МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

В чем особенности детского фольклора: Особенности детского фольклора и его актуальность

Особенности детского фольклора и его актуальность

Детский фольклор — обширная область устного народного поэтического творчества. Это целый мир – яркий, радостный, наполненный жизненной силой и красотой. Он соседствует рядом с миром взрослых, но живет по своим законам, со своим видением природы и человеческих отношений.

Под термином «детский фольклор» обычно понимается самостоятельное детское творчество, произведения традиционной культуры взрослых, усвоенные детьми, и творчество взрослых для детей:

Пестушки — это приговоры, сопровождающие первые сознательные движения ребенка, назначение которых вызвать у ребенка радостные, бурные эмоции. За ними следуют потешки — песенки и стихи к первым играм ребенка с пальцами, ручками, ножками. В наше время самыми популярными потешками являются «Ладушки», «Сорока-ворона», «Коза рогатая». Позднее наступает черед прибауток — сюжетных развлекательных песенок:

Последний жанр поэзии пестования — докучные сказки. Это шутки, сочетающие сказочную поэтику с издевательским содержанием

Следующая группа жанров принадлежит бытовому фольклору: песни, в том числе обрядовые, колядки, заклички, приговорки, дразнилки, страшилки, словесные игры.

Третья группа — это потешный фольклор, включающий в себя поддевки (забавы, основанные на игре слов), скороговорки, небылицы- перевертыши, загадки. И последняя группа — игровой фольклор, куда входят игры и считалки. Детский фольклор непосредственно включен в быт и практическую жизнь. Связь с практической жизнью — не просто сопутствующий момент, а то обстоятельство, которое вызвало к жизни существование фольклорных произведений. Связь с бытом придает своеобразие детскому фольклору, получающее выражение в темах, образах, сюжетах, стилей. Эти три части детского фольклора составляют одно сложное целое.

Фольклор для детей созданный взрослыми (поэзия пестования), включает в себя колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, докучные сказочки.

Особое внимание обращаем на такие жанры как дразнилки, поддевки, считалки. Наше исследование показало, что в основе дразнилок или издевок часто лежат формулы осмеяния, построенные как рифмованные прозвища, к которым прикрепляются обозначения признаков, действий и состояний, приписываемых к основному лицу:

В современных детских играх можно наблюдать такое любопытное явление, как применении дразнилок к отрицательным персонажам сказок.

В Сибири, например, популярна игра в Бабу- ягу. Кружочком очерчивают её «дом», на некотором расстоянии от которого находится «дом» ребят. Затем играющие выбегают из своего «дома» и дразнят Бабу- ягу

Баба- Яга выскакивает из своего «дома» и ловит дразнящих. Кого поймает того «съест», то есть сажает вместо себя, а сама переходит в «дом» ребят, и игра повторяется.

В противоположность дразнилкам дети создают стишки, которые должны мирить поссорившихся. Желающие примириться скрещивают мизинцы правых рук и поочередно или дружком произносят слова мирилки:

Обратим внимание на жанр поддевки, который относится к потешному фольклору и представляет собой забавы за счет другого, основанные на игре слов. Поддевки отличаются краткостью и четкостью. Строятся исключительно как диалоги, где следует ожидать быть пойманным («поддетым») на слове:

Если на дразнилки очень часто обижаются те, кого дразнят, то на поддевки обижаются’ редко. Здесь не так обидно вдруг ударившая фраза, как неприятен сам факт оказаться поддетым. Можно выждать подходящий момент и ответить тем же. Некоторые поддевки связаны с действиями (сопровождаются действиями).

Один схватывает другого за нос и настойчиво спрашивает: «Дуб или вяз?» -«Дуб!» — «Тяни до губ» — поддевщик тянет нос книзу.

— Алешка, скажи: Лизавета.

— Лизавета.

— Вот тебе за это! (и следует удар по спине).

Некоторые поддевки имеют сходство с загадками-вопросами, и они так же сопровождаются действиями:

«Немец-перец, Пощипай

Ехали на лодке.

Немец-перец потонул,

Кто остался в лодке? —

«Пощипай», (предложивший вопрос щиплет ответившего).

И поддевки, и дразнилки имеют определенные особенности в синтаксических конструкциях. В них часто используются обращения, лексические повторы.

Исследуем жанр считалки. Это короткие стишки, применяемые для определения ведущею и для распределения ролей в играх. Это самый распространенный жанр фольклора. Сказывание и слушание считалки доставляют детям огромное удовольствие.

В считалках стихи почти всегда рифмуются парно, слова легко скандируются, что придаёт стихам предельную ритмичность, чёткость. Содержание большей части шуточное. В некоторых из них даётся и нравственное условие игры. Такова считалка о правдивости:

Рыба, рыба, рыба- кит,

Рыба правду говорит,

Если рыба будет врать,

Я не буду с ней играть.

У наших школьников средних классов встречаются и совершенно новые считалки типа занимательных арифметических примеров:

1, 2, 3, 4,

Умножаем на 4,

Делим, делим на 4

Получается 4

Выигрывает тот, кто в конце считалки быстрее и удачнее изобразит своими руками четвёрку. Так обыгран в считалке арифметический пример (1+1+1+1)x4:4=4

В основе большинства считалок лежит счет, многие из них полностью состоят из бессмысленных слов и созвучий. Бессмысленность, «заумность» считалок объясняется тем, что они перешли из взрослого фольклора.

В древности люди пользовались «тайным счетом вследствие существовавших запретов считать». Запрещалось, например, считать убитую дичь, куриные яйца, гусей во время перелета из-за опасения неудач в охоте и домашнем хозяйстве. Но взрослые забыли о загадочном счете, а дети продолжают до настоящего времени им пользоваться в считалках.

В считалках, как и в дразнилках и поддевках, находит место прием олицетворения

(«Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана», «Уж как зоренька-заря русы. -косынки плела»), а также прием антропоморфизма:

К считалкам близки по функциям песенки и игровые приговорки, которые объясняют игру.

Здесь в первую очередь нужно назвать детские хороводные песенки, которые имеют своеобразную тематику: о труде, об именинном каравае о колпачке- танцора и другие ( «Колпачок, колпачок, тоненькие ножки», «Как на Танины именины испекли мы каравай» и другие).

В произведениях детского фольклора наблюдается ярко выраженная закономерность — преобладание ямбических и хореических размеров стиха. Число слогов в стихах одного текста обычно колеблется в пределах от 3 до 5, от 4 до 7, от 6 до 8; отклонения очень редки. Встречаются произведения с одинаковым количеством слогов (и ударений) в каждом стихе. Например: Сережка-картошка, Сзади поварешка, Спереди лукошко. А в лукошке кошка.

Преобладание ямбических и хореических размеров неслучайно: это как раз наиболее свойственно детям. Использование главным образом этих двух размеров отражается на музыкальной стороне произведений, внося некоторое разнообразие в исполнение. Мы пришли к выводу, что в зависимости от использования хорея или ямба меняется настроение произведения, его мелодия: хореический размер дает окраску живости, задора, ямбическое построение несколько замедляет темп. На этот момент можно обратить внимание на примере считалки:

Черепаха хвост поджала

И за зайцем побежала,

Оказалась впереди,

Кто не верит — выходи!(хорей)

Сидел петух на палочке,

Считал свои булавочки.

Огромную ритмообразующую и композиционную роль в произведениях детского фольклора играет рифма, важное значение которой объясняется важнейшими особенностями стихотворной речи.

Все произведения детского фольклора сближает между собой особенность способа рифмовки. Большим числом текстов представлены рифмы смежные (а-а-б-б):

Зинка-корзинка, Спереди резинка, Сзади барабан -По всем городам.

Нередки ритмические периоды с прерванной рифмой, т. е. с нерифмующимися нечетными стихами ( а-б-с-б) и с нерифмующимися четными стихами (а-б-а-с). В некоторых четверостишиях рифмуются или первые два, или последние два стиха (а-а-б-с), (а-б-с-с), трехстишия обыкновенно бывают построены на одной рифме и срифмованы по разным схемам (а-а-а, а-а-б, а-б-б):

Раз, два, три, четыре, пять, шесть- а

Тут ошибка в счете есть, — а

Надо снова перечесть. — а

Танечка, Танечка, — а

Не дать ли тебе пряничка? — а

Да ломаного нет. — б

Таня-сметана,- а

Кошечка бежала, — б

Сметану слизала. — б

Применяемые способы рифмовки усиливают ритмическое звучание стиха и придают ему разнообразие.

Рифмы — не единственный вид «украшающих» средств устной детской поэзии. Дети вступают в общение с окружающими через звуки. Внимание и любовь к звукам нашли выражение и в детской обыденной речи, и в поэтической, с наибольшей полнотой -в считалках и дразнилках. Подсознательный выбор звуков дает в результате гармонию гласных, их повтор (ассонанс), звуковые повторы согласных (аллитерации). Ассонансы и аллитерации усиливают ощущение соизмеримости стихотворных строк и участвуют в создании определенного настроения.

Подводя итог основному этапу работы, отмечаем, что для всех жанров детского фольклора характерно наличие одинаковых изобразительных средств (тропов): гипербол, олицетворений, сравнений, эпитетов, которые придают произведениям особую выразительность, красочность, образность. Почти все жанры детской поэзии подчинены особым способам рифмовки (чаще всего изменяется смежная рифма), которые усиливают ритмическое звучание стиха, придают ему своеобразное настроение. Этому же способствуют размеры стиха ( ямб и хорей), употребляемые во всех произведениях детского фольклора.

З. Заключение.

В результате нашей работы мы пришли к такому выводу. Жанры детского фольклора не утратили своей актуальности и в наше время. Активное применение в детских играх получают считалки, дразнилки, поддевки, молчанки и др. В современном употреблении имеют место как старинные тексты детского фольклора, так и их трансформации, а также новые тексты, не заимствованные из ранее существовавших, но построенные по тем же законам.

Говоря об актуальности детского фольклора, можно заметить, что временем исполнения большей части видов детского фольклора являются весна и лето, в зависимости от этого определяется и место исполнения произведений детской устной словесности: обычно это происходит на улице.

Наше исследование показало, что хранителями и исполнителями произведений детского фольклора являются дети в возрасте от 6-7 лет до 12-13 лет, мальчики и девочки, но репертуар мальчиков отличается от репертуара девочек. У мальчиков на первом месте стоят произведения сатирической лирики — дразнилки, поддевки, девочки ими пользуются реже. Главное в репертуаре девочек — считалки, молчанки, чем мальчики пользуются с меньшей охотой.

С помощью детского фольклора дети учатся общаться друг с другом, взаимодействовать в группе, в коллективе. К 7-8 годам отношения со сверстниками выходят на первый план. Младший школьник уже понимает, что будут ли с ним дружить, примут ли в игру — зависит лишь от него самого, и здесь не помогут взрослые. На помощь приходит детская традиция, которая передает от одного поколения к другому знание игр и их правил, приемы, позволяющие «по-честному» распределить роли, отстоять свои права, ответить обидчику. Осудить жадину, обманщика, воображалу. Дразнилка «Жадина-говядина» скорее побудит прижимистого ребенка изменить свое поведение, чем длинное наставление. А насмешка «Ябеда-корябеда» надолго осаживает тех, кто для решения конфликтов зовет на подмогу старших. Детский фольклор выручает и того, кто дразнится, представляя готовое произведение для выражения возмущения, предотвращая ругань и драку. Не остается без поддержки и тот, кого дразнят: у него есть шанс должным образом ответить на вызов, надо знать лишь отговорки. Например, «Кто так обзывается, тот сам так называется!» или мирилки ( «Мирись, мирись, больше не дерись. ») и т. д.

Следует обратить внимание на то, что не одна русская народная словесность включает в себя детский фольклор, богат и разнообразно представлен он и в устной словесности украинцев, белорусов, южных и западных славян и всех европейских народов всех материков.

Художественное своеобразие детского фольклора -Устное народное творчество

Художественное своеобразие детского фольклора. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//151/khudozhestvennoe-svoeobrazie-detskogo-folklora/ (дата обращения: 20.02.2022)

1.1 Различные подходы к содержанию понятия «детский фольклор»

В науке существует множество точек зрения по вопросу об определении понятия «детский фольклор».  Так, например, В. П. Аникин к детскому фольклору относит «творчество взрослых для детей, творчество взрослых, ставшее со временем детским, и детское творчество в собственном смысле слова» [4, с. 167]. Это мнение разделяют Э. В. Померанцева [30], В. А. Василенко [11], М. Н. Мельников [25] и др. Упомянутые исследователи характеристику детского фольклора, как правило, начинают с рассмотрения произведений, созданных взрослыми и исполняемых ими для детей (колыбельные песни, пестушки и потешки).

Первым, кто охарактеризовал содержание, объем и границы понятия «детский фольклор», назвав ею «особым явлением обособленного детского быта и обособленной детской жизни», был Г.С Виноградов: «…вся совокупность разных видов словесных произведений, известных детям и не входящих в репертуар взрослых». [12, с. 66] Отказывая тому, что не исполняется самими детьми, что не составляет непосредственно их репертуар (а это вся «материнская лирика», или «поэзия пестования») в принадлежности детскому фольклору, Г. С. Виноградов руководствуется одним условием — кто является носителем фольклора. Вместе с тем Г.С. Виноградов выделяет колыбельные песни, пестушки и потешки «в особый отдел  фольклора, устную литературу для детей», связывая ее с материнской школой.

Почти одновременно с Г.С. Виноградовым О.И Капица предложила свое понимание и определение детского фольклора «Термин «детский фольклор» применяется для обозначения всех произведений устного народного творчества, которые бытуют среди детей. Носителями и творцами детского фольклора являются взрослые и дети». С тех пор, без какой бы то ни было мотивировки и обоснования в научных публикациях текстов, исследованиях, учебных пособиях уживаются два подхода к понятию «детский фольклор». Обе точки зрения сосуществуют вне дискуссии, вне научной полемики, а это свидетельствует об их теоретической неопределенности.

Не относит творчество матерей и пестуний к детскому фольклору и Ю.М. Соколов [36].

Не считает колыбельные песни детским фольклором и В. И. Чиеров. Один из разделов его курса лекций «Русское народное творчество» (1959) называется «Колыбельные и детские песни». [40]

Вместе с тем следует отметить, что в детский фольклор проникают и произведения взрослых. Дети почти всегда присутствуют при исполнении фольклора взрослыми, нередко усваивают его отдельные произведения. На определенной стадии некоторые традиционные жанры угасают, исчезают в фольклоре взрослых; переходят к детям, живут как органическая составная часть детского фольклорного репертуара. Видоизменяясь, эти произведения приобретают признаки детского фольклора и становятся органической частью детского фольклорного репертуара.

1.2 Художественные особенности фольклора для детей

Детский фольклор – прежде всего фольклор, он принадлежит культуре традиции, в основе которой типологическая преемственность и типологическая повторяемость. Детский фольклор не может рассматриваться вне общей теории фольклора, теории жанров, генезиса и мифологии, исторической поэтики. [24, с. 122]

Вместе с тем в детском фольклоре, если говорить о нем в контексте народной традиции, есть свои особенности. Детский фольклор не знает сказителя в общепринятом фольклористикой смысле слова. Фольклорное знание, включающее не только исполнение текста, но и той ситуации, в которой он воспроизводится, определяется не особенностями памяти ребенка, а его игровой активностью. Именно в игровых формах поведения отражается опыт многих предшествующих поколений, соединяющийся с творчеством конкретного ребенка.

Детский фольклор не знает моножанров, требующих особой эпической памяти.

В заключение следует сказать, что к детскому фольклору относится произведения, во-первых, созданные самими детьми, во-вторых, заимствованные детьми у взрослых, но переработанные в соответствии с психологией и потребностями детского возраста. [11, с. 56]

Сказанное определяет собой и особенности жанровой системы детского фольклора. Детский фольклор создается как в жанрах взрослого фольклора (припевки, приговорки, прибаутки и др.), так и в жанрах, разработанных самими детьми (жеребьевки, считалки, дразнилки и др.). Жанровая система детского фольклора — явление довольно подвижное. В процессе исторического развития одни жанры уходят из детского фольклора, другие, наоборот, приходят в него.

Произведения детского фольклора создаются на основе живого разговорного языка. В них можно отметить особенности поэтики соответствующих жанров взрослого фольклора. Так, например, в композиции детских сказок широко используется диалог. В детских песенках можно отметить такие композиционные формы, как форма монолога, диалога и др. Приведем, к примеру, детскую песенку композиционной формы «описательно-повествовательная часть плюс диалог»:

Стучит, бренчит на улице:

Фома едет на курице,

Тимошка на кошке

Туда же по дорожке.

Куда, Фома, едешь, Куда погоняешь?

На что тебе сено?

Коров кормить.

На что тебе корова?

Молоко доить.

На что тебе молоко?

—    Ребяток поить. [19]

Детские песенки нередко начинаются с обращений. Например:

Кукореку, кочеток!

На повети мужичок.

Коровушка, буренушка,

Подай молочка,

Покорми пастушка. [33]

В детских песнях встречаются повторы. Прилагательные нередко стоят после существительных. Например:

Идет коза рогатая,

Идет коза бодатая. [19]

Язык детского фольклора отличается большим своеобразием. В нем ярко проявляется любовь детей к словотворчеству. Так, нередко животные в произведениях детского фольклора образно называются по тем или иным их признакам: волк-»серко», медведь — «из берлоги валень», мышь—»норышка», муха — «шумиха», комар — «пискун» и т. п. [33].

О. И. Капица отмечает: «В детском фольклоре очень разнообразно развертывается словотворчество, мы постоянно встречаемся с необычными словами, выходящими из рамок обыденной речи, но, несмотря на эту необычность, вполне понятными. Часто употребляются парные созвучные слова «Федя-медя», «каракула-маракула», «шишел-вышел», «сею-вею», «заинька-паинька», «шильце-мыльце», «чушки-бушки», «жывалко-бывалко», «шестом-пестом», «аты-баты», «эни-бени» и т.д. [21, с. 134].

В детском фольклоре большое значение придается звучанию слова. Нередко то или иное слово в произведениях детского фольклора употребляется из соображений не смысла, а звучания. Ярким примером этого является заумный язык считалок.

Во всех жанрах детского фольклора широко используется рифма. Как правило, это парная рифма. Например:

Дождик, дождик пуще,

Дам тебе гущи.

Дам тебе я ложку,

Хлебай понемножку. [19]

Произведения устного творчества детей расширяют наши представления о русском фольклоре, свидетельствуют о его большом жанровом разнообразии.

Историческое изменение фольклора. Каждая новая эпоха приносит песни, сказки и пословицы нового типа, нового содержания и новой формы. «Иное время — иные песни». Народное творчество изменяется как, в общем своем характере и составе, так и в отдельных жанрах и отдельных произведениях. Одни жанры возникают и затем развиваются, как, например, частушка в конце XIX в., другие постепенно выходят из употребления и отмирают, как былина. в XX в. Некоторые жанры, например лирическая песня, значительно сузили свое бытование и живут главным образом в памяти людей старшего поколения. В отдельных жанрах и отдельных произведениях изменяются темы и сюжеты, герои и выразительные средства. [40, с. 113]

Таким образом, изменение фольклора — широкий и непрерывный процесс. Но фольклор, как всякое искусство, многосторонне связан с действительностью: он изменяется вместе с исторической жизнью народа; его изменения обусловлены изменениями самой жизни, потому что он есть продукт истории народа; он отражает события истории и особенности народного быта. Освещение и понимание истории и жизни народа в фольклоре изменяются вместе с изменениями народных представлений, воззрений и психологии; так как фольклорные жанры и произведения весьма устойчивы и живут долго — в течение ряда исторических периодов,  в них можно обнаружить следы нескольких эпох.

Неразрывную связь народного творчества и народной истории подчеркнул М. Горький в 1934 г. в речи на Первом съезде советских писателей: «От глубокой древности фольклор неотступно и своеобразно сопутствует истории». [15,с. 177] Связь фольклора с историей объясняет его происхождение, развитие, идейную сущность, социальную природу, своеобразие его жанров и художественных средств.

 

 

2.1 Собирание и издание

До середины XIX в. детский фольклор не выделялся в особый раздел народной поэзии, специально не вписывался. Публикации детского фольклора были случайными и малочисленными.

В 50—60-е годы XIX в. в связи с повышенным интересом к народному творчеству обращает на себя внимание и детский фольклор. Произведения детского фольклора записывают Н. И. Даль, П. В. Шейн, П. А. Бессонов и другие фольклористы. В  1861—1862 гг. публикуется известный сборник В. И. Даля «Пословицы русского народа», в котором находится и разнообразный материал детского фольклора (игровые приговорки, считалки, скороговорки и др.). В 1870 г. выходит сборник П. В. Шейна «Русские народные песни», который открывается разделом, посвященным детскому фольклору. Основная часть детских песен записана самим Шейном, некоторые тексты даются в записи А. Н. Афанасьева, этнографа И.А.Худякова и писателя А.Н.Островского.

В 60—70-е годы XIX в. продолжают свою собирательскую деятельность П. В. Шейн, а также В. Ф. Кудрявцев, Е. А. Покровский, А. Ф. Можаровский и др. В. Ф. Кудрявцев в 1871 г. публикует книгу «Детские игры и песни в Нижегородской губернии», содержащую ценный материал по игровому детскому фольклору. Интересные образцы детского фольклора мы находим в книге А. Ф. Можаровского «Из жизни крестьянских детей Казанской губернии» (1882). В 1898 г. вышел первый том (вып. 1) «Великорусса» Шейна, в котором публиковалось около 300 произведений детского фольклора. В этом же году выходит «Сборник народных детских песен, игр и загадок», который был составлен А. Е. Грузинским по материалам Шейна. В последней трети XIX — начале XX в. детский фольклор собирают А. В. Марков, А. И. Соболев, В. Н. Харузина и др. Записи произведений детского фольклора публикуются в журналах «Живая старина», «Этнографическое обозрение» и различных «Губернских ведомостях».

Работа по собиранию детского фольклора продолжалась и в советское время. Следует отметить особенно плодотворную деятельность в этой области Г. С.Виноградова, О.И.Капицы, М. В. Красноженовой и Н. М. Мельникова. Значительный материал детского фольклора содержат книги О. И. Капицы «Детский фольклор» (1928) и Г. С. Виноградова «Русский детский фольклор» (1930). Отдельные произведения детского фольклора публикуются в сборниках Т. А. Акимовой «Фольклор Саратовской области» (1946), В. А. Тонкова «Фольклор Воронежской области» (1949), С. И. Минц и Н. И. Савушкиной «Сказки и песни Вологодской области» (1955), в монографии М.Н.Мельникова «Русский детский фольклор Сибири» (1970) и других изданиях.

Дореволюционными и советскими фольклористами собран довольно значительный материал по детскому фольклору.

В настоящее время собиранием детского фольклора занимаются все реже. Большинство произведений детского фольклора ушло из активного бытования и хранится в памяти людей пожилого возраста. Фольклорные материалы в XX в. систематически издавались в журналах «Этнографическое обозрение» и «Живая старина».

2.2 Изучение фольклора

Изучение детского фольклора начинается в середине XIX в. и идет в различных научных направлениях. Так, сторонник мифологической теории В. А. Попов стремился отыскать следы мифологии в детском фольклоре, историк Н. И. Костомаров привлекал произведения детского фольклора для характеристики древнего быта русского народа. Связь детского фольклора с народным бытом рассматривал и А. Ф. Можаровский в книге «Из жизни крестьянских детей Казанской губернии». Формы бытования игрового детского фольклора рассматривает В. Ф. Кудрявцев в упомянутой выше книге [4]. Особенно ценным в описании детских игр является капитальный труд Е. А. Покровского «Детские игры, преимущественно русские» (1878).

П. В. Шейн в своем «Великоруссе» (1898) впервые предпринимает детальную классификацию детского песенного фольклора, выделяет в нем жанры песен колыбельных и потешных, прибаутки и приговоры, жеребьевые песенки перед началом игры (кананье) и песенные приговоры, содержащиеся в самих играх. В начале XX в. В. Н. Харузина изучает вопрос об участии детей в обрядах, показывает переход некоторых календарных песен из репертуара взрослых в детский фольклор.

В советской фольклористике первым к серьезному изучению детского фольклора обратился Г. С. Виноградов. Им опубликован ряд значительных работ, посвященных исследованию детского фольклора. [12, 13, 14] Заслуга Г.С.Виноградова в том, что он, на наш взгляд, впервые довольно точно определил понятие детского фольклора, подробно охарактеризовал его многие жанры (особенно считалки), раскрыл связь детского фольклора с народным бытом. Ему принадлежит большое количество статей и исследований, в которых поднимались общие вопросы изучения детского фольклора в тесной связи с этнографией, психологией детского творчества и традиционным творчеством взрослых. Его многолетняя собирательская и исследовательская деятельность обобщена в фундаментальном исследовании «Русский детский фольклор» (с публикацией более 500 текстов). Г.С. Виноградову принадлежат исследования различного характера, такие, как «Детская сатирическая лирика», «Народная педагогика». В них он из общего объема детского фольклора выделяет в особую область «Материнскую поэзию», или «Поэзию пестования», в то же время постоянно отмечая наличие и роль преемственности между произведениями этого пласта и поэзией детей.

Вслед за Г.С.Виноградовым и одновременно с ним исследует детский фольклор О. И. Капица. В книге «Детский фольклор» (1928) она дает характеристику многочисленных жанров детского фольклора, приводит большой фактический материал. [21] В 1930 г. под редакцией О. И. Капицы вышел сборник «Детский фольклор и быт», в статьях которого рассматривается традиционный детский фольклор в советских условиях. В послевоенные годы исследованием детского фольклора занимаются В. П. Аникин, М. Н. Мельников, В. А. Василенко и др.

В книге В. П. Аникина «Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор» (1957) большая глава  посвящается детскому фольклору. В ней определяется понятие «детский фольклор», дается подробная характеристика его жанров, освещается история собирания и изучения. [3] Особенность книги в том, что в ней отмечаются древнейшие черты ряда жанров детского фольклора, говорится об исторических изменениях этих жанров. В работе «Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор»  он определил три продуктивных направления в изучении детского фольклора: историко-генетическое, филологическое, функционально-педагогическое. Исследователь вводит очень важное для анализа детского репертуара понятие степени освоения детьми фольклорной традиции: Отнесение произведений к детскому фольклору затруднено до тех пор, пока не произведен анализ, устанавливающий степень освоения произведения детьми.

В.П.Аникин в своих работах учитывает историко-генетическую обусловленность специфики художественных средств в разных фольклорных жанрах детской поэзии. [3, 4, 5, 6]

Другой ученый — В.А.Василенко — плодотворно применяет метод группировки детского фольклора в жанровые циклы по признаку наличия — отсутствия игровых действий. [11]

Среди исследователей детского фольклора особое место занимает К.И.Чуковский, ярко показавший процесс овладевания детьми народными поэтическими богатствами, разработавший теорию жанра перевертышей. Он собрал богатейший материал по детскому фольклору, вылившийся в широко известный труд «От двух до пяти». [41]

М. Н. Мельников в книге «Русский детский фольклор», широко привлекая локальный материал, устанавливает место сибирского фольклора в общерусском фонде детского фольклора. [25] Судьбам традиционного детского фольклора в современных условиях, а также характеристике советского детского фольклора посвящены статьи М. А. Рыбниковой «Детский фольклор и детская литература», А. А. Кайева «К характеристике современного устнопоэтического репертуара для детей» и В. А. Василенко «Об изучении современного детского фольклора». [11]

Современное осмысление категории «детский фольклор» требует осознания его специфики. Рассмотрим изучение детского фольклора в настоящее время.

Изучение исполнительства в детском фольклоре в свете теории информации привело С. Лойтер к выводу об особенностях контактной связи, когда сам факт произнесения текста совершается не в обстановке исполнитель/слушатель, а в разнообразных формах игровой активности детей, повторяющих из поколения в поколение одни и те же формы творчества. В атмосфере живого, естественного общения детей каждый акт исполнения, произнесения текста благодаря «подхватыванию» (термин В.Е. Гусева), включенности в игру становится актом воспроизведения и передачи, когда возникает обратная связь. И тогда на основе традиционной модели происходит рождение=исполнение или воссоздание текста. Так специфически обнаруживают себя в детском фольклоре отдельные закономерности фольклорного творчества. [34]

В постановке и подходах к проблеме специфики плодотворной и важной представляется получившая развитие в последние годы концепция о детях как субэтносе. Дети как самостоятельный субэтнос в рамках различных этносов мира оказываются носителями, хранителями и создателями своей субкультуры, которая определяется прежде всего наличием своей «картины мира». Детский фольклор, являющийся языком детской субкультуры, служит важнейшим средством формирования, сохранения и трансляции картины мира.

Тем самым важнейшим контекстом функционирования детского фольклора является детство как особый социокультурный феномен. Протяженность во времени, динамизм и интенсивность в развитии ребенка позволяют исследователям говорить о полистадиальности детства, выделяя три «эпохи» (Д.Б. Эльконин), три «этапа, периода» (М. И. Лисина, Филипп Арьес), три «фазы» (Э. Эриксон). Плодотворность такого дифференциального изучения дает возможность проследить, как происходит процесс развития ребенка, его мышления, речи, как складывается система его представлений, какие психологические константы, эмоциональные и «культурные» переживания предметов доминируют в разное время детства. И это имеет прямое отношение к обусловленности смены одних специфически возрастных форм фольклора другими, к процессу формирования и бытования жанров, которые принадлежат только детскому фольклору. [34]

Самый ранний младенческий, «дофонемный» (Л.П. Якубинский) период жизни ребенка связан с бытованием колыбельной песни – одного из главных слагаемых поэзии пестования. Колыбельные песни, как и другие произведения лирики материнства, уже на досознательной (для ребенка) стадии выполняют очень важную задачу включения его в процесс «культурации», врастания в культуру. И оно происходит с помощью таких художественных форм, которые соответствуют психологическим особенностям каждого возрастного этапа детства.

«Доречевая фаза», «доречевая стадия» (Л.С. Выготский) младенчества – это период «фонетического монизма» (Л.П. Якубинский), время гуления и лепета, время повторений – «эхолалий» (Ж. Пиаже), которым принадлежит роль простой игры. Эти закономерности детского мышления и речи отражают такие первичные материнские жанры детского фольклора, как потешки, пестушки и прибаутки с их разнообразными ономатопеическими сочетаниями.

К концу третьего, на четвертом году жизни, когда ребенок овладевает речью, усваивая грамматический строй языка, все больше стирается грань между детской речью и стихами, из детского лепета происходят стихи, наступает период, когда «стихи – норма человеческой речи» (К.Чуковский). Это и начало того периода детства, который отличается особым проявлением воображения, «когда фантазия наиболее развита» (Л.С. Выготский). Именно в это время активно бытует собственно детский фольклор, творимый, исполняемый, передаваемый самими детьми. Он оказывается формой коллективного творчества, закрепленного и реализованного в целой системе устойчивых текстов, которые передаются из поколения к поколению детей и имеют важное значение в регулировании их игровой и коммуникативной деятельности. [34]

В сложившейся системе жанров детского фольклора то, что является продуктом творчества самих детей, – это большой пласт текстов. Их создал ребенок-художник, ребенок-стихо/языкотворец. Но еще большее место в собственно детском фольклоре занимают тексты, которые использованы детьми в более или менее измененном виде из фольклора взрослых. Из их традиционной культуры дети усвоили, адаптировали, сделали «своим» то, что наиболее соответствовало их запросам, возрастным интересам и особенностям, «их исканиям высокой радости». Они не просто механически использовали готовое, а трансформировали, преобразили его, внеся игровое начало. Отобранное из фольклора взрослых, ассимилированное детьми проходило длительную шлифовку, кристаллизацию формы, подчиняясь генетически заложенному в детях чувству ритма, речевой одаренности, потребности в игре и словотворчестве.

Характерный, конституирующий контекст функционирования детского фольклора – игра. Игровой характер, игровая природа – основополагающий его признак. Ребенок изначально – «человек играющий». Поэтому представляется искусственным деление на игровой и потешный. Семантически это одно и то же: играть, по Далю, «забавляться, проводить время потехой, заниматься чем-то для забавы». Как явление игрового речевого поведения детей, игровое словотворчество рассматривается детский сатирический фольклор. [34]

Нередки случаи, когда литература становится источником для детского фольклора. Это обусловлено особенностями функционирования детского фольклора, когда носитель фольклора является одновременно читателем/слушателем литературных текстов. Многочисленны примеры фольклоризации литературы, когда части стихотворения или отдельные строчки известных детских поэтов превращаются в считалку или песенку-переделку. В самом процессе бытования происходит некое «перетекание» фольклора в литературу и наоборот.

Таким образом, специфика детского фольклора в настоящее время рассматривается в свете: [8]

а) народной традиционной культуры,

б) культуры детства,

в) народной педагогики и материнской школы,

г) современной теории детства,

д) детской психологии как специфической области психологического знания,

е) общей теории детской речи и речевого поведения,

ж) «стихового периода» в жизни ребенка,

з) теории общения и коммуникативного поведения,

и) теории игры как одного из универсальных понятий антропологии, истории и культуры;

к) в «зеркале» детской, а также автобиографической, мемуарной и дневниковой литературы.

Совершенно очевидно, что изучение специфики детского фольклора сопряжено с вовлечением в орбиту исследования новых объектов, которые выводят его (детский фольклор) из сферы только традиционной культуры и народной педагогики. Коннотация термина, обусловленная принадлежностью детству, проясняет природу явления, имеющего междисциплинарный характер. [8]

Подобно тому, как детский фольклор не просто фольклор, но – и это главное – детский, детская литература не просто литература, но детская литература. Их типологическую общность обусловливают релевантные, только им присущие свойства, объясняемые принадлежностью к одному психо-социо-культурному феномену – детству.

В отличие от детского фольклора, специфика которого изучалась недостаточно, исследование специфики детской литературы имеет свою немалую историю. В нашем обосновании специфика детской литературы «прочитывается» не только в рамках литературоведения (как искусство слова) и педагогики, но и в широких взаимосвязях с антропологией, психологией, теорией детской речи, культурологией.
Концептуализация, методологически новое обоснование специфики детского фольклора и детской литературы как родственных явлений междисциплинарной природы в главных контекстах их функционирования — предмет специального изучения в работах С.М. Лойтер. [34]

Одна из важных тем исследования — детская мифология, мифологическая составляющая детской субкультуры. Изучение ритуально-мифологического генезиса детской поэтической классики позволило проследить, как формировалась поэтика детского фольклора как игровая по преимуществу. Поиски «начал», прототекста вопросо-ответной структуры детского фольклора осуществлены на материале прибаутки «Коза, коза, лубяные глаза» (в ее многовариантности) и имеют целью обосновать самоопределение игровой формы как итог длительных трансформаций, эволюции и «десемантизации», которые претерпел текст, прежде чем стать детской забавой. Как сделалось образом то, что «прежде было делом веры, знания», как формировалась одна из главных фигур поэтики – олицетворение, имеющая своим основанием типично мифологическое детское мышление с его «наивным очеловечиванием» и «всеобщей персонализацией», прослеживается при рассмотрении мифопоэтических мотивов вода, дождь в детской пестушке и закличке, обращенной к дождю. Изучение кумулятивной формы с ее многоразличными и многовариантными видами повторов свидетельствует, как обряд и миф, сохранившись лишь на глоттогенетическом уровне, определил стиль, структуру и тропику сложившегося игрового текста, стал первоисточником его поэтической образности. Акустический образ, акустическая характеристика как один из компонентов общей картины мира в детском фольклоре – это его звукоречь, которая впервые оказывается предметом изучения. Выделенные четыре группы словозвуков (ономатопы, междометные слова, заумь и тайный язык) позволяют проследить эволюционную древность этого образного слоя, свидетельствуют о присутствии мифа в качестве существенного элемента поэтического языка. Разновидности звукоречи исследуются не только как явления поэтики детского фольклора в рамках того или иного жанра, но и как явления его специфики, обусловленные психологическими особенностями развития детского мышления и речи. [34]

Интерпретация ритуально-мифологического генезиса игровой поэтики детского фольклора обозначила тот архетипический слой, который явился арсеналом, истоком поэтической образности и изобразительности, предопределив первоэлементы поэтики детского авторского стиха. Детская поэзия в ее собственной форме, детская поэзия как отдельная область искусства и поэзии, как особый вид лирики, в котором специфика детской литературы проявляется с наибольшей полнотой и выраженностью, – самостоятельная тема в работах С.М. Лойтер. [34] Автор утверждает, что именно с ХХ века, времени проникновения детского фольклора в книгу, детская поэзия стала пространством укоренения, воскрешения и обновления разнообразных форм фольклора в индивидуальном творчестве. Детская поэзия обрела свой голос, свой репертуар, свои ключевые экзистенциальные темы, свою предметную изобразительность, свою «графику» и ритмику, свой «формальный образ стиха», свой язык, которым говорят уже несколько поколений поэтов. Почти одновременно с поэтами, начавшими свой путь с «хождения в детвору», к детской поэзии обращаются писатели-фольклористы (О.И. Капица, Н.П. Колпакова, Т.Маврина), создавшие свою литературную поэзию пестования.

Основные принципы поэтики детского стиха исследуются не на уровне идиостиля, а на уровне системы с унаследованными и укорененными универсалиями поэтики. Они и дают основание говорить о детской поэзии как специфической области искусства и поэзии, в частности. Необходимо оговорить, что многие приемы поэтики характерны и репрезентируют во «взрослой» лирике, но в детском стихе они существуют в своем концентрированном, «сгущенном» виде. [28]

Одним из наиболее продуктивных жанров детского фольклора, воспринятым литературным творчеством и сохранившимся в том же жанровом качестве в детской поэзии, является традиционная колыбельная песня. Многочисленны примеры усвоения поэтики праматери, обновленные и обогащенные индивидуальным видением. Тот же тип фольклорно-литературного взаимодействия – включение в жанровый ряд детской поэзии таких фольклорных жанров, как считалка, загадка, скороговорка, небылица. Более распространенным является иной тип фольклорной рецепции – усвоение, использование одного плана поэтики некоторых жанров в детской поэзии. Наиболее показательный пример – ритм считалки, ставший доминирующим свойством детского стиха.

С. М. Лойтер обозначены универсалии поэтики детского стиха, восходящие к детскому фольклору и дополняющие известные «Заповеди» К. Чуковского. Прежде всего они касаются одной из отличительных особенностей детского стиха – его словаря, преобладающими лексемами которого оказываются субстантивы, обладающие признаками конкретности. Словарь детских стихов – его универсуум, а это мир предметов, больших и «малых» вещей, которые поэтизируются, освобождаясь от статичности и косности, злободневности и грузности, вовлекаясь в атмосферу стремительных движений и действий. Словотворчество и игра словом, местоименная поэтика, отражающая эгоцентризм детской речи и выраженная «эгоцентрическими словами», особая функция указательного местоимения «это», диалогичность и вопросо-ответная форма, особая ритмическая организация и интонационная структура, звукообразы — эти основополагающие принципы детского стиха раскрываются и интерпретируются на большом художественном материале. [34]

Иной синхронный характер взаимодействия детского фольклора и детской литературы, рассматриваемых С. М. Лойтер как два сообщающиеся сосуда с особым «механизмом» взаимосвязи, прослеживается при изучении современной детской мифологии.

Наше представление о детском фольклоре синтезирует как новые методологические принципы, касающиеся самого понятия «фольклор» (Б.Н. Путилов, К.В Чистов, С.Ю. Неклюдов, Е.А. Костюхин и др.), так и достижения современной науки о детстве (Л.С. Выготский, И.С. Кон, Д.Б. Эльконин, Жан Пиаже, Э. Эриксон, М.В. Осорина и ар). Мы рассматриваем детский фольклор как обширную, специфическую, многосоставную область вербального народного творчества, включающую в себя классический детский фольклор (это, прежде вс»

Таким образом, десятки фольклористов, этнографов, педагогов, литераторов систематически собирали и изучали раньше и сейчас&nbsp детское творчество.

&nbsp

&nbsp

Существует множество классификаций детского фольклора.

Жанры групп детской поэзии он разделяет по функциональному признаку: потешный фольклор, детский игровой детский сатирический бытовой календарный магический фольклор.

Весомый вклад в исследование детского фольклора внесла О.И. Капица. В работе &laquo Детский фольклор&raquo она поднимает проблему объема и содержания детской поэзии. Исходным началом классификации, по ее данным, является &laquo как творчество взрослых для детей, так и детское традиционное творчество&raquo . [21] Она акцентирует внимание на возрастном критерии, необходимом для изучения специфики художественного материала, ориентированного на динамично развивающуюся личность ребенка, продолжая традиции эмпирических классификаций XIX века.

О.И. Капица выделяет в детском фольклоре две возрастные группы: [21]

1) &laquo поэзия пестования&raquo — творчество взрослых для детей

2) собственно детский фольклор.

К первой группе относятся произведения, созданные взрослыми или отобранные в процессе развития жанров поэзии пестования из фольклора взрослых, отвечающие детскому восприятию. Системообразующим принципом в этих произведениях является совокупность разнообразных функций жанров, содержания и формы текстов, соответствующих уровню и особенностям эстетического вкуса, характерных для каждого определенного периода развития ребенка.

О.И.Капица отмечает полифункциональность текстов и невозможность провести точную грань между сюжетно-тематическим содержанием произведений, входящих в разные возрастные группы. [21]

Некоторые жанры в классификации О.И.Капица помимо возрастных циклов группирует в циклы функциональные (календарный фольклор, детский юмор). [21]

О. И. Капица, теоретически обосновала деление детского фольклора по годам и генезису поэзии. Этого же поддерживал В. П. Аникин — генетический принцип (поэзия взрослых для детей, произведения, выпавшие из фольклора взрослых и усвоенные детьми, собственное творчество детей). В. А. Василенко, выделял: [11]

1)колыбельные песни, или байки,

2)произведения связанные с игровыми действиями,

3)произведения которые занимают детей словесным содержанием и исполнением независимо от игровых действий.

М.Н.Мельников, используя функциональный принцип, выделяет в детском фольклоре: [25]

1) поэзию пестования

2) игровой фольклор

3) потешный фольклор

&nbsp 4) бытовой фольклор.

А теперь охарактеризуем некоторые из жанров детского фольклора.

Колыбельные песни — название песен, которыми убаюкивают ребенка, -колыбельные — идет от основы колыбать (колыхать, качать, зыбать). Отсюда же — колыбель, коляска, народном обиходе было и название &laquo байка&raquo — от глагола байкать (баюкать, качать, усыплять)&raquo . [24] Её назначение или цель — усыпить ребёнка. Этому способствовали спокойный, размеренный ритм и монотонный напев.

Старинное значение колыбельных — заговоры, против злых сил, но со временем они утратили своё обрядовое значение. С помощью заговоров за частую просили для дитятко, здоровья, защиты от сглазу, богатой жизни.

Слов — понятий в песне обычно немного — лишь те, без которых первичное познание мира невозможно.

Частый персонаж в колыбельной песне — кот, фантастические персонажи — Сон да Дрёма. Животные наделены человеческими качествами — антропоморфизм. [14]

&laquo Колыбельной песне присуща своя система выразительных средств, своя лексика, своё композиционное построение. Часты краткие прилагательные, редки сложные эпитеты, много переносов ударений с одного слога на другой. Повторяются предлоги, местоимения, сравнения, целые словосочетания, аллитерация — повторение одинаковых или созвучных согласных. Следует отметить изобилие ласкательных, уменьшительных суффиксов&raquo . [8]

Статистический анализ наблюдений показал, что носителями традиционной колыбельной песни, как правило, являются представители уходящего поколения. Чем ниже возрастной ценз, тем выше удельный вес фольклорных заимствований и песен литературного происхождения. Молодое поколение пестуний редко пользуется колыбельными песнями и почти не пользуется традиционными. На наших глазах происходит интенсивный процесс разложения и угасания жанра.

Этот процесс вполне закономерен. Коренным образом менялась жизнь трудового народа в нашей стране. Круг интересов матери был ограничен заботами о детях и муже, о поддержании порядка в домашнем хозяйстве, в наши дни женщина наравне с мужчиной участвует в общественной жизни — ей стали чужды &laquo внутренние жесты&raquo колыбельной песни. Художественная литература, радио, телевидение, театры воспитывают эстетические чувства — и художественная ценность колыбельной поэзии начинает вызывать сомнение. Колыбельная песня не в состоянии конкурировать с современными литературно-музыкальными произведениями. [8]

Школьное образование, медицинское просвещение, система дошкольного воспитания коренным образом изменили взаимоотношения матери и ребенка, меняются и народно-педагогические воззрения. Укачивание, убаюкивание ребенка заменяется вырабатывающим ритм жизненных процессов (сон, еда и пр.) распорядком укачивание признается ненужным и даже вредным. Колыбельная песня соответственно не поддерживается бытовой необходимостью.

Ритмически четко построены стишки. Некоторые из них достигают хорошей художественной формы:

Чук, чу к, чук, чук, Баба рыбку пекла,

Наловил дед щук, Сковородка утекла. [19]

Ребенок начинает воспринимать материнскую речь не как мелодический набор звуков, а как сигналы, имеющие определенное смысловое значение, и мать уже использует это: она не просто берет ребенка на руки, а протягивает к нему руки и приговаривает или припевает: &laquo Ручки, ручки, дай рученьки&raquo . [33]

Приговоры эти не отличаются ни поэтическими достоинствами, ни оригинальностью, ни разнообразием, но ребенок всегда стремится на руки к матери, делает отчаянные движения ручонками, чтобы коснуться материнских рук, постепенно вырабатывает умение управлять движением своих рук. Слово матери (пестуньи), отразившись в сознании ребенка, вызывает определенное представление о материнской ласке, волевой сигнал дает команду органам движения, ребенок делает хватательные или иные движения руками. Таким образом, примитивная поэтическая схема закрепила в народном сознании очень важный как для физического развития ребенка, так и для психологического&raquo . [25]

Им присуще своеобразное построение, определяемое характером и кратностью физических упражнений, необходимых ребенку в тот или иной момент. Пеструшки лаконичны, в них не всегда есть рифма, а если и есть то всегда парная, употребляются повторы, они, как правило кратки, близки своеобразные шутливые заговоры, например: &laquo С гуся вода, а с Ефима — худоба&raquo . Пестушки незаметно переходят в потешки. [33]

Потешками принято называть особые забавы взрослых с маленькими детьми, в которых использкется различные части тела ребёнка и взрослого. Потешками называется и песенки — приговоры, организующие эти забавы.

Многие потешки в записи по форме близки к колыбельным песням, по характеру их исполнения, бытовые назначения, эмоционально — мелодическая основа совершенно иные&raquo . [25] Потешка забавляет ритмом — потешает, веселит. &laquo Она не всегда поётся, чаще сказывается, слова сопровождаются игровыми действиями, несут ребёнку необходимую информацию. При помощи потешек пестуньи вырабатывали у детей потребность к игре, раскрывая её эстетическое содержание, приготовляли ребёнка к самостоятельной игре в детском коллективе. Главное назначение забавы — приготовить ребёнка к поэзии окружающего мира в процессе игры, которая скоро станет незаменимой школой физической и умственной подготовкой, нравственного и эстетического воспитания&raquo . [24]

В потешку вводят простейшие шутки, комические мотивы, для поддержания радостных эмоций, добавляются жестикуляция. В потешку вводится счет, ребёнка приучают к пересчёту без абстрактного цифрового обозначения счёта. И это же первые шаги к общению, абстракции. Потешки строятся так, знания никогда почти не даётся в &laquo чистом виде&raquo , прямо. Оно как бы скрыто, ум ребёнка должен потрудится, чтобы добыть его. В потешках показано обязательность труда для всех, даже маленьких.

Жеребьевки (или &laquo сговоры&raquo ) определяют деление играющих на две команды, устанавливают порядок в игре. Это лаконичные произведения, иногда рифмованные, содержащие обращение к маткам (представителям от каждой группы) и вопрос, или только один вопрос, в котором предлагается выбор. Собственно жеребьёвки представляют собой загадку. Но загадку обязательно двучленную, в которой образы совпадают или противопоставляются. Она обычно рифмованная. Иногда рифма содержится в обращении, чаще не имело поэтической организации или вообще исчезло. Они полны остроумия и здорового юмора.

Считалки применяются для распределения ролей в игре, при этом решающее значение имеет ритм. Ведущий произносит считалку ритмично, монотонно, последовательно прикасаясь рукой к каждому участнику игры. Считалки имеют короткий рифмованный стих (от 1 до 4 слогов). Считалки связано с древними формами гадания. [8]

У считалок две главные особенности, Во-первых, в основе большинства считалок лежит счёт, и, во-вторых, считалки поражают нагромождением бессмысленных слов и созвучий. Считалка представляет своеобразную игру словами, ритмом, и в этом её художественная функция.

Игровые приговорки и припевки были включены в игровое действие и способствовали его организации. Содержание этих произведений определяла сама игра. В играх дети изображали семейный быт и трудовые занятия деревни, что готовило их ко взрослой жизни. Приговорки произносились также перед нырянием в реку для того, чтобы избавиться от воды, попавшей в ухо во время купания. В своей приговорке дети могли обратиться с просьбой к христианским святым.

Некоторые приговорки несут социальный смысл. Приговорки в наше время повсеместно доставляют радость детям.

Некоторые игры младших детей возникали как инсценировки прибауток. Прибаутки вносят в игру кумулятивную композицию, а в сопровождающий ее словесный ряд — ритмичность, звукоподражание. Через прибаутки мамы и няни, знакомят с повадками и голосами птиц и животных.

Излюбленной словесной игрой детей старшего возраста были и остаются скороговорки — быстрое повторение труднопроизносимых слов. Ошибки в произношении вызывают смех. Играя, дети одновременно развивают органы артикуляции. Особой популярностью пользуются скороговорки со сложным и богатым звуковым оформлением (обилие аллитерации, частые повторы, внутренние рифмы, ассонансы). [11]

Своеобразными словесными упражнениями были молчанки — стихотворный уговор молчать, а также голосянки (вариант: &laquo волосянки&raquo ) — соревнование в вытягивании на одном дыхании гласного звука в конце стишка. К словесным играм детей можно отнести исполнявшиеся в их среде сказки, загадки.

&laquo Многие жанры народного творчества вполне доступны пониманию маленьких детей. Благодаря фольклору ребёнок легче входит в окружающий мир, полнее ощущает прелесть родной природы, усваивает представления народа о красоте, морали, знакомится с обычаями, обрядами, — словам, вместе с эстетическими наслаждениями впитывает то, что называется духовным наследием народа, без чего формирование полноценной личности просто невозможно&raquo .&nbsp [8]

&laquo Издавна существует множество фольклорных произведений, специально предназначенных детям. Такой вид народной педагогики на протяжении многих веков и вплоть до наших дней играет огромную роль в воспитании подрастающего поколения&raquo .&nbsp [8]

&nbsp

&nbsp

В понятие &laquo детский фольклор&raquo входят все виды и жанры устного народного творчества: произведения, созданные взрослыми для детей, и произведения самих детей. Детский фольклор &mdash универсальная педагогическая система, в которой тысячелетия народного опыта отобрали самые естественные и самые необходимые формы развития речи, музыкальных способностей, логического и образного мышления, трудовых навыков, этических и нравственных идеалов. И не просто отобрали, как сумму неких методических приемов, а облекли в художественную форму.

Детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора.

Детский фольклор &ndash прежде всего фольклор, он принадлежит культуре традиции, в основе которой типологическая преемственность и типологическая повторяемость. Детский фольклор не может рассматриваться вне общей теории фольклора, теории жанров, генезиса и мифологии, исторической поэтики.

Вместе с тем в детском фольклоре, если говорить о нем в контексте народной традиции, есть свои особенности. Детский фольклор не знает сказителя в общепринятом фольклористикой смысле слова. Фольклорное знание, включающее не только исполнение текста, но и той ситуации, в которой он воспроизводится, определяется не особенностями памяти ребенка, а его игровой активностью. Именно в игровых формах поведения отражается опыт многих предшествующих поколений, соединяющийся с творчеством конкретного ребенка.

&nbsp

Что почитать по теме:

  1. Азбелев С.Н. Основные понятия текстологии в применении к фольклорному материалу // Принципы текстологического изучения фольклора / Отв. ред. Б.Н. Путилов. — М., 1991.
  2. Акимова Т.М. О поэтической природе народной лирической песни. — Саратов, 1966.
  3. Аникин В.Н. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор: Пособие для учителя. — М., 1977.
  4. Аникин В.П. Русский фольклор: Учеб. пособие для вузов. — М., 1987.
  5. Аникин В.П. Теория фольклора: Курс лекций. — М., 1996.
  6. Аникин В.П. Устное народное творчество. Хрестоматия. &ndash М., 2006.
  7. Аникин В.П. Фольклористика как филологическая дисциплина // Методологические проблемы филологических наук: Сб. научн. трудов. — М., 1987.
  8. Арзамасцева И.Н. Детская литература: учеб. Пособие для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений. — М.: Академия, 2000.
  9. Белов В.И. Очерки о народной эстетике. — М., 1989.
  10. Богатырев П. Г. Фольклор как особая форма творчества // Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства: Сб. ст. — М., 1971.
  11. Василенко В.А. Детский фольклор. — М.: Высшая школа, 1978.
  12. Виноградов Г.С. Детский фольклор / Публ. А.Н. Мартыновой // Из истории русской фольклористики / Отв. ред. А.А. Горелов. — Л., 1978.
  13. Виноградов Г.С. Народная педагогика. Иркутск, 1996.
  14. Виноградов Г.С. Русский детский фольклор. Игровые прелюдии. — Иркутск, 1990.
  15. Горький М. О литературе. — М., 1961.
  16. Громыко М.М. Мир русской деревни: книга о культуре русских крестьян XVIII-конца XIX века. — М., 1991.
  17. Гусев В.Е. Эстетика фольклора. — СПб., 1994.
  18. Давлетов К.С. Фольклор как вид искусства / Отв. ред. Л.И. Емельянов. — М., 1986.
  19. Детский поэтический фольклор: Антология / Сост. А.Н. Мартынова. — СПб., 1997.
  20. Емельянов Л.И. В поисках предмета изучения // Емельянов Л.И. Методологические вопросы фольклористики. — Л., 1978.
  21. Капица О.И. Детский фольклор: Песни, потешки, дразнилки, сказки, игры. — Л., 1928.
  22. &nbsp Кравцов Н.И., Лазутин С.Г. Русское устное народное творчество. &ndash М., 1989.&nbsp
  23. Литвин Э.С. К вопросу о детском фольклоре. -&nbsp М., 1988.
  24. Мельников М.Н. Детский фольклор и проблемы народной педагогики. -&nbsp Новосибирск, 1985.
  25. Мельников М.Н. Русский детский фольклор: Учеб. пособ. для студ. пед. ин-тов. — М., 1987.
  26. Методические указания по собиранию фольклора. — М., 2004.
  27. Мир детства и традиционная культура: Сб. науч. тр. и материалов / Сост. С.Г. Айвазян. — М., 1994.
  28. Мудрость народная: Жизнь человека в русском фольклоре. Вып. 1: Младенчество. Детство / Сост., подгот. текстов, вступ. ст., предисл. В.П. Аникина. — М., 1991.
  29. Покровский Е.А. Детские игры, преимущественно русские. Репринт. воспроизвед. изд. 1895 г. — СПб., 1994.
  30. Померанцева Э. В. Собирайте фольклор. — В кн.: Померанцева Э. В. О русском фольклоре. — М., 1977.
  31. Пропп В.Я. Фольклор и действительность: Избранные статьи. — М., 1976.
  32. Путилов Б.Н. Фольклор и народная культура. — СПб., 1987.
  33. Раз, два, три, четыре, пять, мы идем с тобой играть: Русский детский игровой фольклор: Книга для учителя и учащихся / Сост. М.Ю. Новицкая, Г.М. Науменко. — М., 1995.
  34. Русский детский фольклор Карелии / Сост., подгот. текстов, вступ. ст., предисл. С.М.. Лойтер. — Петрозаводск, 1991.
  35. Савушкина Н.И. О собирании фольклора. — М., 1974.
  36. Соколов Ю.М. Русский детский фольклор. &ndash М., 1991.
  37. Фольклор в современном мире: аспекты и пути исследования. — М., 2001.
  38. Чередникова М.П. Современная русская детская мифология в контексте фактов традиционной культуры и детской психологии. — Ульяновск, 1995.
  39. Чистов К.В. Введение // Русское народное творчество: Учеб. пособие для вузов / Под ред. П.Г. Богатырева. — М., 1966.
  40. Чичеров В.И. Русское народное творчество: Учеб. пособие. — М., 1989.
  41. Чуковский К.И. От двух до пяти. — М., 1963.
  42. Школьный быт и фольклор: Учеб. материал по рус. фольклору: В 2 ч. / Сост. А.Ф. Белоусов. — Таллинн, 1992.&nbsp

16.02.2016, 14423 просмотра.

Введение. Русский детский фольклор: учебное пособие

Введение

Детский фольклор представляет одно из направлений устного народного творчества. Большой корпус текстов произведения бытует и в взрослой, и в детской среде, но методика исполнения, лексический и стилевой составы существенно различаются.

Несмотря на видимые отличия детского фольклора от фольклора взрослых, граница между ними устанавливается в ходе исторического и функционального изучения отдельных жанров. Так, колыбельные песни одними исследователями относятся к детскому фольклору, другие считают их фольклором взрослых, приспособленным для использования в детской среде. Вместе с тем продолжают существовать жанры, которые можно в равной степени отнести и к взрослому, и к детскому фольклору: загадки, песни, сказки.

Переходя в детскую среду, большинство заимствованных текстов перестраивается в соответствии с особенностями детской психики. Они выполняют как информативную, так и педагогическую и развлекательную функции. Процесс трансформации носит сложный характер. Многие произведения детского фольклора перешли к детям так давно, что память об этом утратилась, другие произведения перешли в детский фольклор недавно. Следовательно, необходимо изучать жанры с учетом их исторического происхождения.

Традиционно можно выделить два направления, по которым происходит пополнение детского фольклора. С одной стороны, фольклор взрослых приспосабливается к детской среде. С другой, самими детьми создаются произведения, учитывающие специфику мировосприятия ребенка (страшные рассказы, садистские стихи). Но есть и третий путь – создание взрослыми произведений, специально предназначенных для детей (поэзия пестования, колыбельные песни).

Приспособление фольклора взрослых предполагает упрощение сюжета, привнесение в конфликт большей занимательности, создание ярких запоминающихся образов, упрощение языка. Часто используется рифмованное изложение событий, тексты отличает несложный язык, понятные выражения и обороты.

Отметим и прямое перенесение из взрослой среды в детскую отдельных произведений, например, песен. В первую очередь это сатирические, скоморошные песни. Когда содержащаяся в произведениях сатира перестает быть понятной, уходят в прошлое породившие ее социальные явления, тексты перестают повторяться и забываются взрослыми. Обрядовые песни переходят к детям в тех местах, где взрослое население перестает осознавать их как часть ритуала. Так, обычай колядования исчез среди взрослого населения, но сохранился среди детей, которые воспринимают его как составляющую праздника Нового года.

Нередко подобные произведения становятся основой для словесных игр. Детей привлекают их яркая форма и интересный сюжет, необычные ситуации, передача животным функций людей. Произведения типа «Как у бабушки козел», «Сватовство совы», «Смерть комара», «Война грибов» превратились в обычные игры.

Со временем игры и народные драмы начинают бытовать исключительно в детской среде. Г.С. Виноградов писал, что народная драма – «Царь Максимилиан» больше не разыгрывается взрослыми, а стала сезонной игрой школьников. Похожий процесс произошел и с народной пьесой «Лодка». В Вологодской и Новгородской областях она также разыгрывается только детьми. Кроме сатирических произведений, дети перенимают и запоминают от взрослых песни любовного содержания, злободневные частушки и даже песни непристойного содержания.

Развитие средств масс-медиа и лексика из фильмов также расширяет поток фраз и словесных оборотов, встречающихся в детской среде. Это явление распространено среди детей всех социальных слоев. Подобные материалы постоянно встречаются в записях; они интересны как отражение окружающей среды детьми.

Особую роль в организации детского фольклора и выделении его как самостоятельной части устного народного творчества сыграла книжная традиция. В XIX веке в связи с общим интересом к национальной культуре начался процесс, приведший к постепенному развитию методики переложения оригинальных произведений фольклора для детей. Опыт братьев Я. и В. Гримм показал, что в большинстве западноевропейских стран оказалось возможным обособить детский фольклор от фольклора взрослых. Отдельные формы были специально введены в круг детского чтения. Столь распространенные в Англии «Колыбельные песенки» (Nurcery Rhymes[1]) произошли из песен взрослых и прошли те же стадии развития, что и наши детские песни.

Следовательно, детский фольклор представляет собой сложное единство трех составляющих – творчества взрослых для детей, произведений традиционного фольклора взрослых, перешедших в детскую среду, и оригинального детского творчества.

Согласно выводу М.Н. Мельникова «детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров» (Мельник, с.8)

Отметим следующие атрибутивные признаки детского фольклора: простоту конструкций, несложный, но динамично развивающийся сюжет, запоминающиеся образы, несложные синтаксические конструкции, четкий внутренний ритм, кумулятивность, звукоподражания, аллитерации, ассонансы. Тексты рассчитаны на образное, зрительное восприятие, быстрое запоминание. Часто в них повторяются одни и те же сюжетные мотивы, в колыбельной песне, например, они даже переходят из одного произведения в другое.

Ребенок способен запоминать информацию небольшими частями, поэтому для различных жанровых форм характерны повторы разного уровня: отдельных слов, оборотов и понятий. Часто для рифмовки используют прием звукоподражания.

Детский фольклор является предметом исследования нескольких смежных дисциплин: истории, филологии, этнографии, педагогики (в том числе педагогической антропологии), дефектологии. Они устанавливают свой объект изучения: в качестве источника он несет сведения об обычаях, обрядах, типовых играх, традициях и особенностях поведения. Детский фольклор используют как средство для изучения ребенка, познания его внутреннего мира, развития врожденных способностей, воспитания определенных навыков и умений (памяти и речи).

В свое время О.И. Капица писала: «Хорошо собранный и разработанный материал по детскому фольклору необходим и социологу, и этнографу, и лингвисту, и исследователю словесности, но собирание и исследование этого материала дело очень трудное и сложное»[2].

Объектом исследования становится фольклор различных социальных и бытовых групп. Прежде всего изучается традиционный, преимущественно крестьянский фольклор, бытующий на протяжении ряда столетий. Не менее подробно исследуется детское творчество, отражающее условия быта современного города.

И деревенский ребенок, воспринимающий с раннего детства обрядовую сторону фольклора благодаря общению с его носителями, и городской ребенок, формирующийся под воздействием средств масс-культуры, одинаково воспринимают отдельные жанры детского фольклора (в первую очередь колыбельные песни, сказки, приговоры, а затем и дразнилки, страшилки, обрядовые формы).

Детское мировосприятие отличается от мироощущения взрослых, детский фольклор способствует созданию собственного игрового мира[3]. Очевидно также, что в зависимости от возраста меняется характер детского творчества, круг интересов восприятия и, следовательно, изменяется использование форм детского фольклора[4]. Весьма своеобразно происходит трансформация разных речевых явлений (об этом говорится в соответствующих главах).

Термин «детский фольклор» стал употребляться с середины XIX века. Издавая «Русские народные песни» П.В. Киреевского, П.А. Бессонов впервые выделил детские песни в самостоятельную разновидность фольклора. В 1848 ходу П.А. Бессонов подготовил сборник текстов «Детские песни», ставший первой публикацией детского фольклора. Во вступительной статье составитель не только мотивировал отбор текстов, но и указал на отличие их бытования от произведений, предназначенных для взрослых.

Следуя методике П.А. Бессонова, учитывая тенденции развития, позднейшие собиратели расширяют границы понятия «детский фольклор». Е.И. Резанова, например, показала, что одной из его составляющих следует считать обрядовую поэзию, в частности, заклички и обращения к солнцу и стихиям[5].

Основное содержание понятия «детский фольклор» установилось в двадцатые годы XX века. Стало очевидно, что к детскому фольклору относятся произведения устной народной словесности, предназначаемые для детей и бытующие в детской среде. Носителями детского фольклора являются как сами дети, так и взрослые – матери, бабушки, няни и все те лица, на попечении которых находятся дети или которые в силу тех или иных обстоятельств близки к детям.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Реферат «Жанры детского фольклора»(дошкольный возраст)

Тема: Жанры детского фольклора.

Цель: Дать понятие детского фольклора, познакомить с жанрами детского фольклора и их особенностями.

Задачи: 1.Образовательная: дать понятие детского фольклора, познакомить учащихся с основными жанрами детского фольклора, их особенностями, образцами казахского и русского детского фольклора.

2. Воспитательная: воспитывать бережное и чуткое отношение к УНТ, богатству языка, формировать культуру речи.

3. Развивающая: развивать речь, мышление, кругозор учащихся.

План:

  1. Понятие детского фольклора. Виды детского фольклора.

  2. Поэзия пестования (материнская поэзия)

  3. Календарный детский фольклор.

  4. Игровой фольклор.

  5. Дидактический фольклор.

«Детский фольклор представляет специфиче­скую область народного творчества,

объединяющую мир детей и мир взрослых,

включающую целую систему поэтических

и музыкально-поэтических жанров фольклора»

М.Н.Мельников

1. Понятие детского фольклора. Виды детского фольклора.

Детский фольклор. Это понятие в полной мере относит­ся к тем произведениям, которые созданы взрослыми для детей. Кроме того, сюда входят произведения, сочиненные самими деть­ми, а также перешедшие к детям из устного творчества взрослых.

Изучая детский фольклор, можно многое понять в психологии детей того или иного возраста, а также выявить их художественные пристрастия и уровень творческих возможностей. Многие жанры связаны с игрой, в которой воспроизводятся жизнь и труд старших, поэтому здесь находят отражение моральные установки народа, его национальные черты, особенности хозяйственной деятельности.

К детскому фольклору не раз обращался великий знаток рус­ского языка В.И.Даль при составлении знаменитого четырехтом­ного «Толкового словаря живого великорусского языка» (1863-1866). А первым сборником детского фольклора, изданным в Рос­сии, были «Детские песни» (1868), собранные П.А.Бессоновым. В этой книге предпочтение отдано тем песням, в которых яснее все­го проступает педагогическое наполнение текстов, отличающихся и совершенством художественной формы. Интерес к народной культуре, возникший в начале XIX века и не угасавший на всем его протяжении, способствовал многочисленным публикациям фольклорных произведений, в том числе и детских. К народному творчеству обращаются поэты и прозаики, интерпретируя и об­рабатывая его или заимствуя его формы.

В 60-е годы XIX века в России интенсивно развивается педаго­гическая мысль. Идеи К.Д.Ушинского распространяются и на сферу изучения детского народного творчества, на определение его места в общей системе воспитания подрастающего поколения. Наибольшую известность в то время получили статьи и книги А.Н.Афанасьева — выдающегося исследователя и систематизатора фольклора. В 1870 году вышли собранные им «Русские детские сказки» — книга, ставшая на долгие годы хрестоматией народной педагогики. Составитель сборника писал: «Я решился выпустить для детей отдельное издание, не удерживая областных особенно­стей говора, не обременяя книги примечаниями и выбравши из не­скольких вариантов лучшие по рассказу; при этом удобно будет и опустить те сказки, которые не должны попадать в руки детей…»

Следующая волна интереса к народному творчеству, в частности к детскому, поднимается с начала20-х годов XX века. Среди многочисленных сборников и исследо­ваний того времени и более позднего выделяются труды Г.С.Ви­ноградова, О.Е.Капицы, К.И.Чуковского. Виноградов выпустил! такие работы, как «Детский народный календарь», «Народная педагогика», «Детский фольклор и быт» и многие другие. Капице; принадлежит множество исследований и сборников фольклорных текстов, например: «Детский быт и фольклор», «Живая вода», «Детский фольклор». Собранные данные и многочисленные на­блюдения привели Капицу к выводам о возможностях использо­вания фольклора в воспитании ребенка. Эти выводы легли в ос­нову созданной ею методики обработки фольклорного материала для приспособления его к детскому мировосприятию. Чуковский включил записи детского словотворчества, а также свои размыш­ления и научные выводы в неоднократно издававшуюся книгу «От двух до пяти»; особое внимание он обращал именно на связь дет­ского творчества с фольклором.

Заметной вехой стала работа В.П.Аникина «Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор», вышедшая в конце 50-х годов.

Позже Ани­кин составил многотомный труд «Мудрость народная. Жизнь че­ловека в русском фольклоре», первый выпуск которого посвящен младенчеству и детству.

Одна из последних по времени крупных работ — книга М.Н.Мельникова «Русский детский фольклор» (1987). По опреде­лению Мельникова, «детский фольклор представляет специфиче­скую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора».

Виды детского фольклора.

Детский фольклор делится на несколько групп:

  • «Поэзия пестования» («материнская поэзия») — колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки

  • Календарный — заклички и приговорки

  • Игровой — игровые припевы и приговоры, жеребьёвые сговорки, считалки, дразнилки,поддёвк ,перевёртыши.

  • дидактический — скороговорки, загадки, пословицы и поговорки.

2. Поэзия пестования (материнская поэзия)

В системе жанров детского фольклора особое место занимает «поэзия пестования», или «материнская поэзия». Сюда относятся колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, сказки и пес­ни, созданные для самых маленьких

«Поэзия пестования» связана с воспитанием маленьких детей, с заботой и уходом за ними.

Колыбельные песни (от слова «байки» — «баять, говорить, шептать, заговаривать») – произведения устного народного творчества, песни, помогающие укачать, усыпить ребёнка.

В центре всей «материнской поэзии» — дитя. Им любуются, его холят и лелеют, украшают и забавляют. По существу, это эстетический объект поэзии. В самые первые впечатления ре­бенка народная педагогика закладывает ощущение ценности собст­венной личности. Малыша окружает светлый, почти идеальный мир, в котором царят и побеждают любовь, добро, всеобщее согласие.

Нежные, монотонные песни необходимы для перехода ребенка из бодрствования в сон. Из такого опыта и родилась колыбельная песня. Здесь сказались врожденное материнское чувство и орга­нически присущая народной педагогике чуткость к особенностям возраста. В колыбельных отражается в смягченной, игровой форме все, чем живет обычно мать, — ее радости и заботы, ее думы о мла­денце, мечты о его будущем. В свои песни для младенца мать вклю­чает то, что понятно и приятно ему. Это «серенький коток», «крас­ная рубашечка», «кусок пирога да стакан молока», «журавлик»… Слов-понятий в колыбельной обычно немного — лишь те, без ко­торых первичное познание окружающего мира невозможно. Сло­ва эти дают и первые навыки родной речи.

Ритм и мелодия песни были, очевидно, рождены ритмикой ка­чания колыбели. Вот мать поет над колыбелью:

Баюшки-баю!

Сохрани тебя

И помилуй тебя

Ангел твой –

Сохранитель твой.

От всякого глазу,

От всякого плачу,

От всех скорбей,

От всех напастей:

Сколько в этой песне любви и горячего стремления охранить свое дитя! Простые и поэтичные слова, ритм, интонация — все на­правлено на почти магическое заклинание. Нередко колыбельная и была своего рода заклинанием, заговором против злых сил. Слышатся в этой колыбельной отзвуки и древних мифов, и хри­стианской веры в Ангела-хранителя. Но самым главным в колы­бельной песне на все времена остается поэтически выраженная забота и любовь матери, ее желание оберечь ребенка и подгото­вить к жизни и труду.

Частый персонаж в колыбельной песне — кот. Он упоминается наряду с фантастическими персонажами — Сном и Дрёмой. Неко­торые исследователи полагают, что упоминания о нем навеяны древней магией. Но дело еще и в том, что кот много спит, — вот он-то и должен принести младенцу сон.

Нередко упоминаются в колыбельных, а также в иных детских фольклорных жанрах и другие животные и птицы. Говорят и чув­ствуют они, как люди. Наделение животного человеческими качествами называется антропоморфизмом. Антропоморфизм — отра­жение древнейших языческих верований, согласно которым жи­вотные наделялись душой и разумом и потому могли вступать в осмысленные отношения с человеком.

Народная педагогика включала в колыбельную не только доб­рых помощников, но и злых, страшноватых, не очень иногда даже и понятных (например, зловещего Буку). Всех их нужно было за­дабривать, заклинать, «отводить», чтобы не причиняли они вреда маленькому, а может быть, даже и помогали ему.

Знаток фольклора В.П.Аникин оценивал ее роль очень высоко: «Колыбельная песня — своего рода прелюдия к музыкальной симфонии детства. Пением песен приучают ухо младенца различать тональность слов, интонационный строй родной речи, а подрастаю­щий ребенок, уже научившийся понимать смысл некоторых слов, ов­ладевает и некоторыми элементами содержания этих песен».

Баю-баю-баю-бай,

Спи, мой милый, засыпай.

Пестушки («пестовать» — «нянчить, растить, ходить за кем-либо, носить на руках, воспитывать») – короткие стихотворные приговоры, которыми сопровождают движения младенца в первые месяцы жизни. Пестушки (от слова «пестовать» — воспитывать) связаны с наиболее ранним периодом развития ребенка. Мать, рас­пеленав его или освободив от одежды, поглаживает тельце, разги­бает ручки и ножки, приговаривая, например:

Потягушки-потягунушки,

Поперёк-толстунушки,

А в ножки — ходунушки,

А в ручки — хватунушки,

А в роток — говорок,

А в голову — разумок.

Таким образом, пестушки сопровождают физические процеду­ры, необходимые ребенку. Их содержание и связано с определен­ными физическими действиями. Набор поэтических средств в пестушках также определен их функциональностью. Пестушки лако­ничны. «Сова летит, сова летит», — говорят, например, когда ма­шут кистями рук ребенка. «Птички полетели, на головку сели», -ручки ребенка взлетают на головку. И так далее. Не всегда в пестушках есть рифма, а если есть, то чаще всего парная. Организа­ция текста пестушек как поэтического произведения достигается и многократным повторением одного и того же слова: «Гуси лете­ли, лебеди летели. Гуси летели, лебеди летели…»

Водичка, водичка, умой моё личико,

Чтоб смеялся роток,

Чтоб кусался зубок.

Потешки – песни, сопровождающие игры ребенка с пальцами, ручками, ножками.

Сорока-белобока кашу варила, деток кормила…

Потешки — более разработанная игровая форма, чем пестушки. Потешки развлекают малыша, создают у него веселое настроение. Как и пестушкам, им свойственна ритмичность:

Тра-та-та, тра-та-та,

Вышла кошка за кота!

Кра-ка-ка, кра-ка-ка,

Попросил он молока!

Дла-ла-ла, дла-ла-ла,

Кошка-то и не дала!

Иногда потешки только развлекают (как приведенная выше), а порой и наставляют, дают простейшие знания о мире. К тому времени, когда ребенок сможет воспринимать смысл, а не только ритмику и музыкальный лад, они принесут ему первые сведения о множественности предметов, о счете. Маленький слушатель по­степенно сам извлекает такие знания из игровой песенки. Иными словами, она предполагает известное умственное напряжение. Так в его сознании начинаются мыслительные процессы.

Сорока, сорока,

Бело-белобока,

Кашку варила,

Гостей наманила.

Кашку-то на стол,

А гостей на двор.

Первому — кашки,

Второму — бражки,

Третьему — пивца,

Четвертому — винца,

А пятому не досталось ничего.

Шу, шу! Улетела, на головку села.

Воспринимая через такую потешку первоначальный счет, ре­бенок озадачивается еще и тем, почему же пятому не досталось ничего. Может, потому, что молоко не пьет? Вот ведь и коза бодает за это — в другой потешке:

Кто соску не сосет,

Молочко кто не пьет,

Того — бу-у! — забоду!

На рога посажу!

Назидательный смысл потешки подчеркивается обычно интонацией, жестикуляцией. В них вовлекается и ребенок. Дети того возраста, которым предназначаются потешки, сами еще не могут выразить в речи все то, что они чувствуют и воспринимают, поэтому они стремятся к звукоподражанию, к повторам слов взрослого, к жесту. Благодаря этому воспитательный и познавательный потенциал потешек оказывается весьма значительным. К тому же в сознании ребенка происходит движение не только к овладению прямым смыслом слова, но и к восприятию художественного оформления.

Прибаутки – песенки, напоминающие маленькие сказочки в стихах.

Дили-дили-дили-дон, загорелся кошкин дом.

Кошка выскочила, глаза выпучила,

Бежит курочка с ведром, заливает кошкин дом.

Петя-Петя-Петушок, золотой гребешок,

Масляна головушка, шёлкова бородушка,

Что ты рано встаёшь, деткам спать не даёшь?

Прибауткой называют небольшое смешное произведение, вы­сказывание или просто отдельное выражение, чаще всего рифмо­ванное. Развлекательные стишки и песенки-прибаутки существуют и вне игры (в отличие от потешек). Прибаутка всегда динамична, наполнена энергичными поступками персонажей. Можно сказать, что в прибаутке основу образной системы составляет именно движение: «Стучит, бренчит по улице, Фома едет на курице, Ти­мошка на кошке — туды ж по дорожке».

3. Календарный детский фольклор.

К календарному детскому фольклору относятся такие жанры, как

заклички и приговорки (эти термины были введены известным ученым-лингвистом Г.С.Виноградовым).

Заклички(«закликать» — «звать, просить, приглашать, обращаться») – обращения к солнцу, радуге, дождю, слова которых выкрикиваются хором нараспев.

Радуга-дуга, не давай дождя,

Давай солнышка-колоколнышка.

Приговорки – обращения к живым существам (к мыши, улитке, жучкам), произносимые каждым ребенком поодиночке.

Божья коровка, улети на небко,

Там твои детки кушают конфетки.

Заклички по своему происхождению связаны с народным ка­лендарем и языческими праздниками. Это относится и к близким к ним по смыслу и употреблению приговоркам. Если первые со­держат обращение к силам природы — солнцу, ветру, радуге, то вторые — к птицам и животным. Эти магические заклинания пе­решли в детский фольклор благодаря тому, что дети рано приоб­щались к труду и заботам взрослых. Более поздние заклички и приговорки приобретают уже характер развлекательных песенок.

В играх, сохранившихся до наших дней и включающих в себя за­клички, приговорки явно просматриваются следы древ­ней магии. Это игры, проводившиеся в честь Солнца (Коляды, Ярилы) и других сил природы. В сопровождающих эти игры закличках, припевках сохранилась вера народа в силу слова.

Произведения детского календарного фольклора исполнены веры во всемогущие силы природы. Произнесение их приобщало крестьянских детей к жизни и труду взрослых, наполняло верой и надеждой на обильный урожай, достаток.

4. Игровой детский фольклор.

Игровой детский фольклор представлен такими жанрами, как

игровые припевы и приговоры,

жеребьёвые сговорки,

считалки,

дразнилки,

поддёвки,

перевёртыши.

Игровые припевы, приговоры – рифмованные стишки, содержащие условия игры, начинающие игру или связывающие части игрового действия.

Значение игровых припевов, приговоров – прививают любовь и уважение к существующему порядку вещей, учат правилам поведения.

У медведя во бору грибы, ягоды беру,

А медведь не спит и на нас глядит.

«Да» и «нет» не говорите,

Чёрно с белым не носите,

Букву «Р» не выговаривайте.

Жеребьёвая сговорка – рифмованное обращение к «маткам», с целью разделения на команды.

Наливное яблочко или золотое блюдечко?

Считалка – рифмованный стишок, состоящий из придуманных слов с подчёркнуто строгим соблюдением ритма.

Считалками называют веселые и ритмичные стишки, под которые выбирают ведущего, начинают игру или какой-то ее этап. Счи­талки родились в игре и неразрывно с нею связаны.

Современная педагогика отводит игре чрезвычайно большую роль в формировании человека, считает ее своеобразной школой жизни. Игры не только развивают ловкость и сообразительность, но и приучают подчиняться общепринятым правилам: ведь любая игра происходит по заранее оговоренным условиям. В игре уста­навливаются еще и отношения сотворчества и добровольного подчинения по игровым ролям. Авторитетным здесь становится тот, кто умеет соблюдать принятые всеми правила, не вносит хао­са и неразберихи в детскую жизнь. Все это отработка правил по­ведения в будущей взрослой жизни.

Таря-Маря в лес ходила,

Шишки ела, нам велела,

А мы шишки не едим,

Таре-Маре отдадим.

Дразнилка – рифмованное прибавление к имени.

Архип – старый гриб.

Андрей – воробей, не гоняй голубей,

Гоняй галочек из-под палочек.

Мишка-кубышка, Около уха — шишка.

Поддёвка – малый фольклорный жанр юмористического содержания, основанного на игре слов.

-Скажи петух.

-Петух.

-Ты протух!

Все это про­изведения малых жанров, органичные для детского фольклора. Они служат развитию речи, сообразительности, внимания. Благо­даря стихотворной форме высокого эстетического уровня они легко запоминаются детьми.

Небылицы-перевертыши, нелепицы. Это разновидности прибауточного жанра. Благодаря «перевертышам» у детей развивается чувство комического именно как эстетической категории. Этот вид прибаутки называют еще «поэзией парадокса». Педагогиче­ская ценность ее состоит в том, что, смеясь над абсурдностью не­былицы, ребенок укрепляется в уже полученном им правильном представлении о мире.

Чуковский посвятил этому виду фольклора специальную ра­боту, назвав ее «Лепые нелепицы». Он считал этот жанр чрезвы­чайно важным для стимулирования познавательного отношения ребенка к миру и очень хорошо обосновал, почему нелепица так нравится детям. Ребенку постоянно приходится систематизиро­вать явления действительности. В этой систематизации хаоса, а также и беспорядочно приобретенных клочков, обломков зна­ний ребенок доходит до виртуозности, наслаждаясь радостью познания. Отсюда его повышенный интерес к играм и опытам, где процесс систематизации, классификации выдвинут на первое место. «Перевертыш» в игровой форме помогает ребенку утвер­диться в уже обретенных познаниях, когда знакомые образы со­вмещаются, знакомые картины представляются в смешной нераз­берихе.

Подобный жанр бытует и у других народов, в том числе у анг­личан. Название «Лепые нелепицы», данное Чуковским, соответ­ствует английскому «Topsy-turve rhymes» — буквально: «Стишки вверх дном».

Чуковский считал, что жажда играть в «перевертыши» прису­ща почти каждому ребенку на определенном этапе его развития. Интерес к ним, как правило, не угасает и у взрослых — тогда на первый план выходит уже не познавательный, а комический эф­фект «лепых нелепиц».

Середи моря овин горит.

По чисту полю корабль бежит.

Мужики на улице заколы бьют,

Они заколы бьют — рыбу ловят.

По поднебесью медведь летит,

Длинным хвостиком помахивает!

Ехала деревня

Мимо мужика,

Вдруг из-под собаки

Лают ворота.

Выхватил телегу

Он из-под кнута

И давай дубасить

Ею ворота.

Крыши испугались,

Сели на ворон,

Лошадь погоняет

Мужика кнутом.

5. Дидактический фольклор.

Цель дидактического детского фольклора – воспитание и развитие детей, передача им накопленного опыта, вооружение знаниями, необходимыми для взрослой жизни.

К жанрам дидактического фольклора относятся скороговорки, загадки, пословицы и поговорки.

Скороговорка – быстрое повторение труднопроизносимых слов и фраз.

Значение скороговорок – постановка четкой дикции.

От топота копыт пыль по полю летит.

Проворонила ворона воронёнка.

Они относятся к жанру потешному, развлека­тельному. Корни этих произведений устного творчества также лежат в глубокой древности. Это словесная игра, входившая со­ставной частью в веселые праздничные развлечения народа. Мно­гие из скороговорок, отвечающие эстетическим потребностям ре­бенка и его стремлению преодолевать трудности, закрепились в детском фольклоре, хотя явно пришли из взрослого.

Сшит колпак,

Да не по-колпаковски.

Кто бы тот колпак

Перевыколпаковал?

Скороговорки всегда включают в себя нарочитое скопление труднопроизносимых слов, обилие аллитераций («Был баран белорыл, всех баранов перебелорылил»). Этот жанр незаменим как средство развития артикуляции и широко применяется воспитате­лями и медиками

Загадка – жанр фольклора, в котором указывается на отличительные признаки и свойства, присущие только загадываемому предмету. Обычно преполагается как вопрос для отгадывания.

В 1865 году в Удмуртии стали организовывать вечера, где старые загадывали загадки молодым по темам.

Значение загадок – развивают ум, дают возможность точно определять предмет.

Художественное своеобразие загадок:

1) олицетворение — наделение неодушевленных предметов качествами живых существ:

Сидит девица в темнице, а коса на улице.

  1. разные формы сравнения: прямое, косвенное, отрицательное.

Сравнение – форма поэтической речи, основанная на сопоставлении одного явления или предмета с другим.

Прямое сравнение: Длинна, как дорога,

Коротка, как блоха. (жизнь)

Я, как песчинка, мал и землю покрываю,

Я из воды, и сам её рождаю.

Как пух, лежу я на полях,

И, как алмаз, блещу при солнечных лучах. (снег)

Косвенное сравнение: Золотое решето чёрных домиков полно.

(подсолнух)

Отрицательное сравнение: Не рубашка, а сшита,

Не человек, а разговаривает.(книга)

Строение загадок:

  1. загадка — краткое сообщение из одного предложения:

Стоит Антошка на тонкой ножке.

  1. загадка – рассказ:

Шла девка с гор, несла на себе семь кож,

а как её раздевали, все над ней рыдали. (лук)

3. загадка – описание:

Хвост с узорами, сапоги со шпорами. (петух)

  1. загадка – вопрос:

Кто родится с усами? (кот)

  1. загадка – задача:

Сидит в комнате по углам по кошке, напротив каждой кошки – кошка. Сколько всего кошек?

Пословица – меткое народное изречение, состоящее обычно из двух частей, вторая часть поясняет первую.

Волков бояться – в лес не ходить.

Хочешь кататься – люби и саночки возить.

До пота поработаешь – со вкусом поешь. (каз.)

Кто трудится, тот и сыт. (каз.)

Поговорка – меткое изречение, лишенное поучительного смысла.

Дело мастера боится.

Цыплят по осени считают.

О джигите судят по его делам.

V. Закрепление изученного материала

VI. Подведение итога. Информация о домашнем задании. Оценивание.

ТРИ СЕКРЕТА ЗАГАДКИ

  • предмет, о котором загадывается загадка, не называется;

  • говорится о похожем на него предмете;

  • называются такие признаки загадываемого предмета, по которым его можно узнать.

Практическая работа

по теме: «Жанры детского фольклора»

Цель: Научить определять жанры детского фольклора, знать их особенности.

Задание 1.

Определить жанр произведения.

а) Раз, два, три, четыре,

Жили мушки на квартире.

К ним повадился сам-друг,

Крестовик, большой паук.

Пять, шесть, семь и восемь,

Паука мы вон попросим:

«К нам, обжора, не ходи».

Ну-ка, Мишенька, води.

б) Уж ты радуга-дуга,

Поведи меня в луга,

Там лук, чеснок,

Киселя горшок,

Каша масляная,

Ложка крашеная.

в) Идет коза рогатая,

Идет коза бодатая:

Ножками: топ! топ!

Глазками: хлоп! хлоп!

Кто кашки не ест,

Кто молока не пьет,

Того забодает, забодает.

г) Баю-баю-бай,

Поди, Бука, под сарай,

Саше спать не мешай!

Уж ты, Саша, усни,

Угомон тебя возьми.

д) А ту-ту, ту-ту,

Я на елочке расту.

Ветер елку укачал,

Я с елочки упал.

Я упал на пенек,

Стал пригожий паренек.

е) Катя, Катя, Катюха,

Запрягла петуха,

Петух заржал,

На базар побежал.

ж) Шла торговка мимо рынка,

Спотыкнулась о корзинку.

В этой маленькой корзинке

Есть помада и духи,

Ленты, кружева, ботинки –

Что угодно для души?

Что хотите, то берите,

Губки бантиком держите,

«Да» и «Нет» не говорите,

Черно с белым не берите…

Вы поедете на бал?

з) Коля, Коля, Николай,

Бросил шубу под сарай,

Шуба вертится,

Коля сердится.

и) Ехал Грека через реку,

Видит Грека в реке рак,

Сунул Грека руку в реку,

Рак за руку Греку цап.

к) Умел ошибиться – умей и поправиться.

л) Не ошибается тот, кто ничего не делает.

м) Дружба что стекло: разобьешь – не сложишь.

н) Рыжий маленький зверек по деревьям скок-поскок.

Задание 2.

Отгадать загадки, определить художественное их своеобразие и строение.

а) Черная дорожка осыпана горошком.

б) Сестра к брату в гости идет, а он от сестры прячется.

в) Зеленые телятки привязаны к грядке.

г) Не птица, а летит,

не жук, а гудит.

д) Само с кулачок,

красный бочок,

потрогаешь – гладко,

а откусишь – сладко.

е) В синем небе голосок, будто крохотный звонок.

ж) Чудо-дворник перед нами

загребущими руками

за одну минуту сгреб

преогромнейший сугроб.

з) Считает весь век, а не человек.

и) Кто на себе свой дом носит?

к) Кругла, а не месяц,

желта, а не масло,

с хвостиком, а не мышь.

л) На зеленой хрупкой ножке

вырос шарик у дорожки.

Ветерочек прошуршал

и развеял этот шар.

м) Хозяин лесной,

просыпается весной,

а зимой под вьюжный вой

спит в избушке снеговой.

Тестовые задания по темам «Специфика детской литературы. Устное народное творчество»

Вариант 1.

Задание 1

Установить соответствие

1) Эпические жанры УНТ А) любовные, свадебные песни, похоронные причитания

2) Драматические жанры УНТ В) былины, легенды, сказки, исторические песни

С) театр Петрушки, хороводы

_________________________________

Задание 2

Значение УНТ

А) слияние искусства слова с требованиями педагогики

В) отражение свода правил народной жизни

С) занимательность

Задание 3

Детское чтение – это_____________________________________________________

Задание 4

Особенности композиции произведений для детей:

1.

2.

3.

4.

Задание 5

Задачи книг для дошкольников:

1.

2.

3.

4.

5.

Задание 6.

УНТ – это _______________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

Тестовые задания по темам «Специфика детской литературы. Устное народное творчество»

Вариант 2.

Задание 1

Особенности произведений УНТ:

А) Любое произведение имело функциональный характер

В) Естественная народная речь

С) Слияние искусства слова с требованиями педагогики

Д) Хорошо разработанные законы композиции

Е) раскрытие характеров героев через поступки

Ж) Особая стилистика

Задание 2

Установить соответствие

1) Лирические жанры УНТ А) былины, легенды, сказки, исторические песни

2) Эпические жанры УНТ В) театр Петрушки, хороводы

С) любовные, свадебные песни, похоронные причитания

______________________________________

Задание 3

Детская литература – это _____________________________________________________

Задание 4

Требования, предъявляемые к детской литературе:

1.

2.

3.

Задание 5.

Учет возрастных особенностей в детской литературе:

1.

2.

3.

4.

Задание 6.

Фольклор – это _______________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

Страницы учителей — Фольклор в детской литературе

Слово «фольклор», которым часто обозначают понятие «устное народное творчество», пришло к нам из английского языка folk – народ, lore – мудрость. Как и литература, фольклорные произведения делятся на эпические (былины, легенды, сказки, исторические песни, лирические (любовные, свадебные, колыбельные песни; похоронные причитания) и драматические (народные драмы) .

Детский фольклор. Это понятие в полной мере относится к произведениям, созданным взрослыми для детей. Так же сюда входят сочинения самих детей и перешедшие произведения из устного творчества литературы. Многие жанры связаны с ведущей детской деятельностью – игрой, в которой дети воспроизводят жизнь и труд старшего поколения. Здесь находят отражение моральные установки народа, его национальные черты, особенности хозяйственной деятельности. В системе жанров детского фольклора особое место занимает «поэзия пестования» или «материнская поэзия». Сюда относятся : колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, сказки, песни, созданные для самых маленьких.

Колыбельные. В центре «материнской поэзии» — дитя. Нежные монотонные песни необходимы для перехода ребенка из бодрствования в сон. Так родилась колыбельная. Так же ее использовали как заклинание, заговор от злых сил; вера в Ангела – хранителя и отзвуки древних мифов. Колыбельной песне присуща своя система выразительных средств, своя лексика, свое композиционное построение. Часты краткие прилагательные, редки сложные эпитеты, много переносов ударения с одного слога на другой. Распространен вид повтора – аллитерация, т. е. повторение одинаковых или созвучных согласных.

Пестушки, потешки, прибаутки. Как и колыбельные песни, эти произведения содержат элементы первоначальной народной педагогики, простейшие уроки поведения и отношений с окружающим миром.

Пестушки (от слова «пестовать» — воспитывать) связаны с самым ранним развитием ребенка. Они сопровождают физические процедуры, содержание связано с конкретными физическими действиями ребенка: «Птички полетели, на головку сели». В пестушках не всегда присутствует рифма, а если она и есть, то чаще всего парная. Организация текста пестушек, как поэтического произведения, достигается и многократным повторением одного и того же слова.

Потешки — более разработанная игровая форма, чем пестушки. Они развлекают ребенка, создают веселое настроение. Как и в пестушках им свойственна ритмичность: «Тра – та – та, тра – та – та! Вышла кошка за кота». Но потешки не только развлекают ребенка, но и дают простейшие нания об окружающем мире.

Прибаутка – небольшое смешное произведение, высказывание или простое отдельное выражение; чаще всего рифмованное. Развлекательные стишки и песенки – прибаутки, в отличии от потешек, существуют и вне игры. Прибаутки всегда динамичны, наполнены энергичными поступками персонажей. Основу образной системы составляет движение: «Стучит, бренчит по улице, Фома едет на курице, Тимошка на кошке – туды ж по дорожке». Часто прибаутки строятся в форме диалога. Так ребенку легче воспринимать переключение действия, следить за быстрыми изменениями в отношениях персонажей.

Небылицы – перевертыши, нелепицы. Это разновидность прибауточного жанра. К. И. Чуковский посвятил этому виду фольклора специальную работу – «Лепые нелепицы». Он считал этот жанр очень важным в стимулировании познавательного отношения ребенка к окружающему миру.

Считалки. Это еще один малый жанр детского фольклора. Считалками называют веселые, ритмичные стишки; под которые выбирают ведущего, начинают игру или один из ее этапов. Считалки родились в игре и неотрывно с ней связаны. В произведениях этого жанра используются потешки, пестушки, а иногда и элементы взрослого фольклора. Считалка часто представляет собой цепь рифмованных двустиший.

Скороговорки относятся к потешному, развлекательному жанру. Корни этих произведений устного творчества так же лежат в глубокой древности. Это словесная игра, входившая составной частью в веселые праздничные народные развлечения. Скороговорки всегда включают в себя нарочитое скопление труднопроизносимых слов, обилие аллитераций: «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали». Жанр незаменим, как средство развития артикуляции.

Поддевки, дразнилки, приговорки, припевки, заклички. Все это произведения малых жанров, органичные для детского фольклора. Они служат для развития речи, внимания, сообразительности.

Поддевка : «Скажи двести. Двести. Голова в тесте»

Закличка: «Радуга – дуга. Не дай нам дождя. Дай красна солнышка. Колоколнышка! »

По своему происхождению связана с народным календарем.

Дразнилка: «Мишка – кубышка. Около уха — шишка»​​

Приятного чтения вам и вашим детям!

Жанровая классификация детского фольклора

Жанровая классификация детского фольклора

Министерство образования и науки

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Новосибирский государственный педагогический университет

Факультет культуры и дополнительного образования

Кафедра народной художественной культуры и музыкального образования

Специальность Народное художественное творчество

Специализация Теория и история народной художественной культуры

Курсовая работа

по дисциплине: Теория и история народной художественной культуры

ЖАНРОВАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ДЕТСКОГО ФОЛЬКЛОРА

Выполнила: студентка 4 курса

Шикеря Ольга Викторовна

Научный руководитель:

кандидат педагогических наук,

доцент кафедры НХКиМО

Минулина Нина Александровна

Новосибирск 2012

Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика детского фольклора

.1 Различные подходы к содержанию понятия «детский фольклор»

.2 Художественные особенности фольклора для детей

.3 Из истории обращения к детскому фольклору

.4 Собирание и изучение детского фольклора

Глава 2. Классификация детского фольклора

.1 Детский игровой фольклор

.2 Внеигровой детский фольклор

Заключение

Список использованных источников

Приложение

Введение

Фольклор — это словесное искусство, включающее в себя: пословицы, частушки, сказки, легенды, мифы, притчи, скороговорки, загадки, героический эпос, былины, сказания и прочее.

Основная масса произведений устного народного творчества возникли в глубокой древности, однако и сегодня мы используем их, зачастую даже не подозревая об этом: поём песни и частушки, рассказываем анекдоты и байки, читаем любимые сказки, загадываем друг другу загадки, употребляем в речи поговорки, учим и повторяем скороговорки, говорим заклинания и еще многое другое.

Как было уже замечено ранее, своё начало фольклор берет в далекой древности. Он зарождался и возник тогда, когда подавляющее большинство человечества ещё не имело письменности, а если имело, то было уделом единиц — образованных шаманов, ученых и прочих гениев своего времени. В песне, загадке, пословице, сказке, былине, других формах фольклора люди вначале формировали свои чувства и эмоции, запечатлевали их в устном произведении, после передавали свои знания другим, и тем самым сохраняли свои мысли, опыт, чувства в умах и головах своих будущих потомков.

Особое место в фольклоре занимает детский фольклор. Именно ему посвящена данная работа. Через устное народное творчество у ребенка формируется потребность в художественном слове. Поэтому не случайно, важным моментом в воспитательной работе каждого педагога стало широкое знакомство детей с фольклорным творчеством.

Актуальность работы заключается в том, что сегодня детский фольклор — обширная, специфическая, многосоставная область народного творчества. Она включает в себя классический детский фольклор (это «поэзия пестования», т.е. произведения, создававшиеся и исполнявшиеся взрослыми, фольклорные тексты, носители которых дети дошкольного возраста) и школьный фольклор в его устных и письменных формах, в том числе и речевые образования, вошедшие в детскую традицию.

Современное осмысление категории «детский фольклор» требует осознания его специфики, для выявления которой недостаточно рассмотрение детского фольклора лишь в русле народной традиции и народной педагогики. Для этого необходимо равноценное внимание к обоим словам понятия «детский фольклор».

Несомненно, детский фольклор — прежде всего фольклор, он принадлежит культуре традиции, в основе которой типологическая преемственность и типологическая повторяемость. Детский фольклор не может рассматриваться вне общей теории фольклора, теории жанров, генезиса и мифологии, исторической поэтики.

Цель данного исследования — изучить понятие, собирание, изучение и классификацию детского фольклора, проанализировать историю возникновения и жанровое многообразие детского фольклора

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

· Дать общую характеристику детского фольклора;

· Проанализировать историю собирания и изучения детского фольклора;

· Рассмотреть различные классификации детского фольклора.

Структура работы — данная работа состоит из введения, двух глав, заключения приложения и списка использованных источников.

Глава 1. Общая характеристика детского фольклора

1.1 Различные подходы к содержанию понятия «детский фольклор»

В науке существует множество точек зрения по вопросу об определении понятия «детский фольклор». Так, например, В.П.Аникин к детскому фольклору относит «творчество взрослых для детей, творчество взрослых, ставшее со временем детским, и детское творчество в собственном смысле слова» [4, с. 167]. Это мнение разделяют Э.В.Померанцева [24], В.А.Василенко [11], М.Н.Мельников [21] и др. Упомянутые исследователи характеристику детского фольклора, как правило, начинают с рассмотрения произведений, созданных взрослыми и исполнения ими для детей (колыбельные песни, пестушки и потешки)

Первым, кто охарактеризовал, содержание, объём и границы понятия «детский фольклор», назвав ею «особым явлением обособленного детского быта и обособленной детской жизни», был Г. С.Виноградов: «…вся совокупность разных видов словесных произведений, известных детям и не входящих в репертуар взрослых», [12, с. 66] Отказывая тому, что не исполняется самими детьми, что не составляет непосредственно их репертуар (а это вся «материнская лирика», или «поэзия пестование») в принадлежности детскому фольклору, Г.С.Виноградов руководствуется одним условием — кто является носителем фольклора. Вместе с тем Г.С. Виноградов выделяет колыбельные песни, пестушки и потешки «в особый отдел фольклора, устную литературу для детей», связывая её с материнской школой.

Почти одновременно с Г.С.Виноградовым О.И.Капица предложила своё понимание и определение детского фольклора «Термин «детский фольклор» применяется для обозначения всех произведений устного народного творчества, которые бытуют среди детей. Носителями и творцами детского фольклора являются взрослые и дети». С тех пор, без какой бы то ни было мотивировки и обоснования в научных публикациях текстов, исследованиях, учебных пособиях уживаются два подхода к понятию «детский фольклор». Обе точки зрения сосуществуют вне дискуссии, вне научной полемики, а это свидетельствует об их творческой неопределённости.

Не относит творчество матерей и пестуний к детскому фольклору и Ю.М.Соколов [27]

Не считает колыбельные песни детским фольклором и В.И.Чичеров. Одним из разделов его курса лекций «Русское народное творчество» (1959) называется «Колыбельные и детские песни». [30]

Из этого следует, что определённой точки зрения к содержанию понятия «детский фольклор» нет. Обе точки зрения сосуществуют вне дискуссии, вне научной полемики, а это свидетельствует об их творческой неопределённости.

1.2 Художественные особенности фольклора для детей

Произведения детского, как и взрослого, фольклора создаются на основе живого разговорного языка. В них можно отметить особенности поэтики соответствующих жанров взрослого фольклора. Так, например, в композиции детских сказок, как и во взрослых сказках о животных, широко используется диалог. В детских песенках можно отметить такие композиционные формы, как форма монолога, диалога и др. Приведем, к примеру, детскую песенку композиционной формы «описательно-повествовательная часть плюс диалог»:

«Стучит, бренчит на улице:

Фома едет на курице, …» (См. приложение)

Детские песенки нередко начинаются с обращений. Например:

Кукареку, кочеток!

На повети мужичок.

Коровушка, буренушка,

Подай молочка,

Покорми пастушка.

В детских песнях встречаются повторы. Прилагательные нередко стоят после существительных. Например:

Идет коза рогатая,

коза бодатая.

Язык детского фольклора отличается большим своеобразием. В нем ярко проявляется любовь детей к словотворчеству. Так, нередко животные в произведениях детского фольклора образно называются по тем или иным их признакам: волк — «серко», медведь — «из берлоги валень», мышь- «норушка», муха- «шумиха», комар — «пискун» и т. п. [13, 187].

О.И. Капица отмечает: «В детском фольклоре очень разнообразно развертывается словотворчество, мы постоянно встречаемся с необычными словами, выходящими из рамок обыденной речи, но, несмотря на эту необычность, вполне понятными.

Часто употребляются парные созвучные слова «Федя-медя», «каракула-маракула», «шишел-вышел», «сею-вею», «заинька-паинька», «шильце-мыльце», «чушки-бушки», «жывалко-бывалко», «шестом-пестом», «аты-баты», «эни-бени» и т.д. [13, 185].

В детском фольклоре большое значение придается звучанию слова. Нередко то или иное слово в произведениях детского фольклора употребляется из соображений не смысла, а звучания. Ярким примером этого является заумный язык считалок.

Во всех жанрах детского фольклора широко используется рифма. Как правило, это парная рифма. Например:

Дождик, дождик пуще,

Дам тебе гущи.

Дам тебе я ложку,

Хлебай понемножку.

Произведения устного творчества детей расширяют наши представления о русском фольклоре, свидетельствуют о его большом жанровом разнообразии.

Язык детского фольклора отличается большим своеобразием. В нем ярко проявляется любовь детей к словотворчеству. В детском фольклоре большое значение придается звучанию слова.

Произведения устного творчества детей расширяют наши представления о русском фольклоре, свидетельствуют о его большом жанровом разнообразии.

1.3 Из истории обращения к детскому фольклору

Фольклор всегда чутко отзывается на запросы людей, будучи отражением коллективного разума, накопленного опыта, жизни. И в нем задолго до возникновения педагогики как академической науки была уже выработана народная педагогика — система воспитания человека от его рождения до перехода в иной мир.

Есть особая область народного творчества, называемая детский фольклор, которая, по мнению крупнейшего исследователя Г.С.Виноградова, вызвана к жизни «едва ли не исключительно педагогическими надобностями народа». В произведениях, обращенных к детям, проявляется четкое понимание их возрастных особенностей. Для самых маленьких, еще в пеленках, — незамысловатые пестушки: они обращены к тельцу ребенка, к первым движениям его ручек и ножек. К головке, к его улыбке и агуканью. По сути, этот жанр представляет собой своеобразный свод приемов физического воспитания, которые тысячелетиями вырабатывало материнство. Пестушки способствуют развитию у ребенка координации движений, равновесия, закреплению двигательных навыков, являются хорошими упражнениями для мышц, нередко сопровождаются приемами массажа: поглаживанием, поколачиванием, легким сжиманием тельца…

«Лунь плывет! Лунь плывет!» — ручки ребенка вместе с мамиными плавно движутся от себя к себе, как бы имитируя плавание. «Сова летит!» — быстро машут ручками, подражая взмахам крыльев птицы [1, с.471]. На втором году жизни для тех, кто начинает говорить, — потешки, в которых в игровой форме уже не редко заключены и первые нравственные опыты; в потешках соединяются развлекательные и учительные моменты.

К концу колыбельного возраста ребенку поют прибаутки, которые не сопровождаются игровыми действиями. Главное их назначение — сосредоточить внимание на содержании, тем самым, развивая ум ребенка:

Козлик на базар ходил, козлик косу купил.

На что ему коса? Мураву косить.

На что мураву косить? Доброго коня кормить.

На что доброго коня кормить? Дубовый лес возить.

На что дубовый лес возить?

Мост мостить.

На что мост мостить?

В гости к козоньке ходить.[3, с. 310]

Мораль прибаутки: прежде чем в гости пойти, потрудись. В форме вопросов и ответов раскрывается смысл простых и необходимых в жизни понятий. (Аналогичную прибаутку в обработке Д.Б. Кабалевского см. в Хрестоматии к программе по музыке для общеобразовательной школы. 2-3 класс — 116, с.131.) А есть и такой жанр, как небылица-перевертыш. В ней все поставлено «с ног на голову». Дети понимают несуразность смысла того, о чем поется, и это вызывает смех:

«Во затейной слободе,

На Ивановой горе,…»

«Изучая народное творчество для детей, — писал Э.С. Литвин, — можно убедиться, с какой тонкостью здесь учтены и закреплены в образе и слове общенародные наблюдения над психологией детства. Потребность ребенка в смехе, веселье, юморе, его рано пробуждающийся интерес к животному миру, огромное значение игры для его развития… — все эти черты детской психики нашли свое отражение в отборе тем, образов, языкового материала» [цит. по: 5, с.576].

В фольклоре каждому возрасту соответствуют свои жанры, свой репертуар. Как только ребенок научается говорить, начинает активно двигаться, он включается в процесс собственно детского творчества. Этому периоду детства свойственны считалки, дразнилки, заклички, скороговорки и т.д.

В этом же возрасте дети приобщаются к играм. Игры воспитывают чувство братского общения, товарищества. Одновременно это состязание в силе, ловкости, смекалке. В играх развиваются инициатива, организаторские способности, находчивость. Многие старинные игры включали в себя пение. Это украшало их, способствовало быстрому запоминанию, придавало им ритмическую слаженность. Вот один из примеров: «Грачи летят»

Есть жанры и для поры вступления в зрелость. Типичный жанр неженатой молодежи — хоровод. Его функция многозначна. Как драматизированное действо хоровод по происхождению связан с древней обрядностью, а затем стал излюбленной формой массового молодежного гуляния. В древности молодежи поручалась определенная миссия в земледельческой магии. Следы этого сохранились, например, и в форме вождения хороводов (многие рисунки хороводов близки древней символике космических сил: круг, спираль, волнистая линия…), и в самом отношении молодежи к хороводам как важному, обязательному и сокровенному, а не только развлекательному времяпровождению. Хоровод был своеобразной школой общения, выходящего за пределы семьи, школой пребывания на людях. Здесь вырабатывалась высокая культура поведения, красивого жеста, совместного пения. Девушки в праздничных костюмах демонстрировали свое рукодельное мастерство.

В игровых формах хороводных песен, чаще веселых, молодежь приобщалась к знанию самых главных сторон жизни, ее уклада. Тема выбора пары нередко приобретала социально-сатирическое освещение, молодежь высказывала свое осуждение уродливым сторонам жизни: лени, пьянству, неравному браку, ханжеству церковников,… например «ай, во поле липонька», «Как под лесом, под лесочком» [7, с.201]. В этих песнях происходила психологическая подготовка и к тем трудностям, которые ждали молодых людей в жизни.

Воспитание подрастающих членов общины входило в повседневность с ее ритмом труда и праздника, с ритмом возрастных переходов. Дети были вовлечены в трудовую жизнь семьи. Девочка семи-восьми лет становилась нянькой своих младших братьев и сестер, и вот уже она сама — исполнительница колыбельных, пестушек, потешек… Мальчик того же возраста шел в подпаски и усваивал вместе с навыками труда навыки изготовления нехитрых пастушеских музыкальных инструментов и игры на них. Во многих обрядах дети принимали специальное участие — колядовали, закликали весну. В некоторых русских деревнях на свадьбе в ритуале продажи косы невесты участвовал ее брат, как бы молод или мал он ни был.

Дети становились преемниками и носителями вековых традиций, и это активизировало их отношение к жизни.

Так, следуя укладу жизни общины, ее многовековым традициям, формировалась личность растущего человека; приобретал он и специальные навыки, без которых его существование было бы неполноценным и даже невозможным.

Неоценимы музыкально-педагогические достоинства фольклорного материала. Напевы народных песен рождались как естественные проявления психофизических возможностей человека, его природных физиологических возможностей.

Все это справедливо по отношению к детскому фольклору всех народов. Кроме того, язык народной музыки с его самобытной ладовой системой, разнообразными типами ритмической организации прекрасно подготавливает детей к восприятию современной музыки. Вот почему наиболее эффективные методы музыкального развития детей во всем мире основываются на народной песне. Она в простой и доступной ребенку форме передает высокие ценности искусства и национальной культуры

1.4 Собирание и изучение детского фольклора

Собирание детского фольклора началось позднее других видов народной поэзии. Только в 1868 году была опубликована программа П.В. Шейна, в которой специальный раздел посвящался методике анкетирования при сборе детского фольклора. В течение почти двух третей XIX века преобладало пренебрежительное к нему отношение, он воспринимался как часть повседневной жизни, поэтому не возникала потребность записывать подобные материалы. Последующее предпочтение иноязычной культуры и иностранных языков приводило к тому, что возникало даже своеобразное отторжение услышанного в детстве.

В то же время условия жизни и быта помещиков обуславливали их зависимость от крестьянской среды; дети помещиков и дворян находились на попечении мамушек, нянек и дворовых людей, которые знакомили своих питомцев с различными формами фольклора. В воспоминаниях разных лиц переданы образы наставниц, рассказаны некоторые запомнившиеся истории, сказки, былички, легенды. В своих мемуарах Д.И. Фонвизин вспоминает о том, как любил слушать песни и сказки одного из дворовых. Биографы будущего этнографа П.В. Киреевского свидетельствуют, что его детство прошло в помещичьей деревенской обстановке, «насыщенной народной поэзией». Даже в сатирическом журнале XVIII века можно встретить такое рассуждение: «Многие отцы и матери, когда дети по ночам не спят, приказывают им сказки сказывать».

Столь разнообразные источники содержат как пересказы отдельных произведений, так и фактические сведения об условиях записи, некоторых бытовых и обрядовых аспектах. Однако в них не представлена общая методика записи текстов, содержатся самые общие сведения о месте записи и его носителе.

Одним из первых начал собирать и записывать детский фольклор И.П. Сахаров. В «Сказаниях русского народа» (1837) он опубликовал образцы некоторых жанров: потешку, колыбельную песню, описание нескольких детских игр. В следующей книге — «Песни русского народа» (1839) были напечатаны четыре колыбельные песни.

В книгу А.В. Терещенко «Быт русского народа» (1848) также включены тексты потешек («Ладушки», «Сороки»), колыбельные песни и описания игр; к русским песням приведены параллели на украинском и польском языках.

В своих воспоминаниях «Записки и замечания о Сибири» (1837) собирательница Е.А. Авдеева впервые дает живые зарисовки детского быта, тексты игровых приговоров и обрядовых рацеек. Она приводит тексты колыбельных песен и прибаутки, слышанные ею в детстве. «В старину, — пишет она, — нянюшки или, где их не было, мать или бабушка, укладывая ребенка, пели, или, лучше сказать, приговаривали разные рассказы и припевы. Конечно, в них нет ничего остроумного или поэтического, они изображают простой старинный быт и какие-то особенные понятия о воспеваемых предметах. В них, как в русских песнях и сказках, всего чаще встречается вольная бессмыслица, потому что этого нельзя назвать ни лукавым простодушием, ни юмором. Теперь редко где в отдаленных от столицы и больших городов местах можно услышать такие припевы».

На основе собственных записей Е.А. Авдеева издает небольшой сборник детских народных сказок «Русские сказки, рассказанные для детей нянюшкой Авдотьей Степановной Черепьевой» (1844), впервые выделив сказку как самостоятельный жанр. Книга Е.А. Авдеевой была предназначена как читателям, так и тем, кто работал с детьми. Она также показала педагогическую и методическую ценность фольклорных материалов в отличие от текстов, стилизованных под фольклорные жанры.

Несмотря на авторскую интерпретацию, сводившуюся к упрощению текстов, собранные Е.А. Авдеевой материалы впервые представляли тексты, записанные конкретным собирателем от установленного лица. В дальнейшем подобная практика получит распространение и паспортизация текста станет обязательной.

В 1849 году Е.А. Авдеева опубликовала в «Отечественных записках» подборку текстов поэзии пестования — колыбельных, приговорок, потешек. Правда, позиция собирателя страдала некоторой односторонностью и противоречивостью. Так, она заявляла, что в песнях матерей и нянюшек для детей «нет ничего остроумного или поэтического», «теперь редко где в отдаленных от столиц и больших городов местах можно услышать такие припевы»].

Для работ Е.А. Авдеевой также характерно некоторое любование старым бытом, что и обусловило резкий отзыв о ее книге В.Г. Белинского. В отзыве о книге «Записки о старом и новом русском быте» (1842) В.Г. Белинский отметил публикации Е.А. Авдеевой как довольно «добродушные рассказы умной и начитанной женщины», но не увидел в них никакой художественной ценности. Мнение критика резко контрастировало с рецензией Ф.Б., заметившего, что «книга написана легко, рассказ живой».

Качественно иной этап собирания и изучения детского фольклора наступает после появления изданий текстов из фольклорных собраний П.В. Киреевского. В сборниках песен, записанных П.В. Киреевским, напечатано шесть текстов колыбельных песен, сообщенных ему В. Пассеком, из них одна финская, переданная в русском стихотворном переводе. Исследователи полагают, что именно с публикаций колыбельных песен началось научное собирание детского фольклора.

Новый этап в собирании и организации детского фольклора как самостоятельного целого начинается с деятельности В. И. Даля (1801-1872). Начиная с 1842 года исследователь публикует сборники и подборки текстов различных жанров фольклора. Существенное место среди них занимает и детский фольклор. Приводимые в сборниках тексты достаточно разнообразны в жанровом отношении; это сказки, описания игр, детские песни, небылички, скороговорки, пословицы и поговорки. Кроме того, в сборниках В.И. Даля приводятся рассказы из русского быта.

Осуществляя публикации на протяжении ряда лет, В. И. Даль смог пробудить интерес читателей к народному быту. Отметим его книгу «Картины из быта русских детей» (1869). В сборник «Новые картинки из русского быта для детей» (1875), вышедший уже после смерти Даля, были включены материалы, печатавшиеся с 1870 года в детском журнале «Семейные вечера». Они представляли собой рассказы из русского быта, предназначенные для чтения вслух.

В основной сборник «Пословицы русского народа» (1861) В.И. Даль включил и произведения других жанров, в частности, скороговорки, загадки, игровые приговоры, сечки, считалки. Он также попытался ввести в научный оборот народную терминологию, использовавшуюся носителями текстов: «конанье», «жребий», «скороговорки», «прибаутки».

Существенные изменения в собирательской и исследовательской деятельности наблюдаются во второй половине XIX века под влиянием обострившейся общественно-политической борьбы, нового взгляда на положение народных масс и проблему воспитания крестьянских детей. Развитие светской литературы, потребность в грамотных и образованных людях вызвали необходимость реорганизации учебного процесса.

Общий интерес к народной школе приводит к усилению внимания к детскому фольклору со стороны педагогов, методистов; появляются разнообразные сборники, в которые одной из составляющих входит детский фольклор. Фольклор начинают воспринимать как материал, обладающий большой художественной и педагогической ценностью, через подобные тексты проводятся идеи народности, патриотического воспитания.

Детский фольклор становится органической частью круга чтения ребенка. Его печатают в сборниках, специальных изданиях, книгах для чтения.

Во второй половине XIX века начинают выходить детские журналы («Подснежник», «Звездочка», «Лучи», «Маяк»), на страницах которых печатаются народные сказки, былины, песни, игры, загадки и пословицы.

Первым научным изданием детского фольклора считается сборник П.В. Шейна «Русские народные песни» (1870). Детскому фольклору отводится специальный раздел, в который включено 122 текста. В конце века в сборнике «Великорусе» исследователь печатает уже около 300 записей.

П.В. Шейн стал первым этнографом-собирателем, который обратил внимание на детский фольклор, указал на разнообразие его видов и выделил в особый отдел, положив тем самым основание систематическому изучению. Он начал организационную собирательскую деятельность в пятидесятые году и продолжал ее практически до последних дней жизни, объединяя записи, полученные от разных собирателей.

П.В. Шейн вначале напечатал песни в «Чтениях Общества истории и древностей, российских при Московском университете» (1859), затем они вышли отдельным сборником под заглавием «Русские народные песни» (1870). В 1892 году вышел его главный труд «Великорусе в своих песнях, обрядах, верованиях, сказках, легендах».

Главным принципом П.В. Шейн провозгласил собирание детского фольклора в конкретной обстановке. В примечаниях к книге он указал на источники публикации и попытался объяснить происхождение некоторых песен. Заслуга Шейна заключается, прежде всего, в выделении детского фольклора как особой области науки. Он предложил классификацию жанров детского фольклора, которая сохранялась вплоть до начала XX века. Все песни исследователь разделил на две группы. В первую П.В. Шейн включил песни для детей периода младенчества, колыбельные песни и небольшие песенки и прибаутки, которыми взрослые забавляют детей в первые годы их жизни. Ко второй группе исследователь отнес песни, «которыми дети, вышедшие из младенческого возраста, уже начинают сами себя забавлять и тешить». Он выделил песни, связанные с явлениями природы, «прибаутки, которыми ребята потешаются друг над дружкой и над взрослыми», грибные песенки, игры с рифмованными приговорами, конанье (считалки).

В приложении давались варианты песен и описания детских игр. Каждому виду детского фольклора предшествовала краткая заметка об условиях его бытования.

Шейн опирался на помощь свыше 300 собирателей, среди которых были как любители, так и профессионалы (А.Е. Богданович, Н.Я. Никифоровский и др.).

Педагогический и собирательский интерес, проявленный к детскому фольклору, способствовал накоплению записей. Но еще нельзя было говорить о каком-либо научном анализе собираемого материала. Для печати выбирались произведения, отвечавшие педагогическим задачам, личным пристрастиям собирателя, интересные в художественном, но не в этнографическом плане. Поэтому редко фиксировались варианты и выделялись тематические разделы внутри конкретных жанров.

В большинстве случаев записи производились не в бытовой обстановке, от конкретных носителей, а от лиц, оторванных от крестьянской среды, иногда и по памяти. Материал подвергался не всегда мотивированной переработке, вносились изменения и со стороны языка, и со стороны содержания.

Значительное число публикаций детского фольклора оказалось разбросанным по различным специальным изданиям (в «Живой старине», «Этнографическом обозрении», «Губернских ведомостях», «Известиях Географического общества», «Трудах Этнографического отдела Известий Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии», «Памятных книжках земств», «Трудах губернских архивных комиссий»).

Подводя итог изучения детского фольклора в XIX веке, можно говорить о том, что оно характеризуется интенсивным накоплением фактического материала. С другой стороны, необходимо отметить и первые попытки его теоретического осмысления. Первоначально в изучении детского фольклора доминировал педагогический интерес, фольклор рассматривался в связи с возможностью его использования в воспитательном процессе.

Наиболее изученными оказались игры и колыбельные песни, они печатаются практически во всех сборниках, рассматриваются с разных точек зрения. Одновременно наметились подходы к их классификации. Однако жанровые критерии не всегда были обоснованы. Поэтому среди произведений детского фольклора можно встретить тексты песен самых разных жанров: исторические, свадебные и даже любовные. Сложность унификации определялась общим состоянием науки о фольклоре, отсутствием теории отдельных жанров и определением места детского фольклора в народной культуре.

Историческое изучение позволит выяснить, что устойчиво в фольклоре, что и как изменяется и обновляется, какие закономерности действуют в его истории и какие факторы управляют его развитием. Оно помогает решать спорные вопросы, каких немало в науке о фольклоре, например о состоянии современного фольклора. Современный фольклор, несомненно, связан со старым, но в то же время глубоко отличается от него, поскольку народное творчество испытало на себе действие важнейших социально-исторических и культурных факторов (идейное влияние Великой Октябрьской социалистической революции, коренные изменения в социальной структуре общества, широкое распространение печати, просвещения, радио и кино). Понять современный фольклор можно только поставив его в линию исторического развития всего русского народного творчества.

В изучении истории фольклора существуют большие трудности. Основная из них состоит в том, что в большинстве случаев нельзя ответить на вопрос, к какому времени относится то или иное произведение по своему происхождению и какой путь бытования и изменения оно прошло. Именно поэтому историю фольклора восстановить трудно. У нас мало старых записей народнопоэтических произведений. Наиболее старые летописные свидетельства сообщают нам о пословицах и исторических преданиях. Записи песен, в том числе исторических, относятся к концу XVI — началу XVII в., а записи былин — только ко второй половине XVIII в. Мало пока исследований по истории фольклора, которые бы восстановили отдельные этапы его развития.

Наконец, в науке о фольклоре есть необоснованные поспешные нелогичные теории и гипотезы, суждения и положения. Примером может быть решение вопроса об историческом приурочении вариантов отдельных произведений. Нельзя согласиться с тем, что наиболее законченный и полноценный вариант всегда является наиболее древним, или, напротив — чем совершеннее вариант, тем вероятнее его позднее происхождение.

Есть и еще немало ошибочных суждений в науке о фольклоре. Так, например, на основании наличия в былинах некоторых пережитков, остатков древности, мифологического мышления и элементов неизвестного нам и только предполагаемого первобытного эпоса дается вывод о возникновении былины как героического жанра задолго до эпохи раннего феодализма.

Глава 2. Классификация детского фольклора

Проблема классификации детского фольклора рассматривается в двух аспектах — определение границ самого понятия и выделение системы жанров и жанровых разновидностей. Каждый из специалистов, работающих с детским фольклором, решает ее в соответствии с стоящими перед ним задачами. При изучении детского фольклора перекрещиваются интересы фольклористики, этнографии, этнопедагогики, возрастной психологии, что предполагает возможность использования в работе их методов исследования. Тем не менее, до сих пор нет единого мнения по генезису отдельных жанров детского фольклора, их поэтике, общепризнанных принципов классификации текстов.

Отсутствие классификации следует объяснить и тем, что не было единой терминологии. Колыбельные песни нередко назывались «байками», считалки — «пересчетками», «конаньем». Исследователи приводили названия, данные теми лицами, от которых были сделаны записи. Неопределенное содержание вкладывалось и в сами термины. Понятия «прибаутки», «присказки», «приговоры» в разных работах имели неодинаковое значение. О.И. Капица впервые написала о том, что в изданиях и научных исследованиях следует пользоваться устойчивой и однообразной терминологией, обязательно указывая местное название данного вида детского фольклора, выявленное при записывании.

Первые попытки дать классификацию детского фольклора были предприняты только в начале XX века в трудах Г.С. Виноградова и О.И. Капицы.

Развивая предложенную П.А. Бессоновым классификацию детского фольклора в зависимости от возраста детей, О.И. Капица отмечает наличие двух групп носителей текстов. К первой она относит взрослых, опекающих и воспитывающих детей с рождения до 5-6 лет. Рассказываемые ими произведения воспринимаются и осмысливаются детьми. К второй группе она относила самих детей в возрасте от 5 до 15 лет. Но все произведения составляют единое целое — детский фольклор. Современный исследователь также видит необходимость выделения в детском фольклоре поэзии взрослых, предназначенной для детей, прежде всего поэзии пестования (колыбельных песен, пестушек, прибауток, докучных сказок).

О.И. Капица полагает, что в зависимости от тех целей, которые ставит исследователь, классификация детского фольклора может быть сделана в разных разрезах: по возрастам, по сезонам, по местностям записей, по назначению данного произведения.

Ее вывод основан на сходстве бытования подобных форм: «Провести грань между пестушками и потешками для маленьких и песнями, входящими в репертуар детей, самостоятельно забавляющихся, почти невозможно. Дети удерживают в памяти то, что воспринимают, что отвечает их запросам и интересам, кроме того, подобные процессы наблюдаются из поколения в поколение.

Вторую группу произведений образуют те тексты, которые бытуют среди детей, когда они уже самостоятельно развлекают себя. Сама же исследовательница признается, что не располагает достаточным материалом для более детального выделения возрастных групп. Современные исследователи выделяют разнообразные группы детей, поскольку многие жанры бытуют в среде с более узким возрастным интервалом.

Другим критерием выделения детского фольклора О.И. Капица считает его назначение. Она называет колыбельные песни, поэзию пестования («пестушки»), игровой фольклор, потешки, прибаутки, календарный фольклор, дразнилки, загадки, задачи, вопросы, замечания (типа звуковых игр), заговоры, сказки, считалки (в том числе и жеребьевые прибаутки), детские игры, приговоры.

О.И. Капица теоретически обосновала деление детского фольклора по возрастным группам детей, предложенное в работе П.А. Бессонова. Она учитывала не только возраст носителей детского фольклора, но и его происхождение.

По генетическому принципу строит свою систему В.П. Аникин. Он выделяет три группы произведений: поэзию взрослых для детей, произведения, выпавшие из фольклора взрослых и усвоенные детьми, собственное творчество детей. Внутри них исследователь рассматривает отдельные жанры и их разновидности.

В.А. Василенко, предлагает функциональный принцип классификации, выделяя группы текстов по наличию в них игровых элементов:

) колыбельные песни, или байки;

) произведения, связанные с игровыми действиями;

) произведения, которые занимают детей словесным содержанием и исполняются независимо от игровых действий.

Очевидно, что игровое начало можно отметить у всех жанров детского фольклора. Если тот или иной жанр не связан с игровыми действиями ребенка, то игра ведется на уровне смысла, понятия, слова, звука.

Однако деление детского фольклора на игровой и неигровой не приближает нас к пониманию сложной системы жанров. Система, которой наиболее последовательно придерживается В.П. Аникин, точно отражает многосоставность и генезис детского фольклора. Не вызывает сомнений правомерность выделения в детском фольклоре поэзии пестования (колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки), докучных сказок, создателями и носителями которых в первую очередь являются взрослые. Очевидно и наличие в детском устно-поэтическом репертуаре произведений, выпавших из репертуара взрослых, — собственно детского творчества. Но она не может быть основой рабочей классификации, так как многие жанры детского фольклора, отнесенные им к третьей группе — собственному творчеству детей (считалки, жеребьевые приговоры, дразнилки, поддевки, скороговорки), строятся, как показывает анализ, на основе прямых или опосредованных заимствований из фольклора взрослых или литературы.

Классификация М.Н. Мельникова более удачна. Она опирается на наблюдения Г.С. Виноградова, но учитывает принцип возрастной градации детей и некоторые другие положения работы О.И. Капицы. Рассмотрим ее подробнее. По назначению и характеру бытования ученый выделяет лишь основные группы детского фольклора. На основе общности поэтики, музыкального строя и выполняемой в быту функции внутри каждой группы выделяются самостоятельные жанры. В колыбельный период дети могут только слушать и полностью зависят от взрослых. Матери, бабушки, няни создали для них поэзию пестования (материнскую поэзию).

Для детей более старшего возраста предназначен игровой фольклор. Его выделяют практически все современные исследователи, но каждый из них понимает его содержание по-своему. Г.А. Барташевич относит к нему считалки, игровые песни и приговоры. В.А. Василенко прибавляет к ним пестушки и потешки. Все остальные жанры детского фольклора, включая колыбельные песни, он обозначает как «поэзию словесных игр». Детские игры он рассматривает как форму, предшествующую детской народной драме.

Г.С. Виноградов относит к игровому фольклору все разновидности детских ролевых игр и «игровые прелюдии». Этим термином исследователь обозначает считалки, жеребьевые стихи, приговоры. Он считает, что словесные компоненты «не могут изучаться вне драматической игры, компонентом которой они являются».

К другой группе текстов Г.С. Виноградов относит потешный фольклор. Его назначение — развлечь, развеселить, потешить себя и своих товарищей. В него входят «забавы, не связанные с драматическим действием», их игровая основа заключена в словах и вспомогательных действиях (сечки, голосянки) или только в словах (словесные игры, перевертыши, скороговорки, молчанки, поддевки).

Неигровой фольклор исследователь делил на три группы: сатирическую лирику, календарный и бытовой фольклор. Каждая группа включала несколько жанров. К календарному фольклору относились детские обрядовые песни, заклички и приговоры; к сатирической лирике — дразнилки, поддевки; к бытовому фольклору — детские сказки, песни, загадки, страшилки.

О.И. Капица отмечала, что выделение детского бытового фольклора не правомерно, поскольку все жанры «теснейшим образом связаны с детским бытом». Только поэзия пестования с доминирующей воспитательной функцией «привносится» в быт детей взрослыми. Жанры игрового или потешного фольклора естественно объединяются благодаря своей функциональности, приемам исполнения. Вместе с тем у каждого жанра своя функция, своя поэтика, приемы исполнения. По форме одни жанры можно определить как словесно-речевые, другие — как повествовательные, третьи — как песенные. Последние две группы, за отсутствием термина, целесообразно объединить в группу бытового фольклора. Отметим, что с этим согласен и М.Н. Мельников, и многие современные исследователи.

Определение групп детского фольклора по назначению и характеру бытования — лишь первое звено классификации, предполагающее обязательное выделение внутри каждой группы по признаку единства поэтики, музыкального строя, манеры исполнения и бытовой функции составляющих ее жанров. Предложенная выше классификация далеко не совершенна, но может рассматриваться в качестве рабочей. Она последовательно реализована в структуре данного пособия.

О.И. Капица отмечала, что детский фольклор является «арсеналом и почвой» русской детской литературы, постоянно питает и обогащает ее. Творчество каждого литератора, писавшего для детей, тесно связано с детским фольклором, освоением накопленного в нем опыта. В свою очередь, детские писатели оказывают заметное влияние на детский устно-поэтический репертуар. В нем появляются устные реминисценции произведений, особенно малых форм, созданные профессиональными литераторами. В результате происходит расширение жанров детского фольклора. Однако анализ поэтики страшилок, оправдок, садистских стихов, отдельных форм школьного фольклора показывает, что все они являются детскими аналогами тех или иных жанров фольклора взрослых.

Проблема фольклоризма русской детской литературы имеет огромное теоретическое и практическое значение, заслуживает глубокого и всестороннего исследования.

2.1 Детский игровой фольклор

детский фольклор жанр игровой

В связи с возрастными особенностями и характером времяпровождения ведущее положение в устном ионическом творчестве детей занимает игровой фольклор. Игра имеет особое, исключительное значение в жизни детей. Исследователь детских игр В. Ф. Кудрявцев писал: «Если игра для взрослых по принципу своему терпима, то для детей она настолько уже естественная, что является в детском возрасте необходимостью. Для взрослых игра бывает отдыхом, а для ребенка игра — серьезное занятие, к которому он применяет свои слабые силы; для него игра — посильный труд» [4,c.2]. Именно через игру дети во многом воспринимают окружающий их мир. Игра для детей -важный способ познания и обучения. Дети всегда придумывали очень много самых разнообразных игр. Е. Д. Покровский в книге «Детские игры, преимущественно русские» (1878) подробно описал более 500 детских игр. Названия игр и их образы тесно связаны с крестьянским бытом. Например: «Конь», «Корова», «Козел», «Комар», «Пчелы», «Курочки», «Уточка», «Плетень», «Овин», «Косые огороды», «Жук», «Ястреб и голуби», «Гуси и лебеди», «Волки и овцы» и т. п. В ряде детских игр мы видим подражание трудовой деятельности взрослых. Так, например, в играх «Репка», «Редька» и «Хрен» изображается выдергивание названных овощей, в игре «Просо» дети руками показывают, как просо сеют, полют, косят и сушат. В игре «Охотники» имитируется охота на диких зверей и т. п.

Многие детские игры не включают в себя никакого фольклора. Однако немало и таких игр, в которых различные фольклорные произведения являются органическим и неотъемлемым компонентом. Именно в игре дети впервые выступают создателями фольклора. Наиболее распространенными жанрами, в которых создаются произведения игрового детского народного творчества, являются жеребьевые приговорки, считалки и песенки.

Жеребьевые приговорки — это коротенькие рифмованные стишки (в две — четыре строки), которыми начинаются игры, когда играющих нужно поделить на две партии. Они сопровождают такие детские игры, как «Прятки», «Салки», «Лапта», «Городки» и др. Простейшая форма жеребьевки состоит из вопроса к* «маткам» (водящим). Двое ребят, отойдя в сторону, договариваются, что один из них будет называться конем вороным, а другой — барабаном золотым. Затем, подойдя к маткам, они выкрикивают:

«Матки, кого надо:

Коня вороного

Али барабана золотого?»

Одна из маток выбирает «коня вороного», а другая — «барабана золотого». После этого к маткам подходит другая пара играющих и, к примеру, спрашивает:

«Наливное яблочко

Али золотое?»

Затем к маткам с вопросами-загадками подходят третья пара, четвертая пара и т.д. И так постепенно все играющие делятся на две партии.

Несколько усложненную форму имеют жеребьевки, в которых вопросу, к маткам, предшествует небольшая описательно-повествовательная картина. Например:

«Конь вороной, остался под горой.

Какого коня: сивого или златогривого?»

Темы и образы жеребьевок всецело обусловлены бытовой обстановкой, в которой жили крестьянские дети. Создание этих миниатюр не представляло для детей больших трудностей. Жеребьевки создавались ими легко и с удовольствием.

Особенно большое развитие в игровом детском фольклоре получил жанр считалки. Считалка — это также рифмованное стихотворение, но несколько большее по своим размерам, чем жеребьевка. Считалки имеют 6, 8, 10 и более строк. С помощью считалки пересчитываются участники игры (отсюда и название), определяются их роли или очередность участия в игре. В считалках довольно часто употребляются слова счета- числительные. Вот пример считалки: «Первый дал, Другой взял, Трое сели — Все поели. Кому гадки гадать? По-турецки писать?» Но считалка не только преследует определенные практические цели (устанавливает очередность для играющих), она нередко имеет и несомненное поэтическое значение. В нее могут входить различные забавные повествования. Например, кто-нибудь из играющих, касаясь поочередно рукой ребят, произносит: «Раз, два, три, четыре, Жили мошки на квартире, К ним повадился сам друг Крестовик — большой паук. Пять, шесть, семь, восемь, Паука мы попросим: «Ты, обжора, не ходи», Ну-ка, Машенька, води!» на кого попало слово «Води», тот и становится водящим. Отличительной особенностью считалки является использование так называемого «заумного языка». Это, прежде всего распространяется на числительные. В этой связи В.П. Аникин пишет: «Приглядываясь к искажаемым формам счета в считалках, невольно замечаешь, что видоизменение словесной формы числительных-общее правило для считалки: раз -ази, анзы, ранцы, разум, разин, азики и т.п.; два -двази, дванцы, дванчик и т.п.; первый — первички, первенцы, первенцики; второй, другой — другичники, другенцы, другенцыки» [8, 112]. В искаженной форме в считалках могут выступать не только числительные, но и другие части речи. Особенности заумного языка считалки ученые возводят к древнейшей условной речи, к табу счета (запрету пересчитывать, произносить числа). Существовали древние поверья о том, что если охотник пересчитывает убитую дичь, то ему не будет удачи в следующей охоте; если хозяйка пересчитает куриные яйца, то куры перестанут нестись, и т.п. Поэтому прямой счет заменялся условным, обычные слова — их выдуманными заменителями. Генетическая связь заумного языка считалок с древним обычаем (табу в счете) несомненна. Однако в считалках, которые были записаны фольклористами в XIX-XX вв., заумная речь отражает не суеверные представления детей, а их стремление позабавиться игрой слов.

Слово во многих считалках выступает не столько выразителем определенного смысла, сколько носителем необходимой ритмической единицы и рифмы. Считалка может представлять, собой простой набор не имеющих никакого смысла и потому непонятных слов. Например:

Эни, бени, Эву, штеву,

Деки, паки, Куштаневу,

Шор, батори, Гам, палям

Башмаки, век, Бабарам.

Перед нами своеобразная игра словом, различными ритмическими и звуковыми повторами. После того как все играющие оказываются посредством жеребьевок или считалок распределенными по парам или ролям, начинается сама игра. А. И. Никифоров в статье «Народная детская сказка драматического жанра» [10] справедливо отмечал, что многие сказки о животных, исполняемые детьми, отличаются драматичностью содержания и театральностью исполнения. В еще большей степени это относится к детским играм, многие из которых являются небольшими театральными представлениями. Для примера приведем описание игры «Редька».

«К матке на колени садится другая девочка, к этой — третья и так далее. Водящий или водящая подходит и говорит: «Стук, стук у ворот!» -«Кого черт приволок?» -«Барин с печи упал, восьмерых котят задавил, редечки захотел». — «Дергай, дергай, да не из корню!» Водящая старается оттащить с места сидящую девочку и, поставивши на ноги, уводит и садит ее на известное место, а сама идет снова к играющим. — «Стук, стук у ворот!» — снова начинает стучаться. — «Кого черт приволок?» — «Барыня угорела, много сахара поела, брюхо заболело, редечки хотел..» — «Дергай, дергай, да не из корню», — отвечают сидящие. Снова дергает и, когда остается один корень, т.е. одна матка, то все играющие принимают участие в игре. Прежде всего, матку стаскивают с места, потом садят на длинную палку, которую все игроки несут с громким смехом и восклицаниями: «Корень выдернули! Матку несем!» Протащивши несколько сажен, опускают ее на землю. Этим игра и кончается» [9,16-17] Перед нами не что иное, как детская игровая драма. Приведенная игра несколько напоминает любимую детьми сказочку «Репка». Однако ее герои другие. И это вполне естественно: в детской игре не могут принять участие дедка, бабка, внучка, кошка, мышка и Жучка.

Как и в сказках для детей, в детских играх-представлениях часто употребляются различные песенки. Их место в игре и композиционные функции разнообразны. Приведем пример песенки, которая исполняется в игре «Горелки». Играющие становятся в пары одна за другой. А впереди сюит «горящий» и речитативно произносит песенку, которой стремится отвлечь внимание играющих:

«Гори, гори ясно,

Чтобы не погасло,

Погляди на небо-

Звезды горят-

Журавли кричат.

Стой подоле,

Гляди в поле-

Едут там трубачи,

Да едят калачи

Гу, гу, гу, убегу».

После такой песенки участвующие в игре рассеянно смотрят кто в поле, а — кто на небо. А в это время «горящий» быстро выкрикивает: «Раз, два, три-не воронь. Беги как огонь!» Замешкавшегося ловят, и он становится «горящим». И игра продолжается.

В приведенном примере песенка исполняется сольно. В большинстве же случаев игровые песенки исполняются хором, во время вождения хоровода. Это мы видим, например, в играх «Лен», «Заинька», «Коршун» и др. Иногда песенка поется детьми, когда они стоят в кругу (в играх «Селезень и утка» и «Плетень»), или сидят (в игре «Курилка»). Игровые песенки довольно разнообразны в жанровом отношении. В их числе исследователи выделяют голосянки, молчанки, песенки сказочного содержания и др. В голосянках излагаются условия игры. «Давайте ребята, Голосянку тянуть. Кто не вытянет — того за волосы р—в—а—а—а—т—ь! Прекративший первым «тянуть голосянку» подвергается названному в песенке наказанию. Молчанки исполняются после шумных игр, для отдыха. Приведем в некотором сокращении наиболее распространенную молчанку:

«Кошка сдохла,

Хвост облез,

Кто промолвит ?

Тот и съест…….

Молчанка началась ?

Чок, чок!

Двери на крючок!. .

Двери на крючок!..

Кто-нибудь жестами и гримасами старался рассмешить играющих. Над тем, кто первым нарушал молчание, весело и задорно смеялись.

2.2 Внеигровой детский фольклор

Фольклор различных жанров дети употребляют и вне игры, в быту. Но и в этих случаях он также нередко носит характер забавы и развлечения. Интересные материалы и наблюдения по внеигровому детскому фольклору были приведены в книге А. Можаровского «Из жизни крестьянских детей Казанской губернии» (1882).

Во внеигровом детском фольклоре мы видим не только отмеченные нами ранее жанры (приговорки, песенки и др.), но и некоторые новые (остроты, поддевки, дразнилки, скороговорки и др.). Приведем примеры. Вот приговорка, которая исполняется девочками после купания:

Оля, Оля, Чашки помыть.

Вылей воду,

Лошадей напоить

На дубовую колоду.

А вот приговорка, исполняемая детьми, когда они найдут улитку:

Улита, улита,

Высунь рога!

Дам конец пирога.

Друг друга дети забавляли прибаутками — небольшими рассказами в стихотворной форме. Приведем прибаутку о козе, у которой загорелся дом:

Дон, дон, дон!

Загорелся козий дом.

Коза выскочила,

Глаза вытаращила,

Детей выпустила,

Побежала к кабаку,

Нанюхалась табаку,

Побежала к дубу,

И давай бить палку,

Собака амбар-то поджала,

Да в хвост и убежала.

Изба пришла в мужика,

Там квашня бабу месит.

Особую разновидность прибауток составляют перевертыш и. Перевертышами называются песенки, в которых отношения и связи между предметами и явлениями оказываются перевернутыми. Говорится, например,

что не мужик ехал среди деревни, а деревня ехала среди мужика, не мужик лыком подпоясан, лыко подпоясано мужиком и т. п. Вот пример такой прибаутки-перевертыша:

Лыко мужиком подпоясано,

Ехала деревня середь мужика,

Глядь из-под собаки лают ворота,

Ворота-то пестры, собака-то нова.

Мужик схватил собаку.

В перевертышах проявляются способности детей к выдумке, стремление удивить, развеселить и позабавить. Я пойду в лес. Слушатель: И я. Я срублю дерево. Слушатель: И я. Я вырублю колоду.

Детский внеигровой фольклор пронизан весельем, шутками и остротами. Приведем детскую остроту — ловушку. Слушатель: И я. И замешу свиньям. Слушатель: И я. Они будут есть. Слушатель: И я.

Среди детей широко были распространены различные стихотворные прозвища. Но на них никто не обижался, так как почти каждый из ребят имел свое прозвище. Приведем прозвища на мальчика Петю и девочку Прасковью:

Петька-петух,

На завалинке протух.

Пашка-букашка,

Свина калабашка.

Особым жанром детского вне игрового фольклора являются так называемые поддевки, которыми дети стремились «поддеть» друг друга. Приведем две поддевки:

Скажи «топор»,

Топор.

Твой батька вор.

Скажи «На бане лоза».

На бане лоза.

Твоя мать коза.

Еще большее распространение во внеигровом детском фольклоре получили так называемые дразнилки. В дразнилках, как правило, называют имена тех, кто высмеивается. Вот пример таких дразнилок:

Егорушка коновал

Кошке ножку подковал,

Поехал жениться-

Привязал корытце.

Корытце болтается,

Жена улыбается.

Иван болтан,

Молоко болтал —

Не выболтал,

А все выхлебал.

Жена пышку пекла,

Ему шиш подала.

Любимым жанром внеигрового детского фольклора являются скороговорки. Скороговорки — выражения, построенные на сочетании звуков, затрудняющих быстрое и четкое произнесение слов. Ошибка в произношении какого-либо слова вызывала смех окружающих. Приведем скороговорки, записанные от детей. «Сшит колпак, везен колпак, да не по-колпаковски» [11, 174]; «Свинья тупорыла, весь двор перерыла» [11, 174]; «Стоит копна с подприкопеночком» [13, 59]. Иногда скороговорки более развернуты, имеют диалогическую форму построения. Например:

Расскажите про покупки.

Про какие про покупки?

Про покупки, про покупки,

Про покупочки мои.

В заключение можно сказать, что собственное устно-поэтическое творчество детей отличается большим жанровым разнообразием.

Заключение

Родная культура, как отец и мать, должна стать неотъемлемой частью души ребенка, началом, порождающей личность.

Сейчас к нам постепенно возвращается национальная память, и мы по-новому начинаем относиться к старинным праздникам, фольклору, в которых народ оставил самое ценное из своих культурных достижений.

Детский фольклор, заимствованный у взрослых. Мы остановились на жанрах фольклора, произведения которых и создавались и исполнялись самими детьми. Как уже отмечалось, собственно детский фольклор (и игровой и внеигровой) существенно отличается от фольклора взрослых как по своему содержанию и художественной форме, так и по условиям бытования и выполняемым функциям.

Вместе с тем следует сказать, что поэтическое творчество детей не изолировано от поэтического творчества взрослых, свидетелями которого дети являются с самых малых лет. Рассмотрению связей детского фольклора с фольклором взрослых посвящена статья Э. С. Литвин «К вопросу о детском фольклоре»

Справедливо ли мы считаем детским фольклором произведения, заимствованные детьми у взрослых? Представляется, что совершенно справедливо. Во-первых, эти произведения, бытуя среди детей, выполняют функции детского фольклора. Они, как правило, исполняются для забавы, нередко являются органическим компонентом той или иной детской игры.

Во-вторых, эти произведения тщательно трансформируются и перерабатываются в соответствии с особенностями детской психологии, поэтического творчества детей. Так, исследователями отмечено, что хороводная песня, в которой «селезень» и «утушка» были символами жениха и невесты, детьми исполняется как обычная игровая песенка, в которой названные птицы понимаются буквально. Дети в игре подражают их движеньям [12, 99]. Девичья лирическая частушка, бытуя среди детей, превращается в обычную детскую считалку [12, 16]. И, наконец, в-третьих, в жанрах, заимствованных от взрослых, дети нередко создавали новые фольклорные произведения.

Список использованных источников

1. Азбелев С.Н. Основные понятия текстологии в применении к фольклорному материалу // Принципы текстологического изучения фольклора / Отв. ред. Б.Н. Путилов. — М., 1991.

. Акимова Т.М. О поэтической природе народной лирической песни. — Саратов, 1966.

. Аникин В.Н. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор: Пособие для учителя. — М., 1977.

. Аникин В.П. Русский фольклор: Учеб. пособие для вузов. — М., 1987.

. Аникин В.П. Теория фольклора: Курс лекций. — М., 1996.

. Аникин В.П. Устное народное творчество. Хрестоматия. — М., 2006.

. Аникин В.П. Фольклористика как филологическая дисциплина // Методологические проблемы филологических наук: Сб. научн. трудов. — М., 1987.

. Арзамасцева И.Н. Детская литература: учеб. Пособие для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений. — М.: Академия, 2000.

. Белов В.И. Очерки о народной эстетики. — М., 1989.

. Богатырев П.Г. Фольклор как особая форма творчества // Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства: Сб. ст. — М., 1971.

. Василенко В.А. Детский фольклор. — М.: Высшая школа, 1978.

. Виноградов Г.С. Детский фольклор / Публ. А.Н. Мартыновой // Из истории русской фольклористики / Отв. ред. А.А. Горелов. — Л., 1978.

. Виноградов Г.С. Народная педагогика. Иркутск, 1996.

. Виноградов Г.С. Русский детский фольклор. Игровые прелюдии. — Иркутск, 1990.

. Горький М. О литературе. — М., 1961.

. Детский поэтический фольклор: Антология / Сост. А.Н. Мартынова. — СПб, 1997.

. Емельянов Л.И. В поисках предмета изучения // Емельянов Л.И. Методологические вопросы фольклористики. — Л., 1978.

. Капица О.И. Детский фольклор: Песни, потешки, дразнилки, сказки, игры. — Л., 1928.

. Кравцов Н.И., Лазутин С.Г. Русское устное народное творчество. — М., 1989.

. Литвин Э.С. К вопросу о детском фольклоре. — М., 1988.

. Мельников М.Н. Детский фольклор и проблемы народной педагогики. — Новосибирск, 1985.

. Мельников М.Н. Русский детский фольклор: Учеб. пособ. для студ. пед. ин-тов. — М., 1987.

. Методические указания по собиранию фольклора. — М., 2004.

. Померанцева Э.В. Собирайте фольклор. — В кн.: Померанцева Э.В. О русском фольклоре. — М., 1977.

. Раз, два, три, четыре, пять, мы идем с тобой играть: Русский детский игровой фольклор: Книга для учителя и учащихся / Сост. М.Ю. Новицкая, Г.М. Науменко. — М., 1995.

. Савушкина Н.И. О собирании фольклора. — М., 1974.

. Соколов Ю.М. Русский детский фольклор. — М., 1991.

. Фольклор в современном мире: аспекты и пути исследования. — М., 2001.

. Чистов К.В. Введение // Русское народное творчество: Учеб. пособие для вузов / Под ред. П.Г. Богатырева. — М., 1966.

. Чичеров В.И. Русское народное творчество: Учеб. пособие. — М., 1989.

Приложение

1. Стучит, бренчит на улице:

Фома едет на курице,

Тимошка на кошке

Туда же по дорожке.

Куда, Фома, едешь,

Куда погоняешь?

Сено косить.

На что тебе сено?

Коров кормить.

На что тебе корова?

Молоко доить.

На что тебе молоко?

Ребяток поить.

. Играет бабушка с внуком. Слегка берет за нос и спрашивает:

Чей нос?

Савин.

Где был?

Славил.

Что выславил?

Копеечку.

Что купил?

Конфеточку.

С кем съел?

Если внук не отвечал «с тобой», а говорил «один съел», бабушка теребила его за нос, как бы в наказание за то, что не поделился с другими. [2, с.374].

. Во затейной слободе,

На Ивановой горе,

Растабаривали птицы

Всяки, всяки небылицы:

Про Емелю дурака,

Про конька горбунка.

Про медведя-плясунка,

Про сопливого козла.

Эх, бывали чудеса:

Свинья на насесте

Вывела яйцо в тесте,

Высидела индюшка,

Из энтого яйца Петрушку.

Петрушка да Филя

Колпаками солнышко ловили,

Блинами да оладьями

Избу конопатили;

В лопате кашу варили,

В решете воду носили… [4, с.241.]

. Грачи летят. Дети становятся в круг, один из них выходит на середину и поет:

Грачи летят, на всю Русь трубят:

Гу-гу-гу мы несем весну.

Он поднимает руки вверх, показывая, как летят грачи.

Летят, летят! — кричат дети и поднимают руки.

Журавли летят,

На всю Русь кричат:

Гу-гу-гу —

Не догнать нас никому

Летят, летят!.. — повторяют все.

Поросята летят,

Полосаты визжат:

Хрю-хрю-хрю —

Надоело нам в хлеву.

Летят, ле…! — ошибаются некоторые из детей и поднимают руки.

Кто ошибся, тот выходит из круга и дальше в игре не участвует. Игра продолжается, называются другие птицы и животные, например: синицы летят, воробьи летят, комары и медведи летят. [6 вып.1, с.312].


Детский фольклор в народной педагогики

Введение

 

Мы поставили перед собой большую задачу – не просто представить устное народное творчество, но показать это же творчество в истории развития детского фольклора; показать, как детский фольклор стал важнейшим орудием эстетического воспитания.

Долг старших – с терпением и любовью лепить характер будущего человека так, чтобы с первых же лет его жизни интеллектуальное и эмоциональное развитие было гармонично. И детский фольклор верное средство для этого. Показывая ребёнку красоту и многообразие человеческих чувств, детский фольклор возбуждает в нём ответные чувства.

Сказки, песни, пословицы, считалки, потешки, жеребьёвки скороговорки и так далее, всегда были неразрывно связаны с опытом народной педагогики, Некоторые виды необычайно богатого и многообразного русского фольклора постоянно предлагались детям и находили в них внимательных слушателей. И активных исполнителей, эту часть русского устного народного творчества принято называть детским фольклорам.

Актуальность данной темы подтверждается пристальным вниманием к фольклорным произведениям специалистов различных направлений: этнографов, психологов, науки — этнопедагогики, фольклористики, этнографии, историков, и самое главное — это педагогов. Актуальность обусловлена также необходимостью изучения произведений детского фольклора — как народной педагогики, так как народная педагогика возникла, как практика, как искусство воспитания, она древнее педагогической науки, всегда обогащала её и, в свою очередь, сама обогащалась ею.

Цель данной работы: рассмотреть детский фольклор в народной педагогики.

Задачи работы:

1. рассмотреть детский фольклор в истории России.

2. изучить специфические особенности жанрового многообразия детского фольклора;

3. изучить значимость произведений детского фольклора в народной педагогике.

 

 
  1. Детский фольклор в истории России

 

«Впервые серьезное внимание на детский фольклор обратил известный педагог К. Д. Ушинский. В 60-х гг. XIX века в журнале «Учитель» появились публикации произведений детского фольклора и их анализ с точки зрения физиологии и психологии ребенка. Тогда же началось систематическое собирание народных произведений для детей. Первый сборник детских произведений — П. Бессонова «Детские песни» — был издан в 1868 году и содержал 19 игр с песнями и 23 считалки. Затем вышли в свет сборники детского фольклора Е.А. Покровского и П.В. Шейна составившие фундамент последующих теоретических работ».[1]

Если собирательская работа велась довольно интенсивно, то теоретическое осмысление детского фольклора началось значительно позднее. Вплоть до советского времени никто из исследователей даже не пытался осмыслить предмет во всём объёме. К примеру: — В.А. Попов рассматривал считалки, как произведения, сохранившие следы мифологического мышления наших предков, их верований и суеверий. Н.И. Костомаров в фольклоре видел отражение национального уклада жизни, систему народного мышления. В.Ф. Кудрявцев изучение детских игр связывал с педагогическими проблемами и рассматривал их как вернейшее отражение социальной жизни. И.П. Хрущов в детских песнях видел отражение древних языческих обрядов и современного крестьянского быта и так далее…

«В 1921 году в Русском географическом обществе (РГО) была учреждена комиссия по детскому фольклору, быту и языку. В 1920-х гг. появились первые исследователи детского фольклора. С 1960-х годов русский детский фольклор Сибири изучал М.Н. Мельников. В современной науке о детском фольклоре обозначились два проблемных аспекта: фольклор и внутренний мир развивающейся личности ребенка; фольклор как регулятор социального поведения ребенка в детском коллективе. Исследователи стремятся рассмотреть произведения в естественном контексте, в тех ситуациях в общении детей, в которых распространяется и функционирует их фольклор».[2]

И так что же такое детский фольклор в широком понимании нашего сознания. «Детский фольклор — это произведения самих детей, усвоенные традицией; произведения традиционного фольклора взрослых, перешедшие в детский репертуар; произведения, созданные взрослыми специально для детей и усвоенные традицией. Или специфическая область устного художественного творчества, имеющая, в отличие от фольклора взрослых, свою поэтику, свои формы бытования и своих носителей. Общий родовой признак детского фольклора – соотнесение художественного текста с игрой»[3]

«Изучая детский фольклор, можно многое понять в психологии детей того или иного возраста, а также выявить их художественные пристрастия и уровень творческих возможностей. Многие жанры связаны с игрой, в которой воспроизводятся жизнь и труд старших, поэтому здесь находят отражение хозяйственной деятельности»[4].

К детскому фольклору как средству языковой характеристики народа обращались В.И. Даль, Д.К. Зеленин, П. Тиханов, А. Молотов и многие знатоки языка.

Жизнь детей теснейшим образом связана с жизнью взрослых, но у ребенка есть свое, обусловленное возрастными психическими особенностями видение мира… «Суждение ребенка, — писал К. Маркс, — как и его практическое мышление, имеет фактор, прежде всего практически-чувственный. Чувственная природа организма ребенка — это первая связь, которая соединяет его с миром»[5]. Все многообразие мира дети младшего возраста воспринимают не так, как взрослые.

Взрослые мыслят, — писал К.И. Чуковский,- «словами, отпетыми формулами, а маленькие дети — вещами, предметами предметного мира. Их мысль на первых порах связана только с конкретными образами»[6]. Поэтические произведения, многие столетия, передававшиеся от одного поколения к другому, постепенно приобретали содержание и форму, наиболее полно соответствующие законам детского фольклора. К.И. Чуковский собрал богатейший материал для изучения детского словотворчества и поэтического творчества детей. Его исследования и наблюдения, публикации, объединенные позднее в книге «От двух до пяти», содержат материал большой научной ценности. Он разработал теорию жанра перевертышей, показал, когда, как и в каких условиях, дети овладевают народными поэтическими богатствами.

В детском фольклоре находится ключ к пониманию детских художественных вкусов, детских творческих возможностей.

Ученый и фольклорист Ю.М. Соколов к детскому фольклору относит не только то, что бытует в детской среде, но и поэзию пестования, то есть поэзию взрослых, предназначенную для детей, что существенным образом меняет специфику и объем понятия «детский фольклор». Все заимствованное приспосабливается к детской среде, перестраивается по законам детской эстетики и, тем не менее, не может быть без соответствующих оговорок названо собственно детским творчеством.

Наконец, при видимом отличии детского фольклора от фольклора взрослых между ними нет четкой границы, многие произведения в одинаковой степени могут быть отнесены и к тому и к другому. Например, ряд популярных хороводных песен («А мы просо сеяли», «Княгини мы по вас пришли», «В хороводе были мы», «Стой, моя роща» и другие) без видимых изменений текстов, зафиксированных, как у взрослых, так и в детской среде»[7]. Многие сюжеты характерны и для детских сказок и для взрослых. Но в таком случае, как правило, существенно меняется художественный стиль.

Трудно переоценить роль О.И. Капицы в организации собирания, издания произведений детского фольклора и его популяризации. Лично и с помощью студентов она собрала более восьми тысяч текстов, организовала комиссию по детскому фольклору, выпустила ряд популярных сборников, статей, библиографических обозрений литературы по русскому и зарубежному детскому фольклору, сборник статей «Детский быт и фольклор» (1930). Ее многолетние поиски венчает труд «Детский фольклор» (1928). Более пятидесяти лет эта книга была единственной в русской фольклористике обобщающей работой по детскому фольклору.

Г.С. Виноградов подчеркивал, что «детский фольклор — не случайное собрание бессвязных явлений и фактов, представляющее собою «маленькую провинцию» фольклористики, интересную для психолога и представителя научной педагогической мысли или преподавателя-практика и воспитателя; детский фольклор — полноправный член в ряду других, давно признанных отделов фольклористики»[8].

Несомненно, что фольклорные произведения выполняют в быту и ряд практических неэстетических функций: колыбельными песнями убаюкивают детей, посредством заговоров желают вернуть больному здоровье, внушить к себе приязнь и проч.; ритм особых песен помогал соединить физические усилия тянущих невод, толкающих груз. Но в детском фольклоре не меньше, чем в литературе, развито художественное начало, осознаваемое народом (в былинах, сказках, лирических песнях, загадках и других произведениях) или неосознаваемое (в причитаниях, в обрядовых песнях, заговорах), что, однако, не может помешать нам признать сам факт художественного творчества и в этих случаях.

Сравнивая фольклор с литературой, надо, конечно, принять во внимание, что искусство слова в фольклоре связано с другими видами художественного творчества (исполнительским искусством актера, мастерством рассказывания, искусством пения, музыкой и прочими), но при сопоставлении этот момент не принимается во внимание. Искусство слова, сближая между собой фольклор и литературу, равно отличает их от других искусств. Правомерность такого рассмотрения обосновывается самим фактом, что слово в фольклоре выполняет изобразительно-выразительную функцию, а информационно-коммуникативные функции, как и соединение искусства слова с другими искусствами, — не более чем сопутствующее обстоятельство. Аналогичное изучение не встречает возражений, когда дело касается литературного произведения. Оно также бывает соединено с другими искусствами (стихотворение и его художественное чтение, песня и ее исполнение и прочие).

Все сказанное вполне объясняет, почему своеобразие детского фольклора ищут через сопоставление его с художественной литературой.

Фольклор, исполняемый самими детьми, отражает их собственную творческую активность в слове, организует игровые действия детского коллектива.

Родовым признаком, общим у фольклора с литературой, необходимо признать их принадлежность к художественному творчеству, а видовым признаком, отличающим фольклор от литературы, — процесс устного массового, непрофессионального творчества, основанного на традициях. Традиционное коллективное устное художественное творчество народа — вот что такое фольклор в самом кратком определении.

Во многих детских песнях и играх воспроизводится время и события, давно потерянные памятью народа. Детский фольклор помогает историкам, этнографам лучше понять жизнь, быт, культуру наших предков.

Многие забавы детей являются «шуточным подражанием серьёзному делу взрослых», средством подготовки детей к жизни. В них находят своё отражение производственно — хозяйственная деятельность, национально – психологические черты и социальная жизнь народа.

При изучении детского фольклора перекрещиваются интересы фольклористики, этнографии, этнопедагогики, возрастной психологии, что предполагает возможность использования в работе их методов исследования.

«Детский фольклор стал «арсеналом и почвой» русской детской литературе, до сих пор питает и обогащает её. Не было не одного литератора, писавших для детей, творчество которого не несло бы зримых следов, теснейших связей с детским фольклором, не предлагало бы образцов его творческого освоения»[9].

Таким образом, детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающих целую систему поэтических жанров фольклора.

 

 
  1. Специфические особенности жанрового многообразия детского фольклора

 

Так как в фольклоре имеет место сотворчество множества певцов и рассказчиков, то на первый план выдвигается не только отдельные изменяющиеся произведения – результат работы многих людей, но и то общее, что объединяет отдельные произведения в группы – жанры. Особенности жанра сохраняются каждым творцом. Жанры в фольклоре сохраняют большую устойчивость, по сравнению с литературными. По сравнению с литературой в фольклоре меньше сочетаний жанров. Меньше прихотливых изломов и форм. Придав важное значение жанрам, мы по необходимости должны углубиться в их понимание и уяснить своеобразие, им присущие.

«Жанр – определённый вид литературного произведения»[10], — сказано в справочнике и в новом говорится тоже: «Жанр – определённый вид литературного произведения, принадлежащий одному и тому же роду»[11]. Понятием «жанра» обозначается единство группы художественных произведений.

Поэтические жанры возникают в процессе исторического развития искусства. Изучение жанров облегчает тем, что многие из фольклорного произведения отличает тесная связь с бытом. Трудовые песни, заговоры, календарные, свадебные песни, похоронные причитания, неотделимы от народного быта. Многие жанры связаны с игрой, в которой воспроизводится жизнь и труд старших, поэтому здесь находят отражение моральные установки народа, его национальные черты, особенности хозяйственной деятельности. Наряду с ними существует жанры, свободные от прикладных бытовых целей. Это сказка, внеобрядовая лирическая песня.

Позднее искусство восприняло по наследству древние традиции и, изменяя их, придало возникшим жанрам целевые установки идейно–эстетического характера. Понимание жанра как единства формы и содержания уже прочно вошло в фольклористику. Жанр охарактеризован в литературе как понятие «чисто условное». Нет единства мнений по генезису отдельных жанров детского фольклора, их поэтике. Почти каждый исследователь выделяет свою классификационную схему. « О. И. Капица, теоретически обосновала деление детского фольклора по годам и генезису поэзии. Этого же поддерживал В. П. Аникин – генетический принцип (поэзия взрослых для детей, произведения, выпавшие из фольклора взрослых и усвоенные детьми, собственное творчество детей). В. А. Василенко, выделял 1)колыбельные песни, или байки, 2)произведения связанные с игровыми действиями, 3)произведения которые занимают детей словесным содержанием и исполнением независимо от игровых действий. Г.С. Виноградов выделял пять основных разделов детской народной поэзии: игровой фольклор, потешный фольклор, сатирическую лирику, бытовой фольклор и календарный»[12]. А. М. Горький писал; «Ребенок до десятилетнего возраста требует забав, и требование его биологически законно. Он хочет играть, он играет всем и познаёт окружающий его мир, прежде всего и легче всего в игре, игрой»[13]. Этим требованием забав предопределено игровое начало всех жанров детского фольклора. Если тот или иной жанр не связан игровым действием ребёнка, то игра ведётся на уровне смысла, понятий, слова, звука. Деление детского фольклора на игровой и неигровой не приближает нас к пониманию сложной системы жанров»[14]…

Правомерно выделить поэзию взрослых, предназначенную для детей. Это — поэзия пестования (колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, докучные сказки). Понять художественное значение поэзии пестования по ее печатным образцам, представляющим не более чем приблизительную словесную схему этих произведений, сложно. Поэзия пестования очень многообразна и по поэтике, и по характеру исполнения, и по своему бытовому назначению. Но только колыбельные песни имеют общепризнанную жанровую определенность и сравнительно четкие жанровые границы. В отношении остальных видов поэзии пестования нет единого мнения. Г.С. Виноградов объединил под термином «потешки» и поэзию пестования в первые дни, месяцы жизни ребенка, и довольно сложные песни-забавы («Ладушки», «Сорока-белобока»), не давая четкого определения песенкам и прибауткам; О.И. Капица выделяла пестушки и потешки, но однородные по поэтике и назначению произведения относила к разным видам поэзии; она же названием «песенки и прибаутки» указала на существование различных жанров, а при анализе не видела разницы между прибауткой и песенкой; В.П. Аникин объединил их термином «прибаутки».

По назначению и характеру бытования» выделены лишь основные группы детского фольклора. В.П. Аникин жанры детского фольклора отнёс к группе — собственное детское творчество «(считалки, жеребьёвые сговорки, дразнилки, поддёвки, скороговорки)»[15]. Выше перечисленные исследователи выделяют в отдельную группу — игровой фольклор. Г.А. Бартышев отнёс к ним считалки, игровые песни и приговоры, а В.А. Василенко, кроме того, — пестушки и потешки. Сюдаже можно отнести все виды ролевых детских игр, игровые (считалки жеребьёвки, жеребьёвые сговорки). Все остальные жанры детского фольклора, включая колыбельные песни, обозначающие как «поэзию словесной игры» итем самым разрушают собственную классификацию, основанную на понятиях: игровой – неигровой.

«Г.С. Виноградов выделил потешный фольклор (сечьки, голосенки, словесные игры, перевёртыши, скороговорки, молчанки, поддёвки) – назначение этих произведений, «по мнению Виноградова, — развлечь, развеселить, потешить себя и своих товарищей»[16]. Детский фольклор выделяет в отдельную группу — календарный детский фольклор, который не относится в единую группу жанров поэзии пестования, игровому и потешному фольклору (это детские песни страшилки, сказки, загадки). Виноградов выделяет их в три группы: сатирическая лирика, календарный и бытовой фольклор.

У каждого жанра четвёртой группы своя функция, своя поэтика, отличная манера исполнения. Одни жанры можно определить как словесно-речевые, другие — как повествовательные. Третьи – как песенные – это будет группа бытового фольклора

Определение групп детского фольклора по назначению и характеру бытования – это лишь первое звено классификации. Существует много других названий, и даже опытные фольклористы, обратившись к детскому фольклору, «говорят на разных языках». Предложенная классификация далеко не совершенна, но может рассматриваться в качестве исходной — рабочей.

«Детский фольклор русского народа необычайно богат и разнообразен. Он представлен героями эпоса, сказками, многочисленными произведениями малых жанров»[17].

«В системе жанров детского фольклора особое место занимает «поэзия пестования», или «материнская поэзия». Сюда входят колыбельные песни, потешки, пестушки, прибаутки, сказки и песни, созданные для самых маленьких. Рассмотрим некоторые из этих жанров»[18].

Колыбельные песни. «Название песен, которыми убаюкивают ребенка, — колыбельные — идет от основы колыбать (колыхать, качать, зыбать). Отсюда же — колыбель, коляска, народном обиходе было и название «байка» — от глагола байкать (баюкать, качать, усыплять)»[19] Её назначение или цель – усыпить ребёнка. Этому способствовали спокойный, размеренный ритм и монотонный напев.

С одной из таких колыбельных песен можно познакомиться в Приложении 1(1 -5).

Старинное значение колыбельных – заговоры, против злых сил, но со временем они утратили своё обрядовое значение. С помощью заговоров за частую просили для дитятко, здоровья, защиты от сглазу, богатой жизни.

Тематикой колыбельных песен становилось отражение все, чем жила мать, — её думы о младенце, мечты о его будущем, оберечь его и подготовить к жизни и труду. « В свои песни мать включает то, что понятно ему. Это «серенький котик», «кранная рубашечка», «кусок пирога да стакан молока», «журавлики»…

Слов – понятий в песне обычно немного – лишь те, без которых первичное познание мира невозможно»[20]. Приложение 1(1-5).

Частый персонаж в колыбельной песне – кот, фантастические персонажи – Сон да Дрёма. Животные наделены человеческими качествами – антропоморфизм.

«Колыбельной песне присуща своя система выразительных средств, своя лексика, своё композиционное построение. Часты краткие прилагательные, редки сложные эпитеты, много переносов ударений с одного слога на другой. Повторяются предлоги, местоимения, сравнения, целые словосочетания, аллитерация – повторение одинаковых или созвучных согласных. Следует отметить изобилие ласкательных, уменьшительных суффиксов»[21].

Статистический анализ наблюдений показал, что носителями традиционной колыбельной песни, как правило, являются представители уходящего поколения. Чем ниже возрастной ценз, тем выше удельный вес фольклорных заимствований и песен литературного происхождения. Молодое поколение пестуний редко пользуется колыбельными песнями и почти не пользуется традиционными. На наших глазах происходит интенсивный процесс разложения и угасания жанра.

Этот процесс вполне закономерен. Коренным образом менялась жизнь трудового народа в нашей стране. Круг интересов матери был ограничен заботами о детях и муже, о поддержании порядка в домашнем хозяйстве, в наши дни женщина наравне с мужчиной участвует в общественной жизни — ей стали чужды «внутренние жесты» колыбельной песни. Художественная литература, радио, телевидение, театры воспитывают эстетические чувства — и художественная ценность колыбельной поэзии начинает вызывать сомнение. Колыбельная песня не в состоянии конкурировать с современными литературно-музыкальными произведениями.

Школьное образование, медицинское просвещение, система дошкольного воспитания коренным образом изменили взаимоотношения матери и ребенка, меняются и народно-педагогические воззрения. Укачивание, убаюкивание ребенка заменяется вырабатывающим ритм жизненных процессов (сон, еда и пр.) распорядком; укачивание признается ненужным и даже вредным. Колыбельная песня соответственно не поддерживается бытовой необходимостью.

Пестушки, потешки, поскакушк». «Пестушки, (от слова «пестовать» — воспитывать) связаны с наиболее ранним периодам развития ребёнка. «Распеленав ребенка, мать или няня обеими руками, слегка сжимая тело ребенка, проводит несколько раз от шейки до ступней ног. Этот своеобразный массаж помогает восстановить кровообращение, возбудить жизнедеятельность всего организма, что очень важно в период первоначального роста»[22]. (Приложение 1.(2.1 – 2. 10.) Не каждая мать осознает необходимость это процедуры, из сотни одна объяснит ли ее физиологическое значение.

Стишки просты. «Исполнение его не требует ни усиленной работы памяти, ни особых вокальных данных, но в нем есть все: понимание значения этого приема и для роста организма («Потягунюшки, порастунюшки, Поперек толстунюшки»), и для развития двигательных функций ребенка («А в ножки ходунюшки, А в ручки фатунюшки»), и для умственного и нравственного развития («А в роток говорок, А в голову разумок»). Знания, закрепленные поэтическом произведении, служат средством передачи культурного наследства от одного поколения к другому, служат руководством к действию любой молодой матери или пестунье.

Ритмически четко построены стишки. Некоторые из них достигают хорошей художественной формы:

Чук, чу к, чук, чук,  Баба рыбку пекла,

Наловил дед щук,     Сковородка утекла.

Ребенок начинает воспринимать материнскую речь не как мелодический набор звуков, а как сигналы, имеющие определенное смысловое значение, и мать уже использует это: она не просто берет ребенка на руки, а протягивает к нему руки и приговаривает или припевает: «Ручки, ручки, дай рученьки».

Приговоры эти не отличаются ни поэтическими достоинствами, ни оригинальностью, ни разнообразием, но ребенок всегда стремится на руки к матери, делает отчаянные движения ручонками, чтобы коснуться материнских рук, постепенно вырабатывает умение управлять движением своих рук. Слово матери (пестуньи), отразившись в сознании ребенка, вызывает определенное представление о материнской ласке, волевой сигнал дает команду органам движения, ребенок делает хватательные или иные движения руками. Таким образом, примитивная поэтическая схема закрепила в народном сознании очень важный как для физического развития ребенка, так и для психологического»[23].

Им присуще своеобразное построение, определяемое характером и кратностью физических упражнений, необходимых ребенку в тот или иной момент. Пеструшки лаконичны, в них не всегда есть рифма, а если и есть то всегда парная, употребляются повторы, они, как правило кратки, близки своеобразные шутливые заговоры, например: «С гуся вода, а с Ефима – худоба». Пестушки незаметно переходят в потешки

Потешки. Потешками принято называть особые забавы взрослых с маленькими детьми, в которых использкется различные части тела ребёнка и взрослого. Потешками называется и песенки – приговоры, организующие эти забавы.

Многие потешки в записи по форме близки к колыбельным песням, по характеру их исполнения, бытовые назначения, эмоционально – мелодическая основа совершенно иные»[24]. Потешка забавляет ритмом – потешает, веселит. «Она не всегда поётся, чаще сказывается, слова сопровождаются игровыми действиями, несут ребёнку необходимую информацию. При помощи потешек пестуньи вырабатывали у детей потребность к игре, раскрывая её эстетическое содержание, приготовляли ребёнка к самостоятельной игре в детском коллективе..Главное назначение забавы – приготовить ребёнка к поэзии окружающего мира в процессе игры, которая скоро станет незаменимой школой физической и умственной подготовкой, нравственного и эстетического воспитания»[25].

В потешку вводят простейшие шутки, комические мотивы, для поддержания радостных эмоций, добавляются жестикуляция В потешку вводится счет, ребёнка приучают к пересчёту без абстрактного цифрового обозначения счёта (пример – «Сорока»). Приложение 1. И это же первые шаги к общению, абстракции. Потешки строятся так, знания никогда почти не даётся в «чистом виде», прямо. Оно как бы скрыто, ум ребёнка должен потрудится, чтобы добыть его. В потешках показано обяза тельность труда для все, даже маленьких.

«В потешках, как и в пестушка, неизменно присутствие метонимия — художественный приём, помогающий через часть познавать целое. Например, в детское игре «Ладушки-ладушки», где были? – У бабушки. При помощи метонимии внимание ре бёнка привлекается к его собственной ручкам»[26]. (Приложение 2.(3.3).

Жеребьевки (или «сговоры») определяют деление играющих на две команды, устанавливают порядок в игре. Это лаконичные произведения, иногда рифмованные, содержащие обращение к маткам (представителям от каждой группы) и вопрос, или только один вопрос, в котором предлагается выбор. Собственно жеребьёвки представляют собой загадку. Но загадку обязательно двучленную, в которой образы совпадают или противопоставляются. Она обычно рифмованная. Иногда рифма содержится в обращении, чаще не имело поэтической организации или вообще исчезло. Они полны остроумия и здорового юмора. Приложении 2.(5.1-5.4.)

Считалки применяются для распределения ролей в игре, при этом решающее значение имеет ритм. Ведущий произносит считалку ритмично, монотонно, последовательно прикасаясь рукой к каждому участнику игры. Считалки имеют короткий рифмованный стих (от 1 до 4 слогов). Считалки связано с древними формами гадания.

У считалок две главные особенности, Во-первых, в основе большинства считалок лежит счёт, и, во-вторых, считалки поражают нагромождением бессмысленных слов и созвучий. Считалка представляет своеобразную игру словами, ритмом, и в этом её художественная функция.

Игровые приговорки и припевки были включены в игровое действие и способствовали его организации. Содержание этих произведений определяла сама игра. В играх дети изображали семейный быт и трудовые занятия деревни, что готовило их ко взрослой жизни. Приговорки произносились также перед нырянием в реку; для того, чтобы избавиться от воды, попавшей в ухо во время купания. В своей приговорке дети могли обратиться с просьбой к христианским святым.

Некоторые приговорки несут социальный смысел (Приложение 2.(7.2.-7.6.). Приговорки в наше время повсеместно доставляют радость детям.

Некоторые игры младших детей возникали как инсценировки прибауток. Прибаутки вносят в игру кумулятивную композицию, а в сопровождающий ее словесный ряд – ритмичность, звукоподражание. Через прибаутки мамы и няни, знакомят с повадками и голосами птиц и животных…

Излюбленной словесной игрой детей старшего возраста были и остаются скороговорки — быстрое повторение труднопроизносимых слов. Ошибки в произношении вызывают смех. Играя, дети одновременно развивают органы артикуляции. Особой популярностью пользуются скороговорки со сложным и богатым звуковым оформлением (обилие аллитерации, частые повторы, внутренние рифмы, ассонансы). Приложение 2.(8.1- 8.8).

Своеобразными словесными упражнениями были молчанки — стихотворный уговор молчать, а также голосянки (вариант: «волосянки») — соревнование в вытягивании на одном дыхании гласного звука в конце стишка. К словесным играм детей можно отнести исполнявшиеся в их среде сказки, загадки.

Некогда Г. С. Виноградов отметил у детей «единственный вид устной словесности, представленный прозой» — сказку. Стихийный поток современного детского повествовательного творчества — «страшные истории» (так их называют дети) или «страшилки» (так их стали называть исследователи) — сделался предметом изучения фольклористов, психологов и педагогов с 1960-х гг. По-видимому, к этому времени и относится начало массового бытования детских страшных историй. Страшилки функционируют по всем правилам фольклора. Приложение 7. (12.1-12.3).

«Многие жанры народного творчества вполне доступны пониманию маленьких детей. Благодаря фольклору ребёнок легче входит в окружающий мир, полнее ощущает прелесть родной природы, усваивает представления народа о красоте, морали, знакомится с обычаями, обрядами, — словам, вместе с эстетическими наслаждениями впитывает то, что называется духовным наследием народа, без чего формирование полноценной личности просто невозможно»[27].

«Издавна существует множество фольклорных произведений, специально предназначенных детям. Такой вид народной педагогики на протяжении многих веков и вплоть до наших дней играет огромную роль в воспитании подрастающего поколения»[28].

Таким образом, детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров фольклора.

Весь детский фольклор вызван к жизни «едва ли не исключительно педагогическими надобностям — народа»[29]. Следовательно, изучение детского фольклора вне связи с народной педагогикой непродуктивно и неправомерно.

 

3. Детский фольклор как народная педагогика

 

Детский фольклор — часть народной педагогики, его жанры интуитивно основаны на учете физических и психических особенностей детей разных возрастных групп (младенцы, дети, подростки). Народная педагогика — древнее, сложное, развивающееся и не теряющее своей актуальности явление. Она всегда учитывала «могучие и всеопреоделяющию» роль слова в формировании личности. Это величайшее из человеческих духовных сокровищ.

В народной педагогике родное слово стоит на недосягаемой высоте. Соответственно, конечно, и словесные средства обучения и воспитания. Возьмите для примера частушки, прибаутки, скороговорки, речитативы, песенки, загадки, пословицы, скороговорки, приговорки, моления, назидания, басни, притчи. И особенно сказки…

Сила слова невероятна велика в жизни человека. Не зря говорят о слове: можно им убить, можно воскресить.

«Многообразны в народной педагогике словесные формы воздействия на чувства, сознание, поведение человека. Безгранична сила доброжелательного сила слова в народной педагогике, но более всего родного слова, родной речи, родного языка»[30].

«Само слово «фольклор», произошло от соединения двух английских слов: folk –народ – и lore – мудрость. Этот термин появился в середине XIX в., его предложил английский ученый У. Дж. Томе для обозначения материалов по старинной поэзии, обрядов и верований»[31]. История фольклора уходит в глубокую древность. Начало её связано с потребностью людей осознать окружающий мир природы и своё место в нём. Детский фольклор сохранил следы мировоззрения разных эпох и выразил тенденции нашего времен.

«Благодаря фольклору ребёнок легче входит в окружающий мир, полнее ощущает прелесть родной природы, усваивает представления народа о красоте, морали, знакомится с обычаями, — словом, вместе с эстетическим наслаждением впитывает то, что называется духовным наследием народа, без чего формирование полноценной личности не возможно»[32].

Педагоги – классики полагали, что народная педагогика обогащает науку о воспитании, служит её опорой и основой. Народный педагог, по мнению Я. А. Коменского, « должен быть патриотом родного языка, родной культуры»[33]. Его поддерживали и другие учёные, писатели, композиторы, педагоги — К. Д. Ушинский, В.А. Сухомлинский, А.С. Макаренко, Чехов, Пушкин, Глинки, Горький, Чайковский и многие другие.

Народная педагогика несомненно, ставила и задачи умственного развития детей. Сколько детских сказок, загадок, скороговорок в устном народном творчестве! Все они преследовали педагогические цели, одна из которых – умственное развитие детей. Если бы народная система воспитания не проявляла заботу об интеллектуальном развитие подрастающих поколений, то едва ли из народа вышло бы так много гениальных учёных, изобретателей, художников и писателей.

Народная педагогика не обошла также вопроса и о физическом развитии детей. Известно, что гимнастика и многие другие виды спорта были недоступны народу. Но довольно широко были распространены всевозможные подвижные игры.

До возникновения письменности педагогические идеи передавались из поколения в поколения с помощью произведений устного народного творчества, Сказки, пословицы, поговорки, загадки, предания, и песни – замечательные памятники народной педагогики, кладезь педагогической мудрости. Такие педагогические требования, как принцип природосообразности, принцип естественных последствий, получил отражение, хотя и в самой примитивной форме, в произведениях устного народного творчества задолго до обоснования их в педагогической науке.

Возникает вопрос: как проявляется народная педагогика в детском фольклоре?

Мы в своей исследовательской работе попробуем представить (насколько позволит объём данной работы) несколько жанров детского произведения в которых покажем проявления народной педагогики.

Пестушки: «Наиболее правильно поняла специфику произведений этого рода О. И. Капица, её точку зрения разделил В. П. Аникин.

Имеют строго определённую бытовую функцию: они являются сводом приёмов физического воспитания, разработанных народной педагогикой»[34]. Физические упражнения нужны ребёнку для укрепления мышц рук, ног, спины и так далее. Для этого и применяются пестушки. (Смотрите приложение 1.(1 – 1.10).

Потешки: Потешка призвана — потешить развеселить, позабавить ребёнка. Готовила к самостоятельной игре в детском коллективе. « Главное значение забавы — приготовить ребёнка к познанию окружающего мира в процессе игры, которая скоро станет незаменимой школой физического и умственной подготовки, нравственного и эстетического воспитания»[35]. Учит счёту, и как следствие абстрактному мышлению (К. Маркс.). Это первые шаги к общению.

«Потешки являются первой ступенью лестницы, ведущей к познанию богатств русского языка, к усвоению народной поэзии»[36].Приложение2. (3.1-3.3)

Сечки: — (отличаются от считалок тем, что это и есть сама игра). Эта игра требует определённой тишины, так она соединяет в себе ещё одну игру – молчанку (голосянку – волосянку). «Единственным достижением этой игры является развитие голосовых данных и стремление к регулировке собственного дыхания»[37]. К сажилению эта игра потеряна для наших детей. Этой игре также были присущ всевыше перечисленные качества.

Загадки: Служила средством проверки мудрости. « Педагогическая ценность загадок, видна в том, что она знакомит ребёнка «с радостью мышления», направляет внимание на предметы и явления и их выдающиеся признаки, побуждает внимание глубже в смысл словесных обозначени этих признаков, повышает способность и определённость мышления и силу воображения. – Это, так сказать, педагогические предпосылки загадок»[38]. Приложение (дополн.)

Небылицы – перевёртыши: — задача перевёртышей – способствовать активизации рассудочной деятельности ребёнка, дать обильный материал, требующий анализа, систематизации в соответствии с логикой естественных связей. Народная педагогика обрела эффективное средство стимулирования познавательной деятельности детей. Интерес ребёнка к перевёртышам поддерживается их редкой эстетической действенностью.

Докучные сказки: — большой педагогической ценности не имеют, но способствуют развитию выдержке, умеренности в желанниях, чувства юмора. Приложение 3 (9.1-9.2).

Страшилки: — «фантастика, как это ни звучит парадоксально, для ребёнка – средство познания окружающего мира с его сложным и опосредованными связями, с единством и борьбой противоположностей; форма усвоения общественного опыта. Встреча с необычным, таинственным, страшным, преодоление страха помогают формировать умение анализировать и синтезировать восприятие организма чувств. Сохранять в любой обстановке ясность ума, самообладание, способность действовать».[39] И так далие… Приложение 7. (12.1-12.3).

«Словесные игры, поддевки, скороговорки и некоторые другие малые формы фольклора, вызваны к жизни «едва ли не исключительно педагогическими надобностями народа»[40].

Сегодняшняя педагогическая наука ставит и решает много проблем, которые никогда не могли ставиться народной педагогикой. В то же время и у народной педагогики есть такие находки, на которые педагогическая наука не обращала внимания, несмотря на их бесспорную воспитательную ценность. Можно было бы привлечь внимание педагогов к этим находкам, оживить их, вернуть в народное педагогическое сознание, в том числе – и родителям как естественным воспитателям. Опыт показывает, что эффективность учебно-воспитательной работы порою неумело зависит от умелого использования педагогических традиций народа, в которых, что очень важно, обучение и воспитание осуществляется в гармоническом единстве.

 

Заключение

 

Методика использования детского фольклора в детских садах и других дошкольных учреждениях не вызывает серьёзных возражений. Большой интерес могли бы представить исследования взаимного влияния детского фольклора и детской литературы на развитие детей.

Несомненно, что интерес к детскому фольклору будет с каждым годом возрастать. Широкая постановка собирательской работы. Глубокое изучение художественных особенностей отдельных жанров крайне необходимы.

Детский фольклор должен стать ценным средством воспитания подрастающего поколения, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство.

Поэзия пестования в последние годы претерпела значительные изменения. Молодые матери, как правило, прибаутке, докучной сказке предпочитают детскую книжку, колыбельной песне — режим сна, пестушке — физзарядку по рекомендации врачей. Но во многих районах поэзия пестования еще сохраняет свое традиционное назначение. 60—70-е годы характеризуются повышенным интересом педагогики, филологии, физиологии, фольклористики и психологии к воспитанию детей дошкольного возраста.

Советские исследователи Б.Н. Клосовский и Е.Н. Косморская убедительно доказали, что морфологическое развитие мозга ребенка находится в прямой зависимости от притока импульсов из окружающей среды. В жанрах поэзии пестования, при строгом учете физических, физиологических и психических возможностей и потребностей ребенка в каждый возрастной период, сконцентрирован необходимый для поддержания прогрессирующего «потока нервных импульсов», веками отобранный, эмоционально действенный и тщательно выверенный материал, закреплены формы его введения и приемы дозирования.

Таким образом, детский фольклор – это специфическая область устного художественного творчества, имеющая в отличие от фольклора взрослых, свою поэтику, свои формы бытования и своих носителей. Это утверждение прослеживается в данной работе.

Мы сегодня учащиеся, а завтра – воспитатели, должны знать и понять, что детский фольклор как народная педагогика, а теперь одно из основных «орудий» всей педагогики, должно неотъемлемо сопутствовать с нами по всей нашей осознательной жизни, как часть нашей вековой традиции, которую мы передадим нашим потомкам.

 

 

Список использованных источников

 

  1. Аникин, В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор [Текст] М.: Высшая школа, 1987.- 254с.
  2. Аникин, В.П. Русский фольклор [Текст] М.:.: Высшая школа, 1987.- 283с.
  3. Арзамасцева, И.Н. Детская литература [Текст]: учеб. Пособие для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений / И.Н. Арзамасцева, С.А. Николаева. – М.: «Академия», 2000 – 472с. – (Высшая школа).
  4. Василенко, В.А. Детский фольклор [Текст] — М.: Высшая школа, 1978.- 198с.
  5. Виноградов, Г.С. Народная педагогика [Текст]. Иркутск, 1996. – 231с.
  6. Виноградов, Г.С. Русский детский фольклор. Игровые прелюдии [Текст]. — Иркутск, 1990. – 195с.
  7. Волков, Г.Н. Этнопедагогика [Текст]: учеб. для. Студ. сред. И высш. пед учеб. заведений / Г.Н. Волков. – 2-е изд., испр. И доп. – М.: «Академия», 2000. – 176с.
  8. Капица, О.И. Детский фольклор [Текст]: Л., 1948.
  9. Литвин, Э.С. К вопросу о детском фольклоре [Текст]: М.—Л., 1958. -203с.
  10. Мельников, М.Н. Детский фольклор и проблемы народной педагогики [Текст]: Новосибирск, 1985.- 243с.
  11. Мельников, М.Н. Русский детский фольклор [ Текст]: учеб. пособие для студ. пед. ин-тов по спец.№2101 «Рус.яз. и лит.» — М.: Просвещение, 1987. – 240 с.
  12. Соколов, Ю.М. Русский детский фольклор [Текст]: М – Л, 1991. – 297с.
  13. Чуковский, К.И. От двух до пяти [Текст]: М., 1963.
  14. Весёлые уроки [Текст]: позн.-журнал для детей/ отпечатано в ГУП «ИПК Московская Правда». – 2003. — №9. – Еженед.
 

Приложение 1

 

Материнский фольклор

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ

1.Спи, младенец мой прекрасный, Баюшки, баю. 2. Ночь пришла,

Тихо смотрит месяц ясный Темноту принесла;

В колыбель твою. Задремал петушок,

Стану сказывать я сказки, Запел сверчок,

Песенку спою, Уж поздно сынок,

Ты дремли, закрывши глазки, Ложись на бочок,

Баюшки, баю.  Баю-бай, засыпай…

Богатырь ты будешь с виду 3. Баю- баю, за рекой

И казак душой, Скрылось солнце на покой.

Провожать тебя я выйду,  У Алёшиных ворот,

Ты махнешь рукой. Зайки водят хоровод:

Сколько слез я втихомолку  Зайки, заиньки,

В эту ночь пролью…  Не пора ли баиньки?

Спи, младенец мой прекрасный, Вам под осинку,

Алёше — на перинку.

Баю – баю, Лёшенька

Засыпай скорёшенько.

4. Глупый сон, сон, 5. Спи, дитя, до утра,

Неразумная дрёма!  До утра, до солнышка;

Баю, баю! Не разумная дрёма, Будет пора,

Мимо ты ходишь, Мы разбудим тебя.

Колыбели не находишь. Сон ходит по лавке,

Дремота по избе,

Сон-то говорит:

«Я спать хочу!»

Дремота говорит:

«Я дремать хочу!»

По полу по лавочкам

Похаживают,

Ванюшке в зыбочку

Заглядывают;

Заглядывают –

Спать указ

ПОЭЗИЯ ПЕСТОВАНИЯ

Распеленав ребенка, пестуют:

2..1    Потягунюшки, порастунюшки,

Поперек толстунюшки,

А в ножки ходунюшки,

А в ручки фатунюшки,

А в роток говорок,

А в голову разумок.

2.2.Куй, куй, ковалек,

Подкуй чеботок:

На маленьку ножку

Золоту подковку.

Подай молоток

Подковать чеботок.

Учат осознанному движению руками:

2.3.Гуси летели,

Лебеди летели,

Гуси летели,

Лебеди летели…

2.4.Лунь плывет,

Лунь плывет,

Лунь плывет…

2.5.    Уты, уты полетели,

На головку сели.

Сели,сели, посидели

Да опять полетели,

Уты, уты, уты…

Подбрасывая ребенка, приговаривают:

2.6.Чук, чук, чучки,

На горе — стручки,

Под горой — лопатки:

Вырвали ребят

Учат ребенка стоять:

2.7.Дыбок, дыбок,

Завтра годок!

Дыбок, дыбок,

Целый годок!

Учат ребенка прыгать:

2.8. Та, та, та, та, та,

Вышла кошка за кота:

Кот ходит по лавочке,

Водит кошку за лапочки;

Топы, топы по лавочке,

Цапы, цапы за лапочки.

При ушибе ребенка:

2.9.У кошки боли,

У собаки боли,

У лошадки боли,

А у Ванюшки не боли.

При купании младенца:

2.10.  Вода текучая,

Дитя растучее,

С гуся вода —

С тебя худоба.

Вода книзу,

А дитя кверху.

 

 

Приложение 2

 

Игровой фольклор

(потешный)

ПОТЕШКИ

3.1. Водичка, водичка, 3.2.Большие ноги 3.3 – Ладушки, ладушки!

Умой моё личико, Шли по дороге: Где были?

Чтобы глазки блестели, Топ, топ, топ, — У бабушки!

Чтоб смеялся роток, Топ, топ, топ, — Что ели?

Чтоб кусался зубок. Маленькие ножки, — Кашку!

3.4. Вода текучая, Бежали по дорожке: — Что пили?

Дитя растучее. Топ, топ, топ, топ, топ, — Бражку!

С гуся вода, Топ, топ, топ, топ, топ. Кашка масленька,

С дитя худоба! Бражка сладенька

Вода книзу  Бабушка добренька.

А дитя кверху  Попили поели

Домой полетели,

На головку сели,

Ладушки запели!

ПРИБАУТКИ

4.1— Федул, что губы надул? 4.2. Я по лесу пройду, 4.3 — Коза, коза, бя

  • Кафтан прожег. Я бруснику найду Где ты была?

Зачинить можно? Если нет лукошка, — Коней стерегла.

  • Да иглы нет. Соберу в ладошку. – И где кони?
  • А велика ли дыра? Прыгну через лужицу, — Они в лес ушли.
  • Один ворот остался! Голова закружится – — А лес тот где?

И в траву брусника… — Сгорел…

Тут её найди – кА!

ЖЕРЕБЬЕВЫЕ СГОВОРКИ

5.1.Матки, матки: дуб или в зуб? 5.2. С неба падать или подхватить?

Печь топить или коня кормить?

Церьковь золотую или барабан костяной

Тес тесать или на воде плясать?

  1. Коня воронова, аль седла золотова?

Тес ломать, аль деньги воровать?

На печке заблудился, аль в ложке утонул?

5.4. Коня удалого или казака удолого?

Травка – муравка или золотой булавки?

Коня кормить или печь топить?

Бочку с салом или казака с кинжалом?

С неба стрельца или с земли молодца?

СЧИТАЛКИ

6.1Авсень-паусень, 6.2. Раз, два, три, четыре, пять, 6.3. Раз, два, три, четыре, пять,

Шинь, пень, Мы собрались поиграть, Вышел зайчик погулеть,

Ширварвень. К нам сорока прилетела Вдруг охотник выбегает,

Авсень-паусень. И тебе водить велела. Прямо в зайчика стреляет.

Дзинь!  Пиф! Паф! Не попал!

Серый зайчик ускакал.

6.4. – Чики – брики – ты куда? 6.5. Конь ретивый 6.6. Сидит белка на тележке

— Чики – брики — на базар! С длинной гривой Продаёт она орешки:

— Чики – брики — ты за чем? Скачет, скачет по полям Лисичке — сестричке,

— Чики – брики — за овсом. Тут и там; тут и там! Воробью, синичке,

— Чики – брики — ты кому? Сюда мчится он — Мишке — толстопятому,

— Чики – брики — я коню! Выходи из круга вон! Зайчишке усатому.

— Чики – брики — ты какому?  Кому в платок,

— Чики – брики – вороному! Кому в зобок,

Кому в лапочку.

ЗАКЛИЧКИ И ПРИГОВОРКИ

7.1.Улитка, улитка, 7.2. «Дождик, дождик, перестань» 7.3. Солнышко, солнышко,

Высунь рога! Я поеду во Ристань Выгляни в окошечко!

Дам кусок пирога Богу молиться, Солнышко на рядись,

Да кувшин молока. Кресту помолиться, — …» Красное покажись!

7.4 Солнышко – вёдрышко! 7.5 Радуга – дуга, 7.6 Поп, поп

Выгляни в окошечко! Не давай дождя! Выпусти собак

Твои детки плачут. Давай солнышка — На боярский двор,

Солнышко покажись! Колоколнышка! На дворянских ребят.

Красное, появись!

СКОРОГОВОРКИ.

8.1 От топыта копыт пыль по полю летит. 8.2. Мышонок да мышь:

«Ты всё шуршишь – не спишь».

Мышонок шепчет мыши:

«Шуршать я буду тише».

8.3. Шапка да шубка – 8.4. Баран – буян залез в бурьян.

Вот и весь Мишутка. 8.5. У осы не усы, а усики.

8.6. У Сени и Сани в сетях сом с усами. 8.7. Соломы воз возница вёз.

8.8. На возу коза. Под возом лоза.

Приложения 3

БЫТОВОЙ ФОЛЬКЛОР

ДОКУЧНЫЕ СКАЗКИ

9.1 У попа была собака,

Он ее любил,

Она съела кусок мяса — Он ее убил.

И в землю закопал, И на камне написал:

У попа была собака, Он ее любил… и т. д.

  1. Жили-были два гуся — Вот и сказка вся!
 

Приложения 3

 

ДЕТСКИЕ НАРОДНЫЕ ПЕСНИ

10..1.— Петушок, петушок, 10..2 Лизонька

Золотой гребешок, Во саду — садочке

Далеко ли летал? Выросла малинка

  • До Куликова поля, Солнце её греет,
  • До матушкина дома. В светлом теремочке
  • Что тебе матушка дала? Выросла Лизуша.
  • Овин с овсом, Люди её любят,
  • Мерина с хвостом, Курицу в опаре, Все её голубят.

Петуха в заваре.

ДЕТСКИЕ СКАЗКИ

Репка

11.1. Жили дедушка да бабушка. У них росла на банке репка. Бабушка говорит: «Дедушка, вытащи репку!»

Дедушка тащил, тащил — не мог вытащить, бабку кликнул.

Бабка за дедку, дедка за репку, тащили, тащили — не могли вытащить.

Кликнули Машку. Дедка за репку, бабка за дедку, Машка за бабку, тащили, тащили — не могли вытащить.

Кликнули внучку. Дедка за репку, бабка за дедку, Машка за бабку, внучка за Машку, тащили, тащили — не могли вытащить.

Кликнули Жучку. Дедка за репку, бабка за дедку, Машка за бабку, внучка за Машку. Жучка за внучку, тащили, тащили — не могли вытянуть.

Кликнули кошку. Кошка за Жучку, Жучка за внучку. внучка за Жучку Жучка за Машку Машка за бабку Бабка за дедку Дедка за репку.

Потом кликнули мышку. Бабка за дедку. Дедка за репку, Машка за бабку, Жучка за Машку, внучка за Жучку, кошка за внучку, мышка за кошку, тащили, тащили репку — вытащили и пополам разделили все по репке.

 

Современный детский фольклор

Страшилки.

12.1 « … В тёмный зал театра во время спектакля входят страшные кровопийцы, они убивают всех людей. Это замечают билитёршы и задают вопрос, почему так много мёртвых. Те начали врать. Им не поверили, потому что они покраснели…»

12.2. «Как вызвать Бабу Ягу».

Надо пойти в 12 часов ночи в туалет. Написать там круг мелом и сидеть ждать. Прийти утром пораньше. Если будет крест на круге – значит, Баба Яга прилетал.

12.3. «… Открыла девочка глаза и видит, что мачеха одела черное платье. Распустила длинные чёрные волосы, посадила на грудь лягушку и куда-то тихо пошла…»

Анекдоты

13.1 Начало учебного года. Учитель вызывает Иванова

к доске. Тот долго соображает, но всё без толку.

— Иванов, ты хоть таблицу умножения помнишь?

— Да хоть ночью спросите!

— Ну-ка, три умножите на восемь?

— Я же сказал — ночью!

13.2. Онегин умел хорошо говорить и

танцевать на французском языке.

13.3. На уроке природоведения:

— Наташа, расскажи нам как происходит круговорот воды в природе?

— Да очень просто. Когда идёт дождь, на земле образуются лужи. А потом

Земля переворачивается, и вода выливается обратно.

13.4.- Елена Сергеевна, а Вы не считаете, что у моего сына

Много полезных идей? –

Спрашивает мама ученика учительницу.

— Да, особенно в орфографии.

Дразнилки»

                        «Дразнило – собачее рыло».

                        «Алёшка – лепёшка».

                        «Андрей – воробей».

                        «Жених и невеста. Тили – тили тесто…»

                        «Петька – петух».

                        «Ябеда – беда, тараканья еда».

                        « Ваше благородье, — свиньи в огороде! Дозвольте их выгнать да вас загнать!»

Мирилки

15.1. «Мирись — мирись

И больше не дерись,

— А если будешь драться,

— Я буду кусаться,

— А кусаться ни почём,

— Буду драться – кирпичом,

— А кирпич сломается,

— Скоро дружба – начинается»!

ЮМОР

Садистские стишки

16.1. Дети в подвале играли в гестапо.

Ими замучен сантехник Потапов.

16.2.Дочка у папы просила конфетку,

Сунь палец в розетку.

Током обуглело детские кости,

Долго смеялись над шуткою гости.

 

[1] Виноградов, Г.С. Детский фольклор// Из истории русской  фольклористики. – Л., 1978. – С. 188.

[2] Там же. С.1886.

[3] Виноградов, Г.С. Детский фольклор// Из истории русской  фольклористики. – Л., 1978. – С. 188.

2 Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.7.

[5] Маркс, К. Энгельс, Ф. Об искусстве: В 2т. М., 1983./ Т.1. С.164 – 167.

[6] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.3.

[7] Соколов, Ю. М. Русский Фольклор, М., 1991. – С. 9.

[8] Виноградов, Г. С. Детский фольклор // Из истории русской фольклористики. — Л., 1978. — С. 188.

[9] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.14.          

[10] Литературная инциклопедия. М.; Л., 1925. Т. 1. С. 237.

[11] Квятковский А. Поэтический словарь. М., 1966. С. 109. См. также: Словаоь литературных терминов/ Ред. И сост. Л. И. Тимофеев и С. В. Тураев. М., 1974. С. 82.

[12] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.13.

[13] Горький А. М. Сбор. Соч. В 30-ти т. М.,1978, С. 132.

[14] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.12.

[16] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.13.

[17]  Под редакцией Е.Е. Зуевой,.  Детская литература. М.; П.,1989. – С.13

[18]  Арзамасцева, И. Н., Николаева,С.А. Детская литература: М., 2000.- С.20.

[19] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.17. 

[20] Арзамасцева, И. Н., Николаева,С.А. Детская литература: М., 2000.- С.22.

[22] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.38.

[23] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.39. 

[24] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.42. 

[26]  Арзамасцева, И. Н., Николаева,С.А. Детская литература: М., 2000.- С.24.

[27] Арзамасцева, И. Н., Николаева,С.А. Детская литература: М., 2000.- С.18.

[29] Виноградов, Г.С. Детский фольклор // Из истории русской фольклористики. — Л., 1978. — С. 79.

[30] Волков, Г. Н. Этнопедагогика.: М., 2000 —  С.15.

[31] См.: Кагаров, Ю. Е.  Что такое фольклор//Художественный фольклор. Вып. IV—V. М., 1999. — С. 5.

[32] Арзамасцева, И. Н., Николаева,С.А. Детская литература: М., 2000.- С.18.

[33]  Волков, Г. Н. Этнопедагогика.: М., 2000 —  С.15.

[34] Волков, Г. Н. Этнопедагогика.: М., 2000 —  С.40.

[37] Волков, Г. Н. Этнопедагогика.: М., 2000 —  С.44.

[38] Мельников, М.Н. Русский детский фольклор: М., 1987.- С.101

Народная сказка — ее сюжетные элементы и качественные характеристики

Традиционные народные сказки были устной традицией взрослых. Истории о жизни и воображении людей, когда они боролись со своими страхами и тревогами, рассказывая сказки. Вероятно, помогли им лучше справляться с ними в реальной жизни. Хотя многие из этих сказок не были рассказаны специально для детей, почти наверняка они тоже будут слушать и получать удовольствие, а также развивать уважение к определенным элементам, описанным в историях.

Персонажи, сюжет, сеттинг, тема, события, реальная жизнь всех возрастов, проблемы, основанные на реальных событиях, сеттинг каждый раз.

Характеристики качества по элементам сюжета

Характеристика

  • Плоские символы.
  • Обычно очень хорошие или очень плохие, большинство характеристик преувеличены.
  • Герой и героиня обычно молоды.
  • Героиня обычно справедлива, добра, милосердна и заботлива.
  • Герой обычно благороден, отважен, бескорыстен и заботлив.
  • Оба обычно обладают особыми способностями или способностями.

Настройка

  • Легко и кратко описывается место (скромная хижина, волшебное королевство), которое соответствует типичной географии культуры или не упоминается, а предполагается.
  • Время уходит в прошлое (как правило, давно), вписанное в историю культуры.
  • Время — это фантастическое время (Однажды в сказке, и Они жили долго и счастливо завершает рассказ.) В любое время и в любом месте, вне времени или места, или давным-давно.

Участок

  • Очень просто, но интересно.
  • Наводящий на размышления дидактический.
  • Полон действий и следует конкретным и простым схемам. Сюжет начинается сразу с динамичного действия, которое захватывает интерес слушателей и удерживает его.Конфликты обычно разрешаются великими делами или актами человеческой доброты, связанными с добром и злом/злом.

Тема

  • Обычно универсальные истины, уроки и ценности, связанные с людьми, их действиями и/или материальными благами, которые ценятся группой, создающей сказку.
  • Часто в сказках рассказывается, что происходит с теми, кто не соблюдает групповые традиции.
  1. Проблемы молодежи
  2. Безопасность
  3. Страх перед выходом из дома
  4. Страх не иметь детей
  5. Страх быть нелюбимым или любить
  6. Отражение основных ценностей и проблем разных культур
  7. Добро и зло
  8. Правильно и неправильно
  9. Справедливость и несправедливость
  10. Счастье, доброта, дружба, верность
  11. Добро торжествует над злом
  12. Любовь и верность
  13. Любовь и верность могут преобразить…
  14. Обсуждать основные ценности людей

Стиль

  • Описания краткие и точные, с небольшим описанием и подробностями.
  • Правдоподобная история возможна, но маловероятна.
  • Обещание — отец обещает прислать одну дочь, если выйдет на свободу; обещает первого сына, если прясть золото;
  • Номер три — у отца три дочери и три сына, и три недели до возвращения
  • Магия Сверхъестественные существа, предметы (зеркала, бобы, золотые предметы), заклинания, чары,
  • Магические превращения. Персонаж трансформируется заклинанием, и только любовь или верность другого персонажа могут разрушить заклинание. Уродливый человек накладывает заклинание на … Заклинание разрушается и превращается в …
  • Побег из дома Пряничный мальчик — Английский, Булочка — Русский, Блинчик
  • Норвежский Кумулятивный Хенни Пенни , последовательность событий или символов, которые накапливаются.
  • Повторение фраз, развитие логики и последовательного мышления (для предоперационных детей) и понимания более сложной литературы. Дом, который построил Джек, Старушка, проглотившая муху .
  • Необычные животные, монстры или другие анимированные существа. Три поросенка , Шрек
  • Объясните явление природы или обычай. Как кролик украл огонь , Почему комары жужжат у людей в ушах , Тикки Тикки Темкбо .

Тон

  • Добро против зла/зла
  • Отражение человеческих сил, слабостей, слабости или несовершенства.
  • Читатель ведет к новому пониманию и/или пониманию.

Точка обзора

  • Часто повествование от третьего лица. Может быть первым.

 

 

Дом : Грамотность, средства массовой информации, литература, детская литература и словесность

Заметки доктора Роберта Суитленда
homeofbob.com и thehob.net

Справочник по JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Войти
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Изображения
  • Просматривать
    • По тематике
      Журналы и книги
    • По названию
      Журналы и книги
    • Издатели
    • Коллекции
    • Изображения
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Почему детям следует читать народные сказки, легенды и мифы

Этот пост может содержать партнерские ссылки, которые не изменят вашу цену, но будут делить комиссию.

Изнутри: почему детям следует читать народные сказки, легенды и мифы

Читать своим детям известные легенды и мифы — это гораздо больше, чем просто делиться веселыми или интересными (а иногда и очень странными и тревожными) историями.

Иногда их отбрасывают как архаичные и ненужные или обвиняют в том, что они содержат проблемные темы. Это может случиться, если вы понимаете их буквально. (Также смотрите наши предыдущие размышления о сказках.)


Преимущества чтения мифов и сказок

Мы считаем, что легенды и мифы на больше, чем на странных, казалось бы, устаревших историй.Они полны богатого понимания человечества и истории. Мы могли бы целыми днями говорить о их ценности!

Просто читать сказку приятно. Чтение и изучение множества связанных тем помогает привязать новые знания к чему-то запоминающемуся.


Вот польза чтения детям народных сказок, мифов и легенд:

1. Они содержат вневременные элементы повествования, важные для понимания литературы.

2. Они дают представление о различных культурах (сходства и различия, важность определенных ценностей, история народа, влияние географии на истории и т. д.).

3. Они могут помочь воспитать уважение к вашему собственному наследию, а также к другим культурам.

4. Разнообразное чтение дает представление об универсальном человеческом опыте.

5. Они обогащают детское воображение!


Несколько обязательных к прочтению:

Святой Георгий и дракон

Отличным примером является Святой Георгий и дракон. Это одно из рекомендуемых чтений, включенных в наш  Дверь в стене – Путеводитель по книгам .

Однако мы не включили рассказ в учебное пособие просто потому, что это красивая книжка с картинками, соответствующая средневековой тематике. (Хотя он идеально подходит для этого.) Мы на самом деле считаем, что это необходимая литература.

В дополнение к преимуществам, перечисленным выше, детям интересно узнавать современные отсылки к известным легендам, которые они читали. Например, знаете ли вы, сколько существует картин с изображением легенды о святом Георгии? Так. Много. Это исследование само по себе.


Джонни Эпплсид

Мы не могли обсуждать народные сказки и не упомянуть одну из наших любимых, Джонни Эпплсид. Нам нравится эта легенда, потому что Джонни Эпплсид был реальным человеком ! Хотя некоторые истории о нем восхитительно преувеличены, стоит копнуть немного глубже, чтобы понять настоящего Джона Чепмена и то, как он стал тем, кого мы знаем как легендарного Джонни Эпплсида.

Чтобы сделать это легко, воспользуйтесь нашим учебным пособием Johnny Appleseed и проведите день со своими детьми, чтобы узнать о Johnny Appleseed.За один день вы узнаете об американской истории, географии, природе и науке. И, если есть время, испечь вместе яблочный пирог.

Как мы уже говорили, есть так много причин Почему детям следует читать народные сказки, легенды и мифы.


Любимые народные сказки, легенды и мифы

Вы же знаете, что мы никогда не отпустили бы вас без надежного списка идей для чтения. Вот некоторые из наших любимых версий иллюстрированных книг и сборников рассказов в категории мифологии, народных сказок и многого другого.

Примечание. Обязательно добавьте эту страницу в закладки. Мы всегда добавляем больше отличных книг!


Детский фольклор: Справочник • ABC-CLIO

У детей есть свои игры, сказки, загадки и т.д. Эта книга знакомит школьников и обычных читателей с детским фольклором. Включены главы об определении и классификации детского фольклора, наличии детского фольклора в литературе и популярной культуре, а также научной интерпретации детского фольклора.Том также включает в себя множество примеров и текстов, демонстрирующих разнообразие детского фольклора со всего мира.

У детей всегда были свои игры, сказки, загадки, шутки и так далее. Во многих случаях детский фольклор значительно отличается от фольклора мира взрослых, поскольку отражает особые заботы и переживания детства. В конце 19 века детский фольклор стал привлекать все большее внимание ученых, и в настоящее время он является одной из самых популярных тем среди фольклористов, обычных читателей и студентов.Эта книга является удобным и авторитетным введением в детский фольклор для неспециалистов.

Том начинается с обсуждения того, как определяется детский фольклор и как классифицируются различные виды детского фольклора. Далее следует щедрая подборка примеров и текстов, иллюстрирующих разнообразие детского фольклора со всего мира. Затем в книге рассматривается, как ученые отреагировали на детский фольклор с 19 века, и как детский фольклор стал заметным в популярной культуре.Глоссарий и библиография завершают объем.

Reviews

«Обзор детских знаний, сделанный Такер, содержит много ценного анализа. Она преуспевает в категоризации способов игры, мыслей и жанров. Ее модели раскрывают постмодернистскую истину — детскую среду, которая может быть очаровательной, грубой, грубой и тревожно жестокой. В тексте и на фотографиях лежащая в основе психология раскрывает агрессивный, конкурентный сурвайвализм, смешанный с аспектами универсальной спонтанности прихоти и фантазии.Краткие отрывки, 54 толкования и обширная библиография по широкому историческому периоду создают связь с детским сознанием, необходимую для школьника, учителя, исследователя и изучающего дошкольное образование, психологию, социологию или литературу. Такер распространяет исследования на несколько рас. . . . Этот том настоятельно рекомендуется». — ARBA , 1 марта 2009 г.

«Если вам нужен идеальный ресурс по детскому фольклору для учителя или родителя в вашей среде, или, возможно, что-то, что поможет начинающему учащемуся приступить к работе, этот краткий а отличная книга по детскому фольклору служит готовым справочником и порталом.»— Journal of Folklore Research , 26 февраля 2010 г.

От представления к участию: переосмысление межкультурного образовательного подхода к народным сказкам

Многие фольклорные жанры фигурируют в традициях повествования культурных сообществ по всему миру. или межкультурного образования, это вдохновило использование народных сказок со всего мира в качестве источников знаний и понимания различных культурных групп Опубликованные сборники народных и сказок, как для детей, так и для взрослых, часто поддерживают эту точку зрения, поскольку они «предполагают связь между фольклором и культурой, явную или неявную» (Langlois, 2008, с.312). Названия сборников сказок предполагают эту связь в национальном масштабе, например, « народные сказки Японии » Сэки Кэйго (1963) и « народные сказки Чили » Иоландо Пино-Сааведры (1967), или на уровне региональной или этнической группы, такой как как « арабская народная сказка » Инеи Бушнак (1986) и « мифы и легенды американских индейцев » Ричарда Эрдоса и Альфонсо Ортиса (1984). В Интернете доступно бесчисленное множество планов уроков по использованию народных сказок для развития культурного взаимопонимания для всех уровней образования.В этих планах часто говорят, что сказки представляют образ жизни и ценности «людей» разных культур или даже учат детей из групп меньшинств «об их собственных культурах» (House, 1993, np).

Точно так же ученые-педагоги рассматривают народные сказки как источник знаний и понимания различных культур. Говорят, что они учат учеников социальным знаниям и культурным нравам различных культурных групп, включая их обычаи, ценности и мировоззрения, надежды, мечты и страхи (Jarvey et al., 2008; Мальокко, 1992; Миндич Бигер, 1995; Сантино, 1991). Предполагается, что народные сказки способствуют осознанию реальности человеческого разнообразия и сочувствию людям других культур (Fuhler et al., 1998; Smith and Wiese, 2006; Young and Ferguson, 1995). Эти представления о сказках часто навеяны работами мифологов, фольклористов и антропологов, которые изучают устно передаваемые истории как чрезвычайно эффективные человеческие практики сохранения и передачи культурных знаний, ценностей и верований (Campbell, 1988; in e.грамм. Джарви и др., 2008).

Однако это лишь часть того, как сегодня фольклористы осмысляют связь между сказками и культурами. Важно отметить, что вслед за более широкими теоретическими разработками в антропологии, этнологии и фольклористике современные точки зрения подчеркивают, что формы, значения и функции рассказываемых материалов во многом определяются контекстом (Birkalan-Gedik, 2008; также Goodwin and Duranti, 1992). Как объяснил фольклорист Дэн Бен-Амос (1993, стр. 210–211): «Смысл текста — это его значение в контексте.Перенесение любого фольклорного текста в иной литературный, исторический или культурный контекст придает ему новый смысл». Контекст, в котором фольклор используется или представлен, «интерпретирует» и, следовательно, трансформирует способы его восприятия аудиторией, подобно тому, как помещение повседневного предмета в художественный музей интерпретирует этот предмет как искусство (стр. 212). Тогда возникает вопрос, какая интерпретация фольклора и культурного разнообразия лежит в основе подходов к сказкам как к источникам знаний и понимания различных культур в контексте западного образования.

Возьмем, к примеру, сборники сказок различных национальных, региональных или этнических групп для западной аудитории, которые, кажется, поддерживают эти образовательные подходы. В своем анализе культурной политики опубликованных сборников сказок Кимберли Дж. Лау (2000, стр. 73) предупреждает, что эти сборники обязательно кристаллизуют версии сказок и людей, что затрудняет уход от «эссенциалистских, метонимических репрезентаций данной культуры или группа, которая считается интегрированным, идентифицируемым целым» (см. также Nagel, 1994).Поскольку эти книги всегда основаны на процессах отбора и увековечивания избранных версий сказок — и сопровождающих их этнографических очерков культурных сообществ — в печати, они никогда не смогут по-настоящему представить многообразную и меняющуюся жизнь сказок и народов. Более того, сборники сказок часто неявно постулируют точку зрения целевой аудитории (например, «белый американец из среднего класса») как норму, по которой другие оцениваются и представляются как принадлежащие к категории «отличий». Эта категория часто определяется с точки зрения пространственного, а также временного расстояния с точки зрения целевой аудитории, т.е.е. «издалека и давно» (Лау, 2000, с. 79). Представляя сказки о «культурном другом» как представитель культурных знаний этой группы, сборники сказок могут передать «ложное ощущение, что можно «познать» другую культуру, купив и прочитав сборник сказок этой группы» (с. 80). Таким образом, перенос сказок из разных культур в западный «культурный контекст» (Малиновский, 1965/1935) с его специфическими литературными, историческими и культурными нормами может непреднамеренно способствовать процессам «инаковости».

В образовательных подходах, которые постулируют сказки как средство передачи знаний о различных культурах, опубликованные сборники сказок часто служат основными источниками (например, Young and Ferguson, 1995). Это может легко привести к воспроизведению эссенциалистских, метонимических представлений о данной культуре или группе как о национальном, региональном или этническом «интегрированном целом». В образовательных публикациях может быть указано, что групповые занятия в классе со сказками из разных культур со всего мира «позволят учащимся из Кореи, Ямайки (или других Карибских островов), культур Аляски или коренных американцев, афроамериканцев и других увидеть, что их люди внесли. к литературе» (Брукс, 1995, с.108). Этот подход выдвигает на первый план принадлежность учащихся из числа меньшинств к «своему народу» в национальном или этническом контрасте с подразумеваемой категорией «наших людей». Задуманный как воспевание разнообразия, этот подход рискует «другими» детьми, подчеркивая национальные или этнические различия и уменьшая сложность и динамику процессов идентификации и принадлежности. Более того, он предлагает учащимся (из меньшинства), что то, что «их люди» внесли в литературу, ограничивается традиционными народными сказками.Какими бы благонамеренными ни были эти образовательные подходы, они рискуют способствовать ограниченному и эссенциалистскому пониманию культурного или литературного наследия, например, «корейского, ямайского или аляскинского народа». Этот исключительный акцент на «другом», экзотическом и традиционном, может способствовать стереотипному или устаревшему пониманию других культур, что подрывает цель содействия межкультурному признанию и пониманию (Adam and Harper, 2016; Bishop, 1997; David, 2001).

Поскольку эти риски так глубоко укоренились в (колониальной) истории сбора и изучения фольклора (Naithani, 2008), возникает вопрос, следует ли и как подходить к сказкам с межкультурной точки зрения.Для этого, я утверждаю, мы должны сосредоточиться на «здесь и сейчас» в конкретных условиях классной комнаты, которые эффективно придают фольклорным текстам новое значение (я). В этих специфических контекстах сказки подвержены влиянию не только более широкого «контекста культуры» и целей, установок и подходов педагогов, но и участия детей в активных процессах смыслообразования (Харкин, 2005, с. 413; также Hoffman, 2010, стр. 238–239). По словам Луизы М. Розенблатт (1982), читатели, молодые или старые, привносят свой прошлый опыт языка и мира в задачу осмысления текста, пытаясь вписать его в ментальную структуру или «культурную схему». , как она разворачивается: «Это подразумевает постоянную серию выборов из многочисленных возможностей, предлагаемых текстом, и их синтез в организованное значение» (с.268, курсив добавлен). Исследования показывают, что культурные схемы детей, основанные на их прошлом опыте и социализации, формируются факторами возраста, пола, этнической принадлежности, класса и социально-экономического статуса (например, Reynolds et al., 1982). Более того, дети могут быть не полностью социализированы в культурно доминирующем понимании конкретных (типов) текстов. Таким образом, вполне вероятно, что разные дети делают разные выборы из многочисленных возможностей, предлагаемых текстом: выборы, которые не обязательно соответствуют какому-либо общеизвестному смыслу текста или конкретным целям и ожиданиям педагогов (Rosenblatt, 1982).

На мой взгляд, именно в множественности и разнообразии детских взаимодействий со сказками можно обнаружить наибольший межкультурный воспитательный потенциал этих материалов. Чтобы подготовить детей к жизни в культурно разнообразных грамотных демократических обществах, жизненно важно, чтобы все они открыли, «что тексты могут сделать возможным […] интенсивный личный опыт» (Rosenblatt, 1982, стр. 272), даже если их личный опыт отличается от господствующих культурных норм и чтобы всем детям была предоставлена ​​возможность активно участвовать в межкультурном обмене знаниями и пониманием друг с другом.Ниже я представлю избранные эмпирические примеры из детского сада и второклассников, чтобы проиллюстрировать, как дети из разных культур активно участвуют в процессах осмысления сказок как индивидуально, так и совместно. Чтобы контекстуализировать эти результаты, я сначала кратко опишу социальный, политический и образовательный контекст Нидерландов и представлю структуру исследовательского проекта, в результате которого были получены эмпирические данные.

Знакомство с мировыми культурами через народные сказки

Знакомство с мировыми культурами через народные сказки

Знакомство с мировыми культурами через народные сказки

Кэрол Дж.Fuhler, Pamela J. Farris, and Lynda Hatch
Народные сказки разных культур занимают важное место на уроках общественных наук. Пробуждая любопытство к другим культурам, народные сказки могут помочь учащимся оценить реальность человеческого разнообразия. 1 В то же время общие элементы сказок могут способствовать развитию у детей эмпатии к представителям других культур.
С незапамятных времен рассказчики передавали сказки, которые должны были быть переданы членам сообщества — некоторые исключительно для развлечения, а другие использовались для передачи обычаев общества, взглядов, ценностей и даже философии жизни следующему поколению. 2 Народные сказки «позволяют учащимся испытать один из способов, которыми общество развивает чувство нравственного поведения у своих детей». 3 Сегодняшние дети могут учиться на этом богатом литературном наследии, которое является как окном в другие культуры, так и зеркалом, которое позволяет зрителям более ясно отражать аспекты своей собственной культуры.

В этой статье рассматриваются народные сказки трех стран или регионов мира — Китая, Африки и России — и предлагаются способы их использования в классе.Однако при использовании сказок в социальных исследованиях важно четко понимать, что они представляют собой традиционную культуру региона или нации и не имеют прямого отношения к современным обществам. Прежде чем знакомить своих учеников с народными сказками, учителя могут обратиться к такому ресурсу, как недавняя статья Бернсона Social Education «Азия в классе: как выбирать и использовать детскую литературу», для подробного обсуждения этого вопроса. 4

Традиционные китайские сказки
Вы можете начать это задание, помогая учащимся разместить Китай на карте мира.Укажите некоторые из его основных географических особенностей, особо отметив те, которые имеют отношение к рассказам, которые будут обсуждаться. Вы можете использовать видео о путешествиях, чтобы воплотить эти функции в жизнь. Учащиеся также могут искать изображения, представляющие различные аспекты традиционной и современной китайской культуры, для размещения на доске объявлений.
Забавная сказка-обманщик, Семь китайских братьев , является хорошим поводом для обсуждения китайской народной литературы. Прочтите рассказ один раз, чтобы у учащихся сформировалось первое впечатление.Они думают, что это смешно? Если да, то почему? Студенты могут указать на преувеличение как на один из источников юмора в этой сказке. Какие еще истории они могут придумать, в которых преувеличение используется для создания комического эффекта — например, американская «небылица»? В качестве языкового искусства попросите учащихся написать абзац или рассказ, в котором используется этот литературный прием.

Прочтите рассказ еще раз, чтобы узнать подробности о культуре, которую он представляет. Предложите учащимся составить диаграммы, разделив лист тетради на столбцы для записи информации по разным темам.Они могут включать в себя ландшафт, занятия людей, семейные и социальные отношения, форму правления, а также взгляды или ценности, выраженные персонажами. Скажите учащимся, чтобы они внимательно слушали, чтобы найти подсказки по каждой теме, когда история будет прочитана снова. Затем пусть класс обсудит свои выводы и запишет свои общие наблюдения на большой таблице перед классом.

Студенты могут использовать тот же процесс для изучения второй сказки, Путешествие Мэн. Прочитайте рассказ один раз, чтобы учащиеся получили общую оценку.Затем прочитайте его еще раз, попросив учащихся отметить детали культуры, которую он отражает. Предложите учащимся дополнить исходную диаграмму или создать вторую диаграмму для записи своих наблюдений. Есть ли новые темы, которые можно добавить к исходному списку? Какие сходства и различия находят учащиеся между двумя сказками?

Дайте учащимся возможность внимательно рассмотреть иллюстрации к этим сказкам. В современных изданиях сказок часто имеются иллюстрации, тесно связанные с историческими знаниями.Что изображения в этих двух сказках говорят о традиционной культуре Китая? Предложите учащимся использовать исторические ресурсы, такие как книга Фишера «Великая китайская стена », чтобы узнать больше о древнем Китае. 5

Это задание можно расширить, если учащиеся в малых группах расскажут о других китайских народных сказках. Мы рекомендуем Глаза Дракона , история магистрата, чья неконтролируемая гордость выпускает дракона такой силы, что стена, защищающая его деревню, полностью разрушена. «Жемчужина дракона», о любви матери к своему ребенку и важности работы, также дает представление о традиционном использовании стен для защиты китайских деревень и о центральной важности сельского хозяйства для китайской культуры.

Прочитав много сказок и увидев, что в них общего, учащиеся могут быть готовы предложить некоторые общие утверждения о культуре, отраженной в традиционных китайских народных сказках. В то время как учитель должен быть открыт для их идей, также важно указать на ограничения того, что они прочитали, и исправить любые неправильные представления о традиционном и современном Китае, которые могут возникнуть в результате этой деятельности. 6

Традиционные африканские сказки
Африканские сказки столь же богаты разнообразием, как и сам континент. Как и в случае с Китаем, начните это упражнение с карты Африки, указав страны или субрегионы, где возникли сказки, которые нужно использовать. Точно так же попросите учащихся найти иллюстрации, которые показывают как традиционные, так и современные аспекты этих культур. Студенты должны наметить свои наблюдения так же, как они делали с китайскими сказками.
Вы могли бы начать с другого трикстерского рассказа — исполнения Гейл Хейли История, история , которая принадлежит западноафриканскому циклу сказок Ананси.В этой истории человек-паук Анансе должен быть очень умен, чтобы рассказывать истории, принадлежащие только Богу Неба. Следуйте за этим с другой сказкой Ананси, возможно, Anansi Goes Fishing , в которой Черепаха обманом заставляет Ананси выполнять всю работу, в то время как он ведет легкую жизнь.

Многие сказки Ананси отражают как юмор, так и социальные ценности, поскольку паук усваивает один урок за другим, пытаясь перехитрить своих друзей-животных. В отличие от этого трикстерского цикла, прочитайте студентам Мальчик-сирота сказку масаи из Восточной Африки, объясняющую, почему Килекен (планета Венера) появляется в небе утром и ночью.Вовлеките класс в обсуждение того, чем эти сказки похожи и чем они отличаются.

Учащиеся могут узнать больше о ценностях, уходящих корнями в традиционные африканские культуры, когда небольшие группы читают другие сказки, а класс их обсуждает. Например, ценность щедрости в противоположность пагубным последствиям жадности ясно продемонстрирована в версии зимбабвийского рассказа Джона Стептоу « Прекрасные дочери Муфаро: африканская сказка».

Африканские народные сказки не всегда излагают свое послание, но могут оставлять финал на усмотрение аудитории.Например, в Young Mouse и Elephant: An East African Folktale Young Mouse убежден, что он самое сильное животное в саванне. Хотя опыт борьбы со Слоном и падения без сознания через саванну в брызгах воды должен научить другому, Молодой Мышонок просыпается и замечает, что, должно быть, прошел «дождь» и смыл Слона. Рассказ заканчивается размышлением Молодого Мышонка: «И в таком случае она должна считать себя счастливой, ибо я бы разорвал ее на части и растоптал в клочья.»

География и языкознание могут работать вместе, поскольку учащиеся прослеживают корни африканских народных сказок. Попросите учащихся в группах подготовить каталожную карточку о прочитанной ими истории, которая включает: (1) ее название, (2) однострочное резюме и (3) одну вещь, которая предполагает ее культуру происхождения. Учащиеся должны поместить каталожные карточки на карту или так, чтобы окружить карту, прикрепив их в нужном месте с помощью пряжи и канцелярских кнопок.

Народные сказки также могут быть хорошим средством для привнесения в класс творческой драматургии.Учащиеся могут работать в небольших группах, чтобы разыграть свои любимые истории. Они могут сделать простые маски-таблички для использования с несколькими другими реквизитами, чтобы выделить действие. Воображение зрителей заполнит фон, пока актеры оживляют народные сказки.

Традиционные русские народные сказки
Помогите учащимся найти Россию на современной карте. Объясните, как изменился облик России после распада Советского Союза, и укажите вновь созданные страны (напр.г., Украина, Армения или Казахстан) или восстановленные (например, страны Балтии) за последнее десятилетие. Это необходимый фон для создания доски объявлений, поскольку картинки, которые студенты приносят, чтобы показать «Россию», на самом деле могут иллюстрировать то, что стало другой нацией. Снова попросите учащихся подготовить таблицы, чтобы записать свои наблюдения об историях, которые они будут читать.
Как и в других фольклорных традициях, русские народные сказки имеют характерные модели действия и поведения. Однако русские сказки часто длиннее и сложнее, чем сказки других стран, поэтому в детских книгах иногда рассказывается только часть истории или одна история переплетается с другой.

Хорошее начало — сказка Баба Яга в исполнении Кати Арнольд. В этой истории ведьма Баба-Яга захватывает мальчика, который избегает быть съеденным только благодаря своему уму и принятию помощи гуся. Добавьте к этому еще одну сказку о ведьмах, «Бабушка Бабушка Яга » Полакко , и попросите учащихся сравнить и сопоставить свои наблюдения по поводу двух сказок.

В качестве языковой и художественной деятельности учащиеся могут написать и проиллюстрировать свою собственную историю о Бабе Яге, используя элементы прочитанных ими историй, такие как хорошие и плохие персонажи, задания и награды, использование магии и эффект повторения.Иллюстрации к книге Арнольда были вдохновлены картинками-лубками, разновидностью русского народного творчества, включающей раскрашенные вручную гравюры на дереве, датируемые 17 веком. Эту технику печати можно адаптировать к классной комнате, используя линолеум, пенополистирол или картофельную печать.

История, содержащая множество подробностей о традиционной русской культуре, рассказана в книге Дениз «Дурак мира и летучий корабль ». В этой истории, которую правильнее было бы назвать сказкой, царь России объявляет, что выдает свою дочь замуж за человека, который принесет ему летающий корабль.Дурак Света намеревается испытать свою «счастье», заключающееся в том, чтобы использовать навыки людей, которых он собирает по пути, для выполнения задач, поставленных перед ним царем. Эта история появляется во многих версиях, и учащиеся могут сравнить эту версию с «Летучим кораблем» из книги Вирджинии Хэвиленд « Любимые сказки, рассказанные в России» . Предложите учащимся найти сходство и различие в двух пересказах, а также то, что каждый из них говорит о традиционной русской культуре, которую он отражает.

Как и народная литература других культур, русские сказки воплощают человеческие взгляды и ценности, хотя все сказки одной и той же культуры могут отражать разные вещи.В сказке о дружбе Яйца Реченки молодая девушка спасает раненого гуся. После того, как гусыня случайно разбила яйца, которые она нарисовала для Пасхального фестиваля в Москве, она откладывает тринадцать красиво украшенных яиц, чтобы заменить их, и оставляет после себя чудо-яйцо, из которого вылупляется гусь.

Студенты могли изучить значение яиц в православном праздновании Пасхи и то, насколько эта культурная традиция сохраняется в России сегодня. С этого можно было бы начать обсуждение исторической трансформации России из царского государства в Советский Союз и в зарождающуюся демократию.Учащиеся достаточного возраста могут задаться вопросом: какие аспекты своего культурного прошлого хотят (и не хотят) сохранить или восстановить современные россияне?

Заключение
Народные сказки могут быть прекрасным ресурсом для освещения традиционных ценностей и образа жизни культуры — будь то другой культуры или своей собственной. Дети могут наблюдать, что общего и что отличается в народных сказках, принадлежащих к одной и той же культурной традиции. Точно так же они могут различать как общие, так и отличительные черты в сказках разных культур.В то время как народные сказки могут обогатить изучение прошлого общества, то, что они говорят нам о настоящем, более проблематично. Возможно, лучшим показателем их значения является постоянство их популярности в мире, столь далеком от их происхождения.

Примечания
1. Р. Бишоп, Калейдоскоп: мультикультурный список книг для классов K-7 (Урбана, Иллинойс: Национальный совет учителей английского языка, 1994).
2. К. С. Хак, С. Хеплер и Дж. Хикман, Детская литература в начальной школе , 5-е изд.(Сан-Диего, Калифорния: Harcourt Brace Jovanovich, 1993).
3. Майра Зарновски и Арлин Ф. Галлахер, ред., Детская литература и социальные науки: выбор и использование известных книг в классе (Вашингтон, округ Колумбия: Национальный совет по социальным исследованиям, 1993), 9.
4. Мэри Хаммонд Бернсон, «Азия в классе: как выбирать и использовать детскую литературу», Social Education 62, № 4 (апрель/май 1998 г.), M13.
5. Л. Э. Фишер, Великая Китайская стена (Нью-Йорк: Аладдин, 1995).
6. М. Кай, «Можем ли мы преодолеть культурные пробелы на крыльях воображения? Этническая принадлежность, опыт и культурная аутентичность», The New Advocate 8, № 1, 1-16.

Ресурсы для учителей
Александр Л. Гадалки . илл. Трина Шарт Хайман. Нью-Йорк: Даттон, 1992.
Келлер, С. «Мультикультурное понимание через литературу». Социальное образование 60, № 2 (1996): 99-103.
Нортон, Д. глазами ребенка , 4-е изд.Englewood Cliffs, NJ: Merrill, 1991.
Norton, D. «Преподавание мультикультурной литературы в учебной программе по чтению». Учитель чтения , 44, № 1 (1990): 28-40.
Олсон, CB, изд. Чтение, размышление и письмо о мультикультурной литературе . Гленвью, Иллинойс: Скотт Форесман, 1996.
Рейнхарц, Д. и Дж. Рейнхарц. География в учебном плане . Вашингтон, округ Колумбия: Национальная ассоциация образования, 1990.

.

Детская литература
Китайские народные сказки
Хиллерман, Э. Мин-Йо и лунный дракон . илл. Джон Валлнер. Нью-Йорк: Harcourt Brace Jovanovich, 1992.
Lattimore, DN The Dragon’s Robe . Нью-Йорк: HarperTrophy, 1990.
Лоусон, Дж. Жемчужина дракона . илл. Пол Морин. Нью-Йорк: Clarion, 1993.
Лист, М. Глаза Дракона . илл. Эд Янг. Нью-Йорк: Лотроп, 1987.
Махи, М. Семь китайских братьев . илл. Жан и AMP Mou-sien Tseng. Нью-Йорк: Учебный, 1990.
Паттисон, Д. Речной дракон . илл. Жан и AMP Mou-sien Tseng. Нью-Йорк: Лотроп, 1991.
Раппапорт, Д. Путешествие Мэн . илл. Ян-мин И. Нью-Йорк: Dial, 1991.
Ван Р. C. Четвертый вопрос: китайская сказка . илл. Джу-Хонг Чен. Нью-Йорк: Праздник, 1991.

.

Африканские сказки
Аардема, В. Дождь на равнине Капити . илл. Беатрис Видаль. Нью-Йорк: Циферблат, 1981.
Аардема, В. Почему комары жужжат в ушах людей . илл. Лео и Дайан Диллон. Нью-Йорк: Dial, 1976.
Фаррис, П. Молодой мышонок и слон: Восточноафриканская сказка . илл. Валерий Горбачев. Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin, 1996.
Хейли, Г. История, история . Нью-Йорк: Атенеум, 1970.
Киммел, Э. Ананси идет на рыбалку . илл. Джанет Стивенс. Нью-Йорк: Дом отдыха, 1993.
Киммел, Э. Ананси и покрытая мхом скала .илл. Джанет Стивенс. Нью-Йорк: Holiday House, 1988.
McDermott, G. Кролик Зомо: История обманщика из Западной Африки . Сан-Диего, Калифорния: Harcourt Brace Jovanovich, 1992.
Mollel, TM. Мальчик-сирота. илл. Пол Морин. Нью-Йорк: Clarion, 1990.
Steptoe, J. Красивые дочери Муфаро: африканская сказка . Нью-Йорк: Лотроп, 1987.

.

Русские народные сказки
Арнольд К. Баба Яга . Нью-Йорк: Книги Север-Юг, 1993.
Дениз, К. Дурак мира и летающий корабль . Нью-Йорк: Филомель, 1994.
Хэвиленд, В. «Летучий корабль» в Любимые сказки, рассказанные в России . Нью-Йорк: Буковое дерево, 1995.
Киммель, Э. Баба Яга . Нью-Йорк: Holiday House, 1991.
Маршак, С. Братья-месяцы . Нью-Йорк: Уильям Морроу, 1983.
Полакко, стр. Бабушка Баба Яга . Нью-Йорк: Филомель, 1993.
Полакко, стр. Яйца Реченки .New York: Philomel, 1988.

Об авторах
Кэрол Дж. Фюлер — доцент Центра передового опыта в области образования Университета Северной Аризоны. Памела Дж. Фаррис — президентский профессор учебной программы и обучения Университета Северного Иллинойса. Линда Хэтч — адъюнкт-профессор Центра передового опыта в области образования Университета Северной Аризоны.

24 детские истории, которые до сих пор вызывают у нас мурашки по коже

Невинные детские истории тоже могут быть страшилками.Карл Офтердингер/Public Domain

Истории и книги, которые мы читаем в детстве, остаются с нами на всю жизнь. Иногда это потому, что они успешно преподают важные уроки, но часто это происходит потому, что они до смерти напугали нас в детстве. Недавно мы попросили читателей Atlas Obscura рассказать нам о детских книгах и историях, которые до сих пор их пугают. Ответы вызвали у нас озноб.

Вы рассказали нам о классических сказках, которые заставили вас чувствовать себя неловко. Были и народные сказки, например, о монстре под кроватью, известном как «Мыльная Салли», который превращает детские пальцы в мыло.И многие из вас писали нам о конкретных книгах, которые вызывали у вас кошмары, например, о зловещем фаворите The Water-Babies. Все для детей, все ужасающие.

Взгляните на некоторые из наших любимых материалов ниже и постарайтесь не волноваться. Если у вас есть детская история из вашей части мира, которая до сих пор вызывает у вас мурашки по коже, отправляйтесь на наши новые форумы сообщества и расскажите нам об этом!

Дугалд Стюарт Уокер/Общественное достояние

«Девушка, наступившая на буханку»

«Ганс Христиан Андерсен любил писать рассказы о непослушных девочках и наказаниях, которым их подвергали.Это касается бедной девушки, которая была воспитана, чтобы жить в лучшем окружении, и стала очень тщеславной. Когда ее послали навестить ее бедную мать, она уронила буханку хлеба, которую ей дали для ее семьи, в грязь, чтобы наступить на нее, а не пачкать туфли. Но она прилипает к буханке и погружается в грязь, попадает в ад, застывает в статую и проходит через всевозможные ужасные муки (мухи, слизь, жуки, ползающие по глазам, голод), слушая слезы матери. и люди говорят, какой ужасный человек она была.Наконец она сбегает из своего разлагающегося тела в форме птицы и проводит зиму, собирая и раздавая другим птицам столько крошек, сколько весит буханка. И, наконец, она улетает (предположительно в рай).

Я не мог отделаться от мысли, что застрял в твоем собственном теле, совершенно беспомощен. Это невероятно безнадежная ситуация, и она ЗНАЕТ, что во всем виновата сама, и есть такой мизерный шанс, что она когда-нибудь сможет исправить ситуацию. Думаю, это что-то говорит обо мне и моем страхе быть беспомощным.Это довольно сильно». — Сюзанна Барнс, Тусон, Аризона


«Тайлыпо»

«Голодный фермер и его три собаки едят хвост странного существа (он черный с желтыми глазами). Существо возвращается, требуя вернуть свое «тайлыпо». Оно убивает трех собак в течение трех ночей и заканчивает свое царство террора, убивая фермера.

Это было прочитано моему 1-му или 2-му классу в библиотеке и преследовало меня долгие годы.Изучив его во взрослом возрасте, я узнал, что это южный фольклор. Некоторые версии включают потрошение фермера, чтобы существо могло вернуть себе хвост. Зачем кому-то читать это детям?! — Ребекка, Массачусетс


«Мыльная Салли»

«Мыльная Салли живет под кроватью и превратит ваш большой палец в мыло, если вы не пойдете спать. Моя мама сказала мне, что она превратила большой палец моей тети в мыло». — Дороти Э., США


Джон Д.Batten/Public Domain

«The Hobyahs»

«Храбрый пёс Терпи продолжал лаять по ночам, потому что Хобия ползали вокруг лесной хижины его хозяев, пожилой пары. Старик ежедневно угрожает собаке расчленением за лай. Каждый день он отрезает очередную конечность или хвост, а собака все равно лает. В конце концов, ему убирают голову, и собака перестает лаять.

Иллюстрации расчлененных частей тела собаки, небрежно разложенные внутри хижины на полке [меня напугали].Нет крови! А все потому, что собака пытается защитить своих хозяев. Эта история была в хрестоматии начальных классов! Мне снились кошмары». — Джесси Шоу, Вирджиния


«Г-н. Поп-корн»

«Когда я был маленьким, моя мама купила несколько старинных детских книг конца 1800-х — начала 1900-х годов. В одной из книг были очень короткие рассказы, вроде стихов, не больше двух-трех страниц. Мистер Поп Корн был проиллюстрирован как щеголеватый початок кукурузы в цилиндре, как знаменитый мистер Поп Корн.Арахис. Соседские дети подкрались и напали на мистера Поп-Корна, срезали его зерна, затем сложили их в большую кастрюлю и приготовили попкорн. Дети с удовольствием поели и насытились. Бедный мистер Поп Корн. Это было проиллюстрировано. Дети бросаются в погоню, Мистер Поп Корн бежит, зёрна лопаются вокруг текста. В детстве я был в ужасе. Срывать зёрна, лопать их и есть — это ужасная история». — Линда, Нью-Мексико


«Сестричка несет свою куклу»

«Это баллада:

‘Младшая сестра носит куклу на спине

Прогулка по саду, чтобы увидеть цветущий цветок

Кукла кричит «Мама (мама)»

птичка на дереве хихикает.

Хотя я опираюсь на функции психологии и языкового антропоморфизма, чтобы объяснить, почему кукла кричит «Мама» и хихикает птица, я все же боюсь этой детской баллады». — Бин, Тайвань


LOC/ppmsc-05899/Public Domain

The Water-Babies

Чарльз Кингсли

«О маленьком трубочисте, которого выгнали из города, и он оказался под водой с группой других детей.Я почти уверен, что все дети в этой истории мертвы, включая маленького мальчика». — Кортни Даунс, Денвер, Колорадо


Зубная фея

Анита Файглс

«Зубная фея — это милая маленькая беспризорница из веточек, которая работает больше, чем Пасхальный кролик и Санта-Клаус, потому что ей приходится работать круглый год. Она любит зубы, и у нее их полно ведра, которые она сортирует по коробкам с зубами для девочек, зубами для мальчиков, верхними зубами, нижними зубами, ДОПОЛНИТЕЛЬНО и т. д.Зубами украшает свой аквариум, в банке на кухонной полке, дорожка к ее дому вымощена зубами, у нее гирлянды из зубов возле дома. Раз в год она устраивает вечеринку для всех фей, и все они получают в подарок зубы. И играть в игры с зубами. И причина, по которой она так любит зубы, в том, что у нее нет собственных!

Хотя это должна была быть милая, дурацкая история о Зубной фее, в детстве мне она показалась жуткой, потому что у нее нет зубов во рту, и она чувствует потребность копить их, используя их как украшения и даря им дары.Изготовление украшений из зубов. Мостя дорожку зубами! Это просто неправильно». — Аманда Уолз, Детройт, Мичиган


Костлявые ноги

Джоанна Коул

«Это сказка о Бабе Яге (дом на курьих ножках, острые как бритва зубы, поедание маленьких детей). Она захватывает девушку и заставляет ее готовиться к приготовлению/съедению. Девушке помогают различные истязаемые питомцы и ворота. Картины Костоногих… преследуют.Почему-то это была моя любимая книга, когда я была в детском саду, и я читала ее почти каждый день. Затем ни с того ни с сего я испугался картинок и спрятал их за другими книгами, чтобы она не смотрела на меня, пока я спал. Затем на какое-то время я убедился, что Костяная Нога живет под моей кроватью, а злодей из Супермен 2 является ее лакеем». — Марисса Миллер, Миннесота


Вильгельм Буш/общественное достояние

Макс и Мориц

Вильгельм Буш

«Макс и Мориц — два непослушных мальчишки, которым нравится подшучивать над соседями.Они устраивают подлые шалости, например, заставляют местных цыплят есть веревочки и умирать, перепутавшись вместе; снятие досок с моста; чуть не убил портного; подсыпали пороха в трубку своего учителя и чуть не сдули его; Что-то в этом роде. В конце концов они вскрыли фермерские мешки с кукурузой. В конце концов их запихивают в мешки, везут на мельницу и измельчают. В конечном итоге их скармливают местным уткам. Они не пропущены. (На самом деле фермер как бы получает удовольствие, перемалывая их…) Фермер сознательно (и с удовольствием!) скармливает перемолотых детей птицам.И весь город с этим согласен. Кроме того, после измельчения на иллюстрации видно, как утки едят зерно в форме маленьких мальчиков». — Сара Х., Флорида (семья из Германии)


Герцогиня печет торт

Вирджиния Каль

«Титулярная герцогиня решает отдохнуть от герцогини и испечь торт. Все идет наперекосяк, когда тесто начинает подниматься, как тесто для хлеба, и просто не останавливается.Герцогиня забирается на смесь, чтобы попытаться помешать ей подняться выше. Вместо этого он поднимается вместе с ней, ловя ее очень высоко на башне из торта. Ее муж и дети видят, что произошло, и боятся, что она застряла навсегда. Однако герцогиня придумывает план: все съедят торт, чтобы она смогла спокойно слезть.

Одна фраза, которая всегда оставалась со мной и расстраивала меня, даже когда я была совсем маленькой, всплывает, когда Герцог и дети видят, что Герцогиня застряла вне досягаемости.Младший ребенок начинает плакать, и герцог отвечает: «Не плачь, дорогая, о своей бедной матери. Я уверен, если хотите, я могу найти вам другую». Абсолютная черствость и готовность заменить жену привели меня в ужас. Это все еще так (даже будучи взрослым, который знает, что политические браки существуют очень давно)». — Роуз, Нью-Джерси


Озма из страны Оз

Л. Франк Баум

«Продолжение Wizard of Oz , в котором Дороти восстанавливает законного правителя на трон Эва с помощью множества странных персонажей, которыми славится Оз.[Это жутко] по многим причинам. Принцесса Лангвидер и ее коллекция голов на каждый момент; Король Гномов и ужас превращения в декоративные безделушки, неспособные рассказать своим друзьям, кто вы; и Уилеры. Моральный кодекс начала 1900-х годов очень очевиден, и его интересно сравнить как взрослому, так и родителю в наши дни». — Мория Бержерон, Саннивейл, Калифорния


Беатрикс Поттер/Общественное достояние

Повесть о Сэмюэле Вискерсе

Беатрикс Поттер

«Это сказка Беатрикс Поттер, в которой котенок, исследуя пространство между стенами своего дома, оказывается заваленным в тесте и чуть не съеденным крысами.Мысль о том, что вне поля зрения прячутся маленькие существа, которые убьют и съедят вас, если представится такая возможность, поражает ребенка, у которого никогда не было ничего, кроме положительного взаимодействия с животными. Он переосмысливает образ дома как надежного бастиона против необузданной природы». — Джинджер, Пенсильвания*


«Маленькая сирота Энни»

Джеймс Уиткомб Райли

«Это стихотворение о девочке-сироте, которую взяли в дом XIX века, чтобы она выполняла всю работу по дому.Но после ужина она рассказывает детям ужасные истории о том, что гоблины делают с вами, если вы капризничаете. «Гоблины схватят тебя, если ты не будешь осторожен!» В первой предостерегающей истории в поэме рассказывается о мальчике, которого ночью вытащили из постели гоблины из-за того, что он не стал молиться. все, что его родители находят, — это штаны его пижамы. От мысли, что увезут мальчика, голого ниже пояса, меня чуть не стошнило». — Джули Хаффман, Лос-Анджелес, Калифорния


«Резиновый бомж»

«Моя английская тетя всегда рассказывала нам эту историю.Молодого парня послали на рынок купить сала. Вместо того, чтобы купить его, он отрезает себе часть ягодиц и кладет деньги в карман. Мама говорит, как вкусно. Это происходит день за днем, пока у него не закончатся ягодицы. Ошарашенные родители поставили ему резиновый протез. Однажды он падает, подпрыгивает, и его больше никто не видит. Я спрашивал многих людей, знают ли они эту историю, но никто не знал. Теперь я понимаю, почему у моей тети не было детей». — Беверли Демко, Рейнольдсбург, Огайо


Энн Андерсон/Общественное достояние

«Тиндербокс»

«Солдат встречает ведьму, которая отправляет его на дерево, где он находит деньги, охраняемые собаками с гигантскими глазами.Затем он разоряется, и собаки возвращаются, чтобы дать ему больше денег. Затем он заставляет собак украсть принцессу и разорвать всех остальных в клочья.

[Жуткие вещи:] Ведьма, которая хочет таинственную пороховую бочку, но не богатство; дерево с подземными помещениями; собаки с безобразно большими глазами (изображения до сих пор не дают мне покоя), которых ему приходится осторожно брать и двигать; темный чердак, где жил нищий солдат; зажигание спички и появление страшных собак; маркировка дверей города, чтобы узнать, куда принцесса идет ночью; и заключительная нота прекрасного свадебного пира с отвратительными собаками. — SW, США


Знаменитое нашествие медведей на Сицилию

Дино Буззати

«Столкнувшись с голодом, медведи спускаются с гор Сицилии, побеждают великого герцога Сицилии в кровавой битве, а затем захватывают монархию и живут как люди, пока короля не убьет морское чудовище. Иллюстрации, гигантский кот, мартышка, морское чудовище и батальные сцены были одновременно жуткими и неотразимыми.Кроме того, английский перевод в этой веселой вирши, которая заставляет вас переходить от одного ужаса к другому». — Крис Хоторн, Лос-Анджелес, Калифорния


Артур Рэкхем/Общественное достояние

«Гензель и Гретель»

«Честно говоря, есть довольно много детских историй, даже «Красная шапочка», которые сбивают меня с толку сейчас, когда я стал намного старше, но эта меня очень тревожит. История о двух детях, которые заблудились в лесу и оказались в домике из конфет, затем им пришлось бороться с ситуацией с заложниками, и в конце концов, защищаясь, убили кого-то.Это история заманивания, похищения и убийства с участием ДЕТЕЙ. Заблудиться дети достаточно страшно (можете ли вы сказать, что я родитель?), но быть взятым в заложники с намерением быть съеденным (каннибализм), тогда для ребенка, которому приходится принимать такое решение, как «мы или она» — невинность потеряна!» — Фанисо Зимунья, Водопад Виктория, Зимбабве


«Три человечка в лесу»

«Типичная история в стиле Золушки о красивой падчерице и злой мачехе, которая планирует ее убить.В конце героиня выходит замуж за короля, и он приговаривает злую мачеху и ее ужасную дочь посадить в бочку, оббить гвоздями и скатить с горки в воду. Довольно ужасное наказание, если не сказать ужасное. И я никогда этого не забывал». — Лаури Тейлор , Солт-Лейк-Сити, Юта


«Странный пир»

«Колбаса с кровяной подружилась. Кровяная колбаса пригласила его к себе и вышла из комнаты.Колбаса видела странные вещи, такие как спорящие метла и совок, и обезьяна, бормочущая сама с собой. Что-то побудило его бежать. Он выбежал на улицу, а вернувшись в окно, увидел кровяную колбасу. Он держал острый нож и сказал: «Если бы я не предупредил тебя, я бы тебя убил!» Что может быть страшнее детской сказки о серийном убийце? Каким-то образом антропоморфизация кровяной колбасы делает ее еще более тревожной». — Перри Фергин, Балтимор, Мэриленд


Эндрю Лэнг/общественное достояние

«Румпельштильцхен»

«Озорной человечек-гоблин предлагает помочь девушке, которую король либо казнит, либо навеки посадит в тюрьму, если она не сможет использовать прялку, чтобы превратить обычную солому в золото.Улов? Она должна отказаться от своего первенца, если не сможет угадать имя чертенка в течение трех дней после того, как он придет забрать долг. Когда у нее рождается первый ребенок, возвращается Румпельштильцхен, и девочка отчаянно пытается угадать его имя, но безуспешно. Но в ночь перед третьим днем ​​она пробирается в лес, чтобы найти его, и слышит, как он поет песню, в которой раскрывает свое имя. На следующий день она произносит его имя, и он теряет свой приз, и они живут долго и счастливо.

Я думаю, что идея чертенка, похищающего младенцев, достаточно ужасна, как и идея научить детей опасностям влезать в долги с помощью повествования о практически невыигрышном магическом пари.Но есть множество экстра-ужасных версий этой истории, которые делают ее особенно жуткой. В одной версии, написанной братьями Гримм в 1857 году, Румпельштильцхен приходит в ярость, когда девушка угадывает его имя, что он задирает ногу и топает ею так глубоко в землю, что она там застревает, затем хватает свободную ногу и буквально рвет его собственное тело пополам». — Кристиан, Лас-Вегас, Невада


«Маленькая женщина»

«Крошечная женщина» — это версия старой английской сказки о привидениях, в которой маленькая женщина гуляет и находит на кладбище кость, которую она логически решает взять домой и съесть на ужин.Когда она вздремнет, появляется дух и требует кость, и женщина отвечает: «Возьми ее!» Тот факт, что каннибализм кажется совершенно нормальным, в то время как призрак, спасающий ее тело, должен быть пугающей частью [делает это жутким] ». — Келси Б., Сиэтл, Вашингтон


«Красные туфли»

«Избалованная девочка получает специальную пару красных туфель, которые носит везде. Мужчина накладывает на них проклятие, из-за которого она не может их снять, и постоянно заставляет ее танцевать.Она заканчивает тем, что танцует до смерти.

Моя мать ставила мне пластинки, чтобы помочь мне заснуть, когда я был ребенком, и на некоторых из них были истории. «Красные туфли» были на одном из них. Я до сих пор слышу, как читатель говорит: «Она заплясала себя до смерти!» После этого я ПОЛНОСТЬЮ ОЖИДАЛ! Я сразу же сказал маме, и она убрала пластинку из обращения, но она преследует меня до 50 лет». — Эрик Джонстон, Южная Каролина


Дж. Макфарлейн/Общественное достояние

«Бунип»

«Бунип — существо с удлиненным телом и уродливой головой.У него длинные когти на лапах и руках, и он издает ужасные визжащие звуки. Он обитает в биллабонгах, канавах и заболоченных болотах в австралийской глубинке. Он выживает, ловя и поедая детей в походах, особенно детей, которые немного непослушны. Он бродит в поисках этих непослушных детей, которые просто бесследно исчезают. Больше никогда не увидеть. Станут ли они еще одним Буньипом? Мне было около 7 лет, когда мне подарили книгу рассказов из других стран. Это была одна из историй.Несмотря на то, что Bunyip был в Австралии, а я жил в Англии, мне снились кошмары о том, как он пробирается в мою спальню, пока я сплю. Я мог быть немного непослушным ребенком, и я знаю, что кошмары снились мне долгое время. Я не знаю, как долго мое поведение улучшилось, но это определенно заставило меня дважды подумать, прежде чем начать шалить. Сейчас мне почти 70 лет, но Bunyip до сих пор заставляет меня содрогаться, когда я думаю об этом». — Дайан Ходжсон, Великобритания

Ответы были отредактированы для увеличения длины и ясности.

* Исправление: Этот пост ранее назывался The Tale of Samuel Whiskers как The Tale of Tom Kitten .

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>