МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Что представляет собой загадка в наше время: Пожалуйста ответе! Что представляет собой загадка В НАШЕ ВРЕМЯ ?

Пожалуйста ответе! Что представляет собой загадка В НАШЕ ВРЕМЯ ?

3.Сформулируйте противоречивую информацию текста №2

Задайте вопросы к тексту ​

ПОМОГИТЕ ПЖ Укажите пример с ошибкой в форме числительного:Укажите правильный вариант ответа:семьюстами тридцатью пятьюсемьюсотами пятьюдесятью шестью … (о) пятистах тридцати восьмидевятьюстами пятьюдесятью семью

1) Найди и выпиши из предложения стилистически окрашенное слово (в той же форме, с маленькой буквы и без точки в конце). Артёму пришлось сочинять, что … он просто хочет здесь знакомому кое-что показать, что они поспорили, что всё хорошо — . 2) Подбери и запиши к слову сынуля стилистически нейтральный синоним: сын .

1.Напишите эссе объемом слов 120 -140 слов по предложеннымвопросам, используя эпитеты,сравнения, фразеологизмы,олицетворения и метафоры).Используйте в … речи причастныеобороты.1. В чем заключаются полезныесвойства воды?2. Почему воду мы считаем источникомжизни?3. В чем заключается причинаИсчезновения ВИДОВ Животных насегодняшний день?4. Почему землю принято считатьпланетой животных и растений не вменьшей степени, чем планету людей?​

Выпишите наречие из текста определите их разряд Образуйте Степени сравнения где возможнопомогите пж дам все баллы❤❤❤​

синтаксический разбор предложений 1 Кто пребольно толкнул меня в бок.2 Поезд стремительно несся навстречу.3 по зимнему небу ползут тучи.4 на конец спи … цы надевается металлический или деревянный шарик.срочно)​

помогите пожалуйста. Используя информацию из обоих текстов и свое собственное мнение, напишите эссе-аргументацию (170-200 слов) для школьного журнала … на тему «Гаджеты — проблема или помощник современной молодежи?» Используйте в эссе разные виды СПП (не менее 3), графически выделите их в тексте.Текст A. О современных гаджетах тоже замолвим слово. Свое. Не секрет, что с развитием мобильной передачи данных человек получил истинную «мобильность» -не просто возможность оторваться от телефонного провода, а оторваться от географической привязанности вообще.

Со смартфоном или планшетом можно работать в любом месте и в любое время. Разве это не здорово? Данные можно найти в интернете, доступ к документам получить из облачного хранилища, совместно поработать с коллегами над документами в формате конференции, провести онлайн «планерку или совещание» с подчиненными в форме вебинара, отправить по почте необходимую информацию клиентам. Не стоит забывать и про себя, про свою послерабочую жизнь- подъезжая к дому, можно включить мультиварку или чайник, проверить дневник ребенка, выбрать фильм на вечер. А чтобы на работе не болела голова о том, что, не дай Бог, прорвет трубу, можно перекрыть воду в доме через мобильное приложение. И много-много других возможностей. Да, для большинства казахстанцев это пока выглядит футуристично, соответствующая экосистема у нас пока не сложилась, да и навыки самоконтроля при мобильной организации жизни развиты не у всех, но все это давно не опытные разработки, а реальные коммерческие продукты. Но, как и во всем в жизни, в мобилизации и интернетизации также важна мера. Оказывается, большое количество посетителей в онлайне называется.. трафиком. Да, это не мегабайты, это люди. Поэтому надо соблюдать баланс, при котором ты сам решаешь: превращаться или не превращаться трафик. Сложно, но выполнимо. Это ключевая задача при определении для себя «допустимой дозы». (223 слова)Текст Б. Фрагмент исследовательской работы «Влияние мобильных телефонов на зрение детей школьного возраста» Проведенное нами исследование позволило прийти к следующим заключениям: школьники являются активными пользователями сотовых телефонов. Как показали результаты анкеты, более 60% учеников 8 классов используют сотовый телефон на протяжении 8 лет. Больше всего разговаривают по мобильному телефону с друзьями ученики 6 классов, также большинство детей (более 85% всех возрастных групn) имеют выход в интернет со своего телефона и, как следствие, используют его не только для обучения и общения в социальных сетях, но и для игр. Дети в течение суток на протяжении нескольких часов испытывают на себе воздействие электромагнитного излучения.
Как следствие, жалуются на головные боли, гиподинамию, формирование психологической зависимости и нарушение зрения. По результатам нашего опроса более 46% детей имеют проблемы со зрением. Мы видим тенденцию к снижению зрения обучающихся от 6 к 10 классу. Лишь 16% детей 15-ти лет не имеют каких-либо нарушений зрения. Ученые-медики выяснили, что микроволновая радиация, испускаемая мобильными телефонами, приводит к тому, что глазная ткань начинает пузыриться. Это явление предшествует формированию катаракты, а также ухудшает способность к фокусированию. Профессор Леви Шахтер, возглавлявший группу израильских исследователей, утверждает: «Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что микроволны могут вызывать серьезные поражения глаз. Наш совет: избегайте пользоваться мобильной связью, если у вас есть возможность воспользоваться стационарным телефоном». Изучив проблему влияния сотовых телефонов на здоровье детей школьного возраста, мы пришли к выводу, что средства мобильной связи, как и все электронные технологии, оказывают воздействие на здоровье населения. ​

Va rog ajutațima știu că prea târziu dar dau multe puncte și corona​ asta la l.rom va rog va rog

По предложенной композиции напишите аргументированное эссе (100- 120 слов) на одну из нижеперечисленных тем, придерживаясь своей собственной позиции.

Урок литературы в 5-м классе по теме «Загадки» в технологии РКМЧП

Цель урока: повторить, систематизировать знания о второстепенных членах предложения, их видах; рассмотреть особенности употребления второстепенных членов предложения в зависимости от речевой ситуации.

Оборудование: конверты с таблицами и карточками для дидактического лото, иллюстрация с изображение древнегреческого Сфинкса, чистые листы.

Ход урока

1. Стадия “Вызов”.

А). Актуализация знаний.

Сегодня на роке мы продолжим работу с фольклором.

– Что такое фольклор? Какие жанр фольклор мы уже изучили? (Сказки). Они относятся к большим фольклорным жанрам. Теперь мы начинаем изучение малых фольклорных жанров.

(Запись даты и названия раздела “Малые фольклорные жанры” в тетрадь)

Чтобы определить тему нашего урока, прочитайте запись на доске: “Без лица в личине”.

– О чем идёт речь в этой фразе? Правильно, это загадка. Тема нашего урока “Загадки” (запись темы в тетрадь). А эпиграфом урока послужит фраза, которую мы только что проанализировали “Без лица в личине”. (Сделать запись даты, темы урока и эпиграфа в тетради)

Б). Целеполагание. Прием “Вопросительные слова”.

С загадками вы знакомы с малых лет. Составьте и запишите на чистых листочках вопросы по теме “Загадки”, используя вспомогательные слова: (запись на доске)

  • Кто?
  • Что?
  • Когда?
  • Почему?
  • Где?
  • Для чего?
  • Каким образом?
  • Сколько?
  • Откуда?
  • Зачем?
  • Как?

… и другие

На какие вопросы вы знаете ответ? (Одни ученики зачитывают вопросы, другие на них отвечают). Отметьте эти вопросы в записи.

На какие вопросы у вас нет ответов? Попробуем в течение урока ответить на эти вопросы. Это и будет задачей урока.

2. Стадия “Осмысление”.
  1. Первоначальное формирование определения загадки
  2. .

    Вначале ответим на вопрос “Что такое загадка?” (Приём “Принцип развёрнутой кооперации”: 1 этап – на чистых листочках каждый ученик записывает своё понимание загадки; 2 этап – обсуждение в паре, выработка единого определения; 3 этап – обсуждение в группе из 4-х человек, выработка единого определения; 4 этап – выступление каждой группы со своим, выработка единого определения, запись его в тетрадь.

    Обязательное условие – ограничить время: на каждом этапе не более 1-2 минут)

  3. История возникновения загадок.
  4. Многие из вас задавали вопрос о том, как возникла загадка. Попробуем сейчас на него ответить.

    Загадки возникли в глубокой древности. Например, в древнегреческом мифе злое чудовище Сфинкс (изображение Сфинкса появляется на доске – рисунок 1) загадывало всем одну и ту же загадку: “Утром на четырёх, в полдень на двух, вечером на трёх”. Фантастическое существо с головой женщины, телом льва и крыльями грифона поедало всякого, кто не мог разгадать загадку. Лишь одному герою Эдипу это удалось. После этого Сфинкс падает со скалы и разбивается.

    Сможете ли вы победить Сфинкса? Разгадайте его загадку. (Ответ: человек). Молодцы, вы победили Сфинкса (изображение Сфинкса убирается с доски).

    Предполагается, что загадки возникли вместе с мифами. Вспомните, что такое миф. (Мифы – это произведения, созданные фантазией народа, в которых рассказывалось о происхождении мира и человека, а также о деяниях древних богов и героев, обладающих сверхчеловеческой силой.)

    Боги были высоко, в небесах, а окружала людей нечисть. Давайте вспомним нечисть из славянских мифов. (Показываются рисунки детей, изображающих существ нечистой силы, которые они рисовали к урокам по славянской мифологии. Учитель показывает изображение, а дети называют существа: Кикимора, Леший, Водяной, Домовой, Лихо Одноглазое, Русалка и др.)

    Чтобы защитить от нечистой силы своё жилище, семью, скот, скрыть свои намерения, люди говорили загадками. Это был своеобразный тайный язык, шифровка.

    Позднее загадки стали использоваться в ритуалах как испытание. Это нашло отражение в сказках. Назовите такие сказка, где герои проходят испытание загадками. (“Иван–крестьянский сын и Чудо-Юдо”, “Дочка-семилетка”, “Сказки о царе Берендее” и др.)

    – А для чего служит загадка в наше время? Почему и сейчас мы продолжаем их загадывать? (Загадка в наши дни – это игра, проверка сметливости, умения образно и поэтически мыслить). Загадки продолжают жить в современном фольклоре. На уроке объектом нашего исследования будут служить загадки, которые живут в фольклоре нашего Пермского края.

    (Дидактический материал подобран из сборника русских загадок Пермского Прикамья в записях последнего времени “Пять пятиканов да дваста бодаста”, составленный И.А.Подюковым, А.В.Черных, К.Э.Шумовым).

    В. Состязание “Кто быстрее отгадает загадки?”.

    На каждую парту детям раздаётся набор загадок на отдельных карточках и предлагается отгадать загадки на скорость (работа в парах).

    Не море, не земля,
    Корабли не плавают,
    А ходить нельзя.
    Сидит баба на полатях
    Вся в заплатах.
    Кто её пошевелит,
    Тот заплачет.
    Два-ста бодаста,
    Четыре-ста ходаста,
    Один-мохтун,
    Два ухтахта.
    Стоят два кола,
    На кольях – бочка,
    На бочке – кочка,
    А на кочке – дремучий лес.
    По какому пути
    Не проехать,
    Не пройти?
    На лесной опушке
    Две подружки,
    Шапочки зелёные,
    Платьишки беленькие.
    Кто два раза родился? Белые силачи
    Рубят калачи,
    Красные говоруны Подкладывают.
    Что на сковороду
    Выливают
    Да вчетверо сгибают?
    Я полезу по железу,
    Вылезу на мост,
    Потяну быка за хвост.
    Бык заорёт,
    Весь мир соберёт.
    Не ест, не пьёт,
    А говорит и поёт.
    Всех кормлю с охотою,
    А сама безротая.

    Проверка: победители озвучивают ответы к загадкам, остальные проверяют, выражая согласие или несогласие, доказывая своё мнение.

    Г. Определение тематики загадок. Работа с таблицей (дидактическое лото).

    – Ответим на ваш вопрос “О чём говорится в загадках?” Проведём анализ тематики загадок.

    Тема

    “…………………”

    Тема

    “…………………”

    Тема

    “…………………”

    Тема

    “…………………”

    Тема

    “…………………”

    Тема

    “…………………”

               
               

    Учащимся раздаются листы с макетами таблицы и предлагается задание распределить разгаданные загадки по столбикам таблицы, надписать в столбцах названия темы. (Если необходимо, то нужно вспомнить, что такое тема текста). Принцип грамматического лото.

    В результате появляется подобная таблица, хотя возможны варианты, которые могут быть приняты, если ученики смогут доказать свою точку зрения.

    Тема

    “Явления природы”

    Тема

    “Растения”

    Тема

    “Животные”

    Тема

    “Человек”

    Тема

    “Работа, занятия”

    Тема

    “Предметы быта”

    Не море, не земля,
    Корабли не плавают,
    А ходить нельзя.

    (Болото)

    Сидит баба на полатях
    Вся в заплатах.
    Кто её пошевелит,
    Тот заплачет.

    (Луковица)

    Два-ста бодаста,
    Четыре-ста ходаста,
    Один-мохтун,
    Два ухтахта.

    (Корова)

    Стоят два кола,
    На кольях – бочка,
    На бочке – кочка,
    А на кочке – дремучий лес.

    (Человек)

    Что на сковороду
    Выливают
    Да вчетверо сгибают?

    (Блины)

    Всех кормлю с охотою,
    А сама безротая.

    (Ложка)

    По какому пути
    Не проехать,
    Не пройти?

    (По Млечному Пути)

    На лесной опушке
    Две подружки,
    Шапочки зелёные,
    Платьишки беленькие.

    (Берёзы)

    Кто два раза родился?

    (Цыплёнок)

    Белые силачи
    Рубят калачи,
    Красные говоруны Подкладывают.

    (Зубы, язык)

    Я полезу по железу,
    Вылезу на мост,
    Потяну быка за хвост.
    Бык заорёт,
    Весь мир соберёт.

    (Колокол)

    Не ест, не пьёт,
    А говорит и поёт.

    (Радио)

    Проверка осуществляется таким образом: одна пара учащихся называет 1-ю тему и загадки, относящиеся к этой теме, остальные проверяют, выражая согласие или несогласие, предлагают свои варианты, доказывая своё мнение; такая же работа проводится по остальным темам.

    Делается общий вывод о том, что в основном исследователи загадок выделяют темы “Явления природы”. “Растения”, “Животные”, “Человек”, “Работа, занятия”, “Предметы быта”, но встречаются и другие варианты выделения тем, как это произошло и у нас.

    Д. Анализ строения загадок. Работа с таблицей (дидактическое лото).

    – Ответим на ваш вопрос “Как строятся загадки?” Проведём исследование строения загадок.

    Учащимся раздаются листы с макетами таблицы и предлагается задание распределить загадки по столбикам таблицы в соответствии с их строением.

    Загадки-описания признаков, свойств, действий предметов

    Загадки-противопоставления

    Загадки-вопросы

    Загадки-сравнения

           
           
           

    Проверка осуществляется тем образом, что и в предыдущем задании: одна пара учащихся рассказывает о загадках, помещённых в 1-й столбец, остальные проверяют, выражая согласие или несогласие, предлагают свои варианты, доказывая своё мнение; такая же работа проводится по остальным темам. Делается общий вывод о строении загадок.

    Е. Определение поэтических особенностей загадок.

    В чем же поэтические особенности загадок? Отличаются ли загадки от других фраз? Попробуем ответить на эти вопросы.

    Детям предлагается прочитать фразы, записанные на доске:

    • Новая метла по-новому метёт.
    • Хорошая нужная вещь.
    • Скручена, связана, на кол посажена,
    • Бытовой предмет для уборки мусора на длинной ножке.

    – О чём эти фразы? Какая фраза является загадкой? Как вы догадались? В загадке использовано иносказание, то есть то же самое, но сказанное по-другому. (Запись определения в тетрадь). Вернёмся к эпиграфу “Без лица в личине”. Чем отличается “лицо” от “личины”? (Личина – это маска). Что в этих словах схожего? (Корень -лиц-, который обозначает лицо, личность, предмет). Ещё в древности люди отметили основной приём, при помощи которого создаются загадки. Это олицетворение, то есть одушевление неживых предметов, придание животным человеческих черт. (Запись определения в тетрадь).

    Приведите из предложенных загадок примеры с олицетворением. Докажите своё мнение.

    3. Стадия “Рефлексии”.

    Вернёмся к тем листочкам, где мы в начале урока писали вопросы. На все ли вопросы вы теперь можете ответить? (Озвучить те вопросы, на которые учащиеся могут ответить . Если есть время, то можно дать краткие ответы на них. Вопросы, на которые не найдены ответы, предлагается попробовать ответить дома, используя различные источники).

    4. Домашнее задание.

    Сочинить загадку, помня о темах загадок, их строении и поэтических особенностях.

    Литература

    1. Пять пятиканов да дваста бодаста: Сборника русских загадок Пермского Прикамья в записях последнего времени /Сост. И.А.Подюков, А.В.Черных, К.Э.Шумов. – Пермь: Изд-во ПОНИЦАА, 2004.

    Происхождение загадки Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

    УДк 81

    Орлова О. с.

    происхождение загадки

    Данная статья посвящена вопросу происхождения загадки. Загадка встречается практически во всех культурных традициях. Она занимает важное место в культуре народа, которому принадлежит, являясь отражением картины мира данного народа, а также способствуя реализации интегративной и информационной функции культуры. Возникновение загадки связано с древними ритуалами, обрядами, табу и мифологическими верованиями. Загадку также можно встретить в священных текстах, предсказаниях, сказках, песнях и былинах.

    Ключевые слова: загадка, происхождение, ритуал, табу.

    Orlova O.s.

    the origins of riddles

    The article given contains a description of the origins of riddles. Riddles can be found in almost all cultural traditions. Riddles play an important role in the cultures they belong to, being a reflection of the worldview of the people and contributing to the implementation of integrative and informational functions of culture. The origins of riddles are connected with rituals, rites, taboo and mythological beliefs. Riddles are also found in sacred texts, prophecies, folk tales, songs and stories.

    Keywords: riddle, origins, ritual, taboo.

    П Ход загадкой понимается «иносказательное изображение в короткой формуле предмета или явления, которые нужно угадать; выражение, требующее разгадки» [Ушаков 2014: 147]. Термин «загадка» впервые встречается в письменных древнерусских текстах с середины XVII века (например, 1649 г. — Память Верхотурского воеводы Рафа Всеволжского) [Говоркова 2004: 5]. Загадка повсеместна, она найдена на всех материках и практически во всех типах культуры [Сендерович 2008: 19]. Существует загадка много сотен лет, и, согласно А.Б. Кривенко, «является древнейшей формой словесного творчества» [Кривенко 1999: 133]. Автор связывает это с тем, что загадка предполагает диалог (загадывающий и отгадчик), который исторически предшествует монологу. Появление загадки относят к I тысячелетию до н.э. — для стран Средиземноморья, и к III тысячелетию до н.э. — для древнеегипетской культуры, а возникновение авторских загадок — примерно к VII в. до н.э. [Кривенко 1999: 133-134]. Загадка всегда существовала преимущественно в устной форме, и в письменной традиции появляется в IV тысячелетии до нашей эры на глиняных табличках в Ираке [Welsh Приводится по: Кузнецова 2008].

    Появление загадки связано с ритуалами, которые в древние времена занимали важное место в жизни людей и сопровождали любое значимое событие. Так, в Индии загадка была не просто неотъемлемой частью ритуалов, загадка была соединена с ритуалом. До наших дней сохранились тексты особого типа ведийских загадок, называемых brahmodya. Жрецы, именовавшиеся брахманами или браминами (санскрит жрецы-жертвоприносители [Ирмшер, Йоне 1989: 82]), в предновогоднюю ночь в вопросно-ответной форме совершали ритуальный обмен загадками. Загадки эти были построены таким образом, что ответ каждой предыдущей становился вопросом следующей, и «обозначали диахронический аспект ведийской вселенной — от природно-космологического к культурно-антропологическому» [Топоров 1999: 21]. Приведём фрагмент такой загадки с отгадками в скобках: «Кто это движется одиноким? (солнце) Какое светило подобно солнцу? (брахман)» или «Что великий посев? (Земля) Что шире Земли? (Индира)» и т.д. [Приводится по: Топоров 1999: 1617]. Согласно В.Н. Топорову, загадки brahmodya отражают обусловленность жанра и структуры загадки «внеположенными обстоятельствами» (ритуал, воспроизводящий первособытие — сотворение ведийского космоса) [Топоров 1999: 49].

    Загадка тесно связана с мифологическими верованиями. На ранних стадиях развития люди верили в то, что окружающий их мир таит в себе сверхъестественную угрозу, что существуют тёмные силы, от которых следует скрывать определённую информацию, чтобы обеспечить свою безопасность. В связи с этим появляется понятие табу. Табу представляет собой «запрет на употребление тех или иных слов, выражений или собственных имен» [Леонтьев 2008]. Табуированию, то есть запрету, подлежат имена богов и духов, названия болезней и обозначение смерти и т.п. То, что было табуировано, становилось объектом загадывания (отгадка загадки). Например, «Идут девки лесом, поют куролесом, несут пирог с мясом» — «Покойника несут» [Приводится по: Седакова, Толстая 1999: 235].

    Кроме того, загадки связывают также и с предсказаниями оракулов, которым во все времена была свойственна таинственность. В качестве примера пророчества-загадки приведём предсказание пифии, прорицательницы Дельфийского оракула,

    сделанное афинянам во время Греко-персидского конфликта. Согласно Геродоту, прорицание звучало так: «Далеко видящий Зевс даст Тритогенее одну твердыню деревянную, Которая должна остаться несокрушимой и сохранит тебя и детей твоих…. Божественный Саламин, ты погубишь сыновей жен твоих. Или в пору посевов плодов Деметры, или во время уборки» [Цит. по: Кожемякина 2016]. Для афинян загадкой стало, что именно следует понимать под «деревянной твердыней». Одни считали, что речь идёт о деревянной стене, которая окружала Акрополь, другие думали, что об афинских кораблях. Согласно записям Геродота, афиняне всё же сошлись во мнении, что оракул имел в виду корабли [Кожемякина 2016].

    Находим следы загадки и в Библии, упоминается загадка ещё в ветхозаветных текстах. Наиболее известна загадка Самсона, привлекающая внимание многих исследователей: «И сказал им Самсон: загадаю я вам загадку; если вы отгадаете […] и отгадаете верно, то я вам дам […]. Если же не сможете отгадать, то вы дайте мне […]. И сказал им: из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое» [Цит. по: Топоров 1994: 106]. Разрешается загадка таким образом: в теле льва, которого убил Самсон, поселились пчёлы и сделали мёд, который он ел.

    Любопытным примером существования загадки можно считать предсказания китайской Книги перемен. Книга перемен или Канон перемен («И цзин», другое название «Чжоу и») имеет для китайской культуры такое же значение, как Библия для западной. Основу книги составляют 64 гексаграммы — «особые графические символы, состоящие из шести расположенных друг над другом (воспроизводящихся снизу-вверх, т.е. противоположно искусственному порядку — воспроизведению иероглифов — и однонаправ-ленно с естественным порядком — ростом растений) черт двух видов, целой и прерванной, во всех комбинаторно возможных сочетаниях» [Щуцкий 1993]. Такие гексаграммы использовались для гадания, а основной текст книги — гадательный, каждая гексаграмма описывала определённую жизненную ситуацию, к ней прилагались афоризмы, представляющие собой краткие характеристики такой ситуации, крайне редко выраженные в форме точных понятий [Щуцкий 1993]. Их нужно было разгадать. Например, «Когда рвут тростник, (тогда другие стебли) тянутся за ним, т.к. он растет пучком. Стойкость -к счастью. Развитие» (гекс. №12, черта I) [Приводится по: Щуцкий 1993].

    Позднее загадки стали использоваться для испытания отгадчика. Это могло происходить при обряде посвящения или сопровождать какой-либо ритуал. При этом загадки загадывали какому-то определённому лицу, и никто другой не мог отвечать. Если испытуемый не мог справиться с загадкой, то получал наказание. Например, «брали сковороду и мазали ему сажей бороду и брови), выставляли на осмеяние или же «присуждали» заплатить штраф — поцеловать кого-то из присутствующих, «полаять на лампу» и т. п. (ю.-вост.-серб.)» [Седакова, Толстая 1999: 234].

    Говоря о народной загадке, отметим, что, согласно наблюдениям ряда исследователей (С.Я. Сенедерович, Д. Блэкинг, Л. Хэйринг, Д.Ф. Гаулет, А. Кавола-Брегенхей и других), такие загадки не разгадываются, разгадки народной загадки, являясь общим достоянием, передаются как знание из поколения в поколение, и тот, кто не знает загадки, не сможет её отгадать [Сендерович 2008].

    Бытование загадок в Древней Руси соотносят не только с обрядами и ритуалами, но и с тайной речью охотников. Согласно русскому путешественнику ХУШ в. С. П. Крашенинникову, у русских охотников на соболя наблюдались остатки древней тайной

    речи: «Артель избирала «передовщика», он назначал себе помощников и наказывал им, между прочим, чтобы по обычаю предков своих ворона, змею и кошку прямыми именами не называли, а называли б верховым, худою и запеченсою». [Зуева, Кир-дан, 2002]. Далее Крашенинников писал: «Промышленные сказывают, что в прежние годы гораздо больше вещей странными именами называли, например, церковь

    — востровсрхою, бабу — шелухою или белоголовкою, девку — простыгою, коня

    — долгохвостым, корову — рыкушею, овцу — тонконогою, свинью — низкоглядою, петуха — голоногим и прочее…» [Цит. по: Зуева, Кирдан 2002].

    Помимо этого, следы загадок можно найти в сказках, былинах и песнях. Так, в русской народной сказке «Горшеня» царь, чтобы выяснить, кто в его государстве умнее всех, загадывает своим подданным три загадки: «Кто на свете всех щедрее? Кто всех быстрее? И что на свете всего хуже?» [Цит. по: Афанасьев 1982: 437-439]. Ответы: земля; мысль; дурной разум. В славянском фольклоре также находим упоминания мифических существ, загадывающих загадки человеку. Иллюстрирует это, например, дошедший до наших дней текст троицкой народной песни: «Ой, бежить, бежить мила девчинка, А за нею да русалочка: «Ты послухай меня, красна панночка! Загадаю тебе три загадочки: Як угадаешь — до батька пущу, Коли ж не вгадаешь — до себе возьму. Ой що росте без кореня? А щобежить без повода? А що цвете без всякого цвету? Панночка загадочки не вгадала, Русалочка ее залоскотала!»

    Загадки эти разрешаются так: камень растет без корня, вода бежит без повода, папоротник цветет без цвету [Приводится по: Афанасьев 1995: 59]. Человек пытается постичь тайны природы, разгадывая подобные загадки, а затем загадки становятся частью общественной жизни людей: не обходится без загадок ни сватовство, ни свадьба (жениху загадывали загадки, чтобы проверить, его сообразительность, прежде чем отдать невесту), ни праздники, ни другие важные моменты в жизни человека. Так, «в Пошехонском у Ярославской губернии во время сватовства «продавец» невесты обращался к «покупателю» со словами: «Как ты у меня будешь торговать

    — на загадки или на золото казну?» И если «покупатель» не умел отгадывать загадок, он должен был платить» [Седакова, Толстая 1999: 234-235].

    Итак, загадки известны с древнейших времён, и были распространены во времена античности. Своё определение загадка получила ещё во времена Аристотеля, который называл её «хорошо составленной метафорой» [Цит. по: Зуева, Кирдан 2002]. Подтверждением распространения загадок в античности являются сохранившиеся до наших дней примеры загадок Древнего мира. Один из таких примеров

    — древнегреческая загадка, согласно преданию, загаданная Гомеру мальчиками-рыболовами: «То, что мы увидели и поймали, остается не с нами, а то, что не увидели и не поймали, носим с собой» (подразумеваются вши) [Ирмшер, Йоне 1989: 207]. Кроме того, широкую известность получила загадка, согласно легенде, заданная

    Эдипу Сфинксом. Загадка Эдипа основана на обыгрывании индоевропейского противопоставления «двуногих» — людей и «четвероногих» — животных [Иванов 1994: 123]: «Что ходит на четырех, двух и трех ногах?» (имеется в виду человек, который в младенчестве передвигается на четвереньках, а в старости опирается на палку)» [Ирмшер, Йоне 1989: 207]. Загадки такого типа именуются загадками-кеннингами. Наименование kenning значит «охарактеризованный», или «снабженный приметой» [Гуревич, Матюшина 1999:18]. Кеннинг является разновидностью метафоры, характерной для скаль-дической, англосаксонской и кельтской поэзии. Например, скальдическое lagar skió «лыжи моря» = корабль (одночленный кеннинг) и hjaldrseiós vébrautar galdra reskimeiór (многочленный кеннинг), которое расшифровывается следующим образом: «жаждущее древо заклинания священного пути трески битвы», где «треска битвы» (hjaldr-seiór) = меч, «священная дорога (vé-braut) меча» = щит, «заклинание (galdr) щита» = битва, «(жаждущее) древо (reski-meiór) битвы» = муж. [Приводится по: Гуревич, Матюшина 1999:18-19].

    Примером распространения загадок в Древнем Риме служит «Сборник загадок Симфозия», включающий в свой состав сто композиционно единообразных стихотворений-загадок, имеющих развлекательный характер, состоящих из трёх гекзаметров, в которых и закрепилась особая художественная форма загадок. Приведём перевод одной из загадок Симфозия на русский язык:

    Четверо мчатся сестер, похожих одна на другую,

    Словно бегут вперегонки, хоть общее делают дело.

    Все они рядом бегут, но друг друга никак не догонят [Приводится по: Струкова 2014:285].

    В тексте автор уподобляет колёса сёстрам, а ответом загадки является колесница. Загадки Симфозия имеют различную тематику (бытовые, зоологические, иллюстрирующие мифические сюжеты и т.д.) и, согласно их автору, представляют собой импровизации, возникшие у него на веселом пиру во время Сатурналий [Струкова2014: 283].

    Загадки Симфозия стали образцом в Средневековье для таких авторов загадок, как Альдхельм, Татвин и Эвсебий (на уровне композиции, тематики, основных мотивов) [Кузнецова 2008: 7-8].

    Таким образом, со временем трансформировавшись в загадку, проверяющую сообразительность отгадчика, загадка вышла из ритуала, получила большое распространение, благодаря мифологическим верованиям и табу, закрепилась в устном народном творчестве, а затем появилась в письменной традиции.

    Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т.3. М.: Современный писатель, 1995 416 с.; То же [Электронный ресурс]. URL:http://www.pageforyou.ru/ library/ana.html

    Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. Из сборника А.Н. Афанасьева. — М.: Правда, 1982 — С.437 — 439

    Говоркова О.Н. Русская народная загадка: история собирания и изучения: авто-реф. дис. к. филол. н.: 10.01.09. Москва, 2004. 32 с; То же [Электронный ресурс]. URL: http://cheloveknauka.com/v/104944/a?#?page=1

    Гуревич Е.А., Матюшина И.Г. Поэзия скальдов. М.: РГГУ, 1999; То же [Электронный ресурс]. — URL: http://www.ulfdalir.narod.ru/literature/Matushina_Poetryofskalds.htm

    литература

    Зуева Т.В., Кирдан Б.П. Русский фольклор. М., 2002 г./ Т.В. Зуева, Б.П. Кир-дан// [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.textologia.ru/literature/ russkiy-folklor/malye-zhanry-folklora/opredelenie-zagadok-ih-proishozhdenie/3278/?q= 471&п=3278

    Иванов В. В. Структура индоевропейских загадок-кеннингов и их роль в ми-фопоэтической традиции // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст 1. М.: Индрик, 1994 с. 118-142.

    Ирмшер Й., Йоне Р. Словарь античности. Пер. с нем. М.: Прогресс, 1989 —

    Кожемякина О. О. Пророчества Дельфийского оракула во время Греко-персидских войн // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2016. Т. 11. С. 456-460; То же [Электронный ресурс]. URL: http://e-koncept.ru/2016/86101. htm.

    Кривенко А.Б. К вопросу об энигматическом варианте афористического текста // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст 2. М.: Индрик, 1999 С. 128-147.

    Кузнецова Т.С. Загадки Эксетерского кодекса в фольклорно-литературном контексте Средневековья: автореф. дис. к. филол. н.: 10.01.09.: защищена 2.10.2008 / Кузнецова Татьяна Сергеевна. — Челябинск, 2008. — 23 с.

    Леонтьев А. А. Табу // Лингвистический Энциклопедический Словарь, М.: Большая российская энциклопедия, 2008; То же [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://tapemark.narod.ru/les/501b.html

    Седакова И.А., Толстая С.М. Загадка // Славянские древности. Этнолингвистический словарь под редакцией Н.И. Толстого. Т.2. М.: 1999. С. 233-237; То же [Электронный ресурс]. — URL:http://ec-dejavu.ru/r/Riddle.html

    Сендерович, С.Я. Морфология загадки / С.Я. Сендерович. М. : Языки славянской культуры, 2008. 208 с.; То же [Электронный ресурс]. URL: //biblioclub.ru/index. php? page=book&id=73397 (09.02.2017).

    Струкова Т.В. Жанр загадки в античной и поздней латинской поэзии (на материале загадок Клеобула и Симфозия) // Учёные записки Орловского государственного университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки» научный журнал. Орёл: изд-во ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет». 2014. №1(57) С. 282-286.

    Топоров В.Н. Из наблюдений над загадкой // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст 1. М.: Индрик, 1994 С. 10-117.

    Топоров В.Н. Второе происхождение — загадка в ритуале (ведийская космологическая загадка типа brahmodya: структура, функция, происхождение // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст 2. М.: Индрик, 1999 С. 8-53.

    Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка. М.: Аделант, 2014. — 800 с.

    Щуцкий Ю.К. Китайская классическая Книга перемен. М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература». 1993. 629 с. То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.lib.ru/POECHIN/i_ching_shucky.txt

    704 с.

    почему мы считаем Пушкина лучшим — Реальное время

    Филолог Алина Бодрова о том, почему мы считаем Пушкина и Лермонтова лучшим, что есть в русской литературе

    В современном обществе бытует устойчивое мнение, что лучшие произведения русской литературы — это классика XIX века. Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тургенев… Почему так сложилось? Филолог Алина Бодрова говорит, что дело в школьной программе, основу которой составляют произведения от Пушкина до Чехова. И, как это ни печально, эти тексты, прочитанные в школе, зачастую становятся единственным литературным багажом человека в нашей стране на всю жизнь. Алина Бодрова рассказала в интервью «Реальному времени» о том, что еще не изучено в литературе XIX века, почему филология — это не скучно, а весело, и как интерпретировались биографии писателей и менялись уроки литературы в школах в зависимости от идеологии государства.

    «Создание единого культурного канона сегодня невозможно»

    — Русская литературная классика XIX века в наше время имеет общественное признание, и даже если человек не читает книги, он назовет в ряду первых писателей и поэтов Пушкина, Лермонтова и так далее. Алина, каким образом сформировалось такое представление о русской литературе и насколько оно справедливо?

    — Существенно то, как мне кажется, что именно XIX-вечная русская классика — условно говоря, от Пушкина до Чехова — многие десятилетия составляла и составляет основу школьной программы по литературе, которая задает своего рода культурный канон, матрицу. Это такой набор текстов, которые читали (или, по крайней мере, про которые слышали) все, вне зависимости от последующего образования и рода занятий. Это тексты, обладающие высоким культурным статусом, прошедшие сквозь «грань веков» и получившие высокие оценки — эстетические и этические — у нескольких поколений и разных групп авторитетных читателей. Для приобретения такого статуса, очевидным образом, требуется время — первоначальные оценки должны получить позднейшее подтверждение, чтобы произведение могло встроиться в тот ряд, который уже задан традицией, в галерею «великих произведений всех времен и народов», которые преодолевают историческую дистанцию и остаются в каноне.

    Совсем недавно, в конце прошлого года, вышел русский перевод книги Гарольда Блума «Западный канон», посвященной этой самой проблеме: бывают ли вообще такие книги, которые могут быть основополагающими на все времена, и как так получается, что каноническими становятся одни книги, а не другие? Блум отстаивает идею, что канон определяется прежде всего высоким эстетическим качеством самих произведений, иными словами, в канон попадают «великие книги», то, что замечательно и глубоко написано, что вызывает эмоциональный и интеллектуальный отклик.

    Но, как бы ни относиться к концепции Блума, верно и обратное: «канонические» вещи приобретают свое рода дополнительное измерение, они объявляются образцовыми, задающими ориентиры, и таким образом русские «канонические» тексты — Пушкин, Лермонтов, Толстой — оказываются эстетическими и отчасти этическими ориентирами для тех, кто усваивает этот канон по мере обучения в школе и жизни в культуре.

    «Русские «канонические» тексты — Пушкин, Лермонтов, Толстой — оказываются эстетическими и отчасти этическими ориентирами для тех, кто усваивает этот канон по мере обучения в школе и жизни в культуре». Фото riopress.ru

    — Наверное, применительно к XIX веку мы действительно можем говорить о сложившемся литературном каноне, но ведь с XX веком это не вполне работает?

    — Да, мне кажется, что так. У нас есть представление, что Пушкин — «наше все», отец-основатель русской литературы, Лермонтов — выразитель юношеских страданий, сильных гражданских и человеческих чувств, Толстой и Тургенев — выдающиеся мастера психологического романа. С авторами XX века такой консенсус достигнут далеко не во всех случаях. Отчасти это связано со спецификой отечественной культурной и политической ситуации, когда после революции русская литература фактически разделилась на эмигрантскую и советскую, а последняя, в свою очередь, — на официальную и неподцензурную. В этих условиях сформировались очень разные каноны, которые, как мне кажется, до сих пор не приведены к общему знаменателю.

    Кроме того, литература XX века гораздо более разнообразна и требует очень серьезных культурных знаний. Пока у нас действует некий стереотип, что литературу XIX века мы все и так понимаем, но с XX веком у нас такого стереотипа нет, и это правильно и хорошо, это действительно очень сложно устроенная литература. Впрочем, из этого не следует, что XIX век так прост, как, быть может, кажется.

    — В каком контексте сегодня для филологов представляет интерес русская классика XIX века?

    — Мы пытаемся увидеть за ее мнимой простотой и ясностью выражения множество сложных смыслов, выявить исторические контексты, которые определяли восприятие этих произведений современниками и которые не вполне внятны нам сейчас. Как часто говорили и говорят исследователи, задача филологии как науки о текстах — прежде всего в том, чтобы показать ту дистанцию, какая существует между произведениями, созданными в другую эпоху, и современным читателем, показать глубину «культурного слоя», который нас разделяет. Мне кажется это очень важным, в том числе потому, что не позволяет забыть о чувстве истории, которое в последнее время несколько размывается.

    Конечно, мы можем читать художественные тексты и просто так, отождествляя себя с героями, меряя их мерками собственного мироощущения, впечатлений, языка, но это другой тип чтения. Если мы хотим в процессе чтения понять не себя, а автора и героев, нам нужно научиться читать тексты с исторической точки зрения. Тогда наша задача — понимать тот круг источников, ожиданий, ассоциаций, которые могли быть у автора и его первых читателей. Для исследователей становится интересным выявить то, на что опирался автор, чем он мог вдохновляться, с чем полемизировать — и это значит, что нужно погружаться еще глубже, в эпоху, предшествующую созданию интересующего нас текста. Не менее, впрочем, любопытно смотреть с «уровня текста» не вглубь, а из глубины — на то, как со временем менялись интерпретации классического произведения, от времени его создания до наших дней. Это тоже позволяет настроить историческую оптику, когда видишь, что один и тот же текст читался разными поколениями очень и очень неодинаково.

    «Наша работа — это своего рода ребус, загадка, детектив. И особенно вдохновляет, когда их героями оказываются замечательные писатели и поэты, про которых, на первый взгляд, все давно известно». Фото Елены Сунгатовой / art16.ru

    — Почему вы заинтересовались именно XIX веком, ведь, кажется, там уже все открыто и изучено?

    — Сначала мне тоже так казалось. Когда я поступила в университет, на филфак МГУ, я была уверена, что XIX веком заниматься совершенно бесперспективно, что все давно изучено и нерешенных проблем нет… Но очень быстро стало понятно, что это на самом деле не так, что скорее наоборот: чего ни хватишься, ничего нет! Ничего — это развернутых комментариев к известным текстам Пушкина или Лермонтова, полноценных научных биографий многих поэтов и писателей пушкинской эпохи, квалифицированных изданий их произведений.

    Кроме того, мне очень повезло с учителями. В университете я попала в семинар к Алексею Михайловичу Пескову, замечательному преподавателю и исследователю, который как мало кто умел привлекать студентов к серьезным научным проектам. Тогда, в начале 2000-х, он издавал собрание сочинений Евгения Боратынского и предложил мне, тогдашней третьекурснице, принять участие в подготовке одного из томов его лирики. Поначалу это казалось мне невозможно сложным делом, но постепенно я стала осваивать принципы работы с источниками, научилась разбирать почерк Боратынского и его родственников, поняла, как были устроены издательский процесс, цензурные процедуры. Постепенно прояснялись и границы нерешенных проблем: где-то неясная датировка, где-то в современных изданиях выбран очень странный источник текста, а это решение не мотивировано и т. д.

    Весь этот процесс очень затягивает: чтобы написать минимальный комментарий, нужно прочесть, просмотреть, изучить очень много разных материалов. Комментирование часто оборачивается самым настоящим расследованием, распутыванием детективной истории с внушительным числом загадок и неизвестных. В этом смысле комментаторы похожи на реставраторов, которые по кусочкам пытаются восстановить то, что было на фреске или картине, или лингвистов, которые по остаткам букв или слов реконструируют текст или даже утраченный язык.

    Одним словом, наша работа — это своего рода ребус, загадка, детектив. И особенно вдохновляет, когда их героями оказываются замечательные писатели и поэты, про которых, на первый взгляд, все давно известно — если удается установить неизвестный факт, обратить внимание на то, чего раньше не замечали, предложить новую интерпретацию, то есть дополнить или изменить большую общую картину истории литературы.

    «В голову прежде всего приходят сюжеты, хорошо знакомые тем, кто хоть в какой-то мере застал советскую школу: связь литературного процесса с этапами освободительного движения, «писатель X и декабристы», «писатель Y и революционные демократы». Фото m24.ru (Д.Кардовский. Пушкин среди декабристов в Каменке. 1934 г.)

    «В советские годы Пушкин рисовался главным образом другом декабристов, вечным свободолюбцем и чуть ли не тайным революционером»

    — При всем почтении к советской науке наверняка интерпретации литературы, которые она предлагала, были выдержаны в довольно суровом идеологическом духе?

    — Да, зачастую эти интерпретации не считались с исходным авторским, «историческим» смыслом, говоря больше о своей эпохе, чем об исходном литературном материале. То есть эти исследовательские работы и комментарии сами нуждаются в историзирующем, контекстуализирующем чтении, к ним самим нужен сейчас комментарий.

    — А как искажались в угоду советской идеологии личности писателей XIX века?

    — Тут в голову прежде всего приходят сюжеты, хорошо знакомые тем, кто хоть в какой-то мере застал советскую школу: связь литературного процесса с этапами освободительного движения, «писатель X и декабристы», «писатель Y и революционные демократы».

    Тот же Пушкин, естественно, рисовался главным образом другом декабристов, вечным свободолюбцем и чуть ли не тайным революционером, мечтавшим, как «на обломках самовластья напишут наши имена». В соответствии с такой концепцией на первый план выдвигались — и в качестве предмета научных исследований, и в качестве «программных», школьных текстов — в основном ранние, так называемые «вольнолюбивые» стихотворения: ода «Вольность», «Деревня», «К Чаадаеву», «Кинжал». При этом они прочитывались как прямое идеологическое высказывание, в то время как на их связь с традициями и мотивами политической лирики XVIII века редко обращали внимание, а это довольно существенно меняет оптику.

    С другой стороны, куда меньшее внимание обращали на те пушкинские сочинения, в которых высказаны гораздо более сдержанные или прямо государственнические позиции, — например, записка «О народном воспитании», «Клеветникам России», «Бородинская годовщина». То же самое можно видеть и в отношении ряда биографических сюжетов: это и взаимоотношения Пушкина с Николаем I, далеко не такие однозначные, как это описывалось в советских учебниках, и желание Пушкина стать — по образцу Карамзина — историографом и писать историю Петра I.

    Но не нужно думать, что такие «искажения» свойственны только советским исследованиям. В 1990-е—начале 2000-х, когда наконец стало возможно открыто обсуждать религиозные сюжеты и роль религии среди других духовных практик, возник сильный перекос в сторону «духовности»: Пушкин перестал быть «другом декабристов» и стал «православным поэтом». На первый план выводились библейские мотивы и образы, религиозные темы и сюжеты. В стихотворениях вроде «Отцы пустынники и жены непорочны….» или «Напрасно я бегу к сионским высотам…» предлагали видеть прямое выражение пушкинской религиозности, забывая, что это прежде всего литературные тексты, ориентированные на определенную поэтическую традицию.


    «Лермонтов представал борцом с самодержавием, обличителем светского общества, выразителем дворянского разочарования и т. д. И поразительно, конечно, что такой Лермонтов существовал не только в школьных учебниках или массовой культуре». Фото tarhany.ru (Кончаловский П. Лермонтов на почтовой станции. 1941-1946)

    — С Лермонтовым тоже такое происходило?

    — И с Лермонтовым тоже, конечно, как и с большинством писателей первого ряда. Лермонтов представал борцом с самодержавием, обличителем светского общества, выразителем дворянского разочарования и т. д. И поразительно, конечно, что такой Лермонтов существовал не только в школьных учебниках или массовой культуре (вспомните иллюстрации в изданиях «Школьной библиотеки», экспозиции в мемориальных музеях, образ Лермонтова в кино), но и на страницах научных работ.

    Разумеется, риск переинтерпретации существует всегда, нельзя сказать, что мы сейчас научились отстраняться от актуальной повестки и современных наших понятий о литературе или поведении людей, но все-таки, если мы исходим из презумпции исторической интерпретации, то это позволяет в значительной степени оставаться в верном «историческом горизонте».

    — Вы отметили, что чем дальше от нас в исторической перспективе текст, тем большим количеством сносок и комментариев он обрастает. То же самое, впрочем, происходит с классикой в каждой культуре — не только с Пушкиным, но и с Шекспиром, которого уже трудно читать без комментариев.

    — Мне кажется, что современные издания классики должны облегчать читателю взаимодействие с этими самыми образцовыми текстами: пояснять непонятное, показывать, что в существенном ряде случаев понятность классического текста мнимая, обрисовывать исторический и литературный контекст — иными словами, помогать приблизиться к «старому» тексту.

    Приведу несколько примеров таких неочевидных комментариев к тому же «Евгению Онегину». В VII главе, когда Ларины собираются «в Москву, на ярманку невест», при описании их обоза упоминается «форейтор бородатый». В любом комментарии к роману в стихах можно прочесть, что «форейтор» — это «кучер, сидящий на передней лошади при упряжке цугом, т. е. в несколько лошадей», но эпитет «бородатый» поясняется далеко не всегда, между тем это важная характеристика. В форейторы обычно брали маленьких мальчиков, разумеется, безбородых — а то, что у Лариных форейтор уже успел отрастить бороду, очевидно, свидетельствует о том, что они очень и очень редко выезжали.

    «Подобного рода примеров множество в любом из текстов русской классики, а поэтому неудивительно, что полноценный и подробный комментарий по объему оказывается не меньше самого произведения, а часто и существенно больше». Фото labirint.ru

    Но если здесь мы, вероятно, споткнемся на слове «форейтор» и полезем смотреть в комментарий или словарь, то вот другой пример, когда все слова вроде бы совершенно нам знакомы и понятны, а потому не привлекают внимания вовсе. В VI главе в сцене дуэли секундант Онегина Гильо становится «за ближний пень», явно опасаясь пострадать от неудачного выстрела. Но какой смысл взрослому человеку становиться с этой целью за пень, который — в нашей нынешней языковой картине — никак не может закрыть тело целиком? Или это Пушкин так иронизирует над трусливым Гильо? На этот сюжет недавно обратил внимание замечательный лингвист Александр Борисович Пеньковский, который на материале словарей и словоупотребления эпохи показал, что пнем в начале XIX века называли просто ствол дерева, и он мог быть очень и очень высоким.

    Подобного рода примеров множество в любом из текстов русской классики, а поэтому неудивительно, что полноценный и подробный комментарий по объему оказывается не меньше самого произведения, а часто и существенно больше. Учитывая, что пояснять приходится не только отдельные слова, мотивы, образы, но и сюжетные линии, исторический контекст, литературный фон и т. д., комментарий становится своего рода компендиумом по эпохе или писателю, его можно читать как историю, как самостоятельное «сюжетное» исследование.

    С другой стороны, формат комментария может быть очень разным — и интересно видеть и предлагать новые его вариации, учитывающие современные технические возможности и читательские потребности. Сейчас появляется много интересных электронных комментаторских проектов, причем ориентированных на разную аудиторию, — от профессионального «Текстографа» до общедоступных и очень полезных «Живых страниц». В электронных изданиях мы получаем гораздо больше возможностей для представления истории текста, предъявления источников, а также визуального и аудиоряда. Одним словом, комментаторская деятельность — еще и очень динамичная, и современная, и позволяет думать не только о собственно научных, но и о популяризаторских задачах.

    Наталия Федорова

    Справка

    Алина Бодрова — научный сотрудник ИРЛИ (Пушкинский дом) РАН, доцент школы филологии факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ. Кандидат филологических наук, редактор третьего тома полного собрания сочинений и писем Е. А. Боратынского (2012), участник подготовки академических собраний сочинений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова.

    ОбществоКультураОбразованиеИстория

    Разгадана загадка, почему с возрастом ощущение времени меняется

    https://ria.ru/20200914/vremya-1577231380.html

    Разгадана загадка, почему с возрастом ощущение времени меняется

    Разгадана загадка, почему с возрастом ощущение времени меняется

    Японские ученые обнаружили, что чувствительные ко времени нейроны головного мозга с годами изнашиваются и искажают наше восприятие времени. Результаты… РИА Новости, 14.09.2020

    2020-09-14T20:00

    2020-09-14T20:00

    2020-09-14T19:59

    наука

    нейробиология

    старение

    биология

    здоровье

    открытия — риа наука

    япония

    /html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

    /html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

    https://cdn24.img.ria.ru/images/150410/51/1504105176_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_7ee5630817ab57097a9899019e75301a.jpg

    МОСКВА, 14 сен — РИА Новости. Японские ученые обнаружили, что чувствительные ко времени нейроны головного мозга с годами изнашиваются и искажают наше восприятие времени. Результаты исследования опубликованы в журнале Journal of Neuroscience.Многие замечают, что с возрастом ощущение времени меняется — чем дальше, тем оно летит быстрее. И, оказывается, это не субъективное ощущение.Результаты исследования японских нейрофизиологов Хаяши (Hayashi) и Иври (Ivry) из Национального института здоровья показали, что нейроны надкраевой извилины (gyrus supramarginalis — SMG) теменной доли, которые в мозге отвечают за «отсчет времени», со временем «утомляются», начинают отставать от темпа работы других нейронов, и ощущение времени искажается: пожилым людям, с одной стороны, кажется, что время «летит», с другой — они не успевают уложиться в короткие временные отрезки с выполнением определенных действий, потому что думают, что у них еще есть время.Исследователи измеряли активность мозга участников эксперимента с помощью функциональной МРТ во время выполнения ими заданий по сравнению временных интервалов.Здоровым взрослым участникам сначала 30 раз подряд показывали «адаптер» — серый кружок в течение определенного промежутка времени и указывали его продолжительность. Это называлось процедурой визуальной адаптации. После этого им показывали тестовое изображение и просили оценить время в сравнении с «адаптером».Оказалось, что если продолжительность «адаптера» была большой, участники недооценивали время, а если короткой — переоценивали. Результаты фМРТ показывали, что при многократном срабатывании сигнала «адаптера» активность нейронов в надкраевой извилине снижалась, и после этого участники ошибались с оценкой времени. Авторы отмечают, что нейроны SMG функционально реагируют на каждый сигнал. При многократном воздействии стимулов фиксированной продолжительности нейроны утомляются. То же происходит с оценкой человеком продолжительности многократно повторяющихся минут, часов, дней.Степень искаженного восприятия времени в результатах эксперимента коррелировала с тем, насколько снизилась активность в нейронах надкраевой извилины — большая утомляемость нейронов приводила к большему искажению времени и ошибкам в его оценке.

    https://ria.ru/20200819/1575955677.html

    япония

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    2020

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    Новости

    ru-RU

    https://ria.ru/docs/about/copyright.html

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    https://cdn24.img.ria.ru/images/150410/51/1504105176_127:0:911:588_1920x0_80_0_0_d07b987dfd3487b64f0c1d258aaff80a.jpg

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    РИА Новости

    [email protected]

    7 495 645-6601

    ФГУП МИА «Россия сегодня»

    https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

    нейробиология, старение, биология, здоровье, открытия — риа наука, япония

    МОСКВА, 14 сен — РИА Новости. Японские ученые обнаружили, что чувствительные ко времени нейроны головного мозга с годами изнашиваются и искажают наше восприятие времени. Результаты исследования опубликованы в журнале Journal of Neuroscience.

    Многие замечают, что с возрастом ощущение времени меняется — чем дальше, тем оно летит быстрее. И, оказывается, это не субъективное ощущение.

    Результаты исследования японских нейрофизиологов Хаяши (Hayashi) и Иври (Ivry) из Национального института здоровья показали, что нейроны надкраевой извилины (gyrus supramarginalis — SMG) теменной доли, которые в мозге отвечают за «отсчет времени», со временем «утомляются», начинают отставать от темпа работы других нейронов, и ощущение времени искажается: пожилым людям, с одной стороны, кажется, что время «летит», с другой — они не успевают уложиться в короткие временные отрезки с выполнением определенных действий, потому что думают, что у них еще есть время.

    Исследователи измеряли активность мозга участников эксперимента с помощью функциональной МРТ во время выполнения ими заданий по сравнению временных интервалов.

    Здоровым взрослым участникам сначала 30 раз подряд показывали «адаптер» — серый кружок в течение определенного промежутка времени и указывали его продолжительность. Это называлось процедурой визуальной адаптации. После этого им показывали тестовое изображение и просили оценить время в сравнении с «адаптером».

    Оказалось, что если продолжительность «адаптера» была большой, участники недооценивали время, а если короткой — переоценивали.

    Результаты фМРТ показывали, что при многократном срабатывании сигнала «адаптера» активность нейронов в надкраевой извилине снижалась, и после этого участники ошибались с оценкой времени.

    Авторы отмечают, что нейроны SMG функционально реагируют на каждый сигнал. При многократном воздействии стимулов фиксированной продолжительности нейроны утомляются. То же происходит с оценкой человеком продолжительности многократно повторяющихся минут, часов, дней.

    Степень искаженного восприятия времени в результатах эксперимента коррелировала с тем, насколько снизилась активность в нейронах надкраевой извилины — большая утомляемость нейронов приводила к большему искажению времени и ошибкам в его оценке.

    19 августа 2020, 08:00НаукаОбратный отсчет. Почему с возрастом время течет быстрее

    Ребенок не умеет отгадывать загадки, недостаточно понимает прочитанное. Как преодолеть трудности?

    Часто приходится слышать сетования старших: «А вот в наше время…». Позволю себе аналогичное суждение. Детство наших детей совершенно не похоже на наше детство. Ушли в прошлое детские организации — нет больше октябрят, пионеров, комсомольцев. Технический прогресс дает возможность каждому реализовать свои интересы, не выходя из дома. Безусловно, многие дети посещают различные кружки, занимаются спортом, однако приходится констатировать, что время общения наших детей со сверстниками значительно сократилось, как и время общения с родителями. Многие дети больше проводят времени за компьютером, редко играют в коллективные игры, мало взаимодействуют со сверстниками. Редкий ребенок знаком с когда-то популярными журналами «Мурзилка», «Веселые картинки», на страницах которых было множество интересных рассказов, загадок, различных игр и заданий, которые способствовали развитию речи, мышления, воображения, обсуждались с друзьями. Общение подразумевает активное говорение. Речь развивается и совершенствуется в общении. Чем шире и разнообразнее круг общения, тем богаче и совершеннее речь ребенка.

    В настоящее время, как показывает практика, речевое развитие многих школьников оставляет желать лучшего. Нередко приходится наблюдать затруднения школьников, когда они, читая довольно простой текст, заходят в тупик, сталкиваясь с пословицей или поговоркой — дети не могут истолковать их переносное значение, не чувствуют его, а следовательно, не могут в полной мере понять, что именно прочитали. Многие дети не умеют разгадывать загадки. За пределами их жизненного опыта остаются сокровища устного народного творчества — кладезь мудрости, жизненного опыта, смекалистости, духовных ценностей. Мы, взрослые, можем изменить ситуацию.

    Трудно пробудить интерес ребенка к тому, что не интересно самому. Начнем с себя. В детстве все из нас отгадывали и загадывали загадки, а иногда и сами их сочиняли. Как и когда появился этот жанр народного творчества?

    Появились загадки в глубокой древности. Сравнение предметов и явлений, проведение между ними аналогий шло в процессе изучения окружающего мира. Новые знания, наблюдения находили свое отражение в загадках. В «Литературной энциклопедии» загадка характеризуется как «замысловатое поэтическое описание какого-либо предмета либо явления, испытывающее сообразительность отгадывающего». Указывая на различные предметы, явления, действия людей, загадки не называют их однозначно, представления о мире облекаются в художественную, образную форму. Назначение загадки в разные времена могло быть различным. К тайной речи прибегали охотники, скотоводы, земледельцы. Они называли орудия труда, животных, места охотничьих угодий не общепринятыми названиями, а подставными словами, загадочными оборотами, или загадками. В глубокой древности люди использовали загадку как один из предметов иносказательного, тайного языка, чтобы скрыть свои мысли и намерения, чтобы уберечь от «нечистой силы» свое жилище, свою семью, свой скот, орудия труда и пр. Загадки использовались и в качестве испытаний.

    В наше время они являются инструментом для развития речи, мышления, воображения детей. Как научить разгадывать загадки? Для начала надо запастись терпением. То, что очевидно для нас — не всегда понятно и знакомо детям. Новое умение формируется постепенно.

    Начинать можно с раннего детства и никогда не поздно.

    На первых этапах можно для дошкольников использовать картинки, реалистические изображения нескольких непохожих животных, например, ежа, медведя и оленя. Рассмотрите их внимательно, обратите внимание ребенка на их индивидуальные особенности. А потом загадайте загадку об одном из них, например: «Под соснами, под елками, лежит мешок с иголками». Малышу надо выбрать, о ком эта загадка. Ребенок не справился — не беда! Вновь обратите внимание на наличие у ежа иголок. Через некоторое время попробуйте еще раз. Когда ребенок запомнит загадку, предложите загадать ее кому-нибудь из взрослых, а потом сверстникам. Следует учитывать, что малыши в возрасте 3 — 4 лет воспринимают все буквально, не понимают еще скрытый смысл, поэтому и загадки должны быть простыми.

    Для младших школьников картинки не обязательны, будем использовать их только в случае затруднений. Предлагаем детям описать внешний вид этих животных. А далее следуем тем же путем. Когда дети легко загадывают знакомую загадку, предлагаем отгадать новую о медведе, позже — об олене. Итог — загадываем их без использования картинок. Постепенно ребенок запоминает большее количество загадок, учится слушать и понимать новые. Прежде, чем загадывать очередную загадку, всегда рассматривайте предмет, вместе описывайте явление, используя слова из загадки. <\p>

    Используйте рифмованные загадки «Подскажи словечко». Отгадывать их легко, нужное слово подсказывает рифма. Например:

    Апельсины и бананы очень любят… (обезьяны)

    От кого, мои друзья,
    Убежать никак нельзя?
    Неотвязно в ясный день
    Рядом с нами бродит …(тень)

    После того, как ребенок научился легко отгадывать рифмованные загадки, может загадать их взрослым и сверстникам, повышайте уровень сложности — переходите к загадкам-обманкам. Они тоже рифмуются, вот только отгадку надо подбирать не в рифму, а по смыслу, например:

    Простой вопрос для малышей: кого боится кот?

    Так и хочется ответить в рифму: «Мышей!». А правильный ответ: «Собак».
    Дети с удовольствием играют в игру «Буква заблудилась»:

    Закричал охотник: «Ой! Двери гонятся за мной!»

    В старшем дошкольном возрасте дети легко заменяют заблудившуюся букву. Самыми сложными являются загадки на смекалку:

    От чего плывет утка? (От берега).

    А, И, Б сидели на трубе, А упала, Б пропала, кто остался на трубе? (И).

    На окошке сидит кошка. Хвост, усы, лапы, ушки, как у кошки, а сама не кошка. Кто это? (Это кот).

    Попробуйте вместе с ребенком придумывать свои загадки. 
    Через некоторое время вы увидите, что ребенок подмечает больше особенностей предметов, обращает внимание на то, что раньше не замечал, начинает смотреть и видеть, слушать и слышать. Жемчужинами устного народного творчества, выразительными средствами языка являются пословицы и поговорки. В них всегда можно найти ответ на все случаи жизни — и когда у тебя горе, и когда радость. Молод ты, стар, болен, здоров, двойку в школе получил, о делах своих задумался — на всякое переживание, на любую новость сразу отзовется, даст разумный совет, наставление, утешит и развеселит пословица. В пословицах выражен народный опыт, наблюдения над жизнью, над человеком, мудрость народа. Велико тематическое разнообразие пословиц: о Родине, о доме и семье, о труде, о дружбе, об уме и глупости, о счастье и несчастье, о еде и питье, о книге и грамоте, о здоровье и болезни, о душевных свойствах людей и их поведении и мн. др. Этот жанр народного творчества — великолепный инструмент для развития представлений об окружающем мире, развития речи, логического мышления, воспитания.

    В основе каждой пословицы лежит конкретный случай, предмет, факт, явление и т. п.
    «Грибы ищут — по лесу рыщут» — это суждение передает житейский факт, очевидный для каждого, кто когда-либо собирал грибы. В нем заключен прямой смысл пословицы: чтобы набрать лукошко грибов, нужно хорошенько побродить по лесу! Одновременно с этим пословица несет с собой и переносный смысл — она подходит ко всем тем случаям, когда хотят сказать, что для достижения желаемого результата нужны активные действия.

    Существуют различные игровые упражнения, используя которые мы не только знакомим детей со значением пословиц и поговорок, ситуацией их применения, но и развиваем смекалку, сообразительность, учим видеть скрытый смысл. Речевые игры с использованием загадок, пословиц и поговорок помогают не только развивать речь, память, но и расширять представления об окружающем мире, учат сравнивать, наблюдать, рассуждать, мыслить.
    Например.

    «Четвертая — лишняя». Прочтите пословицы, поговорки. Найдите ту, которая отличается от трех по смыслу.

    • Наперед не узнаешь, где найдешь, где потеряешь.
    • Кабы знать, где упасть, так соломки б подостлал.
    • Не ищи правды в других, коли ее в тебе нет.
    • Кабы знал наперед, так бы расширил рот.

    «Чем похожи?» Прочтите пословицы и поговорки, определите, какой темой они объединены. Скажите: «Эти пословицы и поговорки о …»

    Используйте и такие упражнения: «Соедини похожие», «Соедини пословицу с ее значением», «Подбери пословицы-антонимы», «Соедини начало и окончание», «Сочини новую пословицу», «Подбери пословицу к сказочному герою», «Выбери пословицу, которая подходит к тексту» и т. д.

    Предлагая подобные задания систематически, вы научите ребенка глубже понимать читаемые тексты, точнее воспринимать явления, использовать пословицы и поговорки в своей речи. Загадки, пословицы и поговорки постепенно входят в речевой опыт ребенка. Если каждую неделю брать одну загадку и одну пословицу, но делать это постоянно, можно достигнуть успеха быстрее, нежели включая новое ежедневно. В данном случае — тише едешь, дальше будешь! Успехов!

    Вадим Васильев о том, чем занимаются философы в эпоху пандемии

    Раз в два года Московский центр исследования сознания при философском факультете МГУ проводит школу-практикум для молодых философов. Этим летом из-за пандемии мероприятие пройдет в онлайн-формате. Накануне сооснователь центра Вадим Васильев в интервью корреспонденту “Ъ” Валерии Мишиной рассказал о проблемах отечественной философии, влиянии технологий на философскую мысль, сотрудничестве с зарубежными коллегами, а также о том, как марксистская философия повлияла на выбор тем диссертаций в сегодняшней России.

    — В ходе прошлой философской школы, которую проводил Центр исследования сознания, звучало мнение, что советская эпоха отделила наших философов от общемировой науки. Удается ли строить мосты?

    — В советское время у нас было много замечательных философов, хотя общение с мировой философией было действительно затруднено. Прежде всего из-за идеологических препон: если и писали о западных философах, то обязательно их надо было критиковать, разоблачать. Подчеркну, кому-то удавалось обходить это условие. Здесь можно много кого вспоминать — Сергея Сергеевича Аверинцева, Александра Львовича Доброхотова или выдающегося профессора с философского факультета МГУ Геннадия Георгиевича Майорова.

    Сейчас, в новейшие времена, идеологических барьеров нет. И казалось бы, наша философия должна была давно интегрироваться в международное сообщество. Но происходит это очень и очень сложно.

    У нас в России одно из самых больших в мире философских сообществ. У нас тысячи и тысячи профессиональных философов, больше, чем в какой-нибудь среднеевропейской стране. Только в США, пожалуй, больше профессиональных философов, чем у нас.

    — Количество здесь говорит о качестве?

    — Качество тоже есть, но проблема в том, что нас не знают на Западе. Например, словенского философа Славоя Жижека, а Словения — крошечная страна, знает весь мир. А российского философа Федора Гиренка мир не знает так, как Жижека, хотя он, может быть, не меньше этого заслуживает.

    Я на самом деле считаю, что волноваться из-за этого не стоит. Мы вообще не должны бросаться в погоню за англоязычной философией, которая сейчас доминирует в мире.

    Нам нужно знать, что происходит там, но делать свое, собственное дело. Если мы будем эффективно и плодотворно работать, в конце концов догонять будут нас.

    Может показаться, что я говорю какие-то утопичные вещи, но такое уже было в XVIII веке в Германии. Тогда в Европе никто из просвещенных людей, из философов не знал немецкий язык. Германия была отстающей в философском смысле страной, но вдруг одна за другой стали появляться звезды: Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель. И в XIX веке весь мир бросился догонять Германию. Мы можем повторить это чудо. Я говорю без всякой иронии, я верю в нашу философию.

    — Нужно ли сейчас это чудо? Насколько нужна философия как наука в мире развивающихся технологий?

    — Чем больше технологий в мире, тем больше человек осознает, что его существо не сводится к технологиям. Технологии не надо бояться, она не уничтожит философию, не уничтожит гуманитарную науку, не уничтожит человеческое в человеке. Наоборот, технологии обостряют наше восприятие подлинных ценностей.

    К примеру, очень часто говорят, что виртуальная реальность, интернет затрудняет общение, разобщает людей. На самом деле это не так: виртуальная реальность заставляет людей осознать ценность истинного общения.

    Только окружив себя этими цифровыми вещами, можно по-настоящему понять прелесть прогулки по лесу или поездки в горы.

    Раньше на такие вещи люди могли не обращать внимания, а теперь, по контрасту, они учатся их ценить. Это как человек, который оказался взаперти на долгие годы, ценит каждую секунду своей свободной жизни.

    — Что происходит в мировой философии сейчас? Какие там основные идеи и направления?

    — В философии в последние десятилетия произошло возвращение к обсуждению традиционных вопросов, великих метафизических вопросов. Начиная с вопросов о бытии Бога, о человеческой свободе, о природе сознания, о природе морали. Все эти фундаментальные вопросы обсуждались еще в античные времена, но потом философия как бы от них отошла. Был период, когда философия пыталась бороться с метафизикой, были попытки объявить эти вопросы бессмысленными, это была позитивистская эпоха на рубеже XIX–XX веков — утилитаризм, посюсторонность, отрицание священного и сакрального. Но где-то к середине XX века и вплоть до наших дней наука вернулась к этим фундаментальным, вечным вопросам.

    Российская философия находится во многом под влиянием так называемой континентальной традиции. Континентальные философы — больше всего их в Германии, во Франции — понимают философию как литературу. У нас много такого бурления, попыток найти что-то новое. Популярны социальные, политические вопросы, очень много работ о виртуальной реальности, о ее природе. Этот феномен имеет важное социальное значение: некоторые философы считают, что в наши дни возникает новое информационное общество, и это, разумеется, имеет отношение к социальной философии, к культуре, к этике.

    Ведь что философы делают в принципе? Они пытаются объяснить новые, недавно возникшие и пока сложные вещи.

    И как раз континентальные философы главным образом занимаются такими толкованиями. Это актуально и в науке — ученые делают открытия, тут же приходят философы, которые пытаются это объяснить.

    Но наша группа Центра исследования сознания совершенно осознанно пытается вернуть в дискуссионное поле российской философии традиционные темы — свободу воли, природу сознания, существование Бога, истоки морали, границы человеческого знания и так далее. И наша уже традиционная летняя школа была посвящена как раз одному из таких великих метафизических вопросов: что такое личность, как она может сохраняться?

    — Ну и что же такое личность? И как она может сохраняться?

    — Выдающийся британский философ Ричард Суинберн, который вел летнюю школу, считает, что личность — это душа. То есть глубинное духовное начало, независимое в конечном счете от работы мозга, тела. Которое может сохраниться при разрушении тела. Вот это, по его мнению, истоки личности — такая мыслящая декартовская субстанция. А есть философы, которые считают, что душа — это иллюзия и личность — иллюзия. То есть, по их мнению, это такой конструкт, который кажется чем-то реальным, как мираж в пустыне. Но подходишь, присматриваешься — и он исчезает. Так считает выдающийся современный философ Дэниел Деннет.

    Третьи философы — в том числе я сам — считают, что в нашей личности есть какие-то искусственные моменты, но тем не менее в ней есть что-то по-настоящему реальное.

    Например, наш внутренний мир — фундамент личности, поток субъективных состояний, которые называют «квалиа».

    Как понять, что нечто принадлежит внутреннему миру? К нему есть доступ только у вас самих. Например, стол — публичный объект, но если я воображу лимон, то этот воображаемый лимон будет доступен только мне. Никто другой, кроме меня, этот ментальный образ не может увидеть. Дальше важно понять, что такое этот внутренний мир, в какой степени он зависит от мозга, как он устроен. Здесь возникает масса интересных вопросов, которые могут привести даже к неким парадоксам.

    — Какие это могут быть парадоксы?

    — Например, если разделить полушария мозга, куда уйдет этот поток сознания? Куда уйдет личность, если этот поток является основой личности? В ряде случаев оказывается очень непросто это решить. Или другой знаменитый мысленный эксперимент: если взять и сканировать состояние мозга, потом воспроизвести его в каком-нибудь устройстве и создать на основе этой схемы точно такой же мозг, можно ли будет сказать, что я телепортируюсь? Или же там будет возникать совершенно другая личность, мой двойник? У одних философов одни ответы на это, у других — другие.

    — А вы бы как ответили на этот вопрос?

    — Моя позиция достаточно радикальная в обоих этих случаях. Если взять стандартный эксперимент и предположить, что мы разделяем полушария мозга и помещаем их в два разных тела, то я считаю, что никакой неопределенности здесь нет, личность пойдет туда, куда пошло левое полушарие. Так как обычно именно там локализованы речевые центры, самосознание и тот «наблюдатель», который смотрит за нашим внутренним миром и видит его.

    А если взять мысленный эксперимент с телепортом, то я считаю, что там возникает другая личность. Моя личность исчезнет вместе с организмом, с которого делалась копия, если, согласно условиям мысленного эксперимента, этот организм уничтожается. Я считаю, что поток сознания поддерживается именно работой мозга. И для тождества — чтобы там был я — необходимо непрерывное существование этого объекта. Если нет непрерывности, то возникнет другая личность, а не моя.

    — Какие есть проблемы с философским образованием в России?

    — Я в целом доволен нашим философским образованием. Одна из проблем — в том, что у нас слишком много патернализма, то есть мы в нашем образовании навязываем студенту какие-то пакеты программ.

    В западном мире, и не только в западном, студенты сами выбирают большинство курсов, а мы считаем, что если дать им возможность самим выбирать, то это приведет к пробелам.

    В этой позиции есть свои резоны, и тем не менее баланс свободы и обязательности, на мой взгляд, должен быть другим. Еще одна проблема нашего философского цеха в том, что снижается количество преподавателей, меньше становится философских факультетов.

    — Почему?

    — Я не берусь судить, думаю, этого никто толком не понимает. Но, допустим, у нас на философском факультете МГУ очень живая среда, тут у меня нет претензий, все очень динамично, проходит большое количество конференций, дискуссий, много разных взглядов, полная свобода мнений в пределах разумного. Я заметил в последние годы огромную востребованность наших профессоров, преподавателей: они постоянно участвуют в передачах, у них берут интервью, за последнее время во много раз увеличилась их вовлеченность в деятельность за пределами философского сообщества.

    — Вы сказали, что становится меньше преподавателей философских факультетов. А что касается студентов, их становится меньше или больше?

    — Я могу судить только по нашему факультету, у нас конкурс не уменьшается, он достаточно высокий. Хотя в последнее время трудно выстроить непрерывную кривую: изменился принцип приема, теперь абитуриенты могут подавать документы сразу в несколько мест. У нас на отделении философии конкурс в районе семи—десяти человек на место, это очень неплохо. И он последние годы таким и остается.

    — Многие ли остаются в философии после выпуска из университета?

    — Во-первых, я не видел и не слышал никого, кто жалел бы, что окончил философский факультет. Есть разные пути: кто-то остается в науке, например только за последние годы несколько наших выпускников было взято на работу в Институт философии РАН, там они будут вести научные исследования. Кто-то остается у нас в университете и на кафедре. Кто-то идет в другие университеты, кто-то идет в школу преподавать обществознание. Но многие идут в другие места, например в журналистику. В общем, молодой философ может сделать хорошую карьеру.

    Но остается проблема международного признания. Его добиться непросто, в том числе в силу разницы традиций: у нас принято несколько иначе писать философские статьи, и поэтому нашим авторам очень трудно пробиться в престижные западные философские журналы.

    — Но чем отличается наша традиция от западной?

    — У нас принято писать статьи как бы с высоты птичьего полета, достаточно общего плана, с глобальными выводами. Такая традиция. Думаю, это идет с советских времен. Потому что философия царского времени была все-таки интегрирована в западную традицию, наших философов хорошо знали на Западе, и писали они примерно как их зарубежные коллеги.

    Нам надо работать в своей традиции, взаимодействовать с коллегами из других стран, добиться чего-то важного — и тогда они сами будут нас изучать и читать.

    Тем не менее взаимодействовать надо. Ведь, по моим подсчетам, у нас примерно на порядок меньше публикаций по основным философским темам, чем в англоязычной литературе. И это одна из загадок для меня, ведь я уже говорил, что наше сообщество большое, вроде бы и книг у нас много публикуется… Может быть, дело в том, что многие наши философские книги, как я уже говорил, выполнены в континентальной традиции, то есть они посвящены не традиционным темам, а чему-то другому. Их много, но они поэтому как бы неклассифицируемы.

    — Вы возглавляете экспертный совет ВАК по философии, социологии и культурологии. Диссертаций в какой области там сейчас больше всего?

    — Большинство тем у нас по социальной философии, их примерно 50%. Гораздо меньше работ по эстетике, хотя у нас очень сильная эстетика. К сожалению, мало работ и по истории философии, мало работ по философии науки, по логике мало. Чуть больше по эпистемологии и онтологии.

    — В чем причина?

    — Я думаю, это наследие советского прошлого, когда все-таки философия была марксистской. Марксистская философия сосредоточена была на социальных проблемах, и вот этот интерес к социальной философии достался нам. Наследство это нестрашное, впрочем.

    — Что же все-таки сейчас происходит с философией на Западе?

    — В последние годы западная англоязычная аналитическая философия вернулась к классическим темам. Основные области исследований — это эпистемология (теория познания, рассуждение о природе нашего знания и о его границах.— “Ъ”), метафизика (рассуждение о фундаментальных принципах бытия, о свободе воли.— “Ъ”) и, конечно, этические вопросы. Интерес к этике очень понятен: мир быстро меняется, возникают совершенно новые запросы, связанные, в частности, с искусственным интеллектом. Этикам задают вопросы о том, какими моральными принципами должны руководствоваться умные беспилотные машины, как поступать в той или иной ситуации, например с эвтаназией или проблемой абортов. И здесь философы очень востребованы, на Западе с ними постоянно консультируются. И сами философы не остаются в долгу, работают, пишут прикладные вещи.

    Одним из самых известных прикладных этиков является австралийский философ Питер Сингер. Его знаменитая книга «Освобождение животных. Новая этика нашего обращения с животными» уже давно написана, в 1975 году, и с нее началось широкое движение в защиту прав животных.

    — Какие направления сейчас наиболее популярны на Западе?

    — Самая широко обсуждаемая философская тема — это, конечно, проблема сознания. Здесь есть свои достижения, есть свои гуру. Это, конечно же, Дэвид Чалмерс, хороший друг нашего центра и факультета, который 22 года назад написал книгу «Сознающий ум». Сегодня нет ни одной серьезной работы по сознанию, в которой нет ссылок на эту книгу. Основная мысль Чалмерса в том, что мы должны, прежде чем говорить о сознании, различать два типа проблем, которые хотим обсуждать. Это так называемые легкие проблемы сознания и трудная проблема сознания.

    — Легкие проблемы сознания — это какие?

    — Это те, относительно которых в принципе понятно, какими методами их решать, а именно методами экспериментальных наук. Например, в последние десятилетия было проведено много исследований, направленных на отыскание нейронных коррелятов сознания,— это попытки определить, что происходит в мозге, когда есть какое-то конкретное переживание. Чем отличаются состояния мозга, когда вы представляете красный мяч и синий? Есть очень остроумные методики, которые позволяют зафиксировать эти различия, и, когда вы их фиксируете, вы находите нейронные корреляты сознания. Поиск таких нейронных коррелятов — это один из примеров легких проблем по Чалмерсу. Или, например, чем функциональное состояние сна отличается от состояния бодрствования, как происходит обработка информации при восприятии, как работает память и так далее.

    А трудные проблемы — это попытка понять, почему вообще есть сознание. Почему, как говорит Чалмерс, не все темно у нас внутри. Почему есть этот внутренний мир, о котором мы с вами говорили.

    — Некоторые философы ответят: потому что есть душа.

    — Этот ответ не является окончательным. Можно тогда спросить — и похожий вопрос задавал Декарт, отец новоевропейской философии: «Меня гораздо больше удивляет не то, что у животных нет души, а то, что она есть у человека. Зачем она нужна?» Чалмерс тоже говорит, что есть внутренний мир, это факт. Но почему он есть, зачем он нужен? Из того, что он есть, не следует, что мы не можем спросить, почему и зачем он нужен. И этот вопрос оказывается действительно загадочным, интересным и доступным для решения только философам.

    Чалмерс начинает его решать, пытается показать, как встроен внутренний мир в физическую реальность, придумывает множество мысленных экспериментов. И приходит к выводу, что сознание, внутренний мир есть не только у человека, но даже и у каких-то простых приборов вроде термостата. Никто не мог предположить еще несколько десятилетий назад, что в философии вновь расцветет панпсихизм. Этого не случалось с античных времен, но это случилось. Чалмерс доказывал, что когда вы пытаетесь честно рассуждать о природе сознания, то вы приходите к выводу, что сознание, внутренний мир должно мыслиться как что-то фундаментальное, как фундаментальное свойство универсума, такое же как масса, электрический заряд. И более того, вы понимаете, говорит он, что природа сознания связана информацией. Там, где есть обработка информации, там у вещей есть эта ментальная изнанка. Но ведь информация обрабатывается не только в человеческом организме.

    — То есть это связано с искусственным интеллектом?

    — Это скорее отдельная область исследований, в свое время ставшая очень популярной. Люди думали, что если они создадут программы, которые смогут решать интеллектуальные задачи, то они смогут понять, как устроен человеческий интеллект, не вдаваясь в детали нейронауки. Мозг ведь до недавнего времени был черным ящиком.

    — И когда мозг перестал быть черным ящиком?

    — Это был постепенный процесс. Но несколько десятилетий назад стали применяться революционные неинвазивные методы исследования мозга, такие как функциональная магнитно-резонансная томография. Ведь самое сложное было добраться, понять, что там происходит. Были грубые методы, например энцефалография, с помощью которой можно получить представление о работающем мозге, но очень приблизительное. А новые методы вроде МРТ позволили с высоким разрешением видеть то, что происходит в разных участках мозга при выполнении тех или иных ментальных операций.

    — Получается, что современная философия очень близка к медицине?

    — Есть разные подходы. Есть философы, которые сотрудничают с учеными и считают, что их главная задача — нести факел перед наукой. И многие ученые с этим согласны. Например, великий Фрэнсис Крик, британский молекулярный биолог, биофизик и нейробиолог, который расшифровал вместе с Джеймсом Уотсоном и другими коллегами в 1950-е годы структуру ДНК, разгадав загадку жизни. Потом, как он сам говорил, поставил перед собой задачу разгадать еще и загадку сознания. Он занялся поисками нейронных коррелятов и говорил, что философы очень нужны, так как они прекрасно ставят вопросы, а вот ответы дают ученые.

    Но не все философы готовы играть такую служебную роль.

    Есть так называемая кабинетная философия, которая считает, что даже без ученых, чисто концептуальными методами, анализом базовых наших представлений о мире, мы можем много прояснить в устройстве сознания.

    Я вот, например, как раз отношу себя к радикальным кабинетным философам.

    — Зачем в современном мире нужно изучение сознания и личности?

    — Философ Иоганн Николаус Тетенс в XVIII веке в связи с подобными вопросами сравнил истины, которые мы хотим отыскать, с золотом: вы найдите его, а уж потом употребление, применение для него точно найдется. То есть мы, философы, не задаемся вопросом «зачем», мы пытаемся разобраться, как что устроено, но потом оказывается, что этому находится применение. Истина найдет применение.

    — Могли бы вы привести пример практического применения философской идеи?

    — Философские идеи всегда перестраивали мир так или иначе. Рассуждения древнегреческих философов и породили науку, заложив основу экспериментальной науки, математики — а начиналось все с философских интуиций. Рассуждения философов-марксистов в XIX веке о том, какую роль играют в человеческом сознании экономические факторы, привели к полному изменению европейской истории. Или Кант в XVIII веке пришел к идее о том, что практическое начало в человеке выше, более ценно, чем теоретическое. И посмотрите на XIX век, когда многие мыслители работали под влиянием Канта. Это век практики, век изменений.

    И давайте снова вспомним Чалмерса, это уже наше время. Чалмерс разлиновал области исследования, и с тех пор исследования сознания совершили невероятный скачок, в том числе и экспериментальные. Ученые поняли, что они, грубо говоря, будут заниматься одним, философы — другим, но указал-то им путь философ. Ну а уж практические следствия из изучения работы мозга и сознания очевидны. Это новые лекарства, новые интерфейсы и тому подобное.

    Если говорить об экспериментальных исследованиях, к которым философы указали путь, то это излечение множества болезней, повышение качества жизни. Каждый год здесь новые достижения. И все эти исследователи нуждаются в философах.

    — В этом году философская школа из-за пандемии коронавирусной инфекции пройдет онлайн. Как на нее повлияет изменение формата? И как пандемия повлияла на занятия на философском факультете МГУ?

    — У преподавателей МГУ уже был немалый опыт работы онлайн. Но, разумеется, теперь он многократно обогатился. Справляемся мы, на мой взгляд, хорошо. Почти все прежние формы работы удается выполнять онлайн. При этом я считаю, что лучше все-таки работать в одном физическом пространстве. Человеческая коммуникация от природы предполагает его наличие. А онлайн может быть полезным дополнением.

    — В этом году философскую школу вести будет профессор Австралийского национального университета профессор Дэниел Столджар. Каких идей он придерживается?

    — Дэниел Столджар — один из ведущих мировых специалистов по проблеме сознание—тело, философии сознания. Главным образом он известен своими работами по материализму и прогрессу философии. Столджар считает, что знаменитые аргументы против материализма, например аргумент зомби (гипотетическое существо, которое неотличимо от нормального человека, за исключением того, что у него отсутствует сознательный опыт или способность ощущать.— “Ъ”), не являются реальной угрозой для материалистического объяснения сознания. Эти аргументы лишь указывают на наше неведение относительно знания устройства физического мира. Именно неведение, а не какие-то принципиальные трудности является источником проблем для материализма. Таким образом, у нас нет оснований принимать представления об особой нефизической природе сознания.

    А в отношении прогресса философии Столджар придерживает оптимистического взгляда. Вопреки распространенному мнению он считает, что за столетия работы философы добились значительного прогресса в понимании многих крупных проблем и, что самое важное, продолжают его добиваться.

    В наше время лучшая программа Radio 4? | Radio

    Когда In Our Time впервые присоединился к составу Radio 4, ведущий Мелвин Брэгг не ожидал, что это продлится долго. «Я дал« В наше время »около шести месяцев, — вспоминает он. «Мы просили высококлассных ученых поговорить на первых порах по одному предмету — затычки для книг не допускаются».

    Это было 13 лет 499 эпизодов назад. В четверг программа достигает своего 500-го эпизода и делает это с предметом — свободная воля — достаточно сложным и сбивающим с толку для большинства из нас, особенно в 9 часов утра в четверг.Программа прошлой недели была интеллектуальным галопом через почти 14 миллиардов лет истории, когда гости обсуждали Эпоху Вселенной. Я слушал в своей пижаме, застыл в страхе и удивлении, откладывая утренние распорядки, чтобы услышать программу, которая началась со слов Брэгга: «Здравствуйте, в 1654 году англиканский епископ Армы …» Представьте, что это передали руководителям телевидения.

    По прошествии более чем десятилетия и с небольшой поправкой в ​​формате — три гостя за 45 минут вместо двух за полчаса — In Our Time остается одной из тихих жемчужин Radio 4 в своей короне, вполне возможно, его самой прекрасной программой.Это не должно сработать даже в довольно интеллектуальной сети — ученые борются с ошеломляюще сложными проблемами, под руководством Брэгга, который никогда не пытается спрятаться, когда ему скучно или расстроен, или разговор идет не по теме. Но это так, с его непревзойденным диапазоном тем и лаконичным форматом, в котором умные люди просто рассказывают об увлекательных идеях и концепциях.

    Есть и другие ключевые ингредиенты в чрезвычайно успешном миксе, и мне нравятся эти причудливые элементы почти так же, как и содержание.Теперь Брэгг говорит «привет» в начале программы так быстро, что оно присоединяется к любому последующему слову, так что он очень старается уклониться от изящных тонкостей и перейти к теме. Всегда идет борьба за наиболее достоверное произношение иностранных слов, и такая же борьба за то, кто может произнести слово «Возрождение» самым шикарным, наиболее ученым способом (то есть: абсолютно не как «Renaaaysonce», а как содрогнувшийся рядом -односложное произнесение). Еще мне нравятся регулярные приглушенные смешки и моменты, когда очевидно, что Брэгг считает гостя либо гением, либо тупицей.

    Еще одна причина полюбить In Our Time — это его присутствие в Интернете: каждый выпуск заархивирован, и в данный момент в блоге Radio 4 команда IoT запрашивает предложения по будущим темам (включая датское нападение на Кентербери, человеческое жертвоприношение и молекулярная биология). Интерактивность, которая может показаться противоречащей программе с экспертами по сложным темам, продолжается в информационном бюллетене программы Брэгга. В последнем из них он играет в невероятно ярком режиме фланера, становится свидетелем кулачных боев на улицах Лондона, и на него стоит взглянуть.
    Однако, прежде всего, In Our Time демонстрирует, что такое Radio 4, и что делает его мировым классом. Когда сеть подвергается нападкам за то, что она слишком мегаполисная, слишком старая, слишком белая или слишком обращенная внутрь себя, я всегда думаю: послушайте эту программу и узнайте, как хорошо реализованные идеи не только выходят за рамки таких ярлыков. Они разносят их вдребезги.

    13 вещей, которые не имеют смысла: самые интригующие научные тайны нашего времени Main, Brooks, Michael

    МАЙКЛ БРУКС, Ph.Д., в прошлом старший редактор функций, а теперь консультант New Scientist , в котором впервые появилась чрезвычайно популярная статья, на которой основана эта книга. Его письмо появилось в моделях Guardian , Independent и Observer . Он живет в Англии.

    —Этот текст относится к распечатанному или недоступному изданию этого заголовка. 1
    ПРОПУСКНАЯ ВСЕЛЕННАЯ
    Мы можем составлять только 4 процента космоса

    Индейские племена, живущие в сонном аризонском городе Флагстафф, имеют интересный взгляд на человеческую борьбу за мир и гармонию.Согласно их традициям, трудности и неразбериха в жизни имеют свои корни в расположении звезд на небе — или, скорее, в его отсутствии. Эти драгоценности в небе должны были помочь нам обрести спокойное, довольное существование, но когда Первая женщина использовала звезды, чтобы записать моральные законы в темноту, Койот потерял терпение и выбросил их из своей чаши, разбрызгивая их по небеса. Из изначального нетерпения Койота возник беспорядок созвездий на небесах и хаос человеческого существования.

    Астрономы, которые проводят ночи, глядя в небо над Флагстаффом, могут найти в этой сказке некоторое утешение. На вершине холма над городом установлен телескоп, наблюдения которого за небом, скоплением звезд и их движением привели нас в глубокое замешательство. В начале двадцатого века звездный свет, проходящий через телескоп Кларка в обсерватории Лоуэлла Флагстаффа, положил начало цепочке наблюдений, которые привели нас к одному из самых странных открытий в науке: большая часть Вселенной отсутствует.

    Если будущее науки зависит от выявления вещей, которые не имеют смысла, космос может многое предложить. Мы стремимся узнать, из чего состоит Вселенная, как она на самом деле работает: другими словами, составляющие ее частицы и силы, управляющие их взаимодействием. В этом суть «окончательной теории», о которой мечтают физики: содержательное обобщение космоса и его правил взаимодействия. Иногда в газетах, журналах и телерепортажах создается впечатление, что мы почти у цели.Но это не так. Будет трудно найти эту окончательную теорию, пока мы не разберемся с тем фактом, что большинство частиц и сил, которые она должна описывать, полностью неизвестны науке. Мы достаточно привилегированы, чтобы жить в золотой век космологии; мы очень много знаем о том, как появился космос, как он превратился в свое нынешнее состояние, и все же мы на самом деле не знаем, что из себя представляет большая часть. Отсутствует почти вся Вселенная: 96 процентов, если выразить это числом.

    Звезды, которые мы видим на краях далеких галактик, кажется, движутся под руководством невидимых рук, которые удерживают звезды на месте и не дают им улететь в пустое пространство.Согласно нашим лучшим расчетам, вещество этих невидимых направляющих рук, известное ученым как темная материя, составляет почти четверть всей массы Вселенной. Однако темная материя — это всего лишь имя. Мы понятия не имеем, что это такое.

    И еще есть темная энергия. Когда Альберт Эйнштейн показал, что масса и энергия — это две стороны одной медали, что одна может быть преобразована в другую, используя рецепт E = mc2, он невольно заложил основы того, что сейчас широко считается самой неприятной проблемой в физике. .Темной энергией ученые называют призрачную сущность, которая заставляет ткань вселенной расширяться все быстрее, создавая все больше пустого пространства между галактиками. Используйте уравнение Эйнштейна для преобразования энергии в массу, и вы обнаружите, что темная энергия на самом деле составляет 70 процентов массы (после Эйнштейна, мы должны называть ее массой-энергией) в космосе. Никто не знает, откуда берется эта энергия, что это такое, будет ли она постоянно ускорять расширение Вселенной или рано или поздно она выдохнется.Когда дело доходит до основных составляющих Вселенной, кажется, никто ничего не знает. Знакомый мир атомов — того вещества, которое составляет нас — составляет лишь крошечную долю массы и энергии Вселенной. Остальное — это загадка, которую еще предстоит решить.

    Как мы сюда попали? Через одержимость одного человека жизнью на Марсе. В 1894 году Персиваль Лоуэлл, богатый промышленник из Массачусетса, зациклился на идее, что на красной планете существует инопланетная цивилизация. Несмотря на безжалостные насмешки со стороны многих астрономов того времени, Лоуэлл решил поискать неопровержимые астрономические доказательства в поддержку своего убеждения. Он отправил разведчика в различные места по Соединенным Штатам; В конце концов, было решено, что чистое небо Аризоны над Флагстаффом идеально подходит для этой задачи. После пары лет наблюдений с помощью небольших телескопов Лоуэлл купил огромный (для того времени) 24-дюймовый рефрактор у бостонского производителя и отправил его во Флагстафф по железной дороге Санта-Фе.

    Так началась эра большой астрономии. Телескоп Кларка обошелся Лоуэллу в двадцать тысяч долларов и размещен в великолепном куполе, облицованном соснами, на вершине Марс-Хилл, крутой перекрестной трассы, названной в честь великой одержимости Лоуэлла. Телескоп занял прочное место в истории: в 1960-х годах астронавты «Аполлона» использовали его, чтобы впервые должным образом взглянуть на места посадки на Луну. А десятилетия назад серьезный и сдержанный молодой человек по имени Весто Мелвин Слайфер использовал его, чтобы дать толчок современной космологии.

    Слайфер родился в 1875 году, фермером в Индиане. Он приехал во Флагстафф в качестве помощника Персиваля Лоуэлла в 1901 году, сразу после получения степени в области механики и астрономии. Лоуэлл нанял Слайфера на короткий фиксированный срок; он нанял Слайфера неохотно, как неохотную услугу одному из своих старых профессоров. Однако все получилось не так, как планировал Лоуэлл. Слайфер ушел пятьдесят три года спустя, когда он ушел в отставку с должности директора обсерватории.

    Хотя Слайфер симпатизировал одержимости своего босса, он не слишком интересовался охотой за марсианской цивилизацией.Его больше увлекало то, как неодушевленные шары из газа и пыли — звезды и планеты — перемещались по Вселенной. Одной из самых больших загадок, с которыми столкнулись астрономы того времени, была загадка спиральных туманностей. Некоторые считали эти слабые свечения в ночном небе огромными скоплениями звезд — «островными вселенными», как их описал философ Иммануил Кант. Другие полагали, что это просто далекие планетные системы. Почти иронично, что при решении этого вопроса исследование Слайфера заставило нас беспокоиться о том, чего мы не можем видеть, а не о том, что мы можем.

    В 1917 году, когда Альберт Эйнштейн завершал свое описание поведения Вселенной, ему нужно было знать один экспериментальный факт, чтобы собрать все воедино. Вопрос, который он задал астрономам мира, заключался в следующем: расширяется, сжимается или удерживается ли Вселенная?

    Уравнения Эйнштейна описывают, как форма пространства-времени (измерения пространства и времени, которые вместе составляют ткань Вселенной) будет развиваться в зависимости от массы и энергии, содержащихся в нем.Первоначально уравнения заставляли Вселенную расширяться или сжиматься под действием силы тяжести. Если бы Вселенная оставалась устойчивой, ему пришлось бы добавить туда что-то еще: антигравитационный термин, который мог бы толкать туда, где сила притяжения действует. Он не очень хотел этого; в то время как масса и энергия имели смысл оказывать гравитационное притяжение, не было очевидной причины, по которой должна существовать какая-либо антигравитация.

    К несчастью для Эйнштейна, астрономы того времени были единодушны в том, что Вселенная остается устойчивой.Итак, с тяжелым сердцем он добавил антигравитационный термин, чтобы его вселенная не расширялась или сжималась. Она была известна как космологическая постоянная (потому что она влияла на вещи на космологических расстояниях, но не в повседневном масштабе явлений в нашей солнечной системе), и была введена с большим извинением. Эта константа, по словам Эйнштейна, «не оправдана нашим фактическим знанием гравитации». Это было только для того, чтобы уравнения соответствовали данным. Как жаль, что никто не обратил внимания на результаты Весто Слайфера.

    Слайфер использовал телескоп Кларка, чтобы измерить, движутся ли туманности относительно Земли. Для этого он использовал спектрограф — инструмент, который разделяет свет телескопов на составляющие его цвета. Глядя на свет спиральных туманностей, Слайфер понял, что различные цвета света будут меняться в зависимости от того, движется ли туманность к Земле или от нее. Цвет — это наш способ интерпретации частоты излучения, то есть количества волн в секунду.Когда мы видим радугу, мы видим излучение разных частот. Фиолетовый свет — это относительно высокочастотное излучение, красный — более низкочастотное; все остальное находится где-то посередине.

    Однако добавьте к этому движение, и вы получите то, что известно как эффект Доплера: кажется, что частота излучения меняется, точно так же, как частота (или высота звука) сирены скорой помощи, кажется, меняется, когда она движется мимо нас. улица. Если бы радуга приближалась к вам очень быстро, все цвета сместились бы в сторону синего конца спектра; количество волн, достигающих вас каждую секунду, будет увеличиваться за счет движения приближающейся радуги.Это называется синим смещением. Если бы радуга удалялась от вас, количество приходящих волн в секунду уменьшилось бы, а частота излучения сместилась бы вниз к красному концу спектра: красному смещению.

    То же самое и для света далеких туманностей. Если бы туманность двигалась к телескопу Слайфера, ее свет был бы смещен в синий цвет. Туманности, удаляющиеся от Земли, будут смещены в красную область. Величина изменения частоты дает скорость.

    К 1912 году Слайфер завершил работу над четырьмя спектрографами.Три были смещены в красную сторону, а одна — Andromeda — в синюю. В следующие два года Слайфер измерил движение еще двенадцати галактик. Все, кроме одного, были сдвинуты на красную сторону. Это был потрясающий набор результатов, настолько ошеломляющий, что когда он представил их на собрании Американского астрономического общества в августе 1914 года, он получил овации.

    Слайфер — один из незамеченных героев астрономии. Согласно его биографии Национальной академии наук, он «вероятно, сделал больше фундаментальных открытий, чем любой другой астроном-наблюдатель двадцатого века.«Тем не менее, несмотря на свой вклад, он получил немного больше, чем признание на двух картах: одной Луны и одной Марса. Там, за пределами неба, два кратера носят его имя.

    Причина такого скудного признания в том, что что у Слайфера была привычка на самом деле не сообщать о своих открытиях. Иногда он писал краткие статьи, распространяя свои открытия; в других случаях он помещал их в письма другим астрономам. Согласно его биографии, Слайфер был «сдержанным, сдержанным, осторожным человек, который избегал общественного внимания и редко даже посещал астрономические собрания.«Кажется, появление в августе 1914 года было аномалией. Но именно оно привело к славе английского астронома Эдвина Пауэлла Хаббла.

    Космолог Кембриджского университета Стивен Хокинг делает кривое наблюдение в своей книге« Вселенная в мире ». В двух словах Сравнивая хронологию карьеры Слайфера и Хаббла и отмечая, как Хабблу приписывают открытие в 1929 году, что Вселенная расширяется, Хокинг указывает на то, что Слайфер впервые публично обсудил свои результаты.Когда аудитория встала и аплодировала открытиям Слайфера на собрании Американского астрономического общества в августе 1914 года, Хокинг отмечает, что «Хаббл слышал презентацию».

    К 1917 году, когда Эйнштейн обращался к астрономам с просьбой об их взгляде на Вселенную, спектрографические наблюдения Слайфера показали, что из двадцати пяти туманностей двадцать одна уносилась от Земли, а только четыре приближались. Все они двигались с поразительной скоростью — в среднем более 2 миллионов километров в час.Это был шок, потому что большинство звезд на небе ничего подобного не делали; в то время считалось, что Млечный Путь — это вся Вселенная, а звезды были почти неподвижны относительно Земли. Слайфер изменил это, разорвав нашу вселенную на части. Он предположил, что туманности — это «звездные системы, видимые с больших расстояний». Слайфер незаметно обнаружил, что космос усеян мириадами галактик, уходящих вдаль.

    Когда эти измерения скорости были опубликованы в Proceedings of the American Philosophical Society, никто не придал им большого значения, и Слайфер определенно не был бы настолько вульгарен, чтобы привлекать внимание к своей работе.Однако Хаббл, очевидно, не забыл об этом. Он попросил Слайфера предоставить данные, чтобы включить их в книгу по теории относительности, и в 1922 году Слайфер прислал ему таблицу скоростей туманностей. К 1929 году Хаббл соединил наблюдения Слайфера с наблюдениями нескольких других астрономов (и своих собственных) и пришел к замечательному выводу.

    Если вы возьмете галактики, удаляющиеся от Земли, и построите график их скорости в зависимости от их расстояния от Земли, вы обнаружите, что чем дальше находится галактика, тем быстрее она движется.Если одна удаляющаяся галактика будет вдвое дальше от Земли, чем другая, она будет двигаться в два раза быстрее. Если он в три раза дальше, его скорость в три раза больше. Для Хаббла было только одно возможное объяснение. Галактики были подобны бумажным точкам, наклеенным на воздушный шар; взорвите его, и точки не растут, но расходятся. Само пространство между галактиками увеличивалось. Хаббл обнаружил, что Вселенная расширяется.

    Это было бурное время. С этим расширением идея большого взрыва, впервые предложенная в 1920-х годах, всплыла на поверхность космологии.Если Вселенная расширялась, то когда-то она должна была быть меньше и плотнее; астрономы начали задаваться вопросом, было ли это состояние, в котором зародился космос. Работа Весто Слайфера привела к первому свидетельству нашего изначального происхождения. Это же свидетельство в конечном итоге принесет нам откровение о том, что большая часть нашей Вселенной является загадкой.

    Чтобы понять, откуда мы знаем, что значительный кусок космоса отсутствует, привяжите груз к длинной веревке. Выпустите струну и поверните гирю по кругу.В конце длинной струны вес движется довольно медленно — вы можете наблюдать за ним, не чувствуя головокружения. Теперь потяните за веревку, чтобы вес двигался по крошечным орбитам вашей головы. Чтобы он вращался в воздухе, а не падал и душил вас, вы должны заставить его двигаться намного быстрее — настолько быстро, что вы его почти не видите.

    Тот же принцип действует и в движениях планет. Земля, находящаяся близко к Солнцу, движется по своей орбите намного быстрее, чем Нептун, который находится дальше.Причина проста: дело в уравновешивании сил. Гравитационное притяжение Солнца сильнее на радиальном расстоянии Земли от Солнца, чем на Нептуне. Что-то с массой Земли должно двигаться относительно быстро, чтобы поддерживать свою орбиту. Чтобы Нептун удерживал свою орбиту с меньшим притяжением от далекого Солнца, он медленнее удерживает равновесие. Если бы он двигался с той же скоростью, что и Земля, он бы улетел и покинул нашу солнечную систему. —Этот текст относится к распечатанному или недоступному изданию этого заголовка.

    Amazon.com Обзор

    Описание продукта
    Когда мы смотрим на «аномалии», которые наука не может объяснить, мы часто обнаруживаем, куда наука собирается пойти. Вот несколько аномалий, которые Майкл Брукс исследует в книге 13 вещей, которые не имеют смысла :

    Гомеопатические препараты, похоже, обладают биологическими эффектами, которые не могут быть объяснены с помощью химии. из углеродных форм жизни

    Холодный синтез, теоретически невозможный и дискредитированный в 1980-х годах, кажется, работает в некоторых современных лабораторных экспериментах

    Вполне вероятно, что у нас нет ничего близкого к свободной воле

    Жизнь и неживое могут существовать вдоль континуума, который может проложить нам путь к созданию жизни в ближайшем будущем

    Половое размножение не согласуется с теорией эволюции, и, более того, нет хорошего научного объяснения того, почему мы должны умереть

    Наука начинается быть интересным, когда что-то не имеет смысла.

    Самый главный секрет науки заключается в следующем: даже сегодня есть экспериментальные результаты и надежные данные, которые самые выдающиеся ученые не могут ни объяснить, ни опровергнуть. В прошлом подобные «аномалии» революционизировали наш мир, как в шестнадцатом веке, когда набор небесных аномалий заставил Коперника понять, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот, и в 1770-х годах, когда два химика обнаружили кислород из-за экспериментальных результатов, которые бросили вызов всем теориям дня.Итак, если в истории есть прецедент, мы должны обратиться к необъяснимым результатам сегодняшнего дня, чтобы предсказать будущее науки. В книге «13 вещей, которые не имеют смысла» Майкл Брукс отправляется на научный рубеж, чтобы встретить тринадцать современных аномалий и открыть для себя завтрашние открытия.

    13 вещей открывается на двадцать третьей конференции по физике Сольвея, где присутствующие ученые готовы вскинуть руки над аномалией: возможно ли, что Вселенная вместо того, чтобы медленно расходиться, как физика Большого взрыва когда-то предсказывал, действительно ли расширяется со все более высокой скоростью? От Solvay и загадок вселенной Брукс отправляется в подвал в Турине, чтобы подвергнуть себя многократным ударам в ходе проверки реакции на плацебо.Ни одно исследование никогда не могло окончательно показать, как работает эффект плацебо, так почему же он стал столпом медицинской науки? Более того, не хватает ли 96 процентов Вселенной? Является ли сигнал 1977 года из космоса передачей от инопланетной цивилизации? Могут ли гигантские вирусы объяснить, как зародилась жизнь? Почему некоторые спутники НАСА ускоряются по мере удаления от Солнца и что это означает для законов физики?

    Охватывая дисциплины от биологии до космологии, от химии до психологии и физики, Брукс захватывающе передает волнение, беспорядок и противоречия битвы за то, куда движется наука.«В науке, — пишет он, — застревание может быть признаком того, что вы собираетесь сделать большой шаг вперед. То, что не имеет смысла, в некотором смысле — единственное, что имеет значение».

    Amazon.com Exclusive: Анахад О’Коннор Обзоры 13 вещей, которые не имеют смысла
    Анахад О’Коннор, The New York Times ‘Science Times «Правда?» обозреватель и автор книги «Никогда не принимать душ во время грозы» , обзоры « 13 вещей, которые не имеют смысла» специально для Amazon:

    Майкл Брукс открывает серию «13 вещей, не имеющих смысла» с анекдотом о трех нобелевских лауреатах. изо всех сил пытаюсь найти гостиничный лифт.Это забавная история, которая иллюстрирует как минимум две вещи. Одна, три головы не всегда лучше одной. И во-вторых, поскольку каждый репортер, занимающийся наукой и здоровьем, узнает в первый же день работы, даже величайшие умы мира не всегда могут решить проблемы, которые, как мы ожидаем, от них будут решены.

    Именно эта последняя тема лежит в основе увлекательной новой книги мистера Брукса — за исключением этого случая, проблемы — это 13 упорных загадок, которые ставили ведущих ученых в тупик на протяжении десятилетий, а в некоторых случаях и столетий.Выросшая из популярной статьи, появившейся в New Scientist — статьи, которая быстро стала одной из самых популярных статей в истории журнала в Интернете — книга мистера Брукса отправляет своих читателей в живое путешествие по космосу, физике и биологии. и человеческая природа. Попутно он исследует такие вопросы, как: почему ученые не могут объяснить 90 процентов Вселенной (подсказка: темная материя имеет к этому какое-то отношение), контактировали ли мы уже с инопланетной жизнью, но мало ли обращали на это внимания, почему люди полагаются на форма полового размножения, которая с эволюционной точки зрения крайне неэффективна, и почему нас обычно обманывают эффектом плацебо.

    Г-н Брукс умело преодолевает эти и другие горячо обсуждаемые затруднения в плавном, увлекательном стиле письма, напоминающем Карла Сагана или Стивена Джея Гулда. Временами, когда я был глубоко поглощен отдельными частями этой книги, я обнаруживал, что пленен и с широко открытыми глазами, как и несколько десятилетий назад, когда я взял свои первые научные книги и нашел свое призвание. У мистера Брукса есть способность заставить своих читателей забыть свое окружение — в моем случае это беспокойный отдел новостей — и натренировать их взгляд на образы, столь же чуждые, как обширный марсианский пейзаж, или столь же далекие, как бурлящая юная вселенная.Каждая загадка воплощена в жизнь в ярких деталях, повсюду пронизаны остроумие и юмор.

    Безусловно, некоторые главы более интересны, чем другие. Например, раздел о холодном синтезе, который, по понятным причинам, необходим в книге о научных тайнах, может оказаться не таким увлекательным для некоторых читателей, как главы, предшествующие и следующие за ним. Возможно, это как-то связано с представлением о том, что холодный синтез несправедливо оклеветали и высмеяли ученые, несмотря на его неизменные обещания.Брукс хорошо расположен. Но, в конечном счете, именно в главах, посвященных Большому взрыву, темной материи и другим вопросам, относящимся к космосу, мистер Брукс, имеющий докторскую степень. в квантовой физике действительно творит чудеса. Неудивительно, что мистер Брукс также является соавтором сериала для канала Discovery, который исследует вселенную глазами не кого иного, как Стивена Хокинга. Если « 13 вещей, которые не имеют смысла» «» — это хоть какое-то указание, сериал найдет восторженную аудиторию.

    (Фото © Lars Klove) —Этот текст относится к распечатанному или недоступному изданию этого заголовка.

    Обзор

    Заранее похвалите 13 вещей, которые не имеют смысла

    «ВАУ! — это одна из вещей, которые Майкл Брукс включает сюда — это сигнал из космоса, который мог исходить от инопланетной цивилизации, — но это также то, что я чувствую по поводу волшебного таинственного путешествия этой книги. Вы будете поражены и удивлены, когда узнаете, что наука не смогла дать рабочее определение жизни, почему смерть вообще должна происходить, почему секс необходим, или является ли холодный синтез обманом или одним из величайших достижений. за все время.Пристегните ремни и приготовьтесь к ВАУ! опыта. » — Ричард Эллис, автор книг Пустой океан и Тунец: история любви —Этот текст относится к распечатанному или недоступному изданию этого заголовка.

    Nostra aetate

    1. В наше время, когда человечество день ото дня сближается, а связи между разными народами крепнут, Церковь более внимательно изучает свое отношение к нехристианским религиям. В своей задаче содействия единству и любви между мужчинами, да и между народами, она прежде всего рассматривает в этом заявлении, что общего у мужчин и что их привлекает к общению.

    Одно — это сообщество всех народов, одно их происхождение, потому что Бог заставил весь человеческий род жить по лицу земли. (1) Одно также является их конечной целью, Бог. Его провидение, Его проявления благости, Его спасительный замысел распространяются на всех людей, (2) до того времени, когда избранные будут объединены в Святом Городе, городе, пылающем славой Божьей, где народы будут ходить в Его свете. . (3)

    Люди ждут от различных религий ответов на неразгаданные загадки человеческого бытия, которые сегодня, как и в прежние времена, глубоко волнуют сердца людей: что такое человек? В чем смысл, цель нашей жизни? Что такое моральное благо, что такое грех? Откуда страдание и какой цели оно служит? Какой путь к настоящему счастью? Что такое смерть, приговор и возмездие после смерти? Что, наконец, представляет собой ту высшую невыразимую тайну, которая охватывает наше существование: откуда мы пришли и куда мы идем?

    2.С древних времен и до наших дней у разных народов существует определенное восприятие той скрытой силы, которая витает над ходом вещей и событиями человеческой истории; иногда некоторые действительно приходили к признанию Высшего Существа или даже Отца. Это восприятие и признание пронизывают их жизнь глубоким религиозным чувством.

    Религии, однако, связанные с развитой культурой, изо всех сил пытались ответить на те же вопросы с помощью более тонких концепций и более развитого языка.Таким образом, в индуизме люди созерцают божественную тайну и выражают ее через неисчерпаемое изобилие мифов и через глубокие философские исследования. Они ищут свободы от страданий нашего человеческого состояния либо через аскетические практики, либо через глубокую медитацию, либо через бегство к Богу с любовью и доверием. И снова буддизм в его различных формах осознает радикальную недостаточность этого изменчивого мира; она учит тому, как люди в благочестивом и уверенном духе могут быть способны либо достичь состояния совершенного освобождения, либо своими собственными усилиями или через высшую помощь высшее просветление.Точно так же и другие религии, встречающиеся повсюду, пытаются противостоять беспокойству человеческого сердца, каждая по-своему, предлагая «пути», включающие в себя учения, правила жизни и священные обряды. Католическая церковь не отвергает ничего истинного и святого в этих религиях. Она с искренним почтением относится к тем образам поведения и жизни, к тем заповедям и учениям, которые, хотя и отличаются во многих аспектах от тех, которые она придерживается и излагает, тем не менее часто отражают луч той Истины, которая просвещает всех людей.Воистину, она провозглашает и всегда должна провозглашать Христа «путем, истиной и жизнью» (Иоанна 14: 6), в Котором люди могут найти полноту религиозной жизни, в Котором Бог все примирил с Собой ( 4)

    Церковь, таким образом, увещевает своих сыновей, что посредством диалога и сотрудничества с последователями других религий, осуществляемого с осторожностью и любовью и свидетельствующим о христианской вере и жизни, они признают, сохраняют и продвигают добро. , духовные и нравственные, а также социально-культурные ценности, присущие этим мужчинам.

    3. Церковь с уважением относится и к мусульманам. Они поклоняются единому Богу, живущему и пребывающему в Себе; милостивый и всемогущий, Творец неба и земли, (5) Который говорил с людьми; они прилагают все усилия, чтобы всем сердцем подчиняться даже Его непостижимым постановлениям, точно так же, как Авраам, с которым вера ислама с удовольствием связывает себя, подчинился Богу. Хотя они не признают Иисуса Богом, они почитают Его как пророка. Они также чтят Марию, Его девственную Мать; временами они даже взывают к ней с преданностью.Кроме того, они ждут дня суда, когда Бог воздаст их заслуги всем воскресшим из мертвых. Наконец, они ценят нравственную жизнь и поклоняются Богу, особенно через молитву, раздачу милостыни и пост.

    Поскольку на протяжении веков между христианами и мусульманами возникало немало ссор и враждебных действий, этот священный синод призывает всех забыть прошлое и искренне работать для взаимопонимания и сохранения, а также совместного продвижения на благо общества. всему человечеству социальная справедливость и нравственное благополучие, а также мир и свобода.

    4. Когда священный синод исследует тайну Церкви, он вспоминает узы, которые духовно связывают людей Нового Завета с родом Авраама.

    Таким образом, Церковь Христа признает, что, согласно Божьему спасительному замыслу, начало ее веры и ее избрание находятся уже среди Патриархов, Моисея и пророков. Она заявляет, что все, кто веруют в сыновей Христа-Авраама по вере (6), включены в один и тот же призыв Патриарха, а также что спасение Церкви таинственным образом предвещается исходом избранного народа из земли рабства.Поэтому Церковь не может забыть, что она получила откровение Ветхого Завета через людей, с которыми Бог по Своей невыразимой милости заключил Древний Завет. Она также не может забыть, что черпает пропитание из корня этой хорошо возделанной оливы, на которую были привиты дикие побеги, язычники. (7) Действительно, Церковь верит, что Своим крестом Христос, Наш Мир, примирил евреев и Неевреи. делая то и другое одним в Себе. (8)

    Церковь всегда помнит слова Апостола о его родственниках: «Их сыновство и слава, и заветы, и закон, и поклонение, и обетования; их — сыновство, и слава, и заветы, и закон, и поклонение, и обетования; отцов и от них Христос по плоти »(Рим.9: 4-5), Сын Девы Марии. Она также напоминает, что Апостолы, опора и столпы Церкви, а также большинство первых учеников, провозгласивших миру Евангелие Христа, произошли от еврейского народа.

    Как свидетельствует Священное Писание, Иерусалим не узнал время своего посещения, (9) и евреи в большом количестве не приняли Евангелие; действительно, немало людей выступало против его распространения. (10) Тем не менее, Бог очень дорожит евреями ради их отцов; Он не раскаивается в дарах, которые Он делает, или в призывах, которые Он издает — таков свидетельство Апостола.(11) Вместе с Пророками и одним и тем же Апостолом Церковь ожидает того дня, известного только Богу, когда все народы будут обращаться к Господу в один голос и «служить Ему плечом к плечу» (Соф. 3: 9) (12)

    Поскольку духовное наследие, общее для христиан и евреев, настолько велико, этот священный синод хочет способствовать и рекомендовать взаимопонимание и уважение, которое является плодом, прежде всего, библейских и богословских исследований, а также братских диалогов.

    Верно, иудейские власти и те, кто следовали их примеру, настаивали на смерти Христа; (13) тем не менее, то, что произошло в Его страсти, не может быть обвинено ни против всех евреев, без различия, тогда еще живших, ни против евреев сегодняшнего .Хотя Церковь является новым народом Божьим, евреев не следует изображать отвергнутыми или проклятыми Богом, как будто это следует из Священного Писания. Таким образом, все должны следить за тем, чтобы в катехизической работе или в проповеди слова Божьего они не учили ничему, что не соответствует истине Евангелия и духу Христа.

    Кроме того, отвергая любое преследование любого человека, Церковь, помня о наследстве, которое она разделяет с евреями, и движимая не политическими соображениями, а духовной любовью Евангелия, осуждает ненависть, преследования, проявления антисемитизма, направлен против евреев в любое время и кем угодно.

    Кроме того, как Церковь всегда считала и придерживается сейчас, Христос претерпел Свои страсти и смерть свободно из-за человеческих грехов и из бесконечной любви, чтобы все могли достичь спасения. Следовательно, бремя проповеди Церкви — провозглашать крест Христов знаком всеобъемлющей любви Бога и источником, из которого исходит всякая благодать.

    5. Мы не можем поистине взывать к Богу, Отцу всего, если мы откажемся относиться по-братски к любому человеку, созданному таким, какой он есть по образу Божьему.Отношение человека к Богу-Отцу и его отношение к людям, его братьям, настолько взаимосвязаны, что Писание говорит: «Кто не любит, тот не знает Бога» (1 Иоанна 4: 8).

    Таким образом, не остается никаких оснований для какой-либо теории или практики, которые приводят к дискриминации между человеком и человеком или людьми и людьми в том, что касается их человеческого достоинства и вытекающих из этого прав.

    Церковь осуждает как чуждые разуму Христа любую дискриминацию или преследование людей из-за их расы, цвета кожи, условий жизни или религии.Напротив, этот священный синод, следуя по стопам святых апостолов Петра и Павла, горячо умоляет верующих христиан «поддерживать доброе общение между народами» (1 Пет. 2:12) и, если возможно, жить для своих разделяйтесь в мире со всеми людьми, (14) чтобы они воистину могли быть сыновьями Отца Небесного. (15)


    ПРИМЕЧАНИЯ

    1. Ср. Деяния 17:26

    2. Ср. Wis . 8: 1; Деяния 14:17; Rom .2: 6-7; 1 Тим . 2: 4

    3. Ср. Апокалипсис . 21: 23f.

    4. Cf 2 Cor . 5: 18-19

    5. Ср. Св. Григорий VII, , письмо XXI Анзиру (Насиру), королю Мавритании (табл. 148, кол. 450f.)

    6. Ср. галлонов . 3: 7

    7. Ср. Rom . 11: 17-24

    8. Ср. Eph . 2: 14-16

    9. Ср. Lk . 19:44

    10. Ср. Rom . 11:28

    11.Ср. Rom . 11: 28-29; ср. Догматическая Конституция, Lumen Gentium (Свет народов) AAS, 57 (1965) стр. 20

    12. Ср. — это . 66:23; Пс . 65: 4; Rom . 11: 11-32

    13. Ср. Иоанна . 19: 6

    14. Ср. Rom . 12:18

    15. Ср. Мэтт . 5:45

    Является ли фальшивка Мелании Трамп величайшей неразгаданной тайной нашего времени?

    Благодаря постоянным усилиям президента, который осуждает факты как «фальшивые новости», распространяя теории заговора и лгая более 20 000 раз с тех пор, как он вступил в должность, становится все труднее расшифровать реалии администрации Трампа по их тщательно ухоженный, но мелкий фасад.И ничто не олицетворяет эту трудность, как загадка «фальшивой Мелании», которая, по некоторым предположениям, вновь всплыла после того, как первая леди (или кто-то должен был выглядеть как она) была изображена путешествующей в Нэшвилл, штат Теннесси, со своим мужем (или фальшивым мужем), чтобы присутствовать на последних президентских дебатах на выборах 2020 года.

    В четверг Мелания Трамп была сфотографирована на борту морского пехотинца-1 в черном платье без рукавов и огромных черных очках. На фотографии, которая сейчас тщательно изучается, «Мелания» улыбается и машет руками.(Теоретики называют это явным признаком того, что этот человек на самом деле не был настоящей Первой леди, потому что она… улыбалась.) Человек на фотографии (выше), возможно, выглядит совсем не так, как Мелания Трамп, которую мы узнали, и терпеть. И так же быстро, как Мелания обычно отшатывается от прикосновений мужа, Интернет начал рассуждать о фальшивой Мелании.

    По теме: Трамп вмешивается в заговор «фальшивой Мелании»

    «Удачи найти фотографии Мелании, улыбающейся так», — написал в Твиттере Джордж Конвей, муж бывшего советника президента Келлианн Конвей и заядлый никогда не Трампер .«Даже близко к тому, чтобы убедить Меланию двойников», — написал в Твиттере пользователь Даниэль Норьега вместе с фотографиями так называемых прошлых двойников Мелании.

    В масштабе теорий заговора, сопровождающих эту администрацию — будь то президент, продвигающий врача, который считает, что секс с «мучительными духами» вызывает гинекологические проблемы, или предположение Трампа, что употребление обычных бытовых чистящих средств может вылечить COVID-19 — возможное существование Фальшивая Мелания, путешествующая по стране с президентом, относительно безобидна.

    Это также не так уж и надуманно: Мелания Трамп, как известно, отложила переезд в Белый дом после того, как ее муж победил на выборах 2016 года, сославшись на образование Бэррона как на причину, чтобы остаться в Нью-Йорке дольше, чем это можно было бы считать нормальным. Она также заметно отсутствовала в предвыборной кампании как в 2016, так и в 2020 году, и неделями не появлялась на публике — много раз за время президентства своего мужа.

    История продолжается

    Но это явное пренебрежение Меланией к мужу, которое опровергает эту теорию заговора.Первую леди часто ловили, когда она прогоняла мужа несколько раз на протяжении его четырехлетнего президентства. Совсем недавно Меланию поймали, когда она убирала руку от руки мужа после его последнего выступления на президентских дебатах. Но идея о том, что миссис Трамп предпочла бы потратить свое время на пересмотр своего брачного соглашения и согласование цветов: «Мне правда все равно, а вам?» куртки из безопасности резиденции Белого дома, в то время как какая-то бедная двойняшка Мелании занимается своими публичными обязательствами, по крайней мере, возможно.

    Да, Мелания Трамп поставила под сомнение гражданство первого темнокожего президента США вместе со своим мужем. И да, она призвала своего мужа баллотироваться в президенты и гордо поддержала его, когда он объявил о своей кандидатуре, назвав мексиканцев насильниками и преступниками. Но не раз выяснялось, что первая леди на самом деле не очень любит своего мужа — ей просто нравится качество жизни, которое он может ей обеспечить. По-видимому.

    Нравится то, что вы видите? Как насчет еще добра R29, прямо здесь?

    Лара Трамп пробуется на роль новой Иванки?

    Трамп отказался от плана, чтобы Санта-Клаус получил вакцину

    Тиффани Трамп считает, что Трамп поддерживает ЛГБТК + людей

    Загадка времени — все в голове

    Линн Малкольм : Вы знаете, что время постоянно идет.Почему же тогда время может мучительно тянуться, когда тебе скучно, а потом снова пролетает, когда ты меньше всего этого хочешь?

    Muireann Irish : Восприятие времени, память и личность абсолютно взаимосвязаны. Таким образом, мы воспринимаем течение времени только в связи с событиями, которые мы пережили индивидуально, а затем мы воспринимаем старение в связи с наличием четких, разграниченных отрезков времени, которые, как мы можем оценить, прошли с тех пор, как мы испытали другие формы. событий.

    Марк Виттманн : Когда людям приходится судить о продолжительности многосекундных интервалов по ощущениям нашего тела с течением времени, мы ощущаем продолжительность, и поэтому это важно, потому что, когда мы чрезмерно ощущаем наши собственные телесные ощущения, время сильно увеличивается. .

    Muireann Irish : Возможно, в силу некоторых из этих теорий мы могли бы затем стать мастерами того, как мы переживаем время.

    Линн Малкольм : когнитивный нейробиолог Мюрэнн Ирланд и психолог Марк Уиттманн.

    Вы с All in the Mind на RN, я Линн Малкольм. Сегодня загадка вашего опыта времени.

    Впервые ученые начали экспериментально изучать восприятие времени в конце 19 века. Но сейчас интерес к тому, как мы воспринимаем время и задействованные в нем мозговые процессы, возрождается.

    Психолог Марк Виттманн изучает человеческое восприятие времени в Институте пограничных областей психологии и психического здоровья во Фрайбурге, Германия. Используя психологические методы и методы сканирования мозга, он выяснил, сколько времени мы можем оценить с любой точностью.

    Марк Виттманн : До 2–3 секунд, так что на самом деле очень короткие периоды времени, люди довольно точны. Таким образом, они могут непроизвольно постучать пальцами в течение этого определенного времени, они могут судить о продолжительности. И это объясняется тем, что до 2 или 3 секунд вы находитесь в диапазоне времени, в котором вы привыкли выполнять сенсомоторную синхронизацию, поэтому вы ходите, разговариваете, занимаетесь спортом, музыкой, альпинизмом или чем-то еще. Таким образом, в пределах этого моторного диапазона вашего поведения вы очень точны, потому что вы должны точно реагировать, нажимать кнопку в нужной точке, когда рулевое колесо находится в машине, вы, конечно же, должны быть очень точными, чтобы избежать несчастных случаев.Но кроме этого, даже если вы говорите о 10, 15 секундах, люди субъективно склонны больше теряться во времени и получать очень расплывчатые суждения.

    Линн Малкольм : В науке о восприятии времени до сих пор нет единого мнения о том, как и где в мозгу обрабатывается время. Тем не менее, Марк Виттман увлечен своей собственной теорией субъективного восприятия времени. Позже вы услышите от него больше о том, как он очень тесно связывает восприятие времени с физическим телом.

    Даже если вы знаете, что время измеримо и конечно, ваше восприятие его сильно различается. Нейробиолог Муйрианн Айриш — доцент Центра мозга и разума Сиднейского университета.

    Muireann Irish : Наше восприятие времени связано с рядом различных факторов. Было высказано предположение, что наше настроение может иметь огромное влияние на то, как мы воспринимаем течение времени. Итак, мы знаем, что действия, которые мы выполняем одновременно в любой момент времени, также могут влиять на то, как мы воспринимаем, как события нашего дня развиваются, в зависимости от скорости, с которой мы воспринимаем эти события.Так, например, мы знаем, что, когда у нас меньше дел и у нас есть время, это может на самом деле казаться мучительным, потому что наш бездействующий мозг задается вопросом, когда происходит следующее событие, что будет дальше, и это может быть почти болезненным. иногда слишком много свободного времени. Также старая поговорка «горшок, за которым наблюдают, никогда не закипает»: если мы ждем, чтобы что-то произошло, не заполняя это время для себя, время может растянуться и на самом деле кажется, что оно длилось намного дольше, чем было на самом деле.

    И в то же время внимание может снова играть большую роль в том, как мы переживаем различные события. Итак, если мы многозадачны и очень заняты, то это сокращение времени может повлиять на то, где кажется, что день проходит очень быстро, и мы не можем понять, куда ушли все эти часы. Поэтому было высказано предположение, что, возможно, это внимание, в значительной степени модулированное тем фактом, что у нас есть только выделенное количество внимания, которое мы можем направить на то, что у нас происходит в данный момент.И поэтому, когда у нас есть этот ограниченный набор ресурсов внимания, и они используются в настоящее время, тогда наша способность отслеживать и отслеживать время, а также отслеживать минуты и часы с гораздо меньшей вероятностью сможет быть задействована так же, как когда у нас меньше в наших руках.

    Линн Малкольм : Я заметил одно явление: когда я работаю в тренажерном зале и устанавливаю себе промежуток времени, чтобы делать что-то с усилием, кажется, что время тянется или я слежу за временем, Я стараюсь не думать о времени.Так почему же мы хотим провести время за занятием, но, кажется, не можем контролировать то, как мы его воспринимаем?

    Muireann Irish : Опять же, я думаю, что это во многом связано с мотивацией. Итак, в некоторых случаях теории восприятия, которые используются в настоящий момент, говорят о роли целей и мотивации с точки зрения того, как мы воспринимаем время. Итак, в тренажерном зале, если предположить, что это не ваше любимое занятие в мире, это идея, что мы делаем что-то, чтобы убить время и скоротать время.Было высказано предположение, что то, как мы выражаем нашу деятельность в эмоциональных, позитивных и негативных терминах, может влиять на то, как мы воспринимаем продолжительность этих событий. Так, например, если вы с нетерпением ждете события, может показаться, что время тянется, и оно не может быть здесь достаточно быстро. Итак, ребенок, который с нетерпением ждет Рождества … например, если вы чего-то не ждете и негативно оцениваете предстоящее событие, например, выступление с речью или необходимость провести презентацию на работе, дни могут просто катиться. очень быстро и внезапно вы там.

    Итак, именно эта положительная и отрицательная оценка события, которого мы с нетерпением ждем или не ожидаем, может действительно повлиять на тревогу или мотивацию, а также на то, чувствует ли время, что оно тянется или действительно движется очень быстро.

    Итак, кажется, что эмоции действительно окрашивают наши переживания, и мы знаем это из литературы по памяти, что эмоциональные события запоминаются в неизгладимых деталях. Таким образом, они могут быть чрезвычайно яркими и глубокими, эти переживания, и мы проводим их через нашу жизнь вместе с нами, и они дают ощущение того, кто мы есть, и чувство идентичности.

    Кажется, что наше восприятие времени зависит от эмоций, которые были испытаны во время события. Так, например, мы знаем, что эффект замедления времени особенно усиливается, когда люди испытывают негативные эмоциональные переживания. Таким образом, особенно травмирующие события или ужасающие события, мы знаем, что люди пережили нападения или особенно травматические автомобильные аварии, скажут, что все событие разыгрывается почти в замедленном темпе, и что время, кажется, просто длилось часами, а не всего несколько коротких моментов.

    Итак, экспериментаторы использовали разные подходы к тому, чтобы выводить людей из себя и пытаться понять их восприятие времени во время негативных переживаний, и, похоже, это снова больше функция наших систем памяти. Итак, когда мы боимся, наша миндалина, которая является очень эволюционной старой структурой в мозге, имеет форму миндаля и находится глубоко внутри мозга, это действительно важно для эмоциональных переживаний. И когда миндалевидное тело срабатывает в связи с негативными или пугающими переживаниями, это фактически увеличивает нашу способность описывать детали этого переживания.

    Итак, в примере с автокатастрофой наша миндалина сработает, мы начнем действительно настраиваться на все детали нашего окружения, и будет создано очень яркое, вызывающее воспоминание воспоминание. Таким образом, наше восприятие времени в момент переживания на самом деле такое же, как и в повседневной жизни, но это наше воспроизведение события, которое происходит на гораздо более длительном расстоянии, с гораздо более яркими деталями, которые на самом деле могут дать адаптивная выгода для нас с точки зрения нашей эволюционной истории, что мы будем помнить эти важные события гораздо более подробно.Так что это игра с памятью. Событие переживается в реальном времени, но наше повторное переживание кажется гораздо более растянутым и медленным.

    Линн Малкольм : Я уверена, вы согласитесь, что с возрастом время, кажется, ускоряется в геометрической прогрессии. Одно популярное объяснение этого известно как теория пропорциональности. Его выдвинул Пол Джанет в 1800-х годах. Он предполагает, что мы воспринимаем время пропорционально продолжительности нашей жизни. Таким образом, один год из жизни пятилетнего ребенка кажется намного дольше, чем один год из жизни 80-летнего ребенка.Но Муиринн Айриш говорит, что это не объясняет того факта, что мы на самом деле не чувствуем, как время ускоряется, когда мы переживаем события в нашей жизни. Время летит быстро только на размышления.

    Muireann Irish : Одна из наиболее актуальных теорий состоит в том, что память играет огромную роль в том, как мы воспринимаем время, и что в основном наша жизнь перемежается ключевыми событиями, которые определяют, кто мы есть, и что у нас много больше этих формирующих событий, когда мы моложе. Итак, у вас есть свои первые впечатления, такие как ваше первое свидание, ваш первый поцелуй, женитьба, ваш первый ребенок, и что они настолько важны для нашей идентичности, что мы действительно помним их в ярких деталях, а у нас меньше этих переживаний. затем, когда мы становимся старше, мы можем почувствовать, что мы далеко отошли от этого определяющего периода, и что время сдвинулось намного быстрее.

    Линн Малкольм : Итак, это действительно основано на очень тесной взаимосвязи между нашим восприятием времени и нашей памятью.

    Muireann Irish : Совершенно верно. Итак, память кажется краеугольным камнем нашей способности воспринимать время. А затем мы видим измененное восприятие времени у людей, у которых нарушена память или дисфункция памяти.

    Линн Малкольм : Каковы основные области, в которых у людей нарушается восприятие времени и память?

    Muireann Irish : Безусловно, при болезни Альцгеймера это было бы одним из наиболее канонических состояний, при которых нарушается память.Существует не так много литературы, посвященной изучению восприятия времени при деменции, но, безусловно, исследования, которые изучали это, предполагают, что определенно существуют проблемы, связанные с возможностью оценить продолжительность событий и вычислить продолжительность времени. И снова было высказано предположение, что время, возможно, воспринимается как ускоряющееся при болезни Альцгеймера, потому что меньше таких событий, которые человек может вспомнить, чтобы снова разрушить их повседневную жизнь. И поэтому, когда они оглядываются на недавний период, когда воспоминания наиболее уязвимы при болезни Альцгеймера, на самом деле там не на что опираться.И поэтому человек снова оглядывается назад на свою продолжительность жизни и задается вопросом, как это так далеко от настоящего момента, и тогда это время воспринимается как прошедшее гораздо быстрее.

    На повседневном уровне при болезни Альцгеймера опять же неспособность на самом деле закладывать новые события, переживать и кодировать новые воспоминания, что может создать впечатление, что время течет намного быстрее. И поэтому люди в конечном итоге становятся гораздо более присутствующими, сосредоточенными, потому что воспоминания не могут быть извлечены или сохранены эффективно.

    Линн Малкольм : Muireann Irish.

    Вы с All in the Mind на RN, я Линн Малкольм. Сегодня загадка времени. Почему кажется, что это проходит с разной скоростью, в зависимости от того, что еще происходит с вами?

    Психолог Марк Виттманн изучает восприятие времени в Институте пограничных областей психологии и психического здоровья во Фрайбурге, Германия.

    Он говорит, что у всех нас есть тип внутренних часов, но ваш особый подход к времени не может быть объяснен индивидуальными особенностями мозга.Однако ваше восприятие времени связано с вашим уровнем импульсивности.

    Марк Виттманн : Итак, это действительно сильная связь между восприятием времени и импульсивностью. Я думаю, что каждый родитель знает это со своими детьми, которые просто хотят… «когда мы приедем», когда дети в машине, да?

    Линн Малкольм : Да, «Мы уже на месте?»

    Марк Виттманн : «Мы уже на месте?» «Когда начинается телепрограмма?» Таким образом, это время ожидания — это то, с чем обычно сталкиваются более импульсивные люди, потому что они терпеть не могут ждать.А происходит то, что время увеличивается в субъективной продолжительности, и люди хотят, чтобы время ожидания закончилось. Таким образом, это очень четкая ассоциация в науке, и вы могли бы сказать, что более импульсивные люди переоценивают продолжительность и чувствуют, что время идет медленнее, со всеми вытекающими отсюда последствиями, что тогда у них появляются какие-то беспорядочные реакции или покиньте комнату, начнете нервничать или рассердитесь, и тогда у вас появятся все эти другие вещи, такие как агрессия, которые сочетаются с импульсивностью.

    Линн Малкольм : А как насчет скуки, взаимосвязи между чувством скуки и чувством времени?

    Марк Виттманн : Да, конечно, скука может быть парадигматическим примером того, как связаны субъективные чувства и субъективное время, потому что то, что происходит в скуке, — это то, что вы очень сильно связаны с собой и своим телесным «я». Вас не отвлекают развлекательные мероприятия. Опять же, это может быть ситуация ожидания, и вы не знаете, что делать.Вы не можете сделать ничего захватывающего. А затем вы сосредотачиваетесь на своем теле. Вы внезапно осознаете себя больше, и тогда время растягивается. И я думаю, что ключ к пониманию того, как генерируется время, субъективное время, заключается в том, что, возможно, субъективное время генерируется телесным «я». И, конечно же, через области мозга, связанные с телесным «я».

    И это одно … на самом деле это моя идея и идея других ученых, что из-за активности островной коры это определенная область мозга, островная … очень хорошее название, потому что оно означает «остров мозга» … отвечает за интеграцию всех телесных сигналов.И благодаря работе островной коры мы ощущаем себя. Если нам жарко или холодно, если мы чувствуем зуд, если мы чувствуем жажду, голод или боль, то островок очень активен, потому что он получает всю информацию от тела. Но также мы показали в наших исследованиях, что кора островка также связана с субъективным временем. Когда людям приходится оценивать продолжительность многосекундных интервалов, можно также увидеть активность островковой коры. Это означает, что через активность островной коры, то есть через ощущение нашего тела с течением времени, мы ощущаем продолжительность.И поэтому в скуке, потому что мы чрезмерно ощущаем наши собственные телесные ощущения, время сильно увеличивается.

    Линн Малкольм : Не могли бы вы объяснить некоторые из проведенных вами исследований, которые привели вас к такому выводу о взаимосвязи между телом и чувством времени?

    Марк Виттманн : Да, значит, первоначальной искрой стало исследование на самом деле с импульсивными людьми. Поэтому мы хотели иметь более длинные временные интервалы, чтобы люди действительно чувствовали себя пустым.На самом деле это было около девяти секунд, 18 секундных интервалов, что также является довольно долгим в среде сканера фМРТ, чего не делали раньше, но мы действительно хотели иметь это, потому что мы хотели позже изучить импульсивных людей, которых мы также сделал.

    Для первого исследования мы просто взяли нормальных студентов с разными уровнями импульсивности, мы не изучали саму импульсивность, а затем попросили их оценить продолжительность интервалов в три, девять и 18 секунд. И здесь мы показали, как точность оценки продолжительности этих интервалов связана с функцией коры островка.Итак, островная, как я уже сказал, эта первичная интероцептивная кора … что означает интероцепция? Интероцепция означает ощущение телесного «я». И этот регион тоже участвовал в восприятии времени. Итак, наша интерпретация заключалась в том, что, поскольку этот вопрос все еще оставался открытым, загадка, которую мы хотели разгадать, заключается в том, что, возможно, субъективное время порождается ощущением телесного «я». И это было началом.

    Позже мы также показали, что когда мы смотрели на физиологические показатели, такие как частота сердечных сокращений, частота дыхания, мы также могли показать, что частота дыхания и частота сердечных сокращений были связаны с субъективным временем.Таким образом, частоту дыхания у нас есть своего рода контроль над тем, как быстро мы дышим, но частоту сердечных сокращений на самом деле не так легко контролировать или не контролировать напрямую, но все же мы могли показать, что, когда люди должны были судить о продолжительности, снова восемь секунд, 20 секунд в этом временном диапазоне, чтобы частота сердечных сокращений замедлялась, пока люди оценивали продолжительность. И это замедление сердечного ритма прекратилось в конце интервала.

    Итак, мы не можем контролировать это замедление или ускорение сердечного ритма, но, тем не менее, это участвовало в оценке продолжительности.Так что это был очень сильный индикатор того, что наши физиологические состояния, состояния нашего тела действительно участвуют в оценке продолжительности.

    Линн Малкольм : Итак, это очень связано с самосознанием и даже… связано ли это также с самим сознанием?

    Марк Виттманн : Да, можно даже сказать, например, самосознание, которое также было показано в исследованиях, когда люди стесняются социальной ситуации, что субъективно время увеличивается, они внезапно начинают осознавать себя.И это тоже, вероятно, относится к функции островка. Они осознают себя, замешательство в социальной ситуации, а затем время внезапно расширяется, время замедляется. И поэтому в определении сознания вы могли бы даже сказать, что сознание — это не индивидуализированный опыт себя в мире, но всегда по отношению к другим. Так что идея может заключаться в том, как эволюционирует сознание? Через социальные взаимодействия, потому что мы осознаем, что другие люди наблюдают за нами, и что мы взаимодействуем с другими, и что сознание возникает из этого социального взаимодействия.И снова у нас есть самосознание, телесные чувства и социальные взаимодействия, которые создают это самосознание.

    Линн Малкольм : Поскольку вы установили связь между телом и нашим восприятием времени, как вы предлагаете использовать эту психологию времени в наших интересах и расширять и расширять наш жизненный опыт?

    Марк Виттманн : Если кто-то находится в состоянии полного стресса на работе и чувствует: о, я не могу с этим справиться, рабочий график такой плотный, и я больше не могу с этим справиться », — что я всегда делаю или говорю делает парадоксальное вмешательство и говорит: теперь выйди из комнаты, выйди из офисного здания, даже если это всего пять минут.Затем вы снова чувствуете себя, вы выходите из этого режима автопилота, из этого режима стресса, и внезапно время снова течет очень медленно, потому что тогда вы чувствуете себя, вы могли бы сказать, что работа островковой коры возвращается к вашему осознанию, потому что вы чувствуете свое снова телесное «я».

    Что также происходит во время этих пауз, так это то, что что-то на самом деле организуется в вашем мозгу, и вы можете даже не осознавать этого, но затем, когда вы возвращаетесь на свое рабочее место, у вас не только возникает это чувство, о, на самом деле время может проходят очень медленно, но некоторые вещи также изменились в ваших мыслях, и тогда вы лучше знаете, как с ними справляться.Так что эти отдельные промежуточные паузы, я думаю, очень полезны, чтобы просто выйти из этого режима автопилота, и я думаю, это очень помогает.

    Линн Малкольм : Марк Виттманн из Института пограничных областей психологии и психического здоровья во Фрайбурге, Германия. Его книга называется Felt Time: The Psychology of How We Per Sense Time .

    Способность точно воспринимать время связана с поведением и социальными функциями, которые вы, вероятно, считаете само собой разумеющимися, такими как общение и прогнозирование событий.Известно, что в некоторых клинических условиях, таких как шизофрения и болезнь Паркинсона, восприятие времени нарушается.

    Мюиринн Ирланд приводит другой пример:

    Муйренн ирландский : Один из синдромов, который, вероятно, наиболее интересен с точки зрения восприятия времени, — это синдром аутизма. Итак, мы знаем, что дети с аутизмом на самом деле особенно чувствительны к задержкам, и им очень тяжело откладывать получение удовольствия или ждать. Было высказано предположение, что их восприятие времени, их неспособность на самом деле измерить течение времени таким же образом, как и мы, делают любые задержки между запросом и результатом кажутся абсолютно недопустимыми.И поэтому было высказано предположение, что, возможно, дети и взрослые с аутизмом разработали способы совладания и некоторые компенсирующие стратегии, такие как использование клещей, постукивания или стереотипного поведения, чтобы заполнить этот большой промежуток времени, который они воспринимают между запросом и фактическим результатом, который они ищем. И поэтому кажется, что даже секунда для ребенка с аутизмом может быть действительно невыносимой, тогда как он заполнит это время определенным поведением, чтобы попытаться преодолеть свое беспокойство и стресс.

    Линн Малкольм : Это интересно и, кажется, связано с некоторыми работами, которые делает Марк Виттманн. Он смотрит на то, как восприятие времени во многом связано с движениями нашего тела.

    Muireann Irish : Да, я думаю, что это интересная параллель в том смысле, что эти люди с аутизмом могут фактически использовать свое тело как собственный внутренний кардиостимулятор, свои собственные внутренние часы, тогда как мы, как правило, гораздо больше полагаемся на внешнюю среду. , как часы и будильники.И поэтому, возможно, это говорит о том, что, когда другие когнитивные ресурсы скомпрометированы, нам нужно вернуться к нашим внутренним механизмам, которые более физически ориентированы, например, в случае аутизма, когда они используют свои собственные средства прослушивания или наблюдения или вокализации, чтобы попытаться и наполняют время и делают его более значимым для себя.

    Линн Малкольм : И я думаю, это то, что мы все в какой-то степени сделали бы, в некотором смысле время воплощено.

    Muireann Irish : Да, безусловно, существует огромное движение в направлении изучения воплощенного познания и того, как мы можем понять все эти проявления чисто когнитивных функций, но больше с точки зрения того, как они проявляются физически, и что мы можем тогда делать чтобы поддерживать эти функции в нашей повседневной жизни.

    Линн Малкольм : И как вы думаете, как это связано с нашим ощущением и, возможно, даже с нашим сознанием?

    Muireann Irish : Я думаю, что восприятие времени, память и личность абсолютно взаимосвязаны. Таким образом, мы воспринимаем течение времени только в связи с событиями, которые мы пережили индивидуально, а затем мы воспринимаем старение в связи с очищением разграниченных отрезков времени, которые, как мы можем оценить, прошли с тех пор, как мы пережили другие формы событий. .Поэтому я думаю, что течение времени имеет решающее значение для обретения чувства идентичности по мере того, как мы стареем, и, возможно, именно поэтому мы чувствуем себя так грустно или почему мы чувствуем, что время проходит так быстро, потому что мы фактически отдаляемся от того, кем мы были. мы становимся более молодыми и вступаем в новую главу нашей жизни, и это может принести изменения так же, как мы становимся старше, поэтому мы можем начать смотреть на события по-другому.

    Было высказано предположение, что, когда мы действительно начинаем достигать более поздних лет жизни, пожилые люди начинают оглядываться назад на свои воспоминания и пересматривать их в более позитивном свете, и даже негативные события, которые произошли, могут иметь тенденцию быть отраженными внутри более позитивная оценка, поэтому мы пытаемся извлечь смысл из возможного негативного опыта и смотреть более продуктивным образом на протяжении всей жизни.Таким образом, время может фактически залечить некоторые травмы, которые произошли, и сделать более согласованные усилия, чтобы как бы консолидировать все, что произошло в вашей жизни, в том, как это сформировало вас как человека сегодня.

    Линн Малкольм : Думаю, вы предположили, что, поскольку наше восприятие времени настолько изменчиво и так индивидуально, мы действительно можем быть архитекторами нашего собственного чувства времени. Просто объясните немного подробнее, что вы имеете в виду под этим.

    Muireann Irish : Да, это действительно интересная идея, что, возможно, мы могли бы, в силу некоторых из этих теорий, затем стать мастерами того, как мы переживаем время.Итак, мы знаем, что чем мы заняты и, возможно, чем позитивнее события, тем быстрее проходит время. Так что идея типа «время летит, когда ты развлекаешься».

    Но также были исследования, которые предполагают, что память настолько важна для нашего восприятия времени и что чем больше событий вы втискиваете, например, в выходные, в то время как время в этот момент опыта может показаться относительно быстрым, в то время как вы весело проводите время, на самом деле, когда вы позже оглянетесь назад, вы почувствуете, что на самом деле это был гораздо более продолжительный период, потому что у вас было больше воспоминаний, которые перемежают этот период времени.Таким образом, это почти парадоксальная связь между наличием большого количества событий и отсутствием ресурсов внимания, чтобы воспринимать их все в этот момент опыта, поэтому время проходит быстро, но тогда, оглядываясь назад, воспоминания будут разворачиваться намного медленнее.

    Линн Малкольм : Muireann Irish. Восприятие времени обсуждается с большим интересом не только в области психологии и нейробиологии, но также является горячей темой в мире философии.

    Muireann Irish : Действительно интересно, что мы видели это движение на самом деле в литературе по когнитивной нейробиологии, чтобы теперь рассматривать память как то, что, где и когда.И до сих пор мы сосредоточились на том, что произошло и где это произошло. Поэтому мы всегда обращаем внимание на детали мероприятия и его пространственное расположение. Но действительно произошел сдвиг в сторону взгляда на время, то есть на временной аспект. И мы видим это в том, как эта область на самом деле развивается и разворачивается, глядя на прошлое и будущее, и как они неразрывно связаны. Таким образом, наши воспоминания из прошлого служат этой адаптивной функции, позволяя нам смотреть вперед, формировать то, кем мы являемся и кем мы могли бы стать в будущем.

    И это интересно с очень анатомической точки зрения, что ключевая структура, которая регулирует память и на самом деле позволяет нам смотреть вперед и предвидеть будущее, так что это гиппокамп, он раньше традиционно просто ассоциировался с пространством и представлением пространства. и как это может помочь нам объединить события, но сейчас на самом деле люди говорят о наличии временных клеток в гиппокампе и о том, что гиппокамп может фактически кодировать пространство и время, объединяя все наши события воедино.Так что интересно, что в философском мире мы теперь начинаем видеть параллели, просачивающиеся в литературу по нейробиологии, чтобы попытаться дать нам более сложное представление о том, что означает время по отношению к памяти.

    Линн Малкольм : адъюнкт-профессор Мюрэнн Ирланд из Центра мозга и разума Сиднейского университета.

    Сегодня спасибо звукорежиссеру Андре Шабунову.

    Я Линн Малкольм, было здорово, что ваша компания поймала вас в следующий раз, и это покажется вам мгновением ока.

    Роль гуманитарных наук в исследовании тайны человеческого состояния и сложности гражданской жизни (мнение)

    После двух десятилетий в классе я преподаю только тексты, которые сопротивляются аргументам, которые я о них привожу, — тексты, которые отказываются подчиняться к единственной теории любого человека, какой бы проницательной она ни была. Так было не всегда.

    Когда мне было 20-30 лет, мои классы были залами суда, и я был адвокатом в суде. Я построил аргумент. Текст за текстом, лекция за лекцией, я использовал материал в своих целях.В своем классе по благотворительности я использовал вторичные источники, чтобы составить слишком интересную историческую историю от милостыни в древнем мире до современной благотворительности. В своем классе по старению я систематизировал статьи, чтобы подтвердить свой тезис о том, что старость в 20-м веке стала болезнью, которую врачи пытались вылечить.

    Я устанавливаю условия, я устанавливаю чтение и я устанавливаю повествование. Два года назад я похоронил этот подход. Это были частные похороны — ни объявлений, ни гостей, ни панегирика.

    У опросов более публичное погребение.Их работы были разоблачены как искусство, а не наука, и вера общественности в их точность пошатнулась. На самом базовом уровне социологи являются экспертами в том, чтобы обращаться с людьми как с аргументами. Они строят модели и относят людей, которых они называют данными, к доказательствам.

    Но в 2020 году доказательства противостояли моделям. Во что бы мы ни хотели верить относительно недавних выборов, у нас есть одна причина быть благодарными. Наша человечность в очередной раз оказалась более сложной и загадочной, чем может дать какое-либо единичное описание нашего поведения.

    Когда я перестал преподавать аргументы, я начал преподавать тексты — те, которые борются с интеллектуальным инструментализмом. Я узнал силу стойкого текста, когда впервые представил классический рассказ Германа Мелвилла об адвокате, нанявшем упрямого писца, «Бартлби Писец» на курсе американской гражданской жизни. Я хотел использовать Бартлби (выслушайте высокомерие) в качестве примера того, как люди никогда не могут избежать серьезных этических затруднений своего времени. Я хотел объяснить, как юрист, «в высшей степени безопасный человек», был «внушен трепетом» до «ручного подчинения» «трупным» писцом, который произнес пять слов: «Я бы предпочел не делать этого.Бартлби в этом прочтении создает эмоциональную палитру для переживания этического бессилия. В контексте 1850-х годов я бы сказал через исторические документы, что эта история была резким упреком «уютной» жизни в безнравственные времена.

    Мои ученики просто не так читали Бартлби. Они отвергли мой аргумент. Как чуткие читатели за последние 150 лет, они встретили своего собственного Бартлби. Они увидели молодого человека, лишенного воли, истощенного и подавленного. Внутренняя жизнь Бартлби была для них важнее моральных требований юриста, пытающегося справиться со своей «бледной» сотрудницей.Они заставили наш класс столкнуться с определенным видом отчаяния, с определенным описанием печали, которое, казалось, затронуло очень многих их друзей и членов семьи.

    Это был час первый. К часу два Бартлби снова трансформировался. Мои студенты утверждали, что это рассказ о работе и болезненном однообразии профессиональных требований. История сопротивлялась всем нам, в то же время вынуждая нас к серии различных встреч с ее требованиями, давая нам отношения с текстом. О чем на самом деле был Бартлби? В конце урока мы все согласились, что нам нужно будет возвращаться к истории снова и снова, чтобы приблизиться к пониманию ее загадочного смысла.Он сопротивлялся нашей интерпретации, но никогда не покидал наших жизней.

    Гражданское образование, которое бросает нам вызов

    Становится все более актуальным столкнуться с ограничениями единичных теорий. Продуктивное сомнение — это не тот навык, который часто приобретают на уроках математики или информатики; это не изучается с помощью инженерии или статистики — его изучают в той сфере, от которой часто отказываются, — в гуманитарных науках.

    Этот момент — возможность для гуманистов по всей стране обосновать необходимость обучения важным книгам — этим некогда современным формам технологий — которые говорят о сложности человеческой мотивации.В лучшем случае эти работы, которые Мелинда Зук из Университета Пердью называет трансформирующими текстами, предлагают нам все способы противостоять тайне человеческого состояния и в нашем очень специфическом современном контексте всему, что мы не понимаем в американской политике. В ответ на полную неспособность моделей опроса или категорий голосования полностью описать наши человеческие импульсы, преподаватели могут взять на себя древнюю привычку исследовать бесконечно частные и все же универсальные в человеческой душе через ремесло совместного чтения текстов.Это ремесло может стать якорем не только гуманистического воспитания, но и гражданского воспитания.

    В наших колледжах и университетах нам нужна такая форма гражданского образования, которая бросает вызов нашим предубеждениям и захватывает наше воображение, поощряя любопытство, а не суждения. Вопросы, которые задают устойчивым текстам, — это те вопросы, которые мы должны научиться задавать как личности, — вопросы, которые раскрывают всю глубину человеческой идиосинкразии и слабости. Какие разные мотивы лежат в основе решения нашего главного героя? Как она изменилась в истории? Как изменился мир вокруг него? Чего они боятся и как это повлияло на созданное ими социальное сообщество? Какова связь между индивидуальной свободой и общественным благом?

    Слишком часто мы используем наши рациональные способности, чтобы не дать себе честно противостоять путанице вокруг и внутри нас.Мы разделяем людей на категории, годы — на эпохи, а отдельные точки данных — на темы и модели. В этом подходе есть элегантность.

    Но когда это не удается — когда модели выставляются как несовершенные — пора снова вернуться к литературным произведениям, которые сопротивляются любому аккуратному резюме или умозаключениям и переживают склонности любого отдельного читателя. Пришло время вернуться к той форме человеческого знания, которое вкладывается в раскрытие с помощью мастерства языка и повествования способности человека действовать вызывающе, великолепно, отталкивающе и бесконечно в пределах и за пределами нашей досягаемости.Пришло время учить со смирением и считаться с тем, как мало мы понимаем себя, свои текстовые традиции и даже наших соотечественников-американцев.

    Ах, Бартлби! Ах, человечество!

    Тайна того, почему вы не можете вспомнить, что вы были младенцем

    Возможно, когда мы были очень молоды, гиппокамп просто не был развит настолько, чтобы сформировать богатую память о событии. Крысиные крысы, обезьяны и люди — все продолжают добавлять новые нейроны в гиппокамп в течение первых нескольких лет жизни, и все мы не можем формировать длительные воспоминания в младенчестве — и кажется, что в тот момент, когда мы перестаем создавать новые нейроны, мы внезапно способен формировать долговременные воспоминания.«У младенцев и младенцев гиппокамп очень не развит», — говорит Фейген.

    Но теряет ли недоформированный гиппокамп нашу долговременную память, или они вообще никогда не формируются? Поскольку детские события могут продолжать влиять на наше поведение еще долгое время после того, как мы их забыли, некоторые психологи считают, что они, должно быть, где-то задерживаются. «Воспоминания, вероятно, хранятся где-то в недоступном сейчас месте, но это очень сложно продемонстрировать эмпирически», — говорит Фейген.

    Однако нам следует очень осторожно относиться к тому, что мы вспоминаем с того времени — наше детство, вероятно, полно ложных воспоминаний о событиях, которые никогда не происходили.

    Элизабет Лофтус, психолог из Калифорнийского университета в Ирвине, посвятила свою карьеру этому явлению. «Люди могут улавливать предложения и начинать их визуализировать — они становятся как воспоминания», — говорит она.

    Мнимые события

    Loftus не понаслышке знает, как легко это происходит. Ее мать утонула в бассейне, когда ей было всего 16. Спустя годы родственник убедил ее, что она обнаружила свое плавающее тело. Все нахлынуло, пока через неделю не позвонила та же родственница и не объяснила, что ошиблась — это был кто-то другой.

    Конечно, никому не нравится, когда ему говорят, что его воспоминания ненастоящие. Чтобы убедить скептиков, Лофтус знала, что ей потребуются неопровержимые доказательства. Еще в 1980-х годах она набрала добровольцев для исследования и сама заложила воспоминания.

    Лофтус сочинил сложную ложь о травматической поездке в торговый центр, когда они заблудились, прежде чем его спасла добрая пожилая женщина и они воссоединились. Чтобы событие было более правдоподобным, она даже связала их семьи. «Мы в основном говорили участникам нашего исследования:« Мы говорили с вашей матерью, ваша мать рассказывала нам о некоторых вещах, которые происходили с вами ».На это попалась почти треть ее жертв, причем некоторые, видимо, вспомнили это событие в ярких подробностях. Фактически, мы часто более уверены в своих воображаемых воспоминаниях, чем в тех, которые произошли на самом деле.

    Даже если ваши воспоминания основаны на реальных событиях, они, вероятно, были сформированы и переделаны в ретроспективе — воспоминания, насаждаемые разговорами, а не воспоминаниями от первого лица о реальных событиях. Тогда вы подумали, что будет забавно превратить вашу сестру в зебру с перманентным маркером? Вы видели это в семейном видео.Невероятный торт на третий день рождения, который сделала вам мама? Об этом вам рассказал ваш старший брат.

    Возможно, самая большая загадка заключается не в том, почему мы не можем вспомнить свое детство, а в том, можем ли мы вообще верить каким-либо своим воспоминаниям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>