МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Кризис у детей 9 лет: Общие дети, г. Воронеж

Ребенок-ёж. Барнаульский психолог рассказала, как детям и родителям преодолеть подростковый кризис

Первый и второй план

— Когда начинается переходный подростковый возраст?

— Это зависит от гормонального созревания. У кого-то в 10 лет уже начинаются все проявления, а кто-то мягко заходит в переходный возраст в 14−15 лет.

Начало этого периода легко определить. Человек, еще вчера бывший маленьким ребенком, вдруг начинает презентовать себя как взрослого и требовать к себе соответствующего отношения.

Основной ценностью становятся отношения со сверстниками, а все остальное — школа, родители — отходят на второй план. Подросток начинает доказывать свою правоту и защищать свою точку зрения.

Марина Протопопова.

из личного архива.

Причем чем активнее этот кризисный период, чем сильнее эта подростковая «буря», тем быстрее он проходит и тем эффективнее для качественного развития личности. Многие переживают подростковый кризис относительно спокойно, но велика вероятность, что в следующем кризисе как раз будет ураган.

У меня были такие случаи, когда в 13−14 лет ребенок спокоен, а потом, уже в 20, будучи уже взрослым, начинает выдавать подростковые протесты.

— Как вести себя родителям?

Родителям важно понимать, что ребенок, даже думая, что он взрослый, все же пока остается ребенком. В то же время надо уважать право подростка на личную территорию, ребенку важно побыть в своем мирке, «в домике».

Подростки.

unsplash.com

В это время важны доброжелательные отношения с родителями. Многие родители говорят: «Как с ним разговаривать, если он как ежик». Аккуратно надо разговаривать, по чуть-чуть приглаживая все иголки. Да, подростки бунтуют и протестуют, но родительская поддержка очень важна и нужна.

Если в школе и дома все плохо, ребенок обязательно найдет где хорошо, компанию, где его примут, и не факт, что это будет хорошая компания. Отсюда мы получаем криминальные проступки.

Быть родителем подростка — сложная задача, это отдельное умение. Уважая права ребенка, нужно и напоминать об обязанностях. Это равнозначные вещи, надо, чтобы ребенок это понимал.

Стоит спокойно относиться и к внешним изменениям. Часто подростки красят волосы и меняют стиль в одежде, многие родители смотрят на это с ужасом. Иногда мамы и папы сами подталкивают ребенка на такие шаги еще до подросткового возраста.

Драка подростков. Кузбасс.

кадр из видео.

— Это хорошо или плохо?

— Это палка о двух концах. С одной стороны, мы потакаем ребенку в его стремлении выделиться, с другой — мы ведь должны культивировать внутреннюю красоту. Внешние проявления важны скорее для девочек-принцесс. Мальчишка, конечно, должен быть стильным и аккуратным, но это не самоцель. Часто как раз вся красота остается на уровне внешнего проявления, за которым ничего не стоит.

Раньше и социокультурный фон был иным, были фильмы и книги, которые транслировали, какими должны быть юноши и девушки, сейчас этого в разы меньше.

Хорошо, если в семье заботятся о том, что посмотреть-почитать вместе с подростком, но чаще бывает иначе: что ребенок сам в гаджетах нашел, по тем принципам и живет.

Сегодня сильна культура детского блогерства, где нет никакой глубины, все пустое. Задача родителей — фильтровать что дитя смотрит и что снимает. Желание набрать лайков нередко ведет к девиантному поведению.

Социальные сети.

unsplash.com

Родителям нужно «работать» с ребенком, ценностно его ориентировать еще до наступления подросткового возраста.

Если вовремя выстроить классные дружественные отношения в семье, то бунтарство переходного возраста можно сгладить. Ребенок должен знать, что семья — это опора и защита, что его любят и принимают.

Заработать авторитет

— Каких ошибок могут наделать родители?

— Самое плохое, что может случиться, — это как раз потеря доверия и дружеских отношений с ребенком. Подросток начинает капризничать и бунтовать, а родители заставляют его что-то делать из-под палки. Потому что проще свернуть в бараний рог, чем договариваться и объяснять.

Подростки.

Pixabay.com

Проблема еще в интенсивности эмоций. Где надо прикрикнуть, там мы уж прикрикнем от всей души, а где надо похвалить, — ну молодец, и все. Ребенок получает гораздо меньше похвалы, даже если этого заслуживает.

В этом давлении на подростка можно очень много дров наломать. Тут важно понимать, что для достижения результата разным детям требуются разные усилия. Кто-то легко получит пятерку, а для кого-то тройка — это огромная работа. Конечно, нужно говорить подростку о необходимости стремиться к большему и стараться, но нет смысла требовать высоких результатов, если ребенок не может.

Да, способности к математике, например, у ребенка только на тройку, родителям важно это понять и принять. Еще до подросткового возраста стоит найти такое занятие для ребенка, где он будет на высоте, это будет своего рода компенсацией.

Кроме того, это способствует волевой саморегуляции — подросток понимает, что для достижения результата надо два-три раза в неделю ходить на занятия.

В основной учебе это тоже пригодится: да, мне не нравятся уроки, но я беру и делаю их, а не иду гулять.

Подростки. Кеды.

СС0

Все кружки и секции, подчеркиваю, надо подыскивать еще до наступления подросткового возраста. Иначе будет поздно — мы опять получим протест. Не стоит забывать, что главное для подростка — это не учеба, а друзья.

Вообще, работать над доверительными отношениями нужно задолго до подросткового возраста. Нельзя заставить уважать. Подростки становятся ежиками именно потому, что родители не наработали авторитет, а теперь пытаются ребенка дрессировать.

— Всем родителям хочется, чтобы их ребенок был лучшим. Как не перегнуть палку?

— Часто родительское «он может, он должен» — это нереализованные мечты взрослых: я не научился играть на гитаре, а ты будешь.

Подростки.

unsplash.com

— Эта схема срабатывает?

— Может быть, ребенок получит какой-то навык, но гением точно не станет. Ими не становятся там, где не интересно и не хочется.

Легкие игры

— С чем ребенок должен выйти из подросткового возраста?

— По идее, после такой бури ребенок выходит уже со своим мировоззрением, с видением себя и мира, с целями на будущее. Он находит то, что более ценно и значимо, оставляя весь внешний эпатаж позади. Важно, чтобы к этому времени сформировался личностный багаж.

— А если его нет?

— Да, некоторые застревают в подростковости. У меня в практике был такой мальчик, у него уже выпускной класс, а он понятия не имеет, что будет дальше, ему все равно. Важно посмотреть на ценности, интересы, склонности. И опять же рядом должен быть разумный, мудрый взрослый. Это главное условие, от которого зависит дальнейшая судьба ребенка.

Папа и сын.

Михаил Хаустов

Да, мы не можем отобрать гаджеты, но ребенок должен использовать их разумно. Почему для подростка так важны игры? Там можно легко стать победителем, не прикладывая усилий, добиться результата.

А добиваться результата в школе можно только корпя над учебниками.

Самооценка и коммуникация

— Как понять, что без специалиста не обойтись и пора вести ребенка к психологу?

— К психологу надо идти, если взрослый чувствует, что буксует. Если отношения не выравниваются, когда все методы перепробованы и не дали результата. Задача психолога — разобраться, что родитель делает не так, помочь найти новые ключики, а ребенку помочь увидеть себя в этом мире.

Часто выясняется, что у ребенка коммуникативные проблемы. Поздно решать это в подростковом возрасте, надо было раньше поработать над способностью выстраивать отношения со сверстниками, идти на контакт, отстаивать точку зрения, а не тогда, когда это уже становится самым важным в жизни.

Радуга. Рука.

СС0

— Как подросток понимает и видит себя в этом возрасте?

— Это спектр эмоций. Хочется быть привлекательным для противоположного пола. И здесь очень важно родительское внимание. Потому что отношения между девочкой и папой — показатель того, как она будет относиться ко всем будущим мужчинам и что чувствовать. Очень важно папе говорить, какая она замечательная, и почаще напоминать, что она принцесса.

У меня в практике все больше стали встречаться гендерные перекосы, когда девочки не могут общаться с мальчиками, им лучше с представителями своего пола. В этих отношениях пока нет сексуального подтекста, но он может появиться.

Одна моя юная клиентка заявила родителям, что в Швеции разрешены однополые браки, и они с подружкой отправятся туда, когда вырастут. Девочки дружили с девочками всегда, обнимались, целовались и ходили в гости, но такого информационного фона не было.

Подростки.

Pixabay.com

Сейчас в моей практике в разы стало больше случаев, когда девочка 12−14 лет не воспринимает свой пол. Эту девочковость надо подчеркивать и взращивать в семье, чтобы все встало на свои места.

У мальчиков в этом возрасте появляется и страх, и одновременно влечение к противоположному полу.

Терапевтичен в этом смысле опыт родителей. Надо рассказать детям, что все проходят через такой период в жизни. Даже если опыт был отрицательным, это все равно показатель того, что с ситуацией можно справиться, ведь мама и папа это уже преодолели.

Общение или секс

— Специалисты отмечают, что возраст первого секса сейчас снижается. Почему это, по-вашему, происходит?

— Секс для подростка — это не удовольствие, как бывает во взрослых отношениях, а желание близости, контакта, эмоций. Если ребенок это получает в полном объеме в семье, если его любят и ценят, то вероятность, что он пойдет в ранние сексуальные отношения, уменьшается в разы.

Секс, объятия, любовь, пара.

СС0

Это характерно и для мальчиков и для девочек в одинаковой степени. Секс — просто способ получить новые эмоции или, напротив, убежать от какого-то негатива. Часто после такого опыта дети мучаются, расстраиваются, плохо себя чувствуют.

Возраст первого сексуального контакта действительно снижается, поскольку информационное поле насыщено сценами, которые слишком рано детям видеть. Ко мне приводили и 8−9-летних детей, которые уже залезли на порносайты и пытаются играть в сексуально окрашенные игры с ровесниками. Они совершенно не знают, что делать с полученной информацией.

Как только мы замечаем, что у подростка пошел гормональный сдвиг, важно говорить с ребенком о последствиях и ответственности. С мальчиками надо обсудить и юридическую сторону вопроса: почему лучше повременить с сексом до 18 лет.

Подростки, алкоголь.

СС0

— Что делать родителям, которые узнают о сексуально жизни ребенка постфактум и в шоке?

— То же самое — разговаривать. Надо понять, станут ли эти сексуальные связи регулярными или это ни к чему не приведет. Важно не орать и не возмущаться, а сохранить спокойствие и поговорить о том, что будет дальше.

— А иначе?

— Иначе есть большая вероятность, что подросток закроется и мы ничегошеньки не узнаем о том, где и как он проводит время. Это может привести к тому, что ребенок назло родителям пойдет вразнос: да, я плохая и дальше буду плохой. Взрослые должны помочь ребенку с честью выйти из этой ситуации.

Рука. Страх

СС0

Не самое главное

— Мы говорили, что школа отходит у подростков на второй план. Как помочь ребенку справиться со школьной программой?

— Родители должны понимать, что оценочность и тестовость, которых много сейчас в системе образования, не всегда показатель. Для меня, например, тестовый формат всегда был сложен, для кого-то, напротив, он кажется легче, чем другие формы экзаменов.

Школа и экзамены — это просто очередной этап в жизни ребенка. Надо вселять в ребенка уверенность в своих силах, проговаривать варианты развития ситуации. А часто в самих родителях слишком много тревоги.

Я, к своему удивлению, недавно узнала, что даже первоклассникам теперь нанимают репетиторов, чтобы они лучше учились.

И родители, и учителя поддерживают какую-то общую невротизацию по поводу экзаменов. У меня в практике было несколько случаев, когда дети не хотят идти в 10-й класс только потому, что будет ЕГЭ, и они думают, что провалятся.

Подростки.

unsplash.com

— Чего боится ребенок?

— Плохо сдать. Родители должны сами понимать, что это не крах в жизни, и транслировать эту мысль ребенку. Есть много случаев, когда даже высокоинтеллектуальный школьник заваливает экзамены. Это происходит от того, что он придает оценке основополагающее значение, и паника от того, что он не сдаст, полностью отключает мозг.

Да, в ситуации сдачи экзаменов стресс может быть мобилизующим фактором. Волнуемся, но собираемся и отвечаем правильно. Но если эмоциональная нагрузка слишком велика, то возникает так называемый дистресс, который блокирует память.

Человек постоянно испытывает тревогу и страх и в самый ответственный момент оказывается не готов. Это защитный механизм психики.

Подростки.

unsplash.com

Взрослый ребенок

— Можно ли назвать возраст, к которому, по идее, человек должен выйти из подростковости?

— Это очень индивидуальный показатель. Большие психологические форумы проходят на тему всеобщей инфантилизации. Возраст реальный и психологический все дальше отходят друг от друга.

Если мы раньше говорили о том, что 18 лет — это уже юношество, то сейчас это вовсю подростковый возраст. Нет единого мнения, почему это происходит. Один из вариантов — влияние самой современной среды, в которой детей опекают и оберегают больше и дольше.

Ребенок уже в школу должен идти, а мы ему все шапочку завязываем и башмачки надеваем. Многие родители кидаются на помощь при малейшей опасности, когда эта помощь, в общем-то, не нужна, и даже не замечают, какую медвежью услугу оказывают.

Плачет.

Открытые источники.

— Какие трудности ждут в жизни человека, который, так скажем, не правильно и не вовремя выходит из подросткового возраста?

— Соответствующие эмоциональные реакции на все — детские «обидки». Человек не берет ответственность за свои поступки, у него всегда все вокруг виноваты в том, что с ним происходит. Это постоянная позиция жертвы: у меня все плохо.

Исправить это можно уже во взрослой психотерапии, однако нужно быть готовым потом разбирать себя, раскладывать по полочкам и прорабатывать все детские недорешенные проблемы.

признаки кризиса и как его преодолеть

Еще вчера малыш был таким мягким и послушным, а сегодня устраивает истерики, категорически отказывается выполнять просьбы. Как же реагировать взрослым на такое детское поведение и что делать уставшим от капризов взрослым?

Кризис трех лет имеет большое значение для дальнейшего развития ребенка. Поэтому очень важно, чтобы взрослые с пониманием и терпением относились к малышу в это время.

Что нужно знать о кризисе трех лет?

В психологической литературе кризисом трехлетнего возраста называют особый, относительно непродолжительный по времени жизненный период ребенка, который характеризуется значительными изменениями в его психическом развитии. Кризис не обязательно наступает в третий год рождения, средний возраст возникновения – от 2,5 до 3,5 лет.

Период упрямства начинается примерно с 1,5 лет.

Как правило, эта фаза заканчивается к 3,5-4 годам.

Пик упрямства приходится на 2,5-3 года.

Мальчики упрямятся сильнее, чем девочки.

Девочки капризничают, чаще, чем мальчики.

Кризис 3-х лет – явление преходящее, однако связанное с ним новообразование – отделение себя от окружающих, сравнение себя с другими людьми – важный шаг в психическом развитии.

В этот период у ребенка имеется очень сильная потребность в положительном образе «Я».

Продолжительность и острота проявлений эмоциональных реакций во многом зависят от темперамента ребенка, семейного стиля воспитания, особенности отношений между родителями и малышом. Чем авторитарнее ведут себя родственники, тем ярче и острее проявляется кризис.

Фразы «я сам», «я хочу/я не хочу» слышны регулярно.

Основные симптомы кризиса:

Негативизм

Негативизм вынуждает малыша выступать против не только маминого, но и собственного желания. Следует отличать непослушание и негативные реакции. Непослушные дети поступают в соответствии со своими желаниями, которые часто идут вразрез с желаниями родителей. Кстати, негативизм зачастую избирателен: ребенок не выполняет просьбы отдельного человека, чаще всего мамы, а с остальными ведет себя как прежде. Отрицательное отношение к кому-то. Ребенок может резко перестать воспринимать нормально кого-либо из взрослых: бабушку, дедушку, да кого угодно. Чем объясняется этот выбор — неизвестно. Но если раньше ребенок отлично относился к этому человеку и был рад встрече с ним, то сейчас ребенок будет кричать при одном лишь виде. Тем более он не станет гулять с этим человеком или слушать его указания

Рекомендации: не следует говорить с детьми в приказном тоне. Если ребенок по отношению к вам настроен негативно, дайте ему возможность успокоиться и отойти от чрезмерных эмоций. Иногда помогают и просьбы наоборот: «Не одевайся, мы сегодня никуда не пойдем».

Упрямство

Упрямство часто путают с настойчивостью. Однако настойчивость является полезным волевым качеством, которое позволяет маленькому человечку достигать цель, несмотря на сложности. К примеру, достроить домик из кубиков, даже если он разваливается.

Упрямство отличается стремлением малыша стоять на своем до конца только потому, что он этого уже однажды потребовал. Если ребенок попросит что-то, но ему откажут — он будет требовать до конца. Смысл этих действий в том, чтобы «сломать» взрослого человека. Ребенок принципиально будет требовать до конца, даже если ему это уже совсем не нужно

Рекомендации: не старайтесь переубедить ребенка, потому что вы лишите его шанса выйти с достоинством из затруднительного положения. Этот способ лучше применять лишь на время кризиса.

 Деспотизм

 Наиболее часто этот симптом встречается в семьях с единственным малышом. Он пытается заставить мать и отца делать так, как ему хочется. К примеру, дочка требует, чтобы мама все время находилась рядом с ней. Если в семье несколько деток, то деспотические реакции проявляются как ревность: малыш кричит, топает, толкается, отбирает у братика или сестренки игрушки.

Рекомендации: не поддавайтесь на манипуляции. И в то же время старайтесь уделять больше внимания детям. Они должны осознать, что родительское внимание можно привлечь и без скандалов и истерик. Привлекайте кроху к домашним делам – готовьте вместе ужин для папы.

 Симптом обесценивания

Для ребенка пропадает ценность старых привязанностей – к людям, любимым куклам и машинкам, книгам, правилам поведения. Внезапно он начинает ломать игрушки, рвать книжки, обзывать или кривляться перед бабушкой, произносить грубости. Тем более что лексикон малыша постоянно расширяется, пополняясь, в том числе, и разными нехорошими и даже неприличными словами.

Рекомендации: постарайтесь отвлечь детей другими игрушками. Вместо машин займитесь конструктором, вместо книжек выберите рисование. Почаще рассматривайте картинки на тему: как следует себя вести с другими людьми.  Не стоит читать нравоучений, лучше проигрывайте тревожащие вас реакции ребенка в сюжетно-ролевых играх.

 Строптивость

Этот неприятный симптом кризиса безличен. Если негативизм касается конкретного взрослого, то строптивость направлена на привычный образ жизни, на все действия и предметы, которые родные предлагают ребенку. Зачастую она встречается в семьях, в которых существуют разногласия по вопросу воспитания между мамой и папой, родителями и бабушкой. Малыш просто перестает выполнять любые требования.

Рекомендации: если ребенок не хочет убирать игрушки прямо сейчас, займите его другой деятельностью – например, порисуйте. А через несколько минут вы обнаружите, что он сам начнет складывать машинки в корзину, без вашего напоминания.

Бунт

Трехлетний ребенок пытается доказать взрослым, что его желания столь же ценны, как их собственные. Из-за этого он идет на конфликт по любому поводу. Кажется, что малыш находится в состоянии необъявленной «войны» с окружающими, протестуя против каждого их решения: «Не хочу, не буду!».

Ребенок начинает чувствовать свою волю и самостоятельность. И если родители не воспринимают его попытки, то он начинает злиться. Проявляет он свою злость и обиду в постоянных протестах. Он уже не соглашается на прежние устои.

Рекомендации: попробуйте оставаться спокойными, доброжелательными, выслушивайте детское мнение. Однако настаивайте на своем решении, если дело касается безопасности ребенка: «Нельзя играть с мячиком на проезжей части!».

 Своеволие

Проявляется своеволие в том, что дети стремятся к самостоятельности, причем независимо от конкретной ситуации и собственных возможностей. Ребенок хочет самостоятельно купить какой-либо товар в магазине, рассчитаться на кассе, перейти дорогу, не держась за бабушкину руку. Неудивительно, что подобные желания не вызывают особого восторга у взрослых.  Ребенок пытается подстроить под себя взрослых. Он пытается указывать кому, где и что нужно делать.

 

Рекомендации: разрешите малышу самому сделать то, к чему он стремится. Если выполнит желаемое – получит бесценный опыт, если не сумеет – сделает в следующий раз. Конечно, это относится лишь к тем ситуациям, которые абсолютно безопасны для детей.

 

Что делать родителям?

В первую очередь, взрослым нужно понять, что детское поведение – это не плохая наследственность или вредный характер. Ваш ребенок уже большой и хочет стать независимым. Пришло время выстраивать с ним новые взаимоотношения.

 

1.      Реагируйте спокойно. Следует помнить, что малыш своими поступками проверяет родительские нервы на прочность и ищет слабые места, на которые можно надавить. Также не стоит кричать, срываться на детях, и тем более наказывать физически – жесткие методы способны усугубить и продлить течение кризиса.

2.      Установите разумные ограничения. Не нужно забивать жизнь маленького человека всевозможными запретами. Однако не стоит впадать и в другую крайность, иначе из-за вседозволенности вы рискуете воспитать тирана. Найдите «золотую середину» – разумные границы, за которые категорически нельзя переступать. Например, запрещается играть на дороге, прогуливаться в холодную погоду без головного убора, пропускать дневной сон. Нравственное развитие начинается с усвоения ключевых слов   «НАДО» и «НЕЛЬЗЯ». Запретов должно быть мало, но твердо.

3.      Поощряйте самостоятельность. Все, что не представляет опасности для детской жизни, ребенок может попробовать сделать. Кроха хочет рисовать на обоях? Прикрепите к стене ватман и дайте несколько фломастеров. Проявляет неподдельный интерес к стиральной машине? Небольшой тазик с теплой водой и кукольная одежда надолго отвлекут от проделок и капризов.

4.      Предоставьте право выбора. Родительская мудрость предполагает дать даже трехлетнему малышу возможность выбора как минимум из двух вариантом.

Как справиться с капризами и истериками?

В большинстве случаев плохое поведение трехлеток – капризы и истерические реакции – направлено на привлечение родительского внимания и получение желаемой вещи. Как следует вести себя маме во время кризиса трех лет, чтобы избежать постоянных истерик?

1.       Во время аффективной вспышки бесполезно объяснять что-то малышу. Стоит подождать, пока он не успокоится. Если истерика застала в общественном месте, попробуйте отвести подальше от «публики» и отвлечь детское внимание. Вспомните, какую кошечку вы видели во дворе, сколько воробьев сидело на ветке перед домом.

2.      Вспышки гнева постарайтесь сгладить при помощи игры. Дочка не хочет есть – усадите рядом куклу, пусть девочка ее покормит. Однако скоро игрушке надоест кушать в одиночку, поэтому одна ложка куколке, а вторая – малышке .

3.      Для профилактики капризов и истерик в период кризиса учитесь договариваться с детьми еще до начала какого-либо действия. К примеру, до похода за покупками договоритесь о невозможности приобретения дорогой игрушки. Попробуйте объяснить, почему вы не сможете купить эту машинку. И обязательно поинтересуйтесь, что бы кроха хотел получить взамен, предложите свой вариант развлечения.

Чтобы минимизировать проявление истерик и капризов, необходимо:

         оставаться спокойными, не показывая раздражение;

         предоставить ребенку внимание и заботу;

          постараться узнать причину подобного поведения;

         отложить разговор до окончания скандала.

 

ВАЖНО: От вашего поведения будет зависеть продолжительность сложного периода и сложность его течения.

Не превращайте воспитание в гиперопеку. Такие сжатые рамки не позволяют ребенку проявлять себя, от чего в нем и будут нарастать враждебные отношения с окружающими

 Родители должны одинаково воспитывать ребенка. Непозволительно, когда один разрешает, а другой запрещает. Это приведет лишь к негативному отношению ребенка к источнику постоянных запретов.

Хвалите ребенка за интерес к чему-то и попытки быть самостоятельным. Даже если самостоятельно ребенок будет одеваться дольше — не нужно вырывать одежду из рук и перенимать эстафету. Ведь ребенок будет просто счастлив от своей самостоятельности. Но не забывайте про рамки: можно попробовать, если это неопасно. Обучайте ребенка той самой самостоятельности

Объяснения ребенку должны быть ему понятны. Говорите лаконично и уверенно-строго. Длинные вводные предложения запутают ребенка.

Не нужно постоянно кричать на ребенка при его плохом поведении. Просто говорите строго и на несколько повышенных тонах.

Вам стоит больше разрешать, нежели запрещать.

 Вы должны помочь своему ребенку прожить этот период. Не пускайте все на самотек.

Никогда не говорите ребенку, что он плохой. Говорите, что его поведение плохое.

Не ленитесь отвечать на многочисленные вопросы ребенка.

Вам будет сложно выслушивать ежедневно необоснованные истерики, но ваша задача — не срываться. Крик на ребенка лишь усугубит ситуацию. Малыш станет еще более агрессивным.

ВАЖНО: Если ваш ребенок становится все более агрессивным, то обратитесь к психологу за консультацией, чтобы не упустить ситуацию.


Автор статьи: Елена Чучалова https://vk.com/club116887539

Кризис 7 лет у ребенка – причины и помощь. Совет психолога

Истерики, сложности в школе, еще вчера ребенок играл в детском саду, а уже сегодня у него появилось много обязанностей, с которыми ему сложно справиться самостоятельно. Как помочь ребенку пережить кризис 7 лет? Рекомендации психолога.

 

Кризис у ребёнка 7 лет. Что делать?

 

Что же такое «кризис 7 лет у ребёнка»? Это кризис в развитии ребёнка, возникающий в момент перехода из дошкольного возраста в младший школьный возраст. Ребенок становится школьником, у него появляются новое социальное окружение и социальный статус, остро встает вопрос адаптации к новым социальным условиям. К ребенку начинают предъявляться особые требования. Он вплотную сталкивается с оценкой себя другими.

Причины возникновения.

С давних пор всем известно, что всякий поступок имеет свои причины, а уж тем более поведение ребёнка в стрессовом возрасте — 7 лет. Итак, поговорим о самых значимых.

 

1. Потеря детской непосредственности.

В школе ребёнок впервые сталкивается с серьёзными ограничениями в плане дисциплины. Правила, школьный дресс-код, уроки, длящиеся по 45 минут и невозможность выплеснуть физическую энергию, когда пожелаешь. Это кардинально переворачивает красочный мир ребёнка, в котором не было места для концентрации на порой скучных для него задачах.

2. Осознание собственного «Я».

В возрасте 7 лет к ребёнку приходит осознание собственных переживаний на более глубоком уровне, чем когда он был дошкольником. Он начинает постепенно понимать, как устроен не только мир, но и он сам. Такие мысли, как «кто я такой?», «что мне нравится?», «что я сейчас хочу?» теперь всё чаще появляются в голове у школьника. Понимание сопровождается не только позитивными эмоциями, но и временными разочарованиями и неудовлетворением тех потребностей, которые раньше были удовлетворены родителями. Из-за комбинации этих факторов могут происходить истерики у ребёнка 7 лет.

3. Обретение нового статуса.

Ваш малыш больше не малыш, а ученик. У него появились новые права и обязанности, которые он должен соблюдать. Первая ответственность в виде заданного домашнего задания, поддержания опрятного внешнего вида и дисциплины на уроках. Если раньше вы могли спустить ему с рук разные шалости, то теперь в его окружении появились люди (а именно, учителя), которые этого делать не собираются. Поэтому теперь ему приходится учиться сдерживать свои импульсы в социуме, сохраняя за собой приобретённый статус, что не всегда может быть легко выполнимой задачей.

4. Новые друзья.

Зачастую, именно в этом возрасте ребёнок начинает больше времени проводить со сверстниками. Он перебирает одного одноклассника за другим, знакомится с особенностями поведения своих новых знакомых и познаёт на себе первые чувства (дружба, симпатия, гнев, обиды, несправедливость и т.д.). Очень часто кризис 7 лет у ребёнка возникает как раз из-за столкновения чистого, ничем не обременённого сознания с мирскими чувствами.

Основные признаки кризиса 7 лет.

Все изменения ребёнка можно разделить на 3 основных группы:

 

1. Первая группа симптомов связана с возникшей тягой ребёнка к самостоятельности:

— появление большого интереса к семейным делам. Это может быть и заинтересованность во взаимоотношениях родителей, в бюджете семьи и т.д.;

— частое вступление во взрослые разговоры, порой со знакомыми родителей;

— внезапное желание взять на себя новые обязанности, проявляя большую важность к своей персоне.

 

2. Ребёнок 7 лет неуправляемый? Тогда он относится ко второй группе, которая имеет кризисные симптомы, связанные с нарушением правил и обычаев, принятых в семье:

— разбрасывает или вовсе ломает подаренные игрушки;

— на любые просьбы отвечает отказом;

— проявляет упрямство, часто спорит с поводом и без;

— грубит, гневно высказывается.

 

3. Третья группа отличается подражанием взрослым людям:

— передразнивает мимику, голоса и движения взрослых;

— просит купить модную одежду и дорогие гаджеты;

— кривляется;

— слишком сильно обижается, когда слышит критику или шутки в свой адрес;

— часто может кардинально меняться настроение.

Если вы заметили одно или несколько отклонений в поведении ребёнка, указанных в данном абзаце, вероятно ваше дитё переживает кризис 7 лет. Все проявления имеют очень важное значение как в развитии, так и в дальнейшей жизни ребёнка.

 

Гендерные особенности.

Несмотря на то, что причины возникновенияистерики у ребенка 7 лет примерно одинаковые, гендерные различия в поведении детей всё-таки ощутимы. Проблемы у девочек и у мальчиков проявляются по-разному.

Девочки быстрее привыкают к новому школьному этапу и становятся более сосредоточенными и ответственными в статусе ученика. Поэтому они могут спокойно переносить многие потрясения, пока находятся вне дома. Так, прилежная ученица в школе может по приходу домой закатывать бурные истерики и капризничать по каждому поводу в присутствии родителей. Родителям важно проводить спокойные беседы с девочкой, часто спрашивать о её состоянии, направлять её в творческие дисциплины, где она сможет показать себя настоящую.

Мальчики же в семилетнем возрасте чересчур стараются проявить себя, выплеснуть свою энергию и показать все свои умения и качества. Поэтому их поведение зачастую бывает броским, не поддающимся внешнему контролю. Соперничество с другими мальчиками, агрессивное поведение, задирание девочек – почти каждый мальчик проходит через этот период. Родителям очень важно направить энергию ребёнка в нужное русло, например, в спорт, в прогулки и игры на свежем воздухе.

Итак, подводя итоги по признакам гендерных различий, можно понять, что девочка направляет энергию внутрь себя, стараясь не получить осуждения от окружающих (если это не родители). А мальчик, наоборот, всю свою энергию отдаёт окружающему его миру.

 

Кризис глазами ребёнка.

Попробуйте вспомнить, каково это быть ребенком 7 лет. Какие ощущения вы испытывали и что вас не устраивало в поведении ваших родителей.

Допустим, вам 7 лет. Вы впервые пришли в школу, куда, между прочим нужно рано вставать и каждый день с вечера собирать портфель. Начиная с 1 сентября, все вокруг то и дело твердят о том, что вы теперь взрослый. А что это значит, вы пока понять не можете. Ведь и портфель вам собирала мама, и на линейку идете за руку с папой.

Тут вы встречаете своих будущих одноклассников, с которыми вам обязательно нужно познакомиться. Вы же пришли в школу социализироваться, а не в углу сидеть. А если вам кто-то не нравится, что делать? – не общаться, на мелкие оскорбления отвечать тем же (или начать плакать). Но нет, я же теперь человек взрослый, надо искать компромисс для решения конфликта. И… пока не можете.

Потом, из школы вас встречают родители, а вы, расстроенный первой ссорой/дракой идёте домой и думаете: «рассказать ли об этом происшествии родителям или я уже слишком взрослый для таких слабостей?».

Вот так и ощущается кризис 7 лет у ребёнка. Постоянные противоречия, желание стать взрослым и принимать взрослые решения. При этом невозможность осуществления своих желаний в силу столь малого возраста и опыта.

 

Как пережить этот период родителям?

Возрастной кризис 7 лет у ребёнка отмечается новым жизненным этапом как для самого ребёнка, так и для родителей. Все прежние методы воспитания становятся не эффективными и приходится прибегать к различным советам из источников.

Итак, в первую очередь родителям стоит поставить себя на место ребёнка. Вспомните, как вы в детстве не любили опеку своих родителей. Как хотели познать этот мир самостоятельно, без чьей-либо помощи.

Не старайтесь гиперопекать своё дитё, ласково направляйте его, без повышенного тона.

 

Что нельзя делать:

1. Не перегружайте его кружками и секциями. Пусть выберет что-то одно и вкладывает время в учёбу и дополнительные занятие равномерно.

2. Не давите на ребёнка. Со временем всё «устаканится», главное спокойно относиться к его «непростому» периоду.

3. Ещё одна крайность – не игнорируйте его проблемы в школе. Всё-таки родитель порой может помочь чуть больше, чем если ребенок справляется с неприятностями в одиночку.

4. НИКОГДА НЕ унижайте своего ребёнка! Это ведёт за собой целый набор будущих комплексов и травм, которые далее распространятся не только на его самоощущение, но и на его близких друзей и знакомых.

5. Не досаждайте разговорами о наступившем взрослом периоде. Это лишь усугубит проблему, а не даст с ней разобраться.

 

Что нужно делать:

1. Проводить больше времени с ребёнком, особенно на свежем воздухе, занимаясь разными видами активности.

2. Демонстрировать свою любовь в виде ласк, нежности, поцелуев, объятий.

3. Разговаривать на различные темы.

4. СЛУШАТЬ внимательно всегда, при любых обстоятельствах!

5. Смеяться и дурачиться вместе. Это поможет ребенку довериться вам.

 

Последствия кризиса у ребёнка 7 лет.

Важно понимать, что ребёнок не виноват в том, что с ним происходит, и от грамотного отношения родителей к данной проблеме зависит окончательный исход.

Правильная стратегия воспитания и спокойствие родителей могут помочь не только здраво перенести период взросления ребёнка, но и развить в нём:

— положительное отношение к учёбе,

— уважение к учителям,

— умение концентрироваться,

— терпение,

— трудолюбие,

— внимательность,

— желание узнавать новое,

— желание добиваться успеха.

 

Но есть и негативный исход, как, например:

— снижение самооценки, неуверенность в своих способностях;

— потеря интереса к получению знаний;

— низкая успеваемость;

— конфликты с учителями и одноклассниками.

 

Как помочь малышу. Советы психолога.

Обязательно запаситесь терпением, чтобы обеспечить ребёнку необходимую поддержку на данном этапе его жизни.

Спрашивайте мнение своего ребенка по семейным вопросам, советуйтесь с ним.

Радуйтесь его начинаниям, маленьким победам.

 

1. Очень важно обсуждать не отметки, а школьную жизнь в общем. Его друзей, хобби, времяпровождение, забавы на переменах. Чему он радуется, что его тревожит и т.д.

2. Позволяйте ему самостоятельно выбирать занятия, которым он будет посвящать свое время. Не делайте его заложником своих нереализованных желаний!

3. Показывайте свою любовь и обеспечивайте своевременную заботу. Позвольте ему упереться на вас в случае своих неудач.

Если же вы наблюдаете частые истерики у ребёнка 7 лет, негативизм, отсутствие желания учиться и вообще что-либо делать, частые простудные заболевания и любые негативные реакции, которых раньше не было — посетите с ребенком детского психолога. Никогда не старайтесь решить сложные проблемы в одиночку. Специалист поможет вам гармонично преодолеть этот непростой, но важный период в развитии ребенка без негативных последствий.

 

 

 

 

 

 

Кризис трёх лет у ребенка

    Содержание:

  1. Кризис 3 лет: симптомы
  2. Причины кризиса 3 лет
  3. Кризис 3 лет: рекомендации родителям
  4. Кризис 3 лет: когда заканчивается?

Вот и закончились ночные колики и укачивания на ручках, ребенок научился самостоятельно ходить и ловко попадать ложкой в рот, с ним уже можно поговорить на разные темы и более или менее спокойно посидеть в кафе или проехаться на автобусе. Вчерашний малыш вырос, и, казалось бы, родителям можно перевести дух. Но тут приходит он — кризис 3 лет.

Еще вчера добрый и покладистый ребенок вдруг превращается в вечно ноющее или вопящее чудовище, у которого на все один ответ — нет! Постоянные истерики, катания по полу, отказ выполнять простейшие требования, попытки все делать самостоятельно, и тут же снова крик — не получается! Такое поведение сводит родителей с ума и вызывает только один вопрос: что делать? Кризис 3 лет — явление временное и проходящее. Разобравшись, как проявляется кризис 3 лет и какие причины его вызывают, родители смогут пережить этот период с наименьшими потерями для своей психики, а заодно и помочь ребенку преодолеть кризис 3 лет. Негативизм и упрямство со стороны ребенка — это не желание позлить родителей, а непонимание, что происходит и как себя вести на новом жизненном этапе.

Кризис 3 лет: симптомы

В поведении детей дошкольного возраста часто можно увидеть признаки кризиса 3 лет. Если ребенок внезапно совсем отбился от рук, вспомните о его возрасте. Кризис 3 лет необязательно посетит ребенка непосредственно в его третий день рождения. Период отрицания и упрямства может начаться за полгода до трехлетия или на полгода позже.

Вы столкнулись с кризисом 3 лет, если ребенок:

  • постоянно проверяет границы дозволенного;

  • устраивает истерики по любому поводу и без;

  • требует купить нужную ему игрушку, рыдая и катаясь по полу в магазине;

  • на прогулке убегает в противоположную от вас сторону;

  • не реагирует на просьбы и слово «нельзя»;

  • негативно воспринимает любые ваши предложения;

  • на все отвечает «нет», «не хочу», «не буду»;

  • пытается все делать самостоятельно и по-своему: сам натягивает куртку, сам садится есть, если что-то не получается — закатывает истерику;

  • не поддается переубеждению.

Причины кризиса 3 лет

В возрасте трех лет ребенок пытается отделять свое «я» от родительского. Он начинает осознавать себя отдельной самостоятельной личностью со своими желаниями, которые нужно отстаивать. Детский кризис 3 лет часто проявляется в демонстративном и даже тираническом поведении ребенка: он устраивает истерики на пустом месте и не соглашается буквально ни с чем. Ребенок как будто специально хочет сделать назло, наоборот, вопреки желаниям родителей. Конечно, такое поведение вызывает у родителей недоумение и раздражение, но следует помнить, что ребенок упрямится и говорит «нет» не для того, чтобы вам досадить. Он просто не знает других способов утвердиться как личность. Как пережить кризис 3 лет, ребенку должны показать родители.

Кризис 3 лет: рекомендации родителям

Если у ребенка кризис 3 лет, советы родителям сводятся, по большому счету, к рекомендации соблюдать баланс. Не стоит как наказывать ребенка, так и поощрять его поведение. Во время истерики попытайтесь переключить внимание упрямца на что-то другое, а если не получается — просто переждите. Но когда ребенок успокоится, обязательно проговорите с ним случившееся, объясните, что любите его по-прежнему, но такое поведение вас очень расстроило и в обществе оно недопустимо.

Ребенок хочет быть самостоятельным? Разрешите ему самому принимать решения. Не принуждайте съесть кашу и бутерброд, спросите: «Ты будешь кашу или бутерброд?» Если вы идете по делам, оставьте ребенку возможность поучаствовать в определении маршрута: «Мы сначала зайдем в магазин или в аптеку?»

Иногда можно сыграть и на противоречии: если вам срочно нужно собрать ребенка в детский сад, а он отказывается одеваться, скажите, что в сад вы сегодня не пойдете. Ребенок из упрямства начнет кричать: «Нет, пойдем!» Воспользуйтесь этим, но подчеркните, что сегодня вы выполняете его просьбу, а завтра он будет выполнять вашу.

Ребенок должен поверить, что он хороший, несмотря на временные трудности с поведением. Хвалите ребенка, если он выполнил ваши поручения, подчеркивайте, что он послушный и у него все отлично получается.

Если вы не справляетесь с ситуацией, становитесь раздражительным, агрессивным или, наоборот, у вас опускаются руки, вам поможет наука психология. Кризис 3 лет — тема, на которой специализируются многие детские психологи, которые подскажут, как правильно себя вести, откуда черпать спокойствие и силы, а также поработают с самим ребенком.

Кризис 3 лет: когда заканчивается?

Как долго ваш ребенок будет упрямцем — месяц или год — предсказать невозможно. Одни дети «проскакивают» кризисный возраст, даже не заметив, другие задерживаются в нем надолго. Сколько длится кризис 3 лет, будет зависеть и от отношения родителей к происходящему.

На протяжении жизни взрослеющий ребенок еще не раз столкнется с кризисами определенного возраста, ведь кризис 3 лет возрастная психология считает начальной точкой на пути становления личности.

Кризис 3 лет у ребенка надо просто переждать и пережить, как пережидают грозу или ураган. Используя нашу памятку по кризису 3 лет, вы поможете ребенку быстрее преодолеть этот сложный для него и окружающих период.

Как поддержать устойчивость вашего ребенка во время кризиса

Травматические события, такие как 11 сентября и ураганы научили экспертов тому, как направлять родителей, чтобы они были готовы реагировать на кризисы таким образом, чтобы помочь их детям быть устойчивыми.

Прослушивание

Умение слушать — важный способ для родителей выразить любовь и принятие, а также помочь детям разобраться в дилеммах. В контексте кризисов слушание приобретает еще одну жизненно важную роль. Поскольку дети по-разному реагируют на кризисы, мы должны искать у них подсказки о том, что они знают, как они интерпретируют события и что им нужно от окружающих их взрослых.После объятий спросите детей, что они понимают о том, что произошло, и какие у них есть вопросы или опасения. Прислушивайтесь к любым возможным недоразумениям.

У детей часто возникают страхи, основанные на ограниченной информации или непонимании того, что им рассказали о событии. Вы должны сначала выслушать их опасения, чтобы вы могли правильно сформулировать свое обсуждение ситуации и избавить их от пугающих или ненужных подробностей. Когда они закончат говорить, спросите, как у них дела и чем вы можете быть им полезны.

Помощь им в выражении страхов и беспокойств

Простого вопроса о том, что они понимают или что они чувствуют, может быть недостаточно, чтобы заставить их выразить свои чувства. Иногда простое сидение с ними, пока они рисуют картинки или играют со своими игрушками, поможет им найти способ сообщить о своих чувствах, даже если они сами не до конца осознают это.

Маленькие дети

  • Маленьким детям может понадобиться ваша помощь, чтобы найти слова, чтобы выразить свои чувства.Предложите им слова на выбор, сказав, что грустить, расстраиваться или смущаться — это нормально. Будьте хорошим образцом для подражания, делясь своими чувствами и объясняя, что вы делаете, чтобы помочь себе почувствовать себя лучше. Поощряйте их выражать чувства через игру, рисование, рассказывание историй или другую творческую деятельность.

Дети старшего возраста и подростки

  • Детям старшего возраста и подросткам может быть легче говорить о том, что думают другие. «Моя подруга Моника сказала, что она просто следует за своей мамой, чтобы убедиться, что они никогда не расстанутся.Разве она не урод?» Когда это происходит, не снимайте маску, говоря: «Держу пари, ты тоже это чувствуешь.» Вместо этого поговорите о том, что должна чувствовать Моника и как это понять. Спросите ребенка, что могла бы сделать мама Моники, чтобы она чувствовала себя в большей безопасности. Поощряйте детей старшего возраста задавать вопросы и делиться чувствами. Отвечайте на их вопросы спокойно, в соответствии с возрастом, и не умаляйте их эмоций.

Никогда не заставляйте ребенка говорить

Некоторые дети ведут себя так, как будто их это совсем не беспокоит.Они не кажутся особенно заинтересованными или взволнованными событием. Если это так, то нет причин подталкивать их к высказыванию чего-либо в настоящее время. Никогда не заставляйте своих детей говорить, но скажите им, что вы готовы их выслушать. Ваши дети могут быть глубоко тронуты или расстроены, но на самом деле нуждаются в ощущении нормальности. Покажите, что ваш собственный способ обрести утешение — это поговорить о ситуации. Пусть ваши дети увидят, как вы разговариваете с другими взрослыми, и наблюдайте за вашим облегчением, когда вы общаетесь с другими. Оставьте дверь открытой для будущих разговоров.Они могут произойти в любое время.

Как справиться со смешанными эмоциями

Люди, как молодые, так и пожилые, часто испытывают смесь гнева и замешательства перед лицом бедствия. Какая эмоция преобладает, может быть связано с характером бедствия.

  • В случае с терроризмом обычно спрашивают: «Как люди могут быть такими жестокими?» и имеют оправданный гнев.
  • Во время стихийных бедствий мы чаще всего не знаем, как выплеснуть гнев. Многие взрослые, а также дети постарше обращают его внутрь себя — «Мы могли бы подготовиться лучше», или «Меня наказывают.
  • Другие могут открыто выражать гнев или испытывать кризис веры — «Как наше правительство могло не защитить нас?» или «Как мог любящий Бог сделать это с нами?»

Куда бы ни был направлен этот гнев и замешательство, наша первая реакция — выслушать, а не отрицать это или пытаться отговорить детей от этого.

What to Say

Наша способность сообщать о том, что мы чувствуем себя в безопасности, через язык тела и тон, может быть важнее, чем наши точные слова.Перед лицом кризиса соберите семью в той части дома, где вы хорошо проводите время вместе, или прогуляйтесь в любимом месте, которое напомнит детям о комфорте. Вы можете начать разговор со всеми присутствующими, чтобы чувствовать себя в большей безопасности, когда вы все вместе. В зависимости от возраста и уровня развития ваших детей более глубокие беседы могут происходить только с одним ребенком и одним или обоими родителями.

Больше всего на свете взрослые должны быть честными в том, что произошло. К сожалению, это не та правда, от которой мы можем защитить наших детей, но правда не обязательно должна включать в себя все ужасные детали. Количество деталей, которыми нужно поделиться, будет зависеть от их способности понимать.

Маленькие дети

  • Очень маленькие дети нуждаются в простых, конкретных объяснениях того, что произошло и как это повлияло на них. Если у них есть грубое непонимание событий, исправьте их. Но если они объясняют историю таким образом, который предполагает, «Все кончено, плохие парни все мертвы, и это произошло очень далеко», не исправлять их и не добавлять больше нюансов.Их простые объяснения могут быть именно тем, во что им нужно верить, чтобы чувствовать себя в безопасности. Не лишайте их чувства безопасности, которое они создают для себя.

Дети старшего возраста и подростки

  • Дети старшего возраста, скорее всего, будут запрашивать и получать дополнительную информацию о стихийном бедствии и усилиях по восстановлению.

Говорить, что вы не знаете, нормально

Не беспокойтесь о том, чтобы сказать идеальные слова. Ничего из того, что мы можем сказать в этих обстоятельствах, не сделает все лучше.На самом деле, есть разумный шанс, что разговор взрослых может еще больше расстроить детей, но имейте в виду, что их расстраивает ситуация, а не наши разговоры о ней. Не чувствуйте себя обязанным объяснять, почему это произошло. Можно сказать, что вы не знаете, почему произошло что-то настолько ужасное.

Убедите, что ваш ребенок находится в безопасности

Когда мы пытаемся объяснить трагические события, главная цель состоит в том, чтобы убедить вас и ваших детей в безопасности. Если не ясно, что вы все еще в безопасности, не лгите.Вместо этого сосредоточьтесь на шагах, которые вы предпринимаете, чтобы стать безопаснее. Если можете, укажите на такие вещи, как удаленность от места проведения мероприятия или тот факт, что полиция, солдаты и спасатели прилагают все усилия, чтобы обеспечить безопасность всех. Не перегружайте детей информацией, но честно и кратко объясните им, что произошло и что делается в ответ.

Национальная сеть детского травматического стресса предлагает рассказать детям, как именно стихийное бедствие влияет на их семью, школу и общество.Они могут беспокоиться о безопасности своих друзей или родственников. Будьте честны, если вы действительно не знаете, но заверите их, что родители их друзей заботятся о них так же, как вы заботитесь о своих детях. Вы можете рассказать им о том, как правительство усердно работает над восстановлением электричества, телефонов, воды и газа, или о том, как городские рабочие позаботятся об уборке обломков и помогут семьям найти жилье.

Восстановление баланса

Если ваша семья была непосредственно вовлечена в теракта, войны или стихийного бедствия, вы потратите недели или месяцы — возможно, при адекватной поддержке — на восстановление своей жизни.Если ваша семья была на периферии этих кризисов, но стала их свидетелем через средства массовой информации, вам все равно потребуется время, чтобы восстановить некоторый эмоциональный баланс. В эти периоды детям могут помочь несколько мелочей.

Вернитесь к старому распорядку

Как можно скорее постарайтесь следовать старому распорядку, потому что он обеспечивает комфорт и знакомую структуру повседневной жизни ребенка. Например, вернуть ее в школу и не отменять празднования, такие как вечеринки по случаю дня рождения или внеклассные мероприятия, которые ей нравятся.Следуйте обычному графику, насколько это возможно. Даже если вы находитесь в приюте, вы все равно можете поддерживать некоторые семейные ритуалы, такие как пение одних и тех же песен или рассказывание одних и тех же историй перед поездкой. перед сном. Старайтесь соблюдать домашние правила и дисциплину, но имейте в виду, что изменения в поведении могут быть результатом страхов или неуверенности, которые можно смягчить с помощью повторных заверений и дополнительного внимания. Это нормально, когда ваши дети больше зависят от вас после травматического события. Дети могут быть более рассеянными и иметь проблемы с концентрацией внимания на школьных занятиях. Будьте терпеливы и дайте им мягкие напоминания и дополнительную помощь, если это необходимо. Дети могут больше беспокоиться, когда разлучаются с родителями перед сном или когда родителям нужно уйти на работу или на встречу. Дайте себе больше времени, чтобы обнять и поговорить со своими детьми, прежде чем расстаться с ними.

Помните, что мир ваших детей вращается вокруг вас и вашего дома. Любое нарушение вашей обычной семейной деятельности будет ощущаться вашими детьми. Вещи, которые могут казаться вам тривиальными, например просмотр телевизора, игра на компьютере или приглашение друзей, важны для ваших детей и будут расцениваться как огромные потери, если им помешают.Будьте терпеливы и помогите детям подумать об альтернативных занятиях, если их обычные игрушки недоступны или если их обычные занятия отменены. Обеспечить множество возможностей для игры.

Просмотрите план готовности вашей семьи к стихийным бедствиям

Еще один способ развить у ребенка чувство план готовности вместе. Составление семейного плана на случай, если стихийное бедствие непосредственно затронет вас в следующий раз (или ударит снова), может помочь повысить чувство безопасности вашей семьи.

Найдите способы помочь другим

Наконец, предоставьте своим детям возможности помогать другим. Дети лучше справляются и быстрее выздоравливают, когда помогают другим, потому что это создает чувство контроля и помогает детям лучше относиться к себе. Помогая пострадавшим от трагедии или почтивая память погибших, дети могут восстановить чувство контроля над трагедией, которая часто заставляет их чувствовать себя беспомощными.

Ограничить доступ к средствам массовой информации

Попытаться контролировать и ограничивать воздействие ваших детей на новости.Каким бы убедительным это ни было во время стихийного бедствия, освещение в новостях часто бывает ошеломляющим, потому что сегодняшний 24-часовой цикл новостей изо дня в день повторяет драматические кадры. Этот шквал может выжигать образы в сознании и усиливать травму.

Все крупные организации по защите детей предлагают вам полностью защитить своих детей (в зависимости от их возраста) или ограничить время, которое они проводят за просмотром материалов, связанных с инцидентом. Даже косвенное воздействие стихийных бедствий через средства массовой информации (например, газеты, телевидение, Интернет, радио) может нанести ущерб.Это может заставить детей беспокоиться о том, что с ними может случиться что-то подобное. Это может изменить их взгляд на мир; они могут начать воспринимать его как угрожающее, страшное место. Родителям важно ограничивать воздействие средств массовой информации в целом и объяснять словами, что они понимают то, что видят и слышат. Будьте честны, но избавьте детей от ненужных или пугающих подробностей.

В то время как детям полезна базовая информация о том, что произошло, им может быть вредно видеть графические изображения или звуки.Старайтесь поощрять реалистичные сообщения надежды и оптимизма. Укажите некоторые положительные стороны травмы, например, как люди помогают друг другу или как герои рискуют своими жизнями ради других. Даже в самой сложной ситуации ваш позитивный взгляд на будущее поможет вашим детям увидеть хорошее в окружающем мире, помогая им пережить трудные времена.

Помните…

Дети так сильно полагаются на нас, чтобы понять, как интерпретировать страшные события, что мы должны знать о множестве различных способов, которыми они учатся у нас и других взрослых.Они прислушиваются к нашим словам, замечают уровень стресса, который сообщает наше тело, следят за тем, следуем ли мы распорядку дня, и видят, меняем ли мы свой тон или отношение, когда разговариваем с другими. Если мы не можем поддерживать постоянное спокойствие с друзьями или другими взрослыми, мы должны вести эти разговоры наедине, вдали от детей и, желательно, чтобы дети не знали, что взрослые говорят тайно, что только усилит их беспокойство и подорвет чувство безопасности. мы пытаемся общаться.

К сожалению, мы не можем защитить наших детей от травм, связанных со стихийными бедствиями, войнами или терроризмом. Однако то, как мы реагируем, и предлагаемая нами поддержка могут помочь смягчить потенциальные негативные последствия травматического события и повысить вероятность того, что наши дети выздоровеют. Суть в том, чтобы родители сохраняли спокойствие и напоминали детям, что они любимы и что вы делаете все возможное, чтобы обезопасить их. Ощущение безопасности и связи с родителями, членами семьи, учителями, друзьями или сообществом — это наилучшая защита детей, которая влияет на их восстановление сразу после стихийного бедствия и в будущем.Имея сильную систему поддержки, вы сможете свести к минимуму негативные убеждения, успокоить страхи, восстановить нормальную жизнь и сплотиться как семья, чтобы вы все пришли в норму и, возможно, даже выросли после мучительных и непредсказуемых событий.

Дополнительная информация:

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться в качестве замены медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Могут быть варианты лечения, которые ваш педиатр может порекомендовать в зависимости от индивидуальных фактов и обстоятельств.

Воспитание тревожных детей — The Atlantic

Обновлено в 10:30 по восточному времени 17 апреля 2020 года.

Представьте на мгновение, что будущее будет еще более напряженным, чем настоящее. Может быть, нам и не нужно это представлять. Вы, наверное, верите в это. Согласно опросу, проведенному Pew Research Center в прошлом году, 60 процентов взрослых американцев считают, что через три десятилетия США будут менее могущественными, чем сегодня.Почти две трети говорят, что политический раскол будет еще больше. Пятьдесят девять процентов считают, что окружающая среда будет деградировать. Почти три четверти говорят, что разрыв между имущими и неимущими будет увеличиваться. Многие ожидают, что уровень жизни средней семьи снизится. Большинство из нас, по-видимому, в последнее время остро осознали опасность глобальных эпидемий.

Чтобы узнать больше тематических статей, скачайте приложение Audm для iPhone.

Предположим также, что вы достаточно храбры или безумны, чтобы привести ребенка в этот мир, или, вернее, в этот беспорядок.Если когда-либо и был момент для укрепления психики и опоясывания души, то это, несомненно, он. Но как подготовить ребенка к жизни в нестабильное время, гораздо более тяжелое с психологической точки зрения, чем мир конца 20-го века, в котором вы родились?

Чтобы уберечь детей от физического вреда, покупаем автокресла, защищаем от детей, учим плавать, парим. Но как сделать ребенку прививку от будущих страданий? Если на то пошло, что вы делаете, если ваш ребенок кажется перегруженным жизнью здесь и сейчас?

Возможно, вы уже знаете, что все больше и больше наших детей не в порядке.Но резюмируем: после того, как в 1970-х и 80-х годах уровень подростковой депрессии оставался более или менее неизменным, уровень подростковой депрессии немного снизился с начала 90-х до середины нулевых. Однако вскоре после этого они начали подниматься и не остановились. Многие исследования, основанные на нескольких источниках данных, подтверждают это; один из последних анализов, проведенный Pew, показывает, что с 2007 по 2017 год процент 12-17-летних, которые пережили серьезный депрессивный эпизод в предыдущем году, вырос с 8 до 13 процентов, что означает что за десятилетие число подростков с тяжелой депрессией увеличилось с 2 миллионов до 3. 2 миллиона. Среди девочек этот показатель был еще выше; в 2017 году каждый пятый сообщил о глубокой депрессии.

Еще более мучительное проявление этой тенденции можно увидеть в цифрах самоубийств. С 2007 по 2017 год число самоубийств среди молодежи в возрасте от 10 до 24 лет выросло на 56 процентов, обогнав убийства как вторую по значимости причину смерти в этой возрастной группе (после несчастных случаев). Особенно поразительно увеличение среди детей предподросткового и младшего подросткового возраста. Самоубийства детей в возрасте от 5 до 11 лет за последние годы почти удвоились.Число обращений детей в отделения неотложной помощи в связи с попытками самоубийства или суицидальными мыслями выросло с 580 000 в 2007 г. до 1,1 миллиона в 2015 г.; 43 процента этих посещений были детьми младше 11 лет. Пытаясь понять, почему эмоциональные расстройства, которые когда-то начинались в подростковом возрасте, теперь распространяются на более молодые возрастные группы, я позвонил Лоре Прагер, детскому психиатру из Массачусетской больницы общего профиля и соавтор книги «Самоубийство охранника Бланкета» и «Другие истории службы экстренной помощи детской психиатрии ». Могла ли она объяснить, что происходит? «Есть много теорий, но я не понимаю их полностью», — ответила она. «Я не знаю, что кто-то делает».

С декабря 2015 года: Ханна Розин о самоубийствах в Силиконовой долине

Одним из возможных факторов, способствовавших этому, является то, что в 2004 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов вынесло предупреждение об антидепрессантах, отметив возможную связь между использованием антидепрессантов и суицидальными мыслями у некоторых молодых людей. Количество назначений антидепрессантов детям резко сократилось — ведущие эксперты спорят о том, привело ли предупреждение к большему количеству смертей, чем предотвратило.Похоже, что опиоидная эпидемия также играет свою роль: одно исследование предполагает, что шестая часть роста подростковых самоубийств может быть связана с опиоидной зависимостью родителей. Некоторые эксперты предположили, что растущий уровень стресса среди девочек предподросткового и подросткового возраста может быть связан с тем, что у девочек начинаются менструации все раньше и раньше (тенденция, которая сама по себе связана с различными факторами, включая ожирение и воздействие химических веществ).

Однако, даже взятые вместе, эти объяснения не полностью объясняют происходящее.Они также не могут объяснить хрупкость, которая, кажется, сейчас сопровождает так много детей из подросткового возраста в их молодые-взрослые годы. Ближе всего к единой теории этого случая, выдвинутой в The Atlantic три года назад психологом Джин М. Твенге и во многих других местах многими другими людьми, является то, что виноваты смартфоны и социальные сети. Но это не может объяснить стресс, который мы наблюдаем у детей, слишком маленьких, чтобы иметь телефоны. И чем больше изучается взаимосвязь между телефонами и психическим здоровьем, тем менее очевидной она кажется.Во-первых, у детей во всем мире есть смартфоны, но в большинстве других стран такого роста числа самоубийств не наблюдается. С другой стороны, метаанализ недавних исследований показал, что общие связи между временем, проведенным перед экраном, и благополучием подростков варьируются от относительно небольших до нулевых. (Некоторые исследования выявили даже положительный эффект: когда подростки, например, больше пишут сообщений в определенный день, они сообщают о том, что чувствуют себя менее подавленными и тревожными, вероятно, потому, что они чувствуют большую социальную связь и поддержку. )

Можно привести веские доводы в пользу того, что социальные сети потенциально опасны для людей, которые уже подвержены риску тревоги и депрессии. «То, что мы наблюдаем сейчас, — пишет Кэндис Оджерс, профессор Калифорнийского университета в Ирвине, которая внимательно изучила литературу, — может быть появлением нового типа цифрового разрыва, при котором различия в онлайн-опыте усиливают риски среди [людей]. уже уязвим». Например, тревожные дети чаще, чем другие дети, подвергаются издевательствам, а дети, которые подвергаются кибербуллингу, гораздо чаще думают о самоубийстве.А для молодых людей, которые уже борются, онлайн-отвлечения могут сделать отступление от офлайн-жизни слишком заманчивым, что может привести к углублению изоляции и депрессии.

Это более или менее возвращает нас к тому, с чего мы начали: с некоторыми детьми не все в порядке, и некоторые аспекты современной американской жизни делают их все более и более нездоровыми в все более и более раннем возрасте. Но ничто из этого не предлагает особых решений. Отбирать телефоны у несчастных детей кажется плохой идеей; пока именно здесь протекает большая часть социальной жизни подростков, вы только изолируете их.Проводим ли мы кампанию, направленную на то, чтобы отобрать телефоны у счастливых детей? Вести войну с ранним половым созреванием? Какие?


Видео: Дети тоже беспокоятся из-за пандемии

В последнее время я много думал об этих вопросах, как по журналистским, так и по личным причинам. Я мать двоих детей, 6 и 10 лет, в родословной которых более чем достаточно психических заболеваний. Потеряв одного члена семьи в результате самоубийства и наблюдая, как другой страдает от зависимости и психической инвалидности, у меня нет более глубокого желания для своих детей, чем чтобы они не страдали подобным образом. И все же, учитывая очевидное направление нашей страны и нашего мира, не говоря уже о том испытании, которое представляет собой меритократия на поздних стадиях, я не испытываю оптимизма в отношении условий будущего здравомыслия — их, моего или кого-либо еще.

Сентябрь 2019: Даниэль Марковиц о том, как меритократия вредит всем

К моему удивлению, когда я начал брать интервью у экспертов в области детского психического здоровья — клиницистов, нейробиологов, занимающихся передовыми исследованиями, родителей, получивших этот неофициальный статус в результате трудности своих детей — возник необычайно сплоченный хор.Несмотря на все загадки мозга, на все, чего мы до сих пор не знаем о генетике и эпигенетике, люди, с которыми я говорил, подчеркивали, что мы знаем о том, когда начинаются эмоциональные расстройства, и как мы можем предотвратить их появление на перевале. Когда: детство — очень часто раннее детство. Как: лечение беспокойства, которое неоднократно описывалось как ворота к другим психическим расстройствам или, по яркому выражению одной матери, «дорога в ад».

На самом деле акцент на тревоге не был таким уж удивительным.Из конечно тревоги. Тревога в 2020 году вездесуща, неизбежна, окружающее состояние. В течение этого столетия процент посещений амбулаторных врачей в Америке, связанных с рецептом на успокаивающее лекарство, такое как ксанакс или валиум, удвоился*. Что касается детей: исследование, опубликованное в 2018 году, является самой такая таблица показала, что всего за пять лет число диагнозов тревожных расстройств среди молодежи увеличилось на 17 процентов. Беспокойство — тема поп-музыки («Breathin» Арианы Гранде, «Anxiety» Джулии Майклс и Селены Гомес), самого продаваемого графического романа страны (« Guts » Райны Тельгемайер) и чувство юмора целой когорты (см. бездонный аппетит к тревожным мемам). The New York Times даже опубликовала подборку книг на тему беспокойства для самых маленьких. «Беспокойство растет во всех возрастных группах, — поясняется в нем, — и малыши не застрахованы».

Как сделать ребенку прививку от будущих страданий? Что делать, если ваш ребенок уже кажется перегруженным здесь и сейчас?

Хорошая новость заключается в том, что появляются новые формы лечения детских тревожных расстройств, и, как мы увидим, это лечение может предотвратить множество последующих проблем. Тем не менее, есть проблема, связанная с большей частью беспокойства по поводу детского беспокойства, и это приближает нас к сути дела.Тревогу расстройства стоит предотвращать, но тревогу не следует отгонять. Это универсальный и необходимый ответ на стресс и неопределенность. Во время написания этой статьи я неоднократно слышал от терапевтов и исследователей, что тревога неудобна, но, как и в случае большинства неудобств, мы можем научиться терпеть ее.

Однако мы поступаем наоборот: слишком часто мы полностью изолируем наших детей от страданий и дискомфорта. А дети, которые не учатся справляться с дистрессом, встают на трудный путь во взрослую жизнь.Все больше учащихся средних и старших классов избегают школы из-за беспокойства или депрессии; некоторые вообще перестали посещать. Эксперты говорят, что как симптом ухудшения психического здоровья «отказ от школы» эквивалентен пожару из четырех тревожных сигналов, поскольку он сигнализирует о глубоком дистрессе и потому, что он может привести к так называемому отказу от запуска — что видно по растущей доле молодые люди, которые не работают и не посещают школу и находятся на иждивении своих родителей.

Линн Лайонс, терапевт и соавтор книги «Встревоженные дети, встревоженные родители », рассказала мне, что детский кризис психического здоровья рискует стать самовоспроизводящимся: «Чем хуже становятся цифры о психическом здоровье наших детей, тем чем больше тревога, депрессия и суицид возрастают, тем более напуганными становятся родители.Чем более напуганными становятся родители, тем больше они продолжают делать то, что непреднамеренно усугубляет эти проблемы».

Читайте: Что коронавирус сделает с детьми

Это суть нашего момента. Проблема с детьми сегодня — это также и кризис воспитания, который сам по себе усугубляется по мере роста родительского стресса по целому ряду причин. Таким образом, мы имеем порочный круг, в котором взрослый стресс приводит к детскому стрессу, который ведет к еще большему взрослому стрессу, который приводит к эпидемии тревоги в любом возрасте.

I. Семена беспокойства

За последние два-три десятилетия эпидемиологи провели масштабные, репрезентативные в национальном масштабе исследования, в которых изучали детей на наличие психических расстройств, а затем наблюдали за ними во взрослой жизни. В результате мы теперь знаем, что тревожные расстройства являются наиболее распространенным психическим расстройством у детей и встречаются гораздо чаще, чем мы думали 20 или 30 лет назад. Мы знаем, что они затрагивают почти треть подростков в возрасте от 13 до 18 лет, и что их средний возраст начала — 11 лет, хотя некоторые тревожные расстройства начинаются намного раньше (средний возраст начала фобии — 7 лет).

Многие случаи детского беспокойства проходят сами по себе, и если у вас не было тревожного расстройства в детстве, оно вряд ли разовьется во взрослом возрасте. Менее радостно то, что случаи, которые не решаются, имеют тенденцию становиться более серьезными и приводить к дальнейшим проблемам — сначала дополнительным тревожным расстройствам, затем расстройствам настроения и злоупотреблению психоактивными веществами. «Возраст 4 может быть специфической фобией. В возрасте 7 лет будет тревога разлуки плюс специфическая фобия», — говорит Энн Мари Альбано, директор Клиники тревожности и связанных с ней расстройств Колумбийского университета. «В возрасте 12 лет будет тревога разлуки, социальная тревога и специфическая фобия. Тревога сначала подбирает себе друзей, прежде чем она разветвится на другие расстройства». И чем раньше она начнется, тем больше вероятность того, что за ней последует депрессия.

Все это означает, что мы больше не можем предполагать, что детские страдания — это фаза, из которой нужно вырасти. «Группа детей, чьи проблемы не решаются , составляет большинство взрослых, у которых есть проблемы», — говорит Дэниел Пайн из Национального института психического здоровья, ведущий специалист в области развития тревожности у детей.«У людей развивается целый ряд других проблем, которые не являются тревогой». Рональд С. Кесслер, профессор политики в области здравоохранения в Гарварде, однажды особенно ярко высказался по этому поводу: «Страх перед собаками в возрасте 5 или 10 лет важен не потому, что боязнь собак ухудшает качество вашей жизни», — сказал он. «Страх перед собаками важен, потому что он в четыре раза повышает вероятность того, что вы станете 25-летней, депрессивной, бросившей школу матерью-одиночкой и наркозависимой».

Вдобавок ко всему, сегодня у маленьких детей с проблемами психического здоровья могут быть худшие долгосрочные перспективы, чем у таких же детей в прошлые десятилетия.К такому выводу пришла Рут Селлерс, психолог-исследователь Университета Сассекса, которая изучила три лонгитюдных исследования британской молодежи. Селлерс обнаружил, что молодые люди с проблемами психического здоровья в возрасте 7 лет с большей вероятностью будут социально изолированы и подвергнуты преследованиям со стороны сверстников в более позднем детстве, а в 16 лет у них возникнут трудности с психическим здоровьем и учебой. расходы на здравоохранение, эти ассоциации со временем укрепляются.

Большие социальные сдвиги, подобные тем, которые произошли в последние годы, могут особенно сильно ударить по людям с определенными чертами.Недавний пример из Китая, где раньше любили застенчивых, тихих детей, и они, как правило, процветали. После быстрых социальных и экономических изменений в городских районах ценности изменились, и теперь эти дети, как правило, отвергаются своими сверстниками — и, конечно, не случайно, они более склонны к депрессивным симптомам. Я подумал об этом, когда недавно встречался с руководителями группы поддержки родителей молодых людей, испытывающих трудности, в районе Вашингтона, округ Колумбия, большинство из которых все еще живут дома. Некоторые из этих взрослых детей имеют психиатрические диагнозы; у всех были трудности с препятствиями и унижениями жизни в культуре с высокой конкуренцией, с сужением определения успеха и ростом стоимости жизни.

Надежда на раннее лечение заключается в том, что, обратившись к семилетнему ребенку, мы сможем остановить или, по крайней мере, замедлить мучительную траекторию, намеченную Селлерсом и другими исследователями. И когнитивно-поведенческая терапия, наиболее эмпирически подтвержденная терапия тревоги, часто достаточна именно для этого. В случае тревоги когнитивно-поведенческая терапия обычно включает в себя комбинацию того, что известно как «когнитивная реструктуризация» — обучение выявлять неадекватные убеждения и бросать им вызов — и воздействие тех самых вещей, которые вызывают у вас тревогу. Цель воздействия состоит в том, чтобы снизить вашу чувствительность к этим вещам, а также дать вам возможность научиться преодолевать свои тревожные чувства, а не избегать их.

Иллюстрация: Оливер Мандей; Marco Pasqualini / Getty

В большинстве случаев, согласно крупнейшему и наиболее авторитетному исследованию на сегодняшний день, когнитивно-поведенческая терапия работает: после 12-недельного курса у 60% детей с тревожными расстройствами состояние «значительно улучшилось» или «значительно улучшилось». Но это не постоянное лекарство — его результаты, как правило, исчезают со временем, и людям, у которых снова появляется тревога, могут потребоваться дополнительные курсы.

Более серьезная проблема заключается в том, что когнитивно-поведенческая терапия может работать только в том случае, если пациент мотивирован, а многие тревожные дети практически не заинтересованы в борьбе со своими страхами. И КПТ фокусируется на роли ребенка в его или ее тревожном расстройстве, пренебрегая при этом реакцией родителей на это беспокойство. (Даже когда родитель участвует в терапии, акцент, как правило, остается на том, что делает ребенок, а не родитель.) ) использует другой подход.SPACE лечит детей, не леча детей напрямую, а вместо этого леча их родителей. Согласно широко известному исследованию, опубликованному ранее в этом году в Journal of the American Academy of C hild & Adolescent Psychiatry , оно столь же эффективно, как КПТ, и достигает даже тех детей, которые отказываются от помощи. Неудивительно, что это вызвало огромное волнение в мире психического здоровья детей — настолько сильное, что, когда я начал репортаж об этом материале, я быстро потерял счет людям, которые спрашивали, читал ли я об этом. , или поговорил с Эли Лебовицем, профессором психологии, который его создал.

При работе непосредственно с родителями подход Лебовица направлен на предоставление не временного решения, а основы для успешного преодоления трудностей на протяжении всей жизни. К тому же, я пришел к выводу, что ПРОСТРАНСТВО — это гораздо больше, чем способ справиться с детской тревогой — это важная замочная скважина в извращенном подходе взрослых американцев к воспитанию детей.

Когда Лебовиц обучает других клиницистов, как делать SPACE, он начинает с того, что несколько раз повторяет им, что не винит родителей в патологиях их детей.

«Поскольку мы представляем область с очень богатой историей обвинений родителей практически во всем — аутизме, шизофрении, расстройствах пищевого поведения, — это действительно важный момент», — сказал он однажды воскресным утром в январе, когда он и его соавтор Яара Шимшони начала двухдневный тренинг для терапевтов. Присутствовало несколько десятков человек, приехавших в Йель со всей страны, чтобы научиться помогать родителям уменьшать то, что Лебовиц называет «приспособляемым» поведением, а остальные из нас могут назвать «поведением, типичным для родителей 21-го века».

«На самом деле нет доказательств того, что родители вызывают у детей тревожные расстройства в подавляющем большинстве случаев», — сказал Лебовиц. Но — и это большое , но — есть исследование, устанавливающее корреляцию между тревогой детей и поведением родителей. ПРОСТРАНСТВО, продолжил он, основано на простой идее о том, что вы можете бороться с тревожным расстройством ребенка, уменьшая родительскую аккомодацию — в основном, те вещи, которые родители делают, чтобы смягчить тревожные чувства ребенка.Если ребенок боится собак, в качестве приспособления можно было бы перевести его через улицу, чтобы избежать встречи с собакой. Если ребенок боится темноты, возможно, вы разрешаете ему спать в вашей постели.

Лебовиц позаимствовал концепцию около десяти лет назад из литературы о том, как обсессивно-компульсивное расстройство влияет на членов семьи пациента и наоборот. (Как он сказал мне, члены семьи в конечном итоге живут так, как будто у них тоже ОКР: « Все моют руки. Все переодеваются. Никто из не произносит то или иное слово».) С тех пор аккомодация стала предметом исследований тревожности. Теперь мы знаем, что около 95 процентов родителей тревожных детей занимаются аккомодацией. Мы также знаем, что более высокая степень аккомодации связана с более выраженными симптомами тревоги, более серьезными нарушениями и худшими результатами лечения. Эти результаты имеют потенциальное значение даже для детей, которые (пока) не проявляют клинической тревожности: повседневные усилия, которые мы прилагаем для предотвращения стресса у детей — сведение к минимуму того, что их беспокоит или пугает, помощь в решении сложных задач, а не предоставление им возможности бороться, — могут не помочь. им удается это в долгосрочной перспективе.Когда моя дочь плачет из-за того, что она не закончила школьный проект, который нужно сдать на следующее утро, я иногда останавливаю ее слезы, помогая ей до конца. Но когда я это делаю, она не учится справляться с дрожью дедлайнов. Когда она спрашивает меня, умрет ли кто-нибудь в нашей семье от COVID-19, недвусмысленное «Нет, не волнуйтесь» может успокоить ее сейчас, но более продолжительный и жесткий разговор о жизненных неопределенностях может больше помочь ей в будущем.

Несмотря на более чем десятилетнее свидетельство того, что вертолетное воспитание контрпродуктивно, дети сегодня, возможно, на больше, чем чрезмерно защищены, на больше с подозрением относятся к взрослой жизни, на больше нуждаются в терапии.

Родители знают, что они не помогают своим детям, приспосабливаясь к их страхам; то же самое они говорят Лебовицу. Но они также говорят, что не знают, как остановиться. Они боятся, что повседневная жизнь станет неуправляемой.

Вот некоторые вещи, которые я слышал от родителей в ходе обучения SPACE, чтобы не раздражать своих тревожных детей: площади дома, и у родителей нет времени спорить об этом.Отвозить ребенка в школу, потому что ребенок боится автобуса, в результате чего мать каждый божий день опаздывает на работу.

Завязывать и перешнуровывать обувь ребенка до тех пор, пока он не почувствует себя правильно .

Тратить в среднем 30 минут в день на проверку и перепроверку домашних заданий ребенка.

Объявление о своем присутствии во время передвижения по дому, чтобы ребенок всегда знал, где найти родителя («Я иду на кухню, Оливер»).Сопровождение 9-летнего ребенка в туалет, потому что он боится оставаться один. Разрешение 9-летнему ребенку сопровождать родителя в туалет, потому что он боится оставаться один. Писать в ведро — мать, а не ребенок — потому что в игровой комнате в подвале нет туалета, а ребенок боится оставаться один.

Разрешение ребенку спать в кровати родителей. Сидеть или лежать с ребенком, пока он засыпает.

Всегда носите с собой полиэтиленовый пакет, потому что ребенок боится, что его вырвет.

Разрезать еду 13-летней девочке, потому что она боится ножей.

Прекращение приема посетителей из-за сильной застенчивости ребенка. Выступление за ребенка в ресторанах. Просить учителя ребенка не заходить к нему в класс.

Установка приложения «Найти друзей» на телефон ребенка, чтобы ребенок мог отслеживать местонахождение родителей .

Приготовление разных блюд для ребенка, потому что он не будет есть то, что едят все остальные.

Покупка новой охранной сигнализации.Покупка нового автомобиля. Серьезно задумался о покупке нового дома.

Список можно продолжать и продолжать. Больше всего в нем дезориентировала не его длина, а то, как в нем сливались истории, казавшиеся мне причудливыми, но оказавшиеся банальными, с историями, которые звучали знакомо, но при дальнейшем рассмотрении казались нездоровыми. Многие из нас ничего не думают о приготовлении разных блюд для разных членов семьи. Время отхода ко сну стало таким затяжным делом, что теперь родители могут выполнять работу, которую когда-то выполняла мягкая игрушка.

Я едва сдержал смех при мысли о том, что ребенок выслеживает своих родителей, а не наоборот, но по комнате пронесся ропот узнавания. «Это 90 134 обычных 90 135», — сказал один терапевт. Мысль о покупке нового дома, должно быть, заставила меня поднять брови, потому что другая женщина наклонилась и прошептала: «У меня есть семья, которая переехала в двухуровневую квартиру, потому что дочь не хотела быть вне пределов слышимости».

В течение 12 занятий SPACE помогает родителям понять, как начать сокращать свои приспособления, а также выражает сочувствие к страданиям своего ребенка и уверенность в его возможностях.Если это срабатывает, а обычно это срабатывает, это запускает благотворный цикл: по мере изменения поведения родителей дети начинают справляться сами. Когда они справятся, они почувствуют себя более способными, и их родители будут относиться к ним соответственно, что еще больше уменьшит приспособленность. В свою очередь, улучшится самочувствие всей семьи.


AtlanticLIVE: Дети в тревожном возрасте

Что можно сделать с переутомленными детьми и родителями, изо всех сил пытающимися заботиться о них? Главный редактор The Atlantic Джеффри Голдберг обсудил эту эпидемию психического здоровья с Кейт Джулиан, старшим редактором, написавшим майскую обложку журнала.

II. Тревожный родитель

В большинстве критических замечаний по поводу методов воспитания детей в этом веке родители рассматривались как рациональные действующие лица, какими бы крайними ни были некоторые наши действия. Если мы парим над нашими детьми (или газонокосилкой, или бульдозером, или снегоочистителем для них), говорят, что мы делаем это в ответ на окружающие условия — например, освещение в СМИ похищений или резкое падение количества поступающих в колледжи. Другими словами, современные родители или, по крайней мере, представители высшего среднего класса, которые фигурируют в большинстве статей о тенденциях в воспитании детей, широко воспринимаются не как колеблющиеся, а как противоположность: слишком гиперактивные, слишком компетентные, слишком бдительные.И все же, несмотря на более чем десятилетние доказательства того, что вертолетное воспитание контрпродуктивно — см. среди других широко читаемых статей Atlantic «Как отправить ребенка на терапию» Лори Готтлиб и «Сверхзащищенный ребенок» Ханна Розин и такие книги, как « Как воспитать взрослого» Джулии Литкотт-Хеймс , — сегодняшние дети, возможно, на больше чрезмерно защищены, больше недоверчивы к взрослой жизни, больше нуждаются в терапии.

В связи с чем возникает вопрос: если современные родители так безжалостно контролируют ситуацию, почему мы не исправили курс? Может быть, мы совсем не в теме? Может быть, неустойчивое психическое здоровье наших детей связано не столько с нашим жестким стилем вождения, сколько с нашим истощением, чувством вины и неспособностью твердо стоять на своем? Мы жалуемся на то, что дети тонкокожи и восприимчивы к давлению сверстников, но, возможно, именно мы гиперчувствительны к мнению наших сверстников и, особенно, наших детей.И чем усерднее мы пытаемся поступать правильно — чем больше мы заботимся о них, чем быстрее реагируем на их потребности, — тем больше мы связываем себя узлами.

В последнее время несколько давних комментаторов на сцене воспитания начали высказывать подобные замечания. Возьмите эволюцию Мадлен Левин, психолога из района залива, чей бестселлер 2006 года Цена привилегий (разумно) отчитывал родителей за то, что они навязывали детям собственные амбиции. Ее новая книга « Готов или нет » предлагает более мрачный, хотя и более сочувственный взгляд на то, каково это воспитывать детей в мире, который, кажется, рушится, отмечая «ущерб, который [который] неконтролируемая тревога наносит принятию решений родителями». .

Иллюстрация: Оливер Мандей; DCDEBS / Getty

Рассмотрим также книгу 2018 года The Self-Driven Child Уильяма Стиксруда, клинического нейропсихолога, и Неда Джонсона, который управляет успешным репетиторским бизнесом в Вашингтоне, округ Колумбия (как можно ближе к рингу). место в меритократическом цирке). Они утверждают, что сегодняшние родители лишают детей осмысленного контроля над своей жизнью, подвергая их повышенному риску беспокойства и депрессии. И они посвящают целую главу тому, как психическое здоровье родителей вредит здоровью их детей.«Детям не нужны идеальные родители, но они получают большую пользу от родителей, которые могут служить не беспокоящим их присутствием», — пишут они.

Книга вызвала такой отклик у родителей, что спустя два года после ее публикации Стиксрад и Джонсон все еще фигурируют в национальных кругах. В своих сотнях появлений и тысячах бесед с родителями они пришли к выводу, что беспокойство родителей о своих детях даже больше, чем они думали, и более тревожно. Наблюдая за тем, как в декабре они отвечали на вопросы родителей из частной школы, я понял, почему.Аудитория вибрировала от неуверенности в себе, задавая неуклюжие вопросы обо всем, от академического давления до сна.

Когда на следующий день я выпил кофе с Джонсоном, а позже переписывался с ним по электронной почте, он сказал мне, что с момента написания книги он пришел к выводу, что чрезмерная защита детей родителями включает в себя недостаточно признанный элемент самозащиты. Когда мы защищаем детей от трудностей или вызовов, говорит он, мы не просто защищаем их от стресса; мы отражаем страдания, которые причиняют нам их страдания.Более того, когда школьная и семейная системы имеют базовый уровень стресса — когда взрослые всегда находятся в состоянии повышенной готовности — у детей нет шанса прийти в себя, и поэтому они сопротивляются тому, чтобы брать на себя естественные и здоровые риски, которые им помогут. расти. « Et voilà , — сказал он, — поколение тревожных детей, со страхом смотрящих на окружающий мир, которые становятся тревожными взрослыми.

«Что случилось с нами, взрослыми, что сделало нас родителями-вертолетами, которыми мы слишком часто являемся?»

Беспокойство путешествует по семьям.Он передается по наследству отчасти потому, что имеет наследственный компонент: исследования близнецов показывают, что от 30 до 40 процентов риска тревожного расстройства у человека обусловлены наследственностью (по сравнению с 60 и более процентами для биполярного расстройства, аутизма и шизофрении). В еще большей степени тревога распространяется по семьям, потому что она заразна — от супруга к супругу, от ребенка к родителю и особенно от родителя к ребенку. Более половины детей, живущих с тревожными родителями, в конечном итоге сами соответствуют критериям тревожного расстройства.

Признание взаимосвязи между родительской и детской тревожностью предлагает важные средства профилактики и вмешательства: поскольку тревожность лишь частично является генетической, изменение стиля воспитания вполне может помочь сохранить психическое здоровье ребенка.

В одном известном исследовании того, как изменения в состоянии здоровья родителей влияют на здоровье ребенка, Мирна Вайсман, профессор Колумбийского университета, установила, что лечение депрессивной матери антидепрессантами быстро уменьшало симптомы депрессии у ее ребенка; другие исследователи с тех пор обнаружили, что лечение матери психотерапией (например, когнитивно-поведенческой терапией) имеет такую ​​же косвенную пользу для ее детей.В 2015 году Голда С. Гинзбург из Университета Коннектикута опубликовала результаты первого американского исследования, специально посвященного предотвращению тревожных расстройств у детей тревожных родителей. Вмешательство, которое включало восемь еженедельных занятий тревожных родителей и их детей с терапевтом, который рассказывал им о тревоге, имело драматические последствия: в течение года только 5 процентов детей, чьи семьи получали вмешательство, соответствовали критериям тревожного расстройства. , по сравнению с 31 процентом детей в контрольной группе.

Еще один намек на то, как воспитание может повлиять на детскую тревожность, дает исследование так называемой поведенческой заторможенности — застенчивого, чувствительного темперамента, который встречается примерно у 15 процентов трехлетних детей и представляет собой один из самых сильных известных факторов риска. к развитию тревожных расстройств. Натан Фокс из Университета Мэриленда провел последние несколько десятилетий, проводя лонгитюдные исследования, изучая, как этот темперамент предсказывает события в дальнейшей жизни. Около 20 лет назад, когда Фокс и его коллега Кеннет Рубин просматривали данные первого из этих исследований, пытаясь понять, что отличает детей, которые преодолели свои запреты, от тех, кто этого не сделал, они наткнулись на неожиданную подсказку: Те, кто ходил в детский сад в течение первых двух лет, с гораздо большей вероятностью избавлялись от беспокойства в будущем, чем те, кто оставался дома.

«С одной стороны, это интуитивно понятно, — говорит Фокс. «Вы помещаете их в среду с другими детьми; они нечувствительны к новизне или незнакомости; они начинают взаимодействовать с другими детьми в очень раннем возрасте». Фокс и Рубин подозревали, что детские сады также давали некоторым детям с заторможенным поведением столь необходимый перерыв от родителей, у которых, вероятно, был тревожный стиль воспитания — опять же, тревожность передается в семьях. Дневной уход не был ключевым фактором; воспитание было. Фокс и Рубин обнаружили, а другие исследователи с тех пор подтвердили, что стиль воспитания в возрасте 2 лет предсказывает сохраняющуюся заторможенность поведения в возрасте 4 лет и, в свою очередь, более поздний риск психологических проблем.Как сказал мне Рубин: «Дети, которые ведут себя сдержанно, — это дети, чьи родители заворачивают их в пузыри».

III. Краткосрочная выгода, долгосрочная боль

У всех нас есть мечты, и Анжела и Сет хотели перестать делать рулет из индейки.

К тому времени, как в прошлом году они обратились за помощью к Яаре Шимшони из программы SPACE, они оказали помощь своему шестилетнему сыну Оуэну около 3000 раз. (Я изменила имена родителей и детей.) Иными словами, практически каждый день в течение четырех лет — двух третей своей жизни — Оуэн ел рулет из индейки и на обед, и на ужин.На завтрак он предпочитал сухие хлопья Cheerios.

Если назвать Оуэна придирчивым едоком, это не отразит масштаб проблемы. Он боялся большинства продуктов. В тех редких случаях, когда он пробовал что-то новое, его тошнило. Выходить вместе всей семьей было небольшим испытанием: либо они брали с собой рулет из индейки, либо спешили домой до следующего приема пищи. В основном семья просто оставалась дома. «Если у нас кончатся деньги, у Оуэна будет абсолютный припадок», — сказал Сет, когда они с Анджелой разговаривали со мной в феврале.Однажды, когда из-за забастовки супермаркетов были нарушены поставки местной индейки, он провел ночь, разъезжая от магазина к магазину в поисках мяса, которого хватило бы на неделю.

Пытаясь понять, как два приземленных человека оказались в таком затруднительном положении, я спросил Анжелу и Сета, были ли они поклонниками рулета из индейки с самого начала. Был ли рецепт давним семейным фаворитом? «О Боже, нет», — в ужасе сказал Сет, объяснив, что они нашли его в блоге о детской еде, когда Оуэн был еще малышом.— Отвратительно, — убежденно сказала Анджела. «Похоже на тюремную еду», — добавил Сет. Они были очень ясны и в другом: они не просто оказались в этом затруднительном положении; в ходе 12-недельной программы с Шимшони они пришли к выводу, что помогли ее создать. «У Оуэна начались проблемы с едой» — он родился недоношенным и пролежал в отделении интенсивной терапии в течение месяца, потому что отказывался есть, — «и у нас начались собственные тревоги», — так выразился Сет. «Я думала, что поступаю правильно, просто делая его счастливым и создавая ему комфорт», — сказала Анджела.

Как бы ни были готовы родители Оуэна взять на себя ответственность за его проблемы, я не мог не заметить роль, которую играет что-то еще: время и жонглирование, которое родители придумывают, чтобы компенсировать его отсутствие. Оуэна не кормили бы рулетом из индейки 3000 раз, если бы он и его родители ели вместе; они бы этого не выдержали. Но, как и многие родители, они сдвинули свой рабочий график. Сет забрал Оуэна из детского сада и накормил его ужином. Он и Анджела поели позже, когда Оуэн уснул.Одно из первых изменений, которое порекомендовал Шимшони, заключалось в том, что они начинают ужинать всей семьей. Оуэну не нужно было есть все, что ели его родители, но он мог выбирать только из продуктов на столе — никаких замен. После ужина кухня закрывалась на ночь. Шимшони говорит, что ее цель не в том, чтобы превратить привередливого едока во всеядного, а в том, чтобы довести такого ребенка, как Оуэн, до такой степени, что он сможет найти что-нибудь поесть в большинстве ситуаций. Когда я разговаривал с Анджелой и Сетом, Оуэн жил уже несколько месяцев после КОСМИЧЕСКОЙ жизни.Он не авантюрный едок, но теперь он не таскает повсюду рулет из индейки.

Если инстинкт защитить ребенка приводит многих из нас в ловушку чрезмерного воспитания, я пришел к выводу, что нас удерживает нехватка времени. В разговоре за разговором с родителями, которые изо всех сил пытались уменьшить зависимость и страх ребенка, спешка по утрам и вечерам в будние дни выступала в качестве горнила, в котором формировались вредные привычки. Эли Лебовиц делает то же самое. «Одна из причин, по которой родители приспосабливаются, — это ребенок в бедственном положении, но еще одна важная причина — , я хочу, чтобы мой ребенок пошел в школу .Это тоже сильный водитель, — сказал он. — Мне нужно идти на работу после того, как я подвезу тебя до школы.

Рути Арбит, терапевт, специализирующийся на психическом здоровье матерей и детей, отмечает, что особенно для матерей нехватка времени может усугубляться чувством вины. «Когда есть чувство вины за то, что я, будучи работающим родителем, пропустила X, Y, Z, — сказала она мне, — становится намного сложнее довести дело до конца неприятным поведенческим вмешательством». И если у вас есть только час с ребенком ночью, вы хотите, чтобы он был приятным.На первый план может также выйти собственная скрытая тревога родителя. Не раз в своих интервью с родителями и клиницистами SPACE я ловил себя на том, что думаю о программе как о форме экспозиционной терапии не только для детей, но и для родителей: если мы научимся терпеть дискомфорт наших детей, мы сможем перестать мешать им. их попытки справиться с этим.

Терапевты, занимающиеся лечением тревожности, любят говорить о том, как кратковременная боль приводит к долгосрочной выгоде — как устойчивый дискомфорт сейчас может сделать вас более устойчивым позже.Однако в последние десятилетия многие американские родители руководствуются противоположным принципом, и не только в воспитании тревожных детей: во всем, от приучения к туалету до привычек в еде и сне, многие из наших родительских стратегий торгуют краткосрочной выгодой ( несколько сэкономленных минут здесь, предотвращенный конфликт там) для долговременной боли.

То, что мы срезаем углы таким образом, возможно, неизбежно в стране, где не хватает надлежащего отпуска по уходу за ребенком или качественного, доступного ухода за детьми; тот, в котором школьные и рабочие графики не совпадают, и в котором наша культура работы требует, чтобы сотрудники всегда были на связи.Добавьте к этому вседозволенность в американском воспитании детей, которая одновременно балует детей и поощряет их независимость, и вы получаете чрезвычайно трудоемкий рецепт родительских страданий. «Обвинение в том, что американские матери нянчатся со своими детьми, не ново», — пишет историк Паула С. Фасс в своей книге «Конец американского детства », вышедшей в 2016 году. В качестве иллюстрации она рассказывает о контрасте, который Сара Харкнесс и Чарльз Супер, два этнографа, провели между американскими и голландскими родителями:

… Голландские родители верят в регулярность привычек (отдых, тишина и чистота) и время, проводимое всей семьей вместе, особенно во время еды… Одним из результатов этих разных целей в семьях, одинаково преданных благополучию детей, было то, что американские родители часто уставали и выглядели измотанными. .Они, как правило, жаловались на то, как их дети спят, и уступали их требованиям, потому что были слишком истощены, чтобы драться посреди ночи.

Проблема не в том, что американские родители не стараются; во всяком случае, мы пытаемся слишком сильно , но способами, которые имеют неприятные последствия, оставляя нам меньше времени для вещей, которые наиболее важны. В лаборатории, которую я посетил в Университете Мэриленда, я узнал о Черепашьей программе, вмешательстве, которое, среди прочего, предписывает родителям выделять пять минут «особого времени» каждый день со своими поведенчески заторможенными дошкольниками, чтобы тратить их на занятия. все, что выберет ребенок, без указаний или поправок со стороны родителей.Родители рассказали мне, как жадно их дети выпили это скромное количество времени, поэтому я попробовала его на своем (не беспокойном) 6-летнем. Он сначала отнесся с недоверием, а потом обрадовался. В тревоге я осознал, насколько рассеяно мое внимание большую часть времени, и как во многих наших взаимодействиях доминирует то, что я говорю ему делать то или не делать то, особенно когда я спешу.

Изменения в нашем подходе к приучению к туалету — особенно драматический пример того, как то, что кажется благоприятным для детей, может оказаться недружественным для родителей и, следовательно, недружественным для всех.Как отмечает эксперт по раннему детству Эрика Кристакис в книге «Как важно быть маленьким» , возраст, в котором детей приучают к туалету, со временем увеличивается. Несколько десятилетий назад 60 процентов 18-месячных детей были полностью обучены. Исследования, проведенные ранее в этом столетии, показывают, что только около половины американских детей приучены к туалету к 3 годам, а сегодня нередко можно увидеть 4-летних детей, носящих подтягивания. Некоторые люди связывают это с отходом от суровых методов обучения старой школы, но мне интересно, не является ли такой же проблемой нехватка времени у родителей.Примерно на второй день рождения моей дочери я увидел экземпляр «Приучение к горшку для чайников» в кассе «Купи-купи-ребенка» и импульсивно купил его. Возможно, я бы и не стал, если бы понял, что он предписывает праздничный трехдневный учебный лагерь с унизительным названием «Выходные Potty Mambo». В любом случае, этот подход сработал, но в разговорах я заметил, что некоторые друзья были ошеломлены этой идеей. У кого было три свободных дня? И все же, как отмечает Кристакис, «время, потраченное на смену подгузников, безусловно, тоже чего-то стоит. (Отсроченное приучение к горшку создает странный контраст с тем фактом, что многие дошкольные учреждения в последнее время стали более академичными. Разделение экрана между двумя вещами — обучением чтению и письму, все еще в подгузниках — предвещает ситуацию позже, когда в старшей школе Дети выдерживают интенсивное академическое давление, хотя многие из них отстают в развитии жизненных навыков.)

Из июля/августа 2018 года: Эрика Кристакис об опасностях рассеянного воспитания

Или подумайте о сне. Какую бы сторону в войнах за приучение младенцев ко сну и совместное спальное место ни принять, по мере взросления детей легко попасть в ловушку, предпочитая одну ночь сну, а не долгосрочным навыкам сна.Среди опрошенных родителей выявились определенные рефрены. «Я часто даю своей 9-летней дочке заснуть с нами, потому что ночью у нее тревога», — написала мне одна мама. «Сон в нашей постели — это просто то, что мы тоже хотим заснуть». Другие отметили, насколько их подход отличался от подхода их родителей. «В детстве я боялся темноты. У меня был ночник, и все», — заметила другая мать. «Я не думаю, что мне даже пришло в голову попросить родителей остаться со мной, пока я засыпаю, и я не могу представить, что они развлекались бы, если бы их попросили.

Иллюстрация: Оливер Мандей; Khoa Vu / Getty

Конечно, чем больше мы воспитываем детей изо дня в день, тем больше времени уходит на воспитание детей с годами. Понимание этого цикла проливает свет на часто упоминаемую и сбивающую с толку статистику: исследования использования времени говорят нам, что сегодня родители тратят значительно больше часов на уход за детьми, чем родители 50 лет назад, несмотря на то, что мы работаем больше часов вне дома. Одно из объяснений этого странного факта, как было широко отмечено, заключается в том, что современные дети проводят меньше времени в одиночестве.Но во-вторых, как мы только что видели, родители действительно делают больше для своих детей, а многие дети делают меньше для себя.

IV. Неудачный запуск

Чтобы понять, насколько сильно стиль воспитания может влиять на уровень тревожности ребенка, рассмотрим расходящиеся пути мальчиков и девочек.

«Нет большего фактора риска для тревожных расстройств, чем рождение женщиной», — пишет Андреа Петерсен в On Edge , своем исследовании тревожности. «Женщины примерно в два раза чаще, чем мужчины, заболевают им, и женские болезни обычно длятся дольше, имеют более серьезные симптомы и более инвалидизирующие.Как ни странно, самки начинают с менее беспокойного пола; новорожденные мужского пола суетливы, раздражительны. Были выдвинуты различные теории относительно того, почему женщины в итоге становятся более напуганными и заторможенными, чем мужчины, но, на мой взгляд, наиболее убедительной является то, что, когда мы были детьми, взрослые по-разному реагировали на наши страхи. «Когда девочки беспокоятся, взрослые с большей вероятностью защищают их и позволяют им избегать пугающих ситуаций. Мальчикам говорят, чтобы они смирились… Это как если бы мальчики были вовлечены в непрерывную экспозиционную терапию», — пишет Петерсен, продолжая подробно излагать ряд убийственных исследований, показывающих, как родители на протяжении десятилетий поощряли храбрость и независимость мальчиков, одновременно препятствуя им. эти черты в девушках.

Возможно, о недавнем воспитании детей можно думать так: все дети сегодня чрезмерно защищены, как раньше были только девочки. За исключением того, что изменения в детстве гораздо шире. В конце концов, даже девочки привыкли передвигаться по окрестностям и иметь летнюю работу и работу по дому. Сегодня только 10 процентов детей ходят в школу пешком или на велосипеде, что является резким снижением по сравнению с прошлыми десятилетиями. Сорок лет назад 58 процентов подростков устроились на летнюю работу; сегодня это делают 35 процентов, а работа после школы — еще более редкий вид.Когда компания Braun Research опросила более 1000 взрослых американцев, 82% сказали, что в детстве у них были регулярные обязанности по дому, но только 28% сказали, что это делали их собственные дети.

Проблема с этими отклонениями заключается не в том, что рассматриваемые виды деятельности по своей сути добродетельны, а в том, что они дают детям две очень важные вещи, первая из которых — опыт терпимости к дискомфорту. Когда я начал брать интервью у клиницистов, меня поразило, как много из них говорили о важности умения переносить эмоциональные расстройства, а также физические страдания и даже боль.(Элиза Небольсин, детский терапевт, специализирующаяся на когнитивно-поведенческой терапии, рассказала мне, что, когда она встречается с родителями, одним из ее первых вопросов является: «Как ваш ребенок чувствует себя некомфортно, устал, ему жарко, он голоден?») Это сообщение было настолько последовательно, что некоторые из терапевтов начали звучать как члены секты с садистскими наклонностями. Но я понял их беспокойство. Чем больше я думал об этом, тем больше я видел, как защищаю своих детей даже от легкого дискомфорта собственного детства.Если в детстве у меня не было высокой температуры, мне никогда не давали обезболивающее. Почему я был так готов раздать жидкий тайленол, причем на выбор вкусов? Говоря о вкусах, почему я покупал зубную пасту Crest Kid’s Sparkle Fun Toothpaste с 50-процентной наценкой по сравнению с обычной, я имею в виду «пряную» зубную пасту (единственную, которую я знал в детстве)? И почему я проверял выбор фильмов для своих детей на Common Sense Media, веб-сайте, который исчерпывающе каталогизирует пугающий или иным образом нежелательный контент в детских развлечениях?

Выполнение работы по дому и доставка туда, куда нужно, также дает другое, более очевидное преимущество: чувство личной компетентности.Возможно, именно поэтому было обнаружено, что выполнение работы по дому в возрасте 3 или 4 лет является очень сильным предиктором академического, профессионального успеха и успеха в отношениях в молодом взрослом возрасте. Очевидно, что многие люди преуспевают в жизни, даже не работая летом и не идя в школу пешком. Но эти события в сочетании с недавними изменениями в воспитании детей и технологиях создают особенно токсичную комбинацию: подростки с дефицитом жизненных навыков, отсутствием практики, позволяющей выдерживать разочарования, к которым может привести этот дефицит, и средства для отступления и отвлечения внимания. себя от этих разочарований.

За последние пять лет возраст, в котором большинство детей приобретают смартфон, продолжал снижаться. В 2015 году, согласно исследованию Common Sense Media, он был у 32 процентов 11-летних детей; в прошлом году — 53 процента. Эта и связанные с ней тенденции, по-видимому, обусловлены несколькими факторами. Для детей всех возрастов ширмы — дешевые и надежные няньки (см.: голодное время). Некоторые родители используют телефоны, потому что они позволяют отслеживать детей (см. «Родительская тревога»). Другие подчиняются требованиям технологий, потому что не могут терпеть ни гнев своих детей, ни давление сверстников со стороны родителей других детей.Наконец, многим родителям трудно ограничить использование собственных устройств, что может ослабить их чувство авторитета в этом вопросе.

С ноября 2018 года: Алексис Мадригал об опасностях YouTube для маленьких детей

Опять же, технологии не обязательно вредны для психического здоровья, особенно когда дети становятся старше; для многих подростков это может быть каналом социальной поддержки. Но если у вас тревожное расстройство и вы хотите избегать чего-то — скажем, других людей или внешнего мира, — различные аспекты цифровой жизни идеально (то есть катастрофически) подходят для этой цели.Это, по-видимому, особенно верно для двух групп, в частности. Во-первых, это молодые люди, у которых не получается запустить бизнес — они не работают, не посещают школу и зависят от своих родителей. Во-вторых, это подростки, практикующие «отказ от школы». Подход Лебовица к обеим группам многогранен, как и должно быть — к тому времени, когда молодые люди доходят до этого момента, их проблемы, как правило, довольно сложны. Одна из ключевых тактик заключается в том, чтобы стратегически ограничить доступ в Интернет, когда кажется, что это позволяет избежать чего-то слишком удобного — во многом так же, как он пытается ограничить родительское приспособление.Например, в случаях отказа от занятий в школе он советует, если ребенок находится дома в течение учебного дня, у него не должно быть доступа к вещам, которых у него не было бы, если бы он был в школе: телевизорам, телефонам, планшетам, видеоиграм, родительское внимание, даже развлекательное чтение. «Книги очень интересны, а скука — наш союзник в этой конкретной борьбе», — объяснил Лебовиц во время КОСМИЧЕСКОГО тренинга, который я посетил.

Это был единственный момент за двухдневный семинар, когда я слышал, как участники выражали скептицизм — наша жизнь слишком запуталась с технологиями, говорили они, а дети слишком разбирались в технологиях; удаление доступа в Интернет, даже на учебный день, было безнадежным делом.Лебовиц держался твердо. Если вы хотите, вы можете. Телевизор подключен к стене? Возьмите шнур и пульт на работу. Слишком много устройств для отслеживания? Получите Circle, контроллер доступа, который подключается к вашему маршрутизатору. Он очень взволнован по этому поводу: для уязвимых детей доступ в Интернет по требованию делает укрытие слишком комфортным. «Интернет как будто создан для решения этих проблем, потому что вам не скучно от природы», — сказал он. «Вы можете получить социальную стимуляцию без социального стресса реальных людей.

В 2012 году Лебовиц опубликовал небольшое исследование о своей работе с родителями молодых людей, которым не удалось родить ребенка, и с тех пор лечил еще несколько десятков семей с многообещающими результатами. Он говорит, что один из самых приятных моментов в его работе — это когда годы спустя он получает письма от родителей с последними новостями о сыне или дочери, которые наконец-то поступили в колледж, или женились, или каким-либо иным образом начали прежнюю жизнь. В феврале я разговаривал с родителями одного из таких молодых людей, Энди, которому немного за двадцать.Когда Клайв и Нора начали работать с Лебовицем в начале прошлого года, Энди несколько лет не посещал школу регулярно из-за проблем с обучением, депрессии и беспокойства. Он был зачислен в частную среднюю школу, хотя, по сути, никогда туда не ходил. Они пробовали, с переменным успехом, различные методы лечения, но в конце концов он отказался от помощи. Большую часть времени он оставался в своей комнате.

Чем более подавляющим становится мир, тем больше взрослые пытаются завязать детям глаза.

Лебовиц призвал Клайва и Нору выбрать одну цель — окончание Энди средней школы — и сосредоточиться на том, как их приспособления (приют Энди, питание, предоставление ему машины, телефона и Wi-Fi) помогают ему избежать этого. Быстро вернуться в школу было нереально, поэтому Лебовиц посоветовал разбить цель на достижимые шаги. Первый, который длился несколько недель, заключался в том, что Энди каждый день добирался до школы. Ему не нужно было идти в класс, но ему нужно было отправить родителям селфи, доказывающее, что он был там; если бы он этого не сделал, доступ в интернет был бы закрыт на 24 часа.

Когда Клайв и Нора объявили об этом плане, Энди сказал, что это очень глупо. Но в течение дня или двух он подчинился, а в последующие месяцы предпринимал небольшие шаги.Он начал встречаться и даже несколько месяцев имел девушку; сегодня он почти закончил среднюю школу. Собственные мысли и поведение Клайва и Норы также радикально изменились. Нора говорит, что если бы она знала раньше то, что знает сейчас, она бы с самого начала гораздо меньше реагировала на тревогу Энди. «Даже когда ему было 4 или 5 лет, он просил меня не ходить в школу, и я часто соглашалась с этим», — сказала она. Теперь Клайв понимает, что чем больше он помогал Энди решать проблемы на протяжении многих лет, тем хуже становились его собственные навыки решения проблем.

Нельзя сказать, что прошедший год был совершенно гладким; по пути у Норы и Клайва неоднократно возникало искушение налететь и помочь. Один пример этого застрял со мной. Когда Энди несколько дней прогуливал школу, они отключили интернет, поэтому он начал использовать данные своего телефона и вскоре сбежал. Он хотел навестить свою девушку, но не знал, как добраться до ее дома без Waze, поэтому начал посылать родителям панические сообщения, спрашивая, чего они от него ждут. В свою очередь, у них был кризис доверия.Они хотели, чтобы он вышел из дома и повидался с людьми. Должны ли они купить ему больше данных? Они позвонили Лебовицу. «Это не ваша проблема, — сказал он им. «Просто скажи: «Мы верим, что ты найдешь свой путь».

И он это сделал.

V. «Нарисуй землетрясение»

Стиль воспитания — не единственное, что может укрепить наших детей. Сон, физические упражнения и дружба приносят огромные психологические преимущества, и в наших силах продвигать их как индивидуально, так и в обществе. Морально более актуальная задача — уменьшить бедность, нестабильность и глубокую травму (в отличие от обычного стресса) в жизни детей; исследования этих неблагоприятных детских переживаний демонстрируют огромный риск, который они представляют для психологического функционирования. Отсутствие психиатрической помощи детям — еще одна насущная проблема: большинство детей, которые в ней нуждаются, не получают ее, а то, что они получают, как правило, не является доказательно обоснованной помощью (например, КПТ). Наконец, если мы хотим создать условия для психического здоровья детей, мы должны сначала создать условия для здравомыслия взрослых в форме большей поддержки семей.Говорят, что общество, которое заботится о детях, должно заботиться и о родителях. Это, несомненно, правда. Также было сказано, что родитель счастлив ровно настолько, насколько счастлив его самый несчастный ребенок. Это тоже правда, хотя, опять же, отношения работают в обоих направлениях. Чем больше беспокоятся наши несчастные дети, тем больше мы беспокоимся о них, и чем больше мы беспокоимся о них, тем больше мы делаем именно то, что приводит к расцвету их беспокойства.

С ​​марта 2019 года: Эрика Кристакис о трагическом заблуждении активных стрелковых тренировок у старшей дочери Ренаты (которую играет Лора Дерн) в школе случается паническая атака, и она теряет сознание.На место отправляется детский терапевт, который сообщает, что юная Амабелла беспокоится о планете. «Очевидно, что ее класс говорит об изменении климата», — объясняет терапевт. «Она получила сообщение, что мы обречены». Рената в ярости из-за того, что школа проболталась, как и другие родители; созывается собрание с директором, который вяло объявляет тревогу «эпидемией в наших школах». Поскольку это «Большая маленькая ложь» , подробности слишком преувеличены (Рената обещает или угрожает «купить по гребаному белому медведю» каждому ребенку), но тревога узнаваема.

Иллюстрация: Оливер Мандей; Ник Дэвид / Гетти

Когда я разговаривал с Кэтрин Л. Хамфрис, профессором психологии Университета Вандербильта, которая специализируется на влиянии заботы на детей раннего возраста, она заметила широко распространенное нежелание говорить с детьми о депрессивных понятиях. Родители, кажется, считают, что это «неуместно с точки зрения развития», — размышляла она, хотя это кажется ей совершенно противоположным, учитывая то, что мы знаем о преимуществах постепенного воздействия вещей, которые нас пугают.Хамфрис слушает новости после работы, и ее 4-летняя дочь часто задает каверзные вопросы. Она сказала мне, что понимает, почему люди обеспокоены трудными разговорами с детьми, и все же она спросила: «В каком возрасте вы думаете, что дети способны на это?» Страшные вещи происходят все время, и их избегание — «Мы просто выключим новости!» как она выразилась — это не изменит. «Иногда именно избегание усложняет жизнь тревожным детям», — добавила она.

По моему опыту, эта замкнутость распространяется на все, от Холокоста до секса. Меня удивляет, как много моих друзей думают, что их четверо- и пятиклассники не знают, как рождаются дети. Между тем усилия родителей, направленные на укрепление веры, например, в Санта-Клауса, кажутся более пылкими, чем когда-либо, с помощью таких инструментов, как «Эльф на полке» и приложений, которые якобы показывают визит Санты в ваш дом. Одна из наиболее разоблачающих веток на доске для мам, с которыми я сталкивалась, началась с гневного предупреждения под названием «Книга Super Fudge выставляет Санту фальшивкой.Более 100 человек вступили в последовавшую за этим возмущенную драку из-за разоблачения в классическом романе Джуди Блюм, предназначенном для учащихся третьего-шестого классов и вышедшем четыре десятилетия назад . Таким образом, мы сталкиваемся с причудливой мешаниной: некоторые взрослые думают, что их четвероклассники верят в Санта-Клауса и не знают, как рождаются дети, в то время как другие взрослые — или, может быть, некоторые из тех же взрослых — думают, что четвероклассники должны иметь смартфоны. В другую эпоху желание держать детей в неведении, возможно, не было бы проблемой, но это странное сочетание с легким доступом, который многие из них теперь имеют к Pornhub и вирусным видео с реальным насилием.

Размышляя о вероятности того, что жизнь моих детей будет более напряженной, чем моя, я постоянно блуждаю в мыслях по поводу двух детских рисунков, воспроизведенных в книге педиатра У. Томаса Бойса «Орхидея и одуванчик: почему некоторые дети борются и как все происходит». Может процветать . На обоих изображено землетрясение в Лома-Приета в Калифорнии в 1989 году, в результате которого погибли десятки людей, а также, по воле случая, оно произошло в середине исследования, которое проводил Бойс, чтобы выяснить, повышает ли стресс восприимчивость местных детей к болезням.Естественно, он и его команда расширили исследование, включив в него свою реакцию на стихийное бедствие, и попросили каждого ребенка «нарисовать землетрясение». Реакции детей резко разнились. Некоторые создавали веселые картинки — «дома с незначительными повреждениями, счастливые семьи и улыбающиеся желтые солнца», — в то время как другие создавали сцены разрушений и травм, страха и печали. К восхищению Бойса, дети, которые рисовали более мрачные сцены, как правило, оставались здоровыми в последующие недели, в то время как те, кто рисовал солнечные картины, чаще болели инфекциями и болезнями.

Теперь Бойс считает, что дети защищались, создавая «честные, даже жестокие изображения несомненных бедствий». Мы говорим о вещах, которые нас пугают, отваживается он, «потому что это постепенно делает их менее пугающими; о печали, потому что с каждым разом грусть немного уменьшается». Меня привлекает эта история отчасти потому, что в 1989 году мне было 11 лет, я жил в районе залива и был глубоко, болезненно очарован землетрясением и его человеческими жертвами. Но меня это также привлекает, потому что его мораль противоречит тому, как взрослые так часто пытаются оградить детей от трудных тем.На самом деле иногда кажется, что чем более подавляющим становится мир, тем больше взрослые пытаются завязать детям глаза.

В конце концов, один урок, который мы можем извлечь из всего, что ученые и клиницисты узнали о тревожности, заключается в следующем: если мы хотим подготовить наших детей к трудным временам, мы должны позволить им потерпеть неудачу сейчас и позволить им сталкиваться с препятствиями и откровенно говорить на волнующие темы. Чтобы быть очень ясным, это не панацея от всех психических заболеваний. Однако нам нужно признать, что наш нынешний подход к детству не снижает основных человеческих уязвимостей.Это усугубляет их.


Эта статья появилась в печатном издании за май 2020 года под заголовком «Детство в тревожном возрасте».


* Первоначально в этой статье говорилось, что более четверти визитов к врачу заканчиваются выпиской рецепта на успокаивающее лекарство. На самом деле, 7,4 процента.

Эксперты говорят, что у маленьких детей растет число суицидальных мыслей. Это началось еще до пандемии.

Подростки входят со слезами на глазах или со сжатыми от гнева кулаками.Иногда вообще не проявляют никаких эмоций.

«Я хочу покончить с собой», — объявляют дети, некоторым из которых всего 8 лет, в кабинете консультанта начальной школы Оливии Картер, где звучат такие утверждения, как «Думай о хорошем» и «Наша школа не будет полной без тебя!» украшать стены.

Когда Картер начала работать в начальной школе Джефферсона в Кейп-Жирардо, штат Миссури, в 2016 году, в школе действовал протокол самоубийства, гарантирующий, что учащиеся, выразившие желание причинить себе вред, получат необходимую им помощь. В первый год ей пришлось использовать его всего один или два раза.

Теперь, по ее словам, примерно один ученик в месяц в ее школе от дошкольного до пятого класса говорит ей, что хочет умереть.

«Некоторые из них спросят: „Что значит умереть? Что произойдет, когда ты умрешь?», — сказал Картер. «Эти экзистенциальные разговоры очень сложны на этом уровне. Но я бы сказал, что многие дети понимают, что значит покончить жизнь самоубийством».

В то время как суицидальные мысли и членовредительство были хорошо задокументированы у подростков, эксперты в области психического здоровья говорят, что маленьким детям уделяется слишком мало внимания, несмотря на растущее количество свидетельств того, что все больше учащихся начальной и средней школы находятся в кризисе.

«Независимо от того, насколько они молоды, мы очень серьезно к этому относимся», когда ученики выражают желание покончить с собой, сказала школьный советник Оливия Картер. Предоставлено Оливией Картер

Данные об этих младших возрастных группах ограничены. Центры по контролю и профилактике заболеваний не включают учеников начальной или средней школы в свой двухгодичный опрос молодежи о рискованном поведении. По данным CDC, самоубийства среди детей в возрасте 10 лет и младше остаются редкостью: в 2019 году было зарегистрировано 29 самоубийств.

Но в интервью более дюжины специалистов в области психического здоровья, включая школьных консультантов, социальных работников, психиатров и суицидологов, сказали, что они видят все больше детей в детском саду, которые остро нуждаются в поддержке.

Число детей в возрасте от 6 до 12 лет, которые обращались в детские больницы из-за суицидальных мыслей или причинения себе вреда, увеличилось более чем вдвое с 2016 года, согласно данным из 46 таких учреждений по всей стране, собранным для NBC News Ассоциацией детских больниц, торговой ассоциацией. организация.

Ассоциация задокументировала 5485 посещений отделений неотложной помощи или стационаров по поводу суицидальных мыслей и членовредительства среди детей в возрасте от 6 до 12 лет в этих больницах в 2019 году по сравнению с 2555 в 2016 году. (Полные данные за 2020 год еще не доступны) , но за первые три квартала года таких посещений было 3503.) Посещения подростков с суицидальными мыслями или членовредительством в этих больницах также росли с 2016 по 2019 год, но более медленными темпами — на 44 процента по сравнению с 115 процентов для детей младшего возраста.

Рост проблемных детей раннего возраста очевиден по всей стране.

В Детском центре, молодежной психиатрической клинике для детей 8 лет и младше в Солт-Лейк-Сити, «телефоны не переставали звонить» семьям, обращающимся за помощью, сказала генеральный директор Ребекка Датсон.

В Центре психического здоровья Ривербенд, который работает с несколькими школьными округами на северо-западе Алабамы, сотрудники зафиксировали 55-процентное увеличение с 2018 по 2019 год планов обеспечения безопасности для детей в возрасте от 6 до 13 лет, которые рискуют причинить себе вред.

А в системе детских больниц Миннесоты, несмотря на то, что количество пациентов во время пандемии коронавируса сократилось, число обращающихся за психиатрической помощью оставалось постоянным.

«Я вижу детей, у которых злоупотребление наркотиками в нескольких поколениях, проблемы с психическим здоровьем и нищета вместе создали несколько поколений очень, очень нездоровых людей», — сказала Лори Чаффин-Бритт, директор программ интенсивной терапии в Детском центре психического здоровья. агентство в западном Орегоне, где сотрудники заметили больше поведенческих проблем у детей в возрасте 5 лет. «Я вижу, что больше детей выглядят более больными, чем раньше».

Теперь эксперты в области психического здоровья опасаются, что пандемия, которая усилила тревогу и депрессию среди взрослых и подростков и привела к тому, что примерно 37 300 детей потеряли родителей из-за Covid-19, может усугубить проблемы, с которыми сталкиваются маленькие дети.

«Вероятно, будет хуже для тех, кто уже боролся или уже находился в неблагоприятном положении со стороны общества», — сказал Джонатан Сингер, президент Американской ассоциации суицидологов и доцент социальной работы в Университете Лойолы в Чикаго. фактически потерял год социализации».

Раньше я видел, как все больше детей выглядят хуже. психическое здоровье молодежи, сторонники которого призывают к дополнительным исследованиям масштабов и причин проблемы.Они также хотят видеть больше инвестиций в потенциальные решения, включая расширение доступа к школьным консультантам в условиях национальной нехватки.

Тем не менее, среди проблем: Не всегда ясно, какое лечение лучше всего подходит для очень маленьких пациентов.

«Есть проблемы с помещением их в больницу, потому что они боятся быть вдали от родителей», — сказала доктор Меган Шотт, медицинский директор службы неотложной психиатрической помощи в Детской национальной больнице в Вашингтоне, округ Колумбия.C., где от 30 до 40 процентов посещений отделений неотложной психиатрической помощи приходятся на детей младшего и среднего школьного возраста. «Не так много услуг, ориентированных на детей младшего возраста».

Почему больше детей в кризисе?

Причина, по которой все больше маленьких детей обращаются за помощью, до конца не понятна. Исследования того, что заставляет ребенка задуматься о самоубийстве в этом возрасте, ограничены, но эксперты видят в этом множество факторов.

Консультанты указывают на издевательства в Интернете и более широкое использование социальных сетей, начиная с раннего возраста.По словам консультантов, все больше детей получают свой первый мобильный телефон в начальной школе, а затем не ложатся спать допоздна, проверяя его.

Что касается детей из семей иммигрантов, то один клиницист отметил, что изменения в иммиграционной политике за последние годы отразились на них; исследование 2018 года, основанное на интервью с более чем 200 латиноамериканскими родителями, показало, что и взрослые, и дети в их семьях имеют более высокий уровень тревожности из-за опасений депортации и антииммигрантской риторики. По словам экспертов, бедность также оказывает влияние, поскольку процент детей, имеющих право на бесплатный или льготный обед, подскочил до 52 процентов с 38 процентов за последние два десятилетия.

«Если жилье нестабильно, если есть проблемы с питанием, все это вызывает тревогу и стресс даже у таких младших школьников, как я», — сказал Картер, школьный консультант из Миссури. Почти все ученики в ее школе соответствуют федеральным требованиям на бесплатный или льготный обед.

Одно исследование, проведенное в прошлом году и проанализировавшее более 11 000 9- и 10-летних детей в Соединенных Штатах, показало, что 1,3 процента сообщили, что пытались покончить с собой, а 9,1 процента сообщили о том, что наносили себе вред.Он также пришел к выводу, что семейные конфликты и финансовые трудности в значительной степени связаны с суицидальными мыслями у этих детей.

Нам нужно попытаться выяснить, почему они предпринимают эти попытки в таком юном возрасте.

Диана Уэйлен, профессор психиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета

Но Диана Уэлен, один из авторов исследования, сказала, что необходимы дополнительные исследования.

«Нам нужно попытаться выяснить, почему они предпринимают эти попытки в таком юном возрасте», — сказал Уэлен, профессор психиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе.Луи. «Мы должны открыть глаза на то, что это происходит».

Финансовые факторы могут быть особенно распространены среди цветных детей, которые гораздо чаще живут в бедности, чем их белые одноклассники. Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что дети в возрасте от 5 до 11 лет, которые покончили жизнь самоубийством, с большей вероятностью были чернокожими и мужчинами, по сравнению с детьми в возрасте от 12 до 14 лет, которые покончили с собой.

Тем не менее, исследования показали, что дети чернокожих, латиноамериканцев и коренных американцев реже, чем белые дети, имеют доступ к услугам психиатрической помощи — часто из-за отсутствия страховки или отсутствия психиатрических клиник по соседству.Исследование, опубликованное на этой неделе, показало, что латиноамериканские дети почти в три раза чаще, чем белые дети, сталкиваются с задержками в отделении неотложной помощи из-за проблем с психическим здоровьем.

«Латиноамериканские и афроамериканские сообщества готовы воспользоваться услугами, учитывающими культурные особенности и доступными, и встречаться с родителями там, где они есть», — сказала Бриджит Митчелл Сандерс, зарегистрированный игровой терапевт с почти 25-летним стажем в Лос-Анджелесе. «Иногда услуги — это не то. Они требуют, чтобы родители занимались чем-то помимо рабочего дня, а иногда у родителей есть несколько рабочих мест или проблемы с транспортом.

В лучшем случае, по словам экспертов, больше детей получают помощь в связи с проблемами психического здоровья, потому что в этом возрасте больше внимания уделяется обращению за помощью и меньше стигматизации.

Уэлен сказала, что многие из ее клиентов-подростков говорят, что у них были суицидальные мысли с начальной школы, но их родители не воспринимали их всерьез, когда они выражали их.

«Это вроде как отмахивается или игнорируется, но у них такие сильные эмоции, и им нужно помочь гораздо раньше», — сказала она.

Распознавание признаков дистресса

Депрессия и членовредительство не обязательно проявляются у маленьких детей так же, как у подростков и взрослых.

Ребенок может внезапно проявить меньше интереса к играм на улице, трудности с выполнением школьных заданий или появление новых поведенческих проблем, говорит Рене Тернер, лицензированный профессиональный консультант и зарегистрированный игровой терапевт из Сан-Антонио. Вместо того, чтобы прямо заявить, что они думают о самоубийстве, дети, которых она лечит, могут сказать что-то вроде: «Как бы выглядел мир без меня?» или «Было ошибкой иметь меня.

Сандерс много раз говорил, что выражение желания умереть — это «действительно способ для детей выразить количество боли, в которой они находятся».

«По их мнению, они хотят прекратить свое существование, потому что это означает быть вдали от боли», — сказала она.

В то время как подростки могут прибегать к рискованному поведению как форме членовредительства, Уэсли Пакетт, лицензированный социальный работник школы округа Лодердейл в Алабаме, работал с младшими школьниками, которые причиняли себе вред, агрессивно втирая ластик в руку. или ударившись об стену.

Членовредительство и более поздние попытки самоубийства в некоторой степени совпадают, но такое поведение не обязательно указывает на то, что кто-то склонен к самоубийству; эксперты говорят, что они часто являются попыткой самоуспокоения.

Причины, по которым дети причиняют себе вред, варьируются от наказания за невыполнение урока до скорби о потере родителя, сказал Пакетт.

В его районе социальные работники часто узнают, что у ребенка кризис психического здоровья, с помощью программного обеспечения, которое определяет, когда учащийся ищет что-то, что вызывает беспокойство, на школьном устройстве.Затем консультанты могут позвонить своим опекунам.

«Многие родители просто в восторге от того, что им звонят из школы», — сказал Пакетт. «Они скажут: «Никогда бы не догадался, что мой ребенок думает об этом».

Это согласуется с исследованиями. Прошлогоднее исследование 9- и 10-летних детей показало, что родители и опекуны не знали, что их дети пытались покончить с собой в 88 процентах случаев, а половина не знала, что их дети думали о самоубийстве.

Брэнди Белицки в парке, куда она водила свою дочь Коди. Новости NBC

Прошлым летом Брэнди Белицки испытала на себе, как быстро кризис психического здоровья может настигнуть ребенка, когда ее 10-летняя дочь Коди Датчер покончила жизнь самоубийством. в Барабу, штат Висконсин.

Коди была добродушной девушкой, которая любила собирать волосы в хвост. По словам Белицки, она никогда не спорила, если ее мать говорила, что не может позволить себе что-то купить в магазине, и ей нравилось общаться по FaceTime с родственниками.

Вечером 6 июля Коди написал короткую записку и вышел из дома без обуви.На следующий день власти обнаружили ее тело поблизости; полиция заявила, что ее смерть была самоубийством.

Коди Датчер. Предоставлено Брэнди Белицки

Белицки, 31 год, сказала, что была очень близка со своей дочерью и не видела никаких признаков того, что Коди думает о самоубийстве. По ее словам, ни в дневнике девочки, ни в текстовых сообщениях не было никаких подсказок, а учителя в школе сказали ей, что не заметили ничего необычного.

Дипломированная медсестра Белицки была обучена распознавать признаки суицидальных мыслей, но это руководство не касалось только маленьких детей.Она сказала, что все казалось таким нормальным; они с Коди собирались уезжать в отпуск, а у ее дочери только что выпал зуб.

Она считает, что ее дочь действовала импульсивно и, возможно, не знала о последствиях своих действий или о том, что помощь была доступна.

«Моя 10-летняя дочь, вероятно, не знала, что есть номер горячей линии для самоубийц», — сказала она.

Задать вопрос

Положительным моментом пандемии, по мнению экспертов, может быть повышенное внимание к психическому здоровью молодежи, которое она вызвала.Подростки подталкивают школьные округа к созданию дополнительной поддержки психического здоровья в своих средних школах. Несколько штатов обсуждают возможность предоставления учащимся психиатрических выходных из школы.

Юта пошла еще дальше, приняв в этом году закон, обязывающий начальные школы предлагать программы предотвращения самоубийств. На слушаниях по законопроекту сторонники заявили, что это поможет учащимся начальной школы научиться обращаться за помощью, отметив, что иногда маленькие дети говорят: «У меня болит живот», хотя на самом деле это физическое проявление стресса.

Чтобы получить больше подробных репортажей NBC News, загрузите приложение NBC News. Три года назад Lifelines разработала программу, предназначенную для учащихся пятого и шестого классов в ответ на растущий спрос со стороны школьных округов.

«Мы слышали это повсюду — это было не только в одном штате, это было в нескольких штатах», — сказала Морин Андервуд, социальный работник и психотерапевт, которая участвовала в разработке Lifelines.«Учителя начальных классов часто приходили на наши тренинги для сотрудников средних школ».

Программа Lifelines для детей младшего возраста предназначена для обучения навыкам решения проблем в стрессовых ситуациях, типам секретов, которые дети не должны хранить, и тому, как просить помощи у взрослого, которому доверяют. Обучение сотрудников направлено на то, чтобы развеять мифы о суициде, в том числе опасения, что поднимать эту тему с детьми рискованно. Исследования показали, что вопрос о том, задумывался ли человек о самоубийстве, не увеличивает вероятность того, что он будет действовать в соответствии с этими мыслями.Это справедливо и для детей.

«Для тех, у кого недавно были мысли о самоубийстве, задавание вопроса, кажется, уменьшает стресс», — сказал Сингер, президент Американской ассоциации суицидологов.

Я не думаю, что учащиеся имеют достаточный доступ к школьным консультантам, которые могут научить этим базовым навыкам преодоления трудностей и способности выражать свои мысли.

Оливия Картер, консультант начальной школы в Кейп-Жирардо, штат Миссури

Сингер хочет, чтобы CDC спрашивал детей младшего возраста о суициде и членовредительстве в своем исследовании поведения молодежи, связанном с риском, которое в настоящее время опрашивает только старшеклассников о суицидальных мыслях, хотя некоторые штаты также включают учащихся средней школы. Он также считает, что школы могут сыграть роль в проверке психического здоровья детей, а педиатрические кабинеты могут предоставить больше информации о настораживающих признаках.

Картер, консультант начальной школы в штате Миссури, учит своих учеников навыкам преодоления стресса, например, делать глубокие вдохи во время счета или выходить из стрессовой ситуации, чтобы попить воды. Она надеется, что дети придут к ней или к другому взрослому, прежде чем они задумаются о самоубийстве.

Но с таким количеством студентов это может показаться ошеломляющим.Она является единственным школьным консультантом для своих 380 учеников начальной школы, что, как и во многих школах по всей стране, превышает рекомендуемое соотношение 250:1.

«Я не думаю, что учащиеся имеют достаточно доступа к школьным консультантам, которые могут научить этим базовым навыкам преодоления трудностей и способности выражать свои мысли», — сказала она. «Масштаб того, над чем мы работаем, огромен».

Если вы или кто-то из ваших знакомых подвержены риску самоубийства, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 800-273-8255, отправьте текстовое сообщение TALK на номер 741741 или посетите веб-сайт SpeakingOfSuicide. com/resources для получения дополнительных ресурсов.

COVID-19 «крупнейший глобальный кризис для детей за нашу 75-летнюю историю» — ЮНИСЕФ

НЬЮ-ЙОРК, 9 декабря 2021 г. Дети, которых ЮНИСЕФ видел за свою 75-летнюю историю, говорится в опубликованном сегодня отчете Детского агентства ООН.

В отчете  Предотвращение потерянного десятилетия: срочные действия по обращению вспять разрушительного воздействия COVID-19 на детей и молодежь  подчеркиваются различные способы, которыми COVID-19 бросает вызов десятилетиям прогресса в решении ключевых проблем детства, таких как бедность, здоровье, доступ к образованию, питанию, защите детей и психическому благополучию.Он предупреждает, что спустя почти два года после начала пандемии широкомасштабное воздействие COVID-19 продолжает углубляться, увеличивая бедность, закрепляя неравенство и угрожая правам детей на невиданном ранее уровне.

«На протяжении всей нашей истории ЮНИСЕФ помогал создавать более здоровую и безопасную среду для детей по всему миру, и миллионы людей добивались отличных результатов, — сказала исполнительный директор ЮНИСЕФ Генриетта Форе. «Эти достижения сейчас находятся под угрозой. Пандемия COVID-19 стала самой большой угрозой для прогресса детей за всю нашу 75-летнюю историю.В то время как число детей, которые голодают, не посещают школу, подвергаются жестокому обращению, живут в нищете или вынуждены вступить в брак, растет, число детей, имеющих доступ к медицинскому обслуживанию, вакцинам, достаточному питанию и основным услугам, сокращается. В год, в котором мы должны смотреть вперед, мы движемся назад».

В отчете говорится, что, по оценкам, еще 100 миллионов детей живут в многомерной бедности из-за пандемии, что на 10% больше, чем в 2019 году.Это соответствует примерно 1,8 ребенка каждую секунду с середины марта 2020 года. Кроме того, в отчете содержится предупреждение о долгом пути к восстановлению утраченных позиций — даже в лучшем случае потребуется от семи до восьми лет, чтобы восстановиться и вернуться к прежним Уровень детской бедности COVID.

Ссылаясь на дополнительные свидетельства отступления, в отчете говорится, что примерно на 60 миллионов детей в настоящее время живут в бедных домохозяйствах по сравнению с периодом до пандемии. Кроме того, в 2020 году более 23 миллионов детей не получили основные вакцины, что почти на 4 миллиона больше, чем в 2019 году, и это самый высокий показатель за 11 лет.Данные ВОЗ и ЮНИСЕФ также показали увеличение на 797 000 детей в Индонезии, не получивших первую дозу комбинированной вакцины против дифтерии, столбняка и коклюша.

Еще до пандемии около 1 миллиарда детей во всем мире пострадали как минимум от одной тяжелой депривации, не имея доступа к образованию, здравоохранению, жилью, питанию, санитарии или воде. Это число в настоящее время растет, поскольку неравномерное восстановление способствует увеличению разрыва между богатыми и бедными детьми, при этом наиболее маргинализированные и уязвимые страдают больше всего.В отчете отмечается:

  • На пике популярности более 1,5 миллиарда учащихся не посещали школу из-за закрытия школ по всей стране. Школы по всему миру были закрыты почти на 80% очного обучения в первый год кризиса. В то время как в Индонезии данные Susenas[1] за 2020 год показали, что 4,1 миллиона детей и подростков не посещают школу.
  • Психическое здоровье  состояния затрагивают более 13 процентов подростков в возрасте 10–19 лет во всем мире. К октябрю 2020 г. пандемия привела к нарушению работы или остановке важнейших служб охраны психического здоровья в 93 процентах стран мира
  • .
  • В результате пандемии COVID-19 до конца десятилетия может быть заключено до 10 миллионов дополнительных детских браков .
  • Количество детей, вовлеченных в детский труд , во всем мире выросло до 160 миллионов, что на 8,4 миллиона больше за последние четыре года. К концу 2022 года еще 9 миллионов детей рискуют быть вовлеченными в детский труд в результате роста бедности, вызванного пандемией.
  • На пике пандемии 1,8 миллиарда детей проживали в 104 странах, где службы предотвращения насилия и реагирования на него были серьезно нарушены.
  • 50 миллионов детей страдают от истощения, наиболее опасной для жизни формы  недоедания , и эта цифра может увеличиться на 9 миллионов к 2022 году из-за влияния пандемии на детский рацион, службы питания и методы кормления.

Помимо пандемии, в отчете содержится предупреждение о других угрозах для детей, представляющих крайнюю угрозу их правам. Во всем мире 426 миллионов детей — почти каждый пятый — живут в зонах конфликтов, которые становятся все более интенсивными и наносят более тяжелые потери гражданскому населению, несоразмерно затрагивая детей.Женщины и девочки подвергаются наибольшему риску сексуального насилия, связанного с конфликтом. Восемьдесят процентов всех гуманитарных потребностей обусловлено конфликтами. Точно так же примерно 1 миллиард детей — почти половина детей в мире — живут в странах, подверженных «чрезвычайно высокому риску» последствий изменения климата.

Чтобы отреагировать, выздороветь и переосмыслить будущее для каждого ребенка, ЮНИСЕФ продолжает призывать:

  • Инвестиции в социальную защиту, человеческий капитал и расходы на инклюзивное и устойчивое восстановление;
  • Прекращение пандемии и обращение вспять тревожного спада в области здоровья и питания детей, в том числе за счет использования жизненно важной роли ЮНИСЕФ в распространении вакцины против COVID-19;
  • Восстанавливать сильнее, обеспечивая качественное образование, защиту и хорошее психическое здоровье для каждого ребенка;
  • Повышение устойчивости для лучшего предотвращения, реагирования и защиты детей от кризисов, включая новые подходы к прекращению голода, защите детей от изменения климата и переосмыслению расходов на стихийные бедствия.

«В эпоху глобальной пандемии, растущих конфликтов и усугубляющегося изменения климата подход, ориентированный на детей, никогда не был более важным, чем сегодня», — сказал Форе. «Мы на распутье. Поскольку мы работаем с правительствами, донорами и другими организациями, чтобы начать намечать наш коллективный путь на следующие 75 лет, мы должны оставить детей первыми в очереди на инвестиции и последними в очереди на сокращения. Обещание нашего будущего заложено в приоритетах, которые мы делаем в настоящем».

###


Тревожность у детей: что является нормальным явлением и когда следует обратиться за помощью

Первый день в школе.Первый раз в бассейне. Неожиданная встреча с гигантской собакой.

Многие ситуации заставляют детей нервничать и чувствовать себя некомфортно. Но как родители узнают, что ребенок страдает от беспокойства, которое требует профессионального внимания? Вот как отличить ребенка и обеспечить ему необходимый уход.

Когда детская тревожность нормальна

Некоторая степень беспокойства у детей скорее уместна, чем тревожна.«Для детей нормально иметь страхи, которые приходят и уходят на протяжении всей их жизни», — говорит Тамар Чански, доктор философии, психолог и автор книги «Освобождение вашего ребенка от беспокойства » (2014). «Обычно происходит то, что ребенок сталкивается с новой ситуацией, и ему нужно некоторое время, чтобы узнать об этом, поработать с ней и привыкнуть к ней». Например, ребенок, который никогда раньше не встречал собаку, может бояться общения даже с дружелюбным щенком.

Иногда тревога полезна: она может помочь как детям, так и взрослым ориентироваться в опасных сценариях.«Чувство беспокойства или беспокойства необходимо, чтобы быть человеком. Если бы вы не чувствовали беспокойства, когда добирались до края обрыва, ваша родословная тут же прервалась бы», — говорит Дебора Гилбоа, доктор медицинских наук, педиатр и ребенок. эксперт по развитию.

Гильбоа добавляет, что тревога может оказаться полезной даже в социальных ситуациях. Например, если ребенок становится свидетелем того, как его друга дразнят, его беспокойство по поводу такого жестокого обращения может вынудить его вмешаться, чтобы утешить или защитить своего друга.«Мы дошли до точки в обществе, когда мы думаем, что тревога означает, что мы, как родители, сделали что-то не так», — говорит Гильбоа. «Но есть определенные обстоятельства, при которых, я надеюсь, мои дети будут тревожиться».

Типичные страхи по возрасту
Младенцы и дети младшего возраста Разлука с опекунами, незнакомцами, громкими звуками
2-3 года Животные, тьма, гром и молния, огонь, вода
4-5 Баги, заблудиться, монстры, смерть
5-7 Микробы/болезни, стихийные бедствия, школа
7-12 Беспокойство, социальные ситуации, грабители и похитители, война

Когда родители должны беспокоиться о беспокойстве

Эксперты отмечают два красных флажка клинической тревоги: избегание и крайний дистресс. Мама из Техаса Бет Телихо вспоминает, как ее сын Сойер, которому сейчас 10 лет, пошел в начальную школу. Он с удовольствием посещал первые пару дней. Но потом по дороге в школу у Сойера начались нервные срывы. «Он задыхался и плакал, говоря: «Я не могу, я не могу», — говорит Бет. «Выражение его лица было таким отчаянным, как будто он физически не мог войти в школу».

Сын Сары Фаррелл Бейкер, 5 августа, страдает аутизмом и имеет проблемы с сенсорной обработкой.Мальчик не любит громкие звуки, особенно смыв туалетов и сушилки для рук в общественных туалетах. «Он бы очень расстроился, если бы мы пошли в туалет, — говорит Сара. «То, что он находился в среде, где он ожидал громких звуков, вызывало у него тревогу».

Детские тревожные расстройства делятся на несколько типов, в том числе генерализованные, сепарационные, социальные и специфические фобии, по данным Американской ассоциации тревоги и депрессии.Хотя разные расстройства могут проявляться по-разному, вот несколько наиболее распространенных симптомов:

  • Избегание определенных действий, ситуаций или людей
  • Склонность беспокоиться о том, что может пойти не так в любом сценарии
  • Беспокойство или страхи, которые мешают нормальной повседневной деятельности
  • Постоянный дистресс, несмотря на заверения взрослого
  • Проблемы со сном ночью или настаивает на том, чтобы спать с родителями
  • Физические симптомы, такие как головная боль или боль в животе, которые не связаны с другими заболеваниями.

К счастью, большинство детей, у которых диагностированы тревожные расстройства, перерастают их, если они живут в благоприятной среде и получают соответствующее лечение. Узнайте больше о признаках эмоционального расстройства, разработанных Кампанией по изменению направления, инициативой по повышению осведомленности о психическом здоровье, соучредителем которой является Aetna.

Что

не делать, когда ребенок беспокоится

В тот или иной момент каждый родитель совершал ошибку из лучших побуждений, которая только ухудшала ситуацию.Например, вы можете быстро отмахнуться от эмоций ребенка или назвать их «неправильными», — говорит Гильбоа. «Мы так привыкли управлять поведением наших детей, что пытаемся управлять и их чувствами», — говорит она. никогда не работает.»

Принуждение ребенка к определенным чувствам может заставить его скрывать свои настоящие эмоции. Это может затруднить осознание серьезности проблемы. «Если наши дети не могут выразить нам свои чувства и знают, что они будут услышаны, мы никогда не узнаем, испытывают ли они настоящую тревогу, требующую внимания», — говорит она.

Другие родители могут быть слишком готовы приспособиться к своим детям, просто избегая ситуаций, вызывающих тревогу. Это тоже может иметь неприятные последствия. Когда дети перестают ходить в бассейн с друзьями, потому что боятся воды, или избегают ночевок, потому что им неудобно в темноте, эти ограничения могут усилить их тревогу. «Невозможность делать то, что делают другие люди, вызывает настоящий стресс, — говорит Чански.

Если не диагностировать и не лечить, ребенок с тревожным расстройством подвергается повышенному риску опасного поведения, такого как членовредительство, злоупотребление психоактивными веществами и травля.«Они вырабатывают негативные стратегии выживания», — говорит Гилбоа.

Как справиться с тревогой у детей

Первым шагом является признание состояния вашего ребенка, чтобы вы могли узнать о нем больше. «С какими бы трудностями ни столкнулись наши дети, мы хотим, чтобы они разработали позитивные стратегии выживания», — говорит Гилбоа. «Название проблемы делает это проще».

Как правило, для определения проблемы требуется профессионал.Это может быть школьный психолог, педиатр или терапевт. Консультации творили чудеса для Сойера. И он, и Август теперь осознают свою тревогу и используют творческие тактики, чтобы справиться с пугающими ситуациями.

Если вы являетесь участником программы Aetna, врачи первичной медико-санитарной помощи могут провести обследование психического здоровья. Лечение тревоги покрывается программой Aetna Behavioral Health.

Точно так же, как различаются симптомы тревоги, различаются и варианты лечения. Дети могут быть направлены к разговорному терапевту или им могут потребоваться лекарства. Некоторые дети находят утешение в упражнениях на внимательность или рисовании картинок.

Дочь Кэтрин Лихейн Мара, которой сейчас 14 лет, страдала от болей в животе в средней школе и приступов плача, когда пришло время делать домашнее задание. Ее тревожный диагноз стал облегчением. «Мара чувствовала себя уверенной, потому что знала, что что-то происходит, — говорит Кэтрин. «Помогло услышать, что это было реально, и кто-то сказал: «Вот что мы можем сделать, чтобы помочь вам».»

Об авторе

Алиса Гомстин — опытный блоггер и бизнес-репортер. Она признанная сахарозависимая, но планирует отказаться от сладкого и наесться овощей, как никогда раньше. Давай брокколи!

Может ли Калифорния изменить отношение к детям в кризисной ситуации?

Спорный законопроект, представленный губернатору. Гэвин Ньюсом будет финансировать кризисные стационары для детей, получающих медицинскую помощь по программе Medi-Cal, чтобы больше детей не попадали в отделения неотложной помощи больниц

Дети продолжают прибывать.

Некоторых срочно доставили в отделение неотложной помощи детской больницы Рэди в Сан-Диего с мыслями о самоубийстве, других потому, что они пытались — снова и снова — причинить себе вред.

Доктор Бен Максвелл, временно исполняющий обязанности директора детской психиатрии Рэйди, обеспокоен тем, что давно назревающий кризис теперь превращается в полномасштабную чрезвычайную ситуацию.Когда Максвелл начал работать в больнице 10 лет назад, он видел в среднем 40 детей и подростков, прибывающих каждый месяц с кризисом психического здоровья. В среднем в эти дни 400 или 450.

Многие из этих молодых пациентов целыми днями ждут в отделении неотложной помощи. Из-за нехватки коек в детских психиатрических больницах по всему штату Максвеллу некуда их отправить.

Другие больницы по всему штату и стране сообщают об одном и том же: дети и подростки поступают в отделения неотложной помощи с психическими расстройствами, а затем застревают.Пандемия только усугубила ситуацию.

В то время как кризис разворачивается в отделениях неотложной помощи штата, спорный законопроект, направленный на помощь этим детям, ожидает подписи губернатора. AB 226 члена Ассамблеи от Демократической партии Джеймса Рамоса из округа Сан-Бернардино позволит создать «кризисные психиатрические лечебные учреждения» для детей с программой Medi-Cal. Эти внебольничные условия позволили бы молодым людям, переживающим кризис психического здоровья, провести несколько недель, чтобы стабилизироваться, прежде чем вернуться домой.

Аналогичные учреждения существуют в Калифорнии для обслуживания детей, застрахованных в частном порядке. Но они недоступны для большинства детей, застрахованных Medi-Cal, говорят сторонники, потому что нет возможности адекватно финансировать их.

«Нам нужно лучше работать, чтобы здесь, в штате Калифорния, мы были оснащены, чтобы реагировать, когда наша молодежь плачет».

-Assemblymember James Ramos, D-san bernardino

Законопроект, представленный губернатору, изменит это положение, разрешив некоммерческим организациям, специализирующимся на психическом здоровье детей, собирать федеральные средства для эксплуатации кризисных коек и лечения детей штата с низким доходом. .

Среди сторонников законопроекта есть защитники психического здоровья детей, окружные системы охраны психического здоровья и такие поставщики, как Максвелл. Они говорят, что это новое обозначение потенциально может создать несколько сотен внебольничных стационарных коек по всей Калифорнии для детей и подростков, которые испытывают неотложные психические состояния, в частности, 40% детей штата, которые в настоящее время застрахованы Medi-Cal.

«Нам нужно лучше работать, чтобы убедиться, что мы здесь, в штате Калифорния, готовы реагировать, когда наша молодежь плачет», — сказал Рамос.

Расширение доступа к небольничным стационарным койкам может снизить нагрузку на больницы и отделения неотложной помощи, предлагая детям более домашнее размещение ближе к их семьям, говорят сторонники.

Учреждения также могли бы стать менее ограничительной альтернативой койкам в детских психиатрических больницах, которых не хватает, говорят сторонники. Из 58 округов штата только в 16 есть койки для стационарных психиатрических больниц для детей и подростков.

Критики ставят под сомнение ограничительный уход, стоимость

Но у законопроекта есть критика среди защитников прав инвалидов и приемных детей. Они опасаются, что это просто расширит наиболее ограничительные виды лечения психических заболеваний, не решив при этом нехватку интенсивных амбулаторных психиатрических услуг и кризисных служб для детей.

«Это все равно, что получить фильтр для дыма и не потушить огонь», — сказал Ким Льюис, управляющий юрист Национальной программы законов о здравоохранении. «В какой-то момент вы упускаете суть. Еще больше кроватей, и еще кроватей, и еще кроватей, и пусть они продолжают прибывать, потому что ниже по течению ничто не мешает им приходить».

Некоторые государственные ведомства также выступили против. В письме против законопроекта в июле Министерство финансов заявило, что, учитывая влияние законопроекта на общий фонд — около 1 миллиона долларов в год — он должен пройти бюджетный процесс.

Опасения по поводу психического здоровья детей в штате нарастают уже более десяти лет.В 2017 году тогдашний губернатор Джерри Браун подписал соответствующий законопроект. Но поскольку не было возможности сократить федеральное финансирование для детей с программой Medi-Cal, такие учреждения не создавались, говорит Эдриенн Шилтон, старший политический защитник Калифорнийского альянса детских и семейных служб, спонсора законопроекта.

Пандемия подпитывает кризис для детей

Затем, во время пандемии, ситуация заметно ухудшилась.

«Сейчас мы находимся в кризисе, который вы облили кучей бензина и подожгли», — сказал Алекс Бриско, глава Калифорнийского детского фонда и бывший директор Агентства здравоохранения округа Аламеда, поддерживающий законопроект.

Стремительно растущие посещения психиатрических отделений неотложной помощи среди детей отражают не патологию, сказал он, а влияние расизма, классового общества, отсутствия безопасности жилья и «что значит быть ребенком в этой культуре».

Он перечисляет справочный список мрачной статистики:

Калифорния заняла 48-е место в стране по доступу детей к психиатрической помощи, согласно оценочной таблице за 2020 год, опубликованной Фондом Содружества.

По данным CDC, самоубийство в настоящее время является второй по значимости причиной смерти детей в возрасте от 10 лет и старше.

По данным Центров услуг Medicare и Medicaid, поскольку во время пандемии потребности продолжали расти, дети из малообеспеченных семей столкнулись с сокращением доступа к поддержке психического здоровья на 34%.

«Процесс просто подводит их снова и снова».

-jodie langs, детская клиника westcoast в Окленде

Государственные чиновники, защитники психического здоровья и поставщики медицинских услуг пытаются найти решение. Администрация Ньюсома в этом году пообещала уделять первоочередное внимание психическому здоровью детей, выделив беспрецедентную сумму в 4 доллара.4 миллиарда для целого ряда усилий, включая кампанию общественной осведомленности и основанные на школах интервенции.

Хизер Хусти, главный психолог Детской больницы округа Ориндж, сказала, что за последний год она стала свидетелем удвоения числа детей, поступивших в стационарное медицинское отделение больницы в связи с попытками самоубийства.

«С мая 2020 года все взорвалось», — сказала она. «И с тех пор это было без остановок».

Детская больница

Колорадо недавно объявила «чрезвычайное положение» в отношении психического здоровья детей.В этом заявлении Максвелл из Rady Children’s видит предзнаменование будущего больницы Сан-Диего.

— Я очень обеспокоен тем, к чему мы приближаемся, — сказал он. «И у нас не будет ресурсов, чтобы помочь этим нуждающимся детям».

Семьи изо всех сил пытаются найти заботу

В то время как дети с коммерческой страховкой имеют доступ к местам размещения, которых нет у детей с Medi-Cal, их семьи говорят, что им также часто трудно найти надлежащий уход.

Мачеха 16-летнего мальчика из Сан-Диего, который прошлой весной попал в детскую больницу Рэди после попытки самоубийства, сказала, что они с мужем искали и искали подходящую амбулаторную программу для своего сына.По ее словам, им отказали около 30 психологов; многие даже не перезвонили ей.

«Я действительно не знала, как помочь своему сыну, — сказала она.

В конце концов психиатр подключил их к интенсивной домашней программе, которая «действительно творит чудеса», — сказала она.

Она сочувствует всем остальным семьям, которые все еще ищут.

«Это был худший опыт, через который мы когда-либо проходили», — сказала она.

Келли Джин, руководитель клинических программ в детской клинике WestCoast в Окленде, 10 сентября.22 октября 2021 г. Фото Анны Верникофф, CalMatters.

Шилтон из Калифорнийского альянса детских и семейных служб говорит, что регулярно слышит от поставщиков медицинских услуг рассказы о том, как детей отправляют далеко от их семей, потому что в местном педиатрическом стационаре для них нет коек. Другие в конечном итоге ждут в отделениях неотложной помощи в течение нескольких дней или недель, потому что нет доступных стационарных коек.

Келли Джин, руководитель клинических программ в детской клинике WestCoast в Окленде, сказал, что детей, которых он обслуживает, — многие из которых находятся в приемных семьях — часто «лечат и выставляют на улицу», стабилизируют в больнице, а затем выписывают без долгосрочного плана в место.

После того, как эти дети покидают больницу, по словам Гин, многие из них остаются в неподходящих условиях, иногда в том числе на диване в конференц-зале, пока сотрудники службы защиты детей ищут место, чтобы принять их.

«А потом все удивляются, когда снова разгорается кризис и происходит еще одна госпитализация», — сказал Гин.

Джин говорит, что система сломана на многих уровнях. По его словам, интенсивные амбулаторные программы, которые могут лечить детей за пределами жилых помещений, «полностью недоступны» для детей с программой Medi-Cal.Но он говорит, что необходимость реформирования всей системы должна также включать расширение доступа к внебольничной стационарной помощи.

«Самое возмутительное для меня сейчас — это статус-кво», — сказала его коллега Джоди Лэнгс, директор политик клиники. «Процесс просто подводит их снова и снова».

Адвокаты раскололись из-за плана законопроекта

Законопроект, принятый законодательным собранием единогласно, по-прежнему встречает сильную оппозицию. Противники говорят, что они разочарованы тем, что она сосредоточена на создании наиболее ограничительной части системы психического здоровья, а не на расширении вариантов интенсивного лечения и кризисной помощи, которые могут быть предложены, пока дети живут дома.

Мелинда Берд, поверенный организации Disability Rights California, сказала, что она «очень обеспокоена возможностью жестокого обращения» в закрытых учреждениях без соответствующих мер безопасности.

Она обеспокоена тем, что создание большего количества мест в учреждениях является «просто неверным направлением» и будет побуждать округа по умолчанию переходить на более строгие уровни ухода.

«Мы пытаемся перенести нашу систему из изолированных, запертых коллективных учреждений по уходу», — сказала она. «Они знают, что не помогают нашим детям.

Она хочет, чтобы отделения краткосрочной кризисной стабилизации, куда дети в кризисной ситуации могут приходить на срок до 24 часов, были построены в округах, где их в настоящее время нет.

Дженнифер Родригес, исполнительный директор Молодежного юридического центра в Сан-Франциско, который защищает приемных детей и детей в системе ювенальной юстиции, поддержала эти опасения.

«Когда вы разговариваете с молодыми людьми, побывавшими в закрытых учреждениях, для них этот опыт травматичен, — сказала она. «Мы должны использовать их только тогда, когда испробовали все остальное и другого выхода нет».

Родригес также беспокоит возможность «складирования» детей, которым некуда идти. Она указывает на Алабаму, где этой весной защитники прав детей подали федеральный групповой иск, утверждая, что штат в течение многих лет запирал и изолировал детей в психиатрических стационарах.

Сторонники законопроекта говорят, что эти проблемы можно решить с помощью соответствующих ограждений.Они могут быть определены государством и могут включать временные ограничения, ограничения по размеру учреждения и постоянный надзор.

Ранее в этом году расследование, проведенное газетой San Francisco Chronicle и некоммерческим изданием The Imprint, показало, что Калифорния отправила тысячи детей в приемные семьи и систему ювенальной юстиции для получения прибыли за пределами штата по программам интернатного лечения, где они пострадали. физическое, сексуальное и эмоциональное насилие. С тех пор штат запретил размещение этих детей за пределами штата.

Некоторые сторонники расширения возможностей стационарного лечения в Калифорнии говорят, что ситуация показывает, что детей следует держать ближе к дому, где штат может лучше контролировать получаемые ими услуги.

Все согласны с тем, что необходимо что-то делать для удовлетворения растущих потребностей детей штата в области психического здоровья.

Мать 14-летнего мальчика из района Санта-Барбары, которого срочно доставили в отделение неотложной помощи после того, как он попытался покончить с собой, сказала, что для него госпитализация и введение успокоительного «было действительно супертравмирующим событием.”

Для нее попытка найти помощь потом тоже была непосильной задачей — она почти не спала. Ей хотелось бы, чтобы для него было более гостеприимное и поддерживающее место.

«Такое ощущение, что ты один, — сказала она.

Автор написал это для CalMatters, общественного журналистского предприятия, призванного объяснить, как работает Капитолий Калифорнии и почему это важно.

детей пандемии: как кризис коронавируса повлияет на детей? | Наука

Страна: Страна * AfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBolivia, многонациональное государство ofBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика theCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCuraçaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские )Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные ТерриторииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГваделупаГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГаитиОстров Херд и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorwayOmanPakistanPalestinianPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalQatarReunionRomaniaRussian FederationRWANDASaint BarthélemySaint Елены, Вознесения и Тристан-да-КуньяСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Мартен (французская часть)Сен-Пьер и МикелонСент-Винсент и ГренадиныСэм oaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint Маартен (Голландская часть) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-LesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUruguayUzbekistanVanuatuVenezuela, Боливарианская Республика ofVietnamVirgin остров, BritishWallis и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Пожертвовать сейчас
Поддержите некоммерческую научную журналистику

Если мы чему-то и научились во время пандемии COVID-19, так это тому, что мы не можем ждать реакции кризиса. Science и AAAS неустанно работают над предоставлением достоверной, основанной на фактических данных информации о последних научных исследованиях и политике, с обширным бесплатным освещением пандемии. Ваш не облагаемый налогом вклад играет решающую роль в поддержании этих усилий.

Раскрытие информации о благотворительности .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>