МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

МКОУ "СОШ с. Псыншоко"

Добро пожаловать на наш сайт!

Ст 36 семейного кодекса: СК РФ Статья 36. Имущество каждого из супругов / КонсультантПлюс

Ст. 36 СК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.

3. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

Комментарий к Ст. 36 СК РФ

1. Наряду с имуществом, принадлежащим супругам на праве общей собственности, каждому из супругов принадлежит на праве единоличной (индивидуальной) собственности то или иное имущество.

2. Состав, количество и стоимость такого имущества зависят от жизненных обстоятельств и различных юридических фактов.

3. Имущество, принадлежащее каждому из супругов (раздельное имущество), делится (может делиться) на три части.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Во-первых, добрачное имущество, т.е. имущество, приобретенное до заключения брака. Важно отметить, что также не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

Во-вторых, безвозмездно приобретенное имущество, т.е. имущество, приобретенное во время брака по безвозмездным гражданско-правовым сделкам. К таким сделкам закон относит наследование, договор дарения, а также приобретение жилого помещения в порядке приватизации .
———————————
Следует иметь в виду, что в первоначальной редакции от 4 июля 1991 г.

Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» предлагался комбинированный способ, т.е. 18 кв. м на члена семьи плюс 9 кв. м на семью бесплатно; если площадь была больше, то ее следовало выкупать. Однако Законом РСФСР от 23 декабря 1992 г. предусмотрена «бесплатная передача в собственность граждан» жилых помещений независимо от площади.

Государственные и иные награды также относятся к раздельному имуществу.

В-третьих, индивидуальное имущество, т.е. вещи индивидуального пользования, в том числе и приобретенные за счет общих средств.

В комментируемой статье называются только одежда и обувь и не дается исчерпывающий перечень такого имущества. Вместе с тем очевидно, что к вещам индивидуального пользования следует отнести и белье, и предметы личной гигиены, и другое имущество, в нормальных условиях предназначенное для использования только одним лицом.

Исключение из данного правила составляет лишь имущество, относящееся к драгоценностям и иным предметам роскоши.

4. Пункт 3 комментируемой статьи был введен ст. 23 Федерального закона «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» и вступил в силу, как и часть четвертая ГК РФ, с 1 января 2008 г.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата и не входит в состав общего имущества супругов. Это объясняется тем, что супруги в отношениях, возникающих по поводу результатов интеллектуальной деятельности, являются разными субъектами, и поскольку исключительные права принадлежат создателю результата интеллектуальной деятельности, то в общее совместное имущество супругов исключительные права на эти объекты не входят. Сами охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации товаров, работ, услуг, предприятий имеют нематериальный характер, не являются оборотоспособными объектами и не могут входить в состав общего имущества супругов. Перечень результатов интеллектуальной деятельности приведен в ст.

1225 ГК РФ и включает в себя произведения науки, литературы и искусства; программы для электронных вычислительных машин (ЭВМ), базы данных; исполнения, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау).

Статья 36 СК РФ 2016-2021. Имущество каждого из супругов . ЮрИнспекция

В соответствии с п33 Постановления Пленума Верховного суда по делам о наследовании — в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество (пункт 2 статьи 256 ГК РФ, статья 36 СК РФ) , а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное (пункт 1 статьи 256 ГК РФ, статьи 33, 34 СК РФ) . При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства. Условия брачного договора, которым договорный режим имущества супругов установлен только для случая расторжения брака, при определении состава наследства не учитываются. В СВЯЗИ С ЧЕМ, ИНЫЕ НАСЛЕДНИКИ ВАШЕЙ ЖЕНЫ МОГУТ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ДОЛЮ В КВАРТИРЕ ТОЛЬКО ПРИ УСЛОВИИ ОБРАЩЕНИЯ С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ ТРЕБОВАНИЯМИ В СУД. ВАЖНО: им необходимо доказать, что они или фактически приняли наследство, или причина пропуска подачи ими заявления о праве на наследство является уважительной: «В целях подтверждения фактического принятия наследства (пункт 2 статьи 1153 ГК РФ) наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т. п. документы. При отсутствии у наследника возможности представить документы, содержащие сведения об обстоятельствах, на которые он ссылается как на обоснование своих требований, судом может быть установлен факт принятия наследства, а при наличии спора соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства.
» — п. 36 данного постановления, А ТАКЖЕ — п. 40 Постановления — споры, связанные с восстановлением срока для принятия наследства и признанием наследника принявшим наследство, рассматриваются в порядке искового производства с привлечением в качестве ответчиков наследников, приобретших наследство (при наследовании выморочного имущества — Российской Федерации либо муниципального образования, субъекта Российской Федерации) , независимо от получения ими свидетельства о праве на наследство. Требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.
п. (статья 205 ГК РФ) , если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т. п. ; б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

СК РФ: ст 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39

Глава 7. Законный режим имущества супругов

Статья 33. Понятие законного режима имущества супругов
1. Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.
Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.
2. Права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются статьями 257 и 258 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 34. Совместная собственность супругов
1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
2. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

3. Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Статья 35 Семейного кодекса — Ст 35 СК РФ

Статья 35. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов
1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.
2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.
Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.
3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.
Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Статья 36 Семейного кодекса — Ст 36 СК РФ

Статья 36. Имущество каждого из супругов
1. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.
2. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.
3. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

Статья 37 Семейного кодекса — Ст 37 СК РФ

Статья 37. Признание имущества каждого из супругов их совместной собственностью
Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Статья 38 Семейного кодекса — Ст 38 СК РФ

Статья 38. Раздел общего имущества супругов

1. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.
2. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. Соглашение о разделе общего имущества, нажитого супругами в период брака, должно быть нотариально удостоверено.
3. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.
При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.
4. Суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.
5. Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети.
Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.
6. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность.
7. К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Статья 39 Семейного кодекса — Ст 39 СК РФ

Статья 39. Определение долей при разделе общего имущества супругов
1. При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.
2. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.
3. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Имущественные правоотношения супругов: проблемные положения Семейного кодекса РФ

Семейный кодекс является одним из самых стабильных российских кодексов. Более чем за 21 год (кодекс действует с 1 марта 1996 года) в него было внесено всего 27 поправок, связанных, в частности, с изменениями гражданского законодательства. Так, например, после вступления в силу ч. IV ГК РФ, регулирующей правоотношения в сфере интеллектуальной собственности, кодекс был дополнен положением о том, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит этому супругу (п. 3 ст. 36 Семейного кодекса РФ).

Напомним, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяются гражданско-правовые нормы, если это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 Семейного кодекса РФ). Тем не менее эксперты констатируют: на многие вопросы, связанные с имущественными отношениями между членами семьи, действующее законодательство не дает однозначного ответа, что в результате приводит к неблагоприятным последствиям не только для них самих, но и для других участников гражданского оборота (кредиторов, приобретателей недвижимости, принадлежавшей супругам и др.). Какие положения Семейного кодекса РФ в связи с этим нуждаются в корректировке, представители профессионального сообщества обсудили в ходе организованной Комитетом Госдумы по государственному строительству и законодательству и Исследовательским центром частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ международной научно-практической конференции «Имущественные правоотношения в семье: судебная практика и законодательство».

Поскольку наиболее распространенными семейными имущественными спорами являются споры между супругами – по данным Верховного Суда Российской Федерации, судами ежегодно рассматривается около 35 тыс. таких споров, обозначим основные их виды и возможные пути предотвращения.

Неопределенность состава общего имущества супругов

По закону общее имущество супругов – имущество, нажитое во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено – находится в их совместной собственности (ст. 34 Семейного кодекса). К личной же собственности каждого супруга относится имущество, принадлежащее ему до вступления брак, а также полученное в период брака безвозмездно, например подаренное или унаследованное. Согласно пояснению ВС РФ не является общим также имущество, которое было приобретено в период брака, но на личные средства супруга, принадлежащие ему до регистрации брака (абз. 4 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака«). При этом нигде не указано, будут ли средства, полученные в случае последующей продажи указанного имущества, личными или все-таки станут общей собственностью супругов, как и все доходы в период брака, отметила заместитель руководителя Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева. Тот же вопрос возникает и в отношении имущества, приобретенного на подаренные во время брака одному из супругов деньги, и процентов по вкладу, если указанные средства размещаются в кредитной организации.

Не определены законодательно и четкие критерии разграничения общих долгов супругов и личных долгов каждого из них. Так, установлено, что взыскание обращается на общее имущество супругов по их общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если все полученное по ним использовано на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ). Но как отличить, к примеру, потребительский кредит для семейных нужд от того, который берется только для себя, и какими доказательствами нужно подтверждать, что средства были потрачены именно на семью, неясно, указывают эксперты.

Также стоит уточнить, какие денежные выплаты включаются в состав общего имущества супругов. Кодексом установлено, что к совместно нажитому имуществу относятся пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие целевого назначения: суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др. (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ). Однако выплаты, призванные компенсировать расходы на лечение, уход, протезирование, а также возмещение морального вреда логично было бы относить к личному имуществу потерпевшего, полагает советник генерального директора по правовым вопросам АО «ТНТ-Телесеть» Алла Слепакова.

Особенности раздела совместной собственности

Множество вопросов возникает на практике при разделе общего имущества (ст. 38 Семейного кодекса РФ). Это связано в первую очередь с изменением самих объектов имущественных отношений. Теперь в состав общего имущества, помимо недвижимости, автомобилей и прочих вещей, входят так называемые бизнес-активы: акции, доли в капитале коммерческих организаций и т. д. Владение ими подразумевает не только получение прибыли от деятельности юридического лица, но и участие в управлении им. Единого мнения о том, может ли второй супруг при разделе общего имущества претендовать непосредственно на половину доли в бизнесе, вступая таким образом в состав участников общества, либо ему полагается только соразмерная денежная компенсация, нет, подчеркнул председатель судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Александр Кликушин.

Поскольку каждая коммерческая фирма – это не только ее учредители и участники, но и сотрудники, условия работы которых с большой вероятностью изменятся при продаже компании или смене ее управления, стоит подумать о законодательном закреплении запрета на раздел бизнес-активов при разделе имущества и установить правило о выплате стоимости доли в них другому супругу, считает председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Причем следует закрепить возможность выплаты этой стоимости как в виде единовременной компенсации, так и периодических платежей в течение определенного срока, поскольку во многих случаях выплата довольно крупной суммы одномоментно без ущерба бизнесу невозможна, отметила в свою очередь эксперт Федеральной палаты адвокатов РФ Татьяна Старикова.

Расходятся на практике мнения судов о том, можно ли делить, к примеру, право требования или право аренды. Так, в одном из дел суды первой и апелляционной инстанций указали, что право аренды является обязательственным правом, включение которого в общую собственность супругов Семейным кодексом РФ не предусмотрено, а значит раздел его невозможен. Однако ВС РФ отменил их решения, подчеркнув, что аренда является имущественным правом и может учитываться при разделе имущества супругов (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 60-КГ17-1). Прямое указание в кодексе на возможность деления прав поможет избежать такого расхождения позиций, подчеркнул Александр Кликушин.

Еще один проблемный момент – множественность исков о разделе совместного имущества, предъявляемых одним истцом к одному ответчику: сначала делится жилое помещение, потом автомобиль, далее – акции и т. д. По каждому из этих исков суду приходится заново устанавливать одни и те же обстоятельства дела. Изменить ситуацию позволит рассмотрение общего имущества супругов в виде единого имущественного комплекса, а не совокупности отдельных объектов, считает Лидия Михеева.

В то же время далеко не все семьи делят общее имущество при расторжении брака, и оно остается в совместной собственности. Согласно закону к требованиям бывших супругов о разделе имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ). Но течь он начинает не с момента расторжения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15). В результате такие требования нередко предъявляются спустя 5-10 лет после развода. Это негативно сказывается на гражданском обороте, поскольку приобретатель такого имущества может не знать о правах на него бывшего супруга продавца, тем более что в государственном реестре отражаются, как правило, сведения только об одном правообладателе – супруге, на имя которого имущество приобретено. В связи с этим ряд экспертов предлагают либо считать началом течения срока исковой давности по указанным требованиям момент расторжения брака, либо и вовсе законодательно закрепить обязанность раздела имущества при разводе, что, нельзя не отметить, затянет процедуру расторжения брака. Однако некоторые цивилисты в принципе против применения сроков исковой давности к семейным правоотношениям. Так, например, заведующий кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало подчеркнул, что исковая давность – это срок для защиты нарушенного права, а при расторжении брака никакие права не нарушаются. Тем не менее он не исключает возможности определения конкретного периода, в течение которого совместное имущество должно быть разделено.

Распоряжение общим имуществом

Оспаривание сделок по распоряжению общим имуществом одним из супругов – также распространенная причина судебных споров. По общему правилу, при осуществлении подобных сделок предполагается согласие на их совершение другого супруга (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ). Но для заключения сделки по распоряжению имуществом, подлежащей нотариальному удостоверению или обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 кодекса). В противном случае по заявлению супруга, согласие которого не было получено, такая сделка может быть признана недействительной вне зависимости от того, знал ли контрагент (и должен ли был знать) об отсутствии такого согласия. При этом все остальные сделки по распоряжению общим имуществом без согласия второго супруга могут признаваться недействительными, только если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение.

Применение к сделкам с недвижимым имуществом нормы, которая вообще не связывает недействительность сделки с добросовестностью или недобросовестностью контрагента, серьезно подрывает оборот недвижимости, уверен заместитель Министра юстиции РФ Денис Новак. По его словам, практика должна была измениться после принятия ст. 173.1 ГК РФ [вступила в силу 1 сентября 2013 года. – ГАРАНТ.РУ], согласно которой сделка, совершенная без необходимого по закону согласия третьего лица, является оспоримой и может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия. Но никаких изменений не произошло, так как суды не применяют указанную норму к семейным спорам. При этом при рассмотрении дел об оспаривании сделок, совершенных бывшими супругами, применяется общая гражданско-правовая норма о распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, указывающая, что недействительной может быть сделка только с недобросовестным контрагентом (ст. 253 ГК РФ). Поэтому логично было бы применять положение о добросовестности во всех спорах о распоряжении имуществом супругов, подчеркнул замминистра.

Как пояснил Александр Кликушин, суды не применяют ст. 173.1 ГК РФ, поскольку вряд ли можно признать второго супруга – равноправного владельца спорного имущества – третьим лицом. По мнению судьи ВС РФ, исключить все риски добросовестного приобретателя недвижимости, находившейся в общей собственности супругов, позволит внесение в единый государственный реестр недвижимости сведений о том, что объект был приобретен в собственность в период брака. При наличии в реестре соответствующей отметки все негативные последствия покупки имущества без согласия второго супруга обоснованно будут лежать на добросовестном приобретателе.

Кроме того, эксперты предлагают прямо указать в ст. 35 Семейного кодекса РФ, что согласие второго супруга подразумевается не только при распоряжении, но и при совершении действий по владению и пользованию имуществом. Это снимет возникающие в связи с включением в состав общей собственности супругов бизнес-активов вопросы о необходимости или отсутствии необходимости получения согласия второго супруга при голосовании на общих собраниях участников общества и осуществлении других действий по управлению бизнесом.

Таким образом, наиболее проблемными моментами в сфере имущественных отношений супругов являются определение состава общего имущества и его правовой статус после прекращения семейных отношений. Чтобы обеспечить соблюдение прав как самих супругов, так и их будущих наследников, и контрагентов по гражданско-правовым сделкам (кредиторов, приобретателей имущества), профессиональное сообщество предлагает обсудить еще несколько, помимо обозначенных выше, предложений:

  • об установлении режима общей долевой, а не общей совместной собственности супругов;
  • о необходимости уведомления кредиторов о факте заключения соглашения о разделе имущества;
  • о защите имущественных прав супруга лица, признанного банкротом, и возможности банкротства обоих супругов;
  • о применении положений брачного договора не только при расторжения брака, но и в случае смерти одного из супругов;
  • об установлении четкого перечня оснований для изменения, расторжения и признания недействительным брачного договора, а также срока, в течение которого он может быть признан недействительным;
  • о возможности включения в общую собственность супругов прав на имущество, возникших за рубежом, например прав бенефициара траста или офшорной компании.

Разумеется, это не значит, что в Семейный кодекс будет внесено большое количество поправок. Однако точечные изменения, равно как и дополнительные разъяснения ВС РФ, в частности о соотношении норм Семейного кодекса и ГК РФ при рассмотрении имущественных споров между супругами, необходимы.

Еще статьи из этого раздела

Квартира, которую муж подарил жене, является личной или совместной собственностью?

https://realty.ria.ru/20210126/kvartira-1594617999.html

Квартира, которую муж подарил жене, является личной или совместной собственностью?

Квартира, которую муж подарил жене, является личной или совместной собственностью? — Недвижимость РИА Новости, 18.02.2021

Квартира, которую муж подарил жене, является личной или совместной собственностью?

По общему правилу имущество, нажитое супругами в период брака, является их общей совместной собственностью. Однако, в соответствии со ст. 36 Семейного кодекса… Недвижимость РИА Новости, 18.02.2021

2021-01-26T12:56

2021-01-26T12:56

2021-02-18T13:28

имущество

федеральная нотариальная палата: нотариусы советуют

нотариусы

жилье

наследство и семейные отношения — вопрос-ответ — полезное

оформление собственности и купля-продажа — вопрос-ответ — полезное

федеральная нотариальная палата

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/sharing/article/1594617999.jpg?1613644138

По общему правилу имущество, нажитое супругами в период брака, является их общей совместной собственностью. Однако, в соответствии со ст. 36 Семейного кодекса имущество, полученное во время брака в дар, является его личной собственностью независимо от кого этот дар получен. В вашем случае квартира будет является личной собственностью супруги.

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://realty.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Недвижимость РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

имущество, задать вопрос, нотариусы, жилье, наследство и семейные отношения — вопрос-ответ — полезное, оформление собственности и купля-продажа — вопрос-ответ — полезное, федеральная нотариальная палата

Относится ли участок, полученный одним из супругов по акту органа местного самоуправления, к общему имуществу?

Двое адвокатов сошлись во мнении, что заявитель жалобы пыталась исправить имевшие место, по ее мнению, нарушения, допущенные судами, рассматривавшими дело по существу, используя обращение в КС в качестве «иной высшей инстанции». По мнению третьего адвоката, тема, поднятая в жалобе, чрезвычайно важна, причем в общероссийском масштабе. Он выразил сожаление, что КС не воспользовался возможностью рассмотреть это дело и предложить законодателю внести изменения в Гражданский и Семейный кодексы, чтобы четче определить критерии отнесения имущества к собственности одного из супругов в случаях, когда оно было приобретено безвозмездно.

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение от 8 апреля № 601-О по жалобе на нарушение конституционных прав заявителя нормами п. 1 ст. 8 и ст. 256 Гражданского кодекса и ст. 34 Семейного кодекса как разграничивающими сделки и акты госорганов и органов местного самоуправления в качестве оснований возникновения гражданских прав, что не позволяет отнести имущество, безвозмездно полученное одним из супругов на основании акта органа местного самоуправления, к его личной собственности.

Как указано в определении, на основании постановления администрации Яшалтинского районного муниципального образования Республики Калмыкия от 4 сентября 2006 г. Светлане Макаренко была предоставлена 1/62 доля в праве общей собственности на участок из фонда перераспределения земель района для сельхозпроизводства.

После развода бывший муж Светланы Макаренко обратился в суд с требованием о разделе доли в праве общей собственности как общего имущества супругов. Решением Яшалтинского районного суда РК, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК, в удовлетворении исковых требований было отказано. Суды исходили из того, что право на получение доли ответчик приобрела в связи с тем, что работала учителем с 1 августа 1990 г. по 25 августа 1994 г.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение. ВС указал, что право на спорное имущество возникло у Светланы Макаренко в период брака и не на основании безвозмездной сделки, поэтому вывод судов о том, что это имущество не является общей совместной собственностью супругов, должен был быть надлежаще мотивирован.

При новом рассмотрении дела первая инстанция отказала в удовлетворении искового требования на том основании, что право на земельную долю у ответчика возникло в 1992 г. при реорганизации совхоза на территории муниципального образования – то есть до заключения брака с истцом (в ноябре 1994 г.).

Однако апелляция отменила данное решение и удовлетворила требования бывшего супруга. Четвертый кассационный суд общей юрисдикции поддержал позицию апелляции. Суды исходили из того, что в 1992 г. ответчик имела меньший стаж, чем требуется для получения земельной доли, и не была включена в списки лиц, имевших право на ее получение. Доля в праве общей собственности была предоставлена заявительнице в период брака на основании акта органа местного самоуправления. Верховный Суд РФ в передаче кассационной жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам отказал.

В жалобе в Конституционный Суд Светлана Макаренко указала на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 8 и ст. 256 ГК РФ и ст. 34 Семейного кодекса РФ. По ее мнению, законодатель разграничивает сделки и акты госорганов и органов местного самоуправления как основания возникновения гражданских прав, что не позволяет отнести имущество, безвозмездно полученное одним из супругов на основании акта органа местного самоуправления, к его собственности. Также заявительница пояснила, что ее право на получение земельной доли возникло не в связи с включением ее в соответствующий список органом местного самоуправления, а в связи с трудовой деятельностью.

Изучив материалы дела, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Как указано в определении, п. 2 ст. 34 СК РФ, устанавливающий критерии отнесения имущества к общему имуществу супругов, являющемуся их совместной собственностью (п. 1 той же статьи), не препятствует при определении принадлежности того или иного имущества учитывать все имеющие значение для разрешения дела обстоятельства.

Со ссылкой на свои ранее высказанные позиции (определения от 14 мая 2018 г. № 863-О, от 29 мая 2019 г. № 1352-О, от 18 июля 2019 г. № 2100-О, от 24 октября 2019 г. № 2779-О и др.) КС подчеркнул, что оспариваемые нормы направлены на защиту имущественных прав супругов, в том числе при разделе их общего имущества, и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Конституционный Суд также напомнил, что установление и исследование фактических обстоятельств конкретного дела, в том числе имеющих значение для разрешения вопроса об отнесении имущества к совместной собственности супругов, не входят в его компетенцию в соответствии со ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Закона о Конституционном Суде.

По мнению адвоката филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяны Саяпиной, ситуация, описанная в определении, носит частный характер, при этом она касается оспаривания общих, давно утвердившихся норм. «Данный случай скорее похож на применение возможности обращения в Конституционный Суд при фактическом исчерпании остальных средств защиты в иных судах. В рассматриваемой ситуации заявитель основывается, в первую очередь, на фактических обстоятельствах дела, которые уже не раз детально (правда под разным ракурсом, как ни странно) исследовались судами», – пояснила она в комментарии «АГ».

Случай заявительницы, считает адвокат, в целом актуален, но именно для нижестоящих судов – чтобы они обратили внимание на необходимость внимательно и детально исследовать фактические обстоятельства дела, с учетом правильного понимания ситуации.

Значимость выводов КС по данному делу Татьяна Саяпина оценила положительно. «По моему мнению, данным определением высший судебный орган подчеркнул свою роль в системе российских судов и обратил внимание не только этой заявительницы, но и, соответственно, иных лиц (в первую очередь, последующих заявителей), что обращение в КС должно быть обусловлено его функциональной составляющей, а не просто возможностью очередного обжалования в качестве “иной высшей инстанции”», – отметила она, добавив, что в целом подход КС в очередной раз подтвердил единство практики конституционного правосудия.

По мнению адвоката АП г. Москвы Артема Чумакова, заявитель жалобы среди прочего пыталась исправить имевшие место, по ее мнению, нарушения, допущенные судами, рассматривавшими дело по существу. КС данный посыл увидел и отказал в принятии жалобы, в том числе по этому основанию. «Признавая, что обстоятельства дела действительно неоднозначны, а судебные акты имеют несогласованность в части установленных юридических фактов и обстоятельств, все-таки формально должен согласиться, что пересмотр дела по существу – это не задача Конституционного Суда. Другое дело, что “шаблонный” подход судов порой не оставляет заявителю выбора, как только искать правды в КС как в “четвертой” инстанции», – заметил он.

«Что касается формального предмета обращения для конституционного контроля – как увидел его КС по итогам изучения жалобы, – это то, что акты государственных или муниципальных органов, указанные в ст. 8 ГК как основание для возникновения права, не признаются семейным законодательством (ст. 34, 36 СК) в качестве односторонних сделок и полученное по ним имущество не может считаться индивидуальным имуществом супруга», – добавил Артем Чумаков. Отказывая в принятии жалобы в этой части, КС заключил, что семейное законодательство имеет большой арсенал средств правовой защиты имущества супругов, в том числе бывших, поэтому отсутствие отдельного указания в ст. 34, 36 СК о том, что полученное по актам государственных или муниципальных органов приравнивается к односторонней сделке, не может приводить к нарушению конституционных гарантий заявительницы, заключил адвокат.

В то же время, по мнению руководителя практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н. Сергея Макарова, тема, поднятая в жалобе, чрезвычайно важна, причем в общероссийском масштабе – и именно применительно к земельным участкам.

Адвокат пояснил, что в 90-е гг. ХХ в. по всей стране земли колхозов и совхозов безвозмездно распределялись между их участниками, и все это оформлялось актами органов местного самоуправления (местных администраций). Когда же распадались семьи и возникали споры о разделе этих участков, противопоставлялись два противоположных мнения: что эти участки являются личной собственностью того из супругов, которому они были предоставлены, и что они относятся к совместно нажитому имуществу, поскольку были предоставлены во время брака. Во втором случае учитывались такие обстоятельства, как оплата регистрационных сборов (при сохранении безвозмездности предоставления самого участка в целом), на что расходовались супружеские средства, предоставление участка «на семью» (или «с учетом семьи»).

«Потом все эти реалии – весьма разнообразные и многогранные по всей стране, как и многое в 90-е гг., – разбивались о сухие и строгие нормы Гражданского и Семейного кодексов, причем если в ст. 36 СК РФ наряду с дарением и наследованием как основаниями для отнесения имущества к личному имуществу одного из супругов упоминаются иные безвозмездные сделки (что позволило имущество, полученное в порядке приватизации, однозначно относить к личному имуществу одного из супругов), то в ст. 256 ГК как основания упоминаются только дарение и наследование», – заметил Сергей Макаров.

«По моему мнению, имущество, спор вокруг которого привел заявительницу к обращению с жалобой в Конституционный Суд, является ее личным имуществом, поскольку приобретено безвозмездно. В связи с этим мне очень жаль, что КС не воспользовался возможностью рассмотреть это дело и предложить законодателю внести изменения в ГК и СК, чтобы более четко определить критерии отнесения имущества к собственности одного из супругов в случаях, когда оно было приобретено безвозмездно, чтобы последовательно закрепить этот принцип», – резюмировал Сергей Макаров.

Ст. 36 Закон РК О браке и семье Раздел общего имущества супругов Закон Республики Казахстан О браке и семье Статья 36 Комментарий

1. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

2. Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено.

3. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

4. Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

5. В случае раздела общего имущества супругов в период брака та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их общую совместную собственность.

6. К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

Расторжение брака по причине психологической недееспособности

Персида Акоста

Уважаемый PAO,

Мой муж часто играет в компьютерные игры, такие как League of Legends, Defense of the Ancients, широко известная как DOTA. Если он не играет, он либо спит, либо пьет алкоголь с друзьями дома. С момента нашего брака в 2014 году я жалуюсь, что он должен найти достойную работу и что мы не должны зависеть от его родителей. Он всегда игнорирует меня, когда я обсуждаю с ним свою проблему.Я даже покупал ему газету почти каждый день, но он сказал мне, что конкуренция в крупных компаниях жесткая и у него нет шансов получить работу. Более того, он утверждал, что ему негде надеть во время интервью. Чтобы вдохновить его, я купила ему новую одежду, необходимую для интервью. Некоторое время спустя он сказал мне, что уже нашел работу. Конечно, я был в восторге от новостей, которые он мне сообщил. Однако через несколько недель мне сообщили, что мой муж собирался к своей матери, когда он должен был быть на работе.После этого я столкнулся с ним по этому поводу. Он мне честно ответил, что слухи верны. Он сказал мне, что притворился, что у него есть работа, чтобы я перестала придираться к нему, пытаясь устроиться на работу. Кроме того, он утверждал, что его родители могут поддерживать наши потребности в семье, особенно в образовании наших детей.

Я посоветовался со студентом юридического факультета, есть ли способ расторгнуть наш брак. Он просто ответил, что я могу подать заявление о расторжении нашего брака на основании психологической недееспособности.Не могли бы вы объяснить мне, в чем суть психологической неспособности? Спасибо.

Эвелин

Уважаемая Эвелин,

Психологическая недееспособность в качестве основания для расторжения брака может быть найдена в статье 36 Указа № 209 или Семейном кодексе Филиппин, а именно:

«Арт. 36. Брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для выполнения основных брачных обязательств брака, также будет недействительным, даже если такая недееспособность станет очевидной только после его заключения.»

Однако можно подчеркнуть, что в этом законе не было определения термина« психологическая недееспособность ». Верховный суд, с другой стороны, излагает в длинном ряду дел, что психологическая недееспособность как основание для признания брака недействительным в соответствии со статьей 36 Семейного кодекса должна относиться не менее чем к психическому, а не только к физическому — недееспособность, из-за которой сторона действительно не осознает основные брачные заветы, которые одновременно должны быть приняты и выполнены сторонами брака, которые, как это выражено в статье 68 Семейного кодекса, среди прочего, включают их взаимные обязательства жить вместе ; соблюдать любовь, уважение и верность; и оказать помощь и поддержку.Вряд ли можно сомневаться в том, что цель закона заключалась в том, чтобы ограничить значение «психологической недееспособности» наиболее серьезными случаями расстройств личности, явно демонстрирующих крайнюю нечувствительность или неспособность придать смысл и значение браку. Статья 68 закона гласит:

«Арт. 68. Муж и жена обязаны жить вместе; соблюдать взаимную любовь, уважение и верность; и оказывать взаимную помощь и поддержку ».

Кроме того, Верховный суд по делу Сильвино А.Лигард против Майского Вознесения А. Паталингхуг и др. (G.R. № 168796, 15 апреля 2010 г .; ponente, помощник судьи Хосе Мендоса) подчеркнул, что «[p] сихологическая недееспособность, требуемая ст. 36 [Семейного кодекса] должны характеризоваться [a] серьезностью, [b] юридической предысторией и [c] неизлечимостью. Недееспособность должна быть серьезной или серьезной, так чтобы сторона была неспособна выполнять обычные обязанности, требуемые в браке. Это должно быть укоренено в истории партии, предшествовавшей браку, хотя явные проявления могут проявиться только после брака.Это должно быть неизлечимо, или, даже если бы это было иначе, излечение было бы не по средствам вовлеченной стороны ».

Таким образом, цель закона состоит в том, чтобы ограничить значение психологической недееспособности наиболее серьезными случаями расстройства личности, явно демонстрирующими крайнюю нечувствительность или неспособность придать смысл и значение браку. Верховный суд также объяснил в деле Эдвард Кеннет Нго Те против Ровены Онг Гутьеррес Ю-Те (GR № 161793, 13 февраля 2009 г .; поненте, бывший помощник судьи Антонио Эдуардо Начура), что «в расторжении брачных уз по причине психологической недееспособности любой из сторон, суд не разрушает основы семьи, но фактически защищает неприкосновенность брака, поскольку отказывается позволить человеку, страдающему психологическим расстройством, который не может выполнять или брать на себя основные супружеские обязательства, оставаться в этой священной связи.Можно подчеркнуть, что физическое насилие, конституционная праздность или лень, наркотическая зависимость или наркомания и психосексуальная аномалия являются проявлениями социопатической аномалии личности ».

Мы считаем необходимым упомянуть, что это мнение основано исключительно на фактах, которые вы рассказали, и на нашей оценке того же. Мнение может измениться при изменении или уточнении фактов. Мы надеемся, что смогли просветить вас по этому поводу.

Примечание редактора: Уважаемый PAO — это ежедневная колонка прокуратуры.Вопросы для шефа Акосты можно отправлять на [адрес электронной почты]

.

Все, что вам нужно знать о недействительности брака на основании психологической недееспособности

Недействительность брака в соответствии со статьей 36 Семейного кодекса популярна среди филиппинских пар, которые хотят отказаться от брака. Статья 36 — это основание, основанное на психологической неспособности одной или обеих сторон выполнять основные супружеские обязательства, что с самого начала делает брак недействительным. Вот факты, которые вам необходимо знать и определить, планируете ли вы применять этот закон по собственному усмотрению:

  1. Судья не уполномочен удовлетворять ваше ходатайство. Ходатайство с использованием ст. 36 не даст вам верного пути к свободе. Вы должны доказать, что один или оба из вас психологически неспособны выполнять супружеские обязательства. Бремя доказывания лежит на вас, даже если ваш супруг не участвовал в разбирательстве. Если вам не удастся убедить судью, брак остается в силе.
  2. Психологическая недееспособность не обязательно приравнивается к психической инвалидности. Если вы подали ходатайство и суд признал вас недееспособным, это не обязательно означает, что вы психически неуравновешенны и неспособны воспитывать детей или не способны вступить в новый брак.Психологическая недееспособность не повлияет на вас по другим вопросам, за исключением результатов вашего прошения.
  3. Вам необходимо явиться в суд для дачи показаний хотя бы один раз. Если вы слышите, как кто-то предлагает дело об аннулировании «неявки», бегите подальше. Как истец по делу об аннулировании, вам необходимо явиться в суд физически и хотя бы один раз дать показания. Те, кто торгуют «неявкой», являются незаконными, потому что они сделают запись в протоколах суда, что вы явились и свидетельствовали, даже если они не соответствуют действительности, подделав вашу подпись в протоколе слушания.Вы можете быть не только замешаны в преступлении, но и поставить под угрозу исход вашего ходатайства.
  4. Согласие супруга (-и) не требуется. Вы можете подать ходатайство самостоятельно и, фактически, вы не должны сообщать суду, что вы консультировались со своим супругом до подачи иска, поскольку это может быть истолковано как «сговор» между сторонами. Это приведет к немедленному прекращению вашего дела.
  5. На завершение разбирательства уйдут годы. Остерегайтесь кого-нибудь, кто предложит аннулирование, которое займет меньше года.Обычное судебное разбирательство у нас в стране идет медленно. Несколько отсрочек, множество незавершенных дел, отсутствие прокуроров и свидетелей — это всего лишь несколько факторов, которые способствовали этому медленному судебному процессу.
  6. Аннулирование дорого . Если вы потратите небольшое состояние на свой брак, будьте готовы потратить столько же или, если не больше, на свои планы по разрыву этой связи. Существуют «пакеты» аннулирования, которые варьируются от 150 000, 50 000 до 500 000 песо, в зависимости от того, чьего юриста вы наняли.
  7. Подача петиции не сделает ваших детей незаконнорожденными. Если ваше ходатайство о признании недействительным будет удовлетворено в соответствии со ст. 36, ваши дети по-прежнему будут считаться законными, и они будут пользоваться его привилегиями в соответствии с законом.

SC меняет понятие «психологическая недееспособность» с медицинского на юридическое

INQUIRER.net стоковая фотография

МАНИЛА, Филиппины — Верховный суд изменил понятие «психологическая недееспособность» с психического расстройства или расстройства личности на юридическое основание для аннулирования брака в соответствии с Семейным кодексом.

В среду было обнародовано единогласное решение, согласно которому показания психолога или психиатра больше не требуются во всех случаях, предусмотренных статьей 36 Семейного кодекса.

Статья 36 Семейного кодекса гласит, что «брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для выполнения основных супружеских обязательств, связанных с браком, также будет недействительным, даже если такая недееспособность станет очевидной только после его торжественное оформление.”

Психологическая недееспособность, согласно верховному суду, «относится к личному состоянию, которое мешает супругу выполнять основные супружеские обязательства только в отношении конкретного партнера, который может существовать во время брака, но может проявиться в поведении после брака. церемонии ».

«Это не обязательно психическое расстройство или расстройство личности. Это не обязательно должно быть постоянным и неизлечимым заболеванием. Совокупность доказательств должна содержать четкие и убедительные доказательства для признания брака недействительным », — заявил Верховный суд в своих решениях по делу Tan-Andal vs.Андал, Г. № 196359. Решение написано помощником судьи Марвиком Леоненом.

Признание брака недействительным основывается не только на психологической недееспособности, но и на восьми основаниях.

Брак, объявленный недействительным с самого начала, считается недействительным. Это отличается от брака, который действителен до тех пор, пока суд не признает его недействительным

.

По состоянию на февраль 2021 года, записи из канцелярии администратора суда показали, что на рассмотрении находится в общей сложности 12 605 дел, требующих признания брака недействительным или расторжения брака.

С другой стороны, 4954 дела о расторжении брака были разрешены различными судами, в том числе окружными судами шариата (SHCC)

Между тем, в судах низшей инстанции находится 178 дел о раздельном проживании, в то время как 72 дела были решены по состоянию на февраль 2021 года.

Верховный суд назначил 68 судов первой инстанции в качестве судов по семейным делам в 2000 году для рассмотрения и принятия решений по делам об аннулировании браков, недействительности браков, имущественных спорах, ходатайствах о расторжении супружеских партнерств с целью получения прибыли, поддержки и / или признания, среди прочего.

Суды по семейным делам были назначены для выполнения положений статьи 17 Закона Республики № 8369, также известного как Закон о судах по семейным делам 1997 года.

abc

Читать далее

Не пропустите последние новости и информацию.

Подпишитесь на INQUIRER PLUS, чтобы получить доступ к The Philippine Daily Inquirer и другим более чем 70 названиям, поделиться до 5 гаджетами, слушать новости, загружать их уже в 4 часа ночи и делиться статьями в социальных сетях. Звоните 896 6000.

Для обратной связи, жалоб или запросов свяжитесь с нами.

Психологическая неспособность вступить в брак; Статья 36 Семейного кодекса

ЛЕОНИЛО АНТОНИО против МАРИ ИВОНН Ф. РЕЙС, Г. № 155800, 10 марта 2006 г.

«Х х х.

Статья 36 Семейного кодекса гласит, что «[] брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для выполнения основных супружеских обязательств в браке, также является недействительным, даже если такая недееспособность проявляется только после его торжества.⁠10 Концепция психологической недееспособности как основания для недействительности брака является новой в нашем своде законов, хотя умственная недееспособность уже давно признана основанием для расторжения брака.

Х х х.

Мнение о том, что психологическая недееспособность связана с неспособностью понять брачные обязанности, в отличие от простой неспособности выполнять их, было дополнительно подтверждено в деле Молина-26. В этом отношении Суд через тогдашнего судью (ныне главного судью) Панганибана отметил, что «доказательства [для установления психологической недееспособности] должны убедить суд в том, что стороны или одна из них были психически или психически больны до такой степени, что человек не мог знать об обязательствах, которые он взял на себя, или, зная их, не мог сделать обоснованное предположение об этом.27 С тех пор юриспруденция признала, что психологическая недееспособность «является болезнью настолько серьезной и постоянной, что лишает человека осознания обязанностей и ответственности супружеских уз, которые он собирается взять на себя». 28

Х х х.

Сейчас также подходящее время, чтобы прокомментировать другое общее правовое руководство, используемое при рассмотрении петиций о признании недействительными в соответствии со статьей 36. Слишком часто этот Суд и нижестоящие суды, отклоняя петиции подобного рода, положительно цитировали статьи 1 и 2. , Статья XV Конституции, в которой, соответственно, говорится, что «государство признает филиппинскую семью в качестве основы нации.Соответственно, он должен укреплять свою солидарность и активно содействовать его полному развитию », и что« брак как неприкосновенный социальный институт является основой семьи и находится под защитой государства ». Эти положения подчеркивают важность семьи и конституционной защиты института брака.

Но сама Конституция не устанавливает параметры государственной защиты брака как социального института и основы семьи.В компетенции законодательного органа остается определение всех юридических аспектов брака и предписывать стратегию и способы его защиты, исходя из тех социально-политических влияний, которые он сочтет уместными, и, конечно, с оговоркой, которой придерживается сам такой законодательный акт. Конституция и Билль о правах. В этом случае законодательный орган также обязан ввести в действие конституционные положения, защищающие брак и семью. В настоящее время это было достигнуто посредством принятия Семейного кодекса, в котором дается определение брака и семьи, излагаются соответствующие правовые последствия, устанавливаются ограничения, влияющие на супружескую и семейную жизнь, а также устанавливаются основания для признания недействительными и те для юридического разделения.Хотя может показаться, что судебный отказ в удовлетворении ходатайства о признании недействительным является отражением конституционного мандата по защите брака, на самом деле такие действия просто обеспечивают соблюдение установленного законом определения брака, а не конституционного постановления о том, что такое брак. Действительно, если того требуют обстоятельства, разделы 1 и 2 статьи XV не обязательно должны быть единственными конституционными соображениями, которые следует принимать во внимание при разрешении петиции о признании недействительной.

Действительно, статья 36 Семейного кодекса, квалифицирующая браки, заключенные психологически недееспособным лицом, как недействительные, должна рассматриваться как средство конституционной защиты брака.Учитывая общепризнанный интерес государства в продвижении брака как основы семьи, которая, в свою очередь, служит фундаментом нации, государство заинтересовано в защите от браков, которые плохо приспособлены для развития семейной жизни. Недействительные браки ab initio в соответствии со статьей 36 не продвигают инициативы государства в отношении брака и семьи, поскольку они способствуют заключению брака между людьми, которые по причинам, не зависящим от их воли, не способны понимать или соблюдать основные обязательства брака.

Х х х.

Рекомендации компании Molina, применяемые в данном случае

Как указывалось ранее, компания Molina установила руководящие принципы, признанные в настоящее время в судебном рассмотрении ходатайств о признании недействительными в соответствии со статьей 36. Суд последовательно применял Molina с момента ее обнародования в 1997 году, и эти руководящие принципы действуют как общие правила. Они требуют цитирования полностью:

1) Бремя доказывания недействительности брака лежит на истце.Любые сомнения должны быть разрешены в пользу существования и продолжения брака, а также против его расторжения и недействительности. Это основано на том факте, что и наша Конституция, и наши законы уважают законность брака и единство семьи. Таким образом, наша Конституция посвящает целую статью семье, признавая ее «основой нации». Он объявляет брак юридически «неприкосновенным», тем самым защищая его от расторжения по прихоти сторон. И семья, и брак должны быть «под защитой» государства.

Семейный кодекс повторяет этот конституционный указ о браке и семье и подчеркивает их постоянство, неприкосновенность и солидарность.

2) Основная причина психологической недееспособности должна быть: (а) идентифицирована с медицинской или клинической точки зрения, (б) заявлена ​​в жалобе, (в) достаточно доказана экспертами и (г) четко объяснена в решении. Статья 36 Семейного кодекса требует, чтобы недееспособность была психологической, а не физической, хотя ее проявления и / или симптомы могут быть физическими.Доказательства должны убедить суд в том, что стороны или одна из них были психически или психически больны до такой степени, что это лицо не могло знать о взятых на себя обязательствах или, зная их, не могло дать обоснованное предположение об этом. Хотя здесь нет необходимости приводить пример такой недееспособности, чтобы не ограничивать применение положения в соответствии с принципом ejusdem generis, тем не менее, такая основная причина должна быть идентифицирована как психологическое заболевание и полностью объяснена его ограничивающая природа.Экспертные показания могут быть предоставлены квалифицированными психиатрами и клиническими психологами.

3) Недееспособность должна быть доказана «на момент заключения брака». Доказательства должны показывать, что болезнь существовала, когда стороны обменялись своими «я делаю». Проявление болезни не обязательно должно быть заметным в это время, но сама болезнь должна быть прикреплена в такой момент или до этого.

4) Такая недееспособность также должна быть доказана как постоянная или неизлечимая с медицинской или клинической точки зрения.Такая неизлечимость может быть абсолютной или даже относительной только в отношении другого супруга, а не обязательно абсолютно против всех лиц того же пола. Кроме того, такая недееспособность должна иметь отношение к принятию на себя брачных обязательств, не обязательно к тем, которые не связаны с браком, например, к занятиям профессией или трудоустройству. Следовательно, педиатр может эффективно диагностировать детские болезни и прописывать лекарства для их лечения, но не обладает психологической способностью воспроизводить, вынашивать и воспитывать собственных детей, что является важным обязательством брака.

5) Такое заболевание должно быть достаточно серьезным, чтобы лишить стороны возможности брать на себя основные обязательства брака. Таким образом, «легкие характерные особенности, перепады настроения, эпизодические эмоциональные всплески» не могут быть приняты в качестве первопричин. Болезнь должна проявляться как прямая неспособность или неспособность, а не отказ, пренебрежение или затруднение, а тем более недоброжелательность. Другими словами, в человеке присутствует врожденный или последующий инвалидизирующий фактор, неблагоприятный неотъемлемый элемент в структуре личности, который фактически лишает человека способности действительно принять и тем самым выполнить обязательства, важные для брака.

6) Существенными семейными обязанностями должны быть те, которые охватываются статьями 68-71 Семейного кодекса в отношении мужа и жены, а также статьями 220, 221 и 225 того же Кодекса в отношении родителей и их детей. Такие невыполненные брачные обязательства также должны быть указаны в петиции, подтверждены доказательствами и включены в текст решения.

7) Интерпретации, данные Национальным апелляционным матримониальным трибуналом Католической церкви на Филиппинах, хотя и не являются контролирующими или решающими, должны пользоваться большим уважением в наших судах.Очевидно, что статья 36 была взята Комиссией по пересмотру Семейного кодекса из канона 1095 Нового кодекса канонического права, который вступил в силу в 1983 году и который гласит:

«Следующие люди не могут вступить в брак: те, кто не может принять на себя основные обязательства брака по причинам психологического характера».

Х х х.

Компания Molina выдвинула дополнительное требование о том, чтобы генеральный солиситор выдал справку с указанием причин его согласия или несогласия с петицией.38 Однако это требование было отменено после того, как A.M. № 02-11-10-SC, или Правило об объявлении абсолютной недействительности недействительных браков и расторжении браков, не подлежащих аннулированию. 39 Тем не менее, статья 48 Семейного кодекса требует, чтобы явка прокурора или назначенного финансового лица была от имени государства принимать меры для предотвращения сговора между сторонами и следить за тем, чтобы доказательства не были сфабрикованы или скрыты. Очевидно, что сговор в данном случае не является проблемой, учитывая последовательное энергичное противодействие ответчика ходатайству о признании недействительным.В любом случае участие налогового инспектора в слушаниях в суде первой инстанции сохранилось из материалов этого дела.

Х х х ».

Заполняя пустоту | DivinaLaw

Опубликовано 22 ноября 2019 г., The Daily Tribune

Есть браки, которые недействительны с самого начала или недействительны ab initio, как правило, когда отсутствует одно из основных условий заключения брака или когда сторона страдает психологической недееспособностью.

Следующие браки недействительны или полностью недействительны изначально, если: одна из сторон моложе 18 лет; торжествующему офицеру недостает власти; нет разрешения на брак, если нет письменных показаний о том, что стороны проживали вместе как муж и жена в течение последних пяти лет; двоеженские или полигамные браки; есть ошибка относительно личности другого; или после вынесения решения о признании недействительным брака недействительным, но это решение не было зарегистрировано в соответствующем отделе записи актов гражданского состояния (статья 35 Семейного кодекса).

По очевидным причинам государственной политики, кровосмесительные браки, включая кровных родственников, законных или незаконных, вплоть до четвертой гражданской степени, являются недействительными. Точно так же приемные родители по отношению к своим приемным детям, приемный родитель и приемный ребенок и / или их оставшиеся в живых супруги, приемный ребенок и законнорожденный ребенок приемного ребенка, а также приемные дети одного и того же приемного ребенка являются недействительными с самого начала.

Брак также недействителен между сторонами, когда одна из сторон с намерением вступить в брак с другой убила супруга этого другого лица или его или ее собственного супруга (статья 40 Семейного кодекса).

Но наиболее распространенным типом недействительных браков является брак, в котором одна или обе стороны страдают психологической недееспособностью, как это предусмотрено статьей 36 Семейного кодекса. Последнее предусматривает, что брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для соблюдения основных супружеских обязательств брака, является недействительным, даже если такая недееспособность становится очевидной только после его заключения.

В таком случае может быть подано заявление о признании брака недействительным.

В деле Сантос против Апелляционного суда (310 Фил. 22 (1995), Верховный суд (ВС), разъяснил, что психологическая недееспособность должна относиться как минимум к умственной (не физической) недееспособности, которая приводит к тому, что сторона действительно неспособна различать и выполнение основных обязательств и заветов в браке. Эти обязательства выражены в Семейном кодексе, включая взаимное обязательство супругов жить вместе, соблюдать любовь, уважение и верность, а также оказывать помощь и поддержку. Таким образом, цель закона состоит в том, чтобы ограничить « психологическая неспособность »к наиболее серьезным личностным расстройствам, явно демонстрирующим крайнюю нечувствительность или неспособность придать смысл и значение браку.

ВС также разъяснил, что другие основания, если они существовали на момент заключения брака, такие как состояние психически нездоровой стороны или сокрытие наркомании, привычного алкоголизма, гомосексуализма или лесбиянства, просто делают брачный контракт недействительным в соответствии со статьей 46 Семейного кодекса. Если это произошло только во время брака, они становятся просто основанием для юридического раздельного проживания в соответствии со статьей 55 Семейного кодекса.

Для подачи ходатайства о признании брака недействительным на основании психологической недееспособности в соответствии со статьей 36 Семейного кодекса необходимо доказать три условия: психологическое состояние должно существовать на момент заключения брака; это должно быть неизлечимо; и это должно быть серьезно.

Кроме того, руководящими принципами при применении статьи 36 Семейного кодекса служат следующие положения:

• Бремя доказывания недействительности брака лежит на истце, и любые сомнения разрешаются в пользу действительности брака.
• Основная причина психологической недееспособности должна быть установлена ​​с медицинской или клинической точки зрения, указана в жалобе, достаточно доказана экспертами и четко объяснена в решении.
• Недееспособность должна быть доказана «во время празднования» брака.
• Также должно быть доказано, что такая недееспособность является постоянной или неизлечимой с медицинской или клинической точки зрения.
• Такое заболевание должно быть достаточно серьезным, чтобы лишить стороны возможности брать на себя основные обязательства брака.
• Существенными семейными обязанностями должны быть те, которые охватываются статьями 68-71 Семейного кодекса в отношении мужа и жены, а также статьями 220, 221 и 225 того же Кодекса в отношении родителей и их детей.
• Интерпретации, данные Национальным апелляционным матримониальным трибуналом католической церкви на Филиппинах, хотя и не являются контролирующими или решающими, должны быть с большим уважением к нашим судам (Republic vs Molina, GR 108763 13 февраля 1997 г.).

Подчеркивается, что простое затруднение, отказ или пренебрежение выполнением супружеских обязательств, или даже недобросовестность или недоброжелательность со стороны заблудшего супруга не являются психологической недееспособностью.

В конце концов, при толковании статьи 36 Семейного кодекса, когда отсутствуют доказательства, подтверждающие вышеуказанные реквизиты, суд, скорее всего, отклонит ходатайство на исходной предпосылке о том, что брак должен быть защищен от расторжения по прихоти стороны.

С комментариями и вопросами отправляйте электронное письмо по адресу [email protected]

Решение

SC смягчает правила расторжения брака

Верховный суд смягчил свои правила использования психологической недееспособности в качестве основания для признания брака недействительным, признав, что в прошлом он устанавливал «жесткие» руководящие принципы по этому вопросу.

В постановлении, написанном помощником судьи Лукасом Берсамином, специальная первая палата высшего суда заявила, что его толкование и применение статьи 36 Семейного кодекса в постановлении от сентября 2011 года «оказались жесткими, так что их применение к каждый случай практически осуждал петиции о признании недействительными на судьбу определенного отклонения.»

Статья 36 предусматривает, что« брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для выполнения основных супружеских обязательств в браке, также будет недействительным, даже если такая недееспособность станет очевидной только после его торжественность ».

Психологическая недееспособность в соответствии со статьей 36 относится к серьезному психологическому заболеванию, поражающему сторону еще до брака, которое является постоянным и не позволяет этой стороне осознавать свои обязанности и ответственность в брачных узах, которые он или она собирались принять.

Дело было возбуждено по делу, возбужденному мужчиной, который хотел, чтобы его брак был аннулирован, поскольку его жена якобы пренебрегла своими родительскими обязанностями из-за азартных игр.

Суд первой инстанции удовлетворил ходатайство этого человека, но был отменен Апелляционным судом, что побудило его передать дело в высший суд.

Однако в постановлении от сентября 2011 года SC встал на сторону CA и поддержал брак. Кроме того, верховный суд установил некоторые руководящие принципы толкования и применения статьи 36 Семейного кодекса и заявил, среди прочего, что:

— бремя доказывания, также доказывающее недействительность брака, принадлежит истцу;

— необходимо установить первопричину психологической недееспособности с медицинской или клинической точки зрения;

— должна быть доказана недееспособность на момент заключения брака;

— указанная нетрудоспособность должна быть неизлечима;

— такая недееспособность должна быть достаточно серьезной, чтобы лишить стороны возможности выполнять основные обязательства брака.

Но в своем последнем постановлении ВС признал, что эти руководящие принципы были слишком жесткими, добавив, что положение Семейного кодекса о психологической недееспособности вместо этого не должно применяться «так строго и слишком буквально».

«Вместо этого каждый суд должен подходить к вопросу о недействительности не на основе априорных предположений, пристрастий или обобщений, а в соответствии со своим собственным фактом, признавая истинность того, что ни одно дело не будет рассматриваться» на четвереньках «с следующее — в области психологической недееспособности как основания для признания брака недействительным; следовательно, каждый судья должен приложить все усилия для изучения фактических обстоятельств, а апелляционный суд должен, насколько это возможно, избегать подмены собственного суждения приговором суда. суд первой инстанции », — говорится в последнем постановлении ВС.

ВС даже указал, что, основываясь на обсуждениях членов Комиссии по пересмотру Семейного кодекса, которая разработала закон, они не пришли к единому мнению о значении психологической недееспособности и решили принять положение «с меньшей конкретностью, чем ожидалось. «Для того, чтобы закон« допускал некоторую устойчивость в его применении ».

СК выразил опасения, что строгое соблюдение правил психологической недееспособности позволит социопатам, шизофреникам, нарциссам, среди прочих, оставаться в браке.

СК пояснил, что, ослабляя правила, он «не разрушал основы семьи, но на самом деле защищает святость брака, потому что не позволяет человеку, страдающему психологическим расстройством, который не может подчиняться или предполагать основные брачные обязательства, связанные с тем, чтобы оставаться в этих священных узах ».

ВС признал, что суды могут быть наводнены ходатайствами о признании брака недействительным после его решения, но подчеркнул, что нет причин для беспокойства из-за достаточных гарантий, таких как вмешательство правительства

Хотя ВС сказал он осведомлен о возможном потоке ходатайств о признании брака недействительным из-за его последнего постановления, он сказал, что был бы более «встревожен ростом числа дел, связанных с супружеским насилием, жестоким обращением с детьми, домашним насилием и кровосмесительными изнасилованиями».» —NB, GMA News

Недостатки Семейного кодекса Филиппин (часть 1):

Психологическая недееспособность в сравнении с отсутствием должной осмотрительности как основанием для признания брака недействительным

Снова и снова я сталкивался с делами о браках, которые были признаны недействительными в филиппинском гражданском суде на основании психологической недееспособности одного или обоих супругов. Фактически, это, по-видимому, наиболее распространенное основание для таких заявлений о недействительности, вплоть до злоупотребления.Хотя такие злоупотребления были разоблачены Верховным судом, на самом деле они продолжают расти. Что могло быть причиной этого?

Несовершенство юридической структуры брака в гражданском праве Филиппин

В ряде статей в этой колонке на протяжении многих лет мы рассматривали юридическую структуру брака — в Законе Церкви — как основанную на трех столпах: (1) способность супругов вступать в брак, (2) супружеские отношения. согласие и (3) каноническая форма.В этой схеме различные факторы, которые могут помешать вступлению в брак (брак в fieri ), могут быть тщательно рассмотрены и, что еще более важно в юридическом мире, могут быть подвергнуты судебной проверке.

Например, в рамках этой схемы было бы относительно просто документально подтвердить дефект пропускной способности из-за наличия любого из так называемых препятствий (не менее 12 из них, чтобы быть уверенным). Точно так же легко доказывается отсутствие необходимой канонической формы (внешних формальных требований для заключения брака).

Напротив, положения Филиппинского Семейного кодекса о недействительных и недействительных браках (раздел I, глава 3 Семейного кодекса) не демонстрируют такой четкой юридической структуры, несмотря на вполне очевидное происхождение его норм из соответствующих канонов. Кодекса канонического права. Таким образом, в отсутствие юридических рамок положения гражданского права о признании брака недействительными производят впечатление юридического : процесс сводится к делу адвоката с целью расторжения брака.В недавнем более кратком процессе, в котором я участвовал, например, один из супругов выпалил во время дачи показаний, что утверждения другого супруга в гражданском процессе о признании их брака недействительным, что он был психологически недееспособным из-за гомосексуализма. было чистым изобретением; фактически их брак распался отчасти из-за его развратных отношений с женщинами. Столкнувшись с этим наблюдением его отчужденной жены, мужчина признал, что он только что нанял гражданского адвоката, который занимался делом, и только что подписал его.

Однако настоящее преимущество канонических законов о браке становится очевидным, когда дело касается согласия, то есть отсутствия действительного согласия как основания для признания брака недействительным. Фактически, учитывая великое понимание и высокую оценку человеческой личности — как духовного существа, обладающего интеллектом и волей, — что каноническая доктрина имеет, положения канонического права в отношении возникновения действительного супружеского согласия намного превосходят положения гражданского законодательства. и юриспруденция по этому поводу.

Психологическая неспособность vs. неспособность брать на себя основные обязательства супружества по причинам психического характера

Проблема с понятием психологической недееспособности как основанием для признания брака недействительным, закрепленного в статье 36 Семейного кодекса Филиппин, становится очевидной даже при беглом прочтении юридического текста:

«Статья 36. Брак, заключенный любой стороной, которая на момент празднования была психологически недееспособной для соблюдения основных брачных обязательств, также считается недействительным, даже если такая недееспособность становится очевидной только после его заключения.”( Семейный кодекс Филиппин , с поправками, внесенными Постановлением ЕС № 227.)

Напротив, соответствующее положение Кодекса канонического права, которое вдохновило разработчиков Семейного кодекса Филиппин в этом отношении, четко гласит:

«Кан. 1095, 3º: Они неспособны заключить брак, (те), кто не способен принимать на себя основные обязательства супружества по причинам психического характера».

Фактически, то, что находится под запретом, должно быть не просто существованием психологической аномалии, а скорее его связью с неспособностью выполнять основные супружеские обязательства. Такие важные супружеские обязанности, к чести Семейного кодекса, были типизированы в том же Семейном кодексе следующим образом:

«Статья 68. Муж и жена обязаны жить вместе, соблюдать взаимную любовь, уважение и верность, оказывать взаимную помощь и поддержку ».

На практике проблема состоит в том, что в большинстве случаев признания брака недействительным в филиппинских гражданских судах такая неспособность принять на себя основные обязательства брака на самом деле не доказывается вне разумных сомнений, а скорее предполагает , когда доказана психологическая аномалия.Другими словами, причина перешла от неспособности взять на себя основные супружеские обязательства к психологической аномалии, которую удобно обозначить психологической неспособностью . Это не место для демонстрации этого наблюдения, но это может быть хорошей темой для дипломной работы по каноническому праву (если не просто для серьезного случая журналистских расследований), чтобы рассмотреть некоторые недавние заявления о недействительности брака в гражданском суде, чтобы продемонстрировать это. точка.

Серьезное отсутствие дискреционных полномочий в отношении основных супружеских прав и обязанностей

На мой взгляд, причина того, почему филиппинские гражданские суды склонны злоупотреблять понятием психологической недееспособности, заключается в отсутствии в Семейном кодексе Филиппин другого основания для признания его недействительным, которое его создатели не смогли заимствовать из канонического права. Это понятие серьезного отсутствия должной осмотрительности (в общих чертах обозначаемое как LDD ), закрепленное в c.1095, 2º Кодекса канонического права:

“Can.1095, 2º. Они неспособны к заключению брака (те), кто страдает от серьезного отсутствия свободы суждения относительно основных супружеских прав и обязанностей, которые должны быть взаимно переданы и приняты ».

Фактически, генезис брачного согласия был предметом канонической доктрины и юриспруденции на протяжении многих веков, и особенно в последние десятилетия (с момента обнародования Кодекса 1983 года), принесших настоящие жемчужины ротальной юриспруденции.Как мы уже неоднократно отмечали в этой колонке, супружеское согласие — самый важный из трех столпов, на которых стоит юридическая структура брака, — это человеческий акт, требующий вмешательства как интеллекта, так и воли. Помимо очевидных оснований насилия (внутреннего или внешнего), которое искажает действие воли, и невежества или ошибки (особенно из-за мошенничества), которые искажают акт интеллекта, каноническое право придает большое значение . усмотрение решения как необходимый элемент для действительности брачного согласия.Сейчас не время углубляться в это понятие, но в общих чертах мы можем понимать рассудительность как то качество интеллекта, которое позволяет человеку знать, что означает брак и что представляет собой конкретный брак с конкретным человеком, о котором идет речь, и теперь означает вместе с его последствиями.

Определенно такое усмотрение суждения можно концептуально принять как акт интеллекта (поскольку суждение — это акт интеллекта), но оно не может быть отделено от влияния воли и страстей, поскольку в конечном счете тот, кто Согласие — это личность, использующая свой интеллект и волю.

Психологическая недееспособность в сравнении с серьезным отсутствием осмотрительности

Проблема с использованием так называемой психологической неспособности , или, точнее говоря, канонической неспособности предполагать из-за причин психической природы в качестве основания для ничтожности, является ее радикальной природой: по сути, то, что утверждается внутренняя недееспособность со стороны партии. Такая недееспособность носит, по крайней мере, полупостоянный характер, что, следовательно, влияет на человека также в отношении любого будущего брака.Таким образом, приговор о недействительности на этом основании церковным трибуналом обычно включает в себя положение ( caveat ) о том, что стороне, страдающей такой недееспособностью, запрещается заключать какой-либо канонический брак в будущем, если только он не докажет удовлетворение компетентного органа в том, что он / она преодолел любую психическую причину, которая вызвала такую ​​недееспособность. В самом деле, кажется аномальным, что, хотя гражданские суды столь либеральны в признании брака недействительным на этом основании, большинство вовлеченных людей переходят к другому браку — действительно, это и было изначально причиной получения декларации — после того, как предыдущий брак был был объявлен недействительным.

Напротив, серьезное отсутствие дискреционных полномочий зависит от происхождения конкретного согласия, даже если оно могло быть вызвано психологическими факторами. Фактически, при использовании пункта 2 статьи 1095 в качестве основания для признания недействительным доказывается моментальное (или, по крайней мере, временное) условие серьезного отсутствия дискреционных полномочий при принятии согласия на брак, а не неспособность принять существенные супружеские права и обязанности. Это дает более широкий диапазон возможностей, помимо чисто психических причин, которые сделали бы человека неспособным принять на себя основные права и обязанности в браке.К сожалению, как указывалось ранее, это основание отсутствует в Семейном кодексе Филиппин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>