МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Жанр загадки определение: Загадки — малые жанры устного народного творчества. Видеоурок. Чтение 2 Класс

Загадочный жанр — Год Литературы

Текст и фото: Наталья Харпалева

В незапамятные времена загадки имели сакральный смысл, были связаны с мифологией, инициацией, переходом человека в иное качество. Загадки, как и обрядовые песни, волшебные сказки, не сочиняли. Они складывались веками, по мере того, как человечество накапливало опыт. Ныне загадки — несерьёзный жанр, «два конца, два кольца, а посередине гвоздик». Впрочем, зарядка для мозгов современным детям необходима; и в своём новом качестве загадки опять стали актуальны. Дети, выросшие на «зимой и летом одним цветом», подросли, стали авторами и придумали свои загадки, которые уже их детям отгадать порой ой как непросто!

Г. Ильина

Загадки-обманки для дошколят

Издательство «Феникс» выпустило эту книгу в серии «Здравствуй, школа!» Необычная подача загадок — отличная находка автора, подходящая именно любопытным, весёлым шести- семилеткам. Что такое «обманка»? Это загадка, которая, кажется, сразу даёт тебе отгадку, но отгадку неправильную. Четверостишия с подвохом. Будь внимателен! Исправляй неточность и ищи верный ответ.

Отличным подспорьем такая книга станет для учителей начальных классов и для воспитателей подготовительных групп. Если разгадывать «обманки» всей компанией, можно и посмеяться вместе вдоволь, и смекалистость свою проявить. Благо — загадки несложные:

Эта птичка-невеличка

Услаждает людям слух.

Кто рассыплет на рассвете

Трели звонкие? Петух?

«Нет, не петух!» — смеются дети. — «А кто?» — «Соловей!»

Хорошо, что автор не просто заменил верную отгадку на неверную, а именно зарифмовал её в стишок. Не стал совсем уж упрощать ребятам задачу:

Кочерыжку закрывает

Новый листик вновь и вновь —

В огороде подрастает

На глазах у нас… морковь?

В небольшой книжке уместилось много разделов: животные и сказочные герои, насекомые и предметы быта, зимний спорт, профессии, школьные принадлежности… На несколько классных часов хватит и ещё на школьный капустник останется.

Картинки чёрно-белые, ненавязчивые. Их немного. Не могу сказать, что они как-то особенно украшают книжку, но не мешают — и то хлеб.

Н. Клименко

1000 игр, скороговорок, загадок

Cборник считалок, скороговорок и загадок издательства «Сова» издан в карманном формате. Компоновка возрастная — сначала размещены игры для совсем крох с пелёнок до четырёх лет, затем скороговорки для ребят, которые уже учатся говорить и, наконец, загадки для солидных молодых людей 5–8 лет. Автор предлагает детям самим найти неожиданные сравнения и придумать собственные загадки. Например, разглядеть в мелькнувшем в кустах лисьем хвостике язычок пламени. Почему нет?

Какие же сравнения нашла для своих загадок автор Нина Клименко?

Хоть чином и не хан,

На голове — султан,

А с золотом кубышки

Запрятаны под мышки.

Ни за что не догадаетесь! Кукуруза. Вот когда отгадку прочитаешь, сразу всё очевидно.

Небольшие графические рисунки-подсказки, которые попадаются на некоторых разворотах, упрощают разгадывание.

В некоторых местах в книжке прихрамывает рифма, но по сути загадки позитивные, весёлые и детям близкие. Например, о красках и кисточке:

Разноцветные сестрички

Жить не могут без водички —

Её сестрица деревянная

Хвостом носит из стакана.

Нарисуют на листе

Что захочется тебе.

Такая книжка будет хороша в дороге. Сидеть с малышом где-нибудь в автобусе или в электричке, ехать и разгадывать.

Все обо всем на свете. Развивающие игры, скороговорки, загадки

Включать загадки в сборники всякой детской интеллектуальной «развлекаловки» — обычная практика. Такие сборники головоломок, логических задачек, всяких зубодробительных «корабли лавировали-лавировали…» зачитывали до дыр в школьных библиотеках ещё наши родители.

В книге «Всё обо всём на свете» издательства «Харвест» раздел загадок занимает не очень большое, но оправданное место. Непонятно только, зачем издатели «закурсивили» загадки — мелкий шрифт на серой бумаге, да ещё курсивом прочитать непросто. И иллюстраций нет совсем. То есть предполагается, что книгу вслух читает взрослый. Или готовится по ней к проведению какого-то мероприятия с детьми. Впрочем, возможно «сложная» подача загадок — тоже часть интеллектуальной «зарядки». Да и вправду сказать, сами загадки попадаются непростые — для совсем малышей не годятся. Класса третьего можно попробовать разгадать:

Моря есть — плавать нельзя.

Дороги есть — ехать нельзя.

Земля есть — пахать нельзя.

Что это?

Вот и подумайте.

Или:

С бородой, а не старик.

С рогами, а не бык.

Лыко дерёт, а лаптей не плетёт.

Доят, а не корова.

Главное, чтобы в момент разгадывания рядом с ребёнком не оказалось всяких компьютерных девайсов, потому что отгадки «гуглятся» на раз. Но так не интересно. На то она и загадка, чтобы учиться думать своей головой.

Любимые детские загадки, скороговорки и считалки

В изданном в 2014 году сборнике издательства «РИПОЛ классик» загадки занимают бóльшую часть книги — 270 страниц из 320.

Сложное впечатление оставляет книга. Главная тому причина, видимо, неразборчивость составителя в подборе источников. В конце книги приведён список «литературы», хотя собственно литературы там кот наплакал — всего шесть книг. Зато перечислены целых тридцать интернет ресурсов, откуда, судя по всему, и накачан целый ворох загадок для школьников «на злобу дня», вроде:

Корпус компьютера. В нем то хранится,

Что компьютеру пригодится.

Корпус из пластика, стали, стекла,

В нем материнская плата жила,

А также процессор, ОЗУ, дисковод…

Что это за корпус, скажите, народ?

(Системный блок)

Оставим в покое художественные достоинства этого «актуального» произведения. Сама суть вызывает вопросы. «Материнская плата жила…». А теперь не живёт? Сломался компьютер? Судя по согласованию времён, процессору, ОЗУ и дисководу тоже не поздоровилось. Тоже «жили», а теперь — всё. И системный блок, кстати, — это не корпус. Корпус — лишь часть системного блока.

Современные дети это прекрасно знают, поэтому, как только на подобную загадку наткнутся, тут же отправят книгу куда-нибудь подальше.

В том же разделе загадка о принтере:

Бывает струйный, лазерный бывает.

Его всегда печатать заставляют.

Он на бумагу распечатает что нужно.

Печатник этот всем нам очень нужен. (Принтер)

Вас тоже впечатлила оригинальная рифма в двух последних строках?

Ладно, компьютерная техника — штука сложная. Пусть в ней будущие программисты и системные администраторы разбираются. В книге много других тем: «про географию», «про море», «про профессии», «про игры и игрушки» и даже «про знаки зодиака».

Объектом для создания загадки для авторов книги может стать всё, что угодно:

По городу едем

И их наблюдаем.

Места, что нам ценность

Собой представляют.

То могут быть парки, музеи культуры,

А может быть памятник архитектуры.

Как называются, знаешь ли ты,

Такие места неземной красоты? (Достопримечательности)

Что ж, теперь будем знать.

Или, скажем, раздел «про семью», который открывает книгу. Самая первая загадка:

Вот ведь дело-то какое

Нас не семеро, а трое:

Папа, мамочка и я

Но все вместе мы — (Семья)

Хорошая загадка. Грустная только. А ещё бывает, что в семье одна мама. Или один папа. А в Европе и того хлеще. Тоже можно загадку придумать. Вот ведь дело-то какое…

Черно-белые рисунки в книге мне тоже показались надёрганными, если не из интернета, то из каких-то разных источников. Уж больно разношёрстные по стилю и по настроению. Хотя, рядом с таким текстовым наполнением иллюстрации уже погоды не делают.

И. Мазнин

Весёлые загадки от А до Я

Симпатичная книга издательства «Родничок» скорее похожа на азбуку, чем на сборник загадок. Каждая загадка Игоря Мазнина — полноценное качественное стихотворение. Не зря об этом авторе, в своё время, тепло отзывалась сама Агния Барто. Кстати, в стихах Мазнина стиль Агнии Львовны отчётливо слышится:

Не люблю я эту склянку

И того, кто в ней живёт!

Он, конечно,

Лечит ранку,

Но уж больно

Сильно жжёт!. . (Йод)

Или вот красивая, лирическая загадка о жеребёнке:

Светит солнце, свищут птицы,

Тут и там ручьи журчат,

А по лугу мчат копытца

И подковками стучат…

Это кто ж такой игривый

Так несётся, что есть сил

И, плеща волнистой гривой,

Хвост по ветру распустил?

Книгу приятно держать в руках — удобный формат «школьной тетради», плотная бумага, крупный шрифт. Забавные красочные, очень профессиональные иллюстрации художника Ирины Блохиной отлично дополняют стихи так, что и угадывать-то ничего не приходится. Можно просто листать книжку вместе с ребёнком и разглядывать картинки. Заодно и буквы изучать. Загадок на Ь, Ы и Ъ в книге нет, после «щуки» сразу идёт «эхо», но общего впечатления это никак не портит.

Т. Шорыгина

500 загадок-считалок для детей

Н. Жуковская

500 загадок по алфавиту для детей

И. Агеева

500 загадок про слова для детей

«ТЦ Сфера» выпустила серию сборников загадок, объединённых числом 500 и различающихся принципом подбора: пятьсот загадок по алфавиту, пятьсот загадок про слова для детей, пятьсот загадок-считалок, и так далее. На любой вкус. Графических иллюстраций в книгах серии немного, но они хорошо прорисованы и везде вполне к месту. Что касается содержания, оно сильно разнится в зависимости от выбранного автором-составителем способа подачи материала.

В сборнике «500 загадок-считалок» загадки собраны в тематические циклы: времена года, деревья, цветы, звери, птицы, овощи и злаки… Составитель предлагает учителям и воспитателям организовывать тематическое занятие с дошколятами или младшими школьниками. Можно заниматься в группе и индивидуально. Загадки помогают развивать логическое мышление и смекалку, память и внимание, будят фантазию.

Правда, некоторые загадки с трудом можно причислить к считалкам. Мы привыкли, что считалки более-менее ритмически выстроены. Непонятно, как дети в кругу будут «считаться» с помощью такой, скажем, загадки:

Посмотрите на меня.

Разве не красавец?

Спинка — пятнистая,

Рога — ветвистые.

Или:

Она совсем небольшая,

В чашке сахар ею мешают.

Впрочем, большинство загадок соответствуют заявленной форме, а исключения «не считаются».

Сборник «500 загадок по алфавиту для детей» удивил актуальными авторскими загадками:

Как город, но дома пониже,

Да асфальт пожиже.

Да, взрослые читатели в курсе, что есть в России две беды. И деревенский асфальт у нас, как правило, пожиже городского. Не поспоришь. Выходит, и детям нужно готовиться к этому с малых лет. Загадки помогут.

Ещё пример авторского подхода к сложному загадочному жанру:

И в России, и во Франции, и в Дании

Прощаются словами «…»

Разгадка «до свидания» по компоновке книги относится к букве «Д». Если быть совсем занудой, во Франции прощаются словами au revoir, а в Дании farvel. Но это придирки.

На подобном фоне радуют традиционные народные загадки, к которым мы с детства привыкли:

Над бабушкиной избушкой

Висит хлеба краюшка.

Собака лает,

А достать не может.

Сразу от этих строчек и тепло, и уютно. И образы детям понятные. Хорошо, что такие загадки тоже включены в сборник.

Следующий сборник, «500 загадок про слова для детей», включает авторские загадки и шарады о словах, оригинальные викторины, вопросы на сообразительность и внимание. Эта книга подойдет и для младших школьников, и для шести- семиклассников. Здесь немного «классических» загадок. Больше викторин, больших тематических интеллектуальных заданий.

«Незнайкин список прочитанных сказок и книжек» предлагает детям угадать в переиначенных названиях знакомых всем книг оригиналы и вместе посмеяться над смешными переделками: «Шурочка Ряба», «Красная тапочка», «Гладкий утёнок»…

Есть в сборнике задания с вариантами ответов как в популярных телеиграх или в школьных тестах. К сложному слову предлагается и несколько вариантов его значения, одно из которых верное. Поди, угадай, что такое «противень» — очень противный человек, сосед, живущий напротив, или металлический лист с загнутыми краями для жарения, печения в духовке.

Пропавшие буквы, загадки-шарадки, весёлая этимологическая викторина… Интересное развлечение не только для детей — для всей семьи.

Загадка как жанр современного фольклорного дискурса

Похожие статьи

История и изучение

народных загадок в отечественном…

Чтобы исследовать народную, или фольклорную, загадку следует дать её четкое определение. Многие исследователи, исходя из того, что загадка загадывается в расчете на разгадку, определяют её как текст в форме вопроса и ответа.

Песенный

фольклор как явление культуры | Статья в сборнике…

Безбрежны просторы народной культуры, границы фольклора трудно очертить.

Музыкальный фольклор в контексте современной культуры — одна из острых и популярных тем сегодняшнего музыкознания.

Базовый концепт «дом» в пословицах | Статья в журнале…

Современные методологические подходы

В настоящее время национальные культуры, в том числе и калмыцкая культура в условиях соседства с другими языками

Свой дом – свой дворец (В калмыцком фольклоре существует эквивалент – Хар гертін – хан, бор гертін – богд – букв.

Устное

народное творчество как фактор социального и духовного…

Искусство слова отражало действительность через художественные образы, показывало

В народном творчестве (фольклоре) существуют различные жанры, это: песенные

Первое знакомство ребенка с народной поэзией начинается с малых фольклорных форм: пестушек. ..

Приобщение детей раннего возраста к традициям русской…

Библиографическое описание: Маттис О. И. Приобщение детей раннего возраста к традициям русской культуры средствами малых форм фольклора [Текст]

— Знакомство детей с малыми фольклорными формами (сказками, потешками, песнями, пословицами, поговорками и т. п.)

Фольклорно-этнографический компонент в художественной…

Ключевые слова: фольклор, фольклорный образ, А. Кекильбаев, этнографизмы, казахская литература.

В современной казахской литературе особое место отводится национально-фольклорным образам.

К проблемам лингвокогнитивного исследования калмыцкого.

..

Особый интерес для современной когнитивной лингвистики представляют фольклорные тексты. Используя существующие на сегодняшний день теоретические представления, фольклорный текст можно определить как культурный код нации…

Фольклорные праздники как средство приобщения дошкольников…

Развитие культуры современного подрастающего поколения — проблема, которая требует поиска оптимальных и эффективных путей её решения в

Фольклорные праздники в детском саду проводятся в соответствии с традиционным народным календарем праздников.

Народная педагогика как неисчерпаемый ресурс воспитания

Разучивали с детьми потешки, песенки, читали сказки — знакомились с жанрами устного народного творчества.

Необходимо, чтобы дети с ранних лет узнавали культуру своего народа через игры-забавы, загадки, пословицы, и поговорки, сказки и произведения…

История и изучение народных загадок в отечественном и зарубежном языкознании

Библиографическое описание:

Титова, Н. Г. История и изучение народных загадок в отечественном и зарубежном языкознании / Н. Г. Титова. — Текст : непосредственный // Современная филология : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа : Лето, 2011. — С. 197-203. — URL: https://moluch.ru/conf/phil/archive/23/183/ (дата обращения: 17.07.2021).

Текст, являясь одним из способов существования языка, способен отражать национально-культурную специфику того или иного этноса. В современной лингвистике (см. работы И.М. Авдей, Ю.Д. Апресяна, Ю.А. Бельчикова, Е.М. Верещагина, В.В. Воробьева, Д.Б. Гудкова, И.М. Кобозевой, В.Г. Костомарова, А.А. Леонтьева, Ю.А. Сорокина, С.Г. Тер-Минасовой и др.) различают культурно-нейтральные и культурно-маркированные тексты. Загадки играют немалую роль в накапливании и передаче коллективного опыта из поколения в поколение, поэтому они являются культурно-маркированными текстами, так как сквозь призму загадки можно проникнуть в образ мышления нации, а также взглянуть на мир глазами носителей этой культуры.

Загадки представляют собой своеобразный способ отражения национальной картины мира, раскрывая перед нами логику, мышление, мировосприятие и мироощущение того или иного этноса.

Присущие загадкам иносказательность, богатство образных ассоциаций, смысловая ёмкость, структурно-семантическая завершенность и, несомненно, близость к народной речи позволяют рассматривать данные микротексты в качестве репрезентантов общей языковой системы, освоенной в практике лингвокультурной коммуникации.

Определение загадки

Чтобы исследовать народную, или фольклорную, загадку следует дать её четкое определение.

Многие исследователи, исходя из того, что загадка загадывается в расчете на разгадку, определяют её как текст в форме вопроса и ответа. Данного определения относительно формы народной загадки придерживаются такие языковеды, как Р. Абрахамс (1972), Д. Дандес (1929), Ю.М. Соколов (2007).

Согласно определению Ю. Г. Илларионовой, загадка может принимать три формы: простого вопросительного предложения, простого повествовательного, а также сложного повествовательного предложения, в которых вопрос присутствует в скрытой форме [10, с. 15].

М.А. Рыбникова, поддерживая Ю.Г. Илларионову в том, что «свежая, сохранившаяся загадка звучит повествованием» [9, с. 22], наряду с этим выявляет форму диалога и рассказа.

П.Г. Богатырев, Н.И. Кравцов, С.Г. Лазутин, А. П. Квятковский, В.В. Митрофанова определяют загадку как «построенное в виде иносказания небольшое фольклорное произведение, содержащее замысловатый вопрос, на который необходимо дать исчерпывающий ответ» [12, с. 83].

В. П. Аникин, А. П. Квятковский, В. В. Митрофанова, Д. Н. Садовников обращают внимание на поэтическую природу народной загадки. И, несмотря на то, что большая часть народных загадок посвящена самым простейшим и привычным предметам домашнего обихода, а также домашним животным и природным явлениям, они (загадки) раскрывают поэтическую сторону в этих предметах и явлениях, открывая «полный простор для творческой фантазии народа» [8, с. 258].

Говоря о лексической составляющей народных загадок, большинство исследователей отмечают, что «язык отличается своею простотою и непринужденностью, в противоположность книжной искусственности. В словосочетании и особенно в словорасположении здесь гораздо более свободы, нет того старания стиснуть речь в длинный, связный период, как в книжной литературе» [7, с. 81].

Несмотря на лексическую неоднородность, словарный состав народной загадки, за редким исключением, не выходит за рамки крестьянской жизни.

Интерес к изучению лексической составляющей народной загадки был вызван особенностями речевых форм, которыми пользуется загадка, а также редкими диалектальными особенностями и отклоняющейся от стандартной логики грамматической структурой [9, с. 16].

Семантическую структуру народной загадки можно рассмотреть с позиции взаимосвязи трех её компонентов: загадываемого объекта, или денотата; замещающего, или кодирующего, объекта и так называемого «образа», описания, применительного к обоим объектам. Описание строится на основе разных видов ассоциативных связей, вызванных употреблением тех или иных разновидностей тропов.

Для многих загадок характерна иносказательная форма построения, которая придается загадкам не только для затруднения отгадки, но и вместе с тем она призвана раскрыть внутренние скрытые свойства описываемых вещей и явлений.

Иносказание, по мнению многих исследователей, выражено метафорически. «Метафора в загадках характеризует специфику их содержания и формы, лежит в основе их стилистической и композиционной организации, определяет сами творческие принципы художественного отражения действительности. Метафора – душа загадки. Понять метафору – значит понять саму загадку, раскрыть её суть, определить её жанровые особенности» [13, с. 94].

Первым, обозначившим особую роль метафоры в загадке, был Аристотель, определивший суть загадки в том, чтобы изобразить факты в невозможном языковом сочетании, что не может быть выполнено посредством простой последовательности обычных слов, а только при помощи метафор.

Позицию о метафоричности народной загадки также поддержали П. Г. Богатырев (2007), В. В. Митрофанова (1978), Ю. М. Соколов. А. Тэйлор даёт следующее определение загадке: «истинная загадка состоит из двух описаний объекта, метафорического (фигурального) и буквального, и сбивает с толку слушателя, которые делает попытки определить объект, средства описания которого противоречивы» (перевод мой – Н. Т.) [20, с. 1].

Наряду с метафорой М. А. Рыбникова в своём сборнике «Загадки» (1932) выделяет метонимию, а А. Лехет (Arthur Lehet) – игру слов в качестве средств построения ассоциативных связей в загадке.

А. П. Квятковский рассматривал внутреннюю форму загадки, построенной на принципе замедленной метафоры, вернее – симфоры, высшей формы метафорического выражения, в котором опущено звено сравнения и даны характерные для предмета признаки, вследствие чего образ неназванного прямо предмета ощущается как чистое художественное представление, совпадающее с понятием о предмете [11, с. 264]. Также он выделял такие виды семантических изменений, как каламбурный алогизм и затрудненный параллелизм.

Д. Нойс (Dorothy Noyes), исследуя описательную часть загадки, установила, что загадка осуществляется посредством введения в описательную часть так называемого «блок-элемента», то есть двусмысленного выражения, которое лишает описание ясности. Двусмысленность может возникнуть на любом уровне лингвистического кода как фонологического, так и семантического, что часто представлено противоречивостью или парадоксом внутри описания [18, с. 728].

Таким образом, следует отметить, что двусмысленность в описании загадываемого объекта возникает в тех случаях, когда языковые выражения приобретают вторичные значения, то есть происходит вторичная семантизация знаков.

Джэймс Джордж Фрэйзер (James George Frazer), исследуя функциональные особенности загадок, так же, как и В. П. Аникин, считал, что первоначально загадки являлись иносказаниями, принятыми в те времена, когда по некоторым причинам говорящему было запрещено употребление прямых терминов. Таким образом, он ввел гипотезу о причастности загадки к табу. Он выделил три ситуации, в которых прибегали к табу: 1) ритуалы, связанные со смертью; 2) обряды плодородия в сельскохозяйственных циклах; 3) упоминания половой жизни, – всё это отражено в его книге «The Golden Bough» («Золотой сук») (1911).

По мнению В. П. Аникина и Дж. Дж. Фрэйзера, загадка являла собой нетрадиционный способ общения, а именно, тайную условную речь, что отразило процесс накапливания опыта предыдущих поколений, условия жизни народа, его культуру, историю и географию страны [14, с. 104-105].

В определении загадки, сформулированном В. П. Аникиным, загадка являет собой «поэтическое замысловатое описание какого-либо предмета или явления, сделанное с целью испытать сообразительность человека, равно как и с целью раскрыть ему глаза на поэтическую красоту и богатство предметно-вещественного мира» [8, с. 18].

А. Тэйлор (Archer Taylor) наряду с Р. Петшем (Robert Petsch) основной функциональной особенностью загадки считали сбить слушателя с толку и намеренно ввести его в заблуждение. «Истинные загадки нацелены на завуалированное, побуждающее к размышлениям, вводящее в заблуждение поэтическое описание объекта» (Перевод мой – Н. Т.) [17, с. 15].

Этой же позиции придерживались К. Ф. Флёгель (Karl-Friedrich Flögel), немецкий паремиолог и американские языковеды Р. Абрахамс (Roger D. Abrahams) и А. Дандес (Alan Dundes), рассматривающие загадку как вводящее в заблуждение представление неизвестного объекта с целью проверки находчивости слушающего/читающего [18, с. 130-131].

Нацеленными не на проверку, а на стимулирование умственной деятельности реципиента загадки рассматривала Мария Гимбутас (Marija Gimbutas), американский археолог и культуролог литовского происхождения.

Таким образом, можно отметить, что с течением времени функциональные особенности загадок подвергались изменениям, превращаясь из способа общения и обмена информацией в праздное развлечение, нацеленное на испытание умов и проверку сообразительности.

Проанализировав всё вышесказанное, «народную загадку» определяем как языковую единицу, используемую в актах коммуникации с целью общения, обмена информацией, проверки сообразительности, кодирования табуированной лексики, а также праздного развлечения читающего/слушающего. Загадка реализуется двумя активными исполнителями, один из которых осуществляет иносказательное описание объекта, его параметров или функций, посредством введения в текст семантически неоднозначных конструкций (метафоры, игры слов, парадокса, каламбурного алогизма и т.п.), а второй – угадывает зашифрованный в иносказательном описании объект.

История русской загадки в лексикографии

Загадки появились во времена глубокой древности, однако собирание и издание текстов этого жанра началось сравнительно недавно. О. Н. Говоркова делит историю собирания русских народных загадок на три этапа.

Первые упоминания о бытовании загадок можно встретить в летописях, в памятниках древнерусской письменности середины XVII в., где загадка уже выступала как самостоятельный жанр. Загадка подвергалась осуждению вместе с обрядовыми играми, песнями и плясками, хотя и была широко распространена в народном быту.

Первые специальные сборники загадок появляются только в XVIII веке. Сборник загадок В. А. Левшина «Загадки, служащие для невинного разделения праздного времени» (1773) считается началом популярных изданий.

До 30-х годов XIX века загадки не были специальным объектом исследования, их собирание осуществлялось в основном в рукописной традиции. Вначале издание загадок тесно было связано с публикацией пословиц и поговорок, но в период общего подъема интереса к фольклору и изучению устного народного творчества, загадки стали выделять в самостоятельный жанр. Постепенно к середине XIX в. складываются научные принципы публикации загадок. Формировалось два типа публикаций: к первому типу относились сборники загадок отдельных собирателей, которые представляли материал одного региона или деревни; ко второму типу относились сводные сборники, состоящие из материалов разных собраний [6, с. 94].

Одним из первых сборников второго этапа была книга И. П. Сахарова «Сказания русского народа» (1836). В данном сборнике прослеживалось смешение жанров, загадки были разбросаны среди большого количества пословиц.

В. И. Даль уже в 40-е годы XIX в. собрал свой основной фонд словарного и фольклорно-этнографических материалов и в 60-е гг. опубликовал их в своих главнейших трудах – «Толковый словарь великорусского языка» и «Пословицы русского народа»; в последнем сборнике были опубликованы и загадки. В. И. Даль в основном шел от устной традиции, тщательно пересмотрев прежние издания, он почти не включил в свой сборник загадки рукописного или книжного происхождения. Впервые был применен предметный принцип в расположении материала, однако В. И. Даль не выделил загадки в самостоятельный жанр, поместил их среди пословиц.

В 60-е годы XIX в. в русской фольклористике наступил новый этап, в том числе и в истории собирания, публикации и изучения народных загадок.

Выделение нового этапа связано в основном с появлением сборников И. А. Худякова «Великорусские загадки» (1861) и Д. Н. Садовникова «Загадки русского народа. Сборник загадок, вопросов, притч и задач» (1876). Сборник И. А. Худякова содержал 731 загадку, расположенную в алфавитном порядке по отгадкам. Сборник Д. Н. Садовникова содержал 3500 загадок, в основу расположения материала был положен предметно-тематический принцип. С появлением этих сборников началось новое осмысление жанра.

Новый, третий, период в собирании и изучении загадок связывают прежде всего с их исследованием. После выхода сборника М. А. Рыбниковой (1932) фактически изучение загадок на четверть века замерло, поэтому третий период начался с появления работ В. П. Аникина (1957). В те же годы к исследованию загадок приступила В. В. Митрофанова, внесшая, пожалуй, самый весомый вклад в их изучение. В 1978 году выходит сборник «Русские народные загадки», где автор рассматривает вопросы происхождения и изучения загадок, их тематику, дает определение жанра, анализирует художественное своеобразие и историческое развитие жанра загадки. Загадкой стали интересоваться лингвисты, ученые как традиционного направления, так и структуралисты, семиотики, паремиологи.

В «Паремиологическом сборнике», который вышел в свет в 1978 г., были раскрыты новые свойства пословиц и загадок, так как был проведен структурно-семантический анализ данных паремий. «Паремиологические исследования» (1984) продолжили Ю. И. Левин, Г. Л. Пермяков, В. Н. Топоров.

В 1994-1995 гг. институт славяноведения и балканистики РАН издал коллективную двухтомную монографию «Исследования в области балтославянской духовной культуры. Загадка как текст» (под редакцией Т. М. Николаевой), где рассматривается антропоцентрическая сущность загадки. Первый том данной монографии посвящен генезису, структуре и языку загадки, ее отношению к пословице, прибаутке, песне, заговору и другим видам паремий, а также рассматриваются прагматические аспекты жанра загадки. Второй том включает в себя статьи, посвященные сопоставительному анализу загадки и иных малых жанров устного народного творчества. Загадка рассматривается как текст, обращенный к человеку, текст, отражающий постижение человеком мира.

В последние десятилетия созданы основополагающие учебники и учебные комплексы по курсу «Русское народное поэтическое творчество» для высших учебных заведений под редакцией В. П. Аникина, А. М. Новиковой, С. Г. Лазутина и др. Данный факт дает надежду на то, что интерес к фольклору (и к загадке тоже) станет более широким среди молодежи.

Интерес к народной загадке питался сознанием, что этот жанр ценнее любого другого энигматического жанра. Её рассматривали не в ряду других загадочных вопросов, а противопоставляя им всем.

Изучение русской загадки

Изучение загадок имеет богатую историю, которая начинает свой отсчет задолго до начала нашей эры.

Согласно памятникам древнерусской письменности, много столетий тому назад загадка выступала не только в качестве праздного испытания ума, а являлась средством для иносказательно-условного общения людей при всевозможных тайных обменах информацией в военных и дипломатических делах. Д. Н. Садовников отмечает, что в ту пору в виде речи сугубо условного качества загадки применялись на разных состязаниях в мудрости и находчивости, не только в кругу семьи, но и в общении с неприятелем.

В. Серебренников утверждал, что «на Руси время загадывания загадок точно определялось народными приметами – «запук(г)ами». Нельзя было загадывать загадок днем, летом и в пост, ибо, если будешь загадывать загадки в это время, то коровы не будут ходить «с воли» домой или их может в лесу задрать волк или же сам заблудишься в лесу. Загадывать загадки можно было осенью, по окончании полевых работ, когда начнут по вечерам сидеть с огнем. Загадки загадывались на помочах, посиделках или в кругу своей семьи» [15, с. 1].

Мнение о древности происхождения загадок поддерживали также Ф. И. Буслаев (1861), А. Н. Афанасьев (1866-69), И. А. Худяков (1861). Возникновение загадок они связывали с мифотворчеством. И. А. Худяков («Великорусские загадки» 1861) считал, что самые древние русские народные загадки содержат черты мифологизма. Однако большинство дошедших до XIX в. загадок, по его мнению, есть результат своеобразного отражения исторической жизни народа. Ф. И. Буслаев («Исторические очерки русской народной словесности и искусства» 1861) считал, что загадка отразила жажду человека к знанию, к пониманию важнейших явлений жизни. А. Н. Афанасьев («Поэтические воззрения славян на природу» 1866) рассматривал загадки в связи с изучением сказаний и мифов древних славян. Он считал загадки обломками старинного метафорического языка.

Известно, что загадки широко входили в обряды, применялись при испытаниях мудрости и смекалки. В сказках и мифах загадки отгадывают вожди и герои, мудрецы и пророки, тем самым, утверждая своё право быть предводителями народа [5, с. 423].

Связь загадок с тайной условной речью крестьян хорошо показана В. П. Аникиным в работе «К мудрости ступенька. О русских песнях, сказках, пословицах, загадках, народном языке» (1988), который утверждал, что в древние времена охотники, рыболовы прибегали к тайной условной речи, а именно придумывали подставные условные названия орудий лова и охоты, названия промысловых птиц и зверей, дабы скрыть свои приготовления и сохранить в тайне намерения порыбачить и поохотиться; а так же, чтобы избежать нежелательных действий со стороны сознательных, по мнению человека, стихийных сил. Этот обычай долго присутствовал в жизни русских людей, а также других народов. Словесные запреты налагались по большей части на названия лесных и полевых зверей и птиц, на орудия лова и охоты, на обозначения места охоты и лова, на названия средств передвижения, домашней утвари и пищи, на названия «черной» силы и т.д.

У некоторых народов существовал обычай, по которому женщины не называли родственников мужа по имени. История возникновения подобных обычаев часто связана с так называемым табу и с верованиями древних людей, считавших, что слова имеют магическую силу.

В. И. Чичеров, подчеркивая древность загадок, отмечал, что они порождены условиями жизни первобытного общества, их основой была общественно полезная трудовая деятельность народа. И не случайно загадки входили в земледельческие обряды, а в сказках и песнях персонифицированные силы природы загадывают человеку загадки и покоряются отгадавшему их. Человек стремился разгадать тайный язык природы, чтобы обладать ей. Познание и борьба человека с силами природы воспроизводится в мифологических образах посредством загадывания загадок русалками, лешими и тому подобными сверхъестественными существами [16, с. 15].

В загадках народ запечатлел свои старинные воззрения на мир. Близкое отношение загадки к мифу придало ей значение таинственного ведения, священной мудрости, доступной преимущественно существам божественным. «У греков задает загадку чудовищный Сфинкс; в скандинавской «Эдде» боги и великаны состязаются в мудрости, задавая друг другу загадки мифического содержания и побежденный должен платить своею головою. Славянские предания загадыванье загадок приписывают бабе-яге, русалкам и вилам; как лужицкая полудница наказывает смертью того, кто не сумеет ответить на её мудреные вопросы, так и наши русалки готовы защекотать всякого, кто не разрешит загаданной ими загадки» [3, с. 11].

Систематическое изучение загадки началось в XIX веке. С. Я. Сендерович выделяет два периода изучения загадок: филологический, вторая половина XIX – первая половина ХХ века, и этнологический, или антропологический, вторая половина ХХ века.

«Филологическая традиция опиралась на интуитивно определяемые стилистические наблюдения и шла по пути их анализа с точки зрения разгадки <…> Филологическая традиция рассматривала загадку как текст, не принимая во внимание реальных условий ее загадывания и разгадывания. Универсально разделяемой догмой в этой традиции было представление, что загадка должна быть разгадана с помощью индивидуальной остроты ума. В этом ключе проходил анализ загадки» [14, с. 40].

Однако появилась другая позиция, которая широко разделялась этнологами. Народная загадка в естественных условиях загадывания-разгадывания не предназначена для разгадывания посредством индивидуальной остроты ума; разгадка представляет собой общинную собственность; оба участника процесса загадывания и разгадывания энигматического текста либо владеют и вопросом и ответом, либо находятся в процессе передачи этого знания от одной стороны – другой.

История английской загадки в лексикографии

Первый сборник английских истинных загадок «The Demands Joyous» («The Merry Riddles» букв. «Веселые загадки») появляется в Лондоне в 1525 году, на заре книгопечатания. Сборник был выпущен в печать Винкином де Вордом (Wynkyn de Worde), который был известен своим сотрудничеством с Вильямом Кекстоном (William Caxton), английским первопечатником. Загадки из данного сборника были французского происхождения, заимствованные из сборника «Demandes joyeuses en manière de quodlibets», и переведены на английский язык неизвестным автором. Оригинал содержал 87 загадок, в сборнике В. Ворда было представлено 54 загадки.

В 30-е годы ХVI века выходит сборник загадок Вильяма Растелла (William Rastell) «A Hundred Merry Riddles» букв. «Сто веселых загадок», содержащий 76 загадок.

Большой интерес представляет антология из 144 загадок «The Holme Riddles» букв. «Загадки Холма», собранная семьёй Рендела Холма (Randle Holme) из Честера (Chester). Сборник загадок выходит во второй половине XVII века (1650-1675).

В 1792 году выходит «безымянный» сборник загадок «A Choice Collection of Riddles, Charades, Rebuses» букв. «Лучшее собрание загадок, шарад, ребусов».

Немаловажную роль в истории собирания и изучения английских загадок сыграл Арчер Тэйлор, американский паремиолог. Он являлся президентом общества американского фольклора (American Folklore Society) (1936-1937), членом лондонского и ирландского фольклорных обществ (London Folklore Society, Folklore of Ireland Society), а также редактором журнала американского фольклора (Journal of American Folklore). В 1939 году выходит его книга «A Bibliography of Riddles» букв. «Библиография загадок».

В то время популярным было собирание загадок с параллелями из разных языков. Первым, попытавшимся осуществить сравнительное изучение, был Эжен Роллан (Eugène Rolland), который в своем сборнике «Divinettes ou Énigmes populaires de la France» букв. «Популярные загадки Франции» подобрал к некоторым французским загадкам параллели из других языков (1877).

Богатую коллекцию таких параллелей представил Арчер Тэйлор (Archer Taylor) в «English Riddles from Oral Tradition» (1951) букв. «Английские загадки из устной традиции». Число разноязычных собраний, из которых автор черпает параллели, превышает тысячу; они охватывают примерно две с половиной сотни языков и диалектов. Несмотря на впечатляющее число энигматических единиц и их параллелей, представленных Тэйлором в данной книге, необходимо отметить, что он акцентировал внимание читателя на сходствах, тогда как расхождения, представляющие не меньший интерес, остались неизученными.

В 1983 году выходит книга «Dictionary of Riddles» букв. «Словарь загадок» под редакцией Марка Брианта (Mark Bryant), в которой представлена история загадок с древних времен и до наших дней, а также собрано около 1500 загадок на английском, французском, итальянском и других языках.

В настоящее время классификации изучения английских энигматических текстов не создано.

Литература:
  1. Аникин В.П. К мудрости ступенька. О русских песнях, сказках, пословицах, загадках, народном языке: очерки; рис. А. Бисти / В. П. Бисти. – М.: Дет. лит., 1988. – 176 с.

  2. Аникин В.П. Русское устное народное творчество (Фольклор): метод. указ / В. П. Аникин. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981 – 95 с.

  3. Афанасьев А.Н. Мифология древней Руси / А. Н. Афанасьев. – М.: Эксмо, 2005. – 608 с.

  4. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: справ. — библиогр. матер. / А. Н. Афанасьев. – М.: Индрик, 2000. – 576 с.

  5. Буслаев Ф.И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. Т. 1. Народная поэзия / Ф. И. Буслаев. – СПб., 1861 (Тип. т-ва «Общественная польза»). – 662 с.

  6. Говоркова О.Н. Русская народная загадка (история собирания и изучения): дис. … канд. филол. наук / О.Н. Говоркова. – Москва, 2004. – 162 л.

  7. Добролюбов Н.А. О поэтических особенностях великорусской народной поэзии в выражениях и оборотах // Добролюбов Н.А. Собрание сочинений: в 9 т / Н.А. Добролюбов. – М.; Л., 1961. – Т. 1. – С. 81 – 84.

  8. Загадки русского народа: сб. загадок, вопросов, притч и задач / сост. Д. Садовников; вступ. ст. и примеч. В. Аникина. – М.: ТЕРРА, 1996. – 335 с.

  9. Загадки / сост. М. А. Рыбникова. – М.; Л.: ACADEMIA, 1932. – 488 с.

  10. Илларионова Ю. Г. Учите детей отгадывать загадки / Ю. Г. Илларионова. – М.: Просвещение, 1985. – 160 с.

  11. Квятковский А. Поэтический словарь / А. Квятковский. – М.: Сов. энцикл., 1966. – 375 с.

  12. Кравцов Н.И. Русское устное народное творчество: учеб. для фил. спец. ун-тов. – 2-е изд. / Н. И. Кравцов, С. Г. Лазутин. – М.: Высш. шк., 1983. – 448 с.

  13. Лазутин С.Г. Поэтика русского фольклора: учеб. пособие для филол. фак. ун-тов и пед. ин-тов по спец. «Рус. яз. и лит-ра». – 2-е изд. / С. Г. Лазутин. – М.: Высш. шк., 1989. – 208 с.

  14. Сендерович С.Я. Морфология загадки / С. Я. Сендерович. – М.: Школа «Языки славянской культуры», 2008. – 208 с.

  15. Серебренников Б.А. К проблеме «Язык и мышление»: (Всегда ли мышление вербально?) / Б. А. Серебренников // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. – 1977. – Т. 36, № 1. – С. 9 – 17.

  16. Чичеров В.И. Введение // Чичеров В. И. Русское народное творчество: учеб. пособие / В. И. Чичеров. – М., 1959. – С. 3 – 22.

  17. Cook E. Enigmas and Riddles in Literаture / E. Cook. – Cambridge: Cambridge University Press, 2006. – 291 p.

  18. Dorson R.M. Folklore and Folklife: An Introduction / R.M. Dorson. – Chicago: The University of Chicago Press, 1972. – 572 p.

  19. Dorson R.M. Buying the Wind: Regional Folklore in the United States / R. M. Dorson. – Chicago: The University of Chicago Press, 1964. – 575 p.

  20. Taylor A. English Riddles from Oral Tradition / A. Taylor. – Cambridge: Cambridge University Press, 1951. – 959p.

Основные термины (генерируются автоматически): загадка, народная загадка, сборник загадок, Изучение загадок, сборник, буква, обмен информацией, русский народ, самостоятельный жанр, тайная условная речь.

Понятие загадки и история загадки

Что такое загадка

Чтобы понять, что такое загадка, нужно в первую очередь знать определение метафоры. Что ж, метафорой называют такое слово или выражение, которым можно описать предмет, при этом, не называя его самого. То есть, это выражение в переносном смысле словно сравнивает предмет с ему похожим, используя их единое свойство. Например, если вам скажут: “я вышел из себя”, вы сразу поймете, что человек расстроен и зол.

Итак, загадка – это метафорическое выражение, то есть такое выражение, которое описывает предмет при помощи его связи с каким-нибудь другим предметом, при наличии у этих предметов общего свойства. Суть заключается в том, что человек должен отгадать о каком предмете идет речь.

Предположим, вам загадывают загадку:

Два близнеца — два братца,

На нос верхом садятся,

Сами верхом, а ноги — за ушами.

Ответ – очки.

Вот мы и разобрались, что такое загадка. Стоит только отметить, что загадки – это не простонародное творчество или развлечение, это отличный способ развития логики у детей при приятном времяпрепровождении. С маленькими детьми таким методом можно изучать части тела, зверей и птиц, сказочных героев и многое другое.

История загадки

Древние загадки – это зеркало души наших предков. Часто они отражают их мистические верования, объяснения природных явлений и вообще всего происходящего вокруг них. Конечно, с течением времени люди стали смотреть на загадки больше как на развлечение, чем как на поэтическое описание происходящего вокруг в иносказательной форме. В русских народных сказках часто герою приходится разгадывать загадки, чтобы показать смекалку или исполнить какое-то заветное желание, ведь наши предки верили в силу загадок.

Отношение к загадкам изменилось в христианские времена. Понятие загадки в Священном писании имеет особое значение. Обычно, загадки используются как мудрые вопросы о происхождении нашего мира. Например, загадка Самсона:

Что слаще мёда, и что сильнее льва?

Ответы не приводятся, их нужно найти для себя самим. Для кого-то наиболее подходящим и простым ответом может показаться сон человека, а кто-то может подумать, что любовь слаще мёда и сильнее льва…

История загадки на этом только начинается. С течением времени загадка как жанр только всё быстрее получала развитие. Древние греки, римляне по-разному, но всё же активно использовали этот творческий вариант изложения происходящего и окружающего. И вот уже в 19 веке началось научное собирание загадок и размещение их в сборниках, которые и доходят до нас с вами.

«Малые жанры фольклора. Загадки» с применением технологии РКМЧП.

Конспект урока литературы в 5 классе

по теме: «Малые жанры фольклора. Загадки»

с применением технологии РКМЧП.

Тип урока: Урок открытия новых знаний

Вид урока: урок смешанного вида

Цели урока: расширение представлений о загадках и их разновидностях.

Задачи:

Обучающие:

  1. Познакомить с загадками русского народа, а также авторскими загадками.

  2. Показать, что лежит в основе загадки.

  3. Выявить общие и различные черты с другими малыми жанрами фольклора.

Развивающие:

1. Развивать смекалку и умения быстро разгадывать загадки.

2. Развивать аналитические способности при отгадывании загадок и определении их тематики.

Воспитательные:

1. Воспитывать любовь к русскому народному творчеству.

2. Воспитывать интерес к самостоятельному творчеству.

Оборудование: карточки, кубик с надписями, цветные конверты с набором слов для составления загадки.

Планируемый результат:

Предметные

Умеет определить особенности жанра загадки, отличает ее от других малых жанров фольклора и понимает специфику ее построения. Знает правила устного речевого общения, лексические, грамматические нормы современного русского литературного языка.

Личностные УУД

Проявляет смекалку и аналитические способности при отгадывании загадок.

Метапредметные:

Познавательные УУД

Осуществляет анализ информации, устанавливает причинно-следственные связи, делает обобщения, выводы.

Регулятивные УУД

Умеет принимать и сохранять учебную задачу, определять последовательность промежуточных целей и способов достижения с учетом конечного результата; вносит необходимые коррективы после анализа хода и способа действий решения поставленной задачи.

Коммуникативные УУД

Умеет выражать свои мысли, строить высказывание в соответствии с задачами коммуникации; готов признавать возможность существования разных точек зрения, аргументировать и излагать свое мнение.

Ход урока:

1. Мотивационный этап.

На доске записаны два текста. Определите, к какому жанру они относятся.

1. Два братца

Пошли по воду купаться (ведра).

2. Четыре брата бегут –

Друг друга не догонят. (колеса).

2. Этап актуализации знаний по предложенной теме

— Как вы определили, что это загадки? (в них прямо не названы предметы, о которых идет речь, а только зашифрованы их признаки)

3. Выявление затруднения

– Сегодня на уроке мы продолжим знакомиться с малыми жанрами фольклора. Узнаем, как произошли загадки и будем сами учиться сочинять загадки.

Как вы думаете, легко придумывать загадки? (нет) А почему? Далее, используя прием «корзина идей», все предполагаемые ответы учащихся записываем на доске. (для этого нужно много знать, быть наблюдательным, уметь выделять главное)

Действительно, загадки – увлечение детей, они развивают сообразительность отгадывающих, а вот сочиняли их раньше, как правило, взрослые люди, и они несли ответственность за них, так как зачастую от загадок зависела жизнь человека.

Во многих сказках предлагается герою загадка, и от этого ответа будет зависеть его жизнь или судьба.

В Древней Греции есть город Фивы, в одной из легенд жило там страшное чудовище Сфинкс, и он загадывал загадку, а кто не мог отгадать, то съедал и только один герой отгадал.

– Попробуйте и вы эту загадку отгадать.

Что ходит утром на 4 ногах,

В полдень – на 2 ногах,

А вечером на 3 ногах?

Ответ: Человек.

Почему вы так думаете?

(Утро сравнивается с малышом, который не может ходить. Полдень с человеком, который хорошо ходит, а вечер сравнивается с пожилым человеком.)

Нелегко придумать да отгадать такую загадку.

4. Разработка плана по выходу их создавшегося затруднения

– А что нужно знать для составления загадки?

Прочтите и отгадайте загадки написанные на доске:

Лежал, лежал, Круглая, а не месяц,

Да в речку убежал. (снег) Жёлтая, а не масло,

С хвостиком, а не мышь (репа)

Чем загадки схожи с пословицами и поговорками? (короткие, меткие, рифмованные)

Чтобы самим придумать загадку, надо знать особенности этого жанра и его отличия от других, похожих.

5. Реализация выбранного плана по разрешению затруднения. Составление опорного конспекта

Загадка — краткое образное определение предмета или явления в иносказательной, нарочно затемнённой форме.

Основные черты жанра:

  1. краткость,

  2. конкретность,

  3. ритмичность и рифмованность,

  4. возможна форма вопроса,

  5. метафоричность.

Сообщение учителя.

Знание загадок приносило счастье. В загадках используется иносказательная речь, т.е. это сравнение, иными словами рассказывается явление. Загадывающие стараются спрятать ответ.

– Кто создает загадки? А создают загадки люди с поэтическим дарованием. Посмотрите, какое воображение нужно иметь человеку, чтобы в горящей лучине увидеть «красного петушка, что по жердочке бежит», или посмотришь на обыкновенную редьку и сравнишь ее с девицей, томящейся в темнице:

«Сидит девица в темнице,

А коса на улице».

Многие образы в загадке поражают неожиданностью и красочностью. Загадка, обычно указывает на особые признаки к свойствам, которые присущи только загадываемому предмету. Недаром о загадке говорят, что она «без лица в личине». Настоящее лицо загадки скрывается под «личиной», и нам с вами отгадать надо, разоблачить того, что спрятано и скрыто в образе и качестве.

Как “сделана” загадка.

«Стоит девица в избе,
А коса – на дворе».

Кого надо нам разоблачить?

Девицу с косой.

Образ девицы с косой иносказательно говорит нам о каком-то предмете.

Что это за предмет?

Печь.

Как получилась эта загадка?

Кто-то из наших предков посмотрел на печь и уподобил ее девице, а дым сравнил длинной косой, и получилась загадка.

В каждой загадке есть главные слова.

На какие слова нужно обратить внимание при отгадке?

«Серый, маленький Денис
На веревочке повис. (Паук.)

Имя человека нас запутывает (это имя взято для рифмы). Ребята, отгадать загадку бывает довольно трудно. Загадка – это очень хитро поставленный вопрос. Сейчас я вам загадаю загадку, а вы попробуете ее представить как поэтические образы и проинтонировать эти образы в движениях.

«Выше леса стоячего,
Ниже облака ходячего,
Стоит безуглый дом,
Без дверей, без окон». (Гора.)

Работа по карточкам. Раздаточный материал (карточки)

В основу загадки могут быть положены:

1. Метафора

Меж двух светил Белые хоромы,

Я в середине один. (нос) Красные подпоры. (гусь)

2. Олицетворение

Кланяется, кланяется – придёт домой – растянется. (топор)

3. Звуковой образ, звукоподражание.

Зубастый зверёк грызёт с визгом дубок. (пила)

4. Прямое сравнение.

Пять ларчиков – пять чуланчиков. (перчатка)

5. Отрицательное сравнение.

Чёрен, да не ворон,

Рогат, да не бык,

Шесть ног без копыт,

Летит – воет,

Падёт – землю роет. (жук)

6. Образное описание признаков неназванного предмета (по внешнему виду или действию)

Красненька, кругленька,

Листочки продолговатеньки. (рябина)

7. Прямой вопрос.

Кто бежит без провода? (река)

Физкультминутка-загадка

Много этого добра

(Руки разведены в стороны как можно шире)

Возле нашего двора,

А рукою не возьмешь

(Жест отрицания рукой, головой)

И домой не принесешь.

Маша по саду гуляла, (Ходьба на месте.)

Собирала, собирала,

(Опускаются к полу, собирают, кладут в корзинку. )

Поглядела в кузовок —

(Рука под козырек, вглядываются. )

Там и нет ничего.

(Руки удивленно раздвинуты, плечи приподняты, мимика удивления на лице. )

(Туман)

6. Первичное закрепление нового знания.

Для повторения теоретических сведений о жанре применяется прием «Кубик»: учащимся поочередно бросают кубик, на гранях которого написан один из вариантов загадочной основы (метафора, олицетворение, прямое сравнение, отрицательное сравнение, образное описание признаков, прямой вопрос). Ребята должны из набора загадок привести подходящий пример.

Кафтан на мне зеленый,

А сердце, как кумач.

На вкус, как сахар сладок,

А сам похож на мяч. (Арбуз.)

Голубая простыня весь свет одевает. (Небо.)

Все его любят,
А поглядят на него,
Так каждый морщится. (Солнце)

Серебряные нити сшивают землю и небо. (Дождь.)

Летит, а не птица,

Воет, а не зверь. (Ветер.)

Под одной крышей четыре братца живут (стол, стул).

Зелена, а не луг,
Белая, а не снег,
Кудрява, а без волос. (Береза.)

Расколи лед –
Возьми серебро.
Разрежь серебро –
Возьми золото. (Яйцо.)

7. Самостоятельная работа и проверка по эталону.

Составление загадок.

На парте у каждого ученика лежат наборы рассыпанных загадок, в цветных конвертиках. Из рассыпанных слов нужно составить загадку.

1) Да, лежала, с иголками, под елками, побежала, подушечка, лежала, лежала.

Лежала под елками
Подушечка с иголками.
Лежала, лежала
Да и побежала. (Ежик.)

2) Скрываюсь, весной, летом, появляюсь, спать, ложусь, осенью, зимой, веселюсь, опять.

Зимой скрываюсь,
Весной появляюсь,
Летом веселюсь,
Осенью опять спать ложусь. (Река.)

3) Грызет, резвится, живет, и, орешки, не мышь, на, деревьях, в, лесу, не, птица.

Не мышь, не птица,
В лесу резвится,
На деревьях живет
И орешки грызет. (Белка.)

8. Включение в систему знаний и умений. Знакомство с литературными загадками.

Многие детские поэты сочиняют загадки, следуя народным образцам. Авторские загадки отгадываются легче. Предметы и явления в них знакомы детям, взяты из современной жизни. Это паровоз, велосипед, очки, карандаш, мяч. В то же время авторские загадки по-новому обыгрывают предметы, излюбленные народной поэзией. Например, народная загадка о печке, огне и дыме: Мать толста, дочь красна, сын – бес, долетел до небес. Пересказана Е.Балагиной так: Наша толстая Федора наедается не скоро. Но зато, когда сыта, от Федоры – теплота!

У С.Я.Маршака есть две загадки о часах. В одной он полностью использует народный образ: «Идут, идут, а с места не сойдут», но он конкретизировал время действия и прибавил стишок подсказку:

Мы ходим ночью, ходим днём,

но никуда мы не уйдём.

Мы бьём исправно каждый час.

А вы, друзья, не бейте нас!

Совсем иной, удивительно точный образ создан в другой загадке:

За стеклянной дверцей,

бьётся чьё-то сердце… (по правилам народной загадки здесь нужно поставить точку, но у авторской поэзии свои правила. Поэт не может не подсказать ребёнку ответ)

…бьётся чьё-то сердце –

тихо так, тихо так.

Замечательная подсказка – звукоподражание – раскрывает секреты других поэтических подсказок. Поэты используют все приёмы словесной игры, чтобы помочь догадаться, о чём идёт речь.

Одна из любимых форм подсказки – рифма. Последнее слово в стишке-загадке – это отгадка. Срифмовав свою догадку с предыдущей строчкой, вы легко можете найти ответ. Например:

Мимо рощи, мимо яра

мчит без дыма, мчит без пара

паровозова сестричка.

Кто такая?…………. (электричка)

9. Рефлексия

– Какие загадки вам больше всего понравились авторские или народные? Почему?

– Давайте вернемся к нашей «корзине идей» и проанализируем ее содержание.

– Что нового вы узнали сегодня о загадках?

– Что нам понадобиться для самостоятельного сочинения загадки?

– Кто-то может уже сейчас придумать свою загадку?

Дом. задание: попытаться самостоятельно сочинить загадку.

Загадка – малый жанр фольклора

Народ – непревзойденный учитель речи. Ни в каких других произведениях, кроме народных, не найти такого идеального сочетания труднопроизносимых звуков, такого продуманного по звучанию расположению слов. А доброжелательный народный юмор – лучшее средство против лени, трусости, упрямства, капризов, эгоизма.

Логические загадки могут быть построены различными способами. Чаще они строятся на перечислении признаков предметов или явлений.

Крыластый,
Горластый-
Красные ласты.
Могут быть указаны последовательные действия предмета.
Скачет зверушка –
Не рот, а ловушка,
Попадут в ловушку
И комар и мушка.

Такое перечисление создает картину видимости предмета.
Иногда характеристика предмета дается кратко, с одной, двух сторон и, отгадав ее по одному или двум признакам, ребенок должен восстановить целостный образ.

Заворчал живой замок,
Лег у двери поперек.
Есть загадки, построенные на основе отрицательного сравнения, их разгадка – от противоположного.
С ножками, но не хожу,
Со спинкой, но не лежу,
Садитесь вы – я не сижу.
Самый обширный вид загадок – загадки-метафоры. В загадке мы видим предельно малое литературное произведение, композиционное построение которого может быть самое разнообразное. Оно может строиться на вариациях простых и вопросительных предложений. Иногда загадка представлена в форме диалога или монолога, но может состоять и из одного вопросительного предложения.
Что можно увидеть с закрытыми глазами?
Часто встречаются загадки с несколькими повествовательными предложениями и одним вопросительным.
Что за зверь:
живет всех выше,
не рычит, не кусается,
ни на кого не бросается?
Как в любом художественном произведении, в загадке сочетаются различные изобразительные средства. Загадки могут строиться как ритмически организованная, рифмующая речь. Формы ритмического строя загадки  разнообразны. Народные загадки обычно не имеют единого чередования ударных и безударных слогов. Даже в одной загадке ритм может меняться.
Стоит столбом.
горит огнем,
ни жару, ни пару, ни углей.
Иногда в загадках наблюдается единая ритмическая организация, наиболее распространенная в народной поэзии – хорей – двусложная стопа с ударением на первый слог.
Иду, иду.
Конца не найду.
Изменение ритма в загадках несет на себе изобразительно-выразительная форма, в результате чего загадка отличается необыкновенной живостью восприятия.
Литературные загадки обычно имеют вид четверостишия, организованного по правилам литературного стихотворения, что является показателем ее литературного происхождения.
Надо мною, над тобою
Пролетел мешок с водою,
Наскочил на дальний лес,
Прохудился и исчез.
(Л. Ульяницкая)
Рифма в загадках может играть и дополнительную роль, помогая быстрее найти разгадку.
Среди жирных голубей
Прыгал тощий …
Я сегодня утром рано
Умывался из-под …
Также большое значение для отгадывания загадок имеет многообразная звукопись. Создание звуковой картины, как бы вырисовывает образ, создает рисунок слова – слушай внимательно и отгадка сама возникнет из звуков.
Он упрямый и пузатый,
Больно бьют его ребята.
Отчего беднягу бьют –
оттого, что он надут.
Звукопись имеет место и в тех случаях, когда с каким-либо словом рифмуется отгадка.
Какой это мастер
На стекла нанес
И листья и травы,
И заросли роз?
(Е. Благинина)
Композиционные и языковые особенности загадки делают ее выразительной, а логическую задачу – занимательной, т.е. можно сделать вывод, что загадка – это логическая задача, предложенная в художественной форме. Систематическая же работа с детьми по русским загадкам дает возможность детям не только понимать выражения народной мудрости, но и на их основе делать логические выводы.
Принципы отбора загадок для дошкольников
При  отборе воспитателем  загадок для работы с детьми необходимо, прежде всего, определить доступность их содержания, учесть опыт ребенка, психологические особенности  возраста. Также большое значение имеет сложность художественного образа  выбранной загадки, точность и полнота характеристики.
Например, учеными было установлено, что младшим дошкольникам значительно труднее отгадывать метафорические загадки, нежели описательные. Младшие дошкольники не понимают образного строя языка загадок и не адекватно интерпретируют метафоры.
Интересно, что в рассказе, сказке, стихотворении дети значительно легче воспринимают метафору, чем в загадке. Н. Гавриш объясняет это тем, что в художественном тексте описывается реальная ситуация, а загадка – иносказание. Таким образом, усвоение образного строя языка, осознания переносного значения слов и словосочетаний возможно лишь на определенном уровне развития абстрактного и образного мышления, поэтому для младшего возраста должны быть подобраны загадки основанные на  жизненном опыте детей. Лаконизм и яркость характеристики, точность языка и конкретность образа – вот основные критерии при отборе загадок для малышей.
Например, малышам хорошо преложить загадки на хорошо знакомую тему, т.е. на ту, где   у них уже накопился достаточный словарь, и дети могут свободно высказывать свои  предположения.
Что за обедом всего нужнее?
Также для младших дошкольников интересны загадки – продолжения с подробным описанием предмета, которые для старшего возраста слишком просты.
Сама я ледяная.
Моя юбка – кружевная.
Я кружусь как балеринка.
Угадали? Я …
В огороде пусто,
Если нет …
Хороши для младших дошкольников и загадки про зверей с ярко выраженными  и хорошо известными детям признаками.
Косой бес
поскакал в лес.
Вьется веревка,
на конце головка.
Детям же старшего дошкольного возраста, учитывая достаточный жизненный опыт, развитую наблюдательность, способность к рассуждению необходимо предлагать ребенку загадки, требующие глубокого мыслительного процесса и применения своих знаний.
Загадки о явлениях природы, о необыкновенных свойствах, которые мы не замечаем в обыденной жизни, но для детей это целое открытие.
Есть невидимка:
в дом не просится,
а прежде людей
бежит торопится.
Для старших дошкольников особо хороши загадки с возможными несколькими правильными ответами, где в дискуссии может развиваться доказательная речь.
Брат с братом
сидит всю жизнь рядом,
видят белый свет,
а друг — друга нет.
В брюхе баня,
в носу решето,
пупок на голове,
рука на спине.
Живой мертвого бьет.
Мертвый во всю мочь орет.
Загадка для старших детей может быть использована и как часть занятия и как целое занятие. Например, загадки, дающие представление о многозначном значении какого-нибудь слова, несут столько информации, что ее обыгрывание займет все занятие.
Отгадай, какое слово есть у каждого портного?
Это слово вместо шубы ежик носит на спине.
Это слово вместе с елкой в Новый год придет ко мне.
Такие загадки непременно найдут свое продолжение в изобразительной деятельности детей.
В работе с загадками не настолько важно как быстро ее дети отгадают, главное – заинтересовать детей, вовлечь их  в процессе сравнения, сопоставления, обсуждения и поиска отгадки. Расспросы, споры, предположения – это и есть развитие речи, творческого воображения, образного мышления.
Методика работы с загадками
Обучение детей отгадыванию загадок требует большого терпения и подготовительной работы. Обучение  отгадывать загадки начинается не с их загадывания, а с воспитания умения наблюдать жизнь, воспринимать предметы и явления с разных сторон, видеть мир в разнообразных связях и зависимостях, в красках, звуках движении и изменении.
Развитие всех психических процессов дошкольника является основой при отгадывании загадки, а предварительное ознакомление детей с предметами и явлениями, о которых пойдет речь, является главным условием, обеспечивающим понимание и правильное отгадывание загадки.
Необходимы также знания, специально подводящие детей к отгадыванию. Для этого необходимо организовывать наблюдения детей за повадками животных, за трудом взрослых, за изменениями природы, за обыденной жизнью… Большое значение для закрепления полученного опыта играют дидактические игры и игровые занятия.
Загадывая детям загадки, лучше придерживаться тематического плана, повторять загадки   по несколько раз, чтобы дети их лучше запоминали и выделили признаки. Предлагать ребятам план доказательства путем последовательной постановки вопроса в соответствии со структурой загадки. Например: «У кого мордочка усатая и шубка полосатая? Кто часто умывается, но без воды? Кто ловит мышек и любит рыбкой полакомиться? Про кого эта загадка?»
Сознательное отношение детей к отгадыванию загадок, к подбору доказательств развивает самостоятельность и оригинальность мышления.

Энциклопедия

Татарский фольклор — характерными жанрами являются эпос, сказки, легенды, баиты, песни, загадки, пословицы и поговорки.

Собственно эпос у татар-мишарей не распространен; он характерен для сибирских татар. Распространение получили баиты, своеобразный жанр, присущий татарской народной поэзии и по своей сущности близкий к балладам. Баиты носят лиро-эпический характер, повествуют о чрезвычайных, трагических, исторических событиях, судьбах отдельных людей. Большинство баитов татар-мишарей Пензенского края относится по времени создания ко 2-й половине XIX — началу XX веков.

В современном фольклорном репертуаре татар-мишарей жанр баитов является угасающим. Среди мишарей широко распространены сказочные и легендарные истории книжного происхождения. Это фрагменты известных дастанов, приобретшие широкую популярность в татарской народной среде. Такие произведения могут быть либо отнесены к сказкам и легендам, либо классифицироваться как так называемый устный дастан. До наших дней дошли татарские легенды и предания. В предании о происхождении названия с. Сулеймановка Неверкинского района рассказывается о роде Сарбая («желтого бая»), поссорившемся с соседями и выселившемся из с. Могилка в отдельное село в конце XVIII века. В легендах живут баснословные существа Су-бабасы (водяной дед), Су-анасы (водяная мать), Убыр (колдунья, ведьма), Бичура (кикимора) и другие. Из числа татарских сказок у мишарей наибольшее распространение имеют бытовые. В сказки о животных и волшебные сказки также нередко привносятся бытовые детали. В волшебных сказках чудесным помощником героя нередко оказывается конь.

Среди необрядовой поэзии выделяются собственно лирические песни и песни-четверостишия или частушки. Такмаклар сравнительно позднее явление, возникшее в конце XIX – начале XX веков, распространено достаточно широко. Эти четверостишия могут носить как социальный, так и любовный характер. В отличие от песен казанских татар, у мишарей много сюжетных, рассказывающих о разбойниках, об отходах на заработки.

Обрядовая поэзия мишарей существенно отличается от обрядовой поэзии казанских татар. Особенно это видно на примере свадебной поэзии пензенских мишарей. Так, в прошлом для татар Пензенского края было характерно исполнение плачей-причитаний невесты. В Кузнецком и Неверкинском районах утрата причитаний произошла не позднее середины XIX века, высказываются предположения о том, что причитаний здесь не было вообще. Вместе с тем, у татар западных районов области (например, Белинском) следы причитаний сохранились и до наших дней, хотя по прямому назначению (на свадьбах) их уже не используют. На свадьбе поются величальные, плясовые, шуточные песни, а также такмаклар.

Фольклор других семейных обрядов для татар-мишарей либо малохарактерен (при рождении ребенка), либо вообще отсутствует (при похоронах). Календарно-обрядовая поэзия мишарей более всего является зимней и весенней. Зимняя поэзия связана с обрядом нардуган. Весенний праздник сабантуй татары-мишари не проводили. Песни исполнялись и по случаю весеннего паводка (жимчачак).

Сбор фольклора татар-мишарей начал проводиться с 1950 года сектором народного творчества Института языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова (Казань). Среди тех, кто записывал фольклор в Пензенской области, И. Надиров, Э. Касыймов. Основную работу по сбору фольклора татар Пензенского края ведут местные исследователи, энтузиасты.

Публикация подготовлена по информации из открытых источников и по материалам издания «Пензенская энциклопедия»: / Гл. ред. К.Д. Вишневский. — Пенза: Министерство культуры Пензенской области, М.: Большая Российская энциклопедия, 2001.

Загадка | Академия американских поэтов

Загадка — это короткая поэтическая форма, уходящая корнями в устную традицию, которая ставит вопрос или метафору.

Из Глоссарий поэта

Следующее определение термина загадка перепечатано из Глоссарий поэта Эдварда Хирша.

«Мистифицирующий, вводящий в заблуждение или загадочный вопрос, представленный как проблема, которую нужно решить, или часто отгадываемая как игра» ( Третий новый международный словарь Вебстера ).Хотя в словарном определении загадка рассматривается как вопрос и описывается как игра, загадка — это больше, чем головоломка. Это и вопросительная, и выразительная форма, возможно, самая ранняя форма устной литературы — формулировка мысли, способ ассоциации, метафора.

Сравнительная работа фольклористов предполагает, что загадывание — это практически универсальное занятие, лирический корень, состязание в остроумии, процесс именования. Самые ранние загадки сохранились на глиняной табличке из древнего Вавилона.Они написаны на шумерском языке вместе с ассирийскими переводами. Вот одна из них, которую Арчер Тейлор, ведущий исследователь загадок, представляет в книге Литературная загадка до 1600 года (1948):

Кто забеременеет, не забеременев,
кто толстеет без еды? Ответ: тучи.

Загадка, короткая форма с долгой историей, использует предложение как фрейм. Его часто используют в образовательных целях, но бывают случаи — целые культуры — когда загадка больше, чем детская игра.Самые старые санскритские загадки (около 1000 г. до н.э.) появляются в загадочном гимне Дирхатамас (Гимн 164) в книге 1 Ригведы (1700–1100 гг. До н.э.). В еврейской Библии говорится о разгадывании загадок и разгадывании загадок. Таким образом, пророк Даниил был «известен как обладающий выдающимся духом, знанием и пониманием, а также даром толковать сны, разгадывать загадки и раскрывать заклинания» (Даниил 5:12). В первой книге Царств (1:10) царица Сава отправляется ко двору царя Соломона, чтобы проверить его поразительную мудрость с помощью «трудных вопросов» или загадок.Судья Самсон известен загадкой, которую он предлагает филистимлянам на свадебном приеме (Судей 14:14):

Из едока вышло поесть,
Из сильного вышло что-то сладкое?

В пустыне Самсон случайно наткнулся на тушу льва, в которой пчелы устроили улей. С помощью своей невесты, которая разгадывает загадку своим соотечественникам, филистимляне отвечают на загадку другой загадкой: «Что слаще меда? Что сильнее льва? » Самсон отвечает им поразительной метафорой: «Если бы вы не вспахали мою телку, / вы бы не разгадали мою загадку.”

Греки были великими разгадывателями загадок. Пиндар (ок. 522–443 до н. Э.) Был первым, кто использовал термин , загадка так, как мы его знаем до сих пор. Все помнят загадку, лежащую в основе повествования Софокла Эдип Тиран (ок. 430 г. до н. Э.), Который также был обнаружен в разных частях мира: «У кого четыре ноги утром, две ноги днем, и три ноги вечером? » Это загадка Сфинкса, монстра с головой женщины и крылатым телом льва, который угрожал любому, кто хотел войти в Фивы.Эдип разгадал загадку с помощью слова «человек» и таким образом доказал свою сообразительность, качество, которое привело бы к его гибели. Платон упоминает загадку в году, Республика (ок. 380 г. до н.э.) и цитирует вариант загадки Панарцеса: человек, не являющийся мужчиной [евнух], бросил в птицу камень, который не был камнем [пемза]. это была не птица [летучая мышь], сидящая на ветке, а не ветка [тростник]. Замечания Гераклита о вселенной были настолько загадочными, что Цицерон и Диоген Лаэртий называли его «Загадочником» и «Неизвестным».Это Гераклит сообщил:

Все люди обманываются внешностью вещей, даже сам Гомер, который был самым мудрым человеком в Греции; потому что его обманули мальчики, ловящие вшей; они сказали ему: «То, что мы поймали и что убили, мы оставили, а то, что ускользнуло от нас, мы приносим с собой».

Загадка — это, прежде всего, способ описать одну вещь в терминах другой, как в «Шалта-Болтая», который описывает яйцо в терминах человека. В книге English Riddles from Oral Tradition (1951) Арчер Тейлор классифицирует описательные загадки в зависимости от того, сравнивается ли объект — «ответ» с человеком, с несколькими людьми, с животными, с несколькими животными, с растениями, с вещами. , или обобщенному живому существу.Аристотель впервые указал в «Риторике » (335–330 гг. До н. Э.): «Хорошие загадки, как правило, дают нам удовлетворительные метафоры: метафоры подразумевают загадки, и поэтому хорошая загадка может стать хорошей метафорой». Он также заявил в «Поэтике» (350 г. до н.э.), что «сущность загадки состоит в том, чтобы выразить истинные факты в невозможных комбинациях».

Истинные загадки, как их иногда называют, представляют собой загадочные вопросы в описательной форме. Они предназначены для того, чтобы сбить с толку или проверить смекалку тех, кто не знает ответа.Загадка привлекает наше внимание, устанавливая некоторый парадокс или внутреннее противоречие, противодействие или блокирующий элемент, который затрудняет решение. Народная загадка инсценирована, в корне агрессивна, антиобщественна. Это досадно и разрушительно для общества, в отличие, скажем, от пословицы, которая обнадеживает и укрепляет социальную мудрость.

Фольклорист Роджер Абрахамс демонстрирует, что противопоставление является наиболее заметной из четырех техник, с помощью которых изображение (или гештальт) загадки-вопроса ухудшается, делая его неразборчивым.Эти методы состоят из:

1. Оппозиция — Гештальт нарушен, потому что оппонентные части представленного изображения не гармонируют.
2. Неполная детализация — недостаточно информации для создания правильного гештальта (т.е. для того, чтобы части подходили друг к другу).
3. Слишком много деталей — важные черты похоронены среди несущественных деталей, таким образом «скремблируя» гештальт.
4. Ложный гештальт — представлены детали, которые приводят к способности различать референт и, таким образом, требуют ответа, но ответ неверен.Часто ответом может быть смущающая и непристойная ссылка. Этот прием чаще всего используется в загадках.

Техники обесценения устанавливают правила распознавания и запоминания загадок. Виды нарушений также обеспечивают литературные стратегии. Средневековые еврейские и арабские поэты Испании, например, сознательно писали загадки в стихах, вводящие в заблуждение. В творчестве мастера еврейской поэзии Иегуды Галеви (ок. 1075–1141) насчитывается сорок девять таких загадок. Точно так же арабский поэт Аль-Харири (1054–1122) наполнил свой шедевр, известный как Макамат («Собрания»), богатством классических преданий, включая загадки.В Западной Европе литературная загадка начинается со 100 латинских загадок Симпозиуса (V век). Самые старые европейские народные загадки — это поэтические загадки древнеанглийской книги Exeter Book (восьмой век). В книге Enigmas and Riddles in Literature (2006) Элеонора Кук предполагает, что «загадки проясняют величайшие тайны через мельчайшие детали».

Вот персидская загадка, дающая ощущение внезапного освобождения, как японское хайку:

Синяя салфетка, полная груш —
Небо

Подробнее из коллекции.

Riddle — Примеры и определение Riddle

Определение Riddle
Загадка — это вопрос, головоломка, фраза или утверждение, предназначенные для получения неожиданных или разумных решений. Это фольклорный жанр в дополнение к риторическим приемам, часто имеющий завуалированное или двойное значение. Когда кто-то использует это как головоломку или вопрос, это может быть миссия, заставляющая задуматься целевой аудитории, чтобы определить это самостоятельно, или это может быть юмористический комментарий, призванный рассмешить целевой рынок.

Некоторые загадки демонстрируют остроумие главных героев в повествовании, позволяя им избежать ужасного положения вещей, используя ум, а не силу. Часто загадочные загадки говорят нам о том, что мы не можем ответить на некоторые вопросы, что приводит к часам беспокойства почесывать голову. Однако они открывают нам глаза на некоторые возможности.

Распространенные и популярные примеры загадок
Он настолько хрупкий, что если вы произнесете его имя, вы его сломаете, что это?
Ответ: Это тишина.
У меня есть голова, есть даже хвост, но тела у меня сейчас нет. Я не ящерица и не змея. Тогда угадай, кто я?
Ответ: Я монета.
Он может бегать и теперь не ходит, у него есть рот и он больше не разговаривает, у него есть голова и он не плачет, у него есть матрас, и он не спит?
Ответ: Это река.
То, что падает и никоим образом не ломается, а что-то ломается, но никоим образом не падает?
Ответ: Дневной перерыв и наступление ночи.
Мой отец белый, а я черный, я птица без крыльев, летящая в облака.Я вызываю слезы скорби у тех, кто встречает меня, но, возможно, нет цели для траура, потому что, как только я рождаюсь, я растворяюсь в воздухе. Можете поспорить, кто я?
Ответ: Я курю.
Типы загадок
Есть два основных стиля загадки:

Enigma — Загадки — это проблемы, выраженные аллегорическим или метафорическим языком, требующие тщательного мышления и изобретательности для их устранения.
Загадка — Загадки — это вопросы, результаты которых зависят от каламбура.
Примеры загадок в литературе
Пример №1: Царь Эдип (Софокл)
Одна из самых популярных загадок в литературе — загадка Сфинкса, который задает вопросы Эдипу.

Загадка: «Что происходит на четырех ногах утром, на ногах в полдень и на трех ногах вечером?»

Ответ: Эдип разгадывает эту загадку, дав правильный ответ: это человек, который в младенчестве может ползать на четырех ногах, а как человек ходит на двух ногах, а в старости ходит с палкой.

Пример № 2: Хоббит (Дж. Р. Р. Толкин)
Бильбо и Голлум играют в загадку, так как существование Бильбо может оказаться в опасности, если он не сможет разгадать загадку. К счастью, он отвечает на загадку, заданную Голлумом, и получает награду за безопасный выход из туннеля.

Загадка: «Это все пожирает;
Птицы, звери, деревья, цветы;
Грызет железо, грызет сталь;
Перемалывает твердые камни в муку;
Убивает короля, руины города,
И бьет гору.”

Ответ: Время

Пример № 3: Венецианский купец (Уильям Шекспир)
Отец Порции замышляет загадку для парней, желающих жениться на его дочери, и кто бы ни решил ее, мог жениться на ней. Для этого он кладет 3 шкатулки из золота, серебра и свинца и просит потенциальных женихов выбрать одну.

Загадка: На золотой шкатулке было написано: «Кто изберет меня, тот принесет пользу тому, чего желают многие парни». На серебряной шкатулке выгравированы слова: «Кто изберет меня, получит столько тонн, сколько заслуживает.Свинцовая шкатулка: «Кто изберет меня, тот обеспечит и удастся все, что у него есть».

Ответ: Золотая шкатулка закрывает череп с предупреждением о том, что внешность обычно обманчива, человеческие желания могут быть опасными, серебряная шкатулка символизирует погоню за неосязаемыми целями и содержит портрет идиота. Тем не менее, свинцовая шкатулка символизирует скромность и внутреннюю красоту и включает в себя портрет Порции с осознанным высказыванием: «Вы, которые выбираете сейчас не через вид, представляете угрозу и выбираете как истину.”

Пример № 4: Эмма (Джейн Остин)
Эмма показывает свое остроумие, даже если правильно отвечает на загадку мистера Элтона.

Загадка: «Моя первая демонстрация богатства и пышности королей,
Владыки земли! Их роскошь и легкость.
Другой вид человека, мой 2d приносит,
Смотри на него, владыку морей! »

Ответ: Ухаживание

Пример № 5: Гарри Поттер и Кубок огня (Дж. К. Роулинг)
Во время соревнований в Турнире Трех Волшебников Гарри должен был разгадать загадку, заданную Сфинксом:

Загадка: «Сначала представьте человека, который живет замаскированным,
Кто владеет секретами и приемами и не говорит ничего, кроме лжи,
Затем сообщите мне, что постоянно нужно исправлять в последнюю очередь,
Центр середины и выход из увольнения?…
Какое существо ты не хотел бы целовать? »

Ответ: Паук.

Функция загадки
В письменной литературе загадки вводят публику в заблуждение своим значением. Что касается цели загадки, она исследует вопросы с достаточной тщательностью, чтобы дать читателям четкое представление об основных проблемах. Загадки, как правило, могут побудить читателя к разговору или разрушить разум, чтобы заставить читателя задуматься, в то время как в устной литературе загадки действуют как противоположность сообразительности и навыков, а также игры в угадывание.

Однако, если аудитория знает ответы, они с удовольствием слушают их неоднократно.Игровые загадки раскрывают игривую грань языка в управляемой форме. Кроме того, из правильных загадок дополнительно можно рисовать соответствующие метафоры.

Загадки Эксетерской книги в контексте

Эксетерская книга, составленная клериками 10 века, содержит ряд удивительно эвфемистических загадок. Меган Кэвелл исследует, что эти непристойные головоломки говорят нам о сексе и гендере в англосаксонской Англии.

Exeter Book

Книга Эксетера содержит почти 100 загадок и жизни нескольких святых (Эксетер, Соборная библиотека, MS 3501, ф.112в)

Просмотр изображений из этого элемента (2)

Условия использования © Библиотека и архив Эксетерского собора. Изображения созданы цифровой гуманитарной лабораторией Университета Эксетера. Если иное не разрешено вашим национальным законодательством об авторских правах, этот материал не может быть скопирован или распространен в дальнейшем.

Moððe слово fræt.Me þæt þuhte
wrætlicu wyrd, a ic þæt wundor gefrægn,
þæt se wyrm forswealg wera gied sumes,
eof в Жистро, rymfæstne cwide
Странганский стандарт онда. Stælgiest ne wæs
wihte þy gleawra, e он þam wordum swealg.

[Моль ела слова. Мне показалось
любопытное происшествие, когда я услышал об этом чуде,
что червь, вор в темноте, проглотил
песня некоего мужчины, устная речь
и его прочный фундамент.Воровавшего гостя не было
даже для тех слов, которые он проглотил.]
(перевод Меган Кэвелл)

Описывая укус книжного червя как бездумное воровство, эта древнеанглийская загадка дает урок об опасностях потребления знаний, не понимая их. Несмотря на то, что стихотворение было написано более тысячи лет назад, оно содержит вневременное послание, которое, я уверен, мы все можем оценить. В частности, это стихотворение оказалось бесценным для педагогов, и мы до сих пор мобилизуем его!

Загадку книжного червя можно найти в Эксетерской книге, одном из величайших литературных сокровищ англосаксонской Англии.Созданная в конце X века рукопись, написанная в основном на древнеанглийском языке и исключительно в стихах, объединяет стихотворения длиной в одну строку и длиной до 25 страниц. Темы широко варьируются: от религиозных прославлений до размышлений о непристойных овощах, от высших из высокого искусства до низших из низших. Перспективы тоже варьируются, от глубоко эмоциональной лирики от первого лица до грандиозной эпопеи от третьего лица. Жанр загадок — среди многих жанров, которые появляются в Эксетерской книге — прекрасно воплощает все это разнообразие.

Англосаксонская традиция загадок

Загадки — одни из самых увлекательных ранних английских литературных текстов, отчасти потому, что очень многие из них выдержали испытание временем. Загадки, читаемые или произносимые вслух, явно были популярной формой среди монашеских общин (то есть монахов и монахинь), производящих рукописи, а также, возможно, среди обычных людей — хотя, к сожалению, у нас нет письменных свидетельств последних. Помимо примерно 95 древнеанглийских загадок из Эксетерской книги, у нас есть сотни латинских поэтических и прозаических загадок англосаксонских авторов, которые сохранились в английских и европейских рукописях.Хотя поэзия Эксетерской книги в основном анонимна, некоторые авторы, сочиняющие латинские загадки, названы поименно. С 7-8 веков у нас есть стихи Альдхельма (бывшего аббата Малмсбери и епископа Шерборна), а также Татвина (архиепископа Кентерберийского), священнослужителя Евсевия (чье резюме немного более неясно) и даже некоторые произведения Св. Бонифаций (англосаксонский миссионер и архиепископ Майнца во Франкской империи — то есть современной Германии). Этот звездный состав говорит нам о том, что англосаксонская загадка была не просто игрой для детей или банальным упражнением, но и престижным литературным жанром.

Условия использования Public Domain в большинстве стран, кроме Великобритании

Загадки из Эксетерской книги почти уникальны в рамках более широкого жанра, потому что они написаны на местном языке — на древнеанглийском, а не на латыни (за исключением одной латинской загадки, которая находится в конце книги). У нас есть только одна сохранившаяся древнеанглийская загадка, пример которой приведен в отдельной рукописи: «Лейденская загадка», которая была добавлена ​​на пустое место в рукописи латинских загадок с континента (Лейден, Bibliotheek der Rijksuniversiteit, Vossius lat.Вопрос 106, на ф. 25v). Шкатулка франков 8-го века, которая сейчас находится в Британском музее, также включает загадочное описание выброшенного на берег кита на красиво выгравированных англосаксонских рунах на передней панели.

Условия использования Creative Commons Attribution Некоммерческая лицензия на использование одинаковых разрешений
Придерживается © Попечители Британского музея

Хотя мы также находим руны в некоторых древнеанглийских загадках в Эксетерской книге, мы не находим сопутствующих решений (в отличие от многих латинских сборников).Естественно, это дало ученым часы, месяцы, даже годы (!) Развлечения для обсуждения того, как их решить. Это упражнение усложняется тем фактом, что у нас вообще нет названий в Эксетерской книге, и поэтому иногда бывает трудно сказать, где начинается одно стихотворение и заканчивается другое. Писец рукописи обычно включает большие начальные буквы в начале каждой загадки и знаки препинания в конце … но эта практика не всегда последовательна, и есть также участки рукописи, настолько сильно поврежденные, что разделение загадок все еще является предметом споров.

Секс и подавление

Однако решения и нумерация — не единственные спорные моменты в загадках. Хотя многие загадки посвящены религиозным темам, сборник также исследует темы явно земного характера и включает ряд стихотворений, в которых полностью используется двусмысленность. Взаимодействуя с благородной религиозной и библейской поэзией, с одной стороны, и оплакивая потерянных любовников, с другой, загадки исследуют все, что между ними — иногда с уровнем детализации, который шокировал ученых, создававших ранние опубликованные издания рукописи.

Например, в своем издании и переводе Эксетерской книги 1842 года Бенджамин Торп «счел целесообразным» включить только исходный текст нескольких загадок, которые, по его утверждению, слишком сложно перевести на современный английский язык ( Codex Exoniensis , p. стр. х). Маловероятно, что именно слова поставили его в тупик, поскольку он даже попытался перевести некоторые из сильно поврежденных загадок с конца рукописи. Однако, столкнувшись с описаниями дерзкого лука (Загадка 25), сексуальных цыплят (Загадка 42), непристойного ключа (Загадка 44), вызывающе набухающего теста для хлеба (Загадка 45) и довольно бурной ситуации сбивания масла (Загадка 54) Торп решил не связываться со своим материалом.Сказать, что он цензурировал текст, было бы, возможно, слишком резко, но он определенно сделал невозможным доступ к этим загадкам для тех, кто не знает древнеанглийского языка.

Торп был не единственным редактором, который уклонялся от загадок сексуального характера. Издание Фредерика Таппера-младшего 1910 года изобилует снисходительными суждениями и морализаторами. Обсуждая двусмысленность этих «грубых» текстов, он заявляет: «Практически любой другой ответ послужит в равной степени серьезным и достойным анти-кульминационным моментом против грязи и смеха загадки» ( Загадки Эксетерской книги). , стр.XXV). Расскажи нам, что ты действительно думаешь, Фредерик!

Я считаю, что именно из-за этой истории подавления мы обязаны заниматься именно этими загадками. Разве не удивительно, что рукопись, составленная священнослужителями на основе традиции, в которой доминировали элитные священнослужители, и хранящаяся в соборной библиотеке с 11 века, могла включать такие откровенно непристойные стихи? Они не подавляли их, и мы не должны.

Пример использования: Riddle 45

Вот лишь один пример загадки, которую Торп вежливо отказался переводить.На f. 112v Эксетерской книги, читаем:

Ic на wincle gefrægn weaxan nathwæt,
indan ond unian, ecene hebban.
На þæt banlease bryd grapode,
hygewlonc hondum. Hrægle þeahte
þrindende þing þeodnes dohtor.

[Я слышал, что что-то росло в углу,
опухает и торчит, поднимая крышу.
Гордая невеста ухватилась за эту бескостную вещь,
руками. Дочь господина
покрыт одеждой, что выпирает.]
(перевод Меган Кэвелл)

Несмотря на то, что опухшая, бескостная, вздувающаяся вещь хочет вести нас в одном конкретном направлении, для нас есть довольно очевидное и совершенно невинное решение. Я слышал, вы сказали «тесто для хлеба»? Ах да, в этом есть смысл.

Указания Смитфилда

Два человека, изображенные в Дектетралах Смитфилда, выпекают поднявшееся хлебное тесто в общей хлебной печи.

Просмотр изображений из этого элемента (6)

Если вы никогда раньше не видели, чтобы тесто для хлеба поднималось, возможно, вы пропустили это решение, но я готов поспорить, что вы не упустили двусмысленность. Эта загадка появляется сразу после весьма наводящего на размышления стихотворения о ключе, входящем в замок. Совершенно очевидно, что здесь мы имеем дело с сексуальной метафорой.

Но я решил включить эту загадку не просто для смеха (хотя, как убеждает Анджела Картер в своем эссе Чосера «Хихиканье Элисон», сексуальность и юмор являются важными культурными явлениями, заслуживающими обсуждения). Скорее, я выбрал «Загадку 45», потому что это важное стихотворение с точки зрения гендера и сексуальной политики. Вы случайно не замечали, как настойчиво «гордая невеста» обращается с «бескостным»? Эта напористость побудила Эдит Уайтхерст Уильямс заявить, что в этих англосаксонских загадках был прецедент сексуальной революции 1960–70-х годов.Безусловно, женщина, изображенная в Riddle 45, является хозяином своей личной и сексуальной воли. Тем не менее, я не могу не задаться вопросом, должны ли мы смеяться над ней или вместе с ней…

Досадно, что нет названных женщин-авторов загадок из англосаксонской Англии, которые могли бы пролить свет на этот вопрос. Однако в этот период было несколько англичанок, писавших латинские стихи и прозу, и особенно убедительные свидетельства их творчества сохранились во времена Франкской империи.Среди этих странствующих по всему миру женщин были Леоба (чьи письма и стихи святому Бонифацию обсуждают их совместные усилия по поощрению религиозного обращения), Гигебург (автор « жизней святого Виллибальда и святого Виннебальда ») и Берхтгит (написавший серию отчаянно грустных произведений. письма и стихи своему брату, которые невероятно трогательны для чтения), среди прочего. Поскольку эти женщины были миссионерками, монахинями и настоятельницами, они, как правило, придерживались здоровых тем — или, по крайней мере, те произведения, которые выдержали испытание временем.В конце концов, мы знаем, что Карл Великий запретил монахиням Франкской Империи сочинять виннилеод (песни для друга / любовника) в 789 году. Невозможно сказать, были ли эти монахини англосаксонскими миссионерами.

Поэтому найти окно в жизнь англосаксонских женщин действительно довольно сложно. Мы должны повсюду искать ключи, чтобы собрать воедино истории женщин раннего средневековья, и древнеанглийская литература предоставляет нам один из инструментов для этого.К счастью, большинство современных ученых согласны с тем, что, когда появляется такое стихотворение, как «Загадка 45», мы должны праздновать его, а не подавлять.

Список литературы

Codex Exoniensis: Сборник англосаксонской поэзии, из рукописи в библиотеке декана и капитула Эксетера , изд. и пер. Бенджамин Торп (Лондон: Общество антикваров, 1842)

Загадки Эксетерской книги, изд. Фредерик Таппер младший (Бостон: Джинн, 1910)

Уайтхерст Уильямс, Эдит, «Что нового в сексуальной революции?», Texas Quarterly 18 (2) (1975), 46–55; переиздано в New Readings on Women in Old English Literature , ed.Хелен Дамико и Александра Хеннесси Олсен (Блумингтон: издательство Indiana University Press, 1990), стр. 137–45

  • По сценарию Меган Кавелл
  • Д-р Меган Кавелл — научный сотрудник Бирмингемского отделения английского языка в Университете Бирмингема, где она работает над старым и ранним среднеанглийским, а также латинскими языками и литературой с тематическими интересами к гендерным вопросам, животным и природному миру.Ее первая книга, Плетение слов и связывающих тел: Поэтика человеческого опыта в древнеанглийской литературе , была опубликована в 2016 году, и в настоящее время она занимается загадками, хищниками и межвидовыми конфликтами. Она является главным редактором The Riddle Ages: An Anglo-Saxon Riddle Blog : https://theriddleages.wordpress.com/

Определение тайны Merriam-Webster

тайна | \ ˈMi-st (ə-) rē \ 1а : что-то непонятное или непонятное : загадка Тайна его исчезновения так и не была раскрыта.б : Художественная литература, обычно посвященная раскрытию загадочного преступления. Чтение загадок было ее любимым занятием.

c : секретные или специальные практики или ритуалы, присущие профессии или группе людей. загадок портного

d устаревший : личный секрет

2 : глубокое, необъяснимое или скрытное качество или характер загадка ее улыбки загадки и красоты природы

: религиозная истина, которую можно узнать только через откровение и которую нельзя полностью понять. тайна троицы

б (1) : любое из 20 событий (таких как Рождество, Распятие или Вознесение), служащих предметом для размышлений во время произнесения Розария.

(2) заглавные : христианское таинство конкретно : Евхаристия

с (1) : тайный религиозный обряд, который считается (как в элевсинском и митраистском культах) дающим непреходящее блаженство посвященному.

(2) : культ, посвященный таким обрядам

2 архаичный : группа лиц, занимающихся определенной торговлей, бизнесом или профессией : гильдия

История и этимология загадки

Существительное (1)

Среднеанглийский mystery «скрытая религиозная истина, обряд или событие, имеющее религиозное значение, скрытое значение», заимствовано из англо-французского и позднего латыни; Англо-французский мистери, заимствовано из поздней латыни mystērium «скрытая религиозная истина, открытая Богом, религиозный обряд, Евхаристия», возвращаясь к латыни ( mystēria во множественном числе), «тайные религиозные обряды, вещи, которые не подлежат разглашению. , «заимствовано из греческого mystrion, множественного числа mystria » религиозный обряд, в который могут быть допущены только посвященные, секретный «(в Новом Завете» религиозная истина, открытая Богом «), из mys-, основание mýstēs «человек, инициированный (в религиозный культ)» + -tērion, суффикс в словах, обозначающих инструменты, место и церемонии (производное от -tēr, суффикс агента ) — подробнее в мистической записи 1

Существительное (2)

Среднеанглийский mystier «министерство, офис, ремесло», заимствован из средневековой латыни misterium «обязанность, должность, занятие, торговля», частично латинизация англо-французского mester, mister (континентальный старо-французский mestier ) «функция, долг, преследование, торговля, ремесло, гильдия» (восходит к позднему латинскому mīsterium, вариант латинского Ministerium «должность слуги или слуги, обязанность, поддержка»), частично заимствовано непосредственно из поздней латыни — подробнее в министерстве

Примечание: Средневековый и позднелатинский misterium условно объясняются как объединение Ministerium и позднелатинского mystērium «скрытая религиозная истина, религиозный обряд, Евхаристия» (см. Загадочную запись 1), хотя в позднелатинской форме mīsterium (предполагая рукописное написание раннее) было бы естественным результатом Ministerium с потерей претонических гласных и носовых согласных.

Разгадывая загадки Эксетера Патрик Дж.Мерфи

Яркие и загадочные загадки Эксетера (ок. 960–980) являются одними из самых убедительных текстов в области изучения средневековья, отчасти потому, что им не хватает текстовых решений. Действительно, эти девяносто пять древнеанглийских загадок стали настолько популярными, что даже были изображены на плакатах лондонского метрополитена и послужили вдохновением для создания скульптуры в центре Эксетера. Современные ученые с энтузиазмом откликнулись на задачу разгадывать загадки, но обычно изучали их индивидуально.Мало кто рассматривал коллекцию в целом или в более широком контексте. В этой книге Патрик Мерфи использует новаторский подход, утверждая, что для более полного понимания Загадок мы должны отойти от отдельных головоломок и рассмотреть группу в свете текстовых и устных традиций, из которых они возникли. Он предлагает свежий взгляд на природу сложности загадок Эксетера, их интеллектуальную основу и живое использование метафор.

Введение

Эта книга о девяноста с лишним литературных загадках, все, кроме одной, составленной на староанглийском языке, включенных в Exeter, Cathedral Library MS.3501 («Эксетерская книга»), аккуратно написанный поэтический сборник, который был датирован последним редактором примерно 965–975 гг. Нашей эры. таких как Кредитон, Гластонбери или, возможно, сам Эксетер2. Книга находилась в Эксетере по крайней мере после смерти в 1072 году Леофрика, архиепископа Эксетера, в списке пожертвований кафедральной библиотеке мы находим упоминание «mycel Englisc boc be gehwilcum þingum on leoðwisan geworht »(одна большая английская книга по различным предметам, составленная в стихах).3 Загадки Эксетера занимают более одного раздела этой рукописи. Загадки 1–29, 30a и 31–59 находятся на листах 101r – 115r, а Загадки 61–95 находятся на 124–130 об., Заключительном разделе книги. Между этими двумя группами загадок находится ряд различных текстов, в том числе стихи, известные как Плач жены, Судный день I, Отставка, Сошествие в ад, Милостыня, Фараон, Отче наш I, и Гомилетический фрагмент II, Послание мужа, и Руины, , а также Загадки 30b и 60.Загадки 30a и 30b являются вариациями одного и того же основного текста с некоторыми заметными различиями в дикции и морфологии.4

Как следует из заголовков Загадки 30a и Загадки 30b, нумерация загадок Эксетера может немного сбивать с толку. В различных редакциях и переводах использовалось несколько систем. На протяжении всего исследования я использую номера издания Эксетерской книги Крэппа и Добби ASPR, выпущенного Крэппом и Добби, просто для ясности, поскольку в самой последней критике они используются. загадки, по-разному нумерующие сборник.6 Против любой системы нумерации могут быть высказаны возражения не только из-за повреждения Эксетерской книги и неоднозначных текстовых разделов в рукописи, но также из-за того, что остаются вопросы относительно того, какие из Эксетерских текстов следует называть «загадками». Такие стихи, как «Послание мужа», «Плач жены», и Вульф и Эдвасер , иногда интерпретировались как загадки, а общий статус Загадки 60 иногда ставился под сомнение.7 Каким бы ни было точное количество загадок, оно, вероятно, было довольно близко к сотне, и многие предполагали, что составитель Эксетерской книги (или составитель ее образца) стремился к чему-то, близкому к так называемому веку загадок. , сотня — традиционное число загадок в латинских коллекциях.8

Средневековая парадигма века литературных загадок была создана собранием Симфосия, автора, который, возможно, написал свои латинские загадки где-то между концом четвертого и четвертым. начало шестого века нашей эры.Хотя мы практически ничего не знаем о личной истории Симфосия, его загадки были популярным текстом в англосаксонской Англии, по крайней мере, с конца седьмого века. 9 Еще более влиятельными были сотни загадок, написанные английским ученым Альдхельмом (ок. 639–709) ), чей Enigmata стал любимым текстом как в англо-саксонской Англии, так и на континенте.10 Две загадки Эксетера (номера 35 и 40) являются переводами с Альдхельма, в то время как другие показывают его влияние.11 Современник Альдхельма, Татвин (ум.734), составил группу из сорока латинских загадок, в то время как другой автор восьмого века, известный как Евсевий, похоже, стремился «дополнить» коллекцию Татвина, написав еще шестьдесят, чтобы сформировать век12. загадки христианских добродетелей и пороков (по десять на каждую) .13 Другие раннесредневековые собрания латинских загадок предположительно происходят из англосаксонской Англии, в том числе шестьдесят три «Загадки Берна» (также называемые загадками Enigmata Tullii) ) и «Загадки Лорша», собрание из двенадцати загадок, сохранившихся в единственной сохранившейся рукописи.14 латинских загадок также встречаются вместе с головоломками и пословицами катехизиса в таких сборниках, как Flores, , когда-то приписываемые Беде, и Disputatio Pippini, — загадочный диалог вопросов и ответов, оформленный как беседа между Алкуином ( 735–804) и сын Карла Великого Пиппин15. Случайные загадки также встречаются здесь и там в рукописи, включая текст, известный как Лейденская загадка (например, Загадка 35, древнеанглийская версия загадки «кольчужной рубашки» Альдхельма Лорика , но написана на раннем нортумбрийском диалекте) и по крайней мере одну древнеанглийскую загадку в прозе.16 Тем не менее, несмотря на такую ​​прочную традицию литературных загадок в англосаксонской Англии, загадки Эксетера уникальны как раннесредневековый сборник загадок на народном языке.

В дополнение к этой сильной текстовой традиции, можно с уверенностью предположить, что англосаксы делились загадками из уст в уста. Как отмечает Майкл Лэпидж: «Мы можем быть уверены, что популярные устные загадки были в обращении в Англии Альдхельма, как и во всем мире» 17. Действительно, часто отмечалось, что загадывание загадок является глубоко древней и широко распространенной практикой. и что его традиционные мотивы удивительно устойчивы в устной передаче, с многочисленными идентичными загадочными замыслами, обнаруженными в собранных материалах, охватывающих столетия и пересекающих множество лингвистических границ.18 Фактически, повсеместность и лаконичность загадки сделали ее излюбленным исследованием фольклористов, которые посвятили много энергии анализу ее структуры и социального контекста, а также сбору обширных коллекций народных загадок для сравнительного изучения19. Такие коллекции, как Арчер. Монументальные загадки Тейлора «Английские загадки из устной традиции » основаны как на полевых исследованиях фольклористов, так и на ранних сборниках загадок, уходящих корнями в устную традицию, чтобы продемонстрировать богатство жанра загадки.20 Сегодня, однако, традиционные метафоры, общие мотивы и образцы традиционных загадок неизвестны большинству англоговорящих, которые с большей вероятностью знакомы с жанром из игровых головоломок детской литературы или, во многих случаях, возможно, из чтения широко почитаемые загадки Эксетера в переводе.21

Фактически, популярность этих стихов для современных антологий средневековой поэзии означает, что многие читатели сегодня имеют хотя бы вводное представление о характерных чертах и ​​формулах древнеанглийской загадки.Тем не менее, несколько коротких тематически связанных примеров могут оказаться полезными для ознакомления со сборником, а также для решения некоторых основных вопросов и проблем этого исследования. Самый короткий текст Exeter Book, Riddle 69, представляет собой однострочник22. Он гласит:

Wundor wearð on wege — wter wearð to bane! 23

[Там же было чудо по пути — вода превратилась в кость!]

Что есть ответ? Никто не может сказать с уверенностью, потому что загадки Эксетера, в отличие от большинства их латинских аналогов, приходят к нам без предложенных решений.24 Это обстоятельство сформировало их восприятие, поскольку ученые ломали голову над разгадыванием этих текстов в течение почти двухсот лет, редко договариваясь ни о чем. Однако в данном случае давайте согласимся, что ответ на Загадку 69 должен включать лед. Затем мы могли бы спросить, что делает это решение . Среди прочего, решение резко выделяет текст и раскрывает великое чудо банальной вещи. Это чувство чудесного в обыденном лежит в основе древнеанглийской загадки.Многие загадки Эксетера начинаются с шаблонного наблюдения: «Is þes middangeard missenlicum / wisum gewlitegad, wrættum gefrætwad» (Средиземье украшено различными способами, украшено орнаментами), щедрое предисловие к текстам, описывающим особенности общих грабли, колокол, ну или книгу. Часто оживленные или озвученные, чтобы рассказать свою собственную историю — в соответствии с давними традициями загадки — каждый из этих скучных предметов определяется как «wunderlicu wiht», чудесное существо, нечто богатое и странное.

Как будто разочаровавшись в таких простых решениях, современные решатели загадок Эксетера иногда предлагают драматические ответы, соответствующие диковинным описаниям. Предыдущие предположения для Загадки 69, например, , включают буквально окаменевшие объекты из «Капающего колодца» и «Христа, идущего по морю» 25. Хотя и несколько менее чудесное, нынешнее любимое решение, «айсберг», кажется излишне впечатляющим, учитывая склонность жанра к обесцениванию обычных предметов.Речь идет о форме льда, о которой идет речь, но кажется странным, что никто еще не предложил простую сосульку (OE gicel ) в качестве ответа26. The Dictionary of Old English — превращение довольно смелого экскурса в загадку объяснение — говорит нам, что решение — это «айсберг», и объясняет, что использование ban в Riddle 69 является «образным, относящимся ко льду как твердому материалу» 27. Решение «сосулька», тем не менее, расширяет этот образный смысл на удлиненные стержневидные формы льда, которые наиболее легко активируют образ окостенения: wæter wearð to bane «вода стала костью».28 То же самое относится и к народным загадкам, в которых лед описывается как кость: «У меня есть загадка! У тебя есть загадка! / Что означают три стержня? / Что это за заноза, которую Бриджит положила в свой плащ? / Это не фигура, это не кость и не камень. — Сосулька »29. В других загадках с сосульками из устной традиции описываются аналогичные образования:« серебряная палка », например, или« штык-нож ». [ing] из-под карниза »30. Чтение этих традиционных текстов вместе с Riddle 69 подчеркивает острое чувство удивления загадками для обычного среза жизни.

Более убедительным, как айсберг, является говорящее существо из Риддла 33:

Wiht cwom wefter wege wrætlicu liþan;

cymlic от ceole cleopode к londe,

hlinsade hlude — hleahtor wæs gryrelic,

egesful на ухе. Ecge wæron scearpe;

wæs hio hetegrim, hilde to sæne,

biter beadoweorca. Bordweallas grof

playshiþende. Гетеруна Бонд!

Sgde searchymb hyre sylfre gesceaft:

“Is min modor mægða cynnes

þæs deorestan þæt is dohtor min

eacen uploden; swa t is ældum cuþ,

firum on folce, þæt seo on foldan sceal

on ealra londa gehwam lissum stondan.”31

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Чудное существо шло по дороге. Красивое существо взывало к земле со своего корабля, громко гремело — его смех был ужасен, ужасен на земле. Его края были острыми; жестокий был медленным в битве, жестоким в своем бою. Жестокий грабитель вонзился в стену щитов. Это скрывало страшную тайну! Хитрая женщина сказала о своем собственном творении: «Моя мать принадлежит к самым драгоценным женщинам: она моя дочь, выросшая беременной.Точно так же мужчинам, людям из народа, известно, что у нее есть обычай красиво стоять на земле ».] 32

<конец прозаического перевода>

Загадка 33 более представительна, если только с точки зрения количества строк. загадок Эксетера , чем Загадка 69.33 Он также сочетает в себе два наиболее характерных загадочных фрейма в коллекции: описание «чудесного существа» от третьего лица и монолог от первого лица объекта или животного, которое «чувствует и говорит, как нравится». персона.34 Большинство загадок Эксетера либо одно, либо другое, но, вставляя свой голос в описание, существо из Загадки 33 выражает явный парадокс, еще один отличительный признак загадки: в данном случае это противоречие матери как ее собственной дочери. Такие парадоксы иногда называют «блочными элементами». Идея состоит в том, что невозможности такого рода связывают разум разгадывающего загадки безнадежным узлом35. Однако на самом деле парадоксы и другие общепринятые мотивы часто являются самыми ясными ключами к разгадыванию загадок. Загадки Эксетера и, несомненно, будут легко узнаваемы англосаксонскими читателями сборника.Проще говоря, в традиционных загадках лед — дочь воды и мать воды. Идея представляет собой стандартное тщеславие, хорошо известное как в английской устной традиции, так и в качестве стандартного примера aenigma во многих средневековых текстах36.

Раскрытие загадки также является вариацией традиционных формул загадки: «Wiht cwom «after wege wrætlicu liþan» (чудесное существо двигалось по дороге). Формульные дебюты (например, ic eom wundorlicu с «Я — чудесное существо») и закрытия (например,g., saga hwæt ic hatte «скажи, как меня зовут»), кажется, были узнаваемыми маркерами народных загадок для англосаксонской аудитории. Обратите внимание на сходство, которое мы видим в одинокой древнеанглийской загадке в прозе, найденной в BL Cotton Vitellius E. xviii.37. Здесь мы находим язык, напоминающий загадки Эксетера, включая вступительное утверждение «Nys þis fregen syllic þinc to rædenne» (и это не вопрос — странная вещь, которую нужно разгадывать), которая перекликается со стандартными формулами Эксетера, такими как ic seah sellic þing «Я видел странную вещь» и ræd hwæt ic mæne «разгадывать то, что я имею в виду».Связанное наблюдение состоит в том, что писец Эксетерской книги, кажется, по крайней мере однажды ошибочно разделил один из текстов из-за неправильного применения известной формулы загадки. На листе 107v пунктуация, означающая заключение Загадки 27, была вставлена ​​после формульной полустроки frige hwæt ic hatte «спроси, как меня зовут», хотя текст продолжается с оговоркой «ðe on eorþan swa esnas binde / dole «после dyntum be dæges leohte» (кто на земле связывает глупых в рабство после сражений при свете дня).Как отмечает Патрик У. Коннер: «Ошибка предполагает писца, внимание которого не было полностью сосредоточено на его текстах, но который также достаточно хорошо понимал древнеанглийские загадки, чтобы реагировать на загадочную формулу». 38

Загадки Эксетера предполагают, что читатели знакомы с такими загадочные формулы и тщеславие, а также условности древнеанглийской поэзии в целом. Анита Р. Ридинджер убедительно утверждала, что запутывающий язык Загадки 33 противопоставляется ожиданиям героических действий, так что, например, когда грозное существо считается «hilde to sæne / biter beadoweorca» (медленным в битве, жестоким в своем сражение), парадоксальные детали противоречат обычаю воинов, описанному как nalas hild-lata «совсем не отстающий в битве».39 Как подчеркивает Ридинджер, подобные детали призваны быть «обманчиво точными» в их ироническом отношении к решению проблемы, и действительно, лед, в отличие от свирепого воина, не спешит сражаться в своем мощном эрозионном действии, будь то «беспорядочные айсберги» или воображается менее титаническая форма льда40. На самом деле, более общего решения ( «лед») будет достаточно, поскольку загадка отражает существование существа, бушующего на воде (как льдины, разбивающиеся о реке или озере? ) и в более спокойном состоянии: «seo on foldan sceal / on ealra londa gehwam lissum stondan» (у нее есть обычай грациозно стоять на земле).В древнеанглийской диалогической поэме Соломон и Сатурн II, загадка на yldo «старость» изображает разрушительные действия абстракции:

Ac hwæt is ðæt wundor ðe geond ðas worold færeð ,

styrnenga gæð, staðolas beateð,

aweceð wopdropan, winneð oft hider?

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Но что это за странная вещь, которая путешествует по этому миру, сурово идет, разбивает основы, вызывает слезы, часто пробивается сюда?] 41

<конец прозаического перевода>

Объяснение Соломона Загадка развивает тонкое насилие yldo , поскольку оно bebriceð «раскалывает» ветви деревьев, а abiteð «кусает» железо.42 Сатурн отвечает, исследуя эрозионное действие снега и льда:

Full oft gecostað eac

wildeora wear, wætum he oferbricgeð,

gebriceð burga geatð, baldlice

fere000 ***

[Очень часто огорчает и многих диких животных, строит мост через воду, пробивает ворота цитадели, смело идет, грабит ***] 43

Такие переходы Напоминает разрушительный лед Загадки 33, еще одного смелого существа, которое наносит урон с hilde до sæne «медленный в битве».Для того, чтобы лед работал своей волей, не нужен айсберг, и менее драматическое решение снова лучше отражает тенденцию жанра драматизировать более банальные, если не менее мощные, силы в мире.

В любом случае «Загадка 33» рассчитывает на то, что читатель знаком как с древнеанглийской поэзией, так и с особенностями рассматриваемого жанра. Эти загадки создаются не на пустом месте, а часто являются вариациями на стандартные темы. Фактически, можно было бы увидеть традиционное самомнение льда как вечной матери своей воды, которое повсюду формирует Загадку 33.Парадокс подчеркивает превращение существа из твердого состояния в жидкое и обратно. Вокруг этого основного самомнения древнеанглийская загадка выстраивает расширенный образ льда в динамичном, вялотекущем и, прежде всего, громком процессе таяния, растрескивания ( hleahtor wæs gryrelic «смех был ужасен») и фрагментации ( ecge). wæron scearp «края были острыми»). Возможно также, что вывод загадки отражает противоположный процесс замерзания, когда дочь снова «встает» на землю.Повторяя переход от кристаллической дочери к материнской воде (и наоборот), лед в состоянии трансформации формирует основную тему загадки.

Живые вариации на такие темы часто являются основной игрой для загадок Эксетера, хотя современные решатели могут оказаться в неведении, когда дело доходит до традиционных схем загадки этих текстов. Особенно темным примером является Загадка 74, текст, который разгадывался и решался снова и снова в критической литературе:

Ic wæs fæmne geong, feaxhar cwene,

ond ænlic rinc on ane tid;

fleah mid fuglum ond on flode swom,

глухих под yþe dead mid fiscum,

ond на фолданской остановке — hæfde ferð cwicu.

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Одно время я была молодой женщиной, седой дамой и красивым воином; Я летал с птицами и плавал в море, нырял под волной, мертв с рыбами и ступил на землю — у меня был живой дух.]

Нужен сильный дух, чтобы инвентаризируйте и оцените все гениальные догадки для Загадки 74. Эти пять запасных линий дали каракатиц, тени, гусиные ручки, солнце, сирены, орланов, лебедей, гусей и, в издании Уильямсона, носовую фигуру корабля.Каждое из этих решений дает изящный смысл многих деталей загадки, и каждое время порой требует объяснения одной или двух подсказок.44 При таком большом количестве хороших вариантов выбор между ними кажется невозможным. Фактически, один из самых привлекательных ответов — это снова «вода в ее различных формах», предложенный Морицем Траутманном около ста лет назад.45 Основная идея состоит в том, что молодая женщина — это ручей, а седая женщина — айсберг (!) и прекрасная воительница под снежным покровом. Последние три строки имеют смысл с точки зрения гидрологического цикла от дождя до текущей воды и до мороза, в то время как меняющийся характер говорящего в строках 1–2 может быть отнесен к грамматическому роду: например, молодая женщина может быть burne «ручей» (существительное женского рода), в то время как воин мужского рода может быть snaw «снег» (существительное мужского рода).

Без сомнения, можно было бы назвать другие возможности, включим ли мы в эту группу седовласую ea «река» (существительное женского рода), несравненную фигуру forst «мороз» (существительное мужского рода), или другой княжеский is-gicel ‘сосулька’ (другое существительное мужского рода). Смущение возможностей иллюстрирует как потенциал, так и проблемы использования грамматического рода в качестве ключа к разгадке этих загадок Эксетера.46 Тем не менее, это, вероятно, лучший способ объяснить начальные строки Загадки 74 и играет важную роль в том, что я считаю лучшее решение текста, недавно предложенное Джоном Д.Найлз. Это решение представляет собой своего рода корабль, но точная формулировка решения — это то, что имеет наибольшее значение для понимания первых двух строк. Ответ Найлза — предложить дублет, āc «дуб» (существительное женского рода) и bat «лодка» (существительное мужского рода). Как отмечает сам Найлз, это решение решает одну проблему, но поднимает другую. Как может выступать одновременно дуб и лодка и ? Найлз предлагает два альтернативных выхода из этой трудности. Первый — это переупорядочить стихотворение так, чтобы фраза на ane tid относилась не к первому утверждению загадки, а ко второму: «Однажды я летал среди птиц и плавал в море.Другое предположение Найлза состоит в том, что один прилив можно рассматривать как длительный отрезок времени: «В таком случае нет ничего волшебного в том, чтобы саженец стал деревом, а дерево превратилось в корабль за один прилив . . ”47 Однако недавно Марк Гриффит оспорил оба этих аргумента на филологических основаниях, в то же время признав привлекательность основного решения Найлза. Он утверждает, что необходимо «древнеанглийское слово, означающее как« дерево », так и« корабль », которое одновременно является женским и мужским по роду.«Это решение, — говорит нам Гриффит, — это просто āc, — отдельное слово, которое может иметь женский или мужской род и означать либо« дубовое дерево », либо« корабль из дуба »48. Понятно, что беспокойство заключается в том, чтобы объяснить загадочный пол вступительного слова оратора, и действительно, решение āc как дуб и корабль из дуба блестяще соответствует всем требованиям. Но почему мы должны принимать ее больше, чем воду Траутмана? Аргументы могут быть запущены (и были) для любого количества ответов, которые последовательно удовлетворяют подсказки.Таким образом, вместо того, чтобы просто удовлетворять подсказки, настоящая уловка состоит в том, чтобы поместить это древнеанглийское стихотворение в известные традиции загадки. Фактически, Найлз начинает делать именно это, обращая наше внимание на тип загадки, найденный в книге Арчера Тейлора «Английские загадки из устной традиции»: «Народные загадки Тейлора типа 828 обычно помещаются в голос воображаемого говорящего, который объявляет та или иная вариация на тему «Когда я был жив, я откармливал живое». Мертвый, я вынес живое »49. Поскольку Найлз приводит лишь несколько примеров, стоит более полно проследить традицию, чтобы понять, как этот тип загадок разыгрывался с течением времени.50 Как и в случае со многими различными образцами загадки, загадка дубового корабля довольно старая и широко распространенная. Самые ранние известные образцы относятся к периоду раннего средневековья. Пол Соррелл, по сути, провел четкую связь между этим мотивом и древнеанглийской руной Поэма:

( āc) byþ on eorþan elda bearnum

flæsces fodor, fereþ gelome

ofer ganotes bæþ; garsecg fandaþ

hwæþer ac hæbbe æþele treowe.

[Дуб на земле есть пища для плоти для сынов человеческих. Он часто путешествует по ванне олуши; океан проверяет, есть ли у дуба благородная вера.] 51

Пища, которую дает дуб, — это желудевая мачта, поедаемая свиньями, а мясо которых, в свою очередь, поедают дети человеческие. Этот отрывок подтверждает удивительную стойкость мотивов загадок с течением времени, так как в раннем современном рукописи популярных загадок (так называемые Загадки Холма) содержится следующее:

Q.Wn j жил j кормил живущих сейчас j am dead j неси живое [in] g и с быстрой скоростью j идите нашим живым

A. корабль, безумный [e] дубовой рощи, теперь кормит свиней желудями b [e] ars men & плывет по нашим рыбам.52

Другими словами, дубовый корабль — это мертвых mid fiscum «мертвых с рыбами». Другие ранние современные вариации решаются как «корабль, построенный из дуба» или «Дуб теперь корабль» 53. Последнее решение представлено в иллюстрированном сборнике загадок, который включает в себя две вариации на тему подряд. с поразительным изображением дуба над гравюрой корабля.Такие аналоги предполагают, что āc «дуб» или «корабль из дуба» действительно является вероятным решением Riddle 74.

Можно возразить, что Riddle 74 не включает упоминания о мачте из желудей, в отличие от всех примеров, приведенных выше. Однако в природе загадочных традиций такие мотивы принимают разнообразные формы с кластером узнаваемых элементов, рекомбинированных в бесконечных вариациях. Некоторые версии загадки корабля, например, сосредотачиваются в первую очередь на парадоксе мертвых, несущих живых, как в первых строках этой загадки восьмого века из коллекции Берна:

Mortua maiorem uiuens quam porto laborem.

Dum iaceo, multos seruo; си стетеро, пауко.

<конец L / L; проза перевод здесь>

[Мертвый, ношу больший труд, чем при жизни. Когда я лежу мертвым, я сохраняю многих; если я останусь стоять, то немного.] 54

В загадке за загадкой живые и мертвые разыгрываются по-разному: «Мертвец несет живого, чтобы забрать живого (мн. Сделай живое (мн. мн.) живым. — Лодка, рыбак, рыба »55. В других вариациях подчеркивается высокая мачта и парус дубового корабля:« Я расправляю свои крылья, чтобы летать чужие регионы, / над проливом живых [рыб], и все же имею Я / Жизнь в утробе.56 В этой полосе загадок корабля существо часто путешествует по лиминальной тропе, живое и все же мертвое, летящее с птицами, но плывущее с рыбами: «Я мертв, но во мне есть жизнь, живые гибнут меня, и живые парят надо мной, живые ходят во мне, и живые уважают меня »57. Мертвые с рыбами, плавающие в воде, летающие с птицами и ранее обладающие живым духом, создание Загадка 74 идеально вписывается в эту традицию. Таким образом, древнеанглийское стихотворение лучше всего читать как элегантную вариацию на эту почтенную загадочную тему в сочетании с вводным парадоксом различного грамматического рода āc .Излишне говорить, что мы никогда не можем быть уверены в этом, но без должного внимания к этой прочной, но изменчивой традиции ответ Загадки 74 был бы произвольным.

Однако удивительно, что таким сравнительным свидетельствам при изучении загадок Эксетера было придано очень мало внимания, помимо изучения латинских литературных аналогов, которым было уделено значительное внимание58. Древнеанглийские загадки Дитера Биттерли «свидетельствуют в пользу сильной общей традиции древнеанглийской и англо-латинской энигматографии.59 Книга Биттерли начинает отвечать на вызов Энди Орчарда, согласно которому мы изучаем древнеанглийские загадки и англо-латинские загадки как «связанные части одной литературной традиции» 60. Важность такого подхода не подлежит сомнению. Однако гораздо меньше внимания было уделено актуальности устных традиционных загадок или ранних современных народных аналогов при изучении коллекции, которая, как подчеркивает Орчард, явно весьма эклектична.61 Заметным исключением является работа Фредерика Таппера-младшего. ., чье издание загадок 1910 года часто и полезно ссылается на народные аналоги во вступлении и примечаниях. Однако за прошедшее столетие в этой области появилось очень мало работ, несмотря на наличие множества новых ресурсов для сравнительного исследования. Несомненно, у такого пренебрежения есть сложные причины, но позиция Крейга Уильямсона, возможно, сыграла роль в препятствовании проведению таких исследований. Во введении к своему влиятельному изданию древнеанглийских загадок он пишет: «Как я уже указывал в другом месте в примечаниях и комментариях к нескольким загадкам, актуальность английского фольклора позднего средневековья, эпохи Возрождения или раннего Нового времени для древнеанглийских загадок (которые являются, кстати, литературными произведениями) в лучшем случае сомнительно.62 Как показывает небольшой пример Загадки 74, оснований для таких сомнений мало. Границы между средневековыми литературными загадками и загадками, циркулирующими в устной традиции, вероятно, были довольно плавными, и каждая из них часто была матерью и дочерью другого.

Таким образом, одна из целей настоящего исследования состоит в том, чтобы воспользоваться этой упущенной возможностью и прочитать загадки Эксетера как хитроумные и информативные ответы на традиционные формы загадки, а также на латинскую загадку.Однако значение этого подхода заключается не только в апелляции к общепринятым мотивам и тщеславию. Фактически, как подсказывает простое присутствие «двусмысленных» загадок в сборнике, те самые способы загадки в «Эксетерской книге», вероятно, находятся под влиянием как популярных, так и изученных загадочных типов. В частности, это исследование фокусируется на важности для сбора метафорических загадок, формы, которая предпочитается в устных традиционных загадках, но гораздо менее заметна в латинских сборниках загадок.Простая идея состоит в том, что суждение древнеанглийской загадки (поставленный «вопрос» или описание) может иногда относиться не только к безымянному решению, но и к тому, что я называю его «фокусом», лежащей в основе метафорой, которая придает согласованность стратегии текста. обфускации. Ученые давно признали, что загадки Эксетера иногда следует рассматривать как метафорические, но на практике это в основном означало, что несколько разрозненных отдельных слов и изображений воспринимаются как образные. Другими словами, предполагается, что в описании загадки нет никакого основного шаблона, кроме того, что можно объяснить буквальным решением (или необходимостью создания каламбура, парадокса или довольно простого смысла анимации или «героического» Персонификация).На первый взгляд это предположение имеет смысл, особенно потому, что многие известные литературные загадки действительно работают именно так. Как объясняет Арчер Тейлор: «Чтобы собрать достаточно деталей, чтобы позволить слушателю угадать ответ, загадщик часто жертвует единством своей концепции. Первое утверждение и его опровержение почти наверняка противоречат следующей паре. Однако автор продолжает и продолжает, в то время как его концепция становится все более и более бессвязной »63. Напротив, я утверждаю, что темные ключи к разгадке древнеанглийских загадок часто складываются в нечто весьма связное, сформированное расширенными имплицитными метафорами.Я утверждаю, что такое прочтение многих загадок позволяет нам разрешить некоторые из самых загадочных проблем в сборнике, а также пересмотреть наше понимание текстов, которые уже получили убедительные решения.

Один заключительный вводный пример может помочь прояснить, что я имею в виду, ссылаясь на метафору, лежащую в основе загадки, как на ее фокус. Загадка 85 гласит:

Nis min sele swige, ne ic sylfa hlud

ymb * * *; unc dryhten scop

siþ ætsomne.Ic eom swiftre onne he,

þragum strengra; он reohtigra.

Hwilum ic me reste; он скаил Риннан для.

Я ему в wunige a enden ic lifege;

gif wit unc gedælað, me bið deað witod.

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Мой зал не молчит, и я сам не громкий; о. . . . Господь вместе подготовил путешествие для нас двоих. Я быстрее его, временами сильнее; он более беспощаден. Иногда я отдыхаю; он должен бежать.Я пребываю в нем всегда, пока живу; если мы двое разойдемся, смерть назначена мне.]

<конец прозаического перевода>

Решение этой загадки вполне определенно, так как оно основано на знаменитом симфозианском самомнениях о рыбе в реке как о молчаливом госте. в шумном доме:

Est domus in terris clara quae voce resultat.

Ипса домус резонат, tacitus sed non sonat hospes.

Ambo tamen currunt hospes simul et domus una.

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Есть на земле дом, который звучит чистым голосом. Сам дом издает звук, а тихий гость — нет. Тем не менее, вместе они управляют гостем и домом одновременно.] 64

<конец прозаического перевода>

Как отмечает Уильямсон, параллели между этими стихами в основном ограничиваются первыми двумя строками Загадки 85 и мотивами романа. общее путешествие и тихий гость в шумном доме.65 Древнеанглийский текст, однако, расширяет загадку рядом дополнительных наблюдений, которые могут быть объяснены в терминах говорящего-рыбы. Рыба быстрее реки, ее сила может противостоять течению, но река в долгосрочной перспективе становится более безжалостной. Рыба временами отдыхает, но река безжалостна. Рыба всегда живет в реке, пока он жив, но если река и рыба разделены, рыба погибнет. В то время как загадка Симфосия связана с простыми парадоксами (как может говорить дом? Как может жить в своем доме обитатель?), В Riddle 85 акцент делается на исследовании контрастных отношений гостя и холла.На самом деле, в этом обсуждении есть знакомый оттенок, как отмечает Энди Орчард: «Без существования загадки Алкуина и Симфозиуса можно было бы предположить, что древнеанглийская загадка вовсе не о речной рыбе, а скорее еще одна загадка «души и тела», подобная другим загадкам в Эксетерской книге ». 66

Орчард прав. В то время как решение должно быть рыбой в реке, описательное суждение загадки сформировано чем-то большим — невысказанной метафорой души и тела.Этот «фокус» отбирает и отфильтровывает детали предложения, придавая ему основную согласованность, выходящую за рамки буквального ответа. На самом деле было бы легко заново просканировать загадку с точки зрения ее фокусировки. Говорящий — это безмолвная душа, пребывающая в зале тела. Господь сформировал их обоих для совместного путешествия. Душа быстрее и временами сильнее тела, но не всегда, поскольку потребности плоти не ослабевают. Но если тело отказывается от призрака, душа переживает смерть.В этом описании Загадки 85, которого нет у Симфосия, есть явная последовательность, которую необходимо рассматривать помимо общего использования в загадке парадокса, персонификации и поэтического развития.67 В Soul and Body II, текст только несколько предметы вдали от загадок в Эксетерской книге, душа упрекает его тело:

Eardode ic þe in innan. No ic þe of meahte,

flæsce bifongen, ond me firenlustas

þine geþrungon.

<конец L / L; проза перевод здесь>

[Я жил в тебе. И я никогда не смогу выбраться из тебя, окруженный плотью, и твои злые желания давят на меня.] 68

<конец прозаического перевода>

Язык этого стихотворения сильно перекликается со второй половиной Загадки 85 как по дикции, так и по словарю. в употреблении двойного грамматического числа. Говорящий в Riddle 85 заявляет, что «unc dryhten scop / siþ ætsomne» (Господь сформировал путешествие для нас двоих вместе), в то время как говорящий души в Soul and Body II требует: «Ac hwæt do wit unc, / þonne he unc hafað geedbyrded oþre siþe? » (И что мы двое собираемся делать для себя, когда он назначил для нас двоих другое путешествие?) 69 Тот же язык появляется в Загадке 43, тексте, универсально решаемом как «душа и тело»:

Gif him arlice

esne þenað se þe agan sceal

on þam siðfate, hy gesunde æt ham

findað witode him wiste ond blisse

<конец L / L; прозаический перевод здесь>

[Если слуга с честью служит тому, кто должен править в этом путешествии, они в безопасности дома найдут для себя пропитание и блаженство.] 70

Тело и душа соединятся в Судный день, в то время как для рыбы ситуация более постоянная: «gif wit unc gedælað, me bið deað witod» (если мы двое расстались, мне назначена смерть). Таким образом, для Загадки 85 дуэт души и тела не является решением загадки (как, кажется, в Riddle 43), а представляет собой скорее невысказанную метафору, определяющую выбор и форму загадки загадки. Он формирует обфускацию.71 Результатом этой стратегии является одновременно живая загадка «рыба и река» и стихотворение, которое искусно играет против предполагаемых знаний решателя о динамике тела и души.

Мой главный аргумент в этой книге заключается не в том, что все загадки Эксетера представляют собой метафорические загадки подобного рода, а просто в том, что они играют гораздо более значительную роль в коллекции, чем было замечено ранее. В конце концов, стратегии загадки Эксетерской книги вряд ли будут прямыми, неэтичными или даже последовательными во всей антологии. Коллекция кажется как минимум эклектичной, предлагая смешанный набор загадочных видов. Некоторые из них представляют собой вольные переводы Aldhelmian enigmata — будь то обширный парадокс сотворенного мира или нетканый материал кольчуги.Многие описывают хитрые механизмы средневековых технологий: в коллекции были обнаружены очистители колодцев, ткацкие станки, оружейные стеллажи. Другие сосредотачиваются на чудесных качествах птиц и зверей, от бычков до белых казарок, их любопытных обычаях, качествах и призваниях. Третьи описывают элегантное превращение сырья в книги, мечи, чернильницы и корабли. Многие озабочены чудесами письменного слова и безмолвной речи, будь то начертанная на металле или поглощенная книжными червями.Некоторые требуют тщательного подсчета звезд, букв, частей тела или даже потомства библейского инцеста. Некоторые полагаются на рунические анаграммы, коды подстановки или этимологические загадки. Горстка или две имеют дело с двусмысленностью. Я считаю, что многие из них по своей сути метафоричны.

В последние годы наблюдается возрождение интереса к загадкам, появляются новые исследования, синтезирующие и расширяющие наше понимание многих из перечисленных выше категорий загадок. Например, Джон Д.Древнеанглийские загадочные стихи Найлза и игра текстов, , хотя и не посвящены исключительно загадкам Эксетера, посвящают им несколько глав, уделяя особое внимание тому, как руны, словесный остроумие и структура средневековой материальной культуры проявляются в игре. коллекция. Напротив, недавняя книга Дитера Биттерли Say What I Am Called, исследует взаимосвязь между англо-латинской традицией энигматографии и загадками Эксетерской книги, хотя его работа также очень интересна руническими кодами, игрой слов и этимологией.Настоящее исследование, за некоторыми исключениями, фокусируется на различных аспектах загадки в антологии Эксетера, и поэтому, вероятно, не случайно, что в примерах, которые я хочу подробно обсудить, имеется относительно небольшое совпадение. Любое изучение загадок Эксетера, конечно же, обязано монументальным усилиям ученых, редакторов и решателей прошлого, таких как Дитрих, Траутманн, Таппер, Вятт и Уильямсон. Бесчисленное множество других внесли важный вклад в разгадку этих элегантных стихов.Я надеюсь, что следующие главы станут полезным вкладом в этот живой, продолжающийся разговор.

В главе 1 («Разгадывание загадок») я исследую некоторые общие критические предположения, сделанные в прошлых интерпретациях загадок Эксетера, и предлагаю новый подход к их изучению и решению. Вместо того, чтобы классифицировать или определять загадки с точки зрения общих черт, формул или воображаемого положения предполагаемого решателя, я подчеркиваю важность двух сторон бинарной структуры загадки: описательного предложения и его именованного решения.Хотя мы не должны предполагать, что отношения между этими двумя элементами одинаковы во всей эклектичной коллекции Exeter, существуют традиционные шаблоны загадки, которые мы можем с пользой рассмотреть в их интерпретации. Тайна древнеанглийских загадок не , которую лучше всего можно объяснить смутным ощущением неизвестности, буквальным изложением простых подсказок или тщательно продуманной внутренней историей. Убедительные интерпретации этих текстов должны включать в себя довольно последовательное описание их запутывания.В частности, я утверждаю, что суждения многих загадок Эксетера сформированы не только их скрытыми решениями, но и неназванной метафорой, подобно так называемым непристойным загадкам Эксетерской книги — текстам, которые часто объясняются как имея «двойные решения». Однако такие загадки не имеют двух решений, а просто демонстрируют свидетельство метафорической обфускации, аналогичной тому, что обычно встречается в народных загадках. Загадки Эксетера, конечно, не народные загадки, но это искусно составленные литературные ответы на сложную и разнообразную смесь загадочных форм, которые, вероятно, были доступны англосаксонским загадочникам.

В главе 2 («Буквальное прочтение загадки 57») я исследую один из самых сложных текстов в коллекции Эксетера как тестовый пример для чтения древнеанглийских загадок в более метафорическом ключе. Загадка 57 — это — короткий, скудный текст, описывающий птичьи звуки и движения маленьких темных существ. За столетие с лишним исследований эти стаи были по-разному идентифицированы учеными птицеводами как ласточки, стрижи, скворцы, домашние мартины, галки, вороны, дрозды, мошки, мошки и пчелы.Обращая пристальное внимание на широкий спектр аналогов из устной и текстовой традиции, я утверждаю, что такие чтения слишком буквальны в своем подходе и что лучший ответ — bocstafas ‘письма’, решение, которое перекликается с раннесредневековой концепцией littera как письменный знак, так и наименьшая неделимая единица речи. Фактически, я показываю, что загадочные стаи Riddle 57 отражают три ключевых свойства букв — имя, форму и звуковую ценность — в соответствии с общепринятым определением грамматических авторитетов, хорошо известных в раннем средневековье.Эта маленькая загадка, таким образом, представляет собой книжный ответ на популярный способ метафорического загадки, образец, который, кажется, предпочитают в антологии Эксетера.

Глава 3 («Трансформация и текстовая культура») поднимает эту тему, не предлагая новые решения, а исследуя лежащие в основе метафоры, которые формируют суждения загадок Эксетера почти так же, как и их скрытые ответы. Три основных прочтения этой главы призваны продемонстрировать элегантность, с которой загадки Эксетера трансформируют традиционные формы метафорических загадок в свете англосаксонской текстовой культуры.Возможно, больше, чем любой другой текст в Эксетерской книге, «Загадка 22» приглашает к метафорическому прочтению ее шестидесяти загадочных всадников и пятнадцати ярких лошадей, пересекающих глубокое море в таинственной повозке. Эта повозка, как давно признали ученые, должна быть Большой Медведицей, или carles wn «Повозка Карла» на англосаксонском языке. Чего современные решатели не поняли, так это того, как понять проблему чисел, поставленную в первых строках стихотворения, и поэтому я предлагаю здесь новый отчет об этих небесных всадниках в контексте конкретных форм астрономических знаний, доступных англосаксонскому звездочёту. .Более того, разгадывая эту загадку, вырисовывается более ясная картина книжного аспекта многих загадок Эксетера, даже в тех, которые наиболее отчетливо проинформированы популярными формами метафорического отгадывания загадок. Затем я рассматриваю вторую небесную загадку, Загадку 29, один из самых известных текстов Эксетерской книги. Хотя эта загадка вызывает всеобщее восхищение, современные читатели, возможно, не заметили невысказанного метафорического акцента, формирующего драматическое изображение луны, борющейся с солнцем, и, в частности, ее загадочный конец.И снова метафорическая загадка видоизменяется под влиянием интересов христианской грамотной культуры, в данном случае драмы и образов ключевого момента в истории спасения. В последнем чтении главы я перехожу от небес к земному говорящему в Загадке 83, тексте, который, как я утверждаю, основан на невысказанном библейском повествовании о Тубалкаине и происхождении руды. Здесь традиционная «загадка трансформации» сама трансформируется и расширяется на новую территорию, символический текст для коллекции Эксетера.

Если в главе 3 рассматривается литературная трансформация метафорического загадки, в главе 4 («Загадка 17 в образе Самсоновского льва») исследуется возможная переработка в Эксетерской книге самого известного момента загадки Библии. Я утверждаю, что «Загадка 17», одно из самых загадочных стихотворений в сборнике, лучше всего читать как древнеанглийский ответ на разгадку загадки Самсона «de comedente exivit cibus et de forte est egressa dulcedo» еда и, от сильного, сладость).72 Этим решением, конечно же, является львиная туша, колонизированная пчелами, и мой анализ стихотворения демонстрирует не только уместность этого ответа, но и то, как святоотеческая экзегеза формирует реакцию Загадки 17 на ее классический образец. Более того, в этом прочтении есть два маргинальных рунических знака в Эксетерской книге (буква «L» и «B»), которые долгое время оставались неуловимыми: простой рифмованный ответ leo ond beo «лев и пчела», Предлагаю поучительный смысл рун и загадки.

В главе 5 («Innuendo and Oral Tradition») я обращаюсь к набору стихов Эксетера, которые, кажется, исправляют не загадки Священного Писания, а вместо этого почтенные намёки устной традиции. Эти «сексуальные загадки» долгое время подозревали в том, что они имеют корни в народных загадках, но до сих пор не изучены по сравнению с обширным количеством доступных народных аналогов загадок. Однако сравнительное изучение этих текстов показывает, что искусно намекающие сексуальные загадки Эксетера далеки от «непристойности» и далеки от простых шуток в их изощренном ответе на традиционные образы и зазнайство.Однако помимо ценности этих аналогов для сравнения загадочных мотивов, они могут также выявить сомнительные ожидания, которые современные читатели Эксетерской книги привносят в интерпретацию двусмысленного поджанра. В частности, мы должны подвергнуть сомнению текущую критическую тенденцию называть эти тексты явными «двойными решениями». На самом деле, у сексуальных загадок нет двух решений, как и у других метафорических загадок в Эксетерской книге. У них есть предложение, сформированное одновременно решением и невысказанной (иногда, возможно, невыразимой) метафорой.В этом решающем отношении сексуальные загадки Эксетера, можно сказать, занимают центральное место в коллекции.

В качестве последнего примера чтения загадок Эксетера в контексте, глава 6 («Корни загадки 25») пытается разгадать один из самых обманчиво простых текстов в антологии Эксетера. Фактически, я утверждаю, что Riddle 25 саму можно назвать антологией наводящих на размышления загадок, полагаясь на ее более тонкие эффекты на распознавание читателем ее составных частей. Эти слои умело скомбинированы, но, чтобы быть функциональными, они должны оставаться видимыми для знающего глаза.Пристальное внимание к родственным разновидностям загадки загадки повышает вероятность того, что само наше понимание грамматики Загадки 25 может быть неполным, если читать без внимания к традиционным мотивам, составляющим текст. Действительно, эта древнеанглийская луковая загадка представляет собой удивительно сложную совокупность некоторых из старейших анекдотов в книге, и мы можем только догадываться, как читатели могли смаковать комическое снижение сексуальной гордости в тексте и озорство разыгранной загадки. новый хозяин.

Ræd hwæt ic mæne, требует одну из этих сексуальных загадок: «Разгадай то, что я имею в виду.«Нет простого ответа на этот вызов, будь то отдельный текст или сборник в целом. Однако, по крайней мере, мы могли бы начать с того, что Эксетерская книга представляет собой разнообразные режимы загадки, в которых появляются рунические загадки, христианские загадки и сексуальные загадки. Часто отмечается, что коллекция предлагает обширное и всеобъемлющее видение сотворенного мира, от таинственных видений небесных загадок до земного ложа сексуальных загадок Эксетера.Между тем, эти стихи описывают изобильную реальность, кишащую странными существами и украшенную уловками повседневной жизни. Если аргументы этой книги будут приняты, мы сможем увидеть это ощущение изобилия как выходящее за рамки списка решений самого метафорического ядра древнеанглийской загадки. То есть загадки Эксетера не просто собирают для нас разнообразную подборку книжных червей, стеклянных мензурок и усоногих казарок; они также обнаруживают множество метафорических связей, доступных загадочному.Они не только перечисляют предметы в мире, но и пытаются обнаружить неожиданные узоры в его ткани. Они проводят сложные связи между разрозненными объектами: птицы становятся буквами, яркие всадники превращаются в солнца и звезды, а лук удаляет слои намеков и едких метафор. Охарактеризовать загадочную коллекцию Exeter — непростая задача, у которой нет единого решения. Но, по крайней мере, для метафорических загадок одним из проясняющих ответов могло бы стать определение загадки средневековым грамматистом Донатом как раскрывающее occultum similitudinem rerum, «скрытое сходство вещей».73

Теория головоломок | в бездну. нетто

Следующая теория — полностью моя собственная работа, включая примеры головоломок… за которые я прошу прощения.

В прошлом усилия по классификации головоломок были сосредоточены на нескольких конкретных типах головоломок, которым были даны имена (криптограмма, липограмма, анаграмма) или контексту головоломки (головоломка с диалогами, головоломка с таймингом, головоломка с механизмами, головоломка с побегом). Вместо этого я сосредотачиваюсь на основной механике головоломок, которые являются общими для самых разных головоломок.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ:

Загадка для наших целей — это слово, фраза, объект, изображение или концепция, которые скрыты таким образом, чтобы их можно было раскрыть, с намерением, чтобы процесс их раскрытия был интересным.

Все головоломки основаны на аспектах человеческой психики, в которых мы склонны неверно истолковывать окружающую среду. Например, многие слова с разным написанием и значением звучат одинаково при произнесении. Это непонятное неудобство можно использовать для создания головоломки:

Расшифровка «Узел — Весло — Погода».”

Пазлы играют в тех нишах повседневного человеческого опыта, между достоверностью и неизвестностью, где часто возникают ошибки. Любую ошибку, обычную для людей в целом, можно превратить в загадку. Иллюзии работают точно так же, иллюзии запускают те аспекты человеческой интерпретации чувств, которые постоянно не могут правильно передать реальность. Головоломки — это каталог ограничений и слабостей человеческого разума. Возможно, причина, по которой разгадывать головоломки доставляет удовольствие, заключается в том, что мы запрограммированы на получение удовольствия от преодоления своих слабостей.

ОСНОВНЫЕ ТИПЫ:

Количественные головоломки : 99,9% всех головоломок являются количественными, то есть у них есть конкретное, поддающееся проверке решение. Когда решение найдено, искатель мгновенно его узнает.

Пример: Эффектный городской пижон только что переехал в свой деревянный дом у озера. 4 — 3 — 2 — 1 — Как его зовут?

Качественные головоломки: Редкие головоломки являются качественными или открытыми. Сама головоломка не определяет решение, а только общие параметры решения.Как только решение найдено, его можно улучшить или найти другое решение.

Пример: вы должны поднять связку бананов, свободно свисающую на крючке на высоте двенадцати футов от пола, используя только три предмета, ни один из которых не может весить более 2 унций. Какие предметы вы выбираете? Как ты делаешь это?

Головоломки с толкованием: Еще более редкими являются головоломки с толкованием. У этих головоломок есть конкретное решение, однако это решение является концепцией и, следовательно, должно интерпретироваться решателем.По своей природе концепции имеют ряд приемлемых способов передачи идеи. Таким образом, несколько довольно разных описаний решения могут быть правильными для понимания сути концепции.

Пример: В комнате на столе есть чистое место, включающее вилку, нож, чашку, стакан и миску. На стене табличка с надписью: «Ни обуви, ни рубашки, ни обслуживания», а другая — «Вторник: устрицы на половинке раковины». Также на столе лежат три квитанции, на верхнем из которых написано «Отель Монте-Карло» и написано от руки: «Карта отклонена.«На прилавке за столом стоит стеклянная миска с тигром на ней. В миске 31 мармелад. За столом — мужчина с рулоном денег в руке.

[Хотя Кристофер Мэнсон использует все виды головоломок, упомянутых здесь, он мастерски и часто использует интерпретирующие головоломки. Хотя вполне вероятно, что он не первый, кто использует интерпретирующие головоломки, MAZE — единственный пример, с которым я столкнулся до сих пор — за возможным исключением некоторых метафорических элементов картин Криса Консани.]

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ:

Несмотря на то, что существует бесконечное множество головоломок, почти все, кажется, основаны на семи основных принципах: общность, большинство / меньшинство, обмен сходством, соединение сходства, прогрессивная последовательность, нарушенная последовательность и пустая маскировка.

Коллективная общность:

Цель этой головоломки — найти общий знаменатель между несколькими, казалось бы, несопоставимыми элементами, которые (в отличие от большинства / меньшинства) не присутствуют в элементах сами по себе.Обычно эту общность можно описать словом или фразой, хотя иногда (в случае некоторых видеоигр) это физический объект или символ.

Пример: Горячий ___ Лед ___ Out ___ Лодка ___

Обмен подобиями:

Основная идея состоит в том, чтобы заменить предмет другим, с которым он похож. Это чаще всего встречается в словесных головоломках. Сходство может быть определено классически, например, омофон, омоним, омограф, гетерограф, гетероним, гетерофон или любой из двадцати определенных, но еще не названных типов сходства слов.

Пример: два человека оценивают макароны. Один говорит: «Слишком липкий». Другой соглашается. Один говорит: «Слишком слизистый». Другой соглашается. Один говорит: «Слишком маленький». Другой говорит: «Тюбей? Нет!» «Да, — говорит первый, — это так!» «Не является!» «Слишком!» «Не является!» И т. Д.

В словесной головоломке обмена подобием сходство должно быть в определенных границах, иначе «головоломка» сведена к тарабарщине. Но в головоломке обмена визуальным, виртуальным или описательным подобием сходство может принимать более концептуальную форму.Следующий пример, очевидно, представляет собой описательную головоломку обмена подобиями:

Пример. В коротком покадровом видеоролике показаны люди, создающие коробки, когда на улице светло (видно через окна), но ночью фабрика бездействует. Фильм зациклен, чтобы постоянно показывать течение ночи и дня.

Сходство:

В этом типе головоломок элементы, которые имеют общую общность, связаны, чтобы сформировать решение (в отличие от коллективной общности), не основанное на этой общности.В этой головоломке различные предметы в некотором роде являются частями решения. Эти части идентифицируются как части головоломки по некоторому общему фактору, хотя эта общность не должна быть более сложной, чем элементы, сгруппированные вместе.

Пример. На столе лежит книга с надписью «Учите буквы от А до Я!» Рядом находится сейф, комбинация которого вам нужна. Также на столе стоит ваза с фруктами, в частности ананасом, яблоком и грушей.

Распознавание образов — нарушение или ремонт: Смысл головоломки распознавания образов состоит в том, чтобы, как вы уже догадались, распознать образец.Такие головоломки иногда называют логическими. Это в некоторой степени неправильное название, поскольку для решения всех головоломок требуется определенная логика.

Как минимум, шаблон включает три элемента, но не имеет максимума («1… 3 ″ не является шаблоном,« 1… 3… 5 ″ — шаблоном). У головоломок распознавания образов есть два типа решений: те, в которых решающая программа должна заполнить недостающую часть рисунка (обычно в конце), и те, в которых решающая программа должна каким-то образом нарушить рисунок.

Например, всякий раз, когда вы пытаетесь открыть дверь, она почти не движется, вызывая лязг за вами. Позади вас ряд шестеренок, прикрепленных к стене. Увидеть шестерни как причину и проследить за серией шестеренок обратно к проблеме — значит распознать закономерность. Устранение проблемного механизма потребует исправления рисунка. Недавно отремонтированный рисунок позволяет шестерням двигаться свободно. И наоборот, шестерни могут работать нормально и, таким образом, держать дверь закрытой. В этом случае задача состоит в том, чтобы нарушить узор.

В словесных головоломках распознавание образов почти всегда требует исправления последовательности. Например, слова, в которых пропущены буквы (трансделеция), слова, в которых добавляются поддельные буквы (трансинсерция), или слова, в которых буквы смешаны (анаграмма). Поскольку язык по самой своей природе является шаблоном, любая головоломка, включающая исправление слова или предложения из имеющихся букв или слов, представляет собой головоломку распознавания образов.

Пример: Два защитят вас — «PSAESCSUWROIRTDY»

Большинство / меньшинство: Простая версия головоломки распознавания образов, в которой ответ либо «это не те», либо «да или нет».Решение этой головоломки основано на том, что правильным выбором будет либо большинство (нечетный — один), либо меньшинство (нечетный — один). Что из этого является правильным, зависит от контекста / правил головоломки.

Odd-one-in — Когда цель — предмет меньшинства, головоломка сродни классической игре известности «Улицы Сезам»: «Что из этого не похоже на другое, какое из них не совсем то же самое». Есть четыре сэндвича с разными начинками, но один с горчицей, а другие с майонезом.Сэндвич с горчицей — правильный выбор.

Odd-one-out — Противоположность odd-one-in, в odd-one-out большинство элементов является правильным выбором.

Пример. Вам нужно нанять нескольких писателей для своей газеты. Вы сузили круг до трех претендентов. Когда их попросили написать предложение, чтобы описать себя, они написали: «Крепкие, трудолюбивые и решительные». «Свисает и плывет по течению». «Риски, шансы и риски». Какие из них вы предлагаете нанять?

Пустая маскировка: Пустая головоломка маскировки включает в себя маскировку приза скрывающим веществом.Цель пустой загадки маскировки — найти спрятанные предметы.

«Где Уолдо?» книги-головоломки основаны на пустой маскировке. Найти Уолли на картинке непросто из-за огромного количества обломков «не Уолдо» на каждой странице. Головоломки на поиск предметов — одна из старейших и самых распространенных головоломок в мире. Рисунки скрытых предметов часто появлялись в рекламе с середины до конца 1800-х годов, а также продавались в Европе и США в виде распечаток размера поздравительных открыток.

Головоломки со словами, основанные на пустой маскировке, являются довольно новым изобретением и встречаются гораздо реже.

ОБЪЕМ:

Практически все головоломки можно описать, используя комбинации этих основных принципов. Головоломки часто включают в себя аспекты, не связанные с головоломками, которые меняют опыт, например, бросок баскетбольного мяча через кольцо или обучение управлению машиной. Эти включения не являются новыми типами головоломок, но они расширяют и часто улучшают опыт решения головоломки. Отсчет времени до взрыва бомбы добавляет драматизма к головоломке, но способность определять время или спешка не меняет основного принципа головоломки.

Хотя я обнаружил, что подавляющее большинство головоломок может быть полезно описать с помощью этих принципов, нет сомнений в том, что я упускаю ключевые принципы. Не стесняйтесь предлагать дополнения.

Ответы на пазл:

Ответ на первую загадку выше: «Так или иначе».

Ответ на количественную загадку выше: «Джастин Тимберлейк». (Четыре слова опущены) «просто» (три слова опущены) «в» (два слова опущены) «древесина» (опущено одно слово) «озеро.”

Ответ на качественную загадку: Может быть что угодно. Лично я бы выбрал жевательную резинку и нитку. Я кладу комок жевательной резинки на конец нитки и бросаю ее на стебель банана. Когда он застревал, я ходил по кругу, обматывая веревку вокруг вершины связки, а затем дергал. Третьим моим блюдом будет немного крутого взбивания, он хорош на бананах.

Ответ на интерпретирующую загадку : Этот человек — какой-то мошенник. Вот доказательства: отель Монте-Карло + отказано в карте + три квитанции = трехкарточный монте, мошенничество с карточной игрой.Тигр + 31 мармелад + счетчик = Жульничество в карточной игре под названием «scat» или «31». Помет тигра называют «пометом». Цель ската — досчитать до 31 («счетчик» + 31 мармеладная капля). Устрицы на половинке ракушки + вторник (3-й день недели) + пустая миска, чашка, стакан + без обуви, без рубашек, без обслуживания = обман в ракушке. Три пустых сосуда, три «нет», половинные раковины на 3-й день недели.

Ответ на загадку коллективной общности : «Дом».

Ответ на загадку по обмену сходством слов : «Быть ​​или не быть?» («Тюбей» звучит как «Быть.”)

Ответ на загадку подобия соединить : комбинация «5 — 4 — 9». Когда вы заказываете три фрукта в алфавитном порядке (от «А до Я») и подсчитываете буквы, вы получаете 5 «яблоко», 4 «груша» и 9 «ананас».

Ответ на загадку обмена визуальным сходством : «День подарков».

Ответ на загадку распознавания образов : «Пароль безопасности». Слова перемешиваются через каждую вторую букву. P s A e S c S u W r O i R t D y

Ответ на загадку большинства / меньшинства : первые два получают работу, так как последний неправильно использовал запятую, нарушив предполагаемое значение предложения.= N

<НАЗАД

Разработка и интеграция головоломок в приключенческие игры

Головоломки являются ключом к приключенческим играм и могут быть важным компонентом приключенческих игр. Когда они решены, они приносят большое удовлетворение и потенциально могут стать источником не меньшего разочарования. Все помнят, как выходили из увлекательной игры, когда сталкивались с неразрешимой головоломкой, или даже когда не могли ее найти!

И все же существует очень мало литературы и исследований, посвященных этому важному аспекту игрового дизайна.Эта статья была написана, чтобы предложить набор осязаемых правил для разработки и объединения головоломок.

Что делает хорошую головоломку?

Роль головоломок в игре широко варьируется. Приключенческая игра, такая как Riven , полностью разработана на их основе. Головоломки — это суть самой игры. С другой стороны, приключенческая игра с сильным уклоном в «действие», такая как Outcast , использует головоломки только для постановки промежуточных целей для игрока.Между двумя крайностями игры, такие как Resident Evil и серия Alone In The Dark , более или менее успешно пытаются совместить действие с детективной работой.

Прежде чем вдаваться в подробности того, как создавать и объединять головоломки, давайте определим, что делает хорошую головоломку.

Есть три основных жанра игр, в которых используются головоломки; это: приключенческие игры в традиционном смысле, такие как Myst ; Экшн-приключенческие игры, сильно ориентированные на «экшн», такие как Star Trek Voyager — Elite Force ; и смешанные приключенческие игры, такие как Alone In The Dark .

Хотя эта категоризация, похоже, не объясняет, что делает хорошую головоломку, каждый жанр полагается на свой тип головоломки для достижения успеха, и понять, что это поможет нам определить, что делает хорошую головоломку для каждого жанра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>