтобы оплатить смерть Джо в результате противоправных действий. Однако Джейн не может требовать ни того, ни другого, потому что они никогда не были в браке и другие законодательные требования для установления отцовства никогда не были соблюдены. Ларри не может получать пособие, потому что Джо не по закону , который считается отцом Ларри (хотя все знали, что Джо был отцом Ларри).Тест ДНК никогда не проводился, Джо никогда не значился в свидетельстве о рождении Ларри, дело штата о выплате алиментов никогда не возбуждалось, и Ларри никогда не проживал с Джо. Что касается правительства… Джо не отец Ларри.

Ларри не только никогда не узнает своего отца, но и Джо не сможет обеспечить его так, как должен отец. Очевидно, было бы разумно записать Джо в свидетельство о рождении Ларри, но это не всегда случается.

Что умеет Джейн? Как она может доказать, что ее ныне покойный бывший партнер Джо является отцом их ребенка?

Закон

Ответ может показаться немного темным, но это единственное решение — необходимо провести посмертный анализ ДНК.Если умерший отец стал жертвой преступления или был причастен к преступлению, есть большая вероятность, что у местного следователя будет образец его ДНК. Если образца ДНК не существует, тело необходимо эксгумировать, если предположить, что образец все еще жизнеспособен. Излишне говорить, что это довольно дорогостоящий процесс.

В рамках этого блога мы обсудим только лучший сценарий, в котором образец ДНК уже существует. Поскольку другой сценарий зависит от фактов, мы не можем описать «общий» процесс.Если вы не будете действовать быстро, или если тело будет уничтожено или кремировано, ваши возможности станут крайне ограниченными. Если тело захоронено, возможно, вы не сможете его эксгумировать. Даже если вы можете, это может быть очень дорого и обычно требует, чтобы суд действовал от вашего имени.

Первый шаг — получить образец от стороны, которая владеет им, например, в офисе коронера. Не исключено, что они могут просто освободить его, а также возможно, что им может потребоваться постановление суда для его освобождения.Если они требуют постановления суда, процесс явно становится более дорогостоящим, сложным и занимает больше времени. Как правило, для его предъявления вам потребуется постановление суда. Иногда, даже если семью Джо устраивает выдача образца, коронер не сделает этого без приказа судьи.

Чтобы получить постановление суда, вам необходимо подать прошение о принуждении к производству образца ткани. Коронер или город — противная сторона. Они могут согласиться, если вы подадите иск.Иногда они этого не делают, но в большинстве случаев они не пытаются сделать вашу жизнь тяжелее, чем нужно. Это может занять от трех месяцев до года (в зависимости от обстоятельств).

После получения образца, либо по согласию, либо по решению суда, образец должен быть отправлен в лабораторию, имеющую право проводить тест ДНК. Лаборатория, проводящая тест ДНК, также потребует согласия семьи умершего (матери или отца, обычно) для проведения теста.Если никто из членов семьи не известен или они не соглашаются, все может стать еще более сложным. Это, опять же, может потребовать постановления суда. Судья может заставить лабораторию обработать образец отчасти потому, что это отвечает «интересам справедливости» и «наилучшим интересам ребенка».

Если будет дано разрешение, лаборатория попросит образец ДНК Ларри, чтобы они могли сравнить его с образцом ДНК Джо. После получения окончательных результатов лаборатория отправит отчет, чтобы подтвердить или опровергнуть отцовство.Затем, используя результаты лабораторных исследований, Джейн может установить отцовство Ларри, чтобы получить пособие Джо для Ларри.

Опять же, это случается нечасто, но когда это происходит, приятно знать, что существуют средства правовой защиты. Однако, как и в большинстве юридических сценариев, на пути есть множество потенциальных ловушек. Некоторые легко исправить, некоторые почти невозможно исправить (если жизнеспособный образец не существует, мало что нужно сделать).

Будем надеяться, что вы никогда не окажетесь в ситуации Джейн, но если вы это сделаете, мы будем рады обсудить ваши варианты, чтобы гарантировать, что ваш ребенок получит всю финансовую поддержку, на которую он или она имеет право.

Еще раз спасибо, что заглянули; если вам нужна помощь, обратитесь.

Спасибо за чтение!

Удачи тебе.

Доказательство отцовства посмертно: могут ли суды назначать анализ ДНК после смерти?

Фотография предоставлена: Composite — Reuters / Corbis / Getty

Тема посмертного анализа ДНК привлекла международное внимание в прошлом году в деле Сальвадора Дали, и в этом месяце у нас было два решения по этому вопросу из судов Англии и Уэльса: Андерсон против Спенсера [2018] EWCA Civ 100 , в котором Апелляционный суд поддержал использование Высоким судом неотъемлемой юрисдикции для проведения посмертной проверки отцовства по существующему образцу ДНК, а на прошлой неделе Высокий суд в деле Nield-Moir v Freeman [2018] EWHC 299 Ch постановил, что женщина должна пройти анализ ДНК, чтобы установить, является ли она истинной дочерью умершего, имеющей право на долю в его имуществе по завещанию.

Дочь Дали?

В июне 2017 года испанский суд постановил эксгумировать тело художника-сюрреалиста Сальвадора Дали для проверки отцовства, чтобы установить, был ли он отцом Пилар Абель, гадалки и гадалки из Жироны. Фигерас в Северной Испании, где родились и Абель, и Дали. Если бы Абель смог успешно установить, что Дали был ее отцом, она получила бы право на четвертую долю значительного состояния Дали.

Месяц спустя мир с вонючим любопытством ждал, когда тело Дали, защищенное, по крайней мере, от посторонних глаз возведенными навесами, будет извлечено из его последнего пристанища в склепе под музеем, который он спроектировал для себя в Фигерасе.

Нарсис Бардалет, бальзамировщик, который подготовил тело Дали после его смерти в 1989 году, помог с эксгумацией и с большой гордостью объявил средствам массовой информации, что культовые усы сюрреалиста пережили разрушительное воздействие времени и разложения и все еще стоят, как руки на часах, указывая на 10 минут 10 минут.

Я не говорю по-испански и не читал судебного решения, которое привело к этим экстраординарным событиям, однако доказательная база (из сообщений прессы) для беспокойства о теле Дали выглядела несколько ненадежной.

Абель утверждала, что у ее матери был роман с Дали за год до рождения Абеля, и что она узнала о своем предполагаемом отцовстве от женщины, которую, как ее воспитывали, считала ее бабушкой по материнской линии, которая, как сообщается, заявила Абелю, что она была « дочь великого художника [имя Дали], но я все равно люблю тебя » и что она была « странная, как и твой отец ».Абель утверждал, что сходство между ней и ее Дали было настолько поразительным, что « единственное, чего мне не хватает, это усы ».

Абель десять лет пыталась установить свое отцовство. Ранее ДНК-тесты проводились на образцах кожи и волос, прилипших к посмертной маске Дали, но оказались безрезультатными. Второй раунд тестов проводился с использованием образцов из вещей Дали, предоставленных его биографом, но Абель утверждал, что не получил этих результатов.

Наконец, окончательно, тесты, проведенные на образцах эксгумированного тела Дали, доказали, что Абель на самом деле не была его дочерью.

В октябре 2017 года и, по-видимому, несмотря на возражение Абеля, который утверждал, среди прочего, что цепочка хранения образцов была нарушена, мадридский суд отклонил ее ходатайство и обязал ее оплатить судебные издержки (по оценкам при довольно скромной, на мой взгляд, цифре 7000 евро).

Посмертное установление отцовства в ЕСПЧ и английском суде

Хотя обстоятельства, окружавшие сагу о Дали, были экстраординарными, они не совсем беспрецедентны.Европейский суд по правам человека дважды рассматривал дела, связанные с ходатайствами об эксгумации тел для проверки на отцовство в делах The Estate of Kresten Filtenborg Mortensen v Denmark [заявление № 56581/00, 15 мая 2006 г.] и Jaggi v. Швейцария [2008] 47 EHRR 30.

Проблема не была полностью исследована в документе Mortenson , который был оформлен как жалоба на нарушение частной жизни покойного решением датского суда, разрешившего эксгумировать его тело для проведения тестирования установить отцовство двух предполагаемых сыновей.ЕСПЧ постановил, что на личную жизнь умершего человека, у которого должен был быть взят образец ДНК, не могло быть нанесено неблагоприятного воздействия просьба об этом, сделанная после его смерти.

В деле Jaggi заявитель, которому к тому времени было 60 лет, всю жизнь стремился установить личность своего биологического отца. Предполагаемый отец отказывался проходить тестирование при жизни, и все последующие судебные разбирательства, возбужденные заявителем или от его имени, были отклонены швейцарскими судами.Наконец, после смерти предполагаемого отца заявитель обратился за ДНК-тестом на его останки. Швейцарский суд постановил, что заявитель смог развить свою личность, несмотря на неуверенность в своем происхождении. Власти Российской Федерации обосновали отказ в проведении анализа ДНК, сославшись на необходимость сохранения как правовой определенности, так и интересов других лиц.

ЕСПЧ большинством голосов постановил, что имело место нарушение статьи 8. Суд счел, что лица, пытающиеся установить свое происхождение, имели жизненно важный интерес, защищаемый Конвенцией, в получении информации, необходимой им для установления истины о важный аспект их личности.Однако необходимость защиты третьих лиц может исключить возможность принуждения их к прохождению любого вида медицинских анализов, особенно тестов ДНК. Таким образом, суд будет сравнивать друг с другом конфликтующие интересы, а именно право заявителя установить свое происхождение от права третьих лиц на неприкосновенность тела умершего, право на уважение умершего и общественный интерес в защите законных прав. уверенность.

Взвешивая эти интересы, суд, во-первых, счел, что интерес человека к выяснению своего происхождения не исчезает с возрастом.Заявитель всегда проявлял реальный интерес к раскрытию личности своего отца на протяжении всей своей жизни. Во-вторых, суд отметил, что, возражая против анализа ДНК, семья умершего не привела никаких религиозных или философских причин. Суд отметил, что право на покой пользуется лишь временной защитой и что тело умершего должно быть эксгумирован в 2016 году, когда истек срок аренды на его могилу (хотя семья ранее продлила аренду). Кроме того, суд отметил, что такая просьба не могла нанести ущерб частной жизни умершего, поскольку она была сделана после его смерти.Наконец, суд отметил, что защита правовой определенности сама по себе не может служить основанием для лишения заявителя права на установление своего происхождения.

Исходя из этого, Суд счел, что Швейцария не обеспечила г-ну Ягги право на уважение его частной жизни, и постановил, что имело место нарушение статьи 8.

В ходе моих собственных исследований по этой теме мне удалось найти один церковный случай по вопросу эксгумации для посмертного анализа ДНК: I n Re Saint Nicholas ‘, Sevenoaks (2004) Times, 29 октября , когда заявление об эксгумации человеческих останков в целях подтверждения семейной веры, основанное на анекдотических свидетельствах и предположениях, что заявитель и его семья имели королевских предков, было отклонено на том основании, что оно не дает достаточных оснований для исключения из принцип, согласно которому христианское погребение было окончательным и что человеческие останки после погребения не должны нарушаться.

На данный момент в судах Англии и Уэльса не было зарегистрировано ни одного дела, касающегося просьбы об эксгумации тела для проверки отцовства. То, что это так, несомненно, в первую очередь отражает тот факт, что обстоятельства, при которых можно было бы рассматривать такое применение, действительно редки, и обычно есть другие способы доказательства отцовства, которые следует изучить в первую очередь. Однако отсутствие таких дел, скорее всего, еще больше отражает тот факт, что до принятия решения по делу Anderson v Spencer юрисдикция для постановления об установлении отцовства после смерти (любыми средствами) была неопределенной.

Споры об отцовстве в контексте установления прав наследования не редкость. Я консультировал несколько таких дел, и все они были разрешены без обращения в суд. Это было, и это, бесспорно, так что приложения, чтобы установить отцовство можно было бы сделать, и решил на основе описательной доказательств и с помощью доказательственных презумпций, таких как презумпция законности, когда человек рождается в процессе брака , но вопрос о том, имел ли суд полномочия направить тестирование ДНК, которое могло бы окончательно решить проблему, был неясным.Я рад видеть, что мое мнение о том, что Высокий суд, скорее всего, действительно имел юрисдикцию предписывать тестирование ДНК, теперь подтверждено Апелляционным судом.

Дела, связанные со спорами по поводу отцовства после смерти человека, даже если они не связаны с неприятной перспективой потревожить место последнего упокоения умерших, являются чрезвычайно деликатными и сложными. Помимо финансовых последствий, которые могут возникнуть в результате того, что сторона доказана или опровергнута как ребенок умершего, правда о происхождении человека может нанести удар по ткани семейной жизни, повышая риск того, что человек может обнаружить информация, которая бросает вызов их пониманию своей личности, перспектива раскрытия неверности, которая причиняет беспокойство живым и порочит память умерших, а также риск быть отвергнутым и повредить сложившимся семейным отношениям.

Решения по делам Андерсон против Спенсера и Нилд-Мойр против Фримена оба твердо подтверждают вывод о том, что правосудие лучше всего служит установлению истины о происхождении человека наиболее надежными из имеющихся средств.

Андерсон против Спенсера

Это была апелляция против приказа судьи Питера Джексона (как он тогда был) направить анализ ДНК образца покойного Уильяма Андерсона, чтобы установить, был ли он отцом заявителя, Дэвида Спенсера.Ответчиком на жалобу была мать умершего (и, следовательно, предполагаемая бабушка заявителя) Валери Андерсон, которая являлась личным представителем его состояния, поскольку покойный умер без завещания.

У умершего был роман с матерью мистера Спенсера, который закончился до рождения мистера Спенсера, и никаких контактов между умершим и мистером Спенсером при жизни покойного не было.

В семейном анамнезе умершего по отцовской линии был синдром Линча, разновидность рака кишечника.И отец, и дедушка умершего страдали этим заболеванием. В возрасте 38 лет у самого умершего был диагностирован рак кишечника из-за этого состояния, и с учетом семейного анамнеза у умершего был взят образец крови и из него извлечена ДНК. Единственный образец ДНК был оставлен в больнице. Если бы мистер Спенсер был сыном покойного, риск наследственной предрасположенности к раку кишечника составил бы 50%.

Умерший умер без завещания от сердечного приступа в 2012 году.

В феврале 2015 года г-жа Андерсон связалась с терапевтом г-на Спенсера, сообщив ему историю умершего и что в больнице хранятся образцы ДНК, и предложила направить г-на Спенсера в бригаду генетиков больницы для тестирования, чтобы узнать, есть ли у него риск кишечника рак и уточнить отцовство.

К апрелю 2015 года она передумала и обратилась в больницу с просьбой уничтожить образец. Больница сообщила г-ну Спенсеру, что в случае, если будет установлено, что покойный был его отцом, ему следует проходить обследование посредством колоноскопии каждые два года.Однако без согласия г-жи Андерсон тестирование на отцовство не могло быть продолжено.

Процедурно, судебное разбирательство началось с подачи заявления в соответствии со статьей 55A Закона о семейном праве 1996 года, которая предусматривает, что любое лицо может обратиться в суд с заявлением о том, что лицо, указанное в заявлении, является или являлось его или ее родителем. Юрисдикция доступна там, где предполагаемый родитель умер, при условии, что они умерли, проживая в Англии и Уэльсе.

S.20 Закона о реформе семейного права 1969 года («FLRA») разрешает суду в любом гражданском разбирательстве, в котором должно быть установлено отцовство любого лица, давать указания для использования научных тестов, чтобы установить, были ли или ни одна из сторон судебного разбирательства не является или не является отцом или матерью этого лица и для взятия образцов тела у лица, отцовство которого спорят, любая сторона, предположительно являющаяся отцом или матерью этого лица, или другая сторона дела.

Тем не менее, FLRA не предусматривает посмертного тестирования образцов, взятых при жизни, и вопрос, который должен был решить суд в деле Anderson v Spencer , заключался в том, может ли пробел в отношении посмертного тестирования ДНК быть заполнен суд, направляющий тестирование ДНК в соответствии с его неотъемлемой юрисдикцией.

В исключительно тщательном и тщательном решении судья Питер Джексон обосновал, что суд обладает неотъемлемой юрисдикцией для проведения таких проверок.Вы можете прочитать суждение здесь, и я также рекомендую анализ, сделанный Эндрю в блоге suesspiciousminds, здесь.

Его вывод о существовании такой власти основывался на оценке конкурирующих вопросов, имеющих отношение к существованию власти [71]:

  1. Законодательное толкование: в отношении посмертной проверки отцовства существовала законодательная недействительность. Это была область, которую парламент мог бы лучше регулировать, чем отдельные решения суда, однако не было никаких признаков того, что парламент, вероятно, обратит свое внимание на этот вопрос.
  2. Согласие: При рассмотрении возможности лечения после смерти необходимо учитывать ситуацию, которая могла возникнуть в жизни. Заинтересованное лицо имело бы право решать, участвовать или не участвовать в проверке на отцовство, и разрешать использовать свои человеческие ткани для этой цели.
  3. Общественный интерес: расширение неотъемлемой юрисдикции может вызвать неуверенность и беспокойство по поводу того, что фактически открываются двери для посмертной проверки на отцовство по требованию.Хотя в настоящем деле этого не возникает, перспектива подачи ходатайств об эксгумации не может рассматриваться как фантастическая с учетом обстоятельств дела Мортенсена и Ягги или даже Ричарда III. Однако ничто не указывало на то, что заявления такого рода, вероятно, будут вообще многочисленны, особенно если они могут быть заслушаны только в Высоком суде и, следовательно, подлежат очень тщательной проверке.
  4. Идентичность: знание нашей биологической идентичности — центральный компонент нашего существования.Проблема может иметь самые далеко идущие последствия, возможно, прежде всего для тех, кто не знает или не уверен в своем происхождении. В течение нашей жизни истина стала доступной благодаря тестированию ДНК. В то же время он сделал все другие доказательства практически несущественными. Хотя по-прежнему возможно сделать вывод об отцовстве без научных тестов, практические и психологические последствия различны. Заявление, сделанное без проверки, — это открытие, а результат проверки — факт.
  5. Права других людей: генетическое тестирование может повлиять не только на тестируемого человека, но и на тех, с кем он находится в тесном родстве. В зависимости от фактов, права оставшихся в живых родственников могут быть затронуты, но трудно представить себе ситуацию, в которой установление истины о биологических отношениях могло бы быть равнозначно незаконному вмешательству в эти права; по крайней мере, любое вмешательство может быть необходимым и соразмерным. Права третьих лиц, безусловно, не могут представлять собой абсолютное препятствие для существования неотъемлемой власти.
  6. Интересы правосудия: когда суд устанавливает факты на основе свидетельских и документальных показаний, всегда существует вероятность ошибки. Доказательства будут неполными, потому что люди умрут, а воспоминания, возможно, исчезнут. При решении таких важных вопросов, как отцовство, необходимость прийти к правильному выводу очевидна. Перспектива того, что суд попытается установить истину в меру своих возможностей, когда правда действительно существует для запроса, была тревожной.Также необходимо учитывать растрату ресурсов, которая может сопровождать судебное разбирательство с использованием описательных доказательств.
  7. Диапазон обстоятельств: Хотя можно было предусмотреть оппортунистические или неблаговидные применения, существование силы не могло зависеть от ее достоинств.

Обнаружив, что такое право существует, судья Питер Джексон, взвесив конкурирующие соображения за и против использования права на проведение тестирования, пришел к выводу, что тестирование следует назначать по следующим причинам [77]:

  • Заявка не была спекулятивной или оппортунистической, в противном случае она, вероятно, не была бы успешной.Все доказательства подтверждают реальную вероятность того, что покойный был отцом Спенсера.
  • Существовала серьезная медицинская проблема, которая указала на возможность биологической связи между умершим и мистером Спенсером — хотя он мог периодически проходить колоноскопию, он должен иметь право знать, было ли это необходимо, или быть освобожденным от необходимости Сделай так.
  • Не было особых причин считать вероятным, что умерший отказался бы дать согласие на тестирование, и, возможно, не будет справедливо для его памяти предположение, что он отказался бы в своей поддержке от молодого человека, который мог бы унаследовать серьезное медицинское состояние от него.
  • Информация была легко доступна, поскольку был доступен образец ДНК. Не было необходимости в физических навязчивых исследованиях, таких как эксгумация.
  • Со стороны больницы возражений не было.
  • Интересы третьих лиц, включая интересы г-жи Андерсон, имели меньшее значение. Не было никаких указаний на какой-либо реальный риск причинения вреда, и установление истины имело большее значение, чем вопрос о том, было ли это приемлемо.

Решение Апелляционного суда

Г-жа Андерсон обжаловала постановление судьи Питера Джексона в Апелляционный суд.К моменту слушания она не желала подавать апелляцию. Тем не менее, учитывая важность вопроса, ввиду того факта, что он касался нового использования неотъемлемой юрисдикции, ее основной аргумент был рассмотрен в дополнение к устным аргументам, выдвинутым в пользу г-на Спенсера. Кроме того, г-же Андерсон была предоставлена ​​возможность ответить в письменной форме на стенограмму слушания, и было вынесено полное решение.

Обращение касалось трех вопросов:

  • , действительно ли неотъемлемая юрисдикция суда уполномочивает суд выносить постановление такого рода;
  • , был ли прав г-н судья Питер Джексон, если так поступил, по своему усмотрению;
  • Является ли его приказ несоразмерным вмешательством в права г-жи Андерсон по статье 8.

Внутренняя юрисдикция

King LJ посчитал, что Питер Джексон J был прав, когда пришел к выводу, что существует пробел, не охваченный Законом в отношении посмертного тестирования ДНК.

В пользу г-жи Андерсон были положены положения статьи 19 (2) Закона о высших судах 1981 г. («SCA»), которая гласит:

«В соответствии с положениями настоящего Закона, Высокий суд может осуществить —

(a) вся такая юрисдикция (гражданская или уголовная), предоставленная ему этим или любым другим законом; и

(b) вся такая другая юрисдикция (гражданская или уголовная), которая была им осуществлена ​​непосредственно перед вступлением в силу настоящего Закона (включая юрисдикцию, предоставленную судье Высокого суда в соответствии с любым положением закона).”

В пользу г-жи Андерсон утверждалось, что г-н Спенсер должен поэтому доказать, что имелась юрисдикция для вынесения постановления такого рода до вступления в силу Закона о высших судах. King LJ отклонил этот аргумент, как и Питер Джексон J, отметив, что SCA не имело эффекта замораживания полномочий Высокого суда — если бы это представление было правильным и если бы неотъемлемая юрисдикция была ограничена теми категориями, которые уже были определены до Вступление SCA в силу, неотъемлемая юрисдикция не могла быть призвана заполнить пробел, оставшийся после Закона 2005 года о психической дееспособности в отношении уязвимых взрослых, которые сохранили дееспособность (что было сочтено законным использованием неотъемлемой юрисдикции) [43].

Утверждение о необходимости включения любого расширения неотъемлемой юрисдикции суда в ранее признанную категорию дел, к которым, как утверждается, применяется юрисдикция, было дополнительно отклонено [46]. Это ограничило бы законное использование юрисдикции, которая была описана в следующих терминах Лорд Дональдсон в Re F (Стерилизация: психически больной) [1990] 2 AC 1:

«… большая система безопасности, которая лежит в основе всех статутных законов и способна заполнить пробелы, оставленные этим законом, если и постольку, поскольку эти пробелы должны быть заполнены в интересах общества в целом. Использование общего права для заполнения пробелов — одна из важнейших обязанностей судей. Это не законодательная функция или процесс — это альтернативное решение, инициатива которого является исключительной прерогативой парламента. По сути, это судебный процесс, и поэтому он должен осуществляться в соответствии с принципами ».

Аргумент г-жи Андерсон о том, что направление тестирования ДНК не являлось « принципиальным расширением » юрисдикции, не нашел поддержки, учитывая очень осторожный и взвешенный подход судьи, который учел все конкурирующие правовые и этические факторы, относящиеся к о том, равносильно ли то, что он предлагал сделать, принципиальное расширение полномочий, и правильно ли он руководствовался этим моментом, отмечая в п.60 его суждения:

«Суд обязан проявлять осторожность, оценивая, является ли наличие средства правовой защиты императивным или просто желательным, и стараясь выявить более широкие последствия любого развития права».

Права человека

King LJ не был убежден, что права г-жи Андерсон по статье 8 были задействованы в порядке, предложенном от ее имени. Утверждалось, что перспектива установления генетического родства между г-жой Андерсон и г-ном Спенсером является вмешательством в ее права по статье 8.Король Л. Дж. Счел, что статья 8 будет заходить слишком далеко, чтобы основывать соответствующее вмешательство на праве не знать, есть ли у г-жи Андерсон дополнительный внук.

Однако, если бы она ошибалась в этом заключении, необходимо было бы рассмотреть конкурирующие права сторон, и, по ее мнению, баланс твердо стоял на стороне прав г-на Спенсера по статье 8, который не только имеет право личности, но также и право на лечение в дополнение к обоим ст.2 (Право на жизнь) и Статья 3 (Запрещение пыток) Конвенции.

По усмотрению

В частности, утверждалось, что Питер Джексон J ошибся, заказав анализ ДНК на том основании, что это не могло произойти в течение жизни умершего без его согласия, и суд не должен теперь обходить получение такого согласия, учитывая что задержка с подачей заявления лишила покойного возможности принимать собственные решения в отношении своей личной жизни.

Аргумент о том, что отсутствие согласия умершего или г-жи Андерсон должно иметь решающее значение для подачи заявления, не выдерживает критики по двум причинам: во-первых, FLRA разрешило тестирование на уже полученном образце, несмотря на отказ в согласии со стороны стороны, ДНК которой принадлежала, и, во-вторых, миссис Андерсон нелегко было отказать в даче согласия в обстоятельствах, когда она ранее описывала это как «существенное» для установления отцовства мистера Спенсера.

Нильд-Мойр против Фримена

В деле Nield-Moir v Freeman , суд должен был рассмотреть несколько иной вопрос: имел ли суд полномочия предписать живому человеку пройти ДНК-тестирование с целью установить, действительно ли он покойный был ее отцом по причинам правопреемства.

Лоррейн Фриман и ее старшая сестра Дженис Нилд-Мойр родились у миссис Вероника Бертлс в ходе ее брака с покойным мистером Колином Бертлз.Их родители развелись в 1977 году, и Вероника Бертлс с тех пор умерла.

Покойный, Колин Бертлс, умер без завещания в июне 2013 года, оставив скромное поместье, состоящее из таунхауса в Олдхэме и небольшой суммы денег. Миссис Фриман получила административный грант на распределение поместья без уведомления своей сестры, которая жила в Австралии.

Узнав об этом, г-жа Нилд-Мойр подала иск об аннулировании права ее сестры на управление имуществом на том основании, что она хотела управлять имуществом сама.Она также добивалась заявления о том, что г-жа Фриман не имеет права делиться имуществом умершего по завещанию на том основании, что она не является его биологической дочерью. Г-жа Нилд-Мойр собрала ряд свидетельских показаний третьих лиц о том, что покойный подтвердил, что это имело место при жизни нескольких человек. Миссис Фриман в своих собственных показаниях признала, что противостояла покойному по поводу этих слухов, но вместо того, чтобы заверить ее в ее отцовстве, он заявил, что не хочет обсуждать это, потому что теперь у него новая жизнь.

Трудно оценить силу доказательств, касающихся отцовства г-жи Фриман, поскольку качество доказательств и основание убеждений покойного не исследованы подробно в приговоре, позиция г-жи Фриман резюмируется следующим образом:

«В своих показаниях ответчик признает, что она отказалась дать согласие на анализ ДНК. Она сделала это на основании того, что на момент ее рождения ее отец был женат на Веронике, в ее свидетельстве о рождении указано, что умерший был ее отцом, а умерший выплачивал алименты в соответствии с постановлением суда для нее, пока ей не исполнилось 16 лет. Старый.Ее свидетельство состоит в том, что покойный никогда не оспаривал отцовство, несмотря на возможность сделать это. Она отклонила собранные заявителем доказательства предполагаемых заявлений умершего другим лицам о том, что она (ответчик) не была его дочерью, как «не что иное, как сплетни и слухи». Она также ссылается на электронное письмо, полученное ее адвокатами от 3 августа 2017 года от доктора Синдеркомб-Корт. В этом электронном письме, по словам ответчика, указано, что на вопрос о том, являются ли истец и ответчик полноправными сестрами, нельзя ответить «окончательно».Более того, «она не говорит, что сможет предоставить« достаточные доказательства », только то, что она ожидает от нее». И это электронное письмо также повышает вероятность того, что тест даст ложные срабатывания и ложноотрицания ».

Надежность экспертных заключений, которые должны быть получены в результате процесса тестирования, исследуется в решении, и ожидалось, что оно даст 98% определенный результат в отношении вопроса о том, были ли миссис Фриман и миссис Нилд-Мойр полными или наполовину братьев и сестер, и перспектива установления (путем тестирования двоюродной сестры, которая была племянницей умершего), была ли она дочерью умершего с вероятностью 20: 1 (вероятность 91%) составляла 50%.Судья счел это доказательством, которое стоит иметь для разрешения спора [13].

После решения Апелляционного суда по делу Андерсон, HHJ Мэтьюз счел, что он обладает юрисдикцией издать приказ, требующий от миссис Фриман пройти ДНК-тестирование в требуемые сроки. Миссис Нильд-Мойр не добивалась приказа, требующего от миссис Фриман принудительно подчиняться тесту, а скорее, чтобы приказ был сделан в форме «если», предусматривающей, что неблагоприятные выводы будут сделаны из отказа пройти тестирование.

HHJ Мэтьюз провел аналогию с юрисдикцией, чтобы оправдать постановление об обыске Антона Пиллера, заключив, что суд обладает неотъемлемой юрисдикцией предписывать кому-то дать согласие (это язык, который использовал HHJ Мэтьюз, но, возможно, « представить » было бы лучшим словом) к чему-то, что в противном случае было бы равносильно вторжению в их права [28]. Он также отметил, что суды дополнительно имели право требовать от человека, чтобы пройти медицинский осмотр, где это имеет отношение к вопросу спора, и вычеркнуть их заявление случае, если они отказались сделать это.

Он считал, что серьезность вторжения в зависимости от направления сдать образец слюны сравнительно невелика, по крайней мере, с физической точки зрения [30]. Он признал риск психического расстройства в том случае, если результаты покажут, что покойная не является отцом миссис Фриман, но полагал, что это был риск, с которым она столкнулась в любом случае, учитывая, что в отношении ее отцовства велась судебная тяжба, которую суд придется решать на балансе вероятностей.

HHJ Мэтьюз процитировал, с очевидным одобрением, следующий отрывок из решения Thorpe LJ в деле Re H&A (Children) [2002] EWCA Civ 383, [30], деле, которое рассматривало проверку отцовства в контексте заявка на контакт:

«Судья ясно дал понять, что в отсутствие научных доказательств вопрос должен был решаться с применением« очень важного, хорошо установленного принципа… ».то есть презумпция законности детей, рожденных во время брака ». Далее он сослался на дело Serio v Serio [1983] 4 FLR 756. Двадцать лет спустя я сомневаюсь в уместности презумпции или обоснованности ее применения. В девятнадцатом веке, когда науке нечего было предложить, а незаконность была социальной стигмой, а также лишением прав, презумпция была необходимым инструментом, использование которого не требовало оправдания. Эта презумпция общего права, опровергнутая только доказательством, не вызывающим разумных сомнений, была изменена статьей 26 Закона о реформе семейного права 1969 года, позволив опровергнуть эту презумпцию на основе баланса вероятностей.Но по мере того, как наука ускоряется и все больше и больше детей рождается вне брака, мне кажется, что отцовство любого ребенка должно устанавливаться наукой, а не юридическими презумпциями или умозаключениями. Если бы судья принял решение выступить в настоящем деле, следствием этого было бы долгое и ожесточенное судебное разбирательство по вопросу об отцовстве, когда в отсутствие единственных решающих доказательств каждая сторона прибегла бы к доказательствам незначительной или сомнительной ценности в своем решении превалировать. . Такое развитие событий было бы расточительным как судебных издержек, так и судебного времени.”

Оценивая аргументы прав человека против заказа тестирования, он заключает [48]:

«По моему мнению, баланс твердо склоняется к тому, что проведение такой проверки оправдано в соответствии с законом и необходимо в демократическом обществе для защиты прав других (т. Е. Заявителя), и, соответственно, не влекут за собой нарушение права по статье 8, даже если оно совершено. Направление забор и анализ образца слюны является соразмерным (некоторые могут даже утверждать, что это непропорционально) средством защиты общественных интересов в точном разрешении наследственных споров.”

Я не совсем понимаю, что здесь имел в виду Г. Х. Дж. Мэтьюз, говоря «непропорционально», возможно, просто чтобы сказать, что направление было полностью пропорциональным. Я утверждаю, что предложенный приказ в этом случае представлял собой гораздо более серьезное вмешательство в права г-жи Фриман, чем это имело место в обстоятельствах г-жи Андерсон, учитывая, что он напрямую влияет на ее личность, и чем считает HHJ Мэтьюз (возможно, даже больше, чем вмешательство где направлен ордер на обыск, учитывая фундаментальное право на физическую неприкосновенность и личность).

Для миссис Фриман было заявлено, что это была «рыболовная экспедиция», и полагались на слова лорда Макдермотта в « S v S, W v Official Solicitor [1972] AC 24, 48:
» у суда были основания полагать, что ходатайство о сдаче анализа крови имело рыболовный характер, созданное по некоему скрытому мотиву, чтобы поставить под сомнение легитимность, в остальном безупречную, ребенка, который пользовался законным статусом, вполне возможно, что Суд, действующий в рамках своей защитной, а не вспомогательной юрисдикции, будет оправдан в отклонении заявления.”

HHJ Мэтьюз не считал, что это могло быть должным образом охарактеризовано как рыболовная экспедиция, ввиду того факта, что были свидетели, которые были готовы дать показания о том, что покойный сказал, что он не был отцом миссис Фриман (в решение о том, существовал ли какой-либо другой человек, который был идентифицирован как ее предполагаемый отец).

Соответственно, он приказал, чтобы г-жа Фриман предоставила мазок изо рта в течение 28 дней, в противном случае суд будет свободен при рассмотрении иска сделать отрицательный вывод против ответчика.

Я бы сказал, что порог для указания того, что живое лицо подвергнется проверке на отцовство, должно быть несколько выше, чем это было установлено HHJ Мэтьюзом в этом анализе; который, возможно, придает недостаточное значение фактическим обстоятельствам того, что г-жа Фриман родилась в результате брака умершей и ее матери, умерший указан в качестве ее отца в ее свидетельстве о рождении и выплачивал алименты без протеста и без своего участия. попытка оспорить свое отцовство и влияние на нее нарушения ее понимания своей семейной идентичности и истории.

Возможно, стоит дополнительно подумать над аналогией, проведенной Г. Х. Дж. Мэтьюзом в отношении юрисдикции Антона Пиллера. Исключительный и драконовский характер юрисдикции Антона Пиллера хорошо известен. Сторона, добивающаяся постановления об обыске, должна установить «чрезвычайно веские доказательства prima facie», должен существовать риск «очень серьезного» ущерба для заявителя, «явные доказательства» того, что у обвиняемых есть компрометирующие документы, и «реальная возможность» уничтожения .Ущерб, который может быть причинен ответчику, не должен быть несоразмерным законному объекту судебного приказа. Существуют строгие гарантии, налагаемые на выполнение заказа, и, конечно же, должны быть даны обязательства, что истец возместит убытки в случае, если выяснится, что заказ не должен был быть сделан.

Было бы преувеличением предполагать, что сюда следует импортировать какую-либо формулировку теста Антона Пиллера. Однако довольно сложно выделить принципы более широкого применения из Андерсон против Спенсера или Нильд-Мойр против Фримена относительно того, когда суд будет уместным направить эту проверку на отцовство. должен иметь место.В случае, подобном делу миссис Фриман, мне хотелось бы, чтобы суд уделял больше внимания достоверности доказательств и их соразмерности, учитывая, возможно, размер наследства и другие соображения в пользу окончательного решения. вывод о том, что человек должен пройти тестирование, которое угрожает поставить под сомнение его личную идентичность и понимание его семейной истории — особенно в тех случаях, когда умерший при жизни мог попытаться установить вопрос о своем отцовстве, но не сделал этого.

Идея о том, что лицо может быть признано неуважительным к суду, когда оно отказывается подчиняться проверке, назначенной судом, обсуждалась в параграфе. 36 решение HHJ Мэтью беспокоит меня. Мне не кажется правильным, что человек, решивший не продолжать тестирование, которое имеет серьезные последствия для его личности и семейных отношений, может столкнуться с санкциями за неуважение к суду.

Очки обучения для практикующих

  • Преимущества научной достоверности по сравнению с установлением отцовства путем судебного разбирательства нарративных доказательств имели особое значение в конкретных фактах дела Anderson v Spencer , учитывая необходимость для мистера Спенсера установить риск заражения. унаследовав предрасположенность к раку кишечника.Судья Питер Джексон отметил, что суд мог бы приступить к установлению вопроса об отцовстве обычным способом заслушивания доказательств, и что, хотя из отказа пройти тестирование не должно возникать никаких установленных законом выводов, суд может сделать такие выводы, которые он видел. поместиться.
  • Не было таких особых обстоятельств в деле Нилд-Мойр против Фримена , которое расширяет сферу действия Андерсона для применения неотъемлемой юрисдикции, требующей от живого человека предоставить образец для целей установления своих отношений с покойный.Похоже, что при условии, что суд убедится, что заявка не является простой рыболовной экспедицией, « Если наука может помочь, то она должна ». ( за HHJ Matthews, [52]). Это приближает позицию к проверке отцовства «по требованию», которую Питер Джексон Дж. Отметил как возможную проблему, препятствующую расширению неотъемлемой юрисдикции для разрешения посмертной проверки отцовства.
  • Судя по решению по делу Nield-Moir v Freeman , мы увидим больше таких заявлений и что суды с готовностью удовлетворят их в интересах разрешения таких споров с большей уверенностью и меньшими затратами, чем традиционный подход к судебному разбирательству по показаниям свидетелей.После этого решения презумпция легитимности, похоже, не имеет большого значения, если тестирование ДНК возможно.
  • Перспектива подачи заявлений на эксгумацию в целях установления отцовства после Андерсона и Нильд-Мойра далека от невероятной. Однако такая мера, на мой взгляд, может быть назначена только в самых исключительных случаях и когда другие возможности для тестирования исчерпаны, а судебное разбирательство по повествовательным свидетельствам вряд ли приведет к удовлетворительному заключению — возможно, например, , когда свидетели скончались или не желают сотрудничать, или когда, как здесь, существует особый интерес в установлении фактического, а не просто вывода на основе баланса вероятностей, что умерший является родителем заявитель.
  • В более общем плане решение по делу Андерсон против Спенсера является важным, поскольку оно открывает перспективу вывода суда о том, что внутренняя юрисдикция доступна для заполнения других пробелов в законе, даже если дело не укладывается в рамки ранее установленные категории дел, по которым имеется юрисдикция. Это, в широком смысле, приветствуется, на мой взгляд, как практический ответ на обстоятельства, когда статут не обеспечивает решения проблемы, которая, очевидно, требует такого решения, однако существует опасность того, что неотъемлемая юрисдикция будет размахиваться, как чем-то вроде волшебной палочки и постепенное расширение в ущерб правовой определенности.

Как доказать отцовство после смерти отца

В этой статье мы объясним, как доказать отцовство после смерти предполагаемого отца в Иллинойсе. Мы расскажем о тестировании ДНК на отцовство после смерти и тестировании ДНК на отцовство через ближайших родственников.

Один из наших читателей задал следующий вопрос, который послужил вдохновением для этой статьи:

Q: Мой отец скончался, не оставив завещания, и я не уверен, подписывал ли он когда-либо мое свидетельство о рождении… есть ли другой способ доказать, что он мой биологический родитель?

A: Чтобы указать отца в свидетельстве о рождении через несколько лет после рождения ребенка, вы должны юридически доказать отцовство в суде с помощью теста ДНК. Очевидно, что с умершим человеком эти обстоятельства сложнее. Однако есть несколько альтернативных решений для тестирования ДНК после смерти. Для лиц, ищущих способ доказать свое родство в суде, образцы ДНК могут быть взяты с трупа умершего, если он или она еще не похоронены или кремированы.Близкие родственники вашего отца должны дать согласие на проведение любого анализа ДНК самого умершего. Если захоронение произошло, вы можете потребовать проведения эксгумации по решению суда. Если кремация произошла, придется довольствоваться анализом ДНК близких родственников умершего. Хотя этот метод может привести к неприятным разговорам, это лучший способ доказать отцовство. Это могут быть родители вашего отца, братья и сестры (ваша тетя или дядя) или любые другие подтвержденные дети вашего отца. Отцовство можно установить по образцам ДНК этих родственников.После установления отцовства в ходе анализа ДНК вы можете подать в суд ходатайство о включении имени вашего отца в свидетельство о рождении; вы можете получать пособие по социальному обеспечению от умершего отца. Всегда полезно нанять адвоката, который поможет вам разобраться в сложной природе доказательства отцовства с помощью анализа ДНК.

Тестирование ДНК на отцовство после смерти

В этой статье мы рассмотрим возможные варианты тестирования ДНК после смерти, включая обстоятельства, чтобы доказать биологическое родство.Анализ ДНК — самый убедительный способ определения отцовства или материнства в глазах закона. Сравнение образцов ДНК ребенка и предполагаемого родителя может указывать на биологическое родство с точностью до 99,99%. Чтобы указать отца в свидетельстве о рождении через несколько лет после рождения ребенка, вы должны юридически доказать отцовство в суде с помощью теста ДНК. Однако после смерти человека тестирование ДНК усложняется. Внезапно это оказывается не так просто, как заменить внутреннюю часть щеки тампоном с буккальной стороны.

Если тело умершего не было захоронено или кремировано, с трупа все же можно взять конкретные образцы, включая волосы, обрезки ногтей, зубные щетки, испачканную одежду, кровь, использованные салфетки, окурки и т. Д. уже кремирован, образцы из его останков больше не могут быть взяты. Сильный жар процесса кремации полностью разрушает всю ДНК, что делает невозможным проведение теста на отцовство или материнство.

Если умерший уже был похоронен, необходимо провести санкционированную судом эксгумацию, которая может быть утомительной.Лицо, желающее пройти анализ ДНК, должно будет доказать возможность родства с семьей предполагаемого родителя, чтобы получить одобрение суда. Если запрос одобрен и труп эксгумирован, судебный патологоанатом может проверить бедренную кость, юмористические или зубы умершего. Этот процесс может быть очень дорогостоящим.

Если ДНК-тестирование умершего невозможно, отцовство может быть установлено с участием одного или нескольких его ближайших биологических родственников.

Анализ ДНК на отцовство через близких родственников

Тесты на отцовство теперь могут быть определены с помощью образцов от членов семьи, у которых есть гены, общие с генами предполагаемого отца.Этот анализ ДНК родства разрешен в суде и часто используется в отношении бабушек и дедушек по отцовской линии ребенка, о котором идет речь, или других близких членов семьи, включая двоюродных братьев, братьев и сестер, а также тетушек и дядей. Результаты лабораторных исследований принимаются судом и могут быть использованы в делах социального обеспечения, наследования и иммиграции. Если вы проводите анализ ДНК для установления отношений отца и ребенка, вы должны сообщить об этом в ответственную лабораторию. Они могут организовать тестирование других членов семьи мужского пола.

Лучшими родственниками для проверки являются биологические родители предполагаемого отца (бабушка и дедушка ребенка по отцовской линии). Тестирование обоих родителей поможет повысить точность результата, но даже один родитель полезен. Если ни один из родителей не доступен для тестирования, тети и дяди также являются хорошими вариантами, поскольку они разделяют 25% своей ДНК с племянницами и племянниками. Тестирование также может быть проведено на известном ребенке предполагаемого родителя, чтобы увидеть, действительно ли два потенциальных брата и сестры связаны между собой. Тест на отцовство может установить отцовство, но тест на дедушку и бабушку, скорее всего, будет окончательным.

Определение отцовства после смерти

После того, как анализ ДНК устанавливает отцовство, будь то через самого умершего человека или его близких родственников, люди могут подать в суд ходатайство о включении имени отца в свидетельство о рождении. Разобраться в сложной природе доказательства отцовства с помощью анализа ДНК может быть долгим и трудным. Если вы хотите провести тест на отцовство после смерти, мы можем помочь вам в трудную минуту.

Отцовство + наследование генетических заболеваний — WordPress Билла Мэддена

С благодарностью доценту Тине Кокберн за привлечение внимания к недавнему решению по делу Anderson v Spencer [2018] EWCA Civ 100, которое требовало от апелляционного суда пересмотреть решение суда низшей инстанции, разрешающее образец ДНК, взятый у умершего человека ( Г-н Андерсон), чтобы проверить образец, взятый у респондента, чтобы определить, был ли покойный г-н Андерсон биологическим отцом г-на Спенсера.

В 2006 году, когда г-ну Андерсону было 38 лет, ему поставили диагноз «рак кишечника». Типом рака было состояние, известное как синдром Линча, при котором риск наследственной предрасположенности составлял 50%; действительно, отец и дед г-на Андерсона страдали этим заболеванием. Из-за опасного семейного анамнеза у мистера Андерсона был взят образец крови и из него извлечена ДНК. В больнице остался один образец ДНК, но не крови или тканей.

Апелляционный суд постановил (на [50]), что судья первой инстанции был полностью прав как в своем подходе, так и в своем заключении о том, что в рамках неотъемлемой юрисдикции у суда есть остаточные полномочия для определения того, что извлеченная ДНК г-на Андерсона следует использовать для определения отцовства ответчика.

Что касается того, как это право должно осуществляться, заключение и причины суда разъясняются в [65] — [67]:

Г-н Милонас утверждает, что, поскольку тестирование не могло быть проведено при жизни г-на Андерсона без его согласия, было бы неправильно обходить получение этого согласия, дожидаясь его смерти, чтобы подать заявление. Он утверждает, что задержка с подачей заявления лишила г-на Андерсона возможности принимать собственные решения в отношении своей частной жизни.

Апеллянт, как личный представитель, выступает в роли умершего. С одной точки зрения, можно утверждать, что отказ г-жи Андерсон дать согласие должен (возможно, по аналогии с HTA) иметь решающее значение для заявления, даже в соответствии с неотъемлемой юрисдикцией. На мой взгляд, такой аргумент не выдерживает критики по двум причинам; один юридический и один, связанный с фактами дела:

i) FLRA позволяет суду давать указания для проведения научных исследований. Хотя для взятия пробы тела требуется согласие (ст.21 (1) FLRA 1969) создание направления для научных испытаний не делает. Только в том случае, если сторона отказывается предоставить образец после того, как был сделан заказ на тестирование, могут быть сделаны неблагоприятные выводы (s.23 (1) FLRA 1969). Отсюда следует, что при соответствующих обстоятельствах, когда, как здесь, образец ДНК уже доступен и согласие стороны не требуется для того, чтобы получить образец , суд может дать эффективное указание для проведения тестирования ДНК. вне этого образца, несмотря на отказ стороны, чья ДНК должна дать согласие на его использование.Из этих необычных обстоятельств следует, что суд может таким же образом назначить анализ ДНК существующего образца, несмотря на отказ личного представителя (в качестве Исполнителя) дать согласие на его использование.

ii) Кроме того, поскольку судья сосредоточился на фактах, совсем недавно, в феврале 2015 г., истец счел «необходимым» по медицинским причинам установить отцовство ответчика. Как заметил судья: «Теперь ей нелегко сказать обратное.”

По моему мнению, нет оснований для вмешательства в решение судьи о том, что по фактам дела следует отдать приказ о проведении анализа ДНК. Это был случай, когда истец хотел узнать свое отцовство по веским медицинским причинам, и, на мой взгляд, после того, как вопросы, касающиеся юрисдикции и обязательств в области прав человека, будут устранены, формулировка постановления, вынесенного судьей, разрешает Проведение анализа ДНК было не только неизбежным, но и правильным.

«Воскрешение мертвых» Дилана Р.Бойд

Абстрактные

В 2001 году Бен Эрскин, человек, который утверждал, что является сыном известного гуру Парамаханса Йогананды, планировал попросить судью Лос-Анджелеса приказать эксгумировать тело гуру для анализа ДНК, чтобы определить отцовство Эрскина. Обвинения Эрскина угрожали как репутации Йогананды, так и состоянию его состояния, принадлежавшего его организации «Братство самореализации». В 2002 году, через семь лет после появления обвинений, убедительные тесты по сравнению ДНК Эрскина и выживших родственников Йогананды мужского пола в Индии разрешили спор и подтвердили гуру, тем самым положив конец надвигающейся возможности эксгумировать его тело для тестирования ДНК.Сложные юридические вопросы, с которыми судья Лос-Анджелеса столкнулся бы — в случае, если бы диспозитивные тесты ДНК живых родственников Йогананды не были доступны до судебного разбирательства — поднимались в аналогичных, хотя и менее сенсационных делах в судах по всей стране. В 2008 году Верховный судебный суд штата Мэн в качестве судебного суда рассмотрел эти вопросы в деле Инре Кингсбери. В частности, Суд оставил в силе решение Суда по наследственным делам, которое требовало, чтобы законная дочь умершего подверглась ДНК-тестированию или, в качестве альтернативы, чтобы тело умершего было эксгумировано для тестирования с целью определения отцовства истца, который утверждал, что является его дочерью. внебрачная дочь.В этой записке будут исследованы интересы незаконнорожденного ребенка при определении его истинного отцовства, включая права наследования по наследству, знание историй болезни обоих родителей и более полное представление о личной и культурной идентичности, а также интересы тех, кто будет проходить тестирование. или затронутые испытаниями тела умершего. В этой заметке предполагается, что при уравновешивании этих интересов интересы незаконнорожденного ребенка в определении ее истинного отцовства перевешивают противоположные интересы, особенно в контексте дел о посмертном отцовстве.Настоящая записка завершается предложением пересмотра закона о наследстве штата Мэн, который (1) обеспечит иерархию источников, из которых можно получить образцы ДНК для посмертного тестирования на отцовство, и (2) предоставит суду по наследственным делам полномочия назначать такое тестирование при наличии достаточных доказательств. это отцовство будет установлено.

Рекомендуемое цитирование

Дилан Р. Бойд, Воскрешение мертвых: изучение закона Кингсбери и штата Мэн о наследовании наследства и посмертном установлении отцовства , 61 Мне.L. Rev. 567 (2009).
Доступно по адресу: https://digitalcommons.mainelaw.maine.edu/mlr/vol61/iss2/9

СКАЧАТЬ

С 18 октября 2017 г.

МОНЕТЫ

Тест на отцовство — Загадка посмертного отцовства Хита Леджера

НАЗАД В базу знаний

Хит Леджер, звезда предстоящего фильма Темный рыцарь , все еще вызывает споры после его безвременной смерти в возрасте 28 лет.Согласно сообщению в Daily Mail , австралийский актер мог стать отцом любовного ребенка, когда он был в позднем подростковом возрасте и жил в Австралии. Женщины в центре спорной претензии, однако, отказываются тест на отцовство, что бы подтвердить или опровергнуть ли действительно отец антиподов актер ее ребенок.

Быстрый и простой способ определить отцовство

Согласно сообщению в Daily Mail , дело Хита Леджера связано с утверждениями, которые распространяются по всей Австралии, что у него был роман с женатым учителем, когда ему было 17 лет, и она родила его ребенка до того, как он уехал в Сидней. Актерская карьера действительно пошла на взлет.Однако женщина, которая, как утверждается, родила его ребенка, еще не дала согласия на тест на отцовство, который подтвердил бы, является ли он отцом ребенка. Очевидно, что, поскольку актер с тех пор умер, возникнут определенные препятствия для получения его ДНК, но если образцы будут собраны, тест на отцовство станет чрезвычайно точным средством установления отцовства. Он может сбрасывать со счетов, является ли кто-то отцом со 100% точностью, и доказывать, что кто-то является отцом с точностью 99%.

Тест на отцовство — необоснованные слухи

Конечно, до тех пор, пока не будет предоставлен тест на отцовство, чтобы установить факты, рассказы о том, был ли Хит Леджер отцом любовного ребенка, являются чистым предположением. В интервью газете Daily Mail муж женщины, ставшей предметом спора, предположил, что женщина, возможно, не будет против идеи проведения ДНК-теста на отцовство в будущем; он заявил: «Я отчим, но мне нечего скрывать … и если бы я попросил (мать), я уверен, что она не возражала бы (пройти тест ДНК).Итак, если Хит Леджер действительно стал отцом ребенка до своей смерти в 2008 году, единственный реальный способ убедиться в этом — это использовать тест на отцовство.

Pro Bono Appeal: Навигация по несоответствиям в Уставе посмертного тестирования ДНК

22 декабря 2016

Закона о суде по семейным делам § 519 и Закона о земельных полномочиях и доверительных фондах (EPTL) § 4-1.2 касаются права ребенка доказывать отцовство после смерти предполагаемого отца. Тем не менее, тестирование ДНК может рассматриваться в соответствии с § 519 Закона о суде по семейным делам, только если «генетический маркер или тест ДНК были проведены предполагаемому отцу до его смерти.«Напротив, EPTL § 4-1.2 с поправками от 2010 года гласит, что« отцовство [может быть] установлено на основе четких и убедительных доказательств, которые могут включать… доказательства, полученные в результате теста на генетические маркеры ». EPTL § 4-1.2 не требует, чтобы генетическое тестирование проводилось при жизни отца. Эти противоречивые уставы привлекли наше внимание после того, как мы приняли решение об апелляции через Программу апелляций Pro Bono Ассоциации юристов штата Нью-Йорк (см. Www.nysba. Org / probono Appeals).

Нам было известно, что тестирование ДНК после смерти было разрешено в соответствии с поправкой 2010 г. к EPTL § 4-1.2, который уладил конфликт между Апелляционными отделами, существовавший до внесения поправки (см. Дело Януса , 157 Разное 2d 999, aff’d 210 AD2d 101 [1-й отдел] [исключение теста ДНК]; Дело утра- звезда , 17 AD3d 1060 [4-й отдел] [разрешающий тест ДНК]; Дело Полдруговаза , 50 AD3d 117 [2-й департамент] [разрешающий тест]). Однако мы были удивлены, узнав, что соответствующая поправка в § 519 Закона о суде по семейным делам не была внесена. Наша апелляция была бы урегулирована менее благоприятным Законом о суде по семейным делам.

Мы были готовы заявить в Апелляционной палате, что Закон о суде по семейным делам § 519 следует толковать в соответствии с решениями, разрешающими анализ ДНК после смерти в соответствии с § 4-1.2 EPTL, даже до внесения поправки в это положение в 2010 году. Однако этот аргумент потребовал бы от Апелляционной палаты не обращать внимания на четкую формулировку § 519, в которой говорится, что анализ ДНК должен быть проведен до смерти отца. Поэтому мы подали заявление о продлении срока для рассмотрения апелляции, одновременно начав новое разбирательство в Суррогатном суде, требуя определения в соответствии с более благоприятными положениями EPTL § 4-1.2. Поскольку рассмотрение дела в суде по семейным делам было прекращено без ущерба, второй укус яблока был возможен.

Правильно применяя EPTL § 4-1.2, судья суррогатной заказал тестирование ДНК (отрисовки нашей семьи суда кассационной тоо). Генетический материал предполагаемого отца был легко доступен, потому что адвокат в суде по семейным делам старательно обеспечивал судебные постановления о сохранении генетических образцов. Анализ ДНК подтвердил отцовство. После этого Управление социального обеспечения выплатило значительную сумму пособий по случаю потери кормильца ребенку умершего.Производство по делу о наследовании в Суррогатном суде не является частным. Чтобы защитить личную информацию ребенка в этом случае, мы не указываем место проведения разбирательства. Однако, поскольку судья Суда по семейным делам и судьи Суррогатного суда были одним и тем же лицом, мы хотим публично приветствовать его непредубежденность в достижении разных выводов при рассмотрении одного и того же вопроса в соответствии с разными законами. В конечном итоге мы надеемся, что противоречивые статуты будут согласованы.

Роберт Харпер — сотрудник отдела трастов и поместий компании Farrell Fritz, P.С.

Перепечатано с разрешения: Leaveworthy, опубликовано Комитетом по апелляционным судам, Коллегия адвокатов штата Нью-Йорк, One Elk Street, Albany, NY 12207.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>